vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 21 страница 40 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

21

То, что Рей не сама пошла по кривой дорожне, немного поумерило пыл и благородило сестру в ее глазах, ну слава богу, она не такая дура, какой кажется. И нет, Макс вовсе не считала Рей трусихой, просто Джордан всегда была есть и будет домашней девочкой, как бы она не храбрилась и не кидалась грудью на тернии, она не такая, как Гевара, как Зак, как Алек, она всегда была за ними, жемчужинкой, которую Макс всеми силами оберегала от всего того, что умудрилась повидать сама. Ни одна живая душа в интернате ни разу не тронула Бруклин, и гонщица знала, что это репутация ее и братьев и если бы Рей стала водить дружбу не с теми людьми, ее бы просто забили, никто не любит молчаливых и замкнутых личностей в сложившемся коллективе. Вот и сейчас, когда прошло уже много лет, Максюта считала своим долгом оберегать Рей от неприятностей, но эта идиотка так ничему и не научилась, конечно, жила всегда на всем готовом, в детском доме тоже пришла на все готовое, да у нее всегда все было, живи и радуйся, все, что от тебя просят – относись по человечески к тому, кто дрался за тебя, кто врал из за тебя, кто отдает тебе все, что имеет сам и даже больше. Нет, Макс было обидно до глубины души, что ее Рей, ее добрая, тихая, благодарная Рей оказалась вот таким… лицемерным человеком? Макс хотелось плакать, кричать, кинуть в нее стул, но это не поможет, люди не меняются, в конечном итоге даже если сестра окажется самым дрянным человеком на всем земном шаре, разве она будет любить ее меньше? Нет, любовь не измеряется поступками, по крайней мере у Макс, ты или любишь человека таким какой он есть, или нет.
Я тебе верила, верила! Будь проклято мое доверие! Что ты еще от меня скрываешь? – Если ей платили за работу, где эти деньги? Снова ложь? Ложь как минимум на протяжении шести месяцев 7 дней в неделю 24 часа? Да с кем я живу? Ты ли это?
Макс молчала, она не хотела ничего выяснять, ничего, она поможет ей выбраться из этого дерьма, сделает вид, что все хорошо, а там посмотрим.
Сейчас девушке было стыдно в первую очередь за себя, за то, что когда то она была добра, за то, что полюбила эту девочку и отдала ей все, что у нее было, что доверилась ей, а в ответ – ложь, тайны… В висках  застучало, Гевара закрыла глаза, и открыла только тогда, когда Рей зацепилась о молнию ее куртки.
- Осторожнее. -  Прошептала брюнетка, не зная, что сказать еще. Да, Рей просит прощенье, простить ли? Не важно, заставили ее или нет, она солгала, и не раз и не два, а значит, сделает так еще раз, нет, люди не меняются, как ни крути, это аксиома, проверенная жизнью.
- Даже если тебе угрожали, ты могла сказать мне, я бы обратилась к Ане или Кертису и никто бы никогда тебя больше не тронул. Рей, ты не дура, но тебе нравится прикидываться ей, мне жаль, не думала, что ты такая эгоистка, наверняка ты была единственным ребенком в семье и привыкла всегда думать только о себе. – Макс закусила губу, поднимая глаза на взволнованную и взлохмаченную сестру. Сестру? Нет, она больше не хочет считать ее своей сестрой, Рей, ее Рей бы никогда не стала лгать, зачем?
- Как я могу тебя убить, если ты говоришь, что тебя заставили? Я бы тебе помогла, но ты же предпочла молчать и выворачиваться, значит тебе нравится испытывать адреналин и ждать, пока тебя прибьют. Не называй себя предательницей, никогда так не говори, я была не права, мне плевать кого ты сдала, главное, что ты жива. – Не смотря на то, что она старалась оставаться беспристрастной, ее голос дрогнул, потому что на самом деле, что бы не случилось, главное что она жива, жива черт возьми! И никто никогда не посмеет назвать Рей предательницей, она выживала, не очень умело, но она всего лишь юная девочка.
Если ты еще раз влезешь во что то криминальное. Я тебя убью, нет, не так, запугивать не лучшая тактика, тогда Рей точно ничего не скажет больше.
Гонщица открыла рот:
- Давай поступим так, я сделаю вид, что простила тебя, а ты впредь постарайся не связываться ни с чем опасным, а если так получится, хотя бы скажи мне, что у тебя проблемы, а не так, что я узнаю о них когда тебе отстрелят ноги или захлопнут крышку гроба? А я обещаю, что чтобы не случилось, я помогу тебе выбраться.
Джордан встала с кровати, шаря взглядом по палате и отыскивая, видимо, свою одежду. Макс подошла к ней, обнимая за талию и пытаясь удержать девочку.
- Ты ранена, ты на ногах еле стоишь, куда ты пойдешь одна? Я тебя не брошу и ничего со мной не будет, даже если ты предашь целую армию, для меня ты любимая девочка. Успокойся, для начала тебе нужно успокоится, если ты не сядешь, не сделаешь глубокий вдох и выдох и не начнешь думать вместо того, чтобы паниковать, ничего не выйдет.
- Интересно, а Бруклин всегда была такой… Такой нервной? Или это авария и стресс надломили ей психику? Макс казалось второе, сердцем она чувствовала, что в детстве сестра была очень спокойной, тихой и рассудительной малышкой, наверно если бы не катастрофа, она бы выросла настоящей няшкой, которая всегда трезво мыслит, а еще вкусно готовит, ходит в институт и говорит витиеватые слова. Она играла бы на арфе в консерватории или была бы художницей, ну или врачом, но кем то полезным, на кого смотрят с восхищением, хотя Макс и такой ей восхищалась часто, ее голосом, ее вкусной едой.
Она осторожно толкнула Бруку на кровать, чтобы та села.
- Ты точно готова уйти? Сможешь?  Если да, то я найду тебе одежду и деньги нам на поездку.
Уже сейчас, выходя из палаты, она решила, что как только они выпутаются из этой истории, она найдет деньги не только на отдых, но и на гитару, и на машину, и на записи альбомов, сколько стоит эта хрень? Не важно, нужно всего лишь взяться за ум и показать Виторре, что она может больше, чем за эти шесть лет, а она может, просто не было нужды, не было стимула зарабатывать, не хотелось брать ответственность, а теперь, когда одна воровка убита, а Соня Блейд в отъезде и, кажется, надолго, она сможет удачно себя проявить, не стоит бояться перемен, если ее сестре нужна сраная гитара, будет ей гитара.
Оказавшись достаточно далеко от палаты 208, брюнетка достала телефон, набирая номер Ани и слушая длинные гудки, наконец, трубку сняли. Разговор вышел коротким, но не очень продуктивным, радовало одно, что у Анны есть совесть и денег она дала, и Макс даже честно рассчитывала вернуть их итальянке, интересно, а  Донато правда не знала о планах мужа или лишь делала вид? Ну нет, Анна бы предупредила их, если бы знала. Обязательно предупредила, сколько раз она шла наперекор супругу?
Убрав мобильник, девушка села на подоконник, пытаясь успокоится. Ну как она сможет куда то тащить Брук? Та ранена, еле стоит на ногах, только сейчас Гевара осознала, насколько худо выглядела сестра, она выпила и панически боится самолетов, ну как?
Вдох-выдох, мы сможем убраться из Сакраменто, сможем.
Вытерев выступившие слезы, девушка поплелась в соседнюю палату, надо достать Бруке шмотки. На кровати лежал какой то парень лет 16 и читал книгу.
- Привет. – Макс медленно зашла в палату, закрывая дверь. – Не помешала? Слушай, у меня просьба, у тебя нет одежды ненужной?
Мальчиша округлил глаза.
- Пожалуйста, - Взмолилась девушка, глядя на парня, как на последнюю надежду, тот встал и протянул ей синюю футболку и джинсы. – Только это, берите, если надо, меня выписывают только через неделю. – Она заметила, что рука незнакомца-спасителя была в гипсе, товарищ Рей по несчастью.
- Спасибо. – Брюнетка быстро вернулась в палату к Джордан, кидая на кровать вещи.
- У нас есть деньги, померь это, они мужские, но тебе же не важно? Зато не будешь привлекать внимания. Сейчас снимем в банке бабки, купим билеты и летим в… Испанию. Это остается здесь. – Она спрятала бутылку в тумбу, чтобы Брук не думала напиваться до отключи. – Я никогда не была за границей… - Протянула Макс, сообщая и без того известный Рей факт. – Разберемся там, главное доехать.

+1

22

Услышав слова Макс, Джордан резко остановилась, медленно поворачивая голову и глядя на сестру с искренним не пониманием. Она пошутила? Или Рей просто послышалось? Но нет, Гевара была сейчас не в том настроении, чтобы отпускать в сторону сестры такие обидные шуточки. Она действительно считала Брук эгоисткой! Брук – эгоисткой! Вы можете себе это представить?
- Я эгоистка? – Девушка медленно развернулась к сестре лицом, тут же слегка пошатываясь на ногах и чуть не сваливаясь на пол. Расставляя руки в сторону, чтобы поймать равновесие, Джордан не сводила с гонщицы непонимающего взгляда. Конечно она ждала что сестра перестанет ей доверять, разочаруется в ней как в человеке, но называть Рей эгоисткой… Этого Ли не могла предугадать. Было ли ей обидно? Вы даже не представляете себе насколько.
Всю жизнь она была на вторых ролях. Она не была такой же сильной и смелой как Макс, и ее братья. Не могла похвастаться крепким здоровьем, успехами в спорте, в Джордан никогда не было ничего такого, чем могли похвастаться ребята. Она всегда чувствовала себя белой вороной, понимала, что если бы не Алек, не Зак и не ее сестра, то возможно она бы не стала тем, кем является сейчас. Ее бы не приняли в детском доме, она бы так и осталась забитой и никому не нужной девчонкой. Да, она была многим обязана своей семье, они делали для нее все. Но Рей не нравилось чувствовать себя кому то обязанной. Да, она ни на что не годная девица, у которой валится из рук все, за что бы она не взялась, но она хотела упрямо доказать всему миру что она вполне может со многим справиться сама. Ей не нужна чрезмерная опека, она никогда не требовала к себе какого-то особенного внимания, да ладно вам, Рей сможет прожить без этих идиотских шмоток, сливочного масла и вишневых карамелек. Не в этом же счастье.
Спокойствие сестры для нее было всегда гораздо важнее. И если Гевара не может понять чем руководствовалась Рей когда скрывала от нее правду… ну… Джордан не знала как это исправить.
- И что бы было? Получается я должна была наплевать на все и в очередной раз подставлять тебя только из за того что какой то парень стал мне угрожать? Я должна была в очередной раз спрятаться за твою спину и ждать когда ты все разрулишь? Это ты не считаешь эгоизмом? -  Она не кричала, нет, она не выглядела взвинченной, хотя ей очень хотелось разгромить всю эту больницу к чертовой бабушке. Но был ли толк от этой злости? Кому станет легче от того, что Рей выругается, выкричится и разбомбит свою палату? Ей? Не думаю.
Брюнетка закрыла рот, продолжая слушать сухой голос сестры. Сделаем вид что ты меня простила? И ты опять будешь спасать мою задницу а потом обзывать эгоисткой?  Тыкать носом в то, что я ни на что не способна без твоей помощи? Даже если это и так, Джордан больше не собиралась быть для сестры обузой. Ну а пока, пока девушка послушно вернулась на кровать и лишь согласно кивнула на вопрос Макс. Да, она сможет от сюда уйти…
Девушка проводила сестру нахмуренным взглядом, и как только дверь за ней захлопнулась, Бруклин снова стала делать попытки подняться на ноги и сбежать из этого помещения. Но если в первый раз у нее это удалось довольно таки быстро, то сейчас как будто все в мире было против нее. Ноги не слушались, все тело сразу охватила какая то слабость, так и еще по пути к двери Рей умудрилась пару раз шлёпнуться на пол и удариться головой. Она не останется тут, и она ни за что не будет ждать Макс. И пусть кто то будет считать это глупыми принципами и настоящим идиотизмом, Рей устала чувствовать себя слабачкой. Нет, не для того мужчина пожалел ее в лесу, чтобы она всю свою оставшуюся жизнь провела под опекой сестры и под ее упреками. Да, Брук не суперженщина и многое не умеет, но эти полгода она как то жила и прекрасно справлялась. И знаете, ей нравилось чувствовать себя самостоятельной. Знать, что от нее тоже есть хоть какой-то толк, знать, что она способна не только на бряканье на электрогитаре.
Не успела девушка добраться до дверей и коснуться ручки как в палате вновь появилась сестра. В руках у нее были какие то вещи, она что то говорила про деньги, какие то билеты, Брук не сразу поняла что та имеет ввиду.
- Летим? – Стоп-стоп-стоп, Гевара действительно произнесла это слово при Рей? Она же знает как Джордан боится самолетов, после того случая… Нет, вообще то Рей не помнила всех подробностей авиакатастрофы, но знаете, она и не особо хотела. Но летать она больше никогда не будет, лучше она поплывет на корабле, поедет на поезде, да хоть на лыжах, ей все равно. – Зачем нам куда то лететь? Почему именно в Испанию? Мы никого там не знаем, да брось, мы даже испанского не знаем!
Желание смыться из Сакраменто одной тут же отошло на второй план. Без помощи Макс ей все равно было не выбраться из больницы, как бы обидно Рей не было, без сестры она не справится. Стягивая через голову сорочку, Брук тут же надела на себя синюю мужскую футболку, слегка цепляясь гипсом о рукав.
- От куда у тебя деньги? Ты звонила Анне, да? – Минут через 20 девочки уже выбрались из палаты, и проходя мимо регистратуры, Брук тут же встала как вкопанная. – Я должна забрать свою историю, подожди меня.
На это у девушки не ушло много времени, по крайней мере в том, что Макс прокопалась бы дольше, пытаясь найти среди кипы бумаг нужную папку, Рей не сомневалась. Зачем ей сдалась эта история? Ну как вы не понимаете, Бруклин же давно должна была быть мертва. А если в один из госпиталей Сакраменто поступила девушка с таким же именем как у нее… Да бросьте, вы часто встречали людей с такими дурацкими именами как у Рей? То то же.
- И куда мы пойдем? – Крепко хватая сестру за локоть, Брук дернула ее в сторону черного выхода, от него было ближе до стоянки. – Макс, у нас нет ни документов, ничего. Зачем тебе тащиться за мной? У тебя тут все, понимаешь, все! Посади меня на первый попавшийся автобус из города, и дело с концом. Я не хочу никуда лететь. Я не хочу чтобы ты бросала все из-за меня.
Девушки оказались на улице и холодный воздух буквально выбил Джордан из себя. И если до этого она чувствовала себя вполне сносно, то сейчас почувствовала себя намного хуже. Может стоило остаться в больнице на денек-другой? Все таки она потеряла не мало крови... Но скрипя зубами, Брук медленно выпрямилась, указывая на первую попавшуюся машину.

+1

23

Разговаривать о том, кто и как из них поступил плохо, Макс больше не хотела и уже успела пожалеть о том, что задела чувства Рей, ведь все, что делала ее сестра, она делала для нее и ради нее, и Геваре не нужна была не благодарность, ничего, она не считала, что сделала для Бруклин что-то сверхъестественное, за что та будет ей обязана, нет. Она просто ее любила, и сейчас, глядя на нее, бледную, слабую, ей больше всего хотелось одного – увезти ее как можно дальше из Сакраменто и дать отлежаться.
-  Международный язык – английский, а Испания – это не очень дорого, говорят, там тепло и хорошие курорты, тебе нужен отдых. Да, сейчас мы заедем в банк и обналичим деньги, мне дала Анна, она не сдаст тебя Виторре, не волнуйся, она же моя подруга. – Конечно, это не было веским аргументом, все таки семья любому нормальному человеку дороже, а Анна была слишком нормальной, чтобы идти против своего супруга.
Рей вернулась, хватая сестру за руку и куда то толкая, черный ход? Макс не знала об этом, но покорно последовала за Джордан.
- Сначала мы заедем в домой и я соберу нам сумку, позвоню на работу, затем в банк, снимем деньги, затем заедем сделаем нам документы, забронируем билеты, поедем в аэропорт  и ближайшим рейсом летим в Испанию. Какая тебе разница, куда? – Выходя на улицу, сообщила брюнетка, глядя на сестру, которая в отличии от нее была в одной футболке. – У меня кроме тебя и работы ничего нет, ты же знаешь, так что бросать мне нечего. – Она сняла с себя куртку, накидывая ее на плечи Рей и тут ж покрываясь мурашками, все таки на улице было достаточно прохладно.
- Я тебя не брошу, если ты не захочешь. Скажи мне «Макс, ты мне больше не нужна», я пойму и оставлю тебя в покое, и да… я не считаю тебя эгоисткой, прости, ты о себе вообще не думаешь, ну кто тогда о тебе подумает, если не я? Давай я тебе помогу, - Она обхватила Рей за талию, мысленно умоляя сестру продержаться еще пару часов, они должны убраться из Калифорнии, а там, в самолете, она уснет и все будет хорошо.
- Тебе сильно плохо? Только честно. – Водитель не взял с них много, да много у них и не было.
Устроившись на заднем сидении, она легонько притянула к себе рокершу, трогая ее лоб. – Да у тебя температура. Простыла? – Конечно, температура у Рей могла быть скорее от боли, которую девочка сейчас испытывала.
- Шофер, тормозни у аптеки, - Звонко парировала Макс, обнимая сестру за поясницу.
Замерзла? Хочешь есть? Устала? – На языке вертелась куча вопросов, которые девушка не решалась задать, чтобы не доставать Бруку, которая и так уже, наверно, стрелялась от ее заботы. Хотя Макс никогда не звонила ей без причины, не спрашивала где та была, не контролировала ее время и деньги, в принципе, просто радовалась, когда Рей дома, и не думала, что ее толика внимания будет в напряг, но сегодня Рей всем своим видом и взглядом высказала свое раздражение.
Самым парадоксальным было то, что Гевара ее уже простила, действительно радуясь тому, что Рей жива и обязательно поправится.
- Ты очень сильная, ты знаешь об этом? И твоя сила не заключается не в том, как крепко ты держишь удар, твоя сила здесь, - Она приложила руку к груди сестры. – Ты сильна духом, а это важнее стальных мышц, и мне у тебя этому еще учиться и учится.

---> Магазины, аптека.

+1

24

Регина сразу же сообщила врачам об огнестрельном ранении и к моменту, когда Рэндалл внес девушку в госпиталь, каталки уже были наготове. Врачи положили Брук и увезли в операционную, а Реджи и Рену осталось лишь вздохнуть и проводить ее взглядом.
Сложно сказать, что сейчас чувствовала Реджи. С одной стороны ей было безумно жаль малышку Джордан, явно ввязавшуюся туда, куда не следовало, с другой стороныона так привыкла к этим лесам, темным подворотням, ранениям, смертям, что в душе уже имело место какое-то дурацкое безразличи, пустота.. Они были мало знакомы с Брук, но она всегда казалось Регине неплохим человеком. Несколько сумасбродным, взрывным, может, порой поверхностным, но не в коем случае, не заслуживающим тихой смерти в овраге посередь леса.
Реджи согласно кивнула и присела рядом с Эндрюсом на кушетку в коридоре. На соседних сидело много людей, ожидающих своих родных и близких, переживающих, нервничающих.. На какое-то мгновенье, это перенесло девушку на несколько лет назад, когда она также сидела в больнице и ждала родителей. Но они так и не покинули операционной. Для Регины все началось  и одновременно закончилось именно тогда.
- Да, я тоже хочу убедиться, что все будет в порядке, - чуть улыбнулась Реджи.
- Я неплохо знакома с лидером их группы, Тревисом, если знаешь Джордан, наверняка должен знать и его, - она улыбнулась чуть шире. вспоминая этого обаятельного гитариста, имеющего привычку быть настолько наглым, что, порой, хотелось сломать его собственную гитару о его же голову.
  Ну а дальше понеслись разговоры обо всем и ни о чем. Регина только к исходу часа и концу пачки чипсов поняла, что так спокойно и комфортно ей не было уже давно. Они болтали, рассказывая друг другу истории из жизни, хоть что-то друг о друге. Реджи рассказала о Барселоне, рассказала, что ее воспитывал дядя, что у нее есть названный брат Диего, оставшийся в Испании, что всегда хотела стать актрисой, но пришлось заниматься совершенно другими вещами. Но конечно же ни слова не было сказано о ее настоящей профессии, о том, что воспитывали ее воры, убийцы, наркоторговцы и контрабандисты, о том, что здесь она прячется от убийц и еще много о том, о чем не рассказывают ни при первой встрече ни, как правило, при последней.
В конце концов, может это ее шанс скрыться ото всех и начать новую, спокойную жизнь? С другим прошлым, другой фамилией, с другими людьми? Может даже и с Рэндалом, почему бы и нет?
Но для одного и без того насыщенного дня, было слишком много вопросов, ответить на которые сразу не представлялось возможным. Тут уже и подоспел мужчина в белом халате, сообщивший, что операция прошла успешно.
Пока Джордан переводили в палату, они сходили в буцфет, обменялись номерами телефоном и все таки решили с планами на вечер.
- У тебя есть дар убеждения, - согласилась Реган, - Договорились, давай куда-нибудь сходим, на твое усмотрение куда - девушка улыбнулась и убрала обратно в карман мобильник с уже записанным номером.
Тогда к ним снова подошел тот же врач и сообщил, что Бруклин отдыхает в палате, куда сразу же и рванул Эндрюс. Реджи согласно кивнула, решив, что ей в палате делать действительно нечего. Для начала потому что Рей ей все-равно ничего не скажет, и в итоге потому что она сама ничего знать не желала. Помогла, спасла жизнь, вот и славно, можно спокойно возвращаться к решению своих проблем и нет смысла взваливать на себя еще и чужие. Но девушка все же решила чуть позже позвонить Тревису, поинтересоваться самочувствием Бруклин и заодно намекнуть, чтобы он повнимательнее присматривал за малышкой.
Регина взяла с ближайшего столика журнал и стала его листать. Нет, не то, чтобы ей было интересно, она скорее вообще не осознавала о чем он и не держит ли она его вверх ногами, она просто листала страницы, погруженная в свои мысли.
Тут дверь палаты распахнулась и, подняв глаза, она встретилась взглядом с Реном. Тот явно был не в самом хорошем расположении духа и, зная Рей, Регина догадывалась почему. Но встревать не хотелось, равно как и проводить время с раздраженным новоявленным соседом, а потому девушка сразу же отложила журнал и быстро согласилась с предложением Эндрюса.
- Да, без проблем, - она встала с кушетки, - Тогда поехали. Вези меня, ты сегодня главный, - она чуть усмехнулась и взяв Рендала под руку, они вместе покинули здание. На стоянке они сели в машину и быстро выехали с территории госпиталя.
Уверенность во взгляде и тысяча вопросов в душе. Почему у нее никогда ничего не получается, как у нормальных людей?

---) домой к Рэну.

0

25

начало игры

Надо ли говорить, что любой день для Эм считался особой, "черной", полосой? Думаю, нет. Сегодня Стелла снова почему-то решила, что Эмме неплохо было бы побывать в шкуре служанки, и потребовала убраться в квартире. Но где это видано, чтобы человеком пользовались так только лишь потому, что ему негде жить? Хм, хотя по правде, если бы дело заключалось единственно в этом, сестры быстро бы уладили этот вопрос. Но...из-за схожести характеров, из-за их вечных прений скандал разгорелся с новой силой. Поэтому девушка и убежала на работу пораньше, громко хлопнув дверью. В госпитале, кажется, уже мой второй дом. Это единственное место, где можно спастись и от учебы, и от надоевших родственников... Странный был сегодня день. На работу пришлось добираться пешком, а это солидное количество кварталов, встретившиеся знакомые были настолько заняты, что даже не захотели переброситься парой фраз...Нет, ну что за день такой неудачный? Подобные мысли лезли в голову Эм без остановки, еще пару минут - и был бы разрыв головы от напирающих воспоминаний. Мисс Роуз вбежала по ступенькам и вошла в здание.
Внутри, как всегда, был народ. Ну а как же иначе, если ты входишь в марте в медицинское учреждение? Естественно, на фоне ослабленного иммунитета у кого-то просыпаются старые болячки, у кого-то появляются новые...и все приходят сюда. Само собой, это бы не сильно волновало Эмму, если бы не эта толпа злых и бескомпромиссных людей, через которую ей проходилось в буквальном смысле продираться. Да еще и будучи в таком неудобном костюме. Люди, люди, дайте же пройти... С ней кто-то поздоровался, девушка, не задумываясь, махнула в ту сторону рукой и пошла дальше. Если я второй раз за эту неделю опоздаю, Алекс меня прибьет! Нет, он, конечно, относится ко мне благосклонно, с пониманием...да и я его люблю, как брата...Но работа - это работа. И пунктуальность на ней - самое главное. Если к нам вдруг заявится какая-нибудь проверка от главврача...что он будет говорить? Что у его ассистентки проблемы дома, и поэтому она не смогла разобрать документацию? Упрямо мотнув головой, Эм купила по пути два стаканчика кофе и наконец-таки добралась до кабинета, где они обитали. Да, у них было что-то вроде совместного кабинета. Хотя нет, не так: в кабинете Алекса был выделен стол для Эммы. Остальное ее не касалось в принципе. Бережно держа стаканчик начальника, она отхлебнула из своего и аккуратно постучала носком туфельки в дверь. Если он там, то услышит и откроет... Тишина. Странно. Эми ухитрилась и взяла стаканчики в одну руку, а другой подергала дверь. Закрыто. Где ж он ходит? Ни разу в жизни на моей памяти человек не опаздывал, а тут на тебе! Впрочем, у него еще есть время, чтобы успеть... Кофе через пластиковые стаканчики обжигал пальцы, а девушка готова была разреветься. Они сегодня точно все надо мной издеваются! Вся документация в кабинете, кабинет закрыт, ключи у Алекса. Отлично! Надо было заново просить дубликат. Хотя я до сих пор не могу признаться, что где-то потеряла предыдущий...Эх!
Ничего больше не оставалось делать, кроме как ждать. И как назло, тут возле кабинета нет скамейки! Эм, тяжело вздохнув, присела на корточки. И, в ожидании владельца кабинета, принялась якобы непринужденно попивать кофеек из своего стаканчика. Придет - убью! И без разницы, что субординация и все такое!!

Отредактировано Emma Roze (2012-03-31 01:10:33)

+1

26

<==== 21 street 13/79

Пребывая в полной уверенности, что опоздает к началу рабочего дня, Алекс открыл дверь кабинета. - Эмма, прости, я задержался в... - доктор окинул взглядом пустой кабинет, но не обнаружил в его стенах свою ассистентку. Она не первый раз опаздывала к назначенному времени, но Руссо не держал на нее зла. Тем более, что сейчас ему это было на руку.
Он стремительно разложил вещи на столе, снял пиджак, быстро надел белый халат и, предварительно заперев кабинет на ключ, удалился в направлении травматологического отделения, по дороге представляя себе, как выглядит разрыв селезенки.
У Эммы есть ключ, откроет сама, - молодой доктор с полной уверенностью отправился на второй этаж.
- Доктор Руссо, Вам лучше отлежаться дома, - уже через каких-то двадцать минут Алекс поднимался по лестнице, прокручивая в голове фразу заботливой медсестры. Мужчина поднимался вверх стремительно, сжимая в руке какой-то препарат, который должен был облегчить мышечную боль. Всего лишь ушиб! Отлежаться дома? Вы издеваетесь?
Под ноги попадались какие-то люди, кто-то здоровался с Алексом, кто-то бросал на него любопытные взгляды, но мужчина лишь снисходительно кивал головой в ответ на приветствия, а сам несся к дверям своего кабинета.
Сегодня отлежусь дома, а завтра останусь без работы, - негодовал про себя Руссо, преодолевая еще один лестничный пролет, нагло игнорируя не утихающую боль в боку.
Наконец, добравшись до родного этажа, доктор Руссо поспешил к своему кабинету, но, к своему удивлению, обнаружил мисс Роуз, сидящую под дверью, как нашкодивший щенок.
- Ты..Ты чего тут делаешь? - ошарашенно проговорил Алекс. - Почему не внутри? Что-то случилось? - доктор принялся засыпать свою ассистентку вопросами, удивляясь такому странному появлению на рабочем месте.
Мужчина помог Роуз подняться, затем достал ключи из кармана и пропустил в кабинет сначала Эмму, а затем вошел сам. Не дожидаясь ответа, он последовал к кулеру с водой, который стоял у стены. Доктор налил в стакан воды, достал две беленькие таблетки из оранжевой баночки и запил их водой. Но ему показалось мало и, для полноты эффекта, Руссо решил выпить еще одну.
После молодой доктор последовал к своему столу, но браться за работу не хотел. Тем временем Эмма уже раскладывала на столе свои вещи и Алекс отметил, что одета она, скорее, для похода в ресторан или похожего заведения, но никак не для работы. Этот наряд ей безоговорочно шел, но было бы вполне достаточно выглядеть опрятно и строго.
- Ты куда-то собираешься после работы? - ненавязчиво поинтересовался Алекс, подходя к окну и устремляя взгляд вдаль. Сейчас он выглядел более чем задумчивым и хмурым.

+1

27

Она просидела, наверное, около получаса, но доктор Руссо так и не явил свой пресветлый лик. А не пойти ли мне, собственно...а хотя куда? Домой? Я теперь туда не пойду точно...по крайней мере, сегодня. Ладно, подожду еще чуть-чуть... Кофе из обоих стаканчиков давно куда-то испарился, в какую-то загробную страну для бодрящих напитков. Эмма хихикнула, никогда она еще не бывала в таком странном положении. И вдруг над головой, как гром среди ясного неба, раздался голос начальника:
- Ты..Ты чего тут делаешь? Почему не внутри? Что-то случилось?
Девушка, недовольно нахмурившись и кряхтя, приняла помощь Алекса и поднялась на ноги. Объяснять ему что-либо в коридоре было бесполезно, мало того, что она бы получила что-нибудь вроде выговора, так еще и народ выслушал бы очередную "исповедь недовольной идиотки". Войдя в кабинет, она проследила за доктором взглядом и взялась раскладывать свои вещи на столе. Попутно Эмма размышляла над тем, что бы ему такого рассказать и объяснить, чтобы не показаться окончательно безответственной и бесповоротной дурой. Признаться, что потеряла ключи? Сказать, что поругалась с сестрой? Просто виновато улыбнуться и попросить прощение? Ну же, как с ним сложно! Алекс никогда не ругается, но всегда так переживает и так много спрашивает! Впрочем, это ему только в плюс. Где-то сзади копошился Руссо и, когда она наконец решилась обернуться, он уже шел к окну. Зачем? А кто ж этих стоматологов знает!
- Ты куда-то собираешься после работы?
Теперь он уже стоял и смотрел в окно, хмурясь и щуря глаза. От этого у него на лице появлялись мелкие, но довольно-таки милые морщинки. Эм улыбнулась и закрыла дверь кабинета на странную щеколду, которая неизвестно зачем, но была во всех известных ей стоматологических кабинетах. Она прошла по диагонали кабинет, попутно завязывая на голове хвост. Опрятность - первое качество ассистентки врача. Подойдя поближе к окну, она аккуратно поднесла поближе к лицу доктора свою руку и щелкнула пальцами. Да падет на тебя гнев, неверная, за такие злодеяния! - еле сдержав подобные мысли и наступающий смех, девушка встала за спиной у Алекса.
-Раз никого тут нет, можем поговорить нормально. Послушай, я признаюсь тебе сейчас в страшном злодеянии, за которое ты меня убьешь, расчленишь и труп выкинешь в речку. В общем, я потеряла свои ключи от кабинета, - зажмурившись и простояв так для верности пару секунд, она положила мужчине руку на плечо и аккуратно развернула его к себе лицом, - Не злись, пожалуйста. Прости меня, я не хотела. А опоздала я потому, что мы опять поругались со Стеллой. Причем по-крупному. Кажется, мне сегодня снова придется искать другой ночлег или идти на всю ночь в клуб.
Вздохнув и нахмурившись, Эми продолжила свое "чистосердечное признание", от охватившего ее раскаяния не замечая буквально ничего вокруг.
-А одета так по той же причине, по которой и дома не буду ночевать. Просто когда мы поругались, некогда было искать свой костюм и пришлось выйти в том, что нашлось со вчерашнего дня. Прости! Зато я могу сегодня остаться на работе допоздна и разобраться со всеми бумагами, видишь, какое преимущество в семейных конфликтах?
И только тут она заметила, что с Алексом что-то не то. Редко когда он был таким грустным на работе...да вообще почти никогда. А тут ты еще со своими косяками вечными, ну что, довольна? Распахнув глаза, Эмма выпалила:
-Почему ты такой хмурый? Что случилось? - и, немного, подумав, - Не думай, я видела, что ты пил какие-то таблетки!! Что это за лекарства, ну? Хоть ты и мой начальник, но угробить тебя я не позволю!
Переведя дух, Эм осознала, что ей немного не хватает воздуха от свалившихся на нее неприятностей. О, нет, только бы не разреветься тут мне еще! Мисс Роуз посмотрела на Алекса и ужаснулась. Надо же, он такой уставший! Собравшись с силами, она попыталась придать своему голосу командный тон:
-Значит, так. Сейчас ты садишься вот на эту софу или как она там называется. И все мне рассказываешь. Об одном прошу - только правду. Если ты такой недовольный из-за меня, я, честное слово, исправлюсь! Но если вдруг кто-то другой обидел...об.. - голос подвел Эми и начал дрожать. О нет-нет-нет, только не сейчас, пожалуйста! Слезы были готовы фонтаном вырваться из ее глаз, и Эмма просто закрыла лицо ладонями. И уже через них приглушенно пробурчала:
-Я все равно слушаю. Бумаги подождут.
Жалобный всхлип...

+1

28

Из забытья Алекса вернул резкий щелчок. Мужчина вздрогнул и быстро перевел взгляд на Эмму. Девушка уже успела собрать волосы в хвост и переместиться к окну.
- Раз никого тут нет, можем поговорить нормально. Послушай, я признаюсь тебе сейчас в страшном злодеянии, за которое ты меня убьешь, расчленишь и труп выкинешь в речку. В общем, я потеряла свои ключи от кабинета, - Роуз пряталась за спиной доктора, но тот лишь улыбнулся в ответ на ее откровения. - Какие пустяки, Эми. Я сегодня же закажу для тебя новый комплект ключей. Подумаешь, ключи. С каждым может случиться, - подумал про себя Алекс, устало потирая переносицу.
- Не злись, пожалуйста. Прости меня, я не хотела. А опоздала я потому, что мы опять поругались со Стеллой. Причем по-крупному. Кажется, мне сегодня снова придется искать другой ночлег или идти на всю ночь в клуб. - молодая девушка развернула доктора к себе и начала каяться во всех смертных грехах. - А одета так по той же причине, по которой и дома не буду ночевать. Просто когда мы поругались, некогда было искать свой костюм и пришлось выйти в том, что нашлось со вчерашнего дня. Прости! Зато я могу сегодня остаться на работе допоздна и разобраться со всеми бумагами, видишь, какое преимущество в семейных конфликтах?
Глаза доктора Руссо округлились. Во первых, он не ожидал, что Эмма преподнесет так много информации, а во вторых он и  подумать не смел, что сестры Роуз разругались в пух и прах.
- Какой клуб? О чем ты? - Алекс смерил Эмму непонимающим взглядом. А если с ней что-то случиться? Если нарвется на неадекватного наркомана? Ну уж нет. - Никакого клуба, ночью нужно спать, тем более перед учебой и работой. Хочешь, я поговорю со Стеллой? Чего вы опять не поделили? - Алекс изо всех сил старался быть мягким и чутким, чтобы понять суть проблемы.
- Почему ты такой хмурый? Что случилось? - девушка обеспокоенно заглядывала в лицо Руссо. - Не думай, я видела, что ты пил какие-то таблетки!! Что это за лекарства, ну? Хоть ты и мой начальник, но угробить тебя я не позволю!
На это замечание Алекс только улыбнулся. Такая маленькая и такая бойкая. Ничего-то от нее не скроешь.
- Это таблетки от головной боли, Эми, не беспокойся, - доктор поспешил убрать оранжевую баночку в карман халата. - Значит, так. Сейчас ты садишься вот на эту софу или как она там называется. И все мне рассказываешь. Об одном прошу - только правду. Если ты такой недовольный из-за меня, я, честное слово, исправлюсь! Но если вдруг кто-то другой обидел...об.. - вероятно, Эмму захватил ураган нахлынувших чувств, с которыми девушка не могла справиться в одиночку. Последнее, что увидел Алекс - ее дрожащий подборок и глаза, полные слез.
- Эй, ты чего, плачешь что ли? - в ответ мужчина услышал тихий всхлип, что заставило его удостовериться в правильности своих мыслей. Он терпеть не мог женских слез, потому что не знал, что от него требуется в данный момент. Но Эмма не была для него чужим человеком с улицы и сам Алекс просто не мог равнодушно смотреть на начинающуюся истерику.
- Я совершенно не злюсь на тебя. Меня больше беспокоит тот факт, что тебе негде ночевать, - молодой доктор мягко обнял Эми одной рукой. - Хочешь, переночуй сегодня у меня, а завтра Стелла уже остынет?
Алекс говорил искренне, от чистого сердца. Мало того, что он уважал старшую Роуз, так теперь под его крылом оказалась и младшая, которую он не мог бросить в беде.
Руссо прижал девушку к себе, но не рассчитал, что даже слабый контакт может причинить ему боль. Мужчина слегка дернулся, но справился к этим порывом, надеясь, что Роуз ничего не заметила.

+1

29

У меня будут новые ключи! Оля-ля, я не в опале, урааа!! Господа, это надо отметить! - довольная улыбка ленивой кошкой растеклась по лицу Эммы, девушка буквально млела от этой радостной новости... И не сразу заметила, как бедный доктор выпучил на нее свои красивущие глаза. Я сказала что-то лишнее, м? Состроив забавную физиономию, Эм вслушалась в полную заботы и внимания речь Алекса.
- Какой клуб? О чем ты?
Теперь уже настала очередь девушки удивляться. Какой? Ну...видимо, обыкновенный. Ночной такой. Ну Алекс, что ты тупишь, я не знаю как ответить на этот некорректно заданный вопрос! Однако, кажется, доктор Руссо имел в виду совсем не то, что первоначально подумала Эмма.
- Никакого клуба, ночью нужно спать, тем более перед учебой и работой. Хочешь, я поговорю со Стеллой? Чего вы опять не поделили?
Мисс Роуз мягко улыбнулась мужчине, мысленно пытаясь сдержать напавший приступ безудержного детского хихиканья.
-Если бы мы не были на работе, я бы сказала что-то из области "хорошо, папочка"! У тебя хорошо получается командный тон, Алекс...повезло мне с начальником, - не удержавшись, девушка подмигнула ему и все-таки рассмеялась, -Да мы опять не поделили квартиру, обязанности и мировое господство. Так что не переживай, и разговаривать с ней тоже не надо. А то Стел начнет думать, что я тут не работаю, а тебе жалуюсь. И будет звать меня "деточкой". Ты же этого не хочешь, верно?
И тут славный доктор Алекс Руссо начал суетиться. По сути, зря он это сделал. Если бы он не начал копошиться в недрах своего халата, то девушка давным-давно забыла бы про таблетки. Но  увы. Он все еще был наивным мужчиной, который не ведал о способностях любой девушки - видеть то, что от нее прячут.
- Это таблетки от головной боли, Эми, не беспокойся... Эй, ты чего, плачешь что ли?
Эмма поочередно кивнула и мотнула головой. Пожалуй, даже сильнее, чем нужно было. Так, что аж даже слегка голова закружилась. Вообще, напрасно она перед ним разревелась, как девчонка. Он начальник, мужчина, в конце концов...такие слезы никто из вышеперечисленных особ не любит, особенно, если они все умещаются в одном человеке. Все нормально...надо ему это сказать...сейчас. Быстро, быстро говори, ну! Правда, в данный момент бороться с всхлипами и что-то говорить было тяжеловато. И Эм благоразумно решила пару мгновений повременить. А вот Алекс не терял ни секунды - он слегка приобнял ее одной рукой и тихонько пробовал ее утешать.
- Я совершенно не злюсь на тебя. Меня больше беспокоит тот факт, что тебе негде ночевать.
Девушка кивнула, пытаясь зарыться лицом в его халат, чтобы никто не увидел ее слез. В том числе и сам "большой босс".
- Хочешь, переночуй сегодня у меня, а завтра Стелла уже остынет?
Эми удивилась? О, еще бы! Это предложение было...неожиданным, сбивающим с толку...но при этом таким ожидаемым и таким...таким...добрым, что она растерялась. Причем настолько сильно, что даже не догадалась поднять голову, а просто хриплым от слез голосом бубнила ему в халат:
-Алекс, ты же знаешь, что ты это предлагаешь лишь потому, что не должен оставить меня на улице. Почему-то должен. А совсем не потому, что ты хочешь заботиться обо мне. Я же не ребенок... да и взамен мне дать тебе нечего. Заплатить не смогу - до зарплаты еще далеко, сказать спасибо - как-то банально. Единственное, чем я могу отблагодарить тебя за подобную доброту - это приготовить какие-нибудь пирожки...или булочки. Но они ж тебе не нужны... А вдруг к тебе девушка зайдет, а там я? Сплетни пойдут... Ты так заботишься обо мне, - всхлип, -Но лишь потому, что чувствуешь себя ответственным. Я не могу оставаться перед тобой в таком огромном долгу, лучше...лучше я в клуб пойду или на вокзал... - слезы.
Доктор Руссо, как и любой мужчина, был слабым противником для женской истерики, поэтому он нашел единственный способ это прекратить - посильней прижать Эмму к себе. И хоть это касание было едва заметным и ничего не значило, все же девушка заметила какие-то странные ощущения...одно вздрагивание - это она дернулась от первичного испуга, который быстро прошел. А вот второе...это точно была не она, это...Алекс?! Да ладно, неужто со мной так противно обниматься? Или...или что? Или показалось? Но выяснить было нужно, ибо если вдруг что - она должна знать первой, на правах вечного помощника. Она подняла голову и посмотрела вверх, на доктора.
-Так, доктор Руссо, ты что, замерзнуть где-то успел, что ли? Дрогнул сейчас слегка так, что мне аж передалось. Это все потому, что возле окна стоишь вечно. Ну что за привычка? Оттуда же дует!
Подлая мыслишка закралась в голову Эм. Там подобные идеи вечно ходили стадом, что уж таить, но в этот раз одно выделялась на общем фоне особо. И было бы преступлением ее не заметить. А что, если... Девушка как можно незаметнее попыталась опустить руку в карман халата Алекса. Получилось, само собой, абсолютно не так, но цель была достигнута - маленькая оранжевая коробочка с таблетками теперь находилась у нее в правой руке. Подняв левую вверх, дабы предостеречь доктора от возможных возражений, она поднесла коробку поближе к лицу и пробежалась взглядом по этикетке. Увидев парочку знакомых слов, написанных на русском (а не докторском) языке, Эмма с ужасом спросила:
-Обезболивающее? Ты...ты не замерз, тебе просто больно? Где?
Тут на помощь ей пришла то ли сообразительность, то ли очередная неразумность. Эми поднялась на носочки и обняла мужчину за плечи. Слегка, очень аккуратно, подпихнула того к софе.
-Пойдем, не сопротивляйся, сейчас мы тебя уложим... И ты мне во всем признаешься. Как на духу.
Помогая (или все-таки мешая?) пройти оставшееся расстояние, девушка ворчала, успокаивая скорее себя...нежели мужчину.
-Вот, самому больно, а он еще и обо мне беспокоится. Ну совсем дитя! В каждом должна присутствовать здоровая капелька эгоизма. Где ты свою потерял? Продал за ненадобностью? Подожди секундочку, сейчас мы присядем...или даже приляжем. Точнее, ты приляжешь, а я присяду. И поговорим... Нет, ну надо же, а он еще о моих проблемах думает, попивая обезболивающие таблетки!
Доведя Алекса до софы, девушка жестом показала ему прилечь, а сама уселась на краешек. Сложив ручки на коленках, как заправская паинька, она окинула взглядом мужчину и продолжила:
-Ну вот...итак, папуль! Эээ...я хотела сказать...в смысле, итак, доктор Руссо, рассказывай мне теперь все. Что случилось? Почему ты пьешь обезболивающее?
И приготовилась слушать, попутно раздумывая...А не нужна ли, собственно, ему моя помощь? Может, хоть в чем-то пригожусь...

Отредактировано Emma Roze (2012-03-26 15:16:49)

+1

30

- Если бы мы не были на работе, я бы сказала что-то из области "хорошо, папочка"! У тебя хорошо получается командный тон, Алекс...повезло мне с начальником, - девушка подмигнула и рассмеялась. Любопытная, озорная, Алекс не мог не заметить, что Эмма очень похожа на его сестру. Разве что юная мисс Роуз представляла собой ее более отзывчивую и милую копию. Возможно, он так пекся о ней именно по этой причине.
- Да мы опять не поделили квартиру, обязанности и мировое господство. Так что не переживай, и разговаривать с ней тоже не надо. А то Стел начнет думать, что я тут не работаю, а тебе жалуюсь. И будет звать меня "деточкой". Ты же этого не хочешь, верно? - Эмма продолжала говорить и говорить, а доктор Руссо только закатывал глаза.
Ну почему эти женщины постоянно ругаются между собой, что-то делят, выясняют отношения? - пока Алекс недоумевал, девушка внимательно следила за тем, как он прятал в карман халата волшебное лекарство.
- Ты же знаешь Стеллу! - мужчина попытался оправдать свою хорошую приятельницу в глазах собственной сестры. - Она всю себя посвящает работе, иногда это выражается в трудности ее характера. Поверь, это всего лишь издержки профессии.
Мне ли не знать, - доктор еле заметно улыбнулся сам себе. Уж он-то знал, как напряженная работа и сильный стресс могут повлиять на характер, делая его жестче и лишая каких-либо положительных эмоций на долгое время. Но ему повезло, у него под боком всегда находились люди, способные вернуть Алекса к нормальной жизни.
Эми продолжала всхлипывать, а Руссо совсем растерялся. Он бы погладил девушку по волосам, но она уже успела собрать волосы в хвост, потому Алексу оставалось только ждать. Молодой доктор понимал, что бедняжке совсем не сладко. Жить под одной крышей вместе с требовательной и властолюбивой сестрой, всю жизнь стремившуюся к идеалу, наверное, сильно давит. Не поэтому ли она решила устроиться на работу?
Тут девушка начала пламенную речь о зарплате, пирожках, словах благодарности, вокзале и клубе, но, за ее всхлипами, Алекс с трудом разбирал слова. Эмма вновь выдала несвязную, сбивчивую речь и тут молодой доктор понял, что ей действительно тяжело.
- Ты меня обидеть хочешь? - мужчина обеими руками взял Эми за плечи, тем самым заставляя ее поднять глаза. - Вокзал? Я не думаю, что это место тебе подходит. Даже думать не хочу о том, что с тобой может случиться. А мне потом отвечать своей головой! - Руссо отрицательно покачал той самой многострадальной головой. Ну не мог он проигнорировать эту ситуацию. - Или же мое общество тебе неприятно?
- А вдруг к тебе девушка зайдет, а там я? Сплетни пойдут... Ты так заботишься обо мне, - Эми продолжала всхлипывать и причитать, плавно переведя разговор на другую тему. Доктор тут же вспомнил, что Агата пару дней не выходила на связь, поэтому решил, что вряд ли она нагрянет с неожиданным визитом именно сегодня. Хотя, порой, ей были свойственны  спонтанные поступки. Ничего криминального. Эми может переночевать в спальне для гостей, - беззаботно подумалось Алексу. Но, позже, поставив себя на место Агаты он подумал, что захлебнулся бы собственной слюной в порыве ревности и отругал девушку за избыточную радушность. Но ведь это же Алекс! Он в лепешку расшибется, но не оставит человека в беде.
- Я настаиваю на том, чтобы ты переночевала у меня. По крайней мере я буду уверен в том, что ты находишься в безопасности, а не в окружении подозрительных типов, - в подтверждении своих слов Алекс нахмурился. - А если ты сама не поговоришь со Стеллой, то я сам буду называть тебя "деточка", - мужчина сделал ударение на последнее слово, пытаясь подражать манере разговора старшей Роуз.
- Сделаем так, - девушка немного успокоилась, что дало доктору шанс рассуждать здраво. - Я не буду лезть в твою личную жизнь. Занимайся своими делами, но вечером позвони мне.
Эми внимательно слушала, заглядывая в глаза своему начальнику и, незаметно для последнего, выудила из кармана злосчастную оранжевую баночку.
- Обезболивающее? Ты...ты не замерз, тебе просто больно? Где? - девушка вопросительно уставилась на доктора. Алекс замер на мгновение, обдумывая в голове более подходящий ответ. Рассказать про аварию? Про Меган? Про задуманный план? Тогда Эми не то, что в кабинет, на пушечный выстрел ко мне не подойдет.
- Пойдем, не сопротивляйся, сейчас мы тебя уложим... И ты мне во всем признаешься. Как на духу, - пока доктор Руссо размышлял, девчонка уже легонько подталкивала его к софе. Не сопротивляясь, мужчина плавно последовал к мягкой обители и с удовольствием устроился. Боль в боку тут же отступила, как только тело приняло лежачее положение. Может, медсестры были правы и мне стоит отлежаться?
- Ну вот...итак, папуль! Эээ...я хотела сказать...в смысле, итак, доктор Руссо, рассказывай мне теперь все. Что случилось? Почему ты пьешь обезболивающее? - Эми присела рядом, тараторя без остановки, что вызвало улыбку на лице доктора.
Переживает, - Алекс выдержал паузу прежде, чем начать.
- Я бегал сегодня утром. Как обычно. Бегал, бегал и.... - мужчина замолчал, продумывая следующую фразу. Алекс не умел врать. Вернее, делал это без какого-либо удовольствия. А сейчас, лежа на уютной софе и под пристальным взглядом девочки-сканера, никакая ложь в голову не лезла.
- Ушибся, не рассчитал скорость, - мужчина вновь нахмурился, придавая себе деловой вид. Взгляд невольно пополз на стену, к белым часам. Большие стрелки неумолимо подбирались к десяти, что означало скорое начало рабочего дня и визит первого пациента. Но не сейчас. Сейчас у Алекса и Эммы в запасе было еще минут пять.

+1

31

Смотреть спокойно на милые моськи доктора Руссо девушка не могла. Поэтому, когда он в очередной раз комично закатил глаза, пусть даже неосознанно, она зашлась в хохоте. Размазав по лицу слезы кулаком, Эми, выглядела, наверное, ужасно. Но ее это мало заботило. Отсмеявшись, она сообразила, что ее могут неправильно понять и окончательно успокоилась. И не забыла принять вид послушной девочки.
- Ты же знаешь Стеллу! Она всю себя посвящает работе, иногда это выражается в трудности ее характера. Поверь, это всего лишь издержки профессии.
Состроив серьезную физиономию и тяжело вздохнув, Эмма проговорила:
-Вот именно, я ее знаю. Не хочу травмировать твою психику, выражусь мягко, ты пойми, дело тут не только в работе...Впрочем...Как бы то ни было, могу поспорить, что Эл нашла в твоем лице настоящего друга. В чем-то я ей даже тут завидую...
Стараясь избегать взгляда мужчины, девушка упорно пыталась рассматривать пол. Однако Алекс не дал ей толком этого сделать. Доктор взял Эм за плечи, и теперь она была вынуждена смотреть на него. У него такие добрые глаза...А я их заставляю хмуриться...Заставляю его переживать за меня...Негодница. Прости...мне стыдно за это...но вслух ты этого не услышишь. Если только мысли сможешь прочесть...прости. За этими мыслями раскаяния она не сразу поняла, что Руссо собирается ей что-то сказать. Судя по его лицу, что-то не очень хорошее.
- Ты меня обидеть хочешь? Вокзал? Я не думаю, что это место тебе подходит. Даже думать не хочу о том, что с тобой может случиться. А мне потом отвечать своей головой! Или же мое общество тебе неприятно?
Щеки Эми вспыхнули огнем. Давно с ней такого не случалось, а тут... Она не понимала, что происходит - то ли была смущена, то ли взволнована, то ли расстроена, то ли возмущена... В любом случае, выглядело это забавно. Особенно для тех, кто ее хорошо знал. Перепуганным голосом она выговорила буквально на одном дыхании:
-Нет, ты что, я не хочу тебя обидеть, нет. Нет! И еще раз нет!- затем, немного переведя дух, - Прости, прости меня...мне очень приятно твое общество. Оно мне нравится, и ты...и ты...мне нравишься. Просто я чувствую себя слегка...обязанной твоей доброте. Прости, я ее недостойна, - глотая слезы, произнесла Эм.
Но Алекса, словно уже ничто не могло убедить.
- Я настаиваю на том, чтобы ты переночевала у меня. По крайней мере я буду уверен в том, что ты находишься в безопасности, а не в окружении подозрительных типов. А если ты сама не поговоришь со Стеллой, то я сам буду называть тебя "деточка".
Решившись задержать свой взгляд на мужчине дольше секунды, Эми ужаснулась. Он хмурился! Из-за нее...хмурился, расстраивался, а может, даже и злился! Прости...просто меня...Алекс...за мои мысли и слова. Эмма погладила его по плечу.
-Хорошо, я принимаю твое предложение. Спасибо, правда, буду обязана тебе навеки. Я переночую у тебя сегодня. Только не волнуйся больше и не хмурься, пожалуйста. И не злись... А со Стеллой я не буду говорить, пусть лучше ты меня будешь называть деточкой, чем она. Ты не страшно...
Мягко улыбнувшись, она готова была выслушать теперь все.
- Сделаем так. Я не буду лезть в твою личную жизнь. Занимайся своими делами, но вечером позвони мне.
-Хорошо, я позвоню тебе в девять часов, договорились? - и, немного подумав, она выдала, - И на возможное будущее - тебе можно лезть в мою жизнь. Я не буду считать это вмешательством. Это Элле нельзя, а тебе можно... - Эм хитро подмигнула.
Доктор Руссо тем временем уже спокойненько устраивался на софе, улыбаясь, как счастливое дитя. Но отвечать не торопился. Либо вредничает, либо ложь сочиняет, одно из двух, - продолжая излучать внимание, думала Эмма.
- Я бегал сегодня утром. Как обычно. Бегал, бегал и....
Недоверчиво хмыкнув, Эм выжидающе смотрела на Алекса.
- Ушибся, не рассчитал скорость.
Спокойным тоном мисс Роуз разложила все по полочкам.
-В общем-то, все неплохо, но ты сделал несколько ошибок. Первая, я девушка, а значит, обмануть меня сложновато, только если я не влюблена в тебя по уши. Второе - я будущий журналист, а они обожают докапываться до правды, говорю тебе, исходя из моего опыта и опыта моих наставников. Третья - Алекс, как ты мог, бегая, не рассчитать скорость? Ты же бегал пешком, а не на машине, следовательно, не мог случайно перепутать газ с тормозом...
Девушке не хотелось его расстраивать, но ровно столько же ей хотелось узнать истину и не волноваться самой.
-Послушай, я не требую тебя признаваться во всех своих грехах. Просто расскажи, что с тобой случилось. На тебя напали грабители, и ты не смог убежать? Я не буду падать в обморок, правда. Ты поскользнулся на банановой кожуре? Не буду смеяться, честно. А если ты не расскажешь, я буду пытать тебя этой страшной зубодробильной машинкой. Угадай, с какого органа я начну пытку?
Готовая вот-вот расплыться в улыбке, Эмма вновь стала серьезной и проследила за взглядом мужчины. Ну вот, вечно так... А вслух лишь спросила:
-Да, точно, вот-вот мистер Браун должен зайти на прием. Давай я позвоню ему и отменю встречу?
Но, подумав хорошенько, предложила совершенно иной план.
-Нет, отменять его уже поздно. Значит так: ты принимаешь Брауна, а я звоню остальным клиентам и отменяю встречи. После этого клиента ты отправляешься отлеживаться домой. Ну а я разберусь со всем остальным, в том числе, и документацией, - увидев взгляд Алекса, девушка скорчила самую серьезную на свете рожицу и продолжила, - И никаких возражений тут мне, понял? Иначе пойду к главврачу и скажу, что ты болен. Заразно. Уж поверь, я пойду, если ты меня не послушаешься. Думаю, мы договорились? Что скажешь?
Не удержавшись от улыбки, Эм наклонилась чуть ближе к доктору Руссо, взъерошила ему волосы и по-детски наивно поинтересовалась:
-А теперь скажи мне правду: я после слез сильно пострашнела?
И вновь засмеялась. Ну а что? Правда от меня все равно никуда не убежит...

Отредактировано Emma Roze (2012-03-29 19:55:15)

+1

32

- Прости, прости меня...мне очень приятно твое общество. Оно мне нравится, и ты...и ты...мне нравишься. Просто я чувствую себя слегка...обязанной твоей доброте. Прости, я ее недостойна.
Алекс только покачал головой. Милая и маленькая Эмма еще не знает, что я давно решил для себя кто, чего и в каких количествах достоин.
- И на возможное будущее - тебе можно лезть в мою жизнь. Я не буду считать это вмешательством. Это Элле нельзя, а тебе можно, - Эми хитро подмигнула, от чего стала похожу на курносую лисичку. Алекс внимательно посмотрел на нее и не смог сдержать улыбки. От одного вида Эми, улыбающейся, с хитрым прищуром, ему становилось светлее на душе. Этот факт и стал решающим при приеме девушки на работу. В тот день она так же улыбалась и хитро-хитро прищуривалась, когда Алекс читал ей лекцию о неблагодарном труде ассистента стоматолога.
Роуз клятвенно обещала позвонить доктору в девять вечера и он поверил ей на слово. Почему бы и нет? У девушки не было причин врать или скрываться. В противном случае Руссо решил, что сам будет ей названивать.
Молодой доктор лежал на софе и слушал торопливую речь своей ассистентки. Эта трогательная забота показалась ему сначала странной и необычной, ведь это он сам привык заботиться и опекать. Сам же Руссо испытывал заботу только со стороны Даны, а Серена проявляла свою заботу в том, что не забывала закрыть квартиру на ключ или погасить свет в зале перед сном. Поступки Эммы шли от чистого сердца и Алекс вновь не мог это проигнорировать.
- Алекс, как ты мог, бегая, не рассчитать скорость? Ты же бегал пешком, а не на машине, следовательно, не мог случайно перепутать газ с тормозом, - бойкая девушка тут же разложила по полочкам импровизированную ложь своего босса.
Руссо стало стыдно за то, что он так неумело пыталась запудрить мозг Эми. Она не так наивна, зачем я вру?
Алекс не любил секреты. Он считал это бесполезным, как и саму ложь по сути.
- Просто расскажи, что с тобой случилось. На тебя напали грабители, и ты не смог убежать? Я не буду падать в обморок, правда. Ты поскользнулся на банановой кожуре? Не буду смеяться, честно. А если ты не расскажешь, я буду пытать тебя этой страшной зубодробильной машинкой. Угадай, с какого органа я начну пытку?
- Боюсь себе представить, - молодой доктор рассмеялся, из-за этого острая боль в боку снова дала о себе знать. - Черт, да уймись ты! Мысленным разговором ситуации не помочь и Руссо, немного поворочавшись, таки принял более ли менее удобное положение.
- Да, точно, вот-вот мистер Браун должен зайти на прием. Давай я позвоню ему и отменю встречу? Нет, отменять его уже поздно. Значит так: ты принимаешь Брауна, а я звоню остальным клиентам и отменяю встречи. После этого клиента ты отправляешься отлеживаться домой. Ну а я разберусь со всем остальным, в том числе, и документацией, - девушка вещала тоном деловитого политика. Голубые глаза доктора Руссо медленно округлились. Когда она стала таким профессионалом? Эта девочка делает большие успехи.
Своей готовностью разрулить надвигающиеся проблемы, Эмма вызвала у Алекса бескрайнее удивление. Она ловко, за считанные секунды, нашла выход из положения и предложила свою помощь.
- И никаких возражений тут мне, понял? Иначе пойду к главврачу и скажу, что ты болен. Заразно. Уж поверь, я пойду, если ты меня не послушаешься. Думаю, мы договорились? Что скажешь?
- Хорошо, как скажешь, - мужчина поднял руки в знак того, что не смеет спорить и сдается. - Но если возникнут какие-то вопросы - сразу звони.
- А теперь скажи мне правду: я после слез сильно пострашнела? - Эми задорно рассмеялась и потрепала Алекса по волосам. - Ничуть. Ты замечательно выглядишь, если не брать в счет твои красные глаза, - доктор внимательно осмотрел область красноты. - Через пятнадцать минут все пройдет, даже не переживай об этом.
Улыбаясь, Алекс пристально посмотрел в глаза Эми. Он не хотел пугать ее рассказами о своем утреннем приключении, но и обманывать не мог. Она справится с этой информацией, - мужчина закинул обе руки за голову и начал свой рассказ таким тоном, какими обычно делится впечатлением о фильме.
- На пробежке я попал в небольшое ДТП. Медсестры из травматологии сделали рентген и убедились, что я не пострадал. Но они настояли на том, чтобы я немедленно шел домой и отлежался там несколько дней.
Закончив, Алекс выдержал паузу для того, чтобы дать Эмме время обдумать сказанное, а сам провел рукой по взъерошенным волосам.

+1

33

Вся эта обстановка чем-то напоминала Эм идеальные семейные посиделки. Но, увы, как они должны выглядеть, она не знала, ибо все ужины-обеды семьи Роуз сводились к скандалам маленьких сестер. Поэтому сейчас, когда Алекс смеялся от того, что она наговорила, девушка радостно улыбалась и даже слегка прикрыла глаза от накатившего на нее удовольствия.
- Боюсь себе представить.
Тут Эмма сама позволила себе расхохотаться вслед за доктором, и нескоро сообразила, что над ее словами можно было бы поразмышлять. Хорошо, что Руссо не такой извращуга, как я, а то давно бы уже выгнал в три шеи с работы. Ахах, неет, мы милые. Мы оба милые. И скромные. Точно! Наблюдая за доктором, она не могла не нарадоваться его разнообразной мимике. Когда Эл первый раз привела меня сюда, подумать только, я смела подумать, что он скучный зануда. С чего я так решила вообще? Теперь даже и вспомнить не могу... Помотав головой, Эмма смогла, наконец, сосредоточиться и выслушать указания начальства:
- Хорошо, как скажешь. Но если возникнут какие-то вопросы - сразу звони.
Мисс Роуз кивала так усердно на каждое его слово, что у нее чуть было снова не закружилась голова.
- Ничуть. Ты замечательно выглядишь, если не брать в счет твои красные глаза. Через пятнадцать минут все пройдет, даже не переживай об этом.
Не выдержав на себе такой внимательный взгляд, Эмма потупилась. Вот всегда так - с незнакомцами веду себя вызывающе, а с хорошими друзьями или приятелями смущаюсь...Ну что за дела?
-Правда? Спасибо тебе за поддержку, она сейчас была очень кстати, правда. Тем не менее, когда ты отправишься домой, я схожу и умоюсь, дабы не распугать всех людей в клинике.
Ожидая рассказ Алекса о своих приключениях, она взялась рассматривать все подряд - потолок, пол, стены, софу, самого Руссо, инструменты, бумажки...Поэтому, когда он начал говорить, девушка невольно вздрогнула от неожиданности.
- На пробежке я попал в небольшое ДТП. Медсестры из травматологии сделали рентген и убедились, что я не пострадал. Но они настояли на том, чтобы я немедленно шел домой и отлежался там несколько дней.
Эм выпучила глаза и молчала. Она пыталась переварить эту новость без лишних звуков вроде "бэээ...мэээ...ааа" и тому подобных. Роуз молча наблюдала за тем, как доктор спокойно лежит, поправляя взъерошенную ею прическу, и ничего не говорит. Ну? Ну не молчи, скажи же еще что-нибудь? А что? А как? Ой, я сейчас в обморок упаду...Нет, нельзя, он мне доверился... Свою растерянность девушка попыталась скрыть за полной нежности улыбке. Наконец, она решилась на фразу, пусть не очень верную в данной ситуации и несильно правильную, но все ж:
-Хорошо, надеюсь, ты сможешь сейчас принять мистера Брауна?
Она сказала бы еще массу всего, но как раз в этот момент в кабинет постучались. Не удержавшись, она еще раз с хихиканьем взъерошила волосы Руссо и, подбежав к двери, открыла ее, по пути успев сказать:
-Это ужасно, Алекс, ужасно! Как ты умудрился только? А хотя знаешь? Поговорим об этом вечером, раз уж мы все равно сегодня ночуем в одном месте. Так что не забудь, я вернусь к этому разговору. И, да, после Брауна ты уходишь домой, понял?
А там, на пороге, стоял мужчина, довольно симпатичный, с портфелем под мышкой и медицинской картой в руке. Кхм...а вот и он.
Сделав приветливое лицо, девушка на всякий случай протерла кулачком глаза и дружелюбным голосом проговорила:
-Здравствуйте, мистер Браун. Добро пожаловать, мы как раз с минуты на минуту ожидали вас. Проходите, пожалуйста, располагайтесь в кресле. Портфель можете оставить вон там, на софе. А медицинскую карту позвольте на секундочку мне, - странно, но мужчина послушно исполнял все слова Эм.
То ли он был напуган походом к врачу, то ли привык слушаться. Интересненько как, - подумалось Эми, когда она заполняла в карте все зависящие от нее графы. Склонившись над столом, она быстренько написала записку для Алекса: "Помни о нашем уговоре." и вложила ее в карту. А затем прошла через кабинет и торжественно вручила ее доктору со словами:
-Вот, доктор Руссо, просмотрите, пожалуйста.
И, ободряюще улыбнувшись клиенту, уселась за стол, чтобы найти в телефонной книжке номера всех сегодняшних клиентов. Веселый такой рабочий день выдался, что уж говорить...

Отредактировано Emma Roze (2012-03-30 00:07:28)

0

34

- Правда? Спасибо тебе за поддержку, она сейчас была очень кстати, правда. Тем не менее, когда ты отправишься домой, я схожу и умоюсь, дабы не распугать всех людей в клинике, - Эми суетилась по поводу своих заплаканных глазок и грозилась распугать всех людей в клинике. - Можно подумать, что они с топотом убегут, забыв про свои болячки. - Алекс широко и искренне улыбнулся.
Эми оправдала ожидания доктора, поведавшего ей нелепую утреннюю историю. Девушка не стала причитать и носиться вокруг своего начальника, за что Алекс ее мысленно и поблагодарил.
По крайней мере не здесь, не на работе, - заключил про себя молодой доктор.
- Хорошо, надеюсь, ты сможешь сейчас принять мистера Брауна? - поинтересовалась девушка, находясь, по видимому, в ступоре. - Конечно. Мистер Браун ко мне на повторный осмотр. - Алекс тут же нахмурился и бросил взгляд на часы, настраивая себя на рабочий лад.
- Как ты умудрился только? А хотя знаешь? Поговорим об этом вечером, раз уж мы все равно сегодня ночуем в одном месте. Так что не забудь, я вернусь к этому разговору, - мужчина покорно кивал головой. - И, да, после Брауна ты уходишь домой, понял? - Эми перешла на более настойчивую интонацию. - Обещаю, после одиннадцати ты меня здесь не увидишь.
Доктор заранее встал с удобного дивана, чтобы вновь привести взъерошенные волосы в порядок и надеть накрахмаленный белый халат. Эми понеслась принимать посетителя и Алекс снова порадовался про себя тому, что нанял эту девчонку на работу.
- Здравствуйте, мистер Браун. Добро пожаловать, мы как раз с минуты на минуту ожидали вас. Проходите, пожалуйста, располагайтесь в кресле. Портфель можете оставить вон там, на софе. А медицинскую карту позвольте на секундочку мне, - сладким голосом вещала Эмма. Алекс не видел выражения ее лица, но знал, что девушка радушно улыбается своей детской улыбкой.
- Мистер Браун, доброе утро, - доктор Руссо на ходу поправил галстук и крепко пожал руку бледному от страха мужчине.
- Вот, доктор Руссо, просмотрите, пожалуйста, - Эми любезно протянула Алексу карту пациента, когда тот разбирался с оборудованием. - Спасибо, Эмма, - серьезно ответил мужчина, сосредотачиваясь на документе.
"Помни о нашем уговоре." Маленькая карточка чуть не выпала на пол, но Руссо вовремя успел ее перехватить. Эмме бы в разведке работать, - Алекс тут же перестал хмуриться. Его губы тронула легкая, еле заметная улыбка.
- Ну что же, давайте начнем? - молодой доктор жестом подозвал к себе первого пациента, пока Эмма устроилась за своим рабочим местом.
К счастью, мистер Браун оказался терпеливым и очень тихим человеком, что позволило Алексу закончить работу раньше задуманного. Меньше, чем через час, он вежливо выпроваживал мужчину из кабинета и желал ему скорейшей поправки.
- Эми, я пошел, - шепотом произнес доктор, не желая отвлекать свою ассистенку от телефонного разговора. Она как раз с кем-то  договаривалась о том, чтобы перенести время приема на конец недели.
Девушка улыбнулась и помахала доктору ручкой на прощание. Руссо тихонечко закрыл за собой дверь и направился вниз, на парковку, чтобы как можно скорее добраться до дома и принять горизонтальное положение на удобной кровати.

====>  21 street 13/79

+1

35

Доктор вел себя вполне в соответствии с правилами поведения, и все же, Эм чувствовала себя явно не в своей тарелке. Особенно, когда за спиной раздались жуткие звуки от работы машинки. Как она правильно называлась, девушка запомнить так и не смогла. Она знала, где лежат бумажки с предварительными диагнозами, которые нужно было либо вручать Алексу, либо вклеивать в карты. Она могла примерно указать, на какой странице находится номер телефона некой миссис, которая вот уже шестой раз приходит к стоматологу, дабы дотошно выяснить, есть ли у нее "черная точечка" на зубе, или нет. Но вот запомнить, как называются все эти инструменты для лечения - это было для нее пыткой. Поэтому, когда за спиной раздались эти уже привычные (но все равно страшные) звуки, Эмма прикрыла на секунду глаза и выдохнула. Мда, ну и денек, конечно... Вернувшись в реальный мир, она первым делом достала расписание сегодняшних клиентов и раскрыла телефонную книжку. Пройдясь пальчиком вниз по нумерации, она с ужасом осознала, что звонить ей придется не так уж и много. А, следовательно, помимо этих дел придется заняться заодно еще и прочей бумажной волокитой, чего сегодня так не хотелось. Как выберусь отсюда, сразу выпью! Девушка решила переносить все встречи Алекса как можно дальше, чтобы потом ему не пришлось со своей больной тушкой тащиться через весь город вставить кому-нибудь очередную пломбу. Эми договаривалась со всеми клиентами разумно - стараясь не перегружать день, и делать каждую рабочую смену более-менее равномерной. Вот и еще одна клиентка, миссис Эбигайль Джонс, молодая девушка, которой пришлось сменить чуть ли не половину челюсти после какой-то там катастрофы, была перенесена на пятницу. На всякий случай. Вдруг ей понадобится еще чего вставить ненароком, - думалось Эмме, пока она, прижимая телефонную трубку головой к плечу, пыталась дозвониться до последнего клиента.
- Эми, я пошел.
Не отвлекаясь от дел, девушка крутанулась на стуле и ответила на шепот Руссо улыбкой и прощальным помахиванием руки. На что-то большее в данной позе она была, увы, просто неспособна. Дверь, закрывшаяся за мужчиной, словно послужила сигналом к накатившей на Эм тоске. Она кое-как договорилась с последним клиенто-пациентом и застопорилась. Делать что-либо не хотелось. Проехав на стуле пару кругов по кабинету, девушка совсем растерялась от вынужденной печали. Раньше-то хоть Руссо развлекал, а теперь что? Впрочем, еще не вечер...у нас еще полночи впереди для веселья. Может, он догадается снова включить заботливого папу и добудет какую-нибудь комедию? Хорошо бы... Как говорится, работа скрашивает день. Хотя нет, это все ложь, так никто не говорит. Но, по крайней мере, хоть какая-то занятость скрашивает одиночество. И Эмма занялась работой. Она ушла в нее с пятками. Вначале рассортировала бумаги, одну стопку отложила на край стола с пометкой сверху: "Доктору Руссо. Предварительные диагнозы", вторую стопку отодвинула на середину стола, дабы попозже отнести ее вниз, администратору (или как он там называется? Дежурная медсестра? Или нет? Ну не суть) госпиталя. А третью стопку рассовала по карточкам в зависимости от проставленных фамилий. Вот так, а теперь мне нужен клей. Порывшись в столе, она нашла тюбик клея и принялась вклеивать в каждую карточку по бумажке...в зависимости от того, как было вложено ранее. Затем...повертевшись туда-сюда на стуле, приняла решение идти домой. Нацепившись так, как была до своего прихода сюда, да плюс взяв еще карточки и прочую документацию, девушка с радостью обнаружила на софе запасной ключик, заранее благоразумно оставленный ей шефом. Возликовав, она подцепила его одним пальцем и, балансируя этими стопками макулатуры, вышла в коридор. Кое-как закрыла кабинет и, спустившись вниз, сдала карточки и документы. Причем люди косились на нее так, как будто она бедный раб на плантации, а ее любимый начальник - эксплуататор всех времен и народов. Хыхы, да вы что, я же добровольно, - мысленно пыталась оправдаться Эм. Выходя из госпиталя, она задумалась, наконец, куда хочет идти. Если выпить и при этом не особо танцевать...Короче, если напиться, а я этого хочу, то мне в паб. О, точно, пойду в паб. Огромными стараниями поймав такси, девушка отправилась навстречу приключениям...

===> паб "Ирландское виски"

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-04-03 19:47:00)

0

36

>>>Банк "Wells Fargo">>>

Грациозной антилопой машина скорой помощи рассекала улицы Сакраменто, жалобно вереща: «У нас подстреленная куропатка, расступись честной народ!» А «куропатка» пот два метра ростом валялась почти мертвой тушкой и ничего сделать не могла.

Я продолжал лежать. Задыхаясь. Разлагаясь, как поганый труп. Вот только не черви пожирали мою плоть, а море. Такое огромное, такое беспощадное.
Я не понимал, где у меня руки, где ноги, где голова. Я превратился в одну кашеобразную массу, которая лежит и стонет.
Я почувствовал приятно покалывание у губ. Да, да приятное, но укололо сильно, больно, мне даже показалось, что я вздрогнул. Ну как песок может вздрогнуть? Верно, поэтому я, расплывшись в улыбке, продолжал стонать.

А антилопа все скакала, будто ее преследовал прайд голодных львов. Целое полчище разношерстных, разномастных не давало ей прорваться, скрыться, убежать. А ведь на них гаркаешь, а они только скалятся.
Этьен все так же был прекрасен и бледен. Ей богу, Белоснежка – трансвестит, уж простит меня всевышний за такие сравнения. Мужчина все так же нуждался в крови и чем дольше ее не было, тем хуже ему становилось.

Море стало высыхать, а вместе с ним и я. Я и не заметил, как мы стали единым целым. Такое слияние не всегда получается. Да, я говорю именно про жизнь. Я, кажется, соображал на эту тему когда-то, вот только не успел записать. Кажется, там было что-то про зубные щетки. Как я скуд на фантазию. Щетки. Да кому они нужны? А кому нужно море и песок? А вот в этом вся загвостка. По отдельности это просто горстка грязи и лужица отходов. А что, я не прав?
Раз уж вы здесь, со мной рядом, смотрите, как я задыхаюсь, то послушайте исповедь. Глядишь, чему-нибудь научитесь, поймете что к чему, ведь я уже частично разгадал правду жизни.
Майами. Прекрасно. Океан, белый песок, который щекочет вам пятки своим жаром, легкий летний ветерок. Шикарно. Вы лежите, загораете, а как становиться жарковато, вы идете в теплое море, которое, как преданный щенок, облизывает все ваши части тела, даже самые сокровенные, которые вы и не всем удосужились показать. Какая жалость. Какая несправедливость!
А полезли бы вы это проклятое море, будь на дне не песок, а скажем, острые камни. Какие неженки, боитесь распороть свою нежную кожу на ножках, которую вы каждый вечер обмазываете всякими смесями отравы? Вы скорее убьете себя кремами, которые обещают вам и упругость и молодость и красоту. Собственно, не об этом.
Значит, не хотите? Что же, ладно. А нужен вам песок, без океана? Нет, нет, нет, не говорите ни слова о бассейне, куда подмешивают еще более страшный яд, чем в ваши крема. Нужен? Не уверен.
Море и песок – это одно, единое целое, а в жизни, такое не часто встретишь. В жизни приходится выбирать меньшее из зол, либо песок, либо проклятый океан.
А я не хотел выбирать, я песок, который уже не может без моря, я к нему привык, я в него влюблен

Неужто голодные львы расступились? Да, машина скорой помощи остановилась у входа в Госпиталь Св. Патрика. Какая прелесть, помолимся же лепреконам. Ладно, обойдемся без сарказма.
Замок с привидениями в белых халатах. Именно сюда привезли француза. В то место, которого он боялся больше всего. Но его и никто не спрашивал, зачем спрашивать песок, верно?

Моря больше не было. Оно ушло. Зачем ты ушло? Мне ведь так плохо без тебя. И несмотря на то, что ты меня душило и забирала силы, ты поддерживало меня. Как могло. Море, ну куда же ты. Останься.
Море исчезло. Солнце обжигало меня, а я плакал. Плакал, как ребенок, а соленые слезы уходили в меня, они впитывались в меня и снова выходили.

Медики выскочили из машины и, как сумасшедшие, стали орать на всю округу. Они торопились, они чего хотели. Чего? Спасти человека? Да ну бросьте.
Этьен уже был в помещении. Вокруг него роем диких мух жужжали медики, думая, чем же ему помочь. Кто-то начал лезть ему в глаза, кто-то ползать по рукам, пытаясь что-то отыскать. Ах да, кровяную ниточку. Ищите, когда крови почти не осталось.

Солнце, как умелый гончар, выжгло из меня, из песка, причудливую фигуру, похожую на человека. Уже не так больно было, но все равно одиноко. Я хотел моря, а вокруг меня солнечные зайчики, желающие помочь.
-Чего вы от меня хотите? – гаркнул я, разбрызгивая слюной. И где я плюнул, стали вырастать цветочки, кустарники. Я лишь скептически посмотрел на всю эту красоту и пошел, куда глаза глядят. А глаза у меня не глядели. Один из солнечных зайчиков решил посмеяться надо мной и потянул свои лапки ко мне, к моим глазам. Я вмиг ослеп, как вдруг зажгло руку, шею, плечо. Зайчики забегали у меня по телу, а я и отмахнуться от них не мог.

P.s. Интересно, кто сможет расшифровать мой воображариум. Давайте, делитесь своими мыслями, я с радостью их выслушаю, ну а потом расскажу, кто был прав, и что к чему)

+3

37

Дана хотела проскочить, пока не загорелся красный сигнал светофора, но не успела. Резко затормозив, она окинула толпу пешеходов недовольным взглядом, нервно тарабаня пальцами по рулю. Что ж вы все так медленно тащитесь?.. Неужели красный свет всегда так долго горит?! Че-е-ерт!
А ведь еще каких-то 15 минут назад Дана МакКарти являла собой образец спокойствия и прекрасного расположения духа. И ничего плохого не подозревала, когда в судебно-медицинскую лабораторию доставили очередного убитого. И даже ни о чем не догадывалась, когда оформляла необходимые документы. Ровно до того момента, когда в руки ей попал список пострадавших при ограблении банка. Скорее просто машинально, чем целенаправленно, Дана пробежала по нему глазами и уже собралась, было, положить в папку, как… Взгляд зацепился за знакомое имя. Да не просто знакомое, а очень даже, можно сказать, родное. Этьен Моро. WTF?! – первая, вполне предсказуемая, реакция. Именно в эту минуту куда-то вмиг улетучились и спокойствие, и прекрасное настроение. Дана потратила буквально пару минут на допрос полицейского, доставившего тело убитого, и еще примерно столько же на объяснения со своим непосредственным начальником. И вот, она уже мчится в больницу, незначительно превышая скорость и проклиная тех, кто понатыкал светофоры на каждом шагу.
Парковка возле госпиталя, как обычно, была забита под завязку, так что Дане пришлось оставить машину чуть ли не в квартале от нужного здания. Быстрым шагом миновав расстояние до больницы, МакКарти взбежала на крыльцо и практически вломилась внутрь, весьма невежливо не пропустив выходящих, как того требовали правила этикета. Дана сразу направилась в приемный покой, лавируя между пациентами, посетителями и персоналом и периодически извиняясь, если с кем-то сталкивалась. Поскользнувшись на плиточном полу, девушка инстинктивно схватилась за проходящую мимо женщину.
-Извините! – в очередной раз бросила МакКарти, даже не посмотрев на нее, и, наконец, добралась до дежурной медсестры.
-Эн… Эм… - Дана глубоко вдохнула и резко выдохнула, стараясь успокоиться. – Этьен Моро. Он… Он поступил… эээ, совсем недавно… Огнестрельное ранение, он… - девушка замолчала, так как медсестра уже нашла в регистрационном журнале нужное имя и назвала этаж и врача, к которому можно обратиться за информацией.
Машинально пробормотав "Спасибо", Дана направилась к лестнице – на лифте, как это ни странно, получилось бы дольше. И уже через несколько минут девушка стояла у окна больничного коридора, "переваривая" полученную информацию. Этьен потерял много крови, сейчас над ним колдуют хирурги, когда и главное как закончится операция – никто не знает, врачи пока не делают никаких прогнозов. Стоять на месте и ждать, понимая, что ты не можешь ничем помочь, что ты вообще ничего не можешь сейчас сделать, было просто невыносимо. Обхватив себя руками за плечи, Дана принялась мерить шагами коридор, чуть вздрагивая каждый раз, при виде любого человека в медицинской форме.

+2

38

Приведения в халатах носились вокруг бедняжки Тьенно, прикасаясь к его телу своими холодными, рыхлыми руками. От их ладоней веяло непонятными растворами. На свои пять пальцев они натягивали перчатки, словно собирались обыскать труп…
Но трупа не было и если эти олухи не поторопятся – не будет.

Солнце перестало светить. Все перестало улыбаться. Солнечные зайчики больше не были такими милыми и забавными. О, эта обратная сторона медали, как же все любят забывать про тебя. Ты так привлекаешь, своим блеском, своими круглыми боками, а на деле не стоишь и гроша. Сплошное разочарование! Вообще, если подумать, и рассудить вполне правильно, то везде оно подстерегает, это ваше разочарования. Начиная от бытовых мелочей, заканчивая крупными вещами, типа самой жизни. Да, согласитесь, жизнь умеет ударить тебе в грудь так, что и не согнуть и не выгнуться.
Солнечные зайчики кровожадно впились в меня, не желая отходить ни на шаг. Я кричал. Я тряс всеми конечностями. Я тряс головой. Я рассыпался. Сухому песку свойственно рассыпаться, ему, как минимум нужна вода, а как максимум, целое море. Море? Где ты? Я ведь так нуждаюсь в тебе! Я так скучаю!

Тело мужчины, словно мешок с картошкой, водрузили на операционный стол. Мясники с добрыми помыслами уже нависли со своими отполированными ножами. Я, как впечатлительный человек, не могу на это смотреть и, с вашего позволения, зажмурю глаза.

Я кричал, как мог. Но меня не слышали. Я не слышал себя. Я словно стал героем немого кино. Я застрял в этом кино!
-Отпустите! – надрывался я, пытаясь выкарабкаться из железных хваток маленьких солнечных зайчиков. Но они не отпускали. Милые зайчики превратились в ужасных монстров. С их острых зубов стекала густая, обжигающая плоть, слюна. Я снова проглатывал слезы, как мальчишка.
-Прошу – начал задыхаться от нехватки воздуха и, собрав всю свою волю в кулак, заорал, что было мочи – Да отвяжитесь вы, твари!

Метал мягко проникал внутрь Этьена, не жалея его, не щадя. А за масками хирургов были хищные ухмылки, как у тех солнечных зайчиков. Вы не видите, а я вижу, как врачи захлебываются в собственной слюне.
-Кровь! Срочно донора! – а как вы узнаете, какая группа? Честно говоря, для меня это всегда было загадкой, но эти мрази с ножами прячут от меня тайну, и я не могу ее поведать вам.

С меня ушел весь песок. И зайчики пропали. И я снова в кромешной тьме, только где-то музыка играет. Когда это прекратиться?
Но вдруг я упал. Просто, на ровном месте. Упал и лежал пластом и не мог пошевелиться. Словно опять держал кто-то. Перед глазами встала рыжая девчонка, которую я спас. Глаза у нее заплаканные, щека распорота и из раны сочилась кровь, стекая по ее тонкой шейке, по рукам, по телу. Одежда, пропитанная кровью, прилипла к ее груди, животу, бедрам…
-Что случилось? Не плачь, все же хорошо, верно? – наверное, я был чересчур наивен. Девочка молчала и смотрела на меня озадаченным взглядом. Вдруг, она запрыгнула на меня и, сидя у меня на животе, начала гладить мою грудь, шею, лицо и, добравшись до плеча, засунула свои тонкие и гибкие пальчики в рану. Я взвизгнул от боли, как это делают собаки, и попытался скинуть рыжую с себя. Но она так сильно обхватила меня коленями, что, сжимая их сильнее, начала ломать мне ребра, отчего я зажмурил глаза и молил бога прекратить мои мучения.

И вот он, свинцовый кусочек, который наделал столько шума. Вот поднимают же люди шумиху из-за всякой ерунды. Однако Этьен – не ерунда. Если эти призраки с ножами его убьют, то мне нечего будет здесь делать. Верно? Я стану таким же бесплодным автором, создам еще одного «Этьена Моро» и начну дальше убивать его…

Я лежал, на мне сидела рыжая и продолжала ломать мне ребра. Ее кровь, что стекала с ее маленького милого личика, начала течь и по мне. Моя грудь была в крови, одежда, руки. А девочка сжимала меня и смеялась, размазывая кровь по моей широкой груди. И мне становилось хорошо. Не то от ее прикосновений, не то от полученной крови.
Тут еще появилась Дана, старая подруга. Никогда не бросит в беде. А вот просто бросит? Однажды это уже произошло. А чего вспоминать прошлые обиды? Простил? Да, собственно и не обижался… Так проще. И для меня и для нее.
Она села в большое кресло и начала смотреть, как рыжая отдает мне свою кровь. Я хорошел на глазах, ничего не скроешь.

Группа «портних» с кровью на руках зашивала рану. Эй вы там поаккуратнее, слышите? Нет, не слышат. Им лишь бы наложить швы, а как – не важно.
Этьен уже был в палате. Черт его знает, куда они его притащили, но главное, что все обошлось. Конечно, вид у него был не самый лучший. Волосы замусолены, везде воткнуты непонятные трубочки, про одежду я вообще молчу, на него нацепили некое подобие халатика.
А в коридоре была Дана. Как странно, она появилась у него в мозгах, она появилась и наяву. Она волновалась – видно невооруженным глазом. Но почему Дана? Почему не Шерон? Он хотел море, а пришло солнце.

Рыжая облизнула мою грудь и зажмурила глазки, будто наслаждалась вкусом собственной эритроцитной бодяги. Время уступить место старшим. Встать я так и не мог. Я лежал, чувствовал непонятно тяготение со всех сторон. Рыжая села на кресло, а Дана села на меня, ласково гладя меня по голове. На ее лице была грустная улыбка, но такая искренняя, что я не смог не улыбнуться в ответ.
-Все кончено? Где Шерон? – Дана пожала плечами и прижалась щекой к моей груди, что-то бормоча себе под нос.

Пожалуй, все нормализовалось. Врачи стали врачами. Машина скорой помощи стала машиной скорой помощи. А название Госпиталя больше не казалось таким смешным и больше не хотелось молиться лепреконам. Этьен выживет, а я, безумно рад, и пожимаю эти холодные, рыхлые руки, чтобы сказать спасибо.
Дана сидела в коридоре и ждала какого-то чуда. А чуда и не предусматривалось, он и не умирал, а так, решил опробовать на прочность нервы близких людей.
В коридоре сидела женщина, заплаканная, тоже чего-то ждала. Чудо для нее было куда важнее, чем для Даны, Этьена и всех остальных.
-Девушка, а сколько времени? – Дана ответила, а женщина, сжав сильнее кельтский крест у себя в руках, начала читать молитву.
-Молись, деточка, молись. Ты ведь ждешь кого-то? Я и за него помолюсь. – и женщина поспешила прочитать молитву в адрес француза.
-Знаешь, нужно ценить то, что у нас есть. Нужно ценить людей, которые всегда рядом. Нужно просить прощения, за все обиды, ведь жизнь такая хрупкая скульптурка. Раз и нет ее, и не склеишь ее. И слезами не поможешь. Мужчину ждешь, по глазам вижу. Муж он тебе, да? Ну так как очнется, обними его, да посильнее, пусть знает, что ты думала только о нем.
Тут вышел доктор. Он сообщил женщине, что ее муж умер на операционном столе, и его не смоги спасти. Слезы крупным градом посыпались из ее глаз. Она прижалась к кресту и отвернулась. Однако доктор нес не только плохие вести.
-Простите, вы к Этьену Моро? К такому крупному французу, верно? Все хорошо, девушка, с ним все хорошо. А вы ему кем приходитесь?
Но заплаканная женщина перебила врача и, положив крест на кресло, в котором сидела, взяла Дану за руку, жалобно попросив.
-Пожалуйста, обними его. Он в этом так нуждается.

+4

39

Она сосчитала, сколько шагов будет от одной стены до другой. В обратном направлении почему-то получалось больше. Почему? Не важно. Она сравнивала, какая дверь открывается чаще – та, что слева, или которая справа? Она считала, сколько раз позвонит телефон, прежде чем кто-нибудь возьмет трубку. Она прочитала всю информацию, развешанную на стенах. Она подсчитывала, кого больше пройдет мимо нее – мужчин или женщин? Молодых или в возрасте? Врачей или медсестер? Дана готова была занять свой мозг чем угодно, лишь бы не допустить в него мысли цвета "А вдруг…" с ярко-выраженным мрачным оттенком. Она знала – стоит позволить себе хоть одну из них, и они тут же роем ворвутся и полностью займут ее сознание. Нельзя, так нельзя. Поэтому… сколько плиток в одном ряду?
МакКарти достала из сумочки мобильный, чтобы узнать, сколько времени. Как?! Прошло лишь десять минут. Но разве она находится здесь не целую вечность?.. Все-таки время – странная штука. Замечено многими, уже неоднократно. Когда ты торопишься, спешишь, оно мчится вместе с тобой, стараясь непременно обогнать. И как бы ты ни просил "Остановись, замри!", оно лишь ускоряет свой ход, злобно похохатывая, оставляя тебя позади и непременно выигрывая гонку. И – замирает, застывает недвижимой массой, когда ты чего-то ждешь. Ожидание – одна из самых изощренных жизненных пыток. Сравниться с ней может, пожалуй, лишь неизвестность.
Сравнивая и выбирая, какая медицинская форма красивее – белая или синяя, Дана заметила, как из нужного ей операционного блока вышел один из врачей и тут же кинулась к нему.
-Ну, что?! – выпалила она, вопросительно уставившись на молодого хирурга.  Должно быть, интерн, - мелькнула мысль. Мелькнула – и тут же растворилась где-то в подсознании.
-Кровопотеря слишком большая, донорской крови не хватает, мы позвонили в центр, а в соседнем отделении… - зачастил парень, продолжая идти вперед. Дана шла рядом, особо не вслушиваясь, подробности ей были ни к чему, потому что суть она уловила – они просто теряют время. Девушка остановилась сама и, дернув за руку парня, остановила его. Назвала свою группу крови и резус-фактор. Подходит. Совсем как в кино.
Меньше чем через минуту уже другой врач, постарше и явно поопытней, проводил Дану в специальную палату и сразу же ушел, оставив ее с медсестрой. МакКарти устроилась на кушетке и, наблюдая за приготовлениями к забору крови, машинально отвечала на вопросы женщины, даже не дослушивая их до конца. Нет, она не принимала алкоголь в последние двое суток. Нет, анальгетики тоже. Нет, она не курит вообще. Нет, она не беременна. Нет, накануне она не ела ничего из перечисленного. Еще парочка "нет" и дорос окончен. Дана равнодушно наблюдала, как игла входит в ее вену, как по прозрачной трубочке несется темно-красный поток, скапливаясь в специальной емкости со стабилизатором. "А вдруг…" упорно лезли в голову, и, дабы отогнать их, девушка заставила себя вспоминать лекции по хирургии на тему переливания крови. Непрямой метод. Свежецитратная кровь. Используется непосредственно после заготовки, максимум – 2 часа. Стабилизатор - 6% раствор цитрата натрия. А вдруг будет уже поздно?.. Черт!
После процедуры медсестра ненадолго оставила Дану в палате одну, и та незамедлительно слиняла. Немного кружилась голова, но это было нормально, а в остальном она чувствовала себя приемлемо и поспешила туда, где недосчитала плитки на полу. Ну не могла она отлеживать бока в палате, под наблюдением какого-нибудь врача, который следил бы за ее показателями и заваливал глупыми вопросами. Ожидать исход операции в коридоре, возле операционного блока, было чуточку легче. Или просто так казалось.
Откуда-то вдруг накатилась невероятная усталость, Дана села на небольшой диванчик и, откинувшись на спинку, прикрыла глаза. Порой эмоциональное напряжение выматывает гораздо сильней, чем физические нагрузки. В голове воцарился вакуум. Даже "А вдруг'и" куда-то исчезли. Сознание заполняли лишь окружающие звуки – голоса, шаги, хлопанье дверей, звонки телефонов…
-Девушка, а сколько времени?
Веки отчего-то стали будто свинцовыми и поднять их стоило некоторых усилий. Дана медленно открыла глаза и сфокусировала взгляд на сидевшей в кресле напротив  женщине. Она явно тоже была подвергнута этой ужасной пытке. Она тоже ждала.
-Шесть-двадцать пять, - ответила МакКарти, убирая телефон обратно в сумку. Женщина еще что-то спросила, говорила, а Дана лишь вяло кивала головой, словно китайский болванчик. Будь она здесь просто по делам, по работе, она обязательно бы ответила и поддержала беседу. И непременно нашла бы слова поддержки и утешения для этой женщины. Но в другой, не в этой, ситуации.
-Мужчину ждешь, по глазам вижу. Муж он тебе, да? Ну так как очнется, обними его, да посильнее, пусть знает, что ты думала только о нем.
МакКарти кивнула даже на "мужа". Неправда, да. Но возражать, и отвечать на предсказуемо последующий вопрос "А кто тогда?" не было ни желания, ни сил. Господи, когда же они закончат?..
Словно в ответ на ее неозвученный вопрос к ним подошел врач. Слушая, как он сообщает женщине отнюдь не радостную весть, Дана почувствовала, как внутри все словно скрутилось в узел и застыло, смерзлось, покрывшись льдом, от чего по спине прошел холодок.
-Простите, вы к Этьену Моро? К такому крупному французу, верно? – теперь врач обращался к ней. МакКарти живо встала, усталости будто и не бывало. Она попыталась ответить, но в горле пересохло, и девушка ограничилась кивком.  - Все хорошо, девушка, с ним все хорошо. А вы ему кем приходитесь?
Дана почти физически ощущала, как тает лед внутри и ослабляется узел. Она только открыла, было, рот, как женщина, теперь уже не жена, а вдова, взяла ее за руку.
-Пожалуйста, обними его. Он в этом так нуждается.
МакКарти растерянно посмотрела в ее заплаканные глаза. Хотелось что-то сказать, подобрать правильные слова, но разве они могли бы сейчас помочь этой женщине?
-Обязательно, - тихо пообещала Дана.
О том, что она говорила врачу и как вообще оказалась в палате, память нахально умалчивает. Девушку привела в чувство тишина. Все больничные звуки остались там, за дверью. В палате было тихо, и от этого писк приборов, назойливо въедающийся в мозг, казался просто оглушающим. Дана подошла к кровати, на которой лежал Этьен. В глаза сразу же бросалась неестественная бледность. По глазам будто кто-то прошелся темно-лиловой краской. Если бы не мерные движения грудной клетки, его вполне можно было бы принять за одного из пациентов МакКарти.
Дана некоторое время наблюдала за показателями приборов. В отличие от большинства людей, родных и близких, которым вот так же приходилось проводить время в ожидании у постели больного, она прекрасно разбиралась во всех этих цифрах и линиях. Для данной ситуации все было в норме, а главное – стабильно. Девушка огляделась и, заметив свободный стул, подтащила его к кровати. Села. И взяла Этьена за руку, слегка сжав его ладонь в своей. Бессознательный, абсолютно лишенный смысла жест. Даной, как и многими, очень многими на ее месте, двигал лишь инстинкт, желание где-то на подсознательном уровне поделиться через прикосновение своими силами, энергией, и еще чем-то в этом роде. Но она не знала этого. Точнее, просто не думала об этом. А просто держала его за руку. И ждала.

Отредактировано Dana McCarthy (2012-04-09 10:43:29)

+2

40

----> Национальный Банк Сакраменто

Мотор скутера тихо хрипнул, и железный конь дёрнулся с места. Конечно, трудно было назвать "машинку" Лил чем- нибудь сверх дорогим и сверх классным, но девушку вполне устраивало её средство передвижения. Алдарт крепко вцепилась руками в руль, и старалась следить за всем, происходящем на дороге. По правде говоря, это не так уж и просто удавалось малышке. Ведь последние события оставили на Лил огромный отпечаток. Как в прямом, так и в переносном смыслах. В наушниках во всю играл лирический рок. Сейчас настроение у Лил было именно такое. Ей хотелось отключиться и не думать ни о чём, но как!? Лил старалась смоделировать у себя в голове всё, что произошло с ней за последние пять дней. Да с ней за всю жизнь столько всего не происходило. Сюда же можно приписать и нового босса Алдарт, и заварушка в баре, где нашли наркотики, ну и наконец- то - ограбление банка. Последнее, несомненно, оставило самый большой отпечаток в жизни Лили. Девушка до сих пор прибывала в шоковом состоянии. Именно по этому Лил и старалась сосредоточиться на дороге. Ей казалось, что сейчас она просто напросто врежется в любую встречную машину. Алдарт была уверенна, что она сейчас приедет домой, наберёт себе тёплую ванну и наконец- то сможет расслабиться. Но.... не тут то было. Когда малышка только выходила из банка, боль в боку не давала ей покоя. Лил решила, что всё пройдёт, и взгромоздилась на скутер. Но буквально через десять минут боль только усилилась. Девушка не хотела грузить родителей своими проблемами. Им ведь и так сейчас не сладко. Вместо этого малышка решила сама решить все свои проблемы. Лили не долго обдумывая, сменила направление. Алдарт решила всё таки заглянуть в больницу. О других она то думала больше, чем о себе. Но и вот так просто "забивать" на своё здоровье, согласитесь, не вариант. Тем более, боль была настолько сильной, что спустя ещё десять минут девушка еле вела скутер. Причём, делала это она уже только одной рукой. Второй малышка судорожно хваталась за бок, сжимая его. Так Лил хотела чуть утихомирить боль. Лили не любила жаловаться и привлекать к себе внимание. Просто на этот раз всё было действительно серьёзно. По крайней мере, серьёзнее чем обычно
На горизонте уже виднелась заветная табличка. "Госпиталь. имени Святого Патрика". Раньше Лили не удосуживалась по долгу находиться в подобных заведениях. Согласитесь, это удивительно, учитывая то, что Алдарт- астматик. Девушка с раннего детства знала, что единственная её помощь- это успокоительное и ингалятор. Если это не поможет, то врядле уже поможет что- то ещё. Лили не любила больницы. В них всегда было что то такое.... драматическое. Все эти больные люди, больные дети.... Короче- зрелище не для слабонервных. Оставалось ещё буквально пятьдесят метров. И вот, наконец- то, Лил припарковала свой скутер прямо возле входа в больницу. Девушка медленно слезла со скутера, всё ещё придерживая свой бок, и сжимая его ещё сильнее. Лили медленно направилась по направлению к главному входу. На пол пути девушка остановилась. Лили простояла в ступоре примерно двадцать секунд. Затем девушка развернулась и пошла обратно к своему скутеру. Лил достала из сумки ингалятор. Что бы не получилось как в прошлый раз. Ведь в прошлый раз малышка оставила сумку на скутере и в итоге это могло стоить ей жизни. Вскоре Лили возобновила свой курс, и уже точно шла к главному входу.
Когда Алдарт вошла в помещение, то она сразу же почувствовала этот запах. Этот противный больничный запах. Лили усмехнулась и направилась на /"рецепшн". Хм, как же это называется? "Больничный рецепшн? -Добрый день, уважаемая. Меня зовут Лили Алдарт. Мне бы хотелось получить медицинский осмотр. Кажется, я повредила себе что- то в этой области -Девушка показала пальцем на свой бок, а затем вопросительно уставилась на пожилую медсестру. Та должна была немедленно оказать Лил помощь, ну или хотя- бы проводить её к врачу. Потому что помимо жалобы на бок, у девушки ещё и губа была разбита. Грабитель бил очень метко, по этому половина лица малышки была в крови. Весьма "симпатично", не правда ли!? Дамочка пробормотала что- то себе под нос и сказала Лил, что ей нужно подождать пару минут. По правде говоря, эти минуты растянулись примерно на пол часа. Всё это время Алдарт сидела практически не двигаясь. Она только глубоко дышала и смотрела в одну точку. В голову лезли "кадры" из ограбления, а сама Лил с трудом верила в своё чудное спасение. Чуть позже Лил пригласили в кабинет к доктору. Девушка постаралась как можно быстрее встать с места. Алдарт вместе с медсестрой прошли вперёд по коридору. Медсестра остановила Лили возле двери с надписью "Травматология". Женщина указала на дверь. Кажется, дальше Лил прийдётся самой всё делать. Алдарт постучалась в дверь. Когда она это сделала, пожилая медсестра уже скрылась за углом.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика