vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 41 страница 60 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

41

Время тянулось медленно, словно вальяжная змея, отравляя все вокруг, надкусывая острыми зубами. Она искусала всех, но в большей степени пострадал Этьен. Яд времени не давал ему очнуться.

Все стихло. И Дана куда-то исчезла. А я ведь на минуточку глаза закрыл. Сколько уже прошло времени?
Я до сих пор лежал пластом и никак не мог пошевелиться. В голову пробралась дикая мысль о парализованных конечностях, отчего я стал отчаянно искать куда более приятную тему. А что я подразумеваю под словом «приятно»? Что именно? Приятных вещей в жизни много, ровно, как и неприятных. Везде присутствует своя противоположность, которая не радует, а даже напротив, огорчает. Видите, даже здесь есть свои негативы.
Приятные вещи. Я вспомнил, как в детстве любил фруктовый шербет. Казалось, я мог есть его ящиками, и ничего мне не будет. И это незабываемое удовольствие, приятные ощущения, когда тебе удается съесть хотя бы ложечку желаемого. Но у нас не было денег, возможно, поэтому я так любил шербет…

Этьен мирно лежал на больничной койке. Назвать его человеком сложно, скорее он больше походил на увядающий овощ. Благо, что садоводы вовремя полили бедный цветочек, а это означало, что скоро он должен ожить. Осталось только понять, скоро – это когда.

Я тяжело вздохнул. Стало вдруг так одиноко. И даже мысли о шербете не помогли. Я попытался понять, что же вообще произошло. Я понял, что я не находился в реальности, возможно я спал. Интересно, приходит осознание во сне? Если нет, то я оказался первооткрывателем.
Я снова попытался посмотреть по сторонам, пытаясь разглядеть в темноте, хоть что-то. Волна грусти и скуки снова меня накрыла.

В палату вошла Дана. Хоть кто-то не забывает своих друзей, даже если когда-то их связывала мимолетная интрижка. Этьену и это понравится, главное, чтобы хоть кто-то был под боком, всегда верный тебе, честный. Именно поэтому Этьен почти никогда не расстается с Эйфелем. А где он? Точно, собачка осталась на работе, в окружении сотрудников бюро архитекторов. Остается надеяться, что Этьен не вспылит, а то ведь он может.

Чернота буквально выжигала глаза, поэтому я их зажмурил и стал напевать под нос детские французские колыбельные, которые мне когда-то напевала бабушка. Пение бабушки меня всегда успокаивало, даже лучше чая с ромашкой.
Вспоминая о горячо любимой бабушке, я вспомнил Шерон, не менее любимую. Интересно, она знает? Вряд ли, я как мальчишка ей не признаюсь, молчу и боюсь проронить хоть слово. Мне сорок лет, а я не могу подойти к ней и сказать, искреннее и без всяких колебаний. Я бы сказал, но, разве могу я, если меня нет?

Дана тихонечко, словно кошка, присела рядом с мужчиной. А он лежит, почти мертвый, почти живой. Лежит, молчит и только посапывает. Интересно, а кто еще знает, что здесь лежит подстреленный француз, который отличился отважностью и встал под пулю?
Дана сжала мужскую ладонь, ожидая чуда.

Что-то кольнуло. Да так больно, что я вздрогнул. А потом боль отступила и я снова стал одиноким, и снова скука одолела меня. Я тяжело вздохнул, а потом посмотрел на свою левую ладонь. Почему ее так кольнуло? В этом месте творятся странные вещи, что становится не по себе.
Я снова закрыл глаза и стал представлять дорогих себе людей.
Шерон. Она прекрасна. Что бы не сказала, что бы не сделала. Когда я успел так к ней привязаться? В моей жизни было много женщин. Но Шерон была особенной, мне нравилось с ней проводить время. Порой я пытаюсь отвлечь ее от работы. Я стал таким трусом. Она ведь постоянно попадает в какие-то истории, а у меня сердце сжимается, особенно, когда она рассказывает как прошел очередной рабочий день. Так и хочется встать на колени и попросить ее не ходить на работу. Но разве я могу закрыть райскую птицу в золотой клетке. Не смотря ни на что, не смотря на свои страхи и переживания, я всегда буду хотеть счастья для нее и ее семьи.
Алекс. Все мои лучшие друзья остались во Франции. Они как жили своей жизнью, так и живут. А я не могу. Проходя по улицам Парижа, я вспоминаю, где была Адель, где она бегала, где смеялась, отчего становится страшно, больно. Алекс лучший друг, так сказать, на этой земле. А все началось так глупо, я даже, кажется, пытался ему сломать нос. Если бы я ему сломал, перестали бы за ним дамочки толпами бегать. Нет, он все же хороший малый, я его не то, что люблю, я его обожаю. Никогда не думал, что существуют такие люди, которые заставляют действительно жить.
Тут меня снова что-то кольнуло в левой руке. Я снова вздрогнул. Как ни странно, но я стал ощущать свою левую конечность. Все остальное оставалось так же, безмолвным.

+6

42

<==== Городской пляж

- Мими, ну какие мандарины, ты о чем? - Алекс вяло сопротивлялся, пока рыжая тащила его в отдел фруктов и овощей местного круглосуточного супермаркета. Несмотря на то, что молодой доктор спешил проверить своего друга, он не мог отказать маленькой девчонке с заплаканными глазами. Кассирша косо посмотрела на парочку, а затем и на лабрадора, который, к слову, вел себя спокойно и прилично, оказываясь в общественных местах. Особенно в тех, куда с собаками вход воспрещен.
Оплатив покупку рыжеволосой, Алекс и Мими летели на всех парах к зданию госпиталя. Пит, как предводитель шайки, летел впереди, иногда оглядываясь на нерадивых двуногих, которые за ним не поспевали.
Что за черт? - Руссо ощутил странный приступ сонливости. Ноги его совершенно не слушались, они стали ватными, тяжелыми, будто налились свинцом. Боль же в боку утихла и переместилась в район поджелудочной железы. Последствия травмы и бессонной ночи? А может, не стоило принимать сразу четыре таблетки обезболивающего?
Мужчина остановился за мгновение и схватился за больное место, чем привлек внимание Мими. Девочка испуганно обернулась и одарила своего спутника вопросительным взглядом.
- Все в порядке, - мужчина заверил рыжую, что боль эта временная и вернулся обратно в "строй".

Алекс первым влетел в парадную дверь больницы, а следом за ним семенила Мими. Бойкая девушка из регистратуры тут же покинула свое рабочее место и буквально подлетела к парочке, преграждая путь своей фигуркой.
- Доктор Руссо, Вы же знаете правила, - девушка насупилась. - Никаких собак в здании госпиталя!
Собак? Собак! - Алекс перевел взгляд с блондинки на своего четвероногого друга. - Доброе утро, Аманда. Присмотрите за ним.
Молодой доктор вручил девушке поводок, а вместе с ним и ответственность за своего любимца. Блондинка ошарашенно уставилась на пса, который совершенно не желал отсиживаться за стойкой регистратуры. "Хозяин, так нечестно, а как же я?". Пока Пит протестовал и рвался вслед за своим горе-хозяином и рыжей, Алекс уже рылся на столе администраторши.
Где же этот журнал?! Полный бардак, ничего нельзя найти! - но, найдя нужную вещицу, мужчина быстро остыл и успокоился, а затем принялся выискивать среди цифр и закорючек нужную информацию.
- Доктор Руссо, у Вас же сегодня отгул. Вы хорошо себя чувствуете? - девушка переминалась с ноги на ногу и задавала неуместные вопросы, теребя в руках поводок. - Терпимо, - буркнул в ответ доктор, шурша белыми листами.
Пулевое ранение....Нашел! - издать радостный клич у Руссо не вышло, поэтому мужчина промолчал. - Мими, пойдем, я нашел номер палаты, - Алекс вернул журнал блондинке, а сам обратился к рыжеволосой.
- Вы...Вы куда? - строго произнесла девушка-администратор. - Возьмите хотя бы халат! - Руссо лишь махнул рукой на это замечание и поспешил скрыться из поля зрения бдительной девушки.
Лифт не торопился вернуться обратно на первый этаж, так что молодой доктор решил добраться до нужного этажа по лестнице. Он не считал ступени, так как знал госпиталь как свои пять пальцев. Алекс не оборачивался и не проверял, следует ли за ним Мими, он просто знал, что она рядом.
В голове Руссо билась только одна мысль - как страшно не успеть. Как страшно не оказаться рядом в нужный момент. Преодолевая один лестничный пролет за другим, он думал о том, что ссора с Агатой, по сути, является такой глупой и мелочной. Сожаление? Раскаяние? Нет, этого не достаточно. Мелкие ссоры имеют способность меркнуть на фоне глобальных проблем, не так ли?
Наконец, найдя номер нужной палаты, Руссо дернул дверную ручку на себя и лицом к лицу столкнулся со своим самым сильным страхом, с тем, чего боялся больше всего.
Этьен. Это он, - прогоняя остатки сомнений, мужчина прислонился к дверному косяку. Рядом с Этьеном восседала Дана, Алекс быстро узнал ее со спины. Не замечая никого и ничего вокруг, Руссо кинулся к больничной койке своего друга.
Этьен, как и было ожидаемо, лежал совершенно неподвижный и такой непохожий на того самого Этьена, которого знал и горячо любил доктор Руссо. Он положил ладонь на лоб своего друга, а другой рукой проводил по лицу и рукам Моро, чтобы до конца удостовериться в том, что перед ним лежит именно Этьен. Настоящий, во плоти.
- Дана, - тихо, чтобы не нарушать тишину больничной палаты, произнес Руссо и, отойдя от Этьена, положил руку на плечо своей лучшей подруги. Сейчас ему хотелось отругать МакКарти за то, что та сразу же не оповестила Руссо о том, что его лучший друг находится в больнице, но шум открывающейся двери привлек его внимание.
В палату вошел врач, да еще и не один, а в сопровождении медсестры. Глаза врача округлились, когда он увидел у больничной койки больного еще двух посетителей.
- Доктор Руссо, не могли бы Вы и Ваша спутница подождать за дверью? - врач моментально узнал в Алексе "того самого доктора Руссо, которого в госпитале знает каждая собака".
- Что, простите? - мужчина развернулся в сторону вновь прибивших служащих больницы. - Этьен Моро - мой друг. И я не уйду из палаты до тех пор, пока он не встанет на ноги и не уйдет отсюда вместе со мной, - затем, бросив беглый взгляд на Мими, добавил, - Мы никуда не уйдем.
С каких пор "Я" превратилось в более звучное "Мы", Алекс не мог сказать. Возможно, в тот момент, когда рыжая искренне лила слезы по дорогому для Руссо человеку, а может тогда, когда заботливо прижимала к себе авоську с мандаринами?
Врач понимающе кивнул и, пока медсестра разбиралась с оборудованием, отвел Алекса в сторону, где и рассказал ему о текущем состоянии Моро. Так же врач не забыл упомянуть и о том, в каком состоянии поступил наш герой. От услышанного Руссо погружался в еще большее состояние шока, отличное от того, в котором прибыл к дверям больницы.

+6

43

Мими то и дело, что еле еле успевала за Алексом. У него то шаг как её три! И в придачу к этому летит на всех парах. Ри конечно же тоже не медлила, но как? Как можно аж так быстро ходить. В руках килограмм мандаринов. И не спрашивайте зачем они...Принято ведь витаминчики носить в больницу, когда приходишь навещать. Вот и Мими решила не просто так. На самом то деле кто знает как сейчас Этьен? Может он в более или же менее нормальном состоянии. А тут и кстати цитрус будет. Куда привычнее видеть в авоське апельсины, да, но утром, ночь не спав на ум почему-то пришли их меньшие целлютнокожестые собратья.
В боку кололо от того, что девочка не привыкла утруждать себя спортом, а тут прям чуть ли не утренняя пробежка. Да и куда ей бегать? Ей бы картошку с макаронами и хлебом с маслом в придачу есть! И сутками! Сутками побольше. С дивана не вставать. Куда же это годится то? Если собака весит больше человека. Но не смотря на то, что этот полу бег её утомил, маленькая усердно продолжала семенить ногами. И знаете, эти двое как то прям очень. ну, прям очень-очень быстро добрались до госпиталя. Просто супер мэн и женщина кошка. А Пит наверное в роли Бэтмэна выступал. При том куда удачнее, недели эти двое двуногих.
И вот первое препятствие. Как в компьютерной игре, где надо бежать. бежать, бежать. Потом оп-оп босс, потом опять бежишь и бежишь. Собираешь что-то по дороге. Вот эти двое например мандарины собрали. Такая себе игровая аптечка. Вот ведь чудно быть персонажем игры. Ларой Крофт например. Не спит, не есть. Такие трюки выделывает. Что каждая баба слюной захлебнется, чего уж там. О выносливость и здоровье даже и говорить не стоит. Сколько живет, столько глазюк и на минуточку не закроет. Аптечку схватила по пути и уже здоровая, целая. Все ранения затянулись, все травмы прошли. И не важно, что только что в тебя выстрелил несколько раз. А умер? Так вообще прелесть! Взял вернулся чуточку назад и дальше живешь, уже не совершая старых ошибок. И бежишь, бежишь, бежишь. А вот Мими бежала вверх по лестнице и изо всех сил пыталась не упасть где-то по пути. Авоська с мандаринками была обхвачена здоровой рукой, второй же она кое как размахивала. Оно передвигать ногами не помогало по большому счету, но внушало в голову, что так действительно легче. Остановились они уже в палате и рыжая смогла отдышатся по человечески. Сопя в две дырки, кроха наблюдала за Алексом. В нем столько беспокойства. Столько переживания. Ему не надо ничего было бы говорить. Все видно в жестах. Все чувствуется на расстоянии. Тревога. Страх. И взгляд...о эти глаза...Глаза выдают в первую очередь.
Малышка поставила фрукты на тумбочку. Вы ведь не подумали, что только что рыдающая девочка сейчас напрочь обо всем забыла и думала только о голубоглазом? Полагаю глупо даже предполагать подобную мысль. 21 грамм, находящийся в области солнечного сплетения теперь был не просто тугим комом, это был тяжелый камень. И почему люди говорят, что наша душа такая легкая. Ведь это не так. Тот вес. который навалился на рыжика был куда тяжелее. Он заставлял дрожь спуститься на коленки, который подгибались под тяжестью этого камня внутри. А еще было страшно даже сказать что-то. Словно одно слово и произойдет что-то по истине кошмарное. Словно та тишина, которая сохраняется вокруг - жизненно необходимое дополнение к воздуху. Как будто стоит ей нарушится и всё полетит прахом. Рыжику было страшно прикоснуться даже кончиками пальцев к руке француза. А вдруг не почувствует тепла. Хотя никто вроде как и не умер...а страх никуда не делся.
Вошли врачи. Хотели прогнать. И очень хорошо, что Алекс был врачом. Иначе ей точно не позволилось бы находится здесь в такое время. Между прочим о времени. Это все очень хорошо, что теперь она может знать судьбу своего спасителя. Но дома кто-то, когда проснется будет так "рад" не обнаружить свою дочь дома, что будет большой, серьезный и нервотрепательный разговор. Стоило бы хотя бы позвонить. хотя бы сообщение написать папе о том где она и что жива она, и что всё в порядке. В голове у крохи не было сейчас мыслей о том, чтоб подать сигнал домой. Голова забита другим. В общем то у неё всегда голова забита совсем не тем, чем нужно. Извините её идеальные люди.
Пока Алекс разговаривал с врачами, рыжая села на край стула. Только сейчас она почувствовала, что неплохо было бы вздремнуть часок другой. Усталость одной теплой волной охватила всю её. Но в тоже время она отдавала себе отчет, что уснуть бы не получилось. Тут разве что снотворное поможет. Поставив локти на колени, она уперлась подбородком об подставленные кулачки. Ей хотелось думать, что он спит, как и положено спать людям в данное время. Что он отдыхает, а не находится без сознания. Что не все так страшно как казалось тогда в банке. Знаете, а вот прошедшие события...они искажаются у нас в голове. Один сглаживаются и становятся совершенно незначительными. Другие же гротескно искажаются. Воспоминания становятся ярче, отчетливее, быстрее и острее. А что и кто решает каким событиям врезаться в память, а каким уходить прочь? Кто? Вы скажите, я пойду попрошу за это рыжее чудо. Попрошу, чтоб она однажды проснулась и думала о вчерашнем так, что оно было лишь сном. Дурным сном. Но он прошел, не оставив за собой никаких последствий. он просто был. Словно фильм.
Боковым зрением Ри видела темноволосую девушка. Удивительно, но сейчас малышка даже и не делала предположений о том кто она такая. Для дочери слишком взрослая, для жены молодой будет. А на сестру не похожа. Думать не было сил и желания. Ал вернулся к кушетке. Почему когда он стал рядом появилась большая уверенность в том, что с Тьеном всё отлично? Всё будет отлично. Да всё и есть не так плохо. Ведь так? Да? Да!?
- Что они рассказали? - тихо-тихо спросила Мими, поднимая взгляд на брюнета. Она смотрела прямо в глаза. Даже если мужчина решит сейчас соврать, два осколка неба выдадут правду не хуже, а еще и лучше любого детектора лжи.

+3

44

Наверное, в такие моменты человек задумывается. По-настоящему, серьезно, глубоко. О чем? Ну как же… О том, что для него на самом деле важно. О том, что действительно имеет значение. О том, почему всё, что должно стоять на первом месте, отчего-то занимает лишь вторую – в лучшем случае – ступеньку в его жизни. Переоценка ценностей – вроде бы так это называется.
Нас постоянно окружают близкие люди, друзья или родственники. Они всегда где-то рядом, и мы воспринимаем это как должное. Мы привыкли, что им всегда можно позвонить, с ними можно встретиться в любой момент, они придут на помощь, когда она нам потребуется. Бывает, мы ссоримся с ними. Можем в споре задеть резким словом. Можем оскорбить поступком. Человеку больно и неприятно, а мы этого просто не замечаем. Да нам даже в голову не приходит, что что-то было сказано или сделано не так. Ну, мы ведь не специально, не намеренно. Откуда ж нам знать, что человеку обидно, он же не сказал об этом. Мы всегда находим себе оправдание, эгоистично перекладывая вину на других. Так ведь проще. И всё, через некоторое время продолжаем общение с ним, как ни в чем не бывало. Это было, есть и будет, так происходит всегда, и воспринимается нами как норма. Да только разве это правильно? Что мешает нам быть чуточку внимательнее к своим близким? Не говоря уж о том, чтобы делать это вовремя.
И прощенья мы не просим, практически никогда. Даже если понимаем, что были неправы, что на самом деле виноваты. Гордые ж все. Гордые и слабые, потому что не хватает сил признать свои ошибки, сделать первый шаг и сказать всего одно слово "Прости". Ведь это не так уж и сложно. Но нет, мы молчим. Потому что знаем, нас в любом случае простят, а, быть может, уже простили, так зачем же показывать свои слабости и что-то говорить?
Как бы мы не вели себя с дорогими нам людьми, мы их любим. Мы готовы ради них на все. Переступить через себя, забыть о принципах, нарушить правила, да продать душу дьяволу, в конце концов. И мы уверены, что они знают о нашей любви, о том, что много значат для нас, что занимают важное место в нашей жизни. И поэтому мы снова молчим. Сказать лишний раз, просто так, без повода, "Я люблю тебя"? Нет, что вы. Зачем. Это ж само собой разумеющееся, к чему слова?
Мы не ценим близких, пока они рядом. Не ценим их заботу, внимание, любовь. Благосклонно принимаем как должное, и более того – начинаем требовать все больше и больше. Подлое свойство человеческой натуры. Мы всегда равнодушно, а порой даже с пренебрежением относимся к тому, чем обладаем, осознавая его истинную ценность только после потери. Когда человек понимает, насколько прекрасен окружающий мир, сколько вокруг ярких красок? Когда он теряет зрение. Когда человек осознают всю красоту звуков, даже тех, что у некоторых вызывают лишь желание закрыть уши, презрительно сморщив носик? Когда он теряет слух. Когда человек понимает всю прелесть движений, радость того, что умеет ходить, прыгать, танцевать? Когда он до конца дней своих прикован к инвалидному креслу. Когда человек осознает, насколько важную роль для него играют близкие люди? Когда с ними что-то происходит. В лучшем случае, в худшем же – когда он теряет их.
Вот тогда приходит понимание. Мы начинаем вспоминать все моменты нашей жизни, связанные с этими людьми, и осознавать. Не ценили их заботу, недолюбили, уделяли мало внимания, не расспрашивали о их проблемах, а только загружали своими… А сколько всего осталось несказанного! Мы знаем о том, что жизнь не вечна, что Смерть всегда где-то рядом. Она бродит среди нас, подкарауливает, сверяясь со своим списком, и забирая тех, чья очередь настала. Мы знаем это, но мы настолько привыкли, что близкие всегда рядом, всегда с нами, что просто не думаем о том, что их имена тоже есть в этом списке. И кажется, что так будет всегда, с кем угодно может случиться что-то плохое, но только не с нашими близкими. Именно поэтому мы молчим, всё копим на потом, отмахиваясь  – а, успеем. А потом всего один миг, нелепая случайность – и всё. Не сказали. Не сделали. Не успели.
Мы знаем, но не задумываемся о том, что каждый момент нашей жизни может стать последним. Мы просто переходим из прошлого в будущее, не переживая во всей полноте настоящий миг. Растрачиваем себя на всякие глупости, тратим время на полнейшую ерунду, вместо того, чтобы провести его с близкими. Говорим "люблю" о книгах, еде, своим домашним питомцам, но не тем, кто на самом деле  дорог нам. Дорожим какими-то безделушками, вещами, да чем угодно, но только не тем, что поистине ценно. Мы идиоты?..
Тишина в ответ.
И в палате тоже тишина. И даже писк приборов уже не так противен и воспринимается не как отдельный элемент, а как неотъемлемая ее часть. Абстрактное понятие, вам не кажется? Тишина вообще бессмысленна по определению, ее не существует. Просто кто-то придумал это мягкое словечко, чтобы охарактеризовать покороче отсутствие какого-либо шума. Удобно, молодец.
Дана по-прежнему сидела на стуле, мысленно заплутав где-то в лабиринте своего сознания. Задумалась, проще говоря. Все волнения и тревоги ушли, уступив место спокойствию. Все хорошо, она это знала. Все будет хорошо – это она чувствовала. О чем же задумалась Дана? Трудно сказать. Быть может, обо всем вышеизложенном. Возможно, о чем-то своем. А может, просто задремала? Так или иначе, но она совершенно пропустила тот момент, когда в палате появился кто-то еще. Девушка вздрогнула – чья-то рука легла на ее плечо, затем она услышала, как Алекс позвал ее по имени и, подняв взгляд, увидела-таки его самого. Дана хотела встать, но это означало отпустить руку Этьена, а делать этого как-то не хотелось. Казалось, отпусти она его – и всё, что-то непременно изменится, нарушится некий баланс. Глупость какая, Боже правый, ну глупость же! МакКарти тоже так подумала. Подумать – подумала, но не встала и, соответственно, руку не отпустила.
Алекс явно собирался что-то ей сказать, да и сама Дана тоже, но тут в палату заглянул врач. Наивный – попросил Руссо выйти в коридор. Так, постойте… Какая еще спутница? Это он ведь не обо мне?.. Дане разрешили находиться в палате сколько угодно, все законно и официально. Оглядевшись, МакКарти поняла о ком идет речь. Молоденькая девушка с рыжими волосами была незнакома ей, но выяснять сейчас, кто она такая и что здесь делает, было как-то… неуместно, что ли. Не самое подходящее время и место для новых знакомств.
Пока Алекс разговаривал с врачом, Дана вернулась в прежнее положение, краем сознания отметив, что флакон-капельница уже другой, но наполовину пуст, а значит, пока она тут сидела заходила медсестра, но девушка этого совсем не помнила. Ушла в себя, что называется, и заблудилась.
МакКарти посмотрела на "больного". Она знала, что в таком состоянии люди могут находиться от нескольких часов до нескольких суток. Это просто невозможно предсказать. Но Дана уже решила, что не выйдет из палаты до тех пор, пока Моро не придет в сознание.

Отредактировано Dana McCarthy (2012-04-17 15:27:35)

+4

45

Начало игры
Обычный рабочий день, не предвещавший ничего такого, пациенты, начальство, пациенты. Перерыв, выходя из своего кабинета, он обдумывал план, чем бы занять себя на будущее, а будущее это как раз конец рабочей смены, и вечер дома, наедине с бутылкой пива и телевизором.
Парень устал уже за несколько часов устал от пациентов, которые приходят из-за всякого синяка, ведь синяк не смертельно, и даже не считается травмой, но нет…каждый врач обязан каждому приходящему в госпиталь за помощью, улыбаться, и помочь всем чем можно. 
Морган много раз задумывался о том, почему выбрал именно эту специальность, именно в бюджетной сфере, а не решил продолжать бизнес родителей. Связи родственников помогли бы добиться не малых высот в жизни, но тем не менее… Врач тоже не плохая работа, помогая людям.
Как странно…как в жизни можно совмещать сразу две абсолютные противоположности, на работе он серьезный профессионал, а вечером после работы в ночном клубе  аморальное животное, готовое прыгнуть к каждой девушке под юбку, хотя иногда, время от времени бывали случаи, когда и в его кабинете в госпитале происходили встречи с коллегами, женского пола, к которым Тони был не равнодушен. А его кривая ухмылка и шрам на щеке лишь добавляли некую отталкивающую мысль. А все видят в Моргане только отрицательные черты характера, и возможно он и сросся с этой маской черствого и аморального человека, если даже не сказать человека, опустившегося на дно.
Снова вошел в кабинет, и только удобно устроившись на кресле, заложив руки за голову, и с блаженной улыбкой на лице, но тут… вошла брюнетка, со стройными ногами…хромает немного.
«Растяжение связок», - сразу пронеслось в голове у парня.
Дабы не пугать человека улыбку быстро стер с лица. Да, Тони всегда стыдился своего изъяна, и старался поворачиваться к собеседнику правой щекой, чтобы не заметили шрам.
- Проходите и садитесь, - сказал Морган и указал на стул возле своего стола. – Что случилось?
Девушка с очень милым личиком положила к нему на стол карту и парень сразу же начинает читать, просматривая последние записи. Быстрый взгляд на брюнетку и Тони посмотрел на нее вопросительным взглядом, совмещенным с интересом.
Симпатичная девушка, тем более с таким милым личиком, всегда вызывали в душе этого травматолога упоение с похотью, ну вот такая натура была у него, воспитанием никто толком не занимался, поэтому в подростковом возрасте был немного избалован вниманием девчонок своего и параллельного класса. Конечно, голубоглазый брюнет, похожий на плохого парня, так еще и со шрамом на лице.
- Ну что же вы молчите? Я вас внимательно слушаю.

+2

46

Tony Morgan,
Алдарт вошла в кабинет к врачу чуть прихрамывая. В след медсестре девушка отвесила лишь -Спасибо. Затем шатенка покосилась на своего врача. По правде говоря - странный тип. Вернее, он таки похож на порядочного человека и все дела. Но что то в нём было не так. У Лил было чутье на людей. Она ощущала что-то подозрительное в нём чисто на интуитивном уровне.
-Добрый день. -Девушка кивнула головой в знак приветствия и закрыла дверь кабинета. Лил неохотно прошла в середину комнаты. Там девушка присела на кресло, которое располагалось напротив стола врача. Девушка уселась поудобнее и чуть покачалась на кресле в разные стороны. Лил осмотрела помещение, а затем снова покосилась на врача. - Я Лили, Лили Алдарт. А вы, простите....? -Ну вот такая вот у неё натура. Лили всегда должна знать к кому она обращается. Так ведь и общаться намного удобнее. -У меня болит бок. Очень сильно. Понимаете, всё дело в том, что я, кажется, ударилась, но.... Сама Лил вообще смутно помнила всё то, что произошло в банке несколько часов назад. Девушка старалась вспомнить каждую мелочь, каждое своё движение, что-бы понять, когда она таки умудрилась удариться своим боком. Но в голове всплывали лишь какие-то смутные фрагменты. -Я слабо помню, как всё случилось. Помню только, что упала на кафель и сильно ударилась. Лили задумалась. Выглядела она уставшей и потрёпанной. Кто бы мог подумать, где она была всего лишь пару часов назад. Алдарт уставилась на какую-то статуэтку, которая находилась у доктора на столе. Так девушка сидела примерно две минуты. Она старалась погрузиться в себя, в свои воспоминания. Затем Лил чуть пошатнулась и подняла свой взгляд на Моргана. -Да, да. Именно так всё и было. -Уверенно и при том же задумчиво произнесла шатенка, а затем девушка кивнула в знак подтверждения своих же слов. Затем шатенка опустила взгляд на свою ногу и добавила -И ещё у меня болит нога. -Добавила Лил и вопросительно посмотрела на доктора, мол "давай, лечи уже меня".

+2

47

И все же эта пациентка была очень миловидная, симпатичная, вот тут то у Тони и начался вырываться дьяволенок, готовый уже вовсю приступить к делу, не к рабочему травматологическому, а обычному пошлому, так сказать обычному соблазнению прямо на рабочем месте Морана, ну можно прямо на столе.
- Да, добрый день, - улыбчиво сказал врач, и начал записывать сегодняшнюю дату на ее карте больного, тем временем изредка посматривал на нее.
Конечно не сразу Тони мог определить, что именно случилось с этим человеком, ведь он не экстрасенс, а всего лишь простой врач, но определять степень травмы мог почти не ощупывая пациента.
- Вы вошли в мой кабинет, где, на двери висела табличка с моим именем и не могли прочитать? – усмехнулся парень, все так же заполняя все нужное на бумаге. – Тони Морган, врач травматолог, специализируюсь на травмах, не женат, детей нет.
Конечно вопросы были куда намного тупее, и каждый пациент пытался быть самым умным, но тем не менее сам же себя и тащил вниз глупости.
- Думаю, что у вас не только бок болит, думаю, еще и нога, и кажется когда вы зашли в мой кабинет, вы хромали, - открыто сказал парень, и внимательно посмотрел на девушку, отложив ручку.
Остается еще раз сделать выражение рука-лицо, чтобы убедится, что девушка ему не доверяет и считает его садистом, с его формой лица, хитрыми ледяными глазами, шрамом на щеке, длинным носом.
«Да, прямо Фредди Крюгер списан с меня», - внутри себя возмутился Тони, но тем не менее, проверял состояние девушки.
- Думаю, вы могли повредить ребра, - задумался он. – снимите кофту, мне надо посмотреть, и если это то, что я думаю, вам придется тяжеловато, я отправлю вас на рентген.
Когда девушка перед ним оказалась лишь в одном бюстгальтере, Тони профессионально осмотрел ушиб, проверяя девушку на боль, но ожидания парня к счастью не подтвердились, и вздохнув с облегчением, усадил обратно девушку на стул, так и не дав ей одеться, стал проверять ногу.
- Так с ребрами у вас все в порядке, на счастье, но все равно на рентген отправлю, не хочу рисковать вашим здоровьем, - тут он замолчал и перевел взгляд на ногу, в районе щиколотки, легко нажимал пока не было реакции девушки. – А здесь немного сложнее, но и тут обошлось все растяжением связок, - снова улыбнулся он и посмотрел на Лили.
Вид полуобнаженной брюнетки его ничуть не смущал, скорее он даже в какой-то степени привык ко всему, посетителей бывает много, радость, когда Тони осматривает девушек, и настоящая печать, когда мужчин, но строение костей и самого скелета у всех одинаковое, только переломы и вывихи, и ушибы с растяжением бывают разные, и на разных местах.
- Так же думаю и с ногой отправить на рентген, мало ли что, - аккуратно поставил на пол ногу девушки, и снова сел за свой стол, снова начал писать, с усердием карту, и на талончиках направление в рентген кабинет в срочном порядке.
Скрипела ручка об бумагу, а в кабинете стало душновато, парень вытер влажный лоб рукой, и передал девушке направление.
- Как только снимки будут готовы, сразу ко мне.

+1

48

Off

Я очень извиняюсь за такую бессмысленность, скажем так, это промежуточный пост, чтобы на мне не стояли. Надеюсь, в следующем посте мне удастся очнуться, а пока помучаетесь, друзья мои) И еще, если можно, промотайте время, скажем так, к обеду х) Хочется подольше проваляться без сознания, при этом не описывая всего этого. Моя фантазия, как вы поняли, не резиновая, точно, как Москва х)

А я уже свыкся с тем, что лежу тут как бревно. Знаете, интересное чувство. Мертвый, но живой. Живой, но мертвый. И как понять такое состояние? Его понять сложно, его нужно почувствовать. А если на чистоту, это очень страшно, так что, цените каждую минуту, прожитую в этом бренном мире. Мир не так уж и плох, поверьте мне на слово, я знаю, где хуже.

И вот он, рыцарь в сверкающих доспехах. Рыцарь без страха и упрека! Влетел в палату, чтобы спасти свою принцессу? Это был Алекс Руссо, но к чему такие волнения? Есть Этьен, нет Этьена, в любом случае, мир на этом не заканчивается, и все так же будет идти своим чередом. Человек – это такая мелочная деталь в системе, которая, что есть, что нет – не играет роли. Хотя для Алекса, возможно, и играл.

В моей голове заиграла спокойная мелодия. Я так и не мог понять, что играло во мне: лира, арфа, а может этот звук издавала гитара, под гибкими и искусными пальцами игрока? Как знать? Я закрыл глаза… я начал куда-то проваливаться. Проваливаться в темноту.

Теперь их было трое. Трое, кто переживал и надеялся на лучшее. Их было всего трое, и среди них не было самого главного, самого нужного человека. Но Этьен мог не беспокоиться, уверен, она думает только о нем и в скором времени придет, навестит его.
Алекс был напряжен, он беспокоился. Мужчина не удержался и коснулся лица Этьена.

Я вздрогнул и открыл глаза. Та же боль, но теперь она коснулась моей щеки. Я так хотел прикоснуться к ней, растереть боль, словно в порошок, но я не мог двигаться. Не мог, но моя левая рука, что болела некоторое время назад  - могла. Я удивлено стал рассматривать собственную руку, а потом все же коснулся щеки. И, как ни странно, я чувствовал свою плоть, отчего улыбнулся.

+3

49

Палата Этьена

Эй, Этьен, давай прогуляемся? Этьен! Положи бутылку! Этьен, переключи обратно свою французскую муть, я хочу досмотреть фильм до конца! Этьен, не смей есть на диване, от тебя одни крошки! Этьен! Этьен! Очнись же!

Алекс слушал рассказ врача о геройстве своего друга, а сам глаз не мог отвести от его неподвижной фигуры. Казалось, будто бы он спит или отдыхает после тяжелого рабочего дня. Перед глазами плыли разнообразные картины о совместном времяпровождении. Счастливые и не очень. Каким только доктор Руссо не видел своего друга! Усталым, сонным, разбитым, в стельку пьяным, больным, счастливым, нервным и даже смущенным. Но бессознательным и обездвиженным - никогда.
Этьен лежал спокойно, подозрительно спокойно, от чего Руссо захотелось закричать на друга, потрясти его за плечи, отвесить пару хороших пощечин, чтобы привести Моро в сознание. Нельзя. Печальная участь для Алекса - наблюдать со стороны за попытками врачей поставить француза на ноги, поддерживая его своим присутствием.
Врач закончил свой монолог и удалился прочь из палаты, взяв с Руссо обещание, что никто из присутствующих шуметь не будет, будто бы молодые люди собирались устроить пляски вокруг больничкой койки Этьена.
- Что они рассказали? - Мими тихонечко задала свой вопрос, как только Алекс вернулся к ней. Мужчина не торопился отвечать на поставленный вопрос. Он, еще более мрачный после разговора с лечащим врачом Этьена, впился холодным взглядом в его бренное, неподвижное тело.
- Пулю извлекли, но он потерял много крови. Этьен еще...- Руссо нервно сглотнул и запнулся. - Он еще не приходил в сознание.
Сказанное вслух повергло Алекса в настоящий шок. Мать вашу, мы говорим об Этьене, а не о каком - то левом парне с улицы!
Руссо охватила злость. Злось, обида и разочарование. Он не был уверен в том, что Моро откроет глаза через пять минут, широко улыбнется и похлопает Алекса по плечу, как в старые добрые времена. Да, молодой доктор многое бы отдал за то, чтобы оказаться во сне, в кинофильме, в другой реальности. Неважно, лишь бы подальше от этой, где его лучший друг находится на грани жизни и смерти.
Он стабилен, - звучали в голове спасительные слова врача, но Руссо отказывался верить в это до тех пор, пока Этьен лично не отвесит ему затрещину за то, что тот позволяет себе так нервничать и грызть себя изнутри. Алекс почувствовал, что начинает задыхаться от этого предательского сухого кома в горле. Толи в палате стало меньше воздуха, толи самого Руссо накрывала истерика, но он почувствовал, как волна эмоций, смешанных со страхом, накрывает его с головой, а на глазах появились все признаки выступающих слез.
Нет, только не здесь, - подумал Руссо и пулей выскочил из палаты, дабы не опозориться на глазах Даны и Мими. Этьен бы точно не погладил его по голове за "распускание соплей". Мужчина захлопнул за собой дверь и встал у прохладной стены больницы, прижимаясь к ней спиной, вдыхая более разряженный воздух на полные легкие.
Все будет нормально. Все будет нормально. Этьен, сволочь, ты не имеешь права оставить меня! Ты не можешь так поступить, француз проклятый! - успокаивал себя доктор, но от этих мыслей становилось еще тяжелее. Алекс закрыл глаза на мгновение, чтобы прогнать очередной приступ паники и не дать себе разрыдаться прямо в холле.
Алекс досчитал до десяти, а затем позволил себе открыть глаза и оглянуться вокруг. Медсестры, снующие туда-сюда, выполняли привычную работу, шурша своими накрахмаленными костюмами. Кого-то Руссо знал или видел, а кого-то нет. В любом случае, рассыпаться в приветствиях не хотелось. Среди медсестер и медлительных старичков выделялся один парень (своим же костюмом или же поведением, Алекс не мог сказать наверняка). Парень шарахался среди больничных палат, всматриваясь в их номера и приоткрытые двери. Когда же парень подошел ближе, Алекс сумел разглядеть, что под пиджаком прятался никто иной, как пес, и не просто пес, а любимец Этьена Моро. Этого терьера Алекс бы узнал из тысячи.
- Эльфи! - воскликнул молодой доктор, когда парень практически поравнялся с ним. Эйфель начал радостно дергаться, распознавая знакомый запах, исходящий от Руссо.
- Откуда у тебя собака Этьена? - отбросив любезности, Алекс подошел к парню почти вплотную и не совсем вежливо отобрал у него маленького терьера. Пес вилял хвостом и разве что не визжал от радости. Парень принялся что-то говорить, видимо, объясняться перед Алексом, но тот не слушал нервную и сбивчивую речь неожиданного посетителя. Наспех приласкав пса, мужчина спрятал Эйфеля за пазуху и, воровато оглядываясь по сторонам, вздумал принести бесценное животное прямо к рукам Этьена. Но не тут-то было! Неизвестный молодой человек решил просочиться в палату вместе с Руссо, что вызвало у мужчины вспышку ревности и негодования.
- В палате и без тебя слишком много посетителей. Жди своей очереди, - гневно прошипел доктор и захлопнул дверь буквально перед самым носом парня. Кто это вообще такой? Я его не знаю, пошел к черту!
Не жалея о сделанном, Руссо тихо подошел к больничной койке друга и выудил из недр кофты подвижного терьера. Пес сразу же притих, как только увидел своего хозяина. Алекс знал, что приводить пса в палату довольно рискованно, но если это поможет Моро прийти в чувства, то он был готов совершить любую глупость.
Алекс мягко опустил пса возле руки Этьена, обмотанной трубками, датчиками и проводами. Этого не должно было случиться, - грустно подумал про себя мужчина, в очередной раз пытаясь унять боль сердечную и душевную.

Отредактировано Alex Russo (2012-04-19 23:19:55)

+7

50

-Палата Тьена-
В палате было...темно. Темно но не в том понятии в котором привыкли это воспринимать все люди. Эта темнота не сочилась из окон и эту темноту не увидеть глазами. От этой темноты не расширятся зрачки. Но она куда страшнее той, что боятся маленькие дети. В этой пелене не прячется бабай из страшилок для ребятишек. Зато в этой темноте что то умирает. В этой темноте что то прячется и выжидает. Ждет свой час, свою минуту, чтоб окончательно захватить тебя. Забрать в свои глубины. Где нет ничего. Ни надежды, ни радости. Нет мечты и счастья, и будущего. Там бесконечность как в космосе, вот только не найти в ней нескончаемых галактик и ярких звезд. Там космос, но совершенно пустой и тоскливый. И вот где-то рядом воронка. Где-то рядом с Алексом. Она утаскивает его к себе, а он не замечает. И Мими бы хотелось закричать об опасности, но голос пропал. Точно так же, как он обычно пропадает в кошмарных снах. Тех самых. где ты оказываешься беспомощным. Где пропадает голос, или не хотят идти ноги. И ты испытываешь невероятный ужал и страх перед тем что происходит, перед тем, что должно произойти. Ты знаешь, то должен что-то делать. Ты знаешь. И ты не можешь ничего сотворить с этим. Замкнутая цепочка, замкнутый круг. Как воронка, которая всё больше и больше охватывает своей темнотой Алекса. А он не замечает, смотря на друга. Друга, которого еще не время хоронить. Друга который был в прошлом и есть в настоящем. Друг, который будет в будущем. Надо только не дать этой темноте захватить брюнета. И эта девушка рядом. Почему она ничего не делает?! Неужели она не видит опасности? Почему просто молчит...или у неё так же отобрало голос? Немое кино, с немыми актерами. И эта ворона забирает цвета, превращая реальность в старую затертую киноленту. Ал что-то говорил, но звука не было. Его поглощало нечто, что кружило вокруг. И кружило голову, скручивала душу и внутренности. Эта самая темнота. она брала сильной хваткой легкие и крутила, проворачивала по часовой стрелке и когда они уже были не способны поглощать кислород, когда они становились похожи на старую, уже изжитую себя губку, бралась за сердце, за желудок...Он ушел, вышел прочь, словно услышал немой крик где-то из выжатых легких поблеклых рыжих цветов. Темная воронка последовала за ним, но ударилась о закрытую дверь. Эта темнота растянулась вдоль стены подобно слизи. туманный космос превратился в черную гадкую слизь. Так словно эта пустота видела угрозу и в тоже время  подпитку в Алексе. Словно он был палкой двух концов. Спасение и угроза в одном обличии и только от того, что в нем творится зависит все же какая сторона победит. Станет ли кино в конце концов цветным. И смогут ли немые актеры заговорить. Эта гадкая слизь растекалась по стенам и потолку. Она гадко капала на пол. оставляя лужи, точно из нефти. И они начинали кипеть, булькая и хлюпая. Горячей жижей эта дрянь текла к ногам двух девушек, а испарения заполняли объем комнаты бездонным пустым космосом. Ты хочешь очнутся, хочешь очутится вне помещение, но тебя парализовало не чуть не хуже, нежели Тьена. Сколько уже времени прошло? Сколько они времени тут?.. Кажется звонит телефон. Чей он и к кому? Но кажется всё утихает. Космос пожирает сеть, отрезая от всего мира. Нужно вырваться. Нужно спастись. Нужно что-то делать. Открытая дверь.
Свет. Яркая ослепляющая вспышка, возвращающая всё ощущения в трое крат сильнее, нежели они были. Но один Алекс не мог такого сделает. Был еще кто-то. Бесконечно пустой космос в миг разлетелся на множество блестящих осколков. Осколков падающих, подобно звездам на пол, оставляя шельф из радуги. А приземляясь осколки превращались в бабочек, взлетающих вверх и растворяющихся в свет. На столько...прозрачный, но в тоже время яркий, что невольно хотелось закрыть глаза. Но ты так боишься вновь темноты, что не закрываешь их. Взгляд привыкает к свету. легкие вновь впитывают кислород. Ты понимаешь, что куда-то делось рука и больше ничего не душит. На руках у Алекса был пёс. Главный источник этого света. просто маленький кусочек света той звезды, которой так не хватало в темноте космоса. Вокруг маленького друга летали бабочки. Розовая, голубая, фиолетовая. Они растворялись в свете. Но это не всё...свет, яркой волной пробивался из щелей двери. Там был еще один человек, который должен находится здесь, а не в коридоре. Человек который был бы важнее все еще немому французу. Мими поднялась на ноги. Было легко, невероятно легко и ничего не душило. Словно тела вовсе не было. Словно остался только 21 грамм.
- Алекс..я лучше выйду пока. Кажется к Этьену еще кто-то хочет.
Она слышала свой голос. Он звучал так бархатно и слишком мягко. Всё искажалось. Она видела осколки под ногами. Она видела, как из них рождаются мотыльки. Они летят к француз. Кружатся над ним и опадают сахарной пылью. Маленький четвероногий друг отгонял черную воронку от Алекса. Эта темнота преследовала его. Но Мими могла не беспокоится. пока здесь есть свет. Рыжик вышла за двери. В коридоре ходили люди. слишком быстро. Туда сюда. у них нет лиц. Они все одинаковы. Как манекены. Роботы, выполняющие свою работу. Они такие чуждые свету, который царил в палате у Тьена.
- Мне кажется ты можешь войти, а я пока подожду, - обратилась кроха ко второму бабочнику.

Отредактировано Missarinda Kroks (2012-04-19 22:58:43)

+5

51

Начало игры~

Эйфель встретил его на пороге, сразу распознав в заходящем, если не чужака, то точно не хозяина. Впрочем, пару раз звонко гавкнув, пес благосклонно приблизился, виляя хвост и поворачивая мордочку чуть на бок, чтобы лучше разглядеть вошедшего. Распознав в Габриэле старого приятеля, он радостно гавкнул и ткнулся носом в подставленную ладонь.
- Пошли навестим хозяина? – спросил юноша у собаки. На ответ он, мягко говоря, надеялся, ибо это было полнейшее безрассудство тащить собаку в больницу. Но Габриэль был полон решимости стать, если не причиной, то уж точно помощником в выздоровлении любимого шефа. А тот факт, что собаки лечат, особенно своих любимых хозяев не вызывал у Габи никаких сомнений. А уж факт взаимной любви не подвергался оспариванию – портреты терьера украшали не один чертеж. Не говоря уже о том, как радовался сам терьер встрече с хозяином, радостно запрыгивая на него, только тот открывал входную дверь.
В общем, Габриэль прибыл сюда, дабы сопроводить пушистое лекарство к порядком покоцанному начальнику. Об его покоцанности парень узнал поздно, из-за чего развел бурное самобичевание – как так, личный ассистент, можно сказать, надежда и опора, а вместо того, чтобы держаться за каталку в «скорой помощи», вдохновлено бездельничает!? Не зная куда себя деть и как помочь, он решил что лучшим вариантом будет появится под дверью шефа с пеской в охапке.
Аккуратно взяв собаку на руки, юноша несколько секунд озадаченно решал, как проникнуть в больницу с недозволенным элементом. И как вообще сей элемент транспортировать. Не придумав ничего умнее, как часто с ним случалось в разгар лихорадочного решения проблемы, он посадил Эльфи под пиджак, где собакен тут же образов упругий теплый комок. Эстетика была нарушена, но юноша о ней забыл напрочь, и уже давно (иначе бы почистил запыленные ботинки, оправдывая свою педантичность по поводу собственной внешности). Но закрыть квартиру начальника не забыл. Может потому, что задняя мысль, изгнанная на задворки сознания, а то и тела, напомнила ему, что обворованная квартира – не лучший подарок Этьену от его протеже.
Протеже спустился вниз и поймал такси. Вел маленькую желтую машинку турок, белозубый и смуглый, бесшабашно тараторящий на смеси английского, французского, испанского и даже своего родного языка. Но Габи было не до говорливого лингвистского феномена – он мрачно косился в окно, думая о том, как бы понезаметнее пронести свою «контрабанду». Наверное, именно по этому задумался и отдал таксисту больше, чем должен был. И даже не обратил внимание на то, как тот удивленно заткнулся. Юноша лишь запахнул пиджак и сложил руки на груди, отчего песик недовольно чихнул. Но голову благоразумно спрятал куда-то в район подмышки, где было посвободнее     
  - Здравствуйте, в какой палате находится мистер Этьен Моро? – спросил он у медсестры, полной жизни и веса женщины.
Та скривилась, выказав лицом насколько её достали «все эти прихожане» (она это даже вслух проворчала, и обладающий тонким слухом юноша гневно свел брови). Пока толстые наманикюренные пальцы бродили по клавиатуре, тетка въедливо спросила, кем же он приходиться Габьриэлю.
- Начальником. – услышав такой ответ, баба воспрянула духом и тут же заявила, что все они такие, начальники, и Габриэлю она сочувствует. Парня посетило ощущение гадливости, до того острого, что лишь услышав номер палаты то есть до середины), он унесся даже не сказав ей спасибо. И напоследок подумал, что не дай какое-нибудь древнее божество этой тетке дежурить в ночную смену – она пациентов и съесть сможет. 
Поняв, что точный адрес он так и не узнал, Габи приступил к поискам, тщетно выискивая нужную палату. Но пару раз ошибившись и уже не слишком тая песика под одеждой, Габи понял, что дал маху и шеф неизвестно где, а палат еще осталось больше, чем волос на мохнатом загривке его контрабандного груза.
Но тут навстречу Ливано вышел мужчина, который приметил собаку, которая беззастенчиво выглядывала в ворот пиджака. Радостно тявкнув, песик уперся в Габи, чтобы ткнуться мордой в мужчину. Тот тут же начал интересоваться, откуда у Габриэля собака Этьена. У парня на сердце отлегло – нашел таки, не придется вновь контактировать с противной бабой.
- Я подумал, что Этьену станет лучше, если принести ему Эльфи. Я его ассистент. – сказал юноша, когда собака покинула пространство его пазухи. Незнакомец, судя по всему, его не слушал, что заставило Габриэля скрипнуть зубами – он терпеть не мог подобного невнимания, ощущая себя разносчиком пиццы (в свое время именно поэтому он и им и не стал), с которым считаться  и не принято. А когда он еще и захлопнул дверь перед носом у Габо, тот и вовсе рассвирепел. Пусть этот самоуверенный гад только выйдет, тогда уж  юноша доходчиво объяснит ему, что вряд стоит рассказывать незнакомым людям, где чье место, не до конца разобравшись, что свое – на полу.
Впрочем, когда дверь вновь раскрылась и на пороге образовалась симпатичная девушка с рыжими волосами, в забавном широком свитере. Подняв на него чуть мутные очи, она сказала ему войти.
- Спасибо, я ненадолго. – надо же, у Габриэля пропало желание чесать свои кулаки чужим телом, ему даже стало как-то неудобно перед этим существом, смахивающим на встрепанного воробушка.     
Он застыл на пороге, прикрыв за собой дверь и едва скользнув неприязненным взглядом по давешнему мужчине. Основное внимание его тут же переключилось на неестественно бледного, снабженного Эйфелем, Этьена. Он часто видел совего начальника сонным, иногда даже спящим, но никогда таким беспомощным. Габриэль ощутил слабость в ногах – мир, должно быть, планировал рухнуть в ближайшие часы, если его твердо стоящий на ногах шеф сейчас беспомощно лежит на кровати утыканный проводами. Впрочем, парень устоял, как и стоял всегда раньше. А может быть, слабость пришлось бы проявлять в непосредственной близости от грубоватого субъекта. Хотя сейчас незнакомец был Габриэлю до лампочки. Лампочка горела ярко, но как-то неестественно далеко. Так что юноша просто застыл несколько не въезжающим в ситуацию столбиком. Обычно он был сообразительнее и проще адаптировался к сложным ситуациям.

+7

52

Tony Morgan,

Этот странный юноша ещё и умудрялся шутить. Правда, Лили сейчас была просто не в состоянии оценить его тонкий юмор. Она вообще сейчас была не в состоянии адекватно мыслить и действовать. Единственное, что волновало малышку Лил на данный момент - это её бок, который жутко болел. Ах да, ещё и нога периодически напоминала красотке о себе. Лили редко испытывала физическую боль, но старалась бороться с ней на оценку "отлично". Обычно Лил отличалась особой толерантностью. Она всегда внимательно слушала собеседника, никогда не перебивала и старалась не хамить, а тем более в разговоре с незнакомыми людьми. Но тут всё так сразу навалилось, а ещё и этот доктор с замашками Барни Стинсона. Ну уж нет, тут терпение Лил начало кончаться. -Что, простите? Молодой человек, я пришла на медицинский осмотр. На ме-ди-цин-ский! Это подразумевает собой, что вы будете меня лечить. Лечить, а не учить. Малышка сама не ожидала от себя того, что она только что выдала. Лил неуверенно отвела взгляд в сторону, ей стало немного стыдно за свои слова. Но когда доктор продолжил говорить, состояние Лил вернулось. -Меня не волнует, женаты вы или нет. Да и вообще, лечите уже меня быстрее! -Нервно прорычала Лили стараясь не смотреть на доктора. Так у неё получалось лучше злиться. Доктор оказался весьма наблюдательным. Он заметил то, что Алдарт хромала, когда только входила в кабинет. Это подкупило девушку. Она виновато улыбнулась и добавила -Слушайте, извините, правда, пожалуйста.... -Сперва это звучало как обычный набор слов, далее приобрело более смысловой оттенок -Просто столько всего навалилось сразу. Я не хотела Вам хамить. -Ведь правда же не хотела. Доктор потребовал немедленно снять верхнюю одежду. Конечно, Лил немного смутилась, будучи девушкой, у которой крайне редко были слишком тесные взаимоотношения с особями противоположного пола. Но Алдарт быстро и уверенно выполнила "указание". В итоге девушка получила утешительный диагноз, но что-бы перестраховаться врач решил отправить шатенку на рентген. Девушка протянула правую руку к своей блузке. -Надеть уже можно? Алдарт вопросительно вскинула левую бровь.

0

53

Tony Morgan, Lily Aldart,
--Кабинет Тони Моргана--

<=== Торговый центр <=== 21 street 13/79

...Час прошел в беготне с Сереной по магазинам. Девушки упорно радовались себе и компании друг друга, вещам, продуктам, всему, что видели. Накупили много всякой ерунды, катались на тележках, скользили, как фигуристки, по кафелю...да и в общем, вели себя, как детки. Но, когда Эмме прихватило в очередной раз голову, стало не до шуток. Серена забеспокоилась и отправила беднягу в больницу, клятвенно заверив девушку, что заедет за ней сразу после того, как та пройдет обследование. Со вздохами и ахами покорившись судьбе и юному энерджайзеру, мисс Роуз взяла такси и направилась в больницу. Боже, ну даже в выходной я все равно ошиваюсь в ней. Это судьба. Госпиталь, выходи за меня замуж? - дикие мысли роились в адски болевшей голове Эми. Поэтому, когда она влетела в дверь здания, ее уже ничто не могло остановить от поиска нужного врача...
...Дверь кабинета травматолога. Пусть это покажется слегка удивительным или странным, но сейчас ей именно сюда. Эми надо было поговорить. И кто ж мог в данном случае дать ей совет лучше, чем это сделал бы Тони? Конечно, больше никто. Поэтому она сейчас и стояла, никак не решаясь открыть дверь. А что, если он сейчас посмеется и выгонит меня за дверь? Хотя с чего я это взяла, если он так никогда не делал? Впрочем...никогда не поздно начать... Тихонько стукнув пару раз в дверь, мисс Роуз прошла в кабинет и обомлела. Довольный...аж даже влажный от получаемого кайфа Тони сидел за столом и нагло пялился на полуголую девицу, строившую в это время ему очаровательную капризную моську. Удивленно переводя взгляд то на одного, то на другую, Эми молча прошла в кабинет и остановилась перед Морганом. Устало опираясь одной рукой на стол, она решила устроить тихий-мирный скандальчик, ибо нечего перед ее...нет, ну не ее, конечно, но все же!...нечего сидеть и не одеваться, даже если ты и пациентка. Правда, мисс Роуз быстро пришла к выводу, что девушка ни в чем не виновата. Это опять Морган балуется, я уверена. Надо бы ему разнос устроить, а то уж слишком скучно ему живется, пожалуй,-с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, подумала Эм. Еще раз обведя взглядом всех, Эмма Роуз начала свой очередной спектакль:
-Мисс,- ласковый взгляд на девушку,-Я бы посоветовала Вам одеться, наш доктор вечно забывает этот момент упомянуть, Вы уж его простите...и можете спокойно идти по своим делам. Желаю скорейшего выздоровления!- считая, что этот вопрос полностью себя исчерпал, Эми обратила свой взор на не менее интересную персону, а если быть точнее, доктора Моргана.
-Итак, Тони, что все это значит?- вот он, пошел поток слов,-Я прихожу к тебе за советом, у меня жутко раскалывается голова вследствие удара о плоскость стены, а ты тут развлекаешь свою тушку разглядыванием прелестей одной юной леди! Ну и как это называется? Вот объясни, мне, глупой! Ничего не хочешь сказать? Покайся в своих грехах, иначе я тебя прям тут разложу на атомы, а ты меня знаешь, я могу!
Эх, Эмма бесилась. И это мягко сказано. Она, что называется, негодовала. И самое интересное было то, что внешне это фактически никак не выражалось. Разве что стойку девушка приняла боевую да глаза горели голубым пламенем. А больше ничего - та же прическа, та же юбчонка, та же улыбка. Только человек словно другой. Не милый и добрый, нет...а взбешенный, в ярости, эдакий адский пес. Упрямо мотнув головой, мисс Роуз уже не обращала внимания на пациентку, ушла ли она или осталась...она требовала ответа непосредственно от Тони, которого она неплохо знала. А, следовательно, могла верить своим глазам. Которые сейчас ей показывали уж очень безрадостную картину...Собственно говоря, а чего Эм взбесилась? Пожалуй, был повод..

Отредактировано Emma Roze (2012-04-21 02:29:20)

+2

54

Палата Этьена

Верные стражи настойчиво тащили Дану в царство Морфея. Но она не могла сейчас позволить себе спать, даже если бы и было где, поэтому сопротивлялась изо всех сил. Только вот неравная борьба получалась. На стороне стражей были усталость, эмоциональное напряжение, переживания. Да плюс еще организм активно восполнял то количество крови, которого его лишили, отправив на это дело большую часть сил и оставив девушке ничтожные крохи, как издевку. А на стороне Даны были… была… А ничего не было. Лишь только она сама. Наверное, поэтому МакКарти снова ушла в себя. Такая вот своеобразная защита. Хитрая тактика, ее ход в борьбе со стражами. Ушла, отрешилась от реальности, но в то же время – вот она, здесь.
Странные, все-таки, это существа – люди. И устроены по странному. Бывает такое, что смотришь какой-нибудь фильм, и, наблюдая за главным героем, за его действиями, думаешь "Ох, Боже мой, что он творит?! Вот я на его месте сделал бы так-то и так-то, и это было бы правильно, а он… Он не прав, он ведет себя, как идиот! Фу, дилетант вообще". Ну, бывало же, признавайтесь. А не задумывались ли вы, как на самом деле повели бы себя, оказавшись на месте осуждаемого вами персонажа? Можете ли вы предсказать свое поведение в ситуации, когда давно отлаженная система, по которой течет ваша жизнь, вдруг дает сбой? Когда что-то выходит из-под контроля и от вас совершенно не зависит? Можете? Не думаю.
Наша жизнь - это череда взлетов и падений. Белая полоса сменяется черной, благополучие и радость – невезением и проблемами. Жизнь строится по такому принципу у всех, без исключений. Разница заключается в том, что каждый из нас по-разному реагирует на стрессовые ситуации, и более того, каждый раз это может быть другая реакция.
Что и говорить, от природы Дана МакКарти человечек, безусловно, эмоциональный. Открытая, она не привыкла скрывать свои чувства, эмоции, предпочитая проявлять их во всей красе. В меру, разумеется. Казалось бы, и в критической ситуации она должна быть одной из тех, кто мгновенно заливается слезами, ноет и стонет, бьется об стену и обвиняет всех вокруг в произошедшем. Однако реакция ее оказалась совершенно противоположенной. Сейчас все эмоции были заперты в самом дальнем чулане ее сознания. Девушка была абсолютно спокойна, и со стороны, возможно, казалась равнодушной. Но она знала, что потом, когда уже можно будет с облегчением выдохнуть, понимая, что самое страшное не случилось и уже точно не случится, эмоции вырвутся из этого чулана и ураганом налетят на нее. И вот тогда будет всё, и слезы, и бессмысленные причитания вроде "Ну почему это случилось именно с ним, почему-почему-почему"… Все это будет, но позже, а сейчас Дана просто терпеливо ждала.
Хлопнула дверь, в палату кто-то вошел. Дана подняла глаза и уже в следующее мгновение они чуть на лоб не полезли от удивления, когда она увидела Эйфеля. Нет, ее удивило не то, как вообще сюда попал терьер Этьена, а то, что сделал Руссо.
-Алекс… - только и смогла в изумлении вымолвить девушка. Ты спятил?! Какого дьявола ты творишь?! Одного взгляда на друга Дане было достаточно, чтобы не озвучивать свои мысли. Она не сомневалась, что Алекс, как и любой врач, знает, какими последствиями может быть чревато для Моро присутствие не то, что пса, но и вообще большого количества людей в палате. А для врача, если тот вдруг решит заглянуть в палату, это вообще может обернуться сердечным приступом. Но только вот дело в том, что доктор Руссо сейчас отключился. Вырубился, оффнулся, назовите, как вам хочется, но сути это не изменит. Сейчас это был просто Алекс, Алекс-друг, глубоко переживающий, волнующийся и от того способный на глупость, и, наверное, осознание этого и заставило Дану замолчать. Она понимала – что бы он сейчас не сказала, ее слова все равно не возымеют должного действа.
Рыжая, тем временем, вышла из палаты и спустя мгновение туда вошел какой-то парень. Дана уже даже не удивлялась и не задумывалась, кто это может быть. Лишь мелькнула мысль сколько их там, за дверью? И снова тишина. И снова борьба со стражами. Дана свободной рукой поправила сползающий с плеч халат. В ее второй руке по-прежнему мирно покоилась ладонь Этьена, только вот уже непонятно было, держит ли девушка его или же держится за него?..

+3

55

О Боже, Этьен в палате Этьена!

Столько людей пришло посмотреть на него. А он бледный, почти бездыханный. Если бы он был в сознании, он бы выгнал всех к чертям собачьим и зарылся бы с головой в больничной простыне. Да, Этьен любил прихорашиваться и выглядеть хорошо, насколько позволяла ему фантазия и его жалование. Но здесь, когда он укутан в шторку для ванной, которую здесь принято называть сорочкой, когда он замотан проводами и подключен к непонятным аппаратам, разве мог он желать посетителей?
Эйфель был несказанно рад увидеть хозяина, однако не смотря на свой характер да и вообще собачью натуру, животное притихло. Терьер будто боялся что-то спугнуть.
Миссаринда вышла, а вместо нее пришел Габриель. Этот славный паренек всегда был незаменимым помощником на работе, и Этьен, пожалуй, любил его как сына. И вот он тоже здесь, но Этьена здесь не было…

Как ни странно, но мне удалось встать на ноги. Я больше не мог лежать, это означало быть овощем. Да, кем я только не был, и овощем, и песком. Хотелось уже стать самим собой. Я пока не уверен, что я стал таковым, но уже стою на ногах. Сколько усилий пришлось приложить, чтобы осуществить желаемое.
Да, так всегда происходит. Мечта может быть самой пустяковой, но путь к ней все равно будет сложным и извилистым. Всегда найдутся те, кто, позавидовав тебе, начнут вставлять палки в колеса, всегда найдутся отговорки. Но, нужно уметь это все преодолевать.
Я преодолел боль и единственное, чего я мог желать, это уже очнуться ото сна. Мне порядком все надоело, и, казалось, чувствовал я себя прекрасно, бодро, будто ничего и не было.
Вокруг все так же темно и глухо. Лишь я один брожу по просторам своего сознания и пытаюсь хоть что-то сделать.
Перед моим носом появилась дверь. Самая настоящая и самая обычная дверь, которая имеется в каждом доме, в каждой квартире. Пожалуй, ничего не обычного, я уже привык, что здесь все появляется из неоткуда и внезапно. Делать было нечего, выхода другого не было, и я не побоялся дернуть за ручку. За дверью был простой пейзаж, невольно я стал искать подвох.
Дверь эта вела в мою квартиру, которую я выкупил у моего арендодателя. Это была милая девушка, которая переехала жить к своему молодому человеку, а квартиру решила сдавать. Мудро решение, скажу я вам. В конце концов, они переехали в другую страну, и я купил квартиру. Тогда мне не хотелось искать новое холостятское гнездышко, да и к «женской» обстановки квартиры я уже привык.
Я зашел в квартиру. Меня, как обычно, встретил Эйфель. Он любил с разбегу прыгать мне на руки и сейчас сделал то же самое. Я подхватил терьера. Как же я по нему скучал. Потрепав его по голове, я отпустил его на пол и, сняв пальто, которого до этого у меня не было, прошел в гостиную. Присев на диван, и вытянув ноги на журнальный столик, я был несказанно рад побыть дома, даже если это снова происки моего подсознания. Эйфель запрыгнул мне на ноги и, свернувшись клубочком, тявкнул:
-И не надоело тебе?
Я открыл глаза и уставился на собаку, которая, вроде бы, мирно спала. Решив, что мне показалось, я снова откинул голову на спинку дивана и блаженно прикрыл глаза.
-Не жалеешь ты никого. Видел бы ты их лица. Не поверишь, но Алекс сейчас разревется, я не шучу, зуб даю!
Тут уже не могло мне показаться, и, резко подняв голову, я уставился на Эйфеля, как на что-то невероятное.
-Ты разговариваешь? – пожалуй глупый вопрос, но все-таки невозможно задать умный вопрос в глупой ситуации.
-Увы, пока ты в отключке, я могу говорить. Да и то, это всего лишь твое подсознание наделило меня голосом. Если бы ты не вкладывал в меня столько смысла, то я дальше продолжал тявкать и вилять хвостом. – пояснил Эйфель, а потом продолжил, - Этьен, я не знаю, что ты будешь делать, но тебе надо очнуться. Там Дана сидит, она словно потерянная. Вцепилась тебе в руку, а у самой словно лица нет. А вот Алекс не жаден на чувства, ты бы видел его лицо, так и хочется его пожалеть. Еще там есть Габи, он тоже переживает. Он, кстати, меня привел. Смешно у него под пиджаком. Правда я постоянно чихал.
Итак, не пора бы очнуться?

-Хм, но как? Я ума не приложу, что нужно сделать, чтобы выкарабкаться из этого состояния.
-Какого? – поинтересовался терьер.
-Болотного! Я словно в трясине.
-Значит, тебе нужна палка. Ну, знаешь, если человек тоне, то ему подают палку, с помощью которой его и вытаскивают на берег.
-И кто мне протянет эту палку?
-Ты?
-Сам себе?
-Почему бы и нет? Ну, смотри. Когда ты грязный – это проблема, верно?
-Верно.
-И в этой проблеме ты сам себе помогаешь. Ты ведь не просишь, скажем, Алекса помыть тебя.
-Верно, не прошу.
-Так почему из какой-то потери сознания раздувать не пойми что? Сам туда попал, сам оттуда вышел. Поддержка и так имеется. Ты главное очнись, а потом сам все увидишь, своими глазами, зуб даю.

Эйфель меня озадачил. Во-первых, я не знал, что у меня такая умная собака. Нет, я знал, что он не глуп, особенно когда он мне приносит тапочки, но я не знал, что в его маленько собачьей головке запрятан такой интеллект. Во-вторых, по совету собственной собаки я должен был придумать, как выйти из нынешнего положения.
-Эйфель, а я ведь и не знаю, как очнуться – разочарованно пробормотал я, после нескольких минут раздумья.
Терьер недовольно цокнул
-Ну это ведь проше простого! Вот, ты как сюда попал?
-Куда «сюда»?
-Ну сюда, в подсознание.
-Ну, я был в банке, меня ранили, а потом я потерял сознание. Ты предлагаешь мне себя калечить?
-Не надо никого калечить! Достаточно потерять сознания. Вот рассуди логически, когда ты потерял сознание там, в реальности, ты получил его здесь, в своей голове. А теперь наоборот.

-Тебе легко говорить. Теряют сознание, когда – я задумался. А когда же теряют сознание, а главное, почему. Эйфель увидел, что я погрузился в раздумья и, чтобы я пришел в себя, очень больно укусил за руку.
-Ай, больно же!
-А я не понимаю, чего ты глупишь! Ты каждую ночь теряешь сознания, а сейчас не знаешь как это сделать!
-Как каждую ночь?
-Ну а сон, разве не потеря сознания. Тоже, придумываешь картинки в своей голове и веришь им, пока не проснешься. Другое дело, что это «проснешься» точно наступит, а вот в твоем положении сложно прогнозировать.
-Значит, мне просто нужно заснуть здесь, чтобы проснуться там.
-Аллилуйя, мысль ты понял, это уже радует. Осталось только выяснить, когда же ты пойдешь осуществлять задуманное?
-А прям сейчас! Да, здесь и сейчас.

Я откинул голову, закрыл глаза и попытался заснуть. Как ни странно, но все вышло весьма быстро и гладко.

Уже был полдень, и стрелки часов стремительно бежали к вечерним минутам. Эйфель лежал в ногах у Этьена, прижавшись к хозяину. Алекс прикрыл его простыней, чтобы собачку не было видно, если вдруг зайдет врач. Дана все так же сидела на стуле рядом с французом, и, казалось, дремала. Алекс, словно лев в клетке, рассекал палату из стороны в сторону, то и дело проверяя, как же там Миссаринда.
Этьен начал кашлять, казалось, что он чем-то подавился. Он открыл глаза и начал часто ими моргать. Вдохнув воздуха, да побольше, он попытался остановить приступ кашля. Эйфель вскочил и запрыгнул к хозяину на грудь и начал вылизывать нос Этьена. Мужчина заулыбался и попытался спрятать лицо от назойливого питомца.
-Эйфель, прекрати, - еле слышно, с хрипотцой в голосе, попросил Этьен. Алекс взял терьера на руки. Однако Этьен не говорил, а лишь улыбнулся другу, как ни в чем не бывало, и сжал руку Даны в своей ладони.

+6

56

Палата Этьена

Умный песик не издавал ни звука. Он внимательно обнюхивал своего хозяина, прогуливаясь маленькими лапками вдоль больничкой койки. Эйфель прижал уши и свернулся у ног Этьена, кладя морду поверх левой ноги своего хозяина. В глазах четвероногого читалась вселенская печаль и тоска по ласкам Моро, без которых не обходится ни одна встреча этих двоих. 
Алекс еще раз удивился тому, насколько же четко собаки способны улавливать не только настроения, но и состояние здоровья своих хозяев и укрыл пса легкой простыней. Уволить, за подобную фривольность, не уволят, но лучше бы малышу Эйфелю не попадаться на глаза медсестер.
Дана хотела что-то возразить, но быстро передумала, как только Руссо перевел на нее взгляд. Глаза Даны покорно опустились, а несказанные слова растворились в воздухе. На мгновение Алекс задумался о присутствии МакКарти, о ее роли в этом кошмаре, так похожем на дурной сон, но мысли и сомнения испарились, как только молодой доктор заметил с какой хваткой и трепетом она держит руку Моро. Так, словно эта была единственная ниточка, связывающая Этьена с реальным миром.
Наверное, именно поэтому Алекс был так привязан к этой женщине, ведь Дана обладала уникальным, по нашим временам, качеством. Состраданием.
- Алекс..я лучше выйду пока. Кажется к Этьену еще кто-то хочет, - произнесла рыжая и направилась прочь из палаты.
Ты куда? - Алекс обернулся, подумал про себя, но девчонку не окликнул. Мими вышла, а вместо нее вошел никто иной, как парень из холла. Ассистент Этьена, именно так представился брюнет, которого Алекс так невежливо оставил за дверью.
Руссо вновь почувствовал вспышку гнева. Из-за какого-то коллеги Этьена Мими вынуждена покинуть палату? - сия мысль никак не укладывалась в голове мужчины. Он бросил на ассистента Моро гневный взгляд и удалился из палаты следом за рыжеволосой.
В холле больницы, как ни странно, воздух казался более свежим и разряженным, нежели в палате Этьена. Рыжая заняла ожидающую позицию около двери, а Руссо, следуя мимо нее  словно на автомате, прошелся вдоль холла и вышел на маленькую лестничную площадку, которая вела к главной лестнице госпиталя. Алекс не всегда пользовался лифтом, в отличии от большинства персонала больницы, поэтому частенько спасался от напряженного дня на лестнице. Единственное место, где возможно остаться наедине со своими мыслями.
Руссо уперся взглядом в окно, размышляя о жизни, смерти, судьбе и случае. Странно, но именно случай, произошедший с лучшим другом, показал Алексу огромный водоворот эмоций и чувств, которые он запечатал в себе на семь замков.
Как часто Серена вспоминает маму и папу? Почему мы никогда не говорили об этом? - Алекс поймал себя на мысли, что старается ограничить собственное сознание от вторжения каких-либо негативных эмоций и воспоминаний. Он не смотрит новости, не читает раздел криминалистики в местных газетах, избегает разговоров о смерти родителей, предпочитая делать вид, что зло просто не сумеет материализоваться, если о нем не думать. Но Этьен, лежащий сейчас в палате без сознания, переубедил молодого доктора в обратном.
Алекс нащупал в кармане джинс телефон. Руки сами собой выудили маленькую вещицу, а пальцы искали в записной книжке номер Агаты.
Какая глупая ссора! - думал Руссо, прикладывая телефон к уху. - Я не могу ее потерять. Только не сейчас.
Из трубки неслись гудки. Агата явно не торопилась брать трубку или же вовсе игнорировала имя Руссо, высветившееся на дисплее ее телефона. Алекс набрал номер еще два раза, а после посчитал, что не стоит названивать девушке, раз она не взяла трубку с первого раза. Растерянный еще более, чем прежде, Руссо разглядывал пол под ногами. Он надеялся, что Агата остынет за ночь и простит нерадивого стоматолога, но не тут то было! Девушка, по всей видимости, затаила обиду и теперь Алексу нужно постараться заслужить ее прощение.
Руссо, не теряя собственной решимости, набрал номер Агаты еще раз, но равнодушный женский голос сообщил, что абонент недоступен. Тогда Алекс решил подступиться к проблеме с другой стороны и написал испанке короткую смс, грея в душе надежду, что та ответит сразу же, как прочитает послание.
Пит! Зачем я вообще его притащил? - ясный разум все таки сумел пробиться сквозь стену болезненных переживаний относительно состояния друга. Руссо собирался позвонить Серене и попросить ее забрать пса, но вспомнил, что девочка, должно быть, находится на занятиях. Решив не отвлекать Пухлика звонками, Руссо написал ей сообщение, а после убрал телефон в карман с чувством выполненного долга.
Мужчина незамедлительно выпрямился и сделал два глубоких вдоха. Не помогло. Но право же, сколько можно трусливо прятаться от проблем насущных? Прогоняя мысли о трусливом побеге, Руссо уверенно ступил на пол коридора и проследовал до самых дверей палаты Этьена.
Рыжая стояла у окна, думая о чем-то своем или же о состоянии Тьена. Алекс не был уверен в этом, но сумел догадаться о сути ее мыслей, омрачающих и без того бледное лицо девочки.
- Нам лучше вернуться в палату. Не хочу оставлять его. - Руссо неосознанно взял рыжую за маленькую ручку и провел за собой в обитель бессознательного француза.
Войдя в палату, он увидел ассистента Моро и уходить этот прохвост никуда не собирался. Алекс, вновь взбешенный и обиженный до глубины души присутствием этого парнишки, собирался намекнуть ему, что здесь собрались только самые близкие Этьену люди, но устраивать шум и ругань в палате больного человека - верх кощунства. Руссо проглотил обиду и старался избегать зрительного контакта с этим кадром. Этьен бы этого не одобрил.
Пусть француз сейчас бессознателен и не может произнести ни слова, но Алекс не сомневался в его присутствии.
- Эйфель, прекрати, - раздалось откуда-то сбоку. Руссо повернул голову вниз и увидел, что Этьен не только шевелит губами, кашляет, но и издает хрипловатые звуки. Мужчина поспешил взять Эйфеля на руки, а сам не мог поверить своему счастью.
Очнулся! Очнулся! - вопил про себя доктор Руссо, но не смог вымолвить и слова. Он смотрел на Этьена так, будто бы увидел перед собой явление Христа народу, а не пришедшего в себя друга. Алекс взял на руки подвижного терьера и поставил того на пол, а сам вернулся к закашлявшему другу.
- Ну и напугал же ты меня, старый лис, - спокойно, с неподдельной лаской и добротой в голосе произнес Алекс, пряча от друга покрасневшие глаза. Борясь с желанием наброситься на француза с расспросами, а так же нравоучениями о необдуманном геройстве, Руссо сделал над собой усилие и решил не досаждать человеку, только что пришедшему в себя. Эйфель не собирался оставаться на полу, пока все присутствующие собрались у больничной койки его хозяина, поэтому пес поднялся на задних лапах и занял устойчивую позицию. Уже через мгновение счастливый терьер терся холодным носом о руку Этьена.

+5

57

-палата Тьена/коридор-

Дверь палаты вновь открылась. Миграция населения продолжалась. В этот раз вышел в коридор Алекс. Бросив беглый взгляд на рыжую он пошел куда-то, куда знал он сам себе на уме. Девочка продолжала смотреть ему в след, даже когда он скрылся с поля зрения. А ведь он такой...хороший. Милый. Добрый. Она время от времени вспоминала мужчину с поломанными кранами и веселым псом. И каждый раз при воспоминании на лице светилась улыбка. Так странно. Вот идешь по улице, вдруг вспоминаешь что-то хорошее и начинаешь улыбаться, как ненормальный сам себе. Вот так же происходило и с Мими. Или вдруг вспоминая слова слесаря, она резко краснела, прям как томат. Несправедливо немного по жизни выходит...ты от чего-то запоминаешь определенного человека. И он без спроса и разрешения всплывает у тебя в голове. И что-то там происходит с серым веществом. Скорее всего оно медленно стирается, когда мы вдруг начинаем слишком много думать о людях, которые нас и не помнят вовсе. Может и помнят, но даже малейшего проблеска воспоминания нет.
К реальности её вернул звонок. Папа. Как-то угрожающе наигрывала безобидная мелодия звонка. Только сейчас рыжик обратила внимание на то, что уже обед. И что она должна быть дома и принимать поздравления от семьи, а не лазить по Сакраменто с трех ночи. Ну, разве кого-то будет волновать. что она не просто шатается где-нибудь, а в больнице. У того самого человека, без которого она вполне возможно не стояла бы тут вовсе. Ри тыкнула на кнопку ответа.
- Мими, ты где вообще? Какой черт тебя носит вообще?! Ты хоть понимаешь. Что мы переживаем?! - голос отца был на самом деле злым, не смотря на наявную в нем тревогу, он пугал, - Мы просыпаемся, а тебя нет в постели! Я звонил, но связи не было. Как ты это вообще объяснишь!! немедленно иди домой. НЕМЕДЛЕННО!
Выслушивая тираду, кроха подошла к окну. Если на ней и раньше лица не было, то сейчас оно словно еще больше омрачнело. Если такое вообще реально. Она не может уйти с больницы...вот не может и всё. Потому что она видит свою вину. И глупо отрицать, что её вовсе нету. Есть. Хотя бы какой-то стороной, хотя бы немного. Молчала бы молча и не рыпалась может быть и не произошло такого кошмара с Тьеном.
- Пап, не кричи...со мной всё хорошо я в госпитале. Что-то по всей видимости было со связью...ты ведь знаешь, что я не отключаю телефон...
- Что ты там забыла? Почему нам не сказал..7 Тебе плохо стало или что? Я сейчас приеду...когда ты вообще умудрилась уйти.
А вот чтоб отец приезжал ей тоже не желалось. зачем он здесь? Он заберет её домой. Скажет, что нечего тут торчать. Что человек, не приходящий  себя ей никто. Да, он тогда ей помог и выручил, но у него есть своя семья, друзья и просто близкие люди. Взгляды на мир и вещи, окружающие нас у них всегда отличался. Да он у всех отличался так или иначе от взглядом Мими.
- Нет! Папуль, не надо. Я вышла подышать воздухом, рано утром. Не хотела никого будить. А потом выяснила, что с тем мужчиной, который прикрывал меня вчера...я... - надо что-то быстро придумать, иначе придется, просто придется отправится домой, -  Потом договорилась с девочками с работы на мороженное пойти. Они хотят меня поздравить. А потом домой. Со мной всё хорошо...честно-честно.
её голос всегда звучал как-то по другому, когда она врала. Да не умеет она врать. что тут поделать? Люди обычно просто делают вид, что поверили. Скорее всего в этот раз случилось так же. Уж не понятно чего там вообразил себе её папа и как оправдал дочь. но вид он сделал, что и правда Мими пойдет гулять с подружками.
- Хорошо. Но! ты должна звонить мне каждых два часа. Это понятно?
- Да-да. конечно. Скажи маме пусть не переживает. Я помню о тортике, - рыжик положила трубку. Но личико так же и осталось мрачным. Ну, вот. К тому, что сейчас происходит в больнице прибавилось еще и вранье. Не любит она это дело, но иногда приходится. И между прочим она свято верит в то, что люди ведутся на её небылицы. Ах, Кроки! Даже когда ты обманываешь люди умудряются обмануть тебя!
Сзади подошел Алекс, уводя в палату. Она только утвердительно кивнула и последовала за мужчиной. Хм...так приятно было ей от того, что он вел за ручку. и она бы точно улыбалась от уха до уха, если бы не обстоятельства. Жаль, что палата так близко. Потому что когда отпустилась рука у неё опустились плечики. но вернуть "крылышки" на место помогло следующее событие. Этьен очнулся. Вам не кажется, что в палате стало больше воздуха? дышать стало проще. легче...тот ком, который усердно давил на горло и легкие рассасывался на глазах. Но это совершенно не означает то, что рыжая с радостными криками заладилась бегать по палате. Да, она была несказанно рада, вот только...точно не знала куда себя деть сейчас. Она переминалась с ноги на ногу, находясь между Алексом и тем парнем, которому уступила место посетителя. Все были рады. Все без исключения и тут...вдруг рыжик разрыдалась. В энный раз за последние сутки, или уже вторые сутки? Тут бы до потолка прыгать от радости, а она ревет. И вновь стоит и вытирает ручками соленые слезы. И сказать ничего не может и отойти не в состоянии. Прям картина маслом. Не иначе.

+4

58

На все возмущения пациентки на его замечания и шутку, Тони решил особо не тратить время для выяснения отношений кто прав, а кто виноват. Лишь незаметно улыбаясь, Моргану нравилось исправлять клиентов, которые были так невнимательны перед его кабинетом, что не в состоянии даже прочитать табличку с именем.
- Странно, а я то думал, что всех незамужних девушек интересует семейное положение любого парня, не старше сорока конечно, - он ухмыльнулся, продолжая снова заполнять медицинскую карту.
А потом по-рушился град извинений со стороны мисс Лили, конечно Тони уже было все равно, что там бормочет про себя эта девушка, потому что он осмотрел ее, и дабы убедится, что все в порядке, теперь отправляет ее в рентген кабинет. Остальное его уже мало интересовало, для него, так лучше бы закончился бы скорее этот рабочий день, спать очень сильно хотел, да и пробило на еду, есть хотелось так, что скручивало желудок, так хотелось уже домой, хотя, и в квартире тоже не шикарно на вкусности, так опять полуфабрикаты, одно радовало, когда намечалось свидание, и можно было поужинать заранее. А как известно, что мужчина, не сможет готовить ради себя, так максимум закажет пиццу, или бутылку пива с чипсами. Морган уже давно думал чем бы заняться в свободное от работы время.
«Занятся бы чем-то полезной, экибаной наверное», - но от своих же мыслей пришел лишь в легкое недоумевание, и начал мыслить более глобальнее.
- Да, ладно, все нормально, и простите меня за мою не совсем этичность, сами понимаете, у меня по сотни людей, и каждому что-нибудь да нужно, у каждого болит, из-за синяка устраивают скандал, а потом еще комплексующие девушки за тридцать подают в суд за то, что я их трогал в процессе осмотра, - он засмеялся. – а сами пришли в пару царапинами на спине.
Как только парень вспомнил этот бред, на самом деле оказался глупой затеей принудить молодого врча к браку, но оказалось, что все это зря, были же свидетели, но все равно слава об аморальном типе с ангельскими глазами и шрамом на щеке ходила, да и наверное еще лет пять будет ходить.
В этот момент ворвалась почти давняя знакомая, и отчего-то начала возмущаться, от неожиданности происходящего, Тони даже немного вздрогнул и подпрыгнул на стуле. Странно, но такая реакция происходила часто, особенно когда рядом с ним сидела осмотренная полуголая девица, и это все видела Эмма. Они были знакомы достаточно давно, не где-то полгода, так еще до этого узнали друг друга при абсолютно случайной жизненной ситуации, и возможно вина за прошлое, оставалось, что именно с этой девушкой, он старался вести более воспитано, так как он и должен был вести себя со всеми.
- Мисс Алдарт, да, одевайтесь, вот ваши направления, - сказал Морган и протянул карточку с бланками ей. – как только снимки будут готовы, прямиком ко мне, все же надеюсь, что нога и ребра в порядке.
Проводив взглядом Лили, он так и не осмелился взглянуть на Эмму, то ли от стыда, то ли еще от чего-то. Тони выслушивал ее молча, опуская свою голову ниже с каждой секундой, так еще и предательский румянец выдавал его стыд.
«Как же Эмма уже выучила меня!».
- Подожди, ну дорогая, ну я прошу тебя, успокойся, не надо скандалить у меня в кабинете, - пытался успокоить ее парень. – Эта была моя пациентка, к нее растяжение связок на стопе, и сильный ушиб ребер, мне надо было ее осмотреть, а через кофту, знаешь, как-то не слишком удобно проверять сломаны ли у нее кости, учитывая что у нее сейчас шок, и возможно полностью боль не чувствует, хотя ты должна это знать, сама считай без пяти минут медсестра.
Рукой он провел по бедру Роуз, удивляясь насколько у девчонки короткая юбка, так сказать скорее всего это был пояс, но Тони нравилось, и можно даже было сказать, неудивительно. Ему порой нравилось, когда Эмма строила из себя всю серьезность, особенно когда видела его с другими девушками, не представляющие никакого интереса для самого молодого человека, но он знал, что это ее ревность, тем самым старался меньше показывать это, ведь ревнивая женщина, это заказанная дорога в ад.
Парень встал со стула и усмехнулся, прижав ее к себе за талию, опуская ладонь к ее ягодицам.
- Ну давай я тебя осмотрю, - прошептал он. – покажи где болит…
Тем самым он видел, как горят яростью ее голубые глаза, и как она принимает решение, убить его или оставить в живых этого чертово врача-травматолога, от которого только одни беды, нежели какая-то польза.

+2

59

Не отводя гневного взгляда от Тони, девушка услышала, как хлопнула дверью пациентка. Мисс Роуз сейчас не особо волновало, подаст ли та мисс на них жалобу или же потом встретит в темном переулке и выцарапает глаза, нет. На данный момент ее беспокоила лишь нахальная моська Моргана, который, как ни странно, даже не пытался возражать, а тихонько изображал святую невинность. Боже ж ты мой, да прекрати, мы оба прекрасно знаем, что ты пялился на нее!- Эми потихоньку начинала приходить в ярость. Ох, если бы Тони сразу признался в своей маленькой слабости, она бы повозмущалась маленько и отстала. Так нет же, вон он, сидит и краснеет, аки невеста на выданье. Но когда он начал говорить...ух, лучше бы молчал. Какие-то оправдания, ничего не значащие слова, отсутствие искреннего сожаления...все это напоминало Эмме лишь одну фразу - "детский лепет". Так и хотелось пробурчать нечто вроде "бла-бла-бла" и насадить ему на голову стол. Но нет, еще рано беспокоиться, что вы! Он же просто пытался ей вставить на место ребра! Сиськи бы лучше ей обратно вставил, ну честное слово. Бешено сверкая глазами, разъяренная Эм наложила на все его успокаивания свой маааленький запрет и огромную кучу слов.
-Да я бы и не спорила, милый, если бы ты ей осматривал  ребра, а не пялился на черт знает что! Думаешь, не видно было, с каким искренним воодушевлением ты рассматривал ее сиськи?- мисс Роуз, может, и сдержала бы свой тон, да во-первых, не хотела, а во-вторых, он заслужил. Поэтому девушка медленно превращала обычное воркование милых голубков в отвязный скандальчик. Морган в ответ на это лишь усмехнулся и с чистой совестью подошел и прижал Эми, пуская свои руки в опасное путешествие по ее бедрам. Не надо, хватит меня мучить, правда!- мысленно взмолилась Роуз, но на этот раз ее зов о помощи не услышали. Шепот Тони донесся до ушей девушки, словно кто-то внес огонек в темное помещение - на минутку темнота, а потом тени постепенно начинают заполнять все вокруг. Однако, Эмма была в отнюдь не прекрасном расположении духа, чтобы проводить подобные параллели - ее бесило все: Тони, который сейчас стоял и нагло строил из себя заботливого мачо (о ужас-то, да?), эта пациентка, которая не одевала свою кофту до победного конца, этот чертов день, эта вчерашняя дурацкая ситуация у Алекса, все...все!
-Кстати, я тебе тут не медсестричка, понял? Ассистент. Запомни это слово на будущее. Ассистент - это звучит гордо,- вздернув кверху свой носик, девушка не торопилась успокаиваться. А что? Нервы, пусть и медленно, но все-таки восстанавливаются - давно уже медиками доказано...Так что можно парочку и потратить на этого...мужчину. Последние его слова довели бедняжечку до последней стадии гнева - Эмма уже не могла кричать, не могла возмущаться...сейчас мисс Роуз была способна лишь на угрожающе спокойный тон и массу неправильных действий, о которых, вполне возможно, она потом и пожалеет. Но не факт.
-Знаешь что? Мне кажется, ты перепутал голову с задницей! Твои руки сейчас щупают совсем не то, что должны. Ты вообще что творишь, совсем совесть потерял? - относительно спокойно проговорила Эми, стараясь сжечь собеседника взглядом. Вот, казалось бы, еще чуть-чуть, и от доктора останется лишь кучка пепла...но нет, такого не бывает, это лишь сказки. Морган жив и здоров, нагло лапает ее прямо на рабочем месте...прямо после того, как пялился на другую. Оглядев кабинет в поисках орудия защиты или нападения, мисс Роуз сильно пожалела, что у докторов нет сковородок. Ох, тогда бы мы намутили тут небольшую драку, ух, даже представляю себе это... Оттолкнув Тони, Эмма прошла к столу и принялась бессовестно в нем копаться. Так, ручка, если в глаз воткнуть...посадят. Карандаш...тоже. Ножницы - нет, убью еще случайно...Телефоном? Жалко телефон, он миленький. Эмоции рвались наружу, внутри девушки боролись самые различные чувства, хотелось кричать и рушить все. Ах, как жаль, что нельзя. Горькая усмешка на губах. Взгляд выше. Теперь Эми знает, что делать. Одним движением взлетев на стол (а все потому, что рост не очень большой, всего каких-то 171 см), девушка чуть покачнулась и протянула руки к стене. Ой, надо же, какая незадача! Дипломчик сейчас упадет...виииууу...ничего, я его поймаю! Резко сдернув это дурацкое свидетельство о (конечно же, дурацком) образовании, Эм (опять-таки, чуть не упав) опустилась на стол. Уже сидя на нем, резко развернулась в сторону Моргана, который лишь на мгновение отчего-то замешкался, и опустила диплом в рамочке ему на голову. Раз, еще один раз. Сидя это делать было неудобно, но мисс Роуз настолько была взбешена, что и не замечала уже и этого. Кто знает, если бы ей попался тесак...что бы было? А, наверное, ничего. Эм все же не до конца поддается влиянию состояния аффекта, она сохраняет капельку разума. Что он ей сейчас говорит? Что-то вроде: "давай, проучи его чуток, чтоб потом неповадно было!"  Проделав это неприятное занятие еще один разок, мисс Роуз отбросила в сторону диплом и сорвалась на крик:
-Ну что, понял теперь, где голова находится? Вот там, вот там! Чувствуешь, как она теперь у меня болит? А? Так сделай же что-нибудь уже, наконец! Тоооониииии!!

Отредактировано Emma Roze (2012-04-25 12:44:41)

+2

60

Начало игры
Палата Этьена

Тяжелый день, для каждого свой. Но почему-то люди, сидящие в офисе, за мониторами своих компьютеров думают, что на их долю выпало самое большое и трудное испытание работой. Хотя их окружают пожарные, врачи МЧС. У которых работа гораздо труднее и связана с риском.  Фоукс, всегда поражался, как можно сидя на попе ровно ныть о том, что они устали. Но сегодняшний день, на самом деле был слишком трудным для него. Шестнадцать часов над операционным столом, точнейшие, отточенные движения, главное не задеть не чего лишнего, тяжелое дыхание. Волнение, оно есть всегда перед серьезной операцией. От тебя зависит жизнь человека и любое твое неверное движение может оказаться фатальным для него. Но труднее, когда на твоем столе дети или подростки. Именно такого пятнадцати летнего подростка, Фоукс сегодня оперировал. Он видел снимки этой девочки, и как опухоль разрослась. Он понимал, что промедление подобно смерти этой юной девушки, но шансов на успех тоже было не очень много. Однако в себе он был уверен, он всегда давал себе установку на лучшее и мог провести и больше двадцати часов над операционным столом, лишь бы спасти человеку жизнь. Такие знакомые извилины, медленно изучая, смотря как бы не сделать еще хуже чем есть, начиная потихоньку пробираться к зловредному пятну. Полностью абстрагируясь от действительности. Каждый, кто работал с ним, знали, что в его операционной действуют без команд и совершенно молча, однако все равно оперативно. Он доверял каждому, кто присутствовал здесь. Новых людей он редко брал с собой. Предпочитаю уже проверенную  временем команду. И сегодня не было никаких исключений. Осторожные движения скальпелем, наконец-то найдя эту ужасную опухоль, сморщив нос, на свои собственные мысли. Не торопливо продолжая выполнять свои профессиональные обязанности. Мирное тиканье аппаратов, шелест операционных халатов и даже тихая музыка из радио, единственное, чему позволялось говорить в этом месте. Осторожно удаляя это противное образование, проникнув сквозь ткани к нему. Тихие, не спешащие движения. И нервное напряжение. Лишь  поняв, что опухоль успешно удалена, вставляя пластину, вместо кости и зашивая. С последним стежком, тихий выдох и молча покинув операционную.
Тихое журчание воды в раковине, смывая кровь, и наконец-то переодеться в чистое и такое родное. Рубашка, джинсы, удобные мокасины, небрежно набросить халат. И передать ценные указания о своем пациенте, дежурному врачу. Уже в мечтах пребывая дома, услышать тихий шорох, открывающейся двери и внимательно выслушать донесение молодой медсестрички. Которая не хотела отвлекать его во время операции, но сказать была обязана.
Его друг Этьен был ранен и сейчас приходил в себя после операции, судя по рассказу девушки, кого в его палате только не было. Поблагодарив ее, он тяжело поднялся. Безумно хотелось спать. Просто лечь, вытянутся и вырубиться. Он медленно брел по коридору, понимая, что он совершенно без сил. Да и причитать вокруг Этьена и так было кому. Добравшись до указанной палаты, аккуратно открыть дверь и прислонится к косяку, рассматривая собравшихся.
- ну, как тут дела?
Его голос звучал глухо, да и выгладил он весьма плохо. Уставший, осунувшийся, под глазами синяки от недосыпа, морщинки четко выделялись на лбу. Лицо землисто-серого цвета, прекрасно показывало, что о здоровом питании речи не шло, да и о свежем воздухе тоже. Взгляд слишком уставший и туманный. Он сам представлял собой этакого живого мертвеца. Пожалуй действительно не самый лучший  вид для посещения больного друга. Фоукс тихо вошел в палату, оглядывая собравшихся. Замечая между людей, питомца Этьена и закатывая глаза.
- Сколько вас тут. Ему вообще-то спокойствие и здоровый сон нужен, а не столпотворения людей. Лучше если вы подождете в коридоре.
Он прошелся взглядом по всем собравшимся и остановил его на приборах. Смотря на их показатели и понимая, что не чего сверхъестественного они не показывают, а значит пациент будет жить и никуда не денется.
- Лучше дежурстве по одному а не все сразу. И собаку заберите, ну хотя бы в ординаторскую.
Он строго посмотрел на Алекса. Тот все-таки врач и должен понимать, чем грозит нахождения животного в палате. Да, он сейчас возможно был ужасным другом в глазах собравшихся. Но он прекрасный врач и требует не столь много, для выздоровления их общего друга, да еще и что бы не было последствий. Подходя к Дане, наклоняясь, чмокнув ее в макушку. Аккуратно расцепив руки уже почти спящей девушки и Этьена, сам сжал руку друга.
- Поправляйся дружище.
Фоукс поднял на руки Дану и попрощавшись со всеми, вышел из палаты с драгоценной ношей на руках. Ему оставалось только надеется, что друзья последуют его профессиональным советам. Хотя в это ему слабо верилось, спокойно дойдя до машины, усадив девушку на сиденье, сам сел за руль и взведя мотор, ринулся с места, желая поскорее оказаться дома.

-------->St. Antonio street 34/75

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика