vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 201 страница 220 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

201

Выход есть, но я не знаю, где мне выйти,
Туман... лишь бы в нём не остался я.

Устала.
Бороться за жизнь, хватаясь бледными пальцами за силу воли, заставляя себя вновь открывать глаза. Стоит ли это того? Каждый раз входить в одну и ту же реку, погружаясь в омут ошибок с головой. Как хочется просто уснуть и спать долгим сном, пока тело не сотрет с себя всю глубокую усталость. Я понимала, что пробуждаюсь, но мне не хотелось просыпаться. Лежа с закрытыми глазами, я чувствовала каждый участок кожи, что болел от бесчисленных ссадин. Даже не пытаясь двигаться, я просто дышала, сосредотачивая внимание на воздухе, что попадал в легкие и выходил из него. Как спокойно. Агония накрывала меня теплым одеялом, вызывая на глаза легкие слезы. Я не могла поверить, что снова лежу здесь, борясь за жизнь, которая могла снова уйти во время аварии. Какая странная закономерность, не находите? За пару лет - это третий раз, когда смерть брала меня за руку, а потом снова выпускала из своей хватки. Игра ли это? Я не знала и не хотела даже думать об этом сейчас.
Стараюсь проморгаться и открыть глаза, понимая, что такой простой жест дается мне с трудом. Что произошло? Как я очутилась на мягкой кровати, пропитанной стерильным запахом больницы? Немного шевелю пальцами, приводя в чувство тело, которое успело расслабиться за все это время. Мне ужасно хотелось спать, чтобы погрузиться в мир, где не существует боли. Где я буду счастливо здорова, посвящая время тем вещам, которые приносят мне удовольствие. Как мало я хочу, но почему не могу получить эту незначительную просьбу? Стараюсь сфокусировать взгляд перед собой, понимая, что тонкая пелена застилает мне глаза, портя зрение. Снова моргаю, щурясь при ярком свете, что бил из окна слишком резко. Значит, сейчас день и это хорошо, потому что авария осталась далеко позади. Вновь отступило в прошлое, оставаясь воспоминанием, которое всего лишь прониклось рубцом на сердце. Но где же Уиллоу? Поворачиваю голову на бок, продолжая щуриться и всматриваться в незнакомую обстановку вокруг. Мой взгляд останавливается на смутно знакомом лице и я расслабляюсь, узнав в родных очертаниях образ Уилли. Но он больше не такой как прежде. Не та девушка, которую я знала всю свою жизнь, помня любые ее изменения во внешности. Эта незнакомка слишком измученна и испорчена аварией, подключенная к капельницам, что позволяли ее жизни держаться в этом мире. Мой взгляд скольиз по ее рукам, где остались слабые порезы и синяка, а так же бинты, что скрывали раны куда похуже. Наверное, так же выгляжу и я? Сломанная, пустая, безразлично смотрящая на все вокруг под действием морфина, что блуждал в голове.
- Слава Богу! - слышу я, но продолжаю молчать, чувствуя, как горло саднит от несказанных слов. Что я могла произнести? Что мне жаль? Что все будет хорошо? Что я в порядке? Но ведь я солгу и подруга знает об этом так же отчетливо, как и я. Прикрываю глаза, стараясь успокоить сердце, что нагнало скорость, когда я поняла - авария обошлась. Мы не погибли и мы продолжаем жить, оставляя это горькое воспоминание глубоко в себе, - Прости, что заставила тебя пережить это снова.. Мне нет оправдания. - я открываю глаза, понимая, что должна сейчас что-то сказать, но не хватает сил даже на самые простые слова. Я не винила Уиллоу и глупо ей что-то доказывать, если для себя она уже все решила. Это ведь Сандерс, я знаю ее много лет, надеясь, что буду продолжать знать еще больше, - И не смей говорить, что я ни в чём не виновата. Я говорю это не для того, чтобы услышать утешение.. - я медленно моргаю, не отводя взгляда от подруги, силясь что-то произнести в ответ, но не могу. Шея ужасно болела и я хотела уже отвернуться от Уиллоу, но заставляла себя лежать на месте. Мои глаза в ужасе расширились, когда я заметила, как подруга старается подняться с больничной койки. Я открыла рот, чтобы остановить Уилли, но из груди вырвался лишь странный каркающий звук. Пытаюсь прокашляться, но сильные позывы режут горло, заставляя меня остановиться. Обессиленно наблюдая, как подруга медленно движется ко мне, падая на пол, я просто прикрываю глаза, не понимая, что могу сейчас сделать. Я не двигалась, потому что тело просто не реагировало на импульсы головного мозга. Я лежала как сломанная кукла, потерявшая своего хозяина. Странное сравнение, но почему-то сейчас именно оно казалось мне таким правильным.
- Прости, - я вижу, как подруга тянется ко мне и я бы отдала все свои силы на то, чтобы стать на сантиметр ближе. Но понимаю, что глупо требовать от себя такого подвига, который казался титаническим. Вместо этого прикрываю глаза, фокусируя внимание на своем голосе. Медленно, осторожно прочищаю горло, чтобы не создать еще больше дополнительной боли. Стараюсь дышать тихо и равномерно, выравнивая собственное сердцебиение.
- Про...щаю, - хрипло выдыхаю я, делая заметную паузу. Открываю глаза, наблюдая за любимым кофейным омутом, смотрящим на меня с такой глубокой, вековой преданностью. Это ошибка была нашей и если уж и просить прощение, то и мне тоже. Но я не могу заставить голос снов проснуться, потому что сил больше не осталось. Замечаю, что Уиллоу больше не смотрит на меня, поэтому перевожу взгляд на дверь, которая стала объектом ее пристального внимания. Джесси. Я слабо улыбаюсь, чувствуя, как острые слезы пощипывают глаза, но я заставляю себя успокоиться. Сейчас я вообще не располагала своей внешностью, так что представляю, как буду выглядеть с заплаканным, красным лицом. Замечаю, как Уилл поднимается на ноги, бредя обратно к кровати и ложась на нее, зарываясь носом в подушку. Я прикрыла глаза, прекрасно понимая, почему она это делает, но я не могла ее утешить сейчас. Я просто хотела спать, чтобы быть далекой от этой боли, которая разрывала душу на части, разбрасывая куски по сторонам.
Люди, вы не выходите, пропустите.
Может быть, там будет моя станция?

+1

202

Друзья не обязаны быть совершенством, достаточно того, что в трудный час они рядом
твой взгляд бы до сих пор направлен на стрелку часов, которые весели на противоположной стене. Это тиканье тебя начинало доставать. Хотелось взять что-то и кинуть в них, чтобы они перестали тикать. Но все равно, они как-будто тебя гипнотизировали. Тик-так-тик-так... Время проходит. А ты продолжаешь сидеть в коридоре, слегка наклонившись вперед, держа руки сжатые в замок и смотря на это чертовое время. Сколько ты так сидел, ты сам не понимаешь! Минуту? Две? Час? Тебя отправляли домой, но ты даже не шевельнулся... Ты потерялся во времени... Может уже прошел и день, но ты этого не заметил... Ты был всего-лишь погружен в свои мысли, смотря, как движется стрелки. И все эти мелькания перед глазами, имена, шубуршание.... Ничего тебя не могло отвлечь, от твоего "заняти"... Ты был в каком-то трансе... Довольно глупоком... Или же ты просто не хотел, чтобы тебя трогали... Не хотел никого слышать... Никого кроме нее... Ты хотел слышать только ее голос. Но тебя стали посещать и другие мысли, которые закрадывались в твою голову. Откуда они взялись? Страх.... Определенно... Опи "питались" твоим страхом, которым бурлил внутри тебя. Сколько дверей не закрывай, страх все равно найдет лазейку. Он оседает в твоей душе тревогой. Ты многого боишься: опасности, неординарности, неизвесности, но самый сильный наш страх, это то, что мы боимся потерять близкого тебе человека. И в это время, жизнь окраживается в черный цвет. И твое сердце словно разбивается на мелкие кусочки. Но, главное - не сдаваться! Безвыходных положений не бывает, особенно если ты можешь это сделать... Но в скором времени, ты прикрываешь глаза и мотаешь слегка головой, чтобы убрать все эти мысли со своей головы. Все будет хорошо и ты это прекрасно знаешь. Черт возьми, ты просто себя успокаиваешь, да и только. Выпрямившись, ты облокачиваешься на спинку кресла, проводя ладонями по лицу и сцепливаешь руки у себя за шеей. Ожидание. Боже, как оно выводит тебя из себя. Это самое худшее, что могли придумать. И вот, ты поднимаешь взгляд, когда перед тобой появился доктор, и ты, сразу же поднимаешься с кресла, распрашивая обо всем. Но доктор, только хлопает тебя по плечу и слегка улыбается, кивая головой. И в этот момент, словно камень с плеч упал. Ты проводил его взглядом и подойдя к палате, в которой находились девушки. Но ты, резко останавливаешься и смотришь на них через окно. Почему-то, ты не решался пройти в палату. Наверное из-за того, что наблюдал за тем, как одна из них, а точней Уиллоу, поднялась с кровати. Ты опустив голову, слегка улыбнулся. Она готова пойти на все ради Бриони... Вот, наверное, что значит дружба. Но в скором времени ты поднял взгляд и сразу же заметил, что Сандерс смотрит на тебя и она направилась в сторону своей кровати. Сделав несколько шагов, ты приоткрыл дверь и сразу же смотришь на Озборн, когда "поймал" ее взгляд. Слегка улыбнувшись, ты все же прошел в палату и прикрыл за собой дверь. Ты не спеша стал проходить в глубь палаты. Что говорить? О чем спрашивать? Странно, но все твои мысли быстро растерялись. Разбрелись по своим уголкам. А ведь до этого, ты отлично язвил и говорил им что-то. Но сейчас, не та ситуация.... Спрашивать, как чувствуют себя? Это будет самый глупый вопрос, который ты задашь. - Привет,-произносишь ты, ведь ничего гениального тебе не пришло в голову. Да и вообще, у тебя в голове ничего толком нет. Да и как можно сейчас о чем-то думать, если у тебя пересохло в горле, пульс превышает норму, руки слегка дрожат, а сердце вот-вот выскочит наружу. Глубокий вдох и выдох. Ты сначала подходишь к кровати Уиллоу и взяв ее руку, обратно ставишь капельницу. - Говорят, что лучше пока не вытаскивать и не шевелиться... Боль будет усиливаться и лишнее движение будет вредить,- произносишь ты на одном дыхании, а после медленно опускаешь руку девушки, потому что, ты не знаешь какова будет у нее реакция на твои слова. Но ты прекрасно знаешь, как она к тебе относится... После, повернувшись к Бриони, ты поджимаешь губы, когда смотришь на нее. Ты не снаешь, что ей сказать, но точно знаешь, что можешь, а точней, что хочешь сделать... Подойдя к ее кровати, ты склоняешься к Бри и аккуратно касаешься ее губ в легком поцелуе, при этом беря ее ладонь в свою. Отстранившись, ты смотришь на девушку, с каким-то немым вопросом в глазах. Что за вопрос, ты даже сам не знаешь. Да и по сути, какие вопросы должны существовать у тебя по отношению к Бриони, к Уиллоу? У тебя, недолжно их быть. И их даже нет. Просто, возможно, этот вопрос еще остался с того момента, когда заметил еще в клубе, когда девушки были в машине. Но все же, этот вопрос, ты оставляешь при себя. Ты просто молчишь, смотря на Они, перебирая в своей ладони ее пальчики. Но после, ты произносишь полушепотом, - Я же сказал, что всегда буду рядом,- сказав это, ты после выпрямился и садишься рядом с Озборн. Твой взгляд всегда метался от одной девушке к другой. Все хорошо

+2

203

Сигаретным дымом, абстракцией, рисовать пейзажи, Венеции.

Ага, щазззс. Если бы. Кто вообще придумал это выражение? Покажите мне того человека, который придумал эту фразу,да и пусть он ее объяснит. Пейзажи Венеции не может нарисовать даже самый талантливый художник, потому что передать красоту всей этой атмосферы просто нереально, а тут сигаретным дымом, ну да. Весело. Обхохочешься.
Пока Роуз стоял в коридоре и курил, чего в принципе никогда не делал, он успел глубоко-глубоко погрузиться в свои мысли, но, из этих мыслей его вытащила женщина, которая летела прямо таки на него, то ли она летела на него, то ли споткнулась об него, ну суть была в том, что, кажется, беременная женщина, или девушка, но скорее женщина вот-вот бы свалилась и упала, но слава Боже, этого не случилось, Роуз тут же выкинул сигарету, дабы хотя бы подставить руку и удержать. Получилось, да. Ставьте памятник при жизни, все в порядке. Но когда девушка подняла голову, улыбка Роуза оказалась где-то в районе ушей, так он был рад видеть этого человечка, еще и в таком интересном положении.
- Госпожа Донато, - Роуз улыбнулся, и чуть склонил голову, - мое почтение, - пока они друг друга приобнимали, Роуз корчился от того, что это ему делать сейчас реально больно, но боль он перетерпел. Слишком был рад видеть свою давнюю знакомую.
- Как у тебя дела? - взгляд тут же падает на ее округлившийся животик, и Роуз улыбается, женщина само по себе прекрасное создание, но когда в этом создании растет еще одно создание, для Роуза такие женщины становятся святыми, честное слово, поэтому осторожно дотронувшись до живот Анны, Дэниел улыбнувшись посмотрел на нее, далее от женщины последовал вопрос, но зачем ему травмировать психику беременной женщины.
- Ну, зачем тебе это? Это последствия автокатастрофы,  что там и как, я сам не хочу вдаваться в подробности, а тем более окунать тебя в них.
Роуз вновь улыбнулся, сейчас ему это давалось проще, как и тогда, с Эммой и Моникой, наверное, потому что эта улыбка была искренней.
- Расскажи мне, как скоро на свет появятся маленькие Донатики? - Дэниел вопросительно посмотрел на Анну, ожидая от нее ответа и переводя тему с себя на нее, потому что ее состояние было вполне себе очень интересным для него, намного интереснее чем то, что творилось с ним сейчас. Ведь, ребенок это шаг, огромный шаг и понимание того, что жизнь теперь потечет другим чередом и может даже, польется в другое русло, а значит Анна и Виторе были готовы на этот шаг, а что может быть лучше, чем дети? Что может быть серьезнее чем дети? Да ничего, серьезно, на самом деле. Ведь любовь, это когда хотят детей, по-другому никак, все остальное это ерунда

+1

204

Старый добрый Дэниель Роуз, добрый друг семьи Донато - познакомились Анна и Дэн давным-давно, когда компания Роуза рекламировала салон Анны, и с тех пор поддерживали нежные отношения.
Анна обняла Дэни, даже не подумав о том, что он сюда не бабушку навестить пришел - если в госпитале, значит, болеет. Ну беременные, они такие - сначала сделают, потом думают.
- Дэн, ты не мог бы...? - закусив губу, начала Донато, и указала на дверь своей палаты - стоять было не очень легко, ребро болело, как черт знает что, и вообще, если Анна срочно не ляжет - она снова захочет писать. Тем более, в палате есть круассаны для Дэниеля и мыло для самой Анны. Впрочем, кушать земляничные подарки Джона, она не рисковала на людях - они странно на нее косились.
Поэтому Анна деловито подхватила Дэна под руку, стараясь, впрочем, не делать резких движений, и двинулась в палату.
Захлопнула за собой дверь, повернула ключ в замке - в последнее время медсестры просто достали ее своими постоянными вопросами о самочувствии. Нет, оно дело понятное - а за что им Витя заплатил-то, но когда медсестра приходит со словами: "Анна, проснитесь, Вам надо принять снотворное!", это немножко подбешивает.
- Расскажи мне, как скоро на свет появятся маленькие Донатики?
Анна, сопя, устроилась на кровати, укуталась в одеяло, предложила Дэну кресло, и когда он уселся, сказала:
- Середина ноября где-то. Скорее всего, в Ниццу поеду рожать. Боюсь до ужаса, скажи, Джен тоже так боялась, когда была беременна Стеллой и Эммой?
Анна знала все семейство Роуз, более того, она трепетно его обожала. Девочки у Дэна и Джен были чудесными, да и сами родители - прекрасные люди - верные, искренние. Вот отец семейства Роуз, к примеру, был искренне рад ее видеть!
- Я уже тут устала, ужас, - пожаловалась Анна, - Надеюсь, скоро выпишусь, или просто сбегу домой. Скучно, кабельное телевидение уже достало, одни сериалы. А ты здесь давно? Теперь мы с тобой будем веселиться вместе!
Она хихикнула, прижав краешек одеяла ко рту. Ночной пати-хард, то, что нужно!

+1

205

Да уж, стоять в коридоре было действительно жуть как неудобно, Роузу да, но он еще забыл, что прекрасное состояние Анны тоже дает о себе знать, ведь девушка беременна, а значит для нее должны быть предоставлены все удобства. Развернувшись вместе с Анной, Роуз взял костыли и, так сказать, покостылял с Анной в палату к ней же. Отставив костыли около кресла, он чуть ли не с разбегу плюхнулся на него, со сломанной ногой было жутко неудобно совершать какие-либо действия, особенно ложиться или же садиться, реально, нереально неудобно. Но не об этом, итак устроившись в кресле как можно удобнее, Роуз поправил повязку на голове, которая уже его катастрофически достала, но, раз она на голове, значит ее зачем-то нужно носить, наверное, Моника вдалась в подробности того, что происходит с его бошкой, сам же он не хотел.
- Уже совсем скоро! - такая детская радость, и вновь покалывание где-то в районе ребер, Роуз осторожно хватается за то место, где заболело, тяжело выдыхает и вновь смотря на Анну, подмигивает ей, как бы говоря, что все в порядке, и продолжает:
- Ты знаешь, Джен порой выдавала такое, что сейчас вспоминать смешно, а тогда мне хотелось, чтобы этот ребенок поскорее родился, потому что, в первую беременность она ела фрукты, при чем могла вскочить посреди ночи и попросить меня купить ей ананасов, то обычных, то в баночке, то ананасовый сок, - Роуз усмехнулся, посмотрев на Донато, улыбнулся и продолжил, - в общем, когда это ананасовое нашествие закончилось, то Дженни сразу же надо было отвозить в роддом, а там уже не до боязни, все происходит как-то быстро, по крайней мере, так мне показалось, и знаешь, - сделав паузу, дабы понимая, что что-то он разболтался, просто не останавливаясь, а значит дело шло к поправке, но это не смутило его ничуть и Роуз продолжил, - наверное, мне было мало этих ананасов, блин, или я по ним скучал жутко, но когда Джен была беременна Эммой, я молился, чтобы у нас не родился дьяволёнок, потому что ее: Дэни, как можно так громко дышать? вогнало меня в ступор, честно, - Роуз улыбнулся, вспоминая эту историю, действительно, нервишки тогда у Джен шалили, но все это прекратилось, хотя и тогда он уже был готов ко всему, лишь бы ей было хорошо.
- Но ты не бойся, все не так страшно, как некоторые рассказывают, правда, первые секунды, когда берешь на руки детей, они нереальны, это ни с чем не сравнится, вы придумали имена, и кстати, как дела у твоего благоверного? - добрая улыбка, ведь отношения с обоими членами семьи Донато были хорошими, и замечательными.
У Роуза было еще куча вопросов и он их обязательно задаст, но сейчас нужно было вернуться в палату, мало ли, кто мог прийти, могла вернуться Эмма, или Моника и если бы они не нашли в палате Дэниеля, вся больница стояла бы на ушах.
- Дорогая, я тебя покину, но на полчаса, не больше, и может быть, нас вернется к тебе двое, а может и трое, ну, это как повезет, - Роуз подмигнул Анне и чмокнув ее в голову, взял костыли и вновь укостылял к себе в палату, где присел на кровать, поставив костыли рядом, а сам рассматривал свой гипс, когда это занятие ему надоело, он принялся щупать свою окровавленную голову, но потом и это надоело и взяв костыли, он подошел к окошку, наблюдая как там за окном, протекает совсем другая жизнь. Эх, угораздило же.

+2

206

Начало

- Пусти меня, чурбан неотесанный! – восклицала Сидней, пока мужчина скальной комплекции и странной национальности тащил ее за руку обратно к выходу из коридора, - да она меня сама пригласила! Видишь? – она помахала перед верзилой пакетом, в котором отозвались пончики, прибывшие прямиком из лучшей кондитерской Сакраменто.
Вырываясь, огрызаясь и кусаясь, Сидней ухитрилась ловко пнуть верзилу каблуком в колено, от чего ее внезапно отпустили и девушка, издав победоносный клич – индейцы ею бы гордились! – со всей прыти помчалась в сторону нужной палаты. ВИП-палаты. Подумайте только, какой пафос. А вот если бы она не знала, кто такая Анна Донато и чем она занимается, вот что думать посредственной барышне о подобном месторасположении?
- Ань! Ааааааань! – крича, залетела Торнтон в палату, размахивая пакетом, а сзади был слышен топот увесистых ног. Беда настигает ее, но род Торнтон не сдается так просто! Американка разворачивается и лицом встречает появляющуюся в проходе опасность, лицо полно решимости, сосредоточенно – дооооо – рука резво опускается в пакет, достает оттуда упакованное в красивую обертку мыло, и ловко метает его в верзилу. Прямо по лбу! Это успех!
- Выкуси, челядь! – вопит победно Сидней, а вслед за мылом летит один пончик, в качестве подтверждения и закрепления статуса победителя.
Но верзила очухался от наглости гостьи и вот – уже приближается к ней, подходит всё ближе и ближе, а Сид лихорадочно вспоминает, а надела ли она бельишко, а то как-то перед Аней будет неудобно…

+1

207

Самым страшным в жизни семейного человека, который действительно счастлив в этом состоянии, - это поднять телефонную трубку и услышать монотонно - гнусавый голос офицера, который с поддельными нотками сочувствия вдруг произнесет, что один из твоих близких попал в аварию и тебе нужно срочно приехать на опознание, причем особый упор в этой фразе будет сделан на слово "срочно", а не на слово "опознание". От этих мыслей темнело в глазах, по спине бежала дрожь и невольно хотелось задуматься о высоком и прекрасном. Но временами настает такой период, когда черных полос куда больше, чем белых - все будто бы валиться из рук, каждая улыбка кажется лицемерной, новый знакомый подозрительным, шутка не смешной, а комментарий неуместным. Вот и сегодня день не заладился с самого утра - будильник прозвенел позже, кофе был еле теплым, официантка в кафе осмелилась нахамить, да еще и машина заглохла, но все это не шло ни в какое сравнение со злосчастным выпуском новостей, случайно попавшимся на глаза за ланчем. Авария. И номер машины мужа, который случайно попался на глаза. Сердце бешено забилось, а телефон предательски не отвечал, в голову полезли самые страшные мысли, бороться с которыми плохо получалось. Она не могла потерять его вот так, нелепо, глупо и случайно. Несколько часов в воздухе по дороге из Филадельфии тянулись мучительно долго, но было время подумать, вытирая слезы и ощущая безумную тоску. Спасала надежда - что за рулем был не он, что просто показалось, а телефону села батарейка и нет времени зарядить. Какой же бред мы иногда хотим выдать за действительность, лишь бы не принимать то, что судьба уготовила. Путь из аэропорта до больницы прошел в телефонных переговорах - честь и хвала современным секретарям - референтам, квалификация позволяла добыть самую нужную информацию в кратчайшие сроки. Спустя 10 минут, такси уже двигалось в направлении госпиталя Св. Патрика. С детства недолюбливая больницы с их специфическим запахом и атмосферой, Роуз предпочитала бывать здесь крайне редко, когда обстоятельства не оставляют выбора - два раза это были роды.
Оказавшись у дверей госпиталя, женщина решительно открыла и подошла к стойке ресепшн. Белые халаты, больничные запах, сосредоточенные лица пробегающих мимо докторов навевали тоскливые размышления, но все же собравшись с мыслями, женщина произнесла:
- Меня зовут Дженнифер Роуз. Мой муж где - то здесь. Дэниел Роуз.
Быстро набрав нужное имя в системе, медсестра произнесла номер нужной палаты и не теряя времени Джен поднялась наверх. Узкий коридор не оставлял возможности заблудиться и заметив нужную дверь по левую руку от себя, женщина немножко толкнула ее и оказалась в белоснежной комнате. Вид у мужа был не самый лучший и первое, что хотелось сделать это громко выругаться, но настоящие леди себе такого не позволяют в общественных местах, поэтому Роуз решила отложить это на потом.
- Слава Богу, ты живой. - выдавила из себя Дженнифер и прошла вглубь комнаты, осторожно присев на кровати.

+1

208

Мысли мысли мысли. Они менялись одна за другой, заполняли голову Роуза настолько быстро, что он не поспевал за ними,обычно он всегда их контролировал и держал как-то, но сейчас они просто выбрасывались со страшной силой принося очередную новую информацию мозгу. Сначала думал, что было бы если б он разбился и погиб. Затем думал, о том, чтобы малышка Эмми совсем не расклеилась, ведь наступил какой-то странный период в ее жизни, но она приняла решение и оно единственное было верным. Затем Роуз подумал о том, что давненько не видел Чендлера, этому засранцу надо бы позвонить, а том совсем обалдел. Затем Роуз задумался о жене, которая сейчас за сотни километров от него, и на этой мысли он остановился. Сейчас ему очень ее не хватало, ее рук, ее губ, ее улыбки, ее слов о том, что он больше никогда не сядет за руль. И что вы думаете, стоило ему только об этом подумать, как она тут как тут появилась в палате. Стоило Роузу только обернуться, он тут же столкнулся взглядом с любимой. Свет ее глаз, кажется, озарил его мир, который до этого был таким тусклым, что выть хотелось. А если представить то, как она волновалась за него, то хочется еще и руки-ноги себе повыдергивать за то, что был так неосторожен.
Взяв костыли, которые вместе с ним стояли у окошка, он повернулся на 180 градусов и проковылял по палате до своей кровати, затем подвинул стул и сел напротив Дженнифер.
Он аккуратно поставил костыли рядом с кроватью, куда присела Дженнифер, и посмотрев в ее глаза, он просто не мог не улыбнуться. У нее были какие-то особенные глаза, такие светлые, но сейчас с нотками грусти, почему - можно было даже и не спрашивать.
Тыльной стороной ладони, Дэниел провел по ее щеке, рука остановилась на подбородке у жены, и чуть приподняв ее лицо, он убрал руку от подбородка, взяв за руку Дженнифер.
- Слава Богу, ты пришла, - Роуз улыбнулся ей, поцеловав ее ладошку и отпустив руку, начинать разговор о  том, что произошло неделями ранее Дэниелю не хотелось, хотя он знал, что этого не избежать, но ведь он не видел ее около месяца, наверное, даже больше, говорить хотелось обо всем, лишь чувствовать ее, лишь бы слышать ее голос.
- Я очень торопился домой, выезжал с заправки, не посмотрел по сторонам, фура не успела затормозить, - он в двух словах, осторожно рассказал ей что произошло, - у меня какая-то там травма головы, перелом ноги, ребер, ушибы и ссадины, - в свои болячки он не вдавался никогда и Дженнифер прекрасно об этом знает, ведь больницы он ненавидит больше всего на свете, и врачей особенно.
- Но как только ты зашла, я почувствовал, что мне стало легче, - и действительно, ведь она, именно она может его лечить без всяких там лекарств, одним лишь присутствием, он вновь взял в свои руки ее, и вновь посмотрел ей в глаза, улыбнувшись.
- Я до безумия по тебе соскучился. - совершенно серьезно сказал Роуз, он знал, что Дженнифер будет ругаться, пусть ругается, пусть бьет его, лишь бы только была здесь, рядом с ним,  у них сейчас есть столько тем, о которых они могут поговорить, которые им надо обсудить.

0

209

- Пусти меня, чурбан неотесанный!
Анна удивленно покосилась на дверь, а потом рассмеялась. Сидней пришла.
СиДжей Торнтон была протеже Анны - Донато общалась с мамочкой Торнтон, а та не теряла надежды превратить свою дочь из милого, но неотесанного чурбанчика в не менее милую леди. И кто тут у нас лучший пример для подражания? Конечно, Анна. Ну это мама СиДж так думала, она ведь не знала, как лихо Анна скачет по крышам, как мило стреляет в полицейских, в общем, старая подруга не знает, кем является Анна Батьковна Донато на самом деле.
- Чейз! - крикнула Анна, но Чейз, само собой, ее не услышал. он был занят погоней за Торнтон, и Анна с досадой подумала: "А что, если бы я умирала?".
- ЧЕЕЕЕЕЙЗ!
-АААААААНЬ! – отвечает ей Сидней, вбегая в палату. Анна уже задыхается от смеха, потому что СиДж выглядит забавно, а обескураженный Чейз - и того смешнее. Но тут Торнтон совершает ошибку. она достает мыло и бросает его прямо в лоб парню. Оно, мыло то бишь, попадает ему прямо в лоб и падает на пол, а Сейз смотрит на Сидней со злобой.
- Порядок, Чейз, - говорит хмуро Анна, - Ее еще стоит поучить манерам. Извини.
Парень кивает и выходит, а Анна переводит свой суровый взгляд на Сидней и начинает поучать:
- Во-первых, бегать по больнице -  нехорошо. Ты могла сбить кого-то в коридоре. Во-вторых, называть людей "челядь" некрасиво. Особенно людей, у которых есть пистолет. И в-третьих - ты куда дела мое мыло?!
Последняя фраза была сказала с возмущением: какое кощунство - разбазаривать мыло! Мало от нее прячут его все медсестры? Если Анна хочет устраивать несанкционированные пенные вечеринки ртом - она будет это делать! И плевать, что Витя настоятельно просил мыло не жевать. Кто тут у нас беременный? Ну вот мне знать лучше!
- Садись и вещай, дщерь моя, - говорит Анна, кивает на кресло и разворачивает протянутый брусочек мыла - оно благоухает, как ароматы Аравии (оценили, да? Я читала Макбет!) - и тионько облизывает уголок. Жмурится от восторга.

+1

210

Центральный банк Сакраменто->*Палата Аарона Хонеккера*

Аарон лежал на кровати. Сознание потихоньку начало возвращаться к нему, но его неотступно преследовали какое-то видение. Все было, как в военном фильме. Где-то в Средиземном море бомбили судно с беженцами. Громадный, толстый мужчина пробовал уплыть, но его преследовал вертолет. Он по-дельфиньи бултыхался в воде, затем его показали с вертолета через прицел. Еще немного и он весь продырявлен. Море вокруг него окрасилось в розовый цвет и он сразу стал тонуть, словно через дыры набрал воды. Когда он ушел на дно, вертолет стал виться над шлюпкой полной детей. Там, на носу сидела женщина средних лет, похожая на еврейку, а на руках у нее был мальчик лет трех. Он кричал от страха и прятал голову у нее на груди, как будто хотел в нее ввинтиться. А она его успокаивала и прикрывала руками, хотя было видно, как она  сама посинела от страха. Тем не менее она все время старалась закрыть его руками получше, как будто могла заслонить от пуль. Потом вертолет сбросил на них бомбу по виду весом килограмм, этак, в 20. Прогремел ужасный взрыв и шлюпка разлетелась в щепки. Далее - запоминающийся кадр, где детская рука летит вверх, прямо в небо. Наверное, ее снимали из стеклянного носа вертолета. От того, что ему привиделось, Аарон издал истошный крик:
-Это все! Все! Они погибли!

Отредактировано Aaron Honecker (2012-09-05 14:57:42)

+1

211

Пост для Marlena Hargrove

- Начало игры -

настроение: в предвкушении, слегка на нервах.
внешний вид: футболка в пыли и крови, на щеке ссадина. (на самом деле не все так плохо. Просто вывих)

- Линк! Линк! Слушай, это тупо. Чувак, ты слышишь меня? - Дино то и дело пытался воззвать к разуму Эл-Джея, но все было тщетно. Он уверенным шагом, немного ссутулившись, шел к своей машине. Хорошая машина..была. Или будет? В общем, сожалеть о железном коне он не собирался. Все равно починит, или ну ее, на свалку!
- Эл-Джей! Брат, слушай, это реально глупо. Из-за бабы? Да еще и на  девять лет тебя старше, прекрати, Линк! , - Дино дернул парня за руку и тот, покачнувшись от неожиданного маневра друга, остановился. Он был бледен, но по глазам можно было понять,насколько парнень возбужден. Его привлекала сама идея опрометчивых поступков. Он предвкушал вкус крови и боли во всем теле, но важнее было то, что в конце-концов, он увидит ее. Марлену. Она уже отшила его раз. А все почему? На самом деле Эл-Джей так и не понял что послужило причиной ее решения расстаться, хотя у них еще даже не сложилось каких-либо отношений.
- Я уже все решил, Дино, и ты либо со мной, либо пошел ко всем чертям! - вообще это было не в его манере, отшивать таких образом друзей, особенно Дино, но что делать? Развернувшись, Линк сел в машину, и тут же завел мотор. Дино слышно матерился возле авто, ссылаясь на его безответственность, и постоянно повторяя "что ты в ней нашел?". В прошлый раз, когда Дино спрашивал тоже самое, он неаккуратно добавил "в этой старой кошелке", после чего пришлось устроить внеплановый поход к дантисту. Мотор урчал тихо и приятно. Линк ни на минуту не задумался о правильности своего решения. Нажав педаль газа до упора, он вырулил на автостраду, и помчался в сторону тех улиц, где сегодня будет гонка. Уже через семь минут он остановился перед чертой "старта", и вышел из салона.
- Здаров, Линч! - похлопал его по спине Майкл, букмекер. - Решил вернуться на тропу разрушений после перелома? Ну ты чувак, даешь! - Майкл взял деньги Линка, и пожелал ему удачи, правда, безмолвно, лишь взглянув ему в глаза. К Линку подошло несколько девушек.
- Привет, Лииинк, - на распев начали они, но парень, приподняв руки, давая понять что не намерен с ними даже говорить, боком обошел их, направляясь к соперникам: рядом стояла одна из его подруг Анжела. Кто-то же должен знать о его плане перевернуться? Девушка была рада его видеть, хоть и не была в восторге от его намерений.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - глядя исподлобья заявила Анжела. Линк кивнул и направился к машине. Руки теперь уже дрожали. Да, он был уверен в намерениях, но все же было несколько страшновато. С машинами никогда не знаешь, чем все закончится. Он хочет вернуть Марлу, пусть даже этот путь и глуп.
Вновь заурчал мотор. На середину, между четырьмя машинами, вышла девушка с пышными формами. Вместо флага, она решила использовать свой топ. Линк, не собирающийся побеждать, дал фору всем остальным, а после, набрав скорость, намеренно влетел в ограждение. В глазах все померкло, но прежде чем отключится, он уловил острую боль в запястье, как раз в той руке, которую сломал пару месяцев назад. Ключица вновь отдалась болью, а по виску стекала змейка крови.
- Вот же черт... - всего-то и промолвил парень, напоследок еще услышав "дружище! Линк", кажется, это был Дино, и отключился. Пришел в себя уже на каталке в больнице. Его везли в хирургию. Что, все так плохо?
- Марли? Где Марлена? - хрипло спросил он, глядя на злое лицо Дино, бегущего рядом с каталкой. Он знал, что блондинка сегодня на смене, и очень хотел чтобы им занималась она.

+1

212

Начало.
Был уже вечер, когда Марлена впервые за день решила присесть и выпит чашечку кофе. В голове вертелись лишь истории болезни недавно поступивших пациентов, лица их родных и мысли о том, что каждый из этих людей достоин полноценной, здоровой жизни и сейчас в буквальном смысле это зависело от неё самой,хотя, к слову, это зависит еще и от самих больных, ведь далеко не каждый соблюдает то,что, как говорится, доктор прописал, но ведь это Харгров, она считала, что всё лишь в её руках.
Сейчас,пока ещё было свободное время, она решила позвонить сестре, с которой не виделась уже 2 недели, потому что из-за напряженного рабочего графика просто не было времени, а иногда и просто сил на то,что бы повидаться с любимой сестрой и племянниками. Она взяла трубку и набрала до боли знакомый номер.
-Да,я слушаю.-послышался в трубке родной голос.
-Привет,сестрёнка, я так соскучилась. Как ты? Как там малыши?Наверное,растут по часам.-Харгров тараторила так быстро,что даже не заметила,что сестра не успевает вставить и слова,что уж там она даже поздороваться-то не успела.
-Марли,неужели! Я думала,мы тебя теряем и ты со своей врачебной жизнью совсем забыла о нас,мы тоже скучаем,дети часто про тебя спрашивают,мы даже пытались тебе звонить,но ты ведь у нас занятая, трубку не берешь.-голос Лианы с громкого и четкого постепенно переходил к тихому,еле слышному. Так она обычно разговаривала, когда обижалась.
-Ли,прости, ты же знаешь, я зашиваюсь на работе, времени даже взять телефон в руки просто нет. Кстати, через пару заканчиваю смену и еду домой.-Марлена посмотрела на часы,что бы убедиться, что время не столь позднее, -если не против,я заеду.
Не успев выслушать ответ сестры, врач отвлеклась на стук в дверь. В кабинет влетела старшая мед сестра.
-Доктор Харгров, там новенького привезли. Его везут в приёмную.-запыхавшись проговорила девушка и положила на стол какие-то бумаги.
-Ли,прости,мне пора идти,я перезвоню.-она сказала это сестре,хотя сама еще до конца не верила, что получится перезвонить, вед она не знала, на сколько сложного больного привезли,да и впереди было ещё два часа смены, у хирургов непредвиденных обстоятельств куры не клюют, так что обещания по поводу встреч через час пора бы научиться не давать.
Марла надела белый халат и выйдя из кабинета быстрым шагом направилась в приёмную.
В такое время,вероятнее всего человек с аварии. Господи,пожалуйста, пусть он отделается легкими повреждениями.
Зайдя в приёмную,Марлена увидела постороннего парня,который разговаривал с новоиспечённым пациентом. Больной в сознании,уже хорошо.
-Покиньте помещение, молодой человек, подождите в коридоре, чуть позже вам сообщат о состоянии больного.-Харгров сказала это, возможно, слишком строго.
Парень вышел молча, кинув на Марлену взгляд, который она для себя так и не расшифровала, то ли это злость и реакция на её резкий голос, то ли он просто переживал за того, кто лежит на этой кушетке.
Харгров подошла к парню.
-Ну,раз разговариваете, значит жить будете.-женщина всегда старалась сказать первую фразу пациенту так, что бы он улыбнулся и понял, что всё не так плохо, конечно, если пациент был в том состоянии, что бы улыбаться. Она посмотрела на его лицо. Нет, не может быть. Она знала его.
-Вы,ты...-непонятно почему,но хирург растерялась, несмотря на то, что один и тот же пациент в её клинике- это обычное явление, но только не в этот раз. Внутри, будто что-то щёлкнуло, но Марлена попыталась не подавать виду и стала одевать перчатки, что бы обработать ссадины на лице Линкольна, не поднимая взгляда,она смачивала вату спиртом и продолжила разговор.
-Что случилось на этот раз?

+1

213

Marlena Hargrove

Все тело болело. Особенно эта чертова рука, которую Линк сломал пару месяцев назад. Дино все говорил какой Эл-Джей придурок, но парню было плевать. Он жаждал увидеть Марлену, все косился из-за руки друга на дверь и не понимал, где же она. Может, она внезапно поменялась с кем-то и его увечия напрасны? Он попытался сжать кулаки, но руки болели, особенно правая.
- Заткнись, Дино! - рявкнул Линк, закрывая глаза и пытаясь отдышаться. Волнение и паника, нарастающая из-за того, что рядом нет Марлы, убивало его. Дверь открылась, и когда он услышал ее голос, внутри все замерло. Он взглянул на Дино, тот, садист, ткнул кулаком в его левое плечо, от чего по всему телу отдалась жгучая боль, и молча вышел из палаты.
-Ну,раз разговариваете, значит жить будете. - а вот и ее фразочки, поднимающие боевой дух. Правда, улыбнуться Мерфи так и не смог - болели скулы. Только сейчас до него стало доходить, что составленная им картина увечий, пока он лежал вверх тормашками в своей некогда обалденной тачке, оказалась ложной. Ключица, скорее всего, была раздроблена. Ну хоть не сломана. Так ведь? Запястье на той же руке было вывихнуто и жгло. Кровь, запекшаяся на лице, а еще и ссадины на щеке. На голове, наверняка, большущая шишка, а еще разодраны джинсы (он ощущал как ткань на одном колене прилипла к телу). Ну да ладно. Сейчас Марли осмотрит его и сообщит, на сколько все плохо.
- Что случилось на этот раз? - поинтересовалась она не глядя на него. Парень попытался растянуть губы в улыбке, но не смог. Щека саднила, а неудачная улыбке привела к тому, что запекшаяся кровь, взявшаяся коркой, тянула кожу и, кажется, снова выступила кровь, открывая рану. Жутко захотелось полапать свою голову.
- Все то же. Ты отшила меня, а я очень хотел тебя увидеть. Ты не оставляешь мне другого выбора, Эм. - он посмотрел на нее. В ее красивые глаза, на шелковистые волосы и бледное лицо. Зла ли?
- Марлена... Я скучал, - голова болела. Даже очень.

Отредактировано Lincoln Murphy (2012-09-08 01:24:30)

+1

214

- Все то же. Ты отшила меня, а я очень хотел тебя увидеть. Ты не оставляешь мне другого выбора, Эм.-после этой фразы Марлена скрипнула зубами. Она женщина, ей определенно приятны знаки внимания от противоположного пола, это польстило бы ей, если бы она не была хирургом, отлично знающим, чем иногда заканчиваются необдуманные поступки кавалеров.
Харгров приложила ватку к ссадине на щеке Линка, она видела, как он морщится при каждой попытке улыбнуться,и как только успокоившаяся кровь, снова начинала выступать из ранок на лице.
- Марлена... Я скучал.-доктор посмотрела на пациента,но ничего сделала вид,будто не услышала этих слов.
-Помолчите хоть немного,мистер Мёрфи. Да,она злилась на него, где-то в глубине души, ощущая себя виноватой в том, что парень снова лежит на больничной кушетке. Закончив с его лицом,врач приступила к осмотру. Она помнила о травме, с которой Линкольн поступил в прошлый раз, именно поэтому, сразу обратила внимания на руку. Дотронувшись,по выражению его лица, Марли поняла, что снова пострадала ключица.
-Послушай, герой, это уже не смешно.Ты правда думаешь, что пытаясь сделать из себя инвалида, ты чего-то добьешься? -она старательно пыталась сдержать злость, только потому, что Линку сейчас и без того не сладко, но получалось это не очень хорошо.
-Хотя да, добьешься, например, моего увольнения. Нет, серьёзно. Можешь подойти, куда надо и рассказать, как ты здесь оказался. Так хотел увидеть вашего хирурга, что решил разбиться,так и скажи, им обязательно понравится рассказ и меня отсюда попросят, ну так, для подстраховки, что бы больше никто не убился, что бы увидеть меня.-продолжая свою речь, которая больше походила на нотацию строгой учительницы.
Боже,ну что со мной не так? Соберись, тряпка, и вспомни,что ты с пациентом разговариваешь, а не с приставучим парнишкой на улице.
Харгров продолжала заниматься своим пациентом. Она попыталась поднять его руку,аккуратно, на сколько это было возможно.
-Так больно? Только без геройствований, сейчас я врач. А мы врачи-люди неопределенного пола.

+2

215

Marlena Hargrove

Он засмеялся.  Смех был хриплым и походил на раскаты грома или треск сухой ветки. Было больно, и дыхание перехватывало, но Линк продолжал подхихикивать, когда Марлена с суровым видом принялась читать ему нотации.
- Больно, - честно сказал он, сдерживая очередной стон. Рука поднялась не на много, может сантиметров на двадцать пять - тридцать от его кровати, а после, по выражению его лица, Марлена поняла на сколько плохи дела (он читал это в ее глазах), но так и не озвучила это вслух. Неужто все так плохо?!
- Вот мне почти тоже самое говорил Дино, перед тем как я залез в салон своей машины. Ты никогда не задумывалась над тем, как легко получить права? Я ведь даже правил дорожного движения не знаю, - он хихикнул, но тут же пожалел об этом. Из груди вырвался сдавленный кашель, заставивший его застонать. Больно, все-таки! Линкольн боролся с соблазном задать ей кучу вопросов, ну или, на крайний случай, попросить не делать так больше. Не оставлять его. Осознание,что он любит эту женщину еще не пришло, но оно точно было в пути, и вот-вот настигнет парня. А еще, он понимал, что как бы ни были его дела, он не бросит попыток добиться ее внимания. Единственное, что он неожиданно осознал, так это то, насколько был прав Дино, говоря что калека ей вряд ли будет нужен. Лицо Линка погрустнело. Он смотрел на Марлену, не отрывая взгляда от ее глаз, и все еще бледного лица, и стоически терпел всю боль, причиняемую ею в попытках исследовать все его повреждения чтобы после - помочь. Она собиралась отойти, но Линк, превозмогая тошнотворную боль (наверное, стоило бы приподняться, но он не был уверен, что не схлопотал сотрясение), схватил Марлену за запястье, заставляя остановиться.
- Я не дурак, Марли. И ты не смотри на то, что мне двадцать шесть. Ты не сказала, что все кончено, ты просто перестала отвечать на звонки и... Если я тебе не приятен - просто скажи. Я не буду калечить нас обоих, -если конечно, ее это задевает. Но этого он не стал произносить в слух. Осознавая печальную истину, что, возможно, рисковал собою ради тщетной попытки добиться внимания от Марлены, Линкольн отвел от нее взгляд, и просто сосредоточился на какой-то точке на потолке. Тело болело, но хреново ему было не от этого. Кажется, мисс Харгров плевать на все, что он сделал. Она по-прежнему считает его ребенком, не способным принимать серьезные решения, а еще, наверное, думает, что с ним у нее ничего не выйдет. Линк был готов разнести тут все от своего бессилия, но впервые был рад тому, что не может подняться с постели.

+1

216

Осматривая Мёрфи, Марлена отчётливо понимала, что все её молитвы по пути к приёмной о том,что бы больной отделался легкими повреждениями, были тщетны. Похоже снова перелом.Вполне логично, учитывая то, что с прошлого раза прошло не много времени. Эх, рано ты соскучился,Линк, даже рука зажить не успела, а ты снова натворил дел.-доктор не стала озвучивать эту гениальную мысль,дабы не расстраивать парня окончательно.
Блондинка, собралась направиться к столу, что бы взять всё необходимое, но её остановило резкое движение Линка. Она посмотрела на свое запястье,затем перевела взгляд на Мёрфи, который несмотря на своё состояние, не оставлял попыток донести до Марли то, что  так долго пытался, хотя сама Марла не понимала, почему молодой, интересный, видный, харизматичный парень обратил внимание на обычную докторшу, которая, казалось, не видит ничего, кроме работы.
- Я не дурак, Марли. И ты не смотри на то, что мне двадцать шесть. Ты не сказала, что все кончено, ты просто перестала отвечать на звонки и... Если я тебе не приятен - просто скажи. Я не буду калечить нас обоих,-теперь Харгров уже не открывала взгляд от измученного парня, она не перебивала его и даже перестала злиться.
Порой она сама себя не понимала, её тянуло к Линкольну, с первого дня знакомства она ощутила тот самый щелчок внутри, о котором так много говорят, но как и всегда, она не стала доводить отношения до чего-то серьезного. Но на этот раз просто пропала, без объяснения причин. Почему без объяснения? Да потому что даже самой себе не могла этого объяснить. Скажем, она прекрасно понимала, что не пара ему, он молодой, амбициозный, перед которым открыты все двери, и вот она- хирург со стажем, и это всё, что она могла о себе сказать. Зачем ему такая?
-Послушай, Линкольн. Ты ещё слишком молод, даже твои поступки говорят об этом.-она взглядом показала ему на поврежденную ключицу
-Мне тридцать пять,и у меня только список больных, которым я помогла.-на секунду она остановилась и не стала развивать эту тему.
-Я тебя очень прошу, подумай о себе,и не делай глупостей. То, что ты сейчас испытываешь, это пройдёт, когда ты встретишь свою красавицу ровесницу.

+1

217

Это оказалось тяжелее, чем он мог представить. Он сдвинул брови, поджав губы и отпустил ее руку. Внутри все сжалось, скулы задвигались - Линк сжал зубы. Дыхание стало частым и не ровным. Он ждал, пока она отойдет от него, чтобы он смог спокойно, или не очень, закрыть глаза. Наконец, Марлена отошла от его кровати, и он, выдохнув, прикрыл глаза. Блондинка не воспринимает его всерьез и он не знает как показать ей, что он не издевается и не играет с нею. Да и с самим собой тоже. Впрочем, он пообещал, что отстанет, хоть сам и был приверженцем теории, что за счастье надо бороться. В палату вошла медсестра, и Линкольн выдохнул, на сколько позволяли ему ощущения. Девушка в белом халате и с рыжей косой поставила рядом с ним капельницу, получила указания Марлены и удалилась. Наверняка вернется через пару минут. Он знал, что скорее всего его ждет морфий внутривенно, и не собирался отказываться. Мерфи желал лишь поскорее забыться а после - покинуть ее отделение. Внезапно, весь его запал испарился, осталось лишь сожаление о том, что повел себя так глупо, позволив себе напороться на эту стену безразличия. Медсестра вернулась, поставила ему капельницу, и он, до ужаса ненавидящий иголки, даже не шелохнулся. Он молча ждал, пока игла окажется в вене. Медсестра вложила в его руку дозатор, оповестив его как им пользоваться, как будто он успел забыть, и вышла, прикрыв дверь.
- Что у меня? - глухо спросил Линк, - когда я смогу уйти?
Нет, он не сдался, просто не хочет лезть в ее жизнь, коли ей это не надо. Может она и права, и это пройдет. А пока он будет... любить за двоих. Мысль ударила его словно мокрой плеткой по лицу - так была неожиданна даже для самого Мерфи. Он покрылся испариной, и сжал кулаки, чуть скривившись от боли и ожидая действия морфия.
- Вы делаете ошибку, мисс Харгров. Возраст ничего не значит, когда есть чувства. Но я даю Вам слово, что более не буду Вам докучать, коли... Вы того не желаете, - не детские шалости, и эта вежливость, всего лишь показатель его отдаления. Он принимает ее условия, пускай ему это не по душе. Его назовут идиотом, но водить машину он не перестанет, как и думать о ней, и любить ее - тоже.

+1

218

- Ее еще стоит поучить манерам.
- Зато с меткостью всё в порядке, - огрызнулась мелюзга и послала Чейзу самодовольный взгляд. Мужчина отреагировал, как и следовало порядочному охраннику – напустил на лицо выражение кирпича, и удалился безо всяких комментариев. А жаль, упражняться в словесных поединках у Сидней получалось куда лучше, нежели в обыкновенных.
А Анна ударилась в свою излюбленную роль – Пигмалион нашей современности, великий и ужасный гуру манер и поведения в обществе. Да, не ожидала, не ожидала Сид от матери такой свиньи. Ну, это сказано не про саму Анну, а про сам факт. Хотя…учитывая, на каком месяце беременности находилась первая леди мафии Сакраменто, а фигурку-то разнесло…
- Ты говоришь как моя мама, а ей уже за сорок, хоть она и врет газетчикам, - Торнтон поморщилась, и Донато должна была распознать ненавязчивый упрек в тоне своей собеседницы, которая ей принесла желанное мыло.
Дщерь? Значит, ей нельзя людей обзывать, а Анне можно? Позвольте, с кого ж тогда брать пример воспитанности и вежливости? А Донато тем временем принялась лобызать кусок мыла, словно тортик-птичье-молоко-с-желейками-поверх-крема-шоколадного.
- Знаешь, я вот смотрю на это твое питание мылом, и боюсь представить, чем кормилась моя мать в свое время, - девушка подвинула стул к постели Анны, уселась, и несколько секунд молчаливо и сосредоточенно созерцала этот важный процесс.
- А можешь пузыри пустить? – да у Барака Обамы не было столько серьезности на Дне Независимости, как у Сид во время произнесения этого безобидного вопроса. И выжидала она ответ вполне серьезно. И даже реакцию хотелось посмотреть, вернее – прямое действие. К примеру, пускание тех же пузырей. Нет, ну а что – представьте картину: заходит Чейз к Анне, рядом с кроватью сидит Торнтон, а жена Витюшкина лежит на кровати с пеной во рту. Смехота…
Размышления были прерваны тонким писком, поразительно напоминающим голос удивленной Анны. Но та поедала мыло…
- Кажется, у меня галлюцинации…, - пробормотала задумчиво Сидней, как вдруг писк повторился. Даже не писк, а…тявканье? Мина на лице девушки приобрела удивленное выражение, она сорвалась с места, обошла кровать и в умилении уставилась на комок шерсти, который поглядывал на нее своими красивыми глазенками и вилял хвостиком.
- Ань, тут собака, слышь, - улыбаясь как дебил, произнесла Сид, а затем наклонилась и взяла на руки щенка. Пушистый и тяжеленький немного, да. Вместе с собачатинкой она вернулась на стул, да и усадила уже не тявкающее создание себе на колени, принимаясь за поглаживание.
- Давай, поделись с теткой Сид блохами, - довольно приговаривала барменша, - ай молодееееец…

+1

219

- Что у меня? - глухо спросил Линк, - когда я смогу уйти?
Харгров кинула печальный взгляд на Линкольна и продолжила записывать факты в его историю болезни.
-Может,я и обидела тебя,как женщина, но я всё ещё твой лечащий врач,так что сделай одолжение, постарайся делать так, как я говорю, это в твоих интересах. У тебя снова перелом, ты вед этого добивался, да? -она пыталась умерить свой пыл, так как сейчас она была зла больше на себя, чем на него. Она понимала, что не отпускает его сама. Хотя и не держит, а может, просто не показывает вид, что всё-таки держит, но сама себе боится в этом признаться.
-Даже не думай попытаться уйти отсюда раньше срока. В ближайшее время можешь считать госпиталь своим домом, но если будешь хорошо себя вести, то это продлится не долго.
Что делать и как себя вести с ним на протяжении этого времени, что он будет находиться под её присмотром. А, может, просто передать пациента другому хирургу? Марли знала, она не сможет так поступить, не потому, что это как-то повредит её незапятнанной репутации врача, а потому что это был Линкольн.
- Вы делаете ошибку, мисс Харгров. Возраст ничего не значит, когда есть чувства. Но я даю Вам слово, что более не буду Вам докучать, коли... Вы того не желаете, -парень принял все её слова на свой счёт,но ведь она совсем не это имела ввиду, дело не в его возрасте и детских поступках,дело в ней самой. Марлена понимала, что будь она с Линком, она никогда не будет полностью уверена в том, что он не пожалеет о своем выборе. Сейчас она думала не о том, что он не нужен ей, а о том, что она не нужна ему. Всё это так просто и так сложно, что голова шла кругом от мыслей. Женщина понимала,что  не может с ним, потому что так будет плохо Линкольну, но и не может без него, потому что так плохо ей. Хотя она вряд ли когда-то признается в этом.
-Линк...-она произнесла его имя тихо,будто чего-то боясь,- Причина не в возрасте,причина во мне,ну что я смогу тебе дать? Ты замечательный, пусть и сумасбродный, но ты не будешь счастлив со мной. Мне просто нечего дать взамен.
Не теряй голову, Марлена, ему нужен врач прежде всего, он сейчас на больничной койке лежит, если ты не заметила.

+1

220

Он промолчал. Все эти отговорки в стиле "проблема не в тебе, а во мне", он слышал и даже говорил сам не раз. Точнее слышал их он в своей адрес впервые, но ничто не мешало ему фыркать на такие фразочки, глядя фильмы. Он просто выдохнул. Пусть говорит, что хочет. Голова шла кругом. Морфий начал действовать и уже тело ломило не так сильно. Требовалась огромная сила воли, чтобы снова не заговорить с нею, попытаться сохранить лицо, хотя так хотелось просто дать ей понять, что он хочет быть с ней, что ему это попросту необходимо. Парень продолжал молчать, хотя хотелось что-то ляпнуть. Уже трижды он не позволил себе этого сделать, и не собирался уступать эмоциям и дальше. Ему хотелось, чтобы пришел Дино, либо Анжела на крайний случай. Он проиграл свои деньги, хотя и не намеревался побеждать, его машина лежала вверх дном на какой-то из улиц, разбитая а он - разбитый здесь. Но если машину он разбил чтобы попасть сюда, и сделал это намеренно, то его разбивала Марлена, делая это чисто по своему упрямству.
- Я не требовал чего-то в ответ... Кроме разве что, желания быть со мною, - не выдержал. Все попытки сдержаться - коту под хвост. - Это прозвучит глупо, но когда я встретил тебя, что-то перемкнуло, будто щелкнул выключатель. Ты отбираешь у меня воздух, вместе с возможностью быть с тобой. Перекрываешь краник, убеждая меня что дело в тебе. Не все мы одинаковые, Марлена. Некоторые из нас искренние, настолько, что готовы ломать себя лишь бы снова прикоснуться к тебе. - все, его время вышло. Морфий действовал, и Линк едва сдерживался чтобы не зевнуть и не отключиться. Принять удобную позу он не сможет, но зато поспит. Хоть немного. Глаза закрывались сами собой, и держать их открытыми становилось чертовски сложно. Линкольн пару раз широко распахнул их, чтобы удержаться на этом берегу создания, а после, когда понял, что все тщетно, добавил: - подумай об этом. Я тут, и никуда не уйду. И ведь даже не потому что он не сможет, а потому что не хочет оставлять ее одну, в то время как они могут быть вместе.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика