vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 261 страница 280 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

261

И я не знаю, сколько так просидели мы с ним в тишине. Минуту, другую, день, месяц, вечность... Пиликанье аппаратуры уже давно бы действовало на нервы простому посетителю, но не мне... Я плакала, вытирая свободным кулаком непослушные слезинки. И продолжала сидеть у его ног, хотя и догадывалась, что только в сказке Тони сможет очнуться прямо сразу. Встать, выздороветь и пойти домой. Нет. Не сегодня. Нынче не будет сказки. Он умирает на моих глазах. И уже ничто не сможет спасти этот разрушенный мирок. Разве что чудо. Которого нет. И напрасно я сижу и жду его. Морган угасает. Вот, даже дыхание замедляется, заставляя меня душиться в собственных рыданиях.
Чувствую. Ощущаю. Его прикосновение. Холодные пальцы пытаются дернуться на моей щеке. Он...жив? Он будет жить? Поднимаю взгляд с пола вверх и встречаю его голубые глаза. Замутненные болью. Ну, тише, тише. Я рядом. Всякое ведь бывает, да, я виновата, что не спасла от этих упырей, которые напали, но сейчас тут. Исправлюсь. Буду носить вкусняшки и теплые одеяла. Все, что нужно. Только не смотри так. Не надо. Мне страшно.
- Я умер и попал в рай? - и тут уже я расплываюсь в счастливой улыбке, начиная рыдать еще больше. Я осознаю. Он очнулся, он тут со мной. С нами. И совсем не мертвый, и от этого открытия я хватаю его за холодную руку, поворачиваю ладошкой вверх и тихонько прикасаюсь губами. Затем - легкое дуновение. Согреваю. Пытаюсь растопить этот послеоперационный лед. Ну. Тони. Ты еще со мной? Не уходи. Не поддавайся. Смотри на меня. Все будет хорошо. Только живи.
-Обычно ты называешь это суровыми буднями, - голос хриплый от рыданий, однако стараюсь придать ему хоть какую-нибудь жизнерадостность. Пусть думает, что вне опасности, -Спешу тебя расстроить, ты до сих пор на этой унылой Земле.
И я поднимаюсь с пола, чтобы не заморозить малюток, сажусь к нему на краешек кровати, предварительно по привычке подоткнув одеяло. Боюсь выпускать его руку из своей, страшусь опускать взгляд. Кладу ладонь себе на живот и закрываю глаза, прислушиваясь к ощущениям. -Мальчики рады тебя видеть, - открываю глаза и снова улыбаюсь. Не могу поверить, что только что орала на всю больницу, как рожающая, как готова была растерзать медсестру... Снова умиротворение настигло душу. Если бы только не червячок беспокойства... -Как же ты меня напугал, Морган! - шутливо обвиняю его в самом жутком грехе и наклоняюсь, чтобы погладить его по голове. Ему сейчас нужно быть спокойным. И желательно безмятежным. Роняю на его подушку одинокую слезинку и сразу же пытаюсь ее вытереть пальцем. Чтобы не заметил. И не расстроился.
- Откуда ты узнала? Почему ты здесь, со мной? Я рад, что ты здесь, я тебя люблю… - ему было сложно говорить, этот натужный кашель и скрюченное под легким одеялом тело, все говорило о том, что Тони находился до сих пор на грани. Между жизнью и смертью. И тут никто не мог ему помочь. Никакие медикаменты. Только его воля и желание продолжать сию жизнь дальше. А мы должны были его поддерживать. Неважно, как. И не суть, что будет потом. Моя миссия сейчас - облегчить ему выздоровление и показать, что есть, ради чего жить. Главное, не плакать больше. Продолжаю улыбаться и глажу его по щеке. Мягкая, она теплеет с каждой секундой. Значит ли это, что все обойдется?
-Джейк позвонил, и я приехала сразу же, - расстегиваю пальто, намекая на спрятавшееся под ним цветастое домашнее платье, которое не удосужилось переодеть, когда летела сюда, -Ты же сам говорил, мы не чужие друг другу, - наклоняюсь и, придерживая свой живот, целую его в щечку, шепчу на ухо, -Все будет хорошо. Поверь мне. Мы тоже тебя с детьми любим... Но тебе лучше сейчас поспать, - легонько касаюсь губами мочки уха, -Ты спи, не бойся, я буду тут, рядом, всю ночь. Если будет страшно, просто проснись и поделись ужасом. Хорошо? - я сама не знаю почему, но выбрала тактику разговора, как с маленьким ребенком, -Давай, закрывай глазки, мой хороший. Поспи.
Снова выпрямляюсь и глажу его по плечу, по груди, стараясь успокоить и при этом не задеть места, к которым прикреплена вся эта аппаратура. Поговорить можно и потом. А сейчас лучше дать отдохнуть. Вечер выдался чрезвычайно нервным. И главное, что если что пойдет не так, я смогу всегда вызвать доктора. Или сразу реанимацию. Мало ли что. Такова была моя тайная мысль. Но лучше не показывать вида. А потому я сижу и продолжаю гладить Тони. Все хорошо, все будет хорошо, обязательно...

+1

262

Порой мечты сбываются, когда ты даже и не хочешь, когда даже не думаешь об этом, почему-то мечты они такие. Мечта по своему желанию может придти и сделать все зависящее от нее, а может просто кинуть человека в одиночестве, не оставляя шанса на ее имя. Так же и эти двое людей, находясь в сложной жизненной ситуации упрямились, сколько раз жизнь сталкивала их сердцами, а сколько раз лбами, начиная от фонтана, заканчивая площадью, госпиталем и смсками. Два упрямых барана всегда будут биться и расшибать друг  другу лоб, пока не осознают, что эти бараны из одного вида, и что им биться не надо, они могут жить в гармонии и понимании.
Рука чувствовала ее дыхание, девушка пыталась согреть  мужчину, который от наркоза и разряда тока потерял свою температуру, да и вообще он чувствовал себя плохо, и если бы не Эмма, он бы спал дальше, видя все еще цветные сны под уже слабым действием наркоза. Но, нет, Морган был очень рад видеть ее, просто наслаждаться все еще сонными глазами ее красотой, ее голосом и нежным прикосновением рук. Говорить давалось с трудом, недавно прооперированная рана ныла, и жгла, а мозг словно отключался.
- Значит, все же есть ангелы на земле, - прохрипел Тони, слабо сжимая ее ладонь.
Капельницы, и аппаратура подключенная к его телу мешала спокойно наслаждаться минутами счастья, злился, боль становилась невыносимой и Тони хмурился, расслабляя свое тело. Она взяла его руку и положила себе на живот, травматолог улыбнулся и закрыл глаза, пытаясь почувствовать их, ощутить любое их движение, но кажется они замерли, такой момент не мог быть испорчен ничем.
- Передай моим детям, что их папа очень рад видеть своих маленьких футболистов и их маму, - с ожасной хрипотцой прохрипел Тони, и пытавшись откашляться, рана так заболела, что тот чуть не вскрикнул, и наверное бы заплакал, будь он мальчиком.
Ее несколько возмущенный тон, как всегда перешедший на официальный, то есть на фамильярность, конечно ничего кроме небольшого смешка, и кряхтения напоминающего отдаленное смех.
- Мисс Роуз, это так комариный укус…
Стало хуже, стало плохо, температура резко поднялась, появилась испарина, Тони старался ни в коем случае не выдать себя, чтобы не напугать и так критически беременную девушку, вытащил иглу от капельницы, незаметно, потом лишь пересиливал себя чтобы не заснуть, в голове ударяли кувалдой по мозгам, кажется сосредотачиваться на разговоре было сложно, да и надо было объяснить спокойно девушке, что делать, пока он еще может говорить, ведь есть проценты, что до утра он дожить не сможет.
- Да, мы не чужие, мы родные, мы семья…пусть даже ты отрицаешь это.
Девушка сняла пальто, селя на край его кровати, и гладила его по волосам, поцелуй в щечку, шепот в ухо, неаккуратное действие и ее губы коснулись его мочки уха, что привело к мурашкам, слова…Она словно разговаривала с маленьким ребенком, успокоило, ее руки на плечах, на его груди, слезы навернулись, но он не должен давать им ход, чтобы не показывать его страха перед смертью, его страхом не увидеть рождение его детей.
Тони берет ее за руку и с влажными глазами смотрит на нее.
- Ты станешь отличной матерью, ты так успокаиваешь. Пока я не уснул, расскажи о том, что я пропустил в твоей беременности, как малыши первый раз начали толкаться, как думаешь, на кого они будут похожи?
На последок перед сном, Тони преподнес ее ладошку к своим губам, поцеловав, он снова провел кончиками пальцев по щеке Роуз, улыбнулся и закрыл глаза, а внутри его трясло от температуры и горячки.
«Лишь бы перенести ночь. Должен, мой ангел спустился для меня, она со мной рядом, она со мной».

Отредактировано Tony Morgan (2012-11-07 23:53:14)

+1

263

А он все не хотел засыпать, только смотрел своими влажными глазюками вопросительно и умолял что-нибудь рассказать. Думать о реальности не хотелось, впрочем, как и рассказывать былое. Однако, за неимением лучших вариантов пришлось уступить.
Ты немного пропустил, - улыбаясь, прикрываю глаза, а руки продолжают гладить парня по плечу, -Они долгое время вредничали и не подавали особых признаков жизни, разве что все больше дружили меня с туалетом и пончиками. Хотя нет, еще с кучей всякой дурацкой еды. Ты бы знал, сколько всего я за это время перепробовала! Даже берьозо...берез...березовый сок, во! Папа все-таки его достал тогда. Из России заказал, - хихикаю, вспоминая, -А он вроде даже и забродивший был. Только я не уверена, - в задумчивости открываю глаза и перевожу взгляд на стенку палаты, -Закрывай глазки. А толкаться они начали в тот же самый день, когда мы расставляли последние точки над и. В сентябре. Я тогда боялась, что они так и не начнут шевелиться внутри, но нет. Тогда папа в ДТП попал и, видно, мелкие испугались за него, стали пинаться. Прямо под папиной рукой, - рассказываю, а сама взмахиваю одной рукой, пытаясь показать свои ощущения, -И у меня тогда от радости чуть сердце не остановилось, а потом так заколотилось сильно-сильно, что в такси к тебе ехала, полная решимости... Да только... Ай, неважно, - в конце отмахнулась от грустных воспоминаний и продолжила, -Ты спи, спи. Думаю, что они будут похожи на тебя или на папу, все-таки мальчики же. Спортсмены будущие, наверное, - наконец, замечаю, что дыхание Тони выровнялось, и он, кажется, уснул, -Баю-бай, спи давай, - последний раз проверяю "связь", напевая дрожащим голоском простейшую рифму. Все нормально. Теперь можно переместиться в кресло и начать ночное бдение...
...Да. Мне не спалось. Пыталась дремать, честно. Но каждый раз рывками из этого состояния меня выдергивал странный хрип, доносящийся из груди Тони. Я подскакивала, проверяла, ощупывала его тело, но ничего подозрительного не находила и возвращалась на место. Пару раз, правда, были особо опасные случаи, когда я пугалась и вызывала медсестру. Один раз даже доктор приходил, потому что бедняга начал метаться во сне. Был это бред? Я не знаю. Но зрелище страшное. Такое, что меня вжимало в кресло. Каждая секунда отдавалась тиканьем часов в голове. И глаз я так и не сомкнула. Сидела, поглаживая живот. В одном платьице было холодно, однако, пальто я пожертвовала, укрыв им Тони. Ему нужнее. А я перебьюсь. Во всей этой дрожи и прошла эта жуткая ночь...
На следующее утро
Уже в семь утра я была на ногах. Сходила к Микаэлле, выпросила у нее разрешение на два лишних одеяла и плед. Старушке не жалко, все равно палаты пустуют многие. Забрала их и отнесла к Тони. Двумя одеялами укрыла его пораженное какой-то чересчур подозрительной теплотой тело, а плед постелила себе на кресло. Теперь будет, во что кутаться. В половину восьмого уже ехала на такси домой, чтобы успеть приготовить что-нибудь приличное на завтрак, а не просто сэндвич из кафешки. Дети возмущенно пихались и всячески показывали, что уход за отцом в их планы не входит. И вообще, пора бы мамке поспать. Но нет. Без двадцати десять я вновь была в палате с маленьким контейнером блинчиков, термосом с кофе и тарелочкой сэндвичей. Самой-то пожевать хочется все-таки. Верно? Ага. В начале одиннадцатого где-то проснулся Тони. Ну как проснулся...заворочался и заохал. Я подошла и чмокнула его в висок, случайно накрыв его лицо своими волосами. Чем, наверное, испугала его. Травматолог-бедняга испуганно глянул своими замутненными глазами куда-то вдаль. Пришлось успокаивающе погладить его по щеке, поворачивая лицо к себе.
-Доброе утро, хорошик, - постаралась за жизнерадостнотью скрыть бессонную ночь, -Как спалось, что снилось? - снимаю с него одно одеяло и сама в него закутываюсь, садясь на кровать и подбирая ноги вверх, благо живот можно положить и между, -А мы уже с мелкими успели соку попить. А ты завтракать будешь? - жду ответа и улыбаюсь, в лучших традициях жанра, -Ночью приходил доктор, сказал, что ты молодец. И уже идешь на поправку, может, скоро даже выпишут! - ну не говорить же правду. Ведь на самом деле еще никто ничего точно не знает даже про осложнения после операции. Чего уж там. Главное - позитив. Здесь. Сейчас.

+1

264

Она рассказывала, сначала нехотя, потом уже втянулась, говорила о том, что он не знал, говорила о том, что упустил все это, сжав губы, Тони было стыдно.
«Обжоркой была, хотя почему была она и такая есть. Это механизм для поиски еды, всеядная. Я представляю чем ты кормила моих детей, и мне уже страшно».
Порой он улыбался, и кивал, но только на самом начале разговора, а потом силы закончились и он просто закрыл глаза, а через секунду его уже накрыло сном. Ночь выдалась плохой, его то колотило в ознобе, и Тони пытался согнуться чтобы согреться, то кидало в такой жар, что хотелось сбросить одеяло, но этого делать кто-то не дал, так же как укутав его, пока он замерзал. Морган не понимал, что вообще происходит с его организмом, но тот был ослаблен, чтобы даже отойти от действия наркоза.
Он проснулся, заерзал, начал с простых потягушек, которые привели в охам, чертыхнувшись, Морган, схватился за свою рану и пересилил боль, действие обезболивающих прошло, и настало время немного помучится, пока врач не придет, или не пришлет сестру сделать укол. К нему сразу же подбежали, наклонились и чмокнули в висок, накрыв лицо волосами, было странно, и он пытался все же посмотреть кто это, ну конечно же он узнал, свою родную он узнает из тысячи из миллиона, ее аромат, ее походка да и вообще, Тони бы узнал ее, даже если бы не видел, внутреннее ощущение, тем более там происходят праздники, только благодаря  ей.
Моргану стало страшно, что может произойти так, что все закончится, и все это окажется плодом его воображения, больного воображения. Все оказалось намного проще Эмма была материальной, и повернула его голову к себе, чтобы он смотрел на нее, он вспомнил момент в начале октября, когда ему пришлось принимать сценические роды в женском туалете, и черт дернул же. Роуз же взяла с него одеяло, и забралась к нему на кровать с ногами, для этого Тони пришлось немного потесниться, но своя же девушка не мешает. Ее позитивный и радостный тон, говорили что она лишь соблюдает правила приличия, и немного лукавит.
«Что она на самом деле думает?».
- Доброе утро, - улыбнулся Морган. – спалось нормально, правда беспокойно. Я смотрю вы прямо вообще скорострелы, все успели, и попить сок, и проснуться, Эм, я бы не отказался от стакана холодной воды.
Он посмотрел на нее и понял что она лжет, но снова улыбнувшись кивнул головой, ради него это делает, конечно ради него.
- Правда? Замечательно! – Тоже утаил, что рана болит ужасно, и что его потягушки были лишними. – Я бы не против сейчас отправиться домой, чтобы отдохнуть. Мне хватает этого госпиталя на работе, а тут еще на…
Конечно надо было немного повозмущаться, и развеселить девушку, пусть даже ему ужасно хотелось вколоть себе обезболивающее дозы две, три. Так еще и в туалет мочевой пузырь просился, и было неудобно Тони терпел.
- А как ты ночь провела? Вот только я надеюсь, ты была умной девочкой и не стала ночевать здесь? – приподняв бровь спросил Тони, хотя уже по взгляду понял, что именно здесь она эту ночь и провела, покачал головой и лишь очередной раз отметил про себя, что эта девочка просто самая упрямая на всей планете. – Ладно, как мальчишки? Не беспокоили?

+1

265

И сразу станет понятно, почему же меня не хотели брать в театральный. Рожей не вышла. Хох. Шучу. Таланты ни к черту, вот даже сейчас не могу состроить довольное лицо. Клиент не верит мне, судя по выражению глаз Тони. Он видит, что я вру. Я вижу, что ему больно. Но мы продолжаем друг другу врать. Только лишь чтобы убедить самих себя. Хотя бы в иллюзии правды. Все снова становится сложным именно тогда, когда начинаешь верить в возможность вечного спокойствия и даже относительного счастья. Мир любит играться с людьми. Что уж там.
- Доброе утро, спалось нормально, правда беспокойно. Я смотрю вы прямо вообще скорострелы, все успели, и попить сок, и проснуться, Эм, я бы не отказался от стакана холодной воды.
Я улыбнулась и тут только поняла, насколько, собственно, лопухнулась. Это ж надо было додуматься предложить покушать, а самой завернуться в кокон из одеяла! Ни мозгов, ни совести. И кажется, я уже подобное где-то говорила. Ну да ладно. Растерянно моргаю пару раз, после чего, наконец, с ничего не значащим охом стаскиваю с плеч уютное тепло и тянусь к тумбочке. Там кто-то еще со вчерашнего дня оставил минералку без газа. Но на всякий случай принюхиваюсь. Кх. Вроде на спирт не похоже. Сойдет.
- Правда? Замечательно! Я бы не против сейчас отправиться домой, чтобы отдохнуть. Мне хватает этого госпиталя на работе, а тут еще на… - улыбка медленно сходит с моего лица, буквально стекает. И опять натворила глупостей. Дала ему надежду на то, чего и может не быть. Кто знает, что вообще это было и как. Может, ранение все-таки смертельное. От этих мыслей я, видимо, побледнела, потоу что Тони забеспокоился. И начал вглядываться в лицо. А что я? Нормально все. Просто страшно, безумно, даже бутылка с минеральной водой в руке трясется. О, кстати о ней.
-Уж прости, но за стаканчиком слезать с кровати нет сил, я тут хорошо пригрелась, - ненного напряженно смеюсь и помогаю приподнять парню голову, поддерживая снизу. Бережно прижимаю к губам горлышко и тихонько наклоняю. Ой. Только б не разлить. Слежу за тем, как проходит утоление жажды и делаю попытку щебетания дубль два или три, -Ты бы лучше тут отдохнул, здесь вон сколько народу может за тобой ухаживать. А дома.. - и на это мысль остановилась. Я не знала, что сейчас у него в жизни происходит. Давно по душам как-то не говорили. Но что есть - то есть. Дома наверняка некому заботиться. Кроме, возможно, подружки.
- А как ты ночь провела? Вот только я надеюсь, ты была умной девочкой и не стала ночевать здесь? - вот же как хорошо он меня изучил, да? Просто прелесть. По привычке отвожу взгляд в сторону, при это пытаясь сделать невинное лицо. Нет-нет, что ты, я ночевала в своей постельке. Нет, правда. И какая разница, что сегодня ею являлась вон то вот кресло? Правильно. Никакой, -Ладно, как мальчишки? Не беспокоили? - сдался-таки.
Машинально кладу руки на живот и всматриваюсь в него. Ну что, мелкие, скажем правду, как вы меня донимали полночи своими капризами? Или умолчим?
-Я была глупой девочкой, - мрачно усмехнулась, выдавая правду, -А дети упорно не хотели спать и гоняли внутри мамы мяч. По крайней мере, ощущения схожие. Они что-то вообще нынче беспокойные стали, - честно докладываю обстановку. Мало ли. Вдруг чем поможет?
...За разговорами и делами время шло довольно быстро. На часах только что прочирикало четыре часа дня. Надо же. Уже обед. А кроме блинчиков и сэндвичей, так толком ничего и не покушали. Но как я оставлю его одного? Или за едой сходить?
-Ты сильно кушать хочешь? - на данный момент я вглядывалась в окно, силясь понять погоду. Мелкий дождь и тучи на небе как-то не утешали, -Чего бы ты сейчас вообще хотел? Может, я что могу сделать для тебя?
Наблюдаю за тем, как входит Микаэлла и приносит аж три тарелки с больничным обедом. Добрая бабуля. Всегда ведь выручит. Конечно, это не то, что домашнее, но все же утешает. Что не придется по дождю куда-либо бежать. Благодарю ее, пожимая сухенькие ручки. Она отводит меня в сторонку и роняет на ходу: -Врач придет вечером, чтобы провести дополнительный осмотр. Крепись, детка. Улыбается Моргану и выходит из палаты. У меня же...слезы на глазах. Опять. Неконтролируемые. Да нет. Это же просто осмотр. Все будет хорошо. Подхожу к парню и касаюсь его руки. -Вечером нам расскажут о том, как идет процесс выздоровления, - полуправда. Ведь процесс может либо идти, либо не идти. Либо идти, но в обратную сторону. Всякое. Разное, -Так что ты там хотел? - ободряющая улыбка. Да. И себя надо бы привести в порядок. Негоже ходить сонной, растрепанной и с мешками под глазами. Не поймут. Я должна быть на уровне. Чтобы вся больница понимала - нечего горевать. Все наладится. Автоматически поправляю прическу, которой нет. Так лучше?

+1

266

Весь путь от отеля до больницы Ви без умолку тараторила. Это было замечательно, именно этого и добивалась от нее Стеллс. Она постоянно поддерживала разговор, поддакивала, где-то даже старалась улыбнуться и немного расслабить подружку. Путь был очень напряженным, ведь нужно было как можно скорее добраться до места.
-Стелла, в глазах темнеет, как тогда, что делать, кружится голова!
Паника, паника... Что делать?? Вот откуда ей знать? Она же не медик.. Но нужно было что-то ответить, причем со знанием дела, чтобы подруга успокоилась и почувствовала уверенность Эллы.
- Просто постарайся выровнять дыхание. Облокотись на сидение, только не запрокидывай голову. Мы уже почти подъехали. Потерпи, зайка.
И это оказалось чистой правдой, ведь они уже подъехали к главному входу.
-носилки? Я сама могу, сама!
Не обращая никакого внимания на пререкания подруги девушка выскочила из машины и, прицокивая каблуками, влетела в здание госпиталя. На ресепшене никого не оказалось, что вывело блондинку из себя. Такое крупное заведение и такой беспредел!! Она начала барабанить по регистраторской стойке, кричать и заглядывать во все открытые двери. Через минуту к ней приближалась грузная тетка лет пятидесяти, в очках и с явно недовольной физиономией.
- Дамочка, вам тут не продуктовый магазин, чтобы вы так тарабанились
- Вы что здесь, охренели все!? - блондинка вытаращила на нее свои глаза и начала яро жестикулировать. Еле сдержалась, чтобы не обругать и не послать ее куда подальше - У меня девушка беременная на большом сроке в машине с кровотечением! А вы тут чаи гоняете??? Да я же засужу всех к чертовой бабушке! Быстро сюда бригаду лучших врачей!
- Вы свои угрозы оставьте при себе, милочка. У нас все врачи хорошие. А если там шишка какая богатенькая, так чего ж в частную клинику не поехали? - тем временем она уже вызывала кого-то по телефону.
Роуз по-немногу стала отходить, но желание придушить эту неприятную особу до сих пор не пропадало.
- Не вам решать, куда нам стоило поехать. Это ваш долг - людей спасать, а вы задницы просиживаете! - она говорила это уже с меньшей агрессией, но не переставая испепелять взглядом женщину.
Еще через две минуты появились двое крепких мужчин, видимо санитары, ведь врачи с каталками не не возятся. Они уже направлялись ко входу и Стелла догнала их.
- Пожалуйста, будьте как можно спокойнее, постарайтесь не говорить при ней о всей опасности. Она и так перенервничала, пусть успокоится, хорошо? - она с мольбой посмотрела на мужчин, а они лишь холодно кивнули в ответ.
Они умело, аккуратно уложили Ви на каталку и поспешили внутрь больницы.
- Стелла! Ты со мной? - она шла следом, находясь за спинами санитаров.
- Конечно, дорогая, конечно. Я буду рядом.
Они поднялись на нужный этаж и один из мужчин произнес лишь бездушное "дальше вам нельзя". Время остановилось. Блондинка ходила туда-сюда по коридору, прочитала все вывески на стенах этажа, даже выпила 2 чашки кофе из автомата. Неизвестно сколько прошло времени, но ее ожидания, наконец, прервал врач:
- Хотели делать кесарево, но эта девушка упорно утверждает, что сможет все сама! Я не настаивал, так как выбор, по большому счету, у нее был. Вы вовремя ее отвезли, пока последствий не наблюдаю, но требуется тщательное обследование, кладем на сохранение. Стало быть, последствия шока? Вы что с ней на аттракционах катались?
Девушка очень внимательно выслушала все, что ей сообщили. Это было пугающе и, одновременно, немного утешающе. Если необходимости в кесарево сечении не было, значит все не на столько плохо. Но вот то, что ей его вообще предложили - настораживало.
- Эм... Нет... Там все немного хуже. Но вы абсолютно правы - это шок. Но это непредвиденные обстоятельства, мы не могли ничего предотвратить... - ну не расскажешь же врачу что именно пришлось сегодня пережить Венечке? - Скажите честно, у вас есть вся аппаратура для ее осмотра? Все на хорошем уровне? Может стоит перевести ее в частную клинику? - она дождалась ответа и робко спросила, даже не надеясь на положительный ответ - Можно мне ее увидеть?

+2

267

Конечно Тони корил себя за то, что попросил у нее воду, теперь она со своим огромным животом пыталась дотянуться до бутылки с водой, а он даже и не подозревал, что ему откроется такой вид, ведь она аккуратненько тянулась к тумбочке через него.
«Ммм…титечки…как я по вам соскучился».
И пялился ровно столько сколько временно неуклюжая Эмма доставала воду, а потом сразу как ни в чем не бывало, измучено смотрел на нее, и пил, когда она аккуратно подняла его голову.
«Груди Роуз излечивают, дай мне излечится!».
- Спасибо, Эмми, спасибо…
Жаль, мысли никто не читает, а по лицу трудно понять, поэтому Тони смахнул мысли о пошлом, потому что было больно, да и вообще было неудобно перед матерью своих детей. Морган много думал кем же Роуз является для него, девушка, не девушка, бывшая, не бывшая, потому что любил, и не хотел быть порознь, но так сложились обстоятельства, можно было спихнуть ответственность за все происходящее только на это.
- Я не хочу здесь, потому что пищание этих аппаратов сводит меня с ума, а дома, дома меня будет ждать покой, телевизор, диван…
"А так же одиночество, тишина порнуха с пивом".
Он немного с грустью отвел взгляд в сторону, точнее не в сторону, а на ее руку, на пальчики, ведь на них не было кольца, некая радость и в то же время печаль. Радостно было, что она не замужем за другим, а печалило, что замужем не за ним. Но печалится не стоит, тем более она сейчас находилась с ним, в минуту беды, рядом, теперь заботилась как о маленьком, потому что сам пока не в состоянии встать, потерял много крови, значит предположительно ему надо пить много жидкости.
- Я так и подумал, - улыбнулся Тони. – Спасибо, что ухаживаешь за непутевым отцом наших детей. Значит точно футболистами станут. Ты отдай их в футбольную секцию, переплюнут Криштиану Роналду и Лионеля Месси. Беспокойные? – Вот тут уже не до улыбок, Морган посмотрел на Эммино лицо, чувствуя, что она беспокоится об этом, хотя он не знал всех тонкостей, обнадеживать не хотел, но надо было что-то сказать, и он предположил. – Я думаю они все же переворачиваются, ведь осталось совсем немного, по моим подсчетам родить тебе очень скоро, а они…Черт, Эмз, я не в  курсах этих тонкостей, но беспокоюсь, как бы раньше времени не начали вылезать. А ты в курсе, что немногие могут вынашивать близнецов столько времени? Обычно семь месяцев это предел.
Травматолог не хотел ее волновать, но пусть лучше она будет готовой ко всему, что не сегодня-завтра ребята решат, что время подошло, и им пора показаться свету. Тони не терпелось увидеть их, а если Роуз позволит, то сам вынесет их из роддома, как самый настоящий отец. Два маленьких сверточка перевязанные синей лентой.
- Что? А нет, не хочу, есть я не хочу, - проговорил Морган, продолжая смотреть на живот девушки, и немного погрустить.
Мысленный процесс прервала пожилая медсестра, очень добрая и всегда приветливая, словно не она работала всю жизнь в госпитале с людьми, она принесла поднос с едой, и отвела в сторону Эмму, что конечно не понравилось Тони, но сделать ничего не мог, не мог встать, потому что швы могут разойтись, и крикнуть тоже не мог, по той же причине. Когда в палате снова их осталось двое, он увидел на глазах Роуз очередные слезы, и сжал в руках одеяло.
«Что сказала Микаэлла? Что-то серьезное? Ну Эмми, девочка моя не плачь, ты сильная и ты справишься».
- Отлично, мне надо показать врачу, что со мной все в порядке, и меня можно выписывать да. – врет как сивый мерин. – знаешь, что я хочу? – они протянул руку, прося ее сесть рядом с ним, и только когда это было сделано, он посмотрел ей в глаза, и с абсолютно серьезным видом произнес: - Я хочу, чтобы ты…поцелуй меня, как тогда…как в кабинете Алекса.

+1

268

Нет ничего хорошего в том, что Венера сначала увидела труп в собтвенном отеле, а потом началось странное кровотечение, носилки, потеря сознания, а вот и конец - палата. Венера лежала в одной из персональных палат, капельница, полумрак, на ней белая фигня, которая разом заменила ее красочные платьица и кофточки. Все так тускло, блекло, страшно...
Первым делом Венера схватилась за живот, поняв, что она на месте, а точнее малышка Мия, девушка облегченно вздохнула.
-Ау, малышка, ты жива? - бережно спросила она у животика, капельница ее очень смущала, вот зачем ей такие штуки? мало ли, что они закачивают в вены Монросе, блондинка, в своем стиле, пошла на отчаянные меры : она не хотела лежать в городской больнице, ей нужна была только частная клиника, не потому что Венера такая крутая и богатая, просто девушка на самом деле привыкла доверять тем врачам, хоть они и высасывают деньги, зато у них есть огромный стимул работать. Так-с, Ви выдернула иголку из своей руки и дернула ручкой. Надо позвонить Джонни, я тут с ума сойду, наверное, интересно, Стелла еще здесь? Я вообще ничего не помню. - Венера распахнула простыню и увидела на своем одеяльце капельки крови, паника вновь овладела ей, от безысходности, от незнания чем все закончится, Венера взяла свою сумку, которая лежала рядом на маленьком старом кресле и достала от туда телефон.
-Милый Джон, со мной случилось кое что.... Но ты не переживай, просто приедь в городскую больницу, в гинекологическое отделение и забери меня, отвези в частную клинику, что за городом, я сейчас чуть ли не родила.... Да... - Венера облизала губы, которые пересохли. ГДЕ ТЕБЯ НОСИТ, МАТЬ ТВОЮ??? Я ЩАС ЧУТЬ ЛИ НЕ УМЕРЛА!!! - Монросе старалась закричать, но сил ина это не хватало, услышав положительный ответ, Венера взяла свою одежду, которая также лежала на стуле и переоделась в свой привычный вид, взяла сумку, положила телефон и вышла из палаты, навстречу подбежал доктор, Стелла тоже.
-Доктор, я поеду в частную клинику, сейчас за мной заедет муж, я верю вашим советам, я действительно буду лежать на сохранении, но не здесь... Простите, привыкла обследоваться там. - объяснившись с доктором, Венера обняла Стеллу.
-Девочка моя, спасибо тебе большое....И не ругайся на меня, Джон правда сейчас приедет....Я люблю тебя очень, как приедем туда - я обязательно позвоню, а если хочешь, поехали с нами...

+2

269

-> палата Тони Моргана <-

Ох, Божечки, за что все это? За какие грехи? Я медленно возвращалась к кровати, обхватив плечи руками. Задумчивая. Притихшая. Ну что же. Осталось дождаться врача, тогда...все станет ясно окончательно. Да или нет. По идее, бояться должна была не я... Только вот... как всегда взяла все переживания на себя. Автоматически. И теперь опять трясусь, как замерзший цыпленок, со слезами ужаса на глазах. А тут еще и он продолжает пугать, только на этот раз детьми:
Черт, Эмз, я не в  курсах этих тонкостей, но беспокоюсь, как бы раньше времени не начали вылезать. А ты в курсе, что немногие могут вынашивать близнецов столько времени? Обычно семь месяцев это предел.
Эээ. Мда. Я резко развернулась и ушла к окну, чтобы посмотреть на наступающую темноту. Нужно было успокоиться. Не хватало еще, чтобы дети родились раньше срока. Семь месяцев?! Да ну. Нет. Хочу иначе. Могу. Эй, мальчики, слышите меня? Сидите внутри, пока есть возможность! Не вылезайте, нечего вам тут делать, пока мама не нашла себе постоянное жилье. И вам тоже, да-да. Руки затряслись, когда я попыталась отдернуть тюль, чтобы было посветлее. Маневр не удался и пришлось проковылять, дабы нажать на выключатель. Резкая вспышка света озарила палату, заставив нас с Тони сморщиться. Неудачный вариант. Нажимаю еще раз. Комната снова погружается в вечерний мрак. Задумчиво включаю. Выключаю. Включаю. Выключаю. Пока рези в глазах не стали отчетливее. Перестаю и возвращаюсь к постели в темноте. Нажимаю на кнопочку ночника. Теперь, хоть и светлее, но не так ярко. Почти интимный уровень освещения. Почти свечи. Почти.
– Знаешь, что я хочу? - протягивает руку, вынуждает сесть. Я вытираю украдкой слезы и улыбаюсь, -Что? - в ответ совершенно серьезный взгляд, который доселе не проскакивал у Тони. За все время пребывания здесь ни разу! -Я хочу, чтобы ты…поцелуй меня, как тогда…как в кабинете Алекса.
И я стараюсь скрыть удивление. И сердце не понимает логики. Зачем ему это? Новый способ прощания с миром? Не рви мою душу, сжалься. Не надо. Но молчу и улыбаюсь, глотая слезы, которые не успела вытереть. Они порой даже проахивались и бежали по подбородку, создавая ужасную картинку. Девушка ревет от предложения поцелуя. От ее...Любимого? Бывшего? Друга? Человека, который дорог. Наконец, киваю. Медленно наклоняюсь, вцепившись руками в края кровати, чтобы не рухнуть. Зависаю в сантиметре от его лица. Внимательно рассматриваю. Голубое небо глаз, бледные долины впалых щек... касаюсь их подушечкой пальца, медленно провожу вниз, к шее. Наблюдаю за реакцией. И молчу. Губы. Чуть припухшие (от чего это?), полураскрытые, из них судорожно так и рвется наружу воздух, -Как скажешь, - выдыхаю шепотом и сокращаю расстояние одним движением. Аккуратно прикоснулась губами. Чтобы не сделать больно. Но... постепенно осторожность проходила, и я уже через секунду впивалась в парня жарким поцелуем.
И все бы хорошо и замечательно, да тут, собственно, вспомнила, из-за чего мы расстались. И что он говорил мне в сентябре, а затем и первого октября. И я прервала поцелуй, улыбнувшись, взяла бутылку с минералкой и сама осушила остатки в два глотка. Черт возьми, что же творю? Как не стыдно?!
...Вплоть до прихода врача я сидела в кресле и отказывалась разговаривать. Улыбалась, кивала, подносила воду, но...молчала. Ибо натворила что-то не то. И надо бы исправиться теперь. Зря я это сделала. Теперь сердце не на месте. Только вроде успокоилась. И нет.
-Тони, добрый вечер, - в палату вошел улыбчивый молодой доктор, впрочем, кажется довольно смышленный, -Оу, а это же наша маленькая мисс Роуз, - он склонился в шутливом поклоне и спросил, -Как вы тут поживаете?
По этим его речам сразу стало понятно, кто есть что. И что есть кто. Проще говоря, этот врач был другом Тони по курилке. И это очевидно. Более никто не смеет обращаться ко мне столь фамильярно.
Ну а что я? Встала и улыбнулась доктору, -Здравствуйте, хорошо. Только мне сейчас надо домой, надеюсь, Вы не оставите его в одиночестве? - указываю взглядом на Тони. Приближаюсь. Беру за руку горе-пациента, в смущении наклоняюсь и целую его в щечку, -Мне правда нужно домой... Переоденусь во что-нибудь более теплое, посплю часик, приготовлю что-нибудь съедобное и вернусь. Обещаю, - глажу пальчиками по плечу, -Не грусти только. Скоро буду! - и поспешно выхожу за дверь, чтобы не слышать их "мужских" разговоров.
Вижу знакомого медбрата Васеньку (да, не удивляйтесь, он вроде русский или что-то около того). Прошу подвезти до дома. Он охотно соглашается, все равно собирался к своей невесте, а она живет в соседнем подъезде. И мы уезжаем. А темнота наступает.

===> 21 street 13/80 ===> госпиталь

Отредактировано Emma Roze (2012-11-09 00:04:11)

+1

270

И так в ее глаза появился страх, страх от мыслей про преждевременные роды, конечно переживали все, но все же они вечно во чреве матери все равно не смогли бы быть, поэтому лучше раньше, чем потом вызывать роды или делать кесарево сечение. Тони представлял, что творилось у Эммы в душе, ведь он и сам не мог успокоится при мыли о том, что с детьми будет какая-нибудь проблема, потому что волновался сильно за них и за Роуз.
Девушка решила поставить эксперименты со светом, а это означало что глаза немного пострадают, она несколько раз включала и несколько раз выключала основные лампы в палате. Морган ничего не говорил, прекрасно знал, что Эмми в процессе мысли, дум, и рассуждений, поэтому лишь закрыл глаза на время, пока не побалуется. Открыл глаза в палате горел лишь ночник.
Роуз оказалась рядом и выполнила пожелание парня, поцелуй, слабый, словно нежеланный, но через пару секунд девушка кажется вошла в кураж, и вот это теперь был поцелуй в кабинете у стоматолога. Парень почувствовал солоноватый привкус на губах, понял что это девичьи слезы, позволил ей эту слабость. Тони мог бы обнять ее, но не мог, сил не хватало чтобы поднять руку, поэтому он лежал эдаким бревнышком, словно в коме, только в сознании и разговорчивый, но сил не было. Она резко завершила поцелуй, и отстранилась, допивая воду из бутылки. Все вроде ничего, но рана начала жечь, чем мешала просто молчать, наслаждаясь присутствием Эммы.
Пришел врач и помешал идиллии, тот поздоровался с Морганом, тот лишь коротко кивнул, а дальше уже разговоры с Роуз, и девушка упомянула, что ей надо домой. Тони понимал, что девушке надо и помыться и поспать и поесть нормально, но так не хотел ее отпускать, когда она наклонилась и поцеловала его в щечку, он остановил ее на секунду, прошептав на ухо:
- Ты не торопись, отдохни как следует, детям тоже нужен покой, не переживай отсюда я никуда не денусь, я буду ждать тебя.
И она ушла, ушла, чтобы отдохнуть, чтобы привести себя в порядок, так же как и мысли, все же очень сложные отношения, когда друг другу они не чужие, но и вместе боятся быть, да и любовь не прошла, и еще дети связывают нерушимой цепью.
Теперь все внимание многострадального травматолога было приковано к своему врачу, показав ему рану, которая начала нарывать, и в некоторых местах появился гной.
- Я, конечно не паникер, но хочется узнать, я выживу, и как этот гной будут убирать? – серьезно спросил Тони, осматривая свою рану.
Хирург лишь закатил глаза и похлопал парня по плечу.
- А ты бы не упрямился, и оставил бы систему в вене, и процесс заживления будет быстрее, организм сам справится, завтра тебе наверное будем переливать кровь, вид у тебя как у покойника, честное слово.
Морган приподнял недовольно бровь, и закатил глаза, конечно, он всегда любил с сарказм, с детства. Поговорив еще о других делах, кроме жизни и здоровье травматолога Святого Патрика, Тони оставили одного. Долго он смотре в потолок, представляя и мечтая, о том, что было бы если все было по-другому. А в этой мечте было лучше, и радостнее, и не попал бы он в больницу, потому что проводил бы это время со своей семьей, но семьи у него нет, есть только система, пикающие аппараты, ночник, включенный Эммой, воспоминания о ней, и сохранившийся в палате аромат ее легких духов.
Захотелось курить, захотелось взять да и встать с кровати, чтобы сбежать, чтобы поехать домой, чтобы быть в полной тишине, а не сходить с ума от аппарата, от голосов в коридоре, вообще от всего. Тони закрыл глаза и заснул, почти сразу. Измученный и больной организм дает о себе знать, так еще его нос никто не смотрел, и никто не вправил, этот пункт он внес себе в список дел на завтра, между лежанием на кровати и лежанием на кровати с системой, и приходом Эммы, он решил с ней поговорить по душам, чтобы она поделилась с ним своими переживаниями, чтобы снова смогла ему доверять.

+1

271

Ночь дома прошла... прошла. И слава лаптям. Васенька довез меня до подъезда и даже помог подняться на нужный этаж, а потом ушел к своей невесте, оставив меня наедине со своими мыслями. Тони. Тони. Что я тебе такого сделала? Почему ты никак не хочешь уйти из моей жизни? Ну или войти в нее окончательно? Это портит нервную систему. И не только мою. Вытерев рукавом пальто окаменевшие капельки слез, задумалась. Прямо на пороге квартиры. А как теперь, собственно, планировать свой день? И чтобы травматолог чувствовал себя не обделенным, и чтобы дети не возмущались... и чтобы при этом я осталась жива? Ох. Как все сложно. Первым делом пошла и приготовила себе сладкий до зуда в зубах чай. Пирожочки там и все такое. Сидела и жевала. Задумчиво. Медленно. И что же? Как дальше жить? А вдруг все-таки все намного серьезнее? Нет, надо было остаться и дождаться диагноза врача. А если с Тони за это время, пока я дома, что-нибудь случится?! Никогда же себе этого не прощу, никогда!
... За всю ночь я раз, наверное, девять или тринадцать порывалась встать и ехать к нему. Но каждый раз стук в живот или же противный звук дождя за окном отвлекал меня от этого бесполезного желания. Помочь я там ничем не могла, а в экстренных случаях даже помешала бы. Лучше уж подготовиться к утреннему визиту.
... Встала в пять утра, кое-как продрав глаза, заставила себя вылезти из кровати. Натужно охая, переоделась в другой наряд: темные джинсы и неопределенно-красного цвета рубашка, завязывающаяся крупным бантом на шее. Сверху светлое пальто, потому что синее насквозь пропахло медикаментами. А мальчикам это упорно не хотело нравиться. Сунула в карман телефон и деньги, вышла из квартиры и закрыла ее на оба замка. Ключ же зажала в руке. Чтобы не потерялся.
Добиралась на автобусе. Боже. Это какое-то наказание. Никто не хотел уступать место толстой девушке. Пришлось доходчиво объяснить ближайшему парню странной наружности (али все же не парень?), что беременная в гневе - это мировое зло, которое лучше не распылять по пустякам. Меня поняли. Да так, что половина автобуса опустело. Чем не счастье?
В супермаркете по-быстренькому купила фруктов и пачку вкуснейшего ароматного чая, расплатилась, заскочила в аптеку и на последние монетки в кармане купила витаминки для беременных. Вот теперь я подготовлена ко всему. Зажевав одну витаминку сразу же, в госпиталь летела уже на трамвае. Ну как летела... Ползла.
... В общем, в палату ввалилась без пяти семь. Но... почему-то никого внутри не обнаружила. Постель убрана, старая бутылка стоит и аппаратура... молчит. Как?! Раз - пакеты выпадают из ослабевших рук. Два - лечу к кровати, пытаюсь там обнаружить спрятавшегося Тони. Три - ору от навалившегося горя и опускаюсь на пол, дергая край простыни. Четыре - захлебываясь в слезах, причитаю, повторяя ЕГО имя. Пять - хватаюсь за живот и закрываю глаза, надеясь умереть сразу же за ним.
Но меня спасают чьи-то объятия. -Эмми, - зовет мягкий старушечий голос, -Эммушка. Поднимаю осиротевший взгляд на Микаэллу. Я потеряна для этого мира, бабуль. Не надо. Ничего не говори. Я знаю. Он мертв, но его душа.. блаблабла.. -Хлопец твой у дохтура. Непонимающе моргаю, продолжая реветь. -Выдохни, детка. Все хорошо. Не надо. Он жив, - от этого я захлебываюсь в слезах еще сильнее, начинаю задыхаться и в глазах темнеет, -Ну-ну-ну, спокойной, - чувствую, как она держит меня за голову, легонько постукивая по щекам, -Это пройдет. Через пять минут вернется любовь твоя, не волнуйся.
Но я уже не обращаю внимания на ее слова. Главное, что жив. Он жив. Живет. Жив. Жив. ЖИВ! А я хочу спать. И темнота в глазах сильнее... Нет. Подожди. Мрак, не забирай меня. Хочу увидеть его еще разочек.

+1

272

Ночь прошла, Тони несколько раз просыпался среди ночи, от кошмаров, которые снились, и были такие реалистичные, что сердце замирало, а в последний раз, даже поднялся резко на кровати, и сразу же скрючился на кровати от боли, отдернув одеяло, Морган заметил, что его повязка пропиталась кровью. Был выбор, остаться и наедятся, что все же это так заживет до свадьбы, но ведь шов мог разойтись. Травматолог решил посмотреть, зря конечно он это сделал, повязка упала на пол, а из раны текла кровь с белыми выделениями, и это был тот самый гной.
Благо в каждой из таких палат находилась кнопочка вызова медсестры, чем конечно и воспользовался Тони. Через минут пять было решение везти его на перевязку, так как шов не задет, так еще и остановить кровь надо. В процедурной, снова обработали рану, наложив чистую повязку, но раз уж все собрались, то было принято решение начать переливать кровь, вколов некоторое количество легкого снотворного травматологу, они начали эту незамысловатую операцию без скальпеля.
И вот так всегда все мешается, все думается, и не убирается, мысли, клякса сознания, совсем не те думы, почему он думает, что она с кем-то, почему он спрашивает себя, хорошо ли ей с ним? А на самом деле лишь страдает, и кажется, что убери эти искусственно созданные страдания, и он уже не сможет без них жить. А это продолжалось всю жизнь, всегда делал глупости, чтобы потом страдать, ведь человек не живет без ошибок, так и Морган, наделал, пострадал, пережил, снова наделал, пострадал, пережил.
«Почему все так? Почему я не могу признаться в собственной трусости? Потому что боюсь показаться дураком? Или же показаться уязвленным, обиженным ребенком? Наверное, все два варианта, при том сразу».
Тони открыл глаза, в окнах был пасмурный день, и сложно определить что было утро, день, или под вечер. Уже более живыми руками он протер глаза, и почесал свои небритые щеки, пялясь в потолок. Морган снова хотел воды, но ее не было, и он очередной раз чертыхнулся про себя. В последний момент только заметил Эмму, которая увлеченно читала журнал, он улыбнулся.
«Ты здесь, ты сдержала слово!».
Все это время он смотрел на нее, практически не мигая, старался соорудить в своей голове примерный план общения, чтобы не дай боже вышло как сентябре, что было не очень приятно, естественно.
- Тратишь свое время на меня? – прохрипел Тони, решив все же обратить на себя внимание. – вместо того, чтобы заниматься своими делами, коротаешь время у травматолога-неудачника. Почему? – он улыбнулся, виде как Эмма в спешке засуетилась и отложила журнал. – У меня сегодня открылось кровотечение, отвезли сразу же на осмотр, перевязали, перелили кровь, - парень тяжело вздохнув, продолжил. – Теперь я уже не тот Тони Морган, - Наиграно надул губы и жалостно посмотрел на девушку. – Я даже попытался сегодня встать, но это увидел врач и мне настучал по голове за самоуправство.
Он рассказал все, чтобы она не думала, что он что-то скрывает, стать честным, хотя всегда был честным, ну не всегда, конечно, но в большинстве своем, да. Оценят такой жест или нет, для него погоды не сыграет, ничего не изменится.
- А как ты? Вчера не намокла? Сыновья не беспокоили? А как ты себя чувствуешь? – он понял, что болтает слишком много, и кажется, Эмма не успевает за его мыслительным процессом. – Помнишь, ты писала, что я не интересуюсь своим душевным состоянием? Прости, девочка моя, прости, я, как ты помнишь, мало с кем делюсь душевными переживаниями, и даже с тобой не делился, когда встречались, когда были вместе…Я просто не знаю, что и как надо делать. Научишь?

+1

273

Очнулась я на кресле, вся растекшаяся по нему, как банановое пюре. Надо мной склонилась недовольная Микаэлла и бубнила что-то вроде "ну вот, я же говорила, а она непослушная.. девчонка.. дети.. ох эта любовь.. дети". В общем, несла какую-то чушь. Главное то, что ей удалось привести меня в порядок, как оказалось, всего за каких-то десять минут. Мы вместе сходили в один из служебных туалетов, где мне пришлось умыться чересчур холодной водой. Вместе зашли в буфет, где насильно закормили какими-то стейками и еще чем-то. Да-да, я все знаю, беременные должны кормить в первую очередь детей, а я, такая блаблабла... Только лениво отмахивалась от всех пробегающих и сетующих на глупость рядом. Он жив. Боже мой. Чуть сердце не остановилось. Жив, жив, жив. Ах. Черт. Да сколько можно меня пугать? Совсем совесть потерял! Ну ничего, я еще это ему припомню... И ведь это опять в тот момент, когда меня не было рядом. Я ВИНОВАТА! Опять я.
Вернулись в палату, а в это время добрые люди уже переместили тушку Тони с каталки на кровать. Ноги разом подогнулись и пришлось схватиться за ближайшую тумбочку, лишь бы только не рухнуть тут же на пол. Весь какой-то болезненный. Одинокий. И губы... они дрожали. Страшное зрелище. Старушка-медсестра опять пробурчала что-то о том, как такие впечатлительные дамочки мешают процессу выздоровления, что слезы зло и так далее... И она, в общем-то, ушла. Смылись все. Снова оставив нас вчетвером. Первое время мы с детьми сидели на краешке кровати и ждали, пока Тони очнется. Но уже через пару часов поняли, что боль в пояснице сильнее геройства и перелезли на кресло, где заняли себя чтением какого-то очередного "Космополитена". Мда. Если диету на одних вонючих носках еще можно было хоть как-то осознать, то статья "десять способов засунуть мужчине палец в задницу во время секса" повергла меня в абсолютное уныние. У меня сейчас состояние, как в том СССР, который показывали по телику ночью, нет этого секса. И давно не было, между прочим. А потому все-таки придется жрать носки. Изверги. Не для беременных это чтиво. Особенно космо-сутра, где в восхительном переплетении рук, ног и прочих частей тела зацепились друг за друга письками люди. Ох ты ж пресвятые баклажаны!
- Тратишь свое время на меня? Вместо того, чтобы заниматься своими делами, коротаешь время у травматолога-неудачника. Почему? - от этих хрипов я вздрогнула, спешно захлопнула журнал и с великим облегчением обратила свое внимание на Тони. Он хотя бы говорит нечто более земное. Улыбка расползлась по лицу, а я лениво стянула с себя пальто. Ибо стало жарко после всех тех картинок, сами поймите, более полугода без секса, ну. Осталась в одной не поддающейся определению цвета рубашке. И джинсах, само собой. Приняла позу слушающего, -У меня сегодня открылось кровотечение, отвезли сразу же на осмотр, перевязали, перелили кровь, теперь я уже не тот Тони Морган. Я даже попытался сегодня встать, но это увидел врач и мне настучал по голове за самоуправство.
Я задумчиво смотрела на него и продолжала улыбаться, хотя в глазах давно поселилась отсвет страха. Кровь. Переливание. Осмотр. Не тот. Ужас. Еще хуже было то, что я не успевала следить за его мыслями. Точнее, отвечать на них. Потому дождалась, пока он закончит, и глухим дрожащим голосом, отражающимся ударами по стенам, ответила:
-Ох, - заерзала, придерживая живот, -Я волновалась, - далее попытка взять себя в руки, -Не сказали, чью кровь перелили? - вспомнила про то, что он пытался встать, и коротко хохотнула, -И это еще кому из нас на месте не лежится?
Пока он задавал свои поспешные вопросы и что-то силился объяснить, я воспользовалась короткой заминкой и встала, перешла через палату и присела к нему на краешек кровати. Меня до сих пор трясло, и приходилось надеяться, что от этой трясучки весь Тони Морган не заходит ходуном. Задумчиво покивала и постепенно взялась отвечать:
-Да все вроде хорошо, поспать успела, нет, мы не намокли, Вася подвез. Ну, помнишь, тот русский, который уже второй год не может со своей пожениться? Вечно то ЗАГС закрыт, то платье на невесте рвется, - ржу, вспоминая эту историю. Боже мой. День, когдая он на ней женится... или они расстанутся... станут самыми счастливыми в госпитале. Потому что женщины уже задолбались гладить платья себе и смокинги мужьям. Второй чертов год. Ну да ладно. Сейчас не об этом, -Я немного устала, и дети это чувствуют. Когда увидела твою пустую постель, даже, кажется, в обморок свалилась, - правду и только правду, -Хотя может и нет. Плохо помню почему-то этот момент.
Эти вопросы про душевное переживание поставили меня в тупик. Потому что слишком уж долго рассказывать и формулировать, а усталость действует на нас обоих. Вздохнув, я обернулась и увидела, как пришла медсестра, чтобы поставить капельницу. Или заменить. Ой, я плохо разбираюсь. Поэтому даже не знаю, зачем все это.
-Порой наступает такой момент, когда необходимо рассказать, что ты чувствуешь. Радует или беспокоит. Эдакие душевные порывы, - я отодвинулась с краешка кровати на середину, дабы не мешать медсестре, -Так вот их нельзя в себе прятать. Нужно ими делиться. Иначе однажды сорвешься и станешь черствым и бездушным. Ну или одиноким и нервным, - кому, как не нам с детьми, разбираться в этом вопросе, -Но это очень кратко. Если возникнет нужда узнать побольше, спрашивай, буду рассказывать, - кладу ему руку на грудь и подмигиваю, -Но все только после того, как выздоровеешь.
Медсестра вышла,а значит, можно было расслабиться. Я разложила пузо на покрывале, а сама по привычке уперлась руками в края кровати. Вот теперь сидеть удобно. Жаль, что недолго. Потом вообще возникнет желание лечь. Но не сейчас же? И то ладно.
Еще один вечер надвигается на город. И уже второй вечер подряд мы не ругаемся. Сидим рядышком и бормочем. "Битый" и беременная. Эдакие дружеские бывшие. Чудеса!

+1

274

Как же все же приятно видеть ее личико, лицо, словно ангелами нарисовано. Ее улыбка и все в душе расцветало, становилось теплее, и вот сейчас ее глаза смотрели на него, она скорее избавлялась от журнала, сняла пальто, от чего у Тони опять прошлись пошловатые мыслишки в голове.
«Вот не могла ты, милая моя снять его до моего пробуждения? Именно тогда когда я открыл глаза, ты его снимаешь так соблазнительно».
Снова великое огорчение, что он не имеет право сказать ей пару своих мыслей и немного попошлить с ней. Просто не имеет право, просто он ей сейчас никто, только отец ее детей, ни ближе ни дальше. Эмма сидела и слушала, выслушивала как священник, как психолог, как друг.
«Почему раньше выслушивать друг друга отказывались? Почему? Почему?».
- Зачем волновалась? Ведь если бы я умер, поверь, ты бы узнала еще ночью, тебе бы сообщили, - абсолютно спокойно сказал Тони, потому что знал прекрасно, как работает служба оповещения родных.
Выглядит примерно так: здравствуйте, у вас в нашем госпитале лежал Генри Тревор, так вот произошло немного непредвиденное обстоятельно, он умер, можете забирать тело, а то у нас морг забит. Да, ваще замечательное обслуживание, типа если родственники не заберут, то он так и продожит гнить прямо на своей больничной койке. Потрясающе просто
- Я надеюсь, что это не была кровь негра, или азиата, или марсианина…теперь что я не Морган?
Вот это он точно не знал и ему срочно требовалось объяснение если кровь перелита, то тогда как быть, и вообще является ли он тем же самым Тони Морганом, или он уже другой человек. Травматологу теперь придется все выяснить. Кровь превыше всего.
- Ну я хочу скорее встать на ноги, и между прочим, вы мисс не должны возмущатся, у меня нет детей в животе, а тебе уж точно пора выбирать клинику и ложится туда, чтобы в полном умиротворении ждать, на сносях лежать, готовиться к родам, - с ухмылкой сказал Тони.
Но упрямая Роуз прямо таки послушала, конечно, держи карман шире, она же сделает все назло, да и сделает так, что права, а разве с беременной поспоришь? Морган не спорил с Эммой, даже когда еще беременности у той не было. Не переубедишь эту девчонку, не переубедишь, никогда.
- Я знаю его, вечные проблемы, нам не везет. Что ты такое говоришь? Какой к черту обморок? Ты совсем себя не бережешь! Ни себя ни детей! Не надо так… - он был недоволен всем этим, и тем что Эмма слишком много эмоций проявляет, и почему-то всегда не хороших.
Разговор про разговор по душам, и все вроде бы понятно, что надо всегда высказаться, выговориться, но почему-то не оказывается рядом человека, кто смог бы послушать бредни израненной души, почему-то в такие моменты человек остается один на один с собой, и только переосмысливать все происходящее, Тони преподнес ее ладошку к своему лицу.
- Вот знаешь, ты…
им помешали в палату вошла медсестра, с капельницей, Морган благодарно кивнул, но так и не выпустил из руки ладошку своей девушки, намек, чтобы делали систему в другую руку. Все это заняло времени всего несколько минут, травматолог, не моргая смотрел и любовался Эммой, снова и снова теребя свое сердце.
«Ты же знаешь, ты же чувствуешь, ты же тоже чувствуешь, тоже что и я. Ангел мой, прочитай в моих глазах ту боль и те мольбы, и мою любовь к тебе, что когда ты находишься рядом со мной, боль отступает, мне становиться лучше».
Медсестра покинула палату, и Тони вернулся к своему разговору.
- Эмми, когда ты была со мной, и когда мы с тобой разговаривали…ты была единственная с кем я разговаривал действительно по душам. Но порой лучше спрятать в себе, нежели потом раскрыться человеку, который не оценит, который просто недостоин этого.
Вот она рядом, сидела на краю кровати, она дрожала, Тони взял ее за руку, крепко сжав ее, ну не мог он спокойно наблюдать за ее дрожью, и Морган начал приподниматься, с кряхами, охами, ахами и наморщенным лицом, притянул к себе и обнял ее, кажется, она была слишком удивлена.
- Оденься, тебе не стоит мерзнуть. – Тут он отвел взгляд и нахмурил брови. – Мне кажется, что лучше тебе не навещать меня, я иду на поправку, я не хочу, чтобы ты лишний раз волновалась, чтобы снова у тебя был стресс, из-за меня, в который раз.
На этом Тони поцеловал девушку в щечку, но так и остался обнимать ее, нежно, словно в последний раз.
«Я люблю тебя…люблю, но тебе лучше не знать этого, не верить в это».

+1

275

Мы разговаривали довольно медленно и вполне себе мило, но я чувствовала, что ужасно хочу спать. Мои глаза сами по себе смыкались, а тело так и тянуло вперед, на Тони, только бы завалиться и наконец отдохнуть. Видимо, внимание рассеялась, и я не смогла до конца понять половину из того, о чем мы говорили. Ну или просто прослушала. Помню, он возмущался, что я не берегу ни себя, ни детей. На это лишь лениво отмахнулась рукой, пробормотав нечто вроде: -С нами все хорошо, ты только не волнуйся. Помню, как посмеялись про Васеньку. И как Тони легко сказал о своей ночной "смерти". Да я бы себе лицо об спинку кровати расшибла от горя, а ты так просто обо всем рассуждаешь! Глаза лишь на миг сверкнули недовольством, а потом я вновь расплылась в мечтательно-сонной улыбке. Слушая все, о чем мне был готов поведать мой вечный пациент.
- Эмми, когда ты была со мной, и когда мы с тобой разговаривали…ты была единственная с кем я разговаривал действительно по душам. Но порой лучше спрятать в себе, нежели потом раскрыться человеку, который не оценит, который просто недостоин этого.
И молчала, думая над тем, как это объяснить. Он был прав и не прав одновременно. Но как я, обычная бывшая, которых не одна и не две, могу изменить? Вот сижу и молчу. Улыбаюсь. Слушаю. Проваливаюсь в полудрему. И руки разъезжаются в стороны. Наконец, решаюсь:
-Но... ведь есть друзья и есть семья. Мама, бабушка. Не знаю насчет мамы, мы не были знакомы, но я уверена, с бабушкой можно поделиться всем! - сползаю с кровати и иду за пледом к креслу, ибо трясучка сделала свое дело, -Ты не раскрывайся всем подряд, но и не молчи, никогда не молчи, если есть порыв. Это самое ужасное преступление против себя - промолчать. Потом будешь ходить и думать, почему жизнь пустеет и что же ты пропустил. А всего лишь раз не поделился с другим кусочком своей души, - прозвучало как-то не так, чересчур пылко и скомканно, но смысл должен быть уловим даже в этом. Вернулась и уселась на постель, положив перед собой плед, прямо на живот Тони, а сама взяв его за руку, -В конце концов, я всегда готова тебя выслушать. Не чужие друг другу, столько всего... - сделала паузу, сглотнув комок в горле, -Связывает нас.
Отвела взгляд в сторону, но в эту же секунду почувствовала ответную реакцию. Рука в моей ладони сжалась. И послышались охи-вздохи и кряхтение. И тут... объятия. Сильные, почти смертельные. Я вздрогнула и повернула лицо к нему. Тони. Это он. Вот... смотрит на меня с перекошенным от боли лицом и обнимает. Кажется, именно в этот момент за окном полыхнула молния. Сегодня мне снилось, что он меня целует. Сам. Нежно и мило. Почти ванильно. А с четверга на пятницу сны сбываются. И я молчу. Словно жду. Но нет. Он отводит взгляд и хмурится. Не надо ничего объяснять. Я все понимаю.
- Оденься, тебе не стоит мерзнуть. Мне кажется, что лучше тебе не навещать меня, я иду на поправку, я не хочу, чтобы ты лишний раз волновалась, чтобы снова у тебя был стресс, из-за меня, в который раз.
Оу. Столь сухой тон. Нет, конечно, ладно. Нет, правда, все хорошо. Я лишь взгляну непонимающе, даже почти осуждающе, но отвечать буду совсем иное. Как ты хочешь. Тебе нельзя переживать, Тони. Как скажешь.
Кладу руки на живот и смущенно улыбаюсь, продолжая оставаться в его объятиях, -Мне уже тепло, - а у самой опять сердце разрывается и плакать хочется. Неужели все то, что я успела надумать - ошибка? Опять ступили не туда. Да нет. Не может быть. Улыбаюсь до боли в скулах, чувствуя его поцелуй на щеке. И все-таки некоторые сны сбываются. Вот он сидит рядом. Обнимает. Ему больно. А мне страшно. Схожи ли наши чувства и ощущения? Боюсь даже дышать, только беспомощно моргаю. Жажду помощи или объяснений. Но их так и не последует. Мы опять ничего не осознаем. Но делаем друг другу еще больней. Бормочу, утыкаясь холодным носом в его горячую шею, заставляя вздрогнуть. Еще боль. Хорошо, как скажешь, не буду приходить. Только обещай, что будешь писать каждый вечер о своем состоянии. Правду, - понимаю, что звучит как-то не так и тихим сонным голосом прибавляю, продолжая бурчать ему в шею, -Но эту ночь я все равно посижу с тобой. И когда выпишут, позвони, буду навещать тебя по вечерам дома. Если, конечно, некому за тобой ухаживать, а то неудобно получится. Кушать там буду готовить и постель стелить. Убираться, если будет необходимо, - опускаю взгляд и упираюсь рукой в его грудь, потому что понимаю, что со сном бороться бесполезно, -И...эм да... Возражения не принимаются. - а дальше что-то говорить становится лень, и я, безвольным мешком давя на слабое тело Тони, засыпаю, сладко причмокнув напоследок губами. Усталость сильнее своей беременной противницы. Удивительно, как я еще вообще не завалилась где-нибудь в супермаркете. А тут... так тепло... и уютно... и опять ночник горит...

+1

276

- Как я не могу волноваться? Ты…Мои дети? Это все что осталось у меня…
Он был не прав, он хотел заново все собрать по крупицам, склеить ту их мечту, но одного желания мало, а сделать ничего уже не мог, как не мог так же сделать Эмми счастливой, чтобы она больше не боялась мужчин, чтобы она больше не боялась кулаков, тумаков и  насилия.
- Эмми, ты когда в последний раз видела мою бабушку? Воот, я тоже, мама живет с любовником в другом штате, а Миранда переехала в Россию, и живет с миллиардером, друзья…Только Лиза, но и ей надо налаживать свою жизнь, я вечно не могу к ней обращаться…Сама понимаешь это отпугнет потенциальных женихов, а я желаю ей добра и счастья!
Он задумался, точнее вспоминал к кому он еще мог обратиться за помощью, но так и не нашел, ведь у каждого была своя жизнь, а Тони мог только мешать, и разрушать. Поэтому он замолчал, и пытался свыкнуться к тому, что он один, и никто не поможет ему в трудную минуту, даже те, кому он помог, ценою своего счастья. А счастье было одно единственное, которого он лишился по своей же глупости и душевной доброте, а каким его считали люди, аморальным, ужасным человеком, который не упустит ни одной юбки, упустил ту самую юбку, которая была ему нужна.
- Да нас много связывает, и мы не чужие, но давай признаемся, что сейчас мы чужие друг другу. И я и ты. Да внутри тебя мои дети, дети, которых я люблю, и это единственное, что не дало мне сдастся, умереть. Я переписал квартиру на твое имя, - признался Тони, стараясь говорить спокойно, но спокойно не получалось, потому что он волновался и держался рукой за повязку, под которой рана снова начала жечь. – Так же как и свои деньги. Ты знаешь, я хочу счастья тебе и своим детям, а счастье на съемной квартире это не то…считай это мой подарок тебе и нашим с тобой сыновьям, когда родятся они.
Ему не жалко ни квартиру, ни денег, заработает, купит, и все будет у него, ему много не надо, чтобы сыновья пока маленькие не жили на казенной квартире, а были полноправными владельцами, ведь Эмма должна сделать, Тони доверял ей, и никогда не ошибется в ее чести и достоинстве. Поэтому готов снимать жилье, и жить отдельно, лишь бы они были в порядке, и ни в чем не нуждались. А для отца, который только и может дать им квартиру, и карточку матери, потому что она отказалась от неофициальных алиментов? Гордыня, у обоих гордыня, хотят быть вместе, а боятся признаться друг другу. Надо все это искоренять а это сложно, сложно, потому что никто не сможет признаться, потому что боятся.
Как хотелось быть с ней, как ему хотелось вот так всю жизнь обнимать только ее, быть только с ней, и вот она закрыла глаза что-то прощебетала, он кивал и соглашаться во всем, Эмма уткнулась ему в плечо и тело ослабло, обмякло, лишь только причмокивание губами означало, что она уснула. Быстро Тони даже сначала не понял. Но потом решил все же уложить рядом с собой, главное, чтобы ей был удобно, ей и малышам. Уложив ее с краю, а сам с болью тоже лег на бок, обняв ее.
- Конечно я буду писать, - шептал он, гладя ее по волосам. – Буду звонить и докладывать что со мной, - врал, но пусть сквозь сон слышала его лжеобещания.
Тони все равно не мог заснуть, и все равно смотрел на нее при включенном ночнике, такой пузатенький ангелок спал рядом.
И так прошла ночь, на утро она покинула палату, а Морган лишь утешал себя, что так будет лучше, что она не будет волноваться, и уже не вспомнит о нем. Писал ей, когда она писала, отчитывался о своем здоровье, а сам тем временем уговаривал врача выписать его. Тем более он шел на поправку.
- Я здоровый как жеребец! – говорил Морган своему врачу.
Под двухдневным натиском хирург все же сдался и выписал парня, Тони счастливый ехал к себе домой, представляя что ждет его голодная смерть в своей же квартире, поэтому купил себе стандартно пива и пиццу, в ожидании смотрения до десяти часов мультики, а потом фильмы для взрослых. Не забывая все же написать Эмме, что его выписали, и что он дома, соблюдает постельный режим.
«Ну главное, чтобы она поверила в эту сказку, а остальное не имеет значения. Она же все равно не приедет и не будет наблюдать за парнем».
Ну лично он так считал.
----------> 29th Street, 19/ 1221

Отредактировано Tony Morgan (2012-11-10 01:54:06)

+1

277

Ответа врача не пришлось долго ждать, но как только он заговорил его тут же прервали. Дверь палаты распахнулась и на пороге появилась ее подруга. Да, та самая, которой сейчас положено лежать под капельницей в покое и полном умиротворении. Но, видимо, у девушки было свое видение то, что она должна делать. Эх, это же Венера...
-Доктор, я поеду в частную клинику, сейчас за мной заедет муж, я верю вашим советам, я действительно буду лежать на сохранении, но не здесь... Простите, привыкла обследоваться там.
Мужчина не менее ошарашенно разглядывал девушку. Сказать, что он был удивлен, это ничего не сказать. На его лице читалось волнение, удивление и растерянность. После того, что Стеллс устроила внизу, возле блондинки порхали и сдували пылинки. А тут она вылетает и заявляет, что не желает больше здесь оставаться. Что подумал этот бедный доктор? А что если она напишет жалобу? Казалось, на его лбу появилась испарина. Он так и не смог ответить ничего внятного, а Ви уже спешила уйти отсюда, обняв подругу.
- Ты уверенна? Тебе сейчас просто нужно было полежать...
-Девочка моя, спасибо тебе большое....И не ругайся на меня, Джон правда сейчас приедет....
Стелла глубоко вздохнула. Видеть ее сейчас было очень здорово, знать, что с ней все в порядке. Но то, что она вскочила с пастели, когда ей просто необходим был отдых... В любом случае, свое мнение Эл решила оставить при себе и согласиться, для большего покоя и уверенности подруги.
- Я не ругаюсь, что ты. Я тоже думаю, что в частной клинике будет лучше. - они уже медленно спускались к выходу - Как скоро приедет Джон? Тебе лучше не стоять на ветру. Давай подождем пока здесь.
Девушки присели на один из диванчиков. Возле ресепшна снова стояла та медсестра и пожирала глазами девушек. Ну а что они такого сделали-то? Венере требовалась срочная медицинская помощь, они ей ее оказали. А где лечиться дальше - это личное дело каждого. Верно?
В это время подруге уже звонил муж, он подъезжал к больнице.
- Я люблю тебя очень, как приедем туда - я обязательно позвоню, а если хочешь, поехали с нами...
Конечно, очень хотелось поехать и убедиться самой, что все будет хорошо, но самое страшное уже позади, и она решила оставить их вдвоем, уступить Веню ее мужу. Это уже было что-то семейное, личное, ей не хотелось создавать дискомфорт. Тем более, она обязательно позвонит.
- Нет, солнышко, езжайте без меня. - она обняла подружку и чмокнула в щеку - Обязательно позвони, я буду ждать.
Затем она проводила блондинку взглядом, а сама снова присела на тот же диван, думая, куда направиться дальше.

----------------------> Ночной клуб "El Dorado"

Отредактировано Stella Roze (2012-11-27 08:07:23)

+2

278

<====Торговый центр "Passage Sacramento"

Очнувшись, малец не понял где он находится, только где-то через минут десять он понял, что в больнице. Он был весь в гипсе и не понимал, что  с ним случилось и почему он здесь, а так же, кто его сюда отправил. Он лежал на кровати и смотрел в полоток, так он стал что-то вспоминать. «Девушка, парень, уехали, охранники, рай, больница…» Когда он понял, что случилось по телу прошлась дрожь. Он был безумно рад, что остался живой, а мог там и скончаться на том холодном асфальте и единственное в чем он себя винил, так это в том, что не попросил их подвести его до района.
Осознавая, где он и что случилось, он стал звать доктора, но никто не отзывался. Тогда он  решил подремать чуть-чуть.  Когда он заснул, он появился в палате и к нему зашел доктор и говорит:
- Здравствуй, Уилл. Я хочу тебе сообщить одну новость. Кхм, она будет негативная, - он посмотрел на испуганные глаза мальца, - Нет, ты не умрешь. Просто тебе долго придется лечиться, а бесплатно тебя мы сможем держать только два месяца, а за такой короткий строк только руки придут в норму.  Мне жаль, но тебе надо будет искать человека, который заплатит. – После этих слов доктор ушел и Уилл остался сам с собой, один на один. Он не знал, что делать. У него никого нету и как же тогда он сможет заплатить? Вдруг врывается доктор и говорит, что он выписан из-за недостатка свободных палат. Его на инвалидном кресле вывезли из больницы, и он как-то покатился до своего района. Когда он приехал, увидел своих ненавистников, и они подбежали к нему, выкинули с инвалидного кресла и стали избивать. В итоге он умер. И вот он просыпается.
Это был сон во сне. На самом деле, он не проснулся, это был сон. К нему заходит доктор и говорит, что для него письмо и дает ему тяжелый конверт. Уилл сразу его раскрывает и видит там деньги, которые требует доктор за его лечение. Он отдает их доктору, и доктор достает пистолет. У мальца мурашки по коже и он не знает, что делать и еле-еле выговаривает:
- Не надо, пожалуйста, - малыш Уили посмотрел на улыбку доктора – Вам этого не простят, поймите! Вас посадят! – И тут доктор громко рассмеялся и нажал на курок. Пуля мигом влетела в черепушку Уилла и он умер, а его мозги стекали по стене в палате.
Уилл проснулся весь в поту и стал смотреть на доктора, который только что вошел в палату. Доктор суетился, но начал разговор:
- Как тебе сказать, ну. Ты у нас будешь лечиться два месяца, а потом платно. Так сказал мэр.  Если у тебя есть дом, то мы сможешь приходить на дом бесплатно, – доктор встал со стула и вышел из палаты – Пока. – Уилл был в шоке, неужто сон сбывается?  Он был очень напуган и не знал, что делать. Бежать? Не получится без ног. Ждать пока его выгонят? Тоже не вариант. Искать инвестора? Вообще не вариант. Он смотрел на стену и не понимал, почему такой жестокий мир? Почему?! Он хотел плакать, но сдерживал слезы в себе… Он закрыл глаза и в три секунды заснул…

Отредактировано Will Bowen (2012-11-15 21:53:59)

+1

279

===> 29th Street, 19/ 1221

-Такси, в госпиталь!
Такси-такси, вези-вези... в общем, по привычке я впереди планеты всей мчалась на место своей работы. Не на смену, конечно, тьфу-тьфу-тьфу, слава баклажанам, сейчас декрет... Я ехала убивать Тони. Во всех смыслах этого слова. Пока водитель машины ругался на проезжающую мимо блондинко, вновь достала ампулу и пялилась на нее, пока, кажется, не просверлила глазами насквозь. Ощущение складывалось, что за все это время, начиная с лета позапрошлого года, я так и не узнала достаточно о человеке по имени Тони Морган. А вчера еще и замуж согласилась за него выйти. Бог ты мой! Нет, от слов своих и намерений не отказываюсь, но вот лекция по теме о вреде здоровью его ждала внушительная.
Буквально за пятнадцать минут мы добрались до финишной точки. Прямо-таки с ветерком, спасибо этому мужчине за рулем. За секунду мы с ним рассчитались, и я рванула (хотя как же, как же, с таким-то пузом) вверх по лестнице, в родное здание. У дверей наткнулась на мою любимую медсестричку. Ох. И люблю же на нее рявкать в случае чрезвычайной ситуации, как сейчас! Но нет, настроение сегодня не то, ей повезло. Поэтому сразу же иду к дежурной медсестре и задаю вполне типичный для Роуз вопрос:
-Тони в курилке? - спустя секунду еще более логичный для любительницы новых сплетен, -Какие у нас новости?
И тут, само собой, вывалился просто тазик и еще кувшин свеженьких слухов о каждом из больницы. Старшая медсестра вновь отвергает ухаживания местного мачо, Васенька снова постучался головой в закрытые двери ЗАГСа, старушка с реанимационной палаты вновь чуть не умерла, а вчера привезли мальчика в тяжелом состоянии, который на вид такой бедный и несчастный, что все медсестры не перестают умиляться. И естественно, в дополнение ко всему мне, как беременной представительнице общественности, в заключение сей речи выдали апельсин. Чтобы деткам было приятно. Но именно сейчас, именно на этой стадии мне хотелось ананас!.. Стоп. Мальчик? Вчера?
В голове разом прокрутились воспоминания того дня. Покупки, больной живот, охранники, ребенок, его кровь, мой скандал, "не делай так больше", злой взгляд Тони... По спине побежали мурашки. Не может быть, это не тот мальчик, нет! Но на всякий случай решаюсь сходить, узнаю номер палаты и иду туда, не забывая опустить ампулу в кармашек пальто. Разборки с Тони подождут, надо проверить мои догадки.
Подхожу к нужному месту, а из комнаты выходит... вуаля. Один из знакомых докторов! Очень, очень кстати! Останавливаю буквально на секундочку его, ибо сразу видно, некогда человеку. Узнаю: да, мальчик, привезли вчера, да, все плохо, из супермаркета, расследование вроде закрыли. О. Мой. Бог. Стучусь в палату и захожу.
... Действительно. Тот самый мальчик, которого я вчера назвала своим сыном. Выглядит он... кхм... жутко. Сразу видно, не на отдыхе был. Неуверенно кашляю и натягиваю на лицо улыбку, приветливую, но не сочувственную. Ох. Бедное дитя.
-Привет, можно? - хочу погладить его по голове, но ощущаю некую неуверенность в себе, а потому просто поправляю одеяло, -Апельсинку хочешь? - аккуратно кладу ее на тумбочку, чтобы не упала и не уронила чего лишнего, -Я случайно узнала, что ты здесь... пришла извиниться за то, что не отвезла тебя домой. И не убедилась, что ты вне опасности, - молчу, опустив глаза и виновато крутя кольцо на пальце, -Меня Эмма зовут, а тебя?

0

280

Еще один гнусный день. Уилл лежит в палате, в этой уже горячей постели и думает, сколько ему ждать помощи, что бы дали деньги на лечение. А может ему не дадут. Тот сон не выходил из его головы не на секунду, он вспоминал любые подробности сна.  Как его избили, а так же, как наставил пистолет к его голове доктор.  Сразу мурашки пошли по телу. Он боялся, что бы эти сны не сбылись. Он попытался лечь по удобнее, но гипсы мешали ему это сделать.  Вдруг он видит в окне палаты знакомое лицо, ах, да это же та девушка, которая его бросила! Ну, у Уилла нервы резко стали на пределе, он хотел высказать ей все.
- Привет, можно? – У малыша Уили перекосилось лицо. Она так просто заходит, без угрызение совести – Апельсину хочешь? – Вот тут Уилла расперло, и он сказал:
- Дала бы мне её до того, как я оказался здесь, я бы подумал. А так, - Эмма положила апельсину на тумбочку, ну ладно, посмотрим, кто кого, -Я случайно узнала, что ты здесь... пришла извиниться за то, что не отвезла тебя домой. И не убедилась, что ты вне опасности, - Уилл посмотрел на неё косыми глазами и  сказал:
- Как видишь,  я полностью здоров!  - Но  посмотрел на лицо Эммы, где было написано: «Все из-за меня», его стала грызть совесть, да, вот такие дела и он ей улыбнулся, - Меня Эмма зовут, а тебя? – Он растаял и ухмыльнулся.
- Я Уилл. Эм… Можно, ну, эээ, спросить кое-что? – растеряно сказал Уилл – Ээээ. Ты бы не могла мне сказать, м… У тебя же будут дети, да? – Посмотрев на живот, он понял, что задал глупый вопрос, но ему стало еще хуже и он не стесняясь, спросил.
- Вы.. Ну.. С вашим.. ну… Парнем.… Сможете меня взять к вам, ну, ээ, домой на пару дней? – Наконец выдавив из себя Уилл. Он смотрел на лицо Эммы и умилялся им. Он никогда не выдел такого милого, красивого личика, а так же такого же человека. Очень милого и доброго. Он опять попытался лечь по удобнее, но у него не получилось. И он решил рассказать все, что с ним произошло в больнице Эмме:
- Ты, наверное, удивишься, но я не долечусь, - глубоко вздохнув, Уилл продолжил – Мне сказали, что меня смогут держать только два месяца, а все остальное время они смогут приходить на дом, вот почему я и спросил у вас, не сможете ли. А так же, мне приснились очень страшные сны… Они предсказали приход доктора.  Во сне он ко мне зашел и сказал, что сможет пролечить меня только два месяца. Я расстроился, и потом меня выгнали оттуда и на моем районе меня избили до смерти.  А потом сразу же я очутился в другом сне. Там  мне прислали по почте пятьдесят тысяч долларов и я дал их доктора, а он меня застрелил… Ну, и мои мозги были на стене. Вот, какие сны мне приснились. Мне тут страшно, бля, даже неудобно, - поняв, что он совершил глупую ошибку, что матернулся и закрыл руками рот, - Ауч! Извини Эмма. – С ней он пытался быть вежливым и применял все манеры джентльмена, которые знал, а знал он их мало.  Он захотел опять лечь поудобнее, но опять у него эти не получилось и он занервничал, и стал трусить ногами. И тут как назло он заехал гипсом Эмме в глаз. Он засмеялся и сразу же извинился:
- Ахахахаха, извини, Эмма, что ударил. Случайно вышло, но вот был удар!– Он просто умирал со смеху и чуть не заехал во второй глаз, мда, только, что о нем думала в этот момент Эмма.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика