vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 61 страница 80 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

61

Ну что можно сказать и прибавить, к тому моменту, когда Эмма вальяжно вошла в кабинет, нахамила пациентке, так еще и начала возмущаться на самого врача. Конечно, Тони сделал жест и его рука прикрыла лицо, измученное, невыспавшееся лицо, с синяками под глазами и полузакрытыми глазами, в которые можно вставить спички со всей смелостью. Парень посмотрел на девушку, и хитрым прищуром таким взглядом как у кота, который готовиться слопать рыбу или сметану, ему нравилась Эмма, тут даже можно было и не спорить, ведь они встречаются,  как месяц, а тот день двухлетней давности, как начальный шаг в их отношении.
«Это насколько я был глуп, чтобы тогда упустить ее, и потерять на целых два года? Я наверное такое никогда не прощу, столько всего потерял из-за этого».
Возмущенные слова Роуз вызвали лишь смех со стороны врача, ее слова, которыми она бросалась налево и направо, совсем не понимая, что он как травматолог и будет осматривать тела, как женские, так и мужские, но разве кто-либо сможет назвать его кабелем или педиком? Конечно, нет, ведь просто у этой особы бурная фантазия.
- Эмма, я прошу тебя, сколько еще мне нужно будет тебе говорить, что я не смотрю груди моих пациенток? – немного обижено сказал парень. – Этим занимается мамолог, а я лишь смотрю повреждения.
Но кажется слова так и не повлияли на ассистентку стоматолога Росса, и наверное не повлияют, потому что она казалась глухой к словам парня. Кажется она и вовсе пошла не в том направлении разговора, и начала совсем о другом.
«О женщины, с вами так тяжело!».
Как и полагалось в самом начале ей явно не понравилось, что ее лапали, и как-то оттолкнула парня, Тони конечно не нравилось такое поведение, да и кому оно могло быть приятным, когда пара вот уже месяц встречается, и все кажется было, а тут еще возмущения, видите ли у нее голова болит, а ведь как говорят в народе, что голова не попа, перевяжи и лежи. Но видимо мисс Роуз такому не была готова.
- Ну конечно, ты бы еще вообще ко мне в нижнем белье пришла, то вообще замечательно было, и ты еще говоришь, чтобы я обращался с тобой как с пациенткой? – парень удивлено поднял брови вверх. – А оно тебе надо?
Она начала ходить по кабинету, что вызывало буквально дикий гнев в нем, невозможно было представить, как его распирало то, что его оттолкнули, не приняли. Хотя то, что он сделал еще с той совсем невинной девушкой, сложно назвать романтическим отношением, но все же… Морган считал, что сама Эмма должна быть ему благодарной, за то, что он с ней, и не оставил ее, хотя оставил на два года с этой, возможно, психологической травмой.
«Почему ты не можешь все высказать? Все объяснить, чтобы я не мучился в догадках?».
Он промолчал о заявлении, что у нее болит голова, и что его руки находились совсем не там, но черт возьми, вы сами представьте, что это вообще значит? Девушка, которая с вами встречается, пришла к вам в кабинет, ничего толком не объясняя, при том, пришла в самом откровенной одежде, она так и пищала, орала и билась в истерике, вещь конечно. Это примерно могло бы звучать так: «Возьми меня, я вся ваша». Ну как еще на это может реагировать молодой человек, который каждый раз ждет встречи с вами, потому что у него хотелка не дает покоя.
Роуз, девушка иногда непонятная, временами истеричная, и абсолютно бесконтрольная, сейчас забралась на стол, что вызвала абсолютнейшее недоумение у Тони, и он стоял с открытым ртом и пялился, вначале на нее а потом на вид, открывающий ее мини-юбочкой, и вот-вот врачу понадобиться реанимация в худшем случае, в лучшем, слюнявчик, как малышу, потому что у него уже во всю потекли слюни. Смотря и мечтая о прекрасном, на него обрушилось что-то тяжелое и жесткое со всей силы, парень понял, что его бьют, только спустя несколько секунд, когда счет ударам уже потерян. Истерический вопль поднялся на весь кабинет, но Морган уже не мог слышать, ему казалось, что по голове прошелся слон возможно с компанией всего зоопарка, хотя было обидно, ведь по его подсчетам он ни в чем не виноват, а ему тут устроили радостный прием его лицензией по его же голове. Тони в одно мгновение побледнел и медленно сел обратно в кресло, рукой придерживая верхнюю часть лба, откуда тонкой струйкой текла теплая кровь.
- Считай я тебя уже проверил, - спокойно сказал Морган, когда бледнота и головокружение утихли.
Больше находится с этим человеком в кабинете он не мог, он быстро начеркал направление и всунул в руки этой юной особы, а сам тем временем подошел к зеркалу, изучал свою рану. Как было стыдно получить такое нелепое ранение от рук своей же девушки. Оказалось, что ранение не глубокое, это же было нанесено тупым предметом, но тем не менее, кровь никак не могла остановиться. Тони злобно повернулся к девушке, которая все еще стояла в кабинете, и он даже уже перебирал в голове варианты, как бы сейчас ее не убить, но тем не менее и сохранить здоровый разум. Миссия была почти не выполнима, Морган держался изо всех сил, чтобы не избить эту наглую особь женского рода.
- Что встала? – злобно прошипел врач, сверля ее взглядом.

+1

62

Палата Этьена

Трагический случай, ворвавшийся в размеренную жизнь Руссо, подействовал на него более чем отрезвляюще. В такие минуты невольно начинаешь задумываться о страхе перед потерей, страхе перед неимением выбора. Был у тебя дорогой человек, а потом раз и не стало его. Не стало ваших встреч, прогулок, совместных холостяцких ужинов и вечерних вылазок. И никто твоего мнения, жалкий ты человек из миллиона себе подобных, не спросит. Тебя всего навсего поставят перед фактом, а в лучшем случае оповещат тревожным телефонным звонком в час ночи. Потеряв родителей в относительно юном возрасте, Алекс, наверное, мог бы многое поведать о потерях, но не здесь и не сейчас. Этьен пришел в себя, а это значит, что опасность миновала и можно немного расслабиться.
Прочный, тугой узел где-то в области солнечного сплетения дал слабину и, о, чудо, мгновенно развязался, как только на губах француза появилась усталая улыбка. Всем телом молодой доктор почувствовал нарастающую слабость от пережитого нервного напряжения. Еще бы! В один момент каждая мышца его тела, каждое нервное окончание облегченно расслабились, оставляя бренное тело Алекса болтаться во времени и пространстве. Он так хотел обнять друга, потрепать его по плечу, сломать от счастья пару ребер себе и ему. Одним словом, сделать все, чтобы показать всю силу своей преданности. Но, к сожалению, сил уже не оставалось, да и трепать Этьена не стоило, учитывая его нынешнее состояние. Руссо на мгновение закрыл глаза и дотронулся до плеча друга.
Все позади.

Неожиданно Алекс почувствовал, что рыжая, стоявшая все это время у его правой руки, начала всхлипывать. Он повернул голову и увидел, что девочка глотает соленые слезы, которые не в состоянии остановить. Вот - вот и у Мими начнется истерика, - опасливо подумал мужчина, разворачиваясь к малышке. Эйфелю никак не удавалось усидеть на месте, да и на задних лапах пес  долго стоять не мог - он начал резко подпрыгивать в воздухе, сопровождая каждый прыжок то ли лаем, то ли взвизгиванием. Дана, все это время сидевшая ниже травы тише воды, отчего то еще больше побледнела. Руссо не знал за что хвататься - приводить в чувства подругу, успокаивать рыжую, накинуться на друга, выставить из палаты ассистента француза или же утихомирить его собаку. Да уж, задача не из легких.
- Ну, как тут дела? - на счастье Алекса в дверях нарисовался никто иной, как добрый доктор Фоукс, да еще собственной персоной. Пожалуй, именно этого рассудительного персонажа и не хватало для полноты картины.
- Сколько вас тут. Ему вообще-то спокойствие и здоровый сон нужен, а не столпотворения людей. Лучше если вы подождете в коридоре, - спокойный и рассудительный доктор живо разложил все по полочкам. Кажется, даже Эйфель перестал поясничать и замолчал, оглядывая уставшего мужчину в дверях. А вид у Фоукса и правда был более чем вымотанный и удрученный.
- Фоукс, ты после смены? - тихо задал свой вопрос Руссо, оглядывая друга с ног до головы. Совсем себя не жалеет, - после утвердительного ответа Алекс покачал головой.
- Лучше дежурстве по одному а не все сразу, - распорядился Фоукс, а все присутствующие, кроме Мими, захлебывающейся собственными слезами, кивнули и мысленно согласились с этим мудрым решением.
- И собаку заберите, ну хотя бы в ординаторскую, - добавил мужчина, сверля Алекса вполне строгим взглядом. Руссо опустил глаза в пол, понимая суть собственной провинности.
- Я сейчас уведу Эйфеля, не беспокойся, - покорно проговорил Алекс, вновь возвращаясь к Этьену. Странно, что у француза голова не лопнула при виде подобного балагана. Поставьте себя на место Моро. Смелее, ну же! Лежите себе спокойно на больничной койке, никого не трогаете, а после открываете глаза и перед вами предстает такая вот разномастная компания, в которой кто-то плачет, кто-то переживает себе тихонечко, кто-то сострадает, а кто-то, как наш доктор Руссо, чуть ли не волосы на себе рвет от безысходности.
Фоукс молча забрал с собой Дану, за что Алекс был ему неимоверно благодарен. Теперь подруга в надежных руках, за нее можно не беспокоиться.
Оставалась одна проблема (помимо недоделанного героя Этьена, разумеется) и этой проблемой являлась Мими. Руссо уже плюнул на присутствие в палате коллеги Моро, но рыжая же слезами заливалась. Вряд ли это поможет Этьену прийти в себя окончательно и возрадоваться второму шансу открыть глаза и увидеть свет дневной.
В палату ворвался лечащий врач француза и услужливая медсестра. Эта парочка смерила всех присутствующих недовольным, даже возмущенным взглядом. Врач увидел юркого терьера, сидящего возле больничкой койки Этьена, и чуть не вспыхнул от гнева.
- Знаю, знаю, - Алекс предупреждающе выставил перед собой руки, дабы предотвратить гневную тираду из уст врача. - Мы уже уходим.
- Этьен, держись, - молодой доктор подошел к другу и снова дотронулся до его руки. - Я здесь, в больнице, я с тобой.
- Доктор Руссо, имейте совесть! - пробубнил врач, приближаясь к больному. Ассистент Этьена успел лишь коротко попрощаться со своим работодателем, пока медсестра выпихивала юношу за дверь.
Руссо чувствовал, что та же участь ждет и его с Мими, поэтому поспешил попрощаться с другом. Ненадолго, конечно же.
- Тебе нужен покой. Мы зайдем позже. - Алекс попытался улыбнуться, но на губах  его появилось выражение, скорее, нервное, болезненное, нежели искренняя радость. В одну руку он взял Эйфеля, а другой, свободной рукой, мягко взял под локоть рыдающее рыжее существо, в народе именуемое не иначе, как Мими.
Парочка, с Эйфелем за пазухой, плавно вышла в холл, а через пару минут добралась до кабинета доктора Руссо. Предусмотрительный мужчина оставил запасные ключи у хозяйки соседнего кабинета, но это не избавило его от осуждающе-подозрительных взглядов.
- Мими, чего ты ревешь? Все хорошо, Этьен скоро поправиться, - Алекс успокаивал девочку, пока та входила в его просторный кабинет. Изначально рыжая замерла в дверях, будто бы не решаясь присесть на удобную софу, но после все таки заняла удобное место. Алекс опустил Эйфеля на пол, а сам направился к шкафчику со всевозможными препаратами. В кабинете стоматолога не обойтись без успокоительного, все об этом знают.
Пока Эйфель крутился около ног девчонки, доктор Руссо заботливо наполнил стакан прохладной водой, накапал туда несколько капель чудодейственной микстуры и присоединился к рыжей, все еще размазывающей слезы по щекам.
- Выпей, полегчает, - Алекс протянул рыжеволосой стакан, а сам принялся вглядываться в ее заплаканное личико.

+3

63

-кабинет Алекса-

В палате прямо таки аншлаг, жаль только, что Петросян никого за зад не укусил. А то вдруг и шуточки бы пошли. Для полного завершения данной картины. Проблема Мими на данный момент была в том, что она вроде бы как и сказать что-то хотела, но и говорить было нечего, оставаться тут не совсем в тему, а развернутся и быстро утопать как-то тоже совершенно не ахти. И что осталось7 Стоять и плакать. Знаете слезы они как-то сами по себе текли. Есть люди, нет, правда есть такие, вот не плачут они никогда. Что бы не происходило. Так вот Мими скорее противоположность. Не кардинальная, но параллель. И сейчас она развела сырость (Ей Богу! Грибок с такими темпами укроет все Сакраменто. Стройте ковчег, Мими снова плачет.) не потому что что-то произошло. а скорее от того что стресс-стресс-стресс. Стоп, а когда был сон? А сон гулял-гулял себе и решил прогуляться мимо. Гад, жид порхатый этот сон. Вечно как вычудит что-то, ну, хоть стой, хоть падай, хоть ложись ногами вперед с белыми тапками. А потом нарушение координации движения, зрение падает. ты сам падаешь. Такой идешь-идешь и тут бабамс распластался к бабушкиным пирожкам. А еще память начинает козни строить. Помню - не помню. в обиженную играет. Мозг, ты че? Зачем тебе 8 часов. Целых 8 часов сна, а?! Вообще зачем тебе спать. Работай, серый раб, ты создан не для того, чтоб эха не было в черепной коробке. Хотя у некоторых людей именно для этого и служит. И что-то последнее время таких вот людей подавляющее большинство. Это ж...это ж страшно на улицу выходить, ёк макарёк! Выйдешь тут губы пю, там фэшн,влево пидарасия, справа ваниль. Это же просто жесть, как мозг отмирает то у человечества. А говорят еще, что зомби не существует. Ха, а как же зомбистайл от жида порхатого? Не забывайте, ой не забывайте.
В палату вошел еще один врач. Да ладно, одним человеком больше, одним меньше, ничего уже не поменяется. Это как у толстых людей с весом. Один килограмм имеет значение, когда ты весишь 50. А вот когда стрелка весов переваливает за 200...а что уже с того кило? подумаешь. Его и не заметно и не ощутимо совершенно. Вот так и с человеками...хм. челобаками. Все же здесь есть одно четвероногое существо. При том ведет себя на равно с двуногими. Даже приличнее наверное. От этого нового посетителя веяло таким спокойствием. Убийственным. мертвым спокойствием, в коктейле с усталостью. Такое чувство, что сон решил зайти в гости, а его не пускают. И не пускают уже довольно таки давно. А он все звонит и звонит в звонок. А жиду этому всё не открывают и не открывают. И вновь поприветствуем зомбистайл. Зомбистайл - вы еще не с нами? Значит мы идем к вам!
дальше проще. Этот сонный одуванчик (он же новый гость. он же местный врач) ловко раздал указания, украл ту девушку, что и сама засыпала у койки Тьена. "Значит не жена его," - заметила про себя рыжая, которая все еще находилось в полном непонимании себя и мира, и вообще в голове прям муравейник такой. Что? Куда? Зачем? Почему? Голубец. ой, это уже не из этой оперы. И слава Богу, что тут всё порешали быстро. Так что в итоге под руку с Алом, рыжая топала сама не знала куда. Но топать было проще, нежели стоять там в палате и не знать что надо бы сделать. Ведь надо было что-то сказать или сделать. А сейчас так просто знать, что он очнулся и вроде бы самое неприятное и страшное позади. Но тем не менее плакать было так легко и просто и даже не понимая зачем и почему. И голова такая тяжелая-тяжелая, как свинцом налитая. В венах на висках чувствуется пульс. Тук-тук-тук. Моно замерять. Шаг, два, три. а вот и кабинет. Малыша засомневалась стоит ли входить, и зачем они вообще пришли то сюда. Но вот она уже уселась на кожаный диван. Она даже и заметить не успела, как умостилась на диван с ногами. Мими отпила пару глотков со стакана, прежде чем попытаться ответить на вопрос ответ на который сама толком и не знала. Итак уважаемые знатоки...
- Я не знаю. Вчера всё это, а потом я уснуть не могла. И Этьен..Я так боялась. А вдруг бы он не пришел в себя. И вообще я должна быть дома с семьей и тортом. Они там все проснулись, а меня нет...Мама по традиции меня будит утром на дни рождения...а потом звонил папа и пришлось сказать. что я пойду с девочками, а я здесь...не люблю врать. Не хочу врать. а так бы пришлось уехать домой...не хочу домой, - казалось речь вообще не остановить. Бу-бу-бу, бу-бубу, монолог.  Называется сами ловите нужную причину за лапы и хвост, и списывайте ответом на вопрос. пес последовал примеру девочки и так же уселся рядом на диванчик. Малышка машинально стала гладить животное за ушком. В качестве передышки в речи, кроха сделала несколько глотков чудо-воды и больше не нашла чего сказать. Вместо этого она уставилась глаза в глаза с голубоглазым. И поверьте, что это успокаивало куда больше микстур и таблеток. Потому что эти глаза...ох уж эти глаза.

+3

64

От оружия массового поражения, то есть криков и ударов, Тони осел в кресло. Эми было хмыкнула, но тут увидела, как по лбу мужчины тонюсенькой струйкой бежит кровь. Ой, Божечки, что я натворила...он меня сейчас убьет же! Стараясь тихонько слезть со стола, девушка буквально перетекла в положение стоя и теперь стояла, с ужасом наблюдая разворачивающуюся перед ней картину. Весь гнев куда-то бесследно схлынул, осталась лишь жалость и недоумение, стыд и огромное количество печали. Неуверенно сделав шаг навстречу, она лишь могла молча наблюдать, как разъяренный доктор изо всех сил сдерживает себя, исчеркивая бумажку в чернилах. Получив свое направление, Эм аккуратно положила его на стол, дабы потом не потерять. А сейчас на первом месте был, естественно, раненый Морган. Глядя за тем, как он смотрится в зеркало и пытается продумать, что бы сделать такого со своей раной, она ничего умнее не смогла сочинить, кроме как на носочках подойти к рядом стоящей аптечке (да, в этом кабинете был такой маленький ящичек, в котором лежало все необходимое для оказания первой помощи) и отыскать там что-нибудь подходящее для данного случая. Но тут на шорох развернулся Тони и зашипел, словно придавленный змей, злобно глядя на девушку:
- Что встала?
В голове у девушки вертелись ответы лишь похожие на "аа...эээ...бэмэ", поэтому она промолчала, с огромной печалью в глазах рассматривая мужчину. Она вторглась в его частное пространство, уязвила его чувства...да еще и ударила. Нет, ну какой нормальный мужик это выдержит? Правильно, никакой. Я удивляюсь только, как он меня еще ни разу не ударил...уважаю. Сейчас для Эммы были на первом месте всего две задачи - помочь Тони и загладить свою вину. Боже ж ты мой, он меня никогда не простит. Продолжая двигаться на носочках, она тихонько подошла к Моргану и виновато заглянула в глаза. Никакого проблеска тепла, все верно. Но не это сейчас главное. Эми заговорила. Шепотом, стараясь сделать так, чтобы не дрожал голос:
-Тони...пожалуйста. Прости меня. Я не знаю, что со мной такое, правда. Не могу себя контролировать абсолютно, всю неделю какие-то...эмоции, неподвластные мне. Подожди, не злись. Ты можешь меня выгнать, только давай я вначале обработаю тебе рану - так ее оставить нельзя, а одному тебе это будет делать неудобно, признай. А потом, если хочешь, я уйду.
В конце голос все-таки более-менее окреп, к мисс Роуз вернулась способность рассуждать здраво. Хоть лишь на часть, но все же. Перед ней сейчас...тот мужчина, в которого она два года назад чуть не влюбилась, который тогда одним лишь своим появлением изменил ее жизнь. К худшему или лучшему, уже поздно решать. Самое важное, что было сейчас. А на данный момент они все же встречались, решили дать себе второй шанс...Но Эми сейчас, кажется, только что упустила его. И от этого было еще больней, ведь она...все-таки была к пареньку неравнодушна, чего уж там. Стараясь удержать на себе хоть какой-нибудь взгляд Моргана, девушка вновь перешла на шепот:
-Присядь на кресло, ладно? Я быстренько, обещаю.
Она быстренько отвернулась и даже не стала проверять, садится ли Тони в кресло или нет. Она знала, что в конце концов он примет ее помощь, пусть даже после этого и выгонит. Поэтому юная леди буквально за три секунды снова метнулась к аптечке, нашла там все самое необходимое и вернулась к креслу. Как ни удивительно, на нем уже разместился недовольный мужчина, всем своим видом показывая, что одна малейшая ошибка - и труп Эм найдут лишь на утро в темном-темном лесу. Пытаясь не произвести никакого дополнительного шума, девушка разложила все предметы первой необходимости на столе, а сама с осторожностью присела на коленях у Моргана, с опаской обхватывая ногами его бедра. Тот лишь поморщился, но, кажется промолчал...Или все-таки пробубнил? В любом случае, Эмма этого не услышала. Они сейчас так удобно сидели, что, если бы даже на мужчину полилась вместо обычного йода или перекиси какая-нибудь кислота, у него не было бы шанса сбежать. Так, как меня там учил Алекс? Остановить кровь...ну, она вроде уже перестала идти. Проверить... Дотянувшись до салфеточки, девушка аккуратно провела ею по лбу парня. Так...следуя моему дурацкому мнению, раз заново кровь не выступила, значит, она остановилась. Капитан Очевидность, похлопайте. Хлоп-хлоп. Ах о чем это я? Дальше... Не торопясь, Эмма обрабатывала рану. Тони было больно, да, больно, но он мужественно молчал, сверля "медсестру" гневным взглядом и сжимая губы. Девушка волновалась и переживала, бубнила под нос различные слова утешения, пытаясь успокоить даже не его, а себя. Попутно она сосредоточенно размышляла. Интересно, о чем он сейчас думает? Как меня убить? А знает ли, что я так всего этого боюсь? Поэтому, собственно, и не пошла в медицинский...дааа... Закончив обработку, мисс Роуз настороженно вгляделась в лицо Моргана. Кажется, все вышло довольно-таки неплохо. Для первого раза. В кабинете наступила подозрительно неловкая тишина - Тони молчал, а Эми не знала, что говорить. Слегка пошевелившись, она вопросительно посмотрела на мужчину и поняла, как сильно ей хочется его поцеловать. Прямо сейчас. Даже если он злится. И пусть даже он ее оттолкнет или ударит, все равно. Стараясь сжать ноги так, чтобы их тушки при этом маневре не навернулись, девушка наклонилась к лицу Тони и легонько прикоснулась губами к его щеке. Потом на мгновение припала к губам, а потом...разом вспомнила все то, что было тут несколько минут назад. Какой же он все-таки...ах...черт, сейчас меня убьют. Или нет? В любом случае, наверное лучше уйти? Чуть отдалившись от его лица, Эмма шепотом...с придыханием произнесла:
-Тони...мне уйти? Или...может быть...остаться?
А в голове лишь проносились твердые убеждения, что как он скажет, так и будет. Ну, и еще мысли о том, что этот человек не зря еще раз встретился ей на пути. И что отпустить его просто так ни в коем случае нельзя. Эээх...Морган, ну пожалей мою чересчур эмоциональную тушку...

Отредактировано Emma Roze (2012-04-28 13:38:21)

+1

65

Начало игры

24 апреля
Обычный не чем не примечательный весенний день.  Дело двигалось к завершению рабочего дня, хотя большинство студентов уже разбежалось по домам. Последняя лекция, проведенная историком подходила к концу и после звонка, отпустив всех, мужчина начал складывать все свои записи в небольшой чемоданчик. В голове вертелось много разных мыслей, где отметить приближающуюся годовщину свадьбы, как удивить жену и прочее, прочее, прочее... Обычно они ходили в ресторан, цветочки, конфетки, прогулка по вечернему парку, но потом опять домой и спокойная размеренная жизнь, нет, конечно это нравилось Андерсону, стабильность и уверенность в семье, но ведь хотелось и чего то свеженького, от чего кровь в жилах вновь начинает бегать с большей скоростью. Однако это нужно было пока отправить на второй план, по крайней мере пока. Начавшиеся недавно проблемы с сердцем не остались незамеченными, поэтому Роберт и решил отправиться в больницу для обследования. Естественно Сару он предупредил, что немного задержится после работы, а потом заедит и её заберет в случае чего с работы.
Собравшись, легкой походкой англичанин вышел из университета и сняв с сигнализации машину, сел за руль. Авто не торопливо ехало по улицам города и спустя каких то двадцать минут Андерсон был на месте. Припарковавшись на стоянке у больницы и выбросив сигарету, уже у самого входа в урну, Роберт зашел внутрь. На втором этаже он нашел кабинет своего врача и постучавшись, заглянул внутрь, - Добрый день, - мужчина лет тридцати, доктор Новарес, тут же оторвался от своей писанины и встал с места, - Мистер Андерсон, - после короткого рукопожатия, сразу же приступили к делу.
- Необходимо сдать кровь, потом ЭКГ и кардиограмму, это думаю можете пройти все в течении нескольких часов, если не спишите, результаты будут готовы через пару дней.
Андерсон получил указания доктора и взяв свои направления отправился путешествовать по коридорам в поисках нужных кабинетов. Буквально час понадобилось, что бы пройти положенные диагностики и наконец сдать анализы крови. Роберт уже собирался уходить, когда проходя по коридору он столкнулся с девушкой медицинской спец одежде. Нет, конечно он видел медсестер, да и девушек, женщин, но его привлекло не интерес как мужчины. Лицо было до боли знакомое. Мимо прошла его дочь. Конечно всякое бывает, но что бы так. Внутри что то оборвалось, словно мир рухнул для Андерсона в глубокую бездну. Он ведь искал свою семью на протяжении многих лет, могилу жены он нашел через пол года после той авиакатастрофы, а вот о дочери так не чего и не выяснил, она числилась в списке пропавших без вести. Прошло уже десять лет, он смерился с этими потерями, понимая, что как бы он не горевал их не вернешь, он просто решил идти дальше, потом встретил вторую жену с которой почувствовал вновь то, что было с первой женой. Но сейчас, как это возможно, мужчина тут же развернулся и практически побежал вслед за девушкой. Он нагнал её довольно быстро, схватив за плечи он резко повернул её к себе и со смесью радости он вгляделся в её лицо, - Изабелла, малышка моя, - Роберт крепко сжал непонимающую девушку в своих объятиях, но потом чуть отстранившись, взгляд осматривающе скользнул вниз и только сейчас на бейджике он заметил имя "Джордан Бруклин", что означало ошибку и довольно глупую. В это он не мог поверить, да и как спустя десять лет возможно подобное. О чем ты только думал, идиот... Роберт резко изменился в лице и практически потерял дар речи, начиная невнятно что то мямлить, - Простите, простите, я ошибся, - Андерсон быстро повернулся и направился в сторону выхода, хотя и обернулся ещё разок. Роберт выскочил на улицу и только сев в машину, уперся в руль, ему практически хотелось плакать, но переборов это желание, он закурил и отправился в сторону дома.

===>>> St. Antonio street 34

+3

66

Джордан была безумно рада возможности вернуться на работу. После возвращения из Франции, малышка не смогла просидеть дома и трех дней. Это безделье, прятки и боязнь высунуть свой нос дальше входной двери уже порядком надоели, тем более проблем у рокерши с каждым днем становилось все больше и больше, а вот были ли для них решения? Да вряд ли… После головомойки от сестры, и четкого осознания, что Бруклин Рей Джордан та еще овца и тупица, бунтарка не могла найти себе места. Грустные и порой пугающие мысли, как паразиты, так и лезли в ее голову, не давая дальше прятаться и делать вид, что все нормально. Нет, если Бруклин думает, у нее тут же портится настроение, а недовольная радужная овца это не самое приятное зрелище, я вам скажу. Единственное что могло прийти на ум брюнетке, это устроить себе трудотерапию. Генеральная уборка во всей квартире, малышка вылизала даже карнизы и даже пару раз просилась прибраться у соседей, но как то не сложилось. И тогда, после серьезного разговора с сестрой было решено вернуться на работу. Ну действительно, после случая с Донато прошло уже не мало времени, и девушки сделали предположение, что мужчина попросту забил на неуклюжую воровку и решил просто забыть о ее существовании. Ну, во всяком случае, Витторе был не тот человек, который не смог бы найти Бруклин, где бы она ни была. Так может, хватит прятаться?
Тем не менее, это были уже не первые сутки Бруклин, далеко не первые. От стандартного графика девушка тут же отказалась, соглашаясь на все подработки. Ей нужно чем-то заниматься, вы понимаете? Сущность параноика сжирала ее изнутри, и только многочисленные дела не давали Бруклин совсем упасть духом или же побежать к гинекологу раньше времени. Сейчас не время для паники, совсем не время для паники! Ох, Рей, ты такая дура! Какая же ты все-таки дура! Вот так и живем с этим лозунгом уже не первую неделю. Вечный недосып, усталый вид и взлохмаченные волосы.
Сегодня она была в роли постовой медсестры кардиологического отделения. Не скажу, что такая роль была Бруклин по душе, ей как то было все равно. Все утро она возилась с сухонькими и старенькими старушками, водя их по кабинетам функциональной диагностики и слушая длинные и красочные байки об их долгой жизни. В обед возилась в процедурном, ну а вечером ее все таки выгнали домой, сообщая что работать вторые сутки подряд ей никто не разрешит.
- Но я могу работать! Я бодра и полна сил, смотри какой свежий вид! – Джордан судорожно убрала лохматые волосы за уши, тут же хлопая себя по щекам, надеясь, что после этого ее бледное лицо станет чуть румянее. Но нет, доктор Харрисон лишь недовольно помотал головой, указывая в сторону сестринской. – Бруклин, вы первая медсестра, которую мне приходится выгонять со смены. Вы, наверное издеваетесь? И хватит со мной спорить, это бесполезно.
Светловолосый мужчина кинул в сторону чертовки строгий взгляд, от чего малышка тут же недовольно насупилась и закрыла рот. Ну как вы не понимаете, мне надо работать! Надо мне, надо! Но кардиолог уже шагал куда-то вдаль по коридору, а Бруклин, что Бруклин? Медленно развернулась на пятках, лениво шагая в сторону раздевалки и осторожно касаясь кончиками пальцев низа своего живота. Может быть не так уж и рано, и можно сходить на консультацию? Как там работает мой доктор?
Но очередные мысли о «приятном» были резко остановлены. Кто-то схватил девушку за руку, буквально силой разворачивая к себе.
- Изабелла, малышка моя. – Джордан не успела даже сообразить, что происходит, как оказалась в объятиях какого то мужчины, утыкаясь носом в его темно-синюю рубашку. От незнакомца пахло дорогими сигарами и каким-то терпким одеколоном, от чего у медсестры чуть не заслезились глаза. Изабелла? Почему то от этого имени в голове у Бруклин что то резко щелкнуло, девушка открыла глаза, тут же отстраняясь от мужчины и устремляя на него изумленный взгляд. – Вы наверное ошиблись… - Джордан говорила тихо и медленно, тщательно вглядываясь в лицо незнакомца. В нем что то было, понимаете? Было такое явное ощущение, что Рей видит этого мужчину не в первые, и этот запах одеколона, голос, все было таким предательски знакомым, но рокерша все никак не могла понять или вспомнить, почему она все это знает. – Мое имя – Бруклин. – Медсестра указала на бейдж на своей груди, тут же слабо улыбаясь. Наверное, этот мужчина что-то перепутал, наверняка он искал свою дочку или может быть сестру, да какая разница. Джордан же знает что она никакая не Изабелла, хотя знаете, эти объятия и взгляд незнакомца… Он заставлял сомневаться.
Мужчина еще некоторое время просто молча смотрел на нее, смотрел на нее так, как будто она восстала из мертвых, как будто он давным-давно ее искал, и сейчас не верил что нашел. Его глаза медленно скользнули по ее бейджику, читая имя. Мгновение, и незнакомец сделал пару шагов назад, тут же извиняясь и торопясь уйти.
- Но постойте, может, я помогу вам? – как то не хотелось отпускать этого мужчину просто так. Нет, его просто не хотелось отпускать, и Бруклин сама не знала почему. Но незнакомец уже скрылся в толпе пациентов, оставляя девушку одну, растерянную и удивленную.
Что это вообще такое было? Кто это был? В голове появилась такая уйма вопросов, что мысли о возможной беременности как то отошли на задний план. Вряд ли этот мужчина перепутал ее с девкой из Сумерек, а даже если бы и спутал, то наверное попросил бы автограф? Да по фигу, Рей нутром чувствовала, что тут все не так уж и просто. Итак, поход в консультацию отменяется, и Бруклин загорелась новой идеей, узнать – кто это такой.
За 15 минут ей удалось узнать не так уж и много. Его зовут Роберт Андерсон, и он пришел сдавать анализы. Андерсон, Андерсон… До боли знакомая фамилия… И все, никаких мыслей в голове больше не было, только осознание того, что все это как то подозрительно и странно. Бруклин хотела найти медицинскую карточку этого мужчины, но тут вновь появился доктор Харрисон и уже силой вытолкал ее из отделения, одновременно пообещав, что познакомит эту чертовку с Робертом, если она наконец пойдет домой и как следует отдохнет.
Но как я могу отдыхать, если я ничего не понимаю? Макс, мне нужна Макс. Ну еще бы, к кому еще может пойти Брука если в ее голове творится такой беспорядок? Все правильно, домой. На сборы ушло буквально пару минут, Джордан даже поленилась переодевать в форму и потопала на автобусную остановку прямо так, в медицинском костюме. Ей сейчас не до мелочей, все таки нынешняя весна оказалась очень щедрой на неожиданные и странные происшествия.

---->Домой

+3

67

Кабинет Алекса

День? Вечер? Завтрак? Обед? Ужин? Кто ты? Руссо не мог определить, прошел ли час, два, три, четыре. С тех пор, как он вбежал в парадные двери больницы, все происходящее слилось в один большой промежуток времени. Ночь без сна, странные, даже неприятные события прошлого вечера, совершенно дикое утро, а теперь...Если бы у Ала под рукой оказалась бутылка спиртного - он бы, не задумываясь, выпил добрую половину и не пожалел бы об этом.
Терьер запрыгнул на диван и уселся рядом с Мими, с любопытством обнюхивая ее размашистый свитер. Алекс не стал вредничать и позволил Эйфелю остаться на удобной поверхности софы, а сам же всматривался в лицо Мими, следил за тем, как она делает один глоток за другим. Рыжая продолжала всхлипывать, явно собираясь превратить кабинет стоматолога в подобие "курортного лагеря для плакс". Почему она плачет? Зачем вообще необходимо плакать именно сейчас?
И вроде бы хотелось успокоить малышку, только как? Обнять? Да бросьте! Развеселить? Кто бы развеселил самого Руссо, ей Богу. Выбор остался за малым - разговор.
- Я не знаю. Вчера всё это, а потом я уснуть не могла. И Этьен..Я так боялась. А вдруг бы он не пришел в себя. И вообще я должна быть дома с семьей и тортом. Они там все проснулись, а меня нет...Мама по традиции меня будит утром на дни рождения...а потом звонил папа и пришлось сказать. что я пойду с девочками, а я здесь...не люблю врать. Не хочу врать. а так бы пришлось уехать домой...не хочу домой, - быстро проговорила рыжеволосая.
Кашу заказывали? Руссо пытался выхватить из монолога девочки отдельные фразы и выложить в своем сознании примерную картину. У Мими сегодня день рождения? Вот так новости...Не особо оптимистично для праздника, - подумал про себя доктор, все еще разглядывая Мими.
Вдруг девочка неожиданно подняла заплаканные глаза на нашего героя, от чего он еле заметно вздрогнул, но взгляд не отвел. Было в глазах рыжей что-то такое, что не позволяло оторваться и устремиться глазами на Эйфеля или же противоположную стену. Усилием воли, разве что.
Алекс почувствовал подвох в тот момент, когда его взгляд задержался на рыжей чуть дольше, чем обычно. Неприятное, колкое ощущение окольцевало желудок, на миг Алу показалось, что он падает в какую-то пропасть.
Что за чертовщина? - доктор нервно сглотнул и отвел глаза в сторону. Действие обезболивающих таблеток давно закончилось, но неприятное головокружение и потеря контроля над собой остались. Или же это не из-за таблеток?
Мужчина откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Круги перед глазами, разноцветные точки - классика жанра. Плохая идея, плохая идея, - Руссо быстро выпрямился и потер переносицу, но в этот момент на него устремились две пары глаз. Мими и Эйфель, выглядывающий из за локтя девочки, глядели на молодого доктора с полным непониманием в глазах. Малышка, кажется, даже плакать перестала.
- О, ты уже допила, - неожиданно для себя, Руссо забрал у девочки из рук полупустой стакан и направился вместе с ним в "рабочую зону". Он тщательно сполоснул стакан, вытер его и набрал для рыжей обычной воды из фильтра. Вкус у лекарства не такой уж и приятный, возможно она захочет его запить. Уже через минуту Руссо вернулся обратно к дивану и уселся рядом с рыжей.
- Мне жаль, что на тебя свалилось...ну...- мужчина любезно протянул Мими стакан. - Ну...в твой день рождения.
Почему я веду себя как идиот? Мне кто-нибудь объяснит? - на этот раз Руссо не смотрел в глаза Мими, он и вовсе не смотрел на рыжую, отдавая предпочтению Эйфелю. Пес уставил на Алекса так, словно мечтал огреть его чем-нибудь тяжелым по голове. И он бы поступил очень разумно.
- Не грусти, - Руссо вновь обратился к Мими. Взглядом. - С Этьеном все будет хорошо, вот увидишь. Французы, они такие, они живучие! - Алекс попытался улыбнуться, чтобы мысленно отвлечь девчонку.
- А у тебя такой праздник! Ты не должна грустить. - вторая фраза звучала более уверенно и даже расслаблено. - Сколько тебе исполнилось? Наверняка тебя ждут друзья и родные, чтобы отметить этот день.
Ты сам-то веришь в то, что говоришь? Руссо, не удивляйся, если она пошлет тебя к черту.

+1

68

-Кабинет Алекса-

Мими мало что слышала из того, что говорил Алекс. Она на столько бесцеремонно пялилась на мужчину, что...что еще чуть-чуть и в нем появится зияющая дыра. Зато перестала плакать. То ли чудо-водичка подействовала, то ли сам Руссо имел такой эффект. Хм, скорее второе. Хотя бы потому, что оно бы так быстро не подействовало. Это ж что за микстура такая должна быть, чтоб успокоило, когда её и допить не успели. Мимичка отдала пустой стакан, продолжая чесать за ухом собаке. Интересно однако то, что хвостатого все еще не выперли прочь. Вообще было странно, что в больнице допустили такой каламбур. приход, уходит, плачут, переживают. туда сюда. Сплошная потасовка. Но хорошо то, что Тьен все же пришел в себя. Камень с души, прям не то слово упал. Даже не камень, а целая гора с плеч.
Алекс уселся рядом, вручив очередной стакан. Куда только этому рыжему чуду она лезла эта вода, но она прямо таки с азартом выпила и эту чашку. Брюнет уставился на песика...а что Ри? Так и продолжала проедать взглядом большущую дыру в голубоглазом. Совершенно беспардонно, при этом не испытывая ни капли неудобства. Да собственно почему ей должно быть неудобно? Неудобно спать на потолке, одеяло падает. А всё остальное это так...принятые, придуманные людьми же рамки и условия. Что можно делать, что нельзя. Что прилично и неприлично. Для рыжика всё было в порядках нормального. Под ручкой она почувствовала, что пес выдохнул как-то обреченно воздух из легких.
- Я надеюсь, что французы живучие...очень, - опять вторила Алексу кроха, растянувшись в такой же улыбке. Такие эти улыбки были странные... Выглядели как-то неумело. Как балет в исполнении бегемотиков. Вроде бы и всё как надо, но по сути такое что-то невнятное. Но чем дальше, тем больше уверенности и грации. Ну...или по крайней мере правдоподобия. Так и тут. Чем дальше в лес, тем больше дров, хотя тут лучше бы сказать грибочков.
- Мой друг сейчас далеко от сюда. Работает на ферме своего дядюшки, так что мы даже не увидимся. Хм...еще долго не встретимся. А родители уже считают, что я пойду гулять с девочками. Так что никто не ждет, - равнодушно сдвинула плечами малышка. Вообще то она не ждала своего дня рождения как ждут его все нормальные девушки её возраста. Она не заказывает мудреных и дорогих подарков, не требует устроить громкую вечеринку, и не капризничает не получив побольше внимания. Её более чем устраивала торт, чай и книга. Новый томик, совершенно не важно какого автора. Это может быть прозвучавший на весь мир бестселлер, либо же заурядная книжечка начинающего писателя. Она ценила, ценит и будет ценить мысли каждого. Ведь каждый писатель вкладывает самого себя в свою работу. Каждый автор хочет сказать что-то своим произведением, что-то открыть читателю. Писатель желает раскрыть свой мир людям, раскрыть свою точку зрение...Вот он - идеальный подарок. Книга, а не какой-то новый гаджет. И куда приятнее не выпивать что-то спиртное в баре в окружении непонятных людей, а есть торт, приготовленный любимой мамой вместе с родными тебе людьми. А как всем известно домой опоздать нельзя. Не так ли?
- А исполнилось мне 18.
Не грустить...рядом с Алом получалось понемногу не грустить. Он ведь сказал, что французы живучие. Не так ли? Так какой повод рыжая имела на верить или подозревать эти слова? А вот никакого. Понемногу, помалу становилось спокойнее. Сейчас Тьен отдохнет энное количество времени и можно будет его навестить. "И наконец-то сказать...что-то. Хотя захочет ли он вообще видеть того, из-за кого попал в больницу то..." Зато теперь и мандарины в дело пойдут. Даже если не Этьену, то медсестры пусть угостятся. Тоже неплохо. Тоже ведь люди они. Теперь уже Мими сама поднялась с диванчика и помыла чашку. Поставила туда, от куда она появилась и вернулась на место.
- Как думаешь, когда можно будет навестить Мистера Моро? Мне бы наверное стоило бы...эээ...извинится что ли...

+1

69

Кабинет Алекса

Рыжая продолжала смущать Руссо своими открытыми, бесхитростными взглядами. Нет, Вы не подумайте, наш доктор привык к пристальным взглядам, но бездонные глаза Мими явно выбивались из рядов типичных пристальных взглядов. Именно потому Ал смущался, словно тургеневская барышня на приеме. Стараясь всеми силами избегать прямого зрительного контакта, он уставился на Эйфеля, который все еще, наверное, мечтал огреть Руссо чем-нибудь тяжелым по голове. За глупости.
Почему рыжая такая рыжая? - бредовые мысли продолжали посещать голову доктора. Он искоса поглядывал на девчонку, которая практически залпом осушила предложенный стакан с водой.
- Я надеюсь, что французы живучие...очень, - малышка попыталась улыбнуться в такт Руссо. Победа! Триумф! Мими плакать перестала и даже отправилась к противоположному концу комнаты, чтобы помыть стакан и вернуть его на место.
- Моя ассистентка смогла бы....- Алекс запнулся, когда девочка включила воду. Как объяснить малышке, что делать она этого не обязана? Алекс взрослый и самостоятельный дядя, у него есть сердобольная ассистенка, поэтому рыжей только и остается, что сидеть на диванчике, да Эйфеля за ухом чесать.
Девочка сообщила, что на праздник ее никто не ждет, а это значит, что теперь она полностью предоставлена самой себе. Но почему рыжеволосая торчит здесь, с этим тридцатилетним дантистом? Вопрос на засыпку, дамы и господа. Вопрос, на который сам Руссо не смог найти ответ. Почему я? Почему она?
Мысли смешались в очередную кашу, мозг категорически не поддавался контролю. Все идет так, как должно идти, - вторил внутренний голос.
- А исполнилось мне 18 - спокойно ответила малышка.
Сколько-сколько? От неожиданности Руссо повернулся к рыжеволосой всем корпусом тела. Восемнадцать? Я думал, что ей уже есть двадцать...
Все верно, Алекс был уверен в том, что Мими является ровесницей Серены, не иначе. Но несмотря на неловкость ситуации, мужчина взял себя в руки и искренне улыбнулся рыжей. Так, по доброму.
- Прекрасный возраст, - молодой доктор вновь повернулся к Мими и широко улыбнулся, чтобы ни чем не выдать своего замешательства относительно возраста рыжей.
Возможно, и Серена могла бы выглядеть на восемнадцать. Если бы перестала так ярко красить глаза! - в подтверждении свои мыслей Руссо посмотрел на детское, такое нежное, личико Мими. Алекс улыбнулся одними кончиками губ, разглядывая ее маленький, чуть вздернутый носик. Такая милая, ранимая, она пробудила тепло в душе доктора одной лишь улыбкой.
- Как думаешь, когда можно будет навестить Мистера Моро? - робко поинтересовалась рыжая. Мистер Моро. Алекс не сразу понял, о ком идет речь, уж слишком официально прозвучало это "Мистер Моро" из уст малышки.
- Мне бы наверное стоило бы...эээ...извинится что ли...- все так же робко продолжала Мими.
- Извиниться? Ты шутишь? - возмутился Руссо. - Это Мистер Моро должен извиниться за свою глупость. Сорок лет, а строит из себя! - Алекс не стал продолжать, чтобы не заводиться еще больше и просто замолчал.
- Сейчас Этьена растаскают на анализы, затем отправят ко сну. Думаю, раньше вечера нам к нему не прорваться, - обреченно заявил Руссо, запуская обе руки в волосы. Ничего, я буду торчать здесь столько, сколько потребуется.
- Не хочешь перекусить? - фраза вырвалась совершенно машинально. А может и не машинально. В любом случае, факт оставался фактом - Руссо начинало подташнивать от больничных стен.

+1

70

-Кабинет Алекса --> Холл-

- Возраст, как возраст. Очередная дата.
Нет, ну, правда. Глупо придавать значение каким-то там цифрам. Ведь не человек не взрослеет за один день. Словно вчера еще ребенок, а завтра циферка поменялась и всё: поумнел, повзрослел, поменял круг интересов и увлечения. Бред, понимаете? Можно и в сорок оставаться десятилетним мальчишкой, при этом иметь жену и пятерых детей. А можно и в десять столько повидать и пережить, что сорокалетний мужчина кажется на фоне глупым ребенком. так же эта глупая цифра совершенно не свидетельствует внешнему виду. Сейчас нередко встретишь девочек, которые в свои 14 лет выглядят на все 22. В голове пустота. Крикнешь на ухо и эхо услышишь. Зато тонна штукатурки. И мы же взрослые. Спиртное и сигарета. Юбку покороче, чтоб прям армейский папин ремень и ноги пошире, чтоб к 20 годам там было словно поезд проехал. Да так же как и совершенно противоположное можно встретить. Когда уже полноценно совершеннолетним девушкам дают не больше семнадцати лет. Цифры...да о чем они вообще говорят? Ни о чем по сути. Опять же придумано это скорее для бестолковых рамок в которые каждый загоняет сам себя, как зверье на забой. Почему это странно и подозрительно такой девочке, как Мими общаться, дружить, да вообще иметь какие либо точки например, с взрослым мужчиной? Ведь каждый сразу придумывает себе что-то подстатейное. Обязательно какой-то подвох, какой-то криминал. А вот эта рыжая пропустила, упустила разговор папочки о том, что нельзя общаться со взрослыми дядьками. Что надо дружить с хорошими девочками и вышивать крестиком. Да и вообще с девочками у рыжика отношения скорее были на уровне приятельниц, но хорошими друзьями...нет, она бы не назвала. Вообще как таковой друг, самый настоящий, самый верные это Билл. Вот он с какой стороны не докопайся друг. Хотя говорили и говорят, что не просто друзья эти двое. Ну почему? Почему девушка с парнем не могут просто быть друзьями без ничего лишнего?
Теперь уже эти двое разглядывали друг друга. Наверное со стороны это было даже смешно. Так как пока взгляд Алекса изучал черты лица крохи, эта самая кроха запоминала его улыбку. Улыбку с которого его глаза становились еще голубей, словно в радужку вливалось небо, смешиваясь с морской гладью и чистым морским ветерком. Улыбку, которую не портило отсутствие ямочек на щеках. Улыбку такую широкую и добрую. Улыбку, от которой и сам сидишь и глупо улыбаешься. Интересно, а Ал случайно не заприметил, что малышка вторит его мимике?
Шутит ли она по поводу извинится? Нет..ну, не зайдет же она в палату, не скажет же: "Привет, тут это, из-за меня тебя пристрелили как бы и ты чуть ли кони на тот свет не двинул. Ну, ты проснулся, да? Тогда я пошла, если будут стрелять еще, я обязательно обращусь, а пока подлатайся, чтоб не в сито стреляли." Ведь не скажет же. А извинение вполне вписывалось в ситуацию. Но Ри предпочла промолчать, ничего не добавляя. У каждого свое мнение и свои взгляды на ситуацию.
- Вечером, отлично. Это не так хорошо, если бы мы пошли а ближайшем времени, но явно лучше, чем если бы можно было пробиться завтра, - напротив обреченности Руссо вполне оптимистично ответила рыжая. Наконец-то какой-то оптимизм. Перекусит? Отличная идея! Сколько уже? Уже обед, а рыжик не ела с вчерашнего вечера еще и ночь бодрствовала. Так что тут как бы и пузо выделываться может начать.
- Я бы не отказалась, - с готовностью идти на встречу еде малявка, - Сейчас даже слона бы съела.
ручища, сжимающая желудок в нервном напряжении спала и дала свободу голоду. Она конечно маленькая, да удаленькая. Если что и за троих умолотить чего-то может. Например, десерт, шоколадный тортик какой-то. Эйфель впрыгнул с дивана в след за девочкой и выжидающе поглазел на голубоглазого. И вот двое "в лодке" не считая собаки потопали вниз на выход из госпиталя. Согласитесь, что обедать в белых стенах, с людьми в белых халатах не особо привлекало. Особенно если учесть то, сколько они тут торчат и по какой причине. А так выйдет, что Мисси не особо то и соврала по поводу в кафешку. Ну, подумаешь не с девочками. Ну, какое это вообще имеет значение?

+2

71

===>21 street 13/79
Девушка, чтобы скоротать время, решила сократить путь на автомобиле. Ехала по тем улицам, где меньше всего пробок в будний день, в самый час-пик, когда у всех жителей города начинался обеденный перерыв. Серена, то и дело, нажимала педаль газа, увеличивая скорость. Благо, на ее пути не встретилась полиция, которая вполне могла задержать Эс за превышение скорости. Она не хотела терять ни минуты, ибо Алекс точно будет зол за то, что та, как всегда, поздно реагирует на звонки и сообщения. Он всегда задается вопросом, для чего ей этот телефон? И вот сейчас, Алекс мог отчитать девушку за ее "отличную" реакцию. -Да, куда ты, козел, едешь? Идиотина, на дорогу смотри, а не по телефону трынди. Трынделка отвалится, черт побери!-Девушка явно выходила из себя. Естественно, ей, порой, казалось, что права получают одни бараны, которые даже и за руль не садились. В данный момент, мужчина пытался выехать из парковки и встать перед Эс, которая и так просто летела и не могла пропустить этого наглого типа вперед. Ей было спокойнее до того, как этот "чайник" выехал на дорогу. Эс стала пикать ему вслед, доказывая, что ему лучше свернуть куда-нибудь. В свою очередь мужчина кричал ей что-то, так и не пытаясь свернуть. Руссо уже плюнула на него и сама поехала по переулку. Зачем нервы трепать на таких баранов, если твои же нервы может потрепать любимый братик? Наконец, брюнетка прибыла на место, припарковав автомобиль, она побежала в больницу. В голове происходила бурная реакция: Эс просто не могла сосредоточиться на чем-то одном, ее любопытная особа так и жаждала завалить братика вопросами, достать его в край. Как-никак, в больнице лежал друг семьи, и неизвестно, что с ним творилось, и в каком Этьен сейчас состоянии. Девушка подбежала к регистратуре. Уже знакомая блондинка встречала с улыбкой Эс, будто мысленно говоря:"Неужели ты приперлась?!". -Здравствуй, я..-Не успела Руссо произнести речь, как из стойки выскочил Пит и чуть ли не завалил хозяйку. -Пит, милый, не снеси меня, друг.-Брюнетка, улыбнувшись девушке и поблагодарив, хотела направиться в кабинет к брату. -Мисс Руссо, но с собаками..-Работница в регистратуре не успела закончить свою речь, как ее взгляд кто-то привлек, она сразу же замолчала. Серена перевела взгляд на объект столько сильного внимания и увидела своего брата...с какой-то девочкой. Именно девочкой, ибо по сравнению с Алексом она смотрелась куколкой. -Алекс? Я хотела уже к тебе подняться..-Пухлик оценивающе взглянула на рыжую девчушку. Кто это уже с ним? То одна в дома, то уже другая. Не дай Бог, это его дочь какая-нибудь, я же его пришибу на месте! А девочку нужно хороше-е-енько обработать.. На последней мысли она коварно еще раз посмотрела на спутницу старшего Руссо и в душе уже смеялась, но ведь как-то некрасиво заливаться смехом без причины, как таковой. Эс снова обратила свое внимание на Алекса. -Братик, я скучала!-Она накинулась на Алекса и своими ручками попыталась его обнять. -Как Этьен? Что с ним? Там все так серьезно? Не скрывай от меня ничего!-Затем, снизив громкость своего голоса, она еле-еле прошептала, чтобы, кроме Алекса, ее вопрос никто не услышал. -Что это за мы...рыжая? -Опустившись на носочки, девушка держала свои ручки еще на плечах брата, ожидая ответы на ее вопросы.

...

Заранее извиняюсь за этот пост.. Он ужасен Оо

Отредактировано Serena Russo (2012-05-29 18:40:17)

+2

72

Неловкое молчание,  тишина кабинета давила на уши, голова гудела от боли. Тони был вне себя от злости, если бы он не держал себя в руках, то точно убил бы ее на месте, но так как она была девушкой, так еще и любимой девушкой, то точно ничего бы не смог сделать.
«Почему она не уходит? Почему она мучает меня?».
Эмма подошла к парню, тихо, на цыпочках, с огромным усилием подняла взгляд с пола и посмотрела ему в глаза, сразу чувствовалось, что девушка чувствует свою вину. Но от этого самому же Тони легче не становится, его уязвили, словно растоптали, и что самое было противное и обидное, что он сам ничего плохого мисс Роуз не делал, даже наоборот старался помочь во всем, а вместо какой-либо благодарности его огрели по голове, тем самым, унизив его.
Нет, он ни за что не оттолкнет ее, хотя и пройдет эта идея в его голове. Тони влюблен, а значит, пока это чувство живо в его сердце, то парень будет всегда уязвим, и слаб. Никогда любовь не становилась сильным защитником, наоборот ахиллесова пята всех людей.
- Если у тебя нервный срыв идет уже целую неделю, то почему ты не пьешь успокоительные? – злобно спросил Морган. – Как можно не злиться? Как можно при этом остаться абсолютно спокойным?
Ну тут конечно можно даже уже и совсем расслабиться, особенно, когда девушка начала суетиться возле аптечки. Тони закатил глаза, и только расслаблено уселся в кресло, внимательно наблюдая за тем, как она подходит к нему и что удивительно садиться на его колени, а сама своими обхватила его бедра, на что парень отреагировал совсем не так как предполагал. Ведь он же думал, что она наклоняться будет, и хотябы одна радость это мимолетом посмотреть в ее декольте, но хотя эта поза еще больше наводила на мысли на секс. Не самый подходящий момент!
«Делает вид, словно умеет что-либо делать», - проворчал парень конечно про себя.
Эмма что-то делала, что-то похожее на действия врача, обмакнула ватку в перекись водорода, рану жгло, но Тони терпел, чтобы не показаться слабаком, даже на пару минут лишь закрывал глаза, чтобы держать боль в себе, и стараться меньше двигаться телом, чтобы не мешать Роуз. Прошло минут пять, как Морган почувствовал, как лейкопластырь зафиксировался на лбу, тем самым придерживая ватку с заживляющей мазю на ране. Открыв глаза, парень увидел, приближающее к нему лицо девушки, ее поцелуй, короткий, на секунду, а потом все длиннее, его гнев сменился на милость, и Тони уже обнимал Эмму за талию, прижимая ее к себе с каждой минутой.
- Останься… - прошептал он, снимая с нее блузку. – ты мне нужна… почему ты ревнуешь? Почему ты думаешь, что я тебе изменяю со всеми пациентками?
Быстро стягивая с себя белый халат врача, он взял на руки Эмму и отнес на кушетку, аккуратно положив ее, тем временем она расстегивала пуговицы на его рубашке. Они встречались месяц, но были знакомы два года, один день, который перечеркнул их жизнь до этого момента, они были созданы друг для друга, пара странных людей, которые нашли друг друга, и при этом оба собственники, чем  изводят друг друга до таких ситуаций.
По кабинету были раскиданы вещи, где-то на столе осталась блузка Эммы, на стуле халат Тони, по дороге к кушетке, где сейчас происходили действия интимного характера, но не совсем рабочие. Возможно, они и занимались не тем, что сейчас было нужно мисс Роуз от головной боли, и вообще в дверях госпиталя, и особенно в дверях этого кабинета, в котором доктор Морган проводит почти сутки, карпея над ушибами, переломами, вывихами и других проблем опорно-двигательной системы. А он знал, что всегда будет с этой девушкой, потому что он любит, и никогда не сможет уйти к другой, он даже на других смотрит абсолютно по-другому, как смотрел до встречи с Эммой.
Сейчас он готов простить ей все на свете все эти слова, эти удары, эту никчемную рану, все, чтобы снова говорить нормально, болтать ни о чем, шутить, смеяться, даже лежа на ужасно узкой и неудобной лежанке, они смотрели друг другу в глаза, обнимались и были практически одним целым.
- У меня смена заканчивается, поехали ко мне? – спросил Моган, погладив девушку по щеке. – Думаю, нам следует поговорить и наконец выяснить отношения. Ты должна мне сказать, что тебя не устраивает, и что я должен делать, чтобы больше такого не повторялось.
Пролежав еще минут десять, они решили, что в таком виде лежать столь долго, и в такой опасности, ведь в каждую минуту могут войти либо пациенты, либо врачи, поэтому, наспех одевшись, Тони попросил Эмму остаться, пока он будет писать сменно-суточный отчет.
«Надо по дороге купить пиццу, и пива, чтобы расслабить обстановку, возможно даже, что вечер закончится в постели, абсолютно голыми», - от этих мыслей улыбка натянулась на узкое лицо, и вид у парня был как у чеширского кота.
- Все я закончил, - сказал он, ставя точку в журнале, захлопнув его. – Ну все, поехали ко мне. И вообще, я требую, чтобы ты уже переехала ко мне. Думаю встречаемся мы уже достаточно долго.
И взяв ее за руку, вывел ее из кабинета, уводя из клиники прямиком к нему домой, раз за разом вспоминая их самое первое путешествие.
-----------> 29th Street, 19/ 1221

+1

73

Кабинет Алекса --> Холл

К счастью, Мими не послала Руссо к чертям и даже охотно согласилась отправиться с ним на обеденную трапезу. Мужчина втайне обрадовался, что не одинок в своем стремлении избавиться от давящего ощущения больничных стен.
- Сейчас даже слона бы съела, - с энтузиазмом отозвалась рыжеволосая. Алекс не смог сдержать улыбки, представляя себе карманного слоника в качестве обеда для миниатюрной Мими. Хорошо, что у нее аппетит не пропал, - скептически отметил доктор и поднялся с дивана.
Сам же Руссо не мог не только смотреть на еду, ему даже думать о ней не хотелось. Несмотря на то, что камень с души и сердца давно упал, мужчина пребывал в крайне нервном и напряженном настроении.
Парочка, в сопровождении бойкого терьера, покинула кабинет стоматолога и направилась вниз, к главному выходу из больницы. Мими и Алекс не стали дожидаться лифта, вместо этого молодые люди спустились по лестнице, разгоняя кровь в жилах. Руссо молчал, он даже не глядел на свою маленькую спутницу, так как мысли его принадлежали сейчас только одному человеку - Этьену Моро.
- Алекс? Я хотела уже к тебе подняться, - звонкий голосок Серены привлек внимание доктора, как только он оказался в холле. Девочка стояла у стойки регистратуры и как раз принимала из рук блондинки-администраторши синий поводок Пита.
- Серена, - Алекс облегченно выдохнул и подошел ближе к сестре. Сейчас ему не хотелось вредничать или ругаться из за того, что Эс вовремя не явилась за Питом, в конце концов у нее могли быть на это свои причины.
Вполне возможно, что она задержалась на занятиях. Да, наверное именно так, - машинально успокаивал себя Руссо.
- Братик, я скучала! - с этими словами малышка Серена бросилась в объятия своего старшего брата. Сначала Алекс обомлел от неожиданного приступа нежности со стороны Эс, но сразу же обнял девочку в ответ и прижал к себе.
- Я тоже скучал по тебе, Пухлик, - слабо улыбнулся старший Руссо и поцеловал Серену в макушку. Каштановые волосы девочки пахли чем-то цветочно-сладким, а сама она напоминала мужчине о доме. Такая теплая, родная, она обвилась ручками вокруг своего брата, сама не понимая всей силы своих объятий, своего присутствия. Алекс почувствовал, как душа его вновь переполняется теплом всего лишь от одного присутствия Пухлика, от осознания того, что она рядом.
Бдительность доктора мигом угасла, он расплылся в улыбке и все еще не желал отпускать младшую сестренку. Приступы нежности с ее стороны становились все реже и реже, чаще Алекс ругался с Сереной каждый вечер, что сильно огорчало нашего героя. Ведь он любил сестру и продал бы не только душу Дьяволу, но и сердце с почками за то, чтобы малышка Эс вновь стала милой и отзывчивой девочкой. Как в детстве.
Да, этого ребенка Руссо любил больше собственной жизни. И да, только она могла вытащить его из депрессии, одной рукой смахнуть переживания, а своей детской улыбкой указать верный путь.
- Как Этьен? Что с ним? Там все так серьезно? Не скрывай от меня ничего! - выпалила Эс, все еще прижимаясь к брату.
- С ним все хорошо, он стабилен. Опасность миновала. Сейчас Этьеном занимаются врачи, думаю, ты сможешь навестить его завтра, - спокойно ответил Руссо, поглаживая девочку по волосам. Этот незначительный жест всегда успокаивал Алекса или же приводил его в чувства.
- Что это за мы...рыжая? - тихо произнесла Серена, чуть отстраняясь. Рыжая! Алекс так углубился в редкий момент единения с сестрой, что забыл о присутствии Мими и о том, что находится не дома, а в больнице.
- Это Мими, познакомься. Она мой друг, - вежливо произнес Алекс и кивнул в сторону рыжей. - А это моя сестра, Серена, - на этот раз мужчина кивнул в сторону Пухлика, представляя ее вниманию рыжеволосой. - Я попросил ее забрать Пита. Серена уже уходит.
Тонкий намек на то, что нечего Пухлику ошиваться в больнице, да еще и с собакой. Алекс не выгонял девочку, но мысленно настаивал на том, чтобы Эс покинула это злополучное здание как можно скорее.

+3

74

Холл

Раз. два, три, четыре, пять...Вы никогда не думали о том сколько ступенек до вашего рабочего места, или дома? Да не думали, можете не отвечать. Мы так часто не замечаем того, что у нас под носом находится. Казалось бы ненужные вещи. Но...и правда ни разу не интересно? Мими бойко шагала внизу по лестнице, считая ступеньки. 18 ступенек на пролет, пять пролетов, итого девяносто ступенек. 90 ступенек за такое малое количество времени. Раз, два и они уже внизу. Только вот мысли маленькой были не о ступеньках и даже не о Тьене, как не странно. Мысли её блуждали всё об этом человеке рядом. При том не могли эти блудные мысли образоваться во что-то вразумительное. Просто перед глазами всплывали его глаза и его добрая улыбка. И вот сейчас он молчал, но в голове был слышен его голос. Был слышен разговор, который только что имел место быть в истории маленькой рыжей жизни, где рыжее солнце и рыжие люди, живут на рыжих улицах и слушают рыжие песни.
Навстречу парочке образовалась молодая девушка на пару с Питом. Как оказалась эта девушка была сестрой того самого человека, о ком блуждали рыжие мысли рыжей девочки. Той самой, которая живет рыжей жизнью в рыжем мире, где люди проживают свои рыжие жизни и слушают рыжие песни. Пит, заметив свою знакомую малявку (даже для него эта девочка была малявкой, он ведь весит больше неё) завилял хвостом и бросился наворачивать круги вокруг. Эйфель наблюдал за своим четвероногим собратом немного...скептически что ли. Ну, не особо-то он понимал поведения лабрадора. Так увиваться у чужого человека. Алекс же тем временем решил представить рыжую свой сестре. А что Мими? она как обычно улыбчива, добра и приветлива в таких ситуациях. Тем более, что четвероногим мини-зоопарк её веселил. Они такие милые и забавные, эти животные.
- Рада знакомству, - протянула руку кроха и в этот момент Пит решил, что он ну, прям очень рад тому, что к ему вернулись его люди. Именно так, его люди. А вы думали, что это животные нам принадлежат? Не смешите. Вообще это мы их двуногие. И они нам только позволяют себя любить. И вообще ты, да ты именно ты! Чего расселся? Вообще то на этом кресле хочет посидеть твой мурзик, так что брысь от монитора. Так вот, вернемся к Питу и его радости. Пес был весел как никогда, да еще и это мелкое чудо перестало поливать город соленым дождем. Две свои передние лапы он быстро уложил на плечи девочки (ушибленное плече сразу же начало ныть) и этим самым повалил её на пол. Да так быстро, что рыжая и понять не успела, что случилось. Золотистый пару раз лизнул своего двуногого в щеку и спокойно уселся рядом. Так словно это не он и он тут вообще не при делах и о чем это вы вообще сейчас говорите. Мими хохоча и, вытирая щеку, поднялась на ноги.
- Кажется Пит раз уйти от сюда...а может Серена хочет тоже пообедать? - любезно поинтересовалась Крокс. Вопрос как-то сам образовался у неё в голове. Хотя...где-то там в душе, в голове или ином месте она понимала, что не так уже и горит желанием, чтоб кто-то еще сейчас шел с ними двумя.

Отредактировано Missarinda Kroks (2012-05-01 22:48:10)

+3

75

Как ни странно, Алекс не оттолкнул свою сестру, а только притянул к себе еще больше. Его не остановила даже спутница, которая сейчас уже была занята Питом. Пес вился около рыженькой, чуть ли не сшибая ее с ног. Она ведь показалась Серене такой хрупкой, может, это по сравнению с Алексом. Каждая девушка рядом с ним кажется куколкой, которой необходима его забота. Эс смотрела внимательно на брата, будто изучая его черты лица, которые отлично знала. Такая родная, чистая улыбка красовалась сейчас на лице брата, излучая только тепло и любовь. Самое главное - он не стал выяснять сейчас отношения с Эс. Наступили те минуты, которые напоминали Пухлику о семье, о родителях, которых уже и нет. Если бы все это было не в больнице, Руссо могла дать волю своим чувствам и расплакаться, так по-детски, как это было тогда, в маленьком возрасте.
-С ним все хорошо, он стабилен. Опасность миновала. Сейчас Этьеном занимаются врачи, думаю, ты сможешь навестить его завтра,-Произнес Алекс, трогая Пухлика за волосы. Девушка немного успокоилась, хотя до конца еще не понимала весь ужас ситуации, она вообще была без понятия, что творится сейчас с их другом, который был для них уже родным человеком, и для которого дверь в дом Руссо всегда открыта. -Хотя бы, что с ним? -Умоляюще взглянула Эс на своего брата, который так и не хотел раскрывать эту тайну, покрытую мраком. В любом случае, Пухлик могла в другой день появится снова в дверях больницы и узнать о истории болезни Этьена Моро. Тем временем Алекс уже представлял свою спутницу, девчонку, с насыщенно рыжими волосами и миленьким личиком, а Эс витала в облаках. Спустившись с небес на землю, девушка кинула беглый взгляд с неким презрением на девчушку, но не ответила на рукопожатие, а снова отвернулась к брату. -Ты появишься сегодня дома? Мне тебя ждать? Пит в это время накинулся на Мими и повалил ее на холодный пол. Пухлик обернулась и наблюдала за этой сценой, еще чуть-чуть, и она могла засмеяться, ведь Эс тоже часто попадалась под лапы этой огромной собаки. Пит способен был завалить кого угодно, хоть и показывая так свою любовь. А когда "жертва" встает на ноги и начинает ругать пса, тот опускает голову, не понимая, где мог провиниться. Животные, они только так могут показать свою любовь, особенно собаки, самые верные существа на планете. Отругаешь - они не убегут под кровать и не спрячутся, а выслушают всю нотацию хозяина и сядут рядом с ним, скуля, тем самым, извиняясь. Так и Пит, сейчас, уловив на себе злой взгляд Алекса, опустил свою мордашку к полу. - Кажется Пит раз уйти от сюда...а может Серена хочет тоже пообедать? - Произнесла девчонка, вытирая щеку от "поцелуя" собаки. Брюнетка еще раз взглянула на рыжую, немного поморщись, произнесла. -Спасибо, но не голодна. Только ты не задерживайся, мне нужно с тобой поговорить. -Все это время девушка говорила только Алексу, будто кроме них здесь больше никого не было. Позвав Пита, Серена поцеловала брата в щеку и удалилась.
Около пяти минут она постояла еще на улице, ожидая свою знакомую, но, так и не дождавшись, пошла в сторону своей машины. Надеюсь, Эмма не обидится, завтра позвоню, поговорю с ней.

====>21 street 13/79

+1

76

Палата Этьена

Вни-и-из... Вверх. Вни-и-из... Вверх. Вни-и-из... Веки Даны медленно опускались, контуры предметов расплывались, затем и вовсе начинали двоиться, а потом плавно наступала темнота. Но лишь на миг, на такой короткий миг, что ему даже трудно подобрать единицу измерения – стоило только глазам закрыться, как девушка тут же широко распахивала их и старалась не моргать вообще. Хватало максимум на минуту, а затем все повторялось.
Сколько Дана уже вела эту неравную борьбу со сном, она и понятия не имела. Час? Два? Пять? Больше?.. Время уже перестало иметь значение. Да и не только время, вообще многое отошло куда-то на второй, а то и дальше, план. Чувства притупились, понятие "удобно-неудобно" тоже давно исчезло, мыслей никаких не осталось, они разбежались кто куда, словно напуганные мыши. Важно сейчас было одно – не заснуть. Важно и трудновыполнимо.
Дана слышала, как кто-то выходил, и шум из больничного коридора на доли секунд врывался, разрушая тишину в палате, затем кто-то заходил... Слышала, но никак на это не реагировала. Ее никто не трогал, и она была безмолвно благодарна за это. А может, это все ей вообще снилось? Грань между сном и явью стала совсем тонкой, так, что почти невозможно было отличить одно от другого.
Вот со стороны доселе недвижно лежащего Этьена послышались какие-то звуки, едва заметное движение, его чуть хрипловатый голос... Дана во все глаза уставилась на друга, пытаясь сообразить, а это что – реальность или... сон? Похоже скорее на первое, но вдруг нет? Вдруг это просто игры ее подсознания? И только когда Этьен сжал руку девушки, отпали последние сомнения – это реальность. Это происходит на самом деле.
Трудно описать, что почувствовала Дана в тот момент. Наверное, понять ее сможет только тот, кто сам побывал на ее месте. Кто так же точно сидел у постели своего друга или родственника, держал его за руку и ждал, терпеливо, и быть может дольше, намного дольше, чем Дана. Однако сил выразить всю свою радость в полной мере уже не было. Девушка лишь тепло улыбнулась другу и негромко произнесла:
-С возвращением!
Усталость и перегрузка организма все же дали о себе знать. МакКарти почувствовала легкое головокружение и прикрыла глаза. Только обмороков тут не хватало, - подумала девушка, сердясь на саму себя. Теперь уже абсолютно точно она держалась за руку Моро, а не держала его, они как будто поменялись ролями.
В тишину палаты снова вторглись звуки из коридора. Дана, как обычно, не обратила на это никакого внимания, но услышав родной голос любимого, сразу же повернула голову к двери. Хотела, было, встать, но куда там... Девушка мотнула головой, пытаясь отогнать сон, от чего только усилилось головокружение. Ее показатели недалеко ушли от показателей Этьена. Засыпала ли она, или же теряла сознание, происходило ли все это наяву или было плодом ее воображения – все как-то перемешалось, и было совершенно неясно. Она слышала голос Фоукса, голос Алекса, но о чем они говорили? Непонятно. А вдруг это было что-то важное? Надо переспросить, обязательно...
Естественно, Дана совершенно не сопротивлялась, когда Фоукс разжал ее пальцы, сжимавшие ладонь Этьена, когда поднял ее на руки и направился к выходу... Только хотелось сказать Моро, что она к нему обязательно еще заедет, но был ли смысл? Это прозвучало бы как "Лежи здесь, никуда не уходи, я приду с апельсинами".  Этьен никуда не денется в ближайшее время, а то, что Дана обязательно навестит своего друга – это ж само собой разумеющееся, так зачем говорить об этом?..
Фоукс еще не успел донести девушку до машины, как Дана уже спала. Наконец-то, сон. Крепкий спокойный сон. То, что сейчас ей так необходимо.

----->St. Antonio street 34/75

Отредактировано Dana McCarthy (2012-05-02 08:22:30)

+3

77

Холл

Алекс опасался, что сейчас Серена что-нибудь ляпнет, желая вновь опозорить старшего брата. Но, на удивление, девочка сдержалась и не стала язвить или ехидничать.
- Хотя бы, что с ним? - Эс умоляюще уставилась на мужчину, желая получить прямой ответ. Алекс замялся, ему совершенно не хотелось пугать малышку или поселить в ее душе то противное чувство, которое преследовало его все утро.
- Поговорим об этом дома, малыш. Ты, главное, не волнуйся, - Алекс попытался успокоить Пухлика, чтобы та не задавала лишних вопросов о состоянии друга семьи.
- Ты появишься сегодня дома? Мне тебя ждать? - за одним вопросом сразу же последовал следующий. Удивительно, откуда они только берутся в этой маленькой, но такой любопытной, головке?
- Не жди меня сегодня. Обязательно покушай и ложись спать не позже полуночи, - распорядился Руссо, оглядывая сестру с ног до головы. Разумеется, сестра воспользуется тем, что Алекса дома не будет. Она начнет курить в зале, ляжет спать до утро или же вовсе отправиться искать приключений на свой зад. Но сейчас Ал не хотел думать об этом, он хотел думать о том, что Серена действительно поужинает и ляжет спать вовремя.
Обнимая родное существо, все проблемы Руссо улетучились куда-то далеко и только засранец Пит сумел вернуть Алекса с небес на землю. Пес так обрадовался присутствию рыжей, что не удержался и вновь повалил девочку на холодный кафельный пол. Алекс тут же бросился поднимать Мими, при этом сверля наглого пса сердитым взглядом.
- Я тебя накажу, если ты не прекратишь, слышишь меня? - Руссо заговорил с псом, как только рыжая вновь поднялась на ноги.
Пит же, довольный собой, вернулся к Серене и уселся возле ее левой ноги. Вот предатель! - пронеслось в голове доктора. Он покачал головой и одарил пса разочарованным взглядом. Подобного взгляда удосужилась и младшая Руссо. Вы спросите за что? Да за то, что снова ведет себя, как заносчивый и избалованный ребенок. Мими ей тут руку протягивает, здоровается, улыбается, а что же наша принцесса? Наша принцесса недовольно морщит лобик и провожает рыжую взглядом, полным презрения.
- Спасибо, но не голодна, - Серена даже поморщилась, услышав предложение Мими о совместном обеде. Алексу хотелось бы отвесить сестре подзатыльник и заставить извиниться, но, как уже было сказано ранее, на ругань у него совершенно не осталось ни сил, ни желания. Тонкий слух Алекса живо уловил ревностные нотки в голосе сестры. Неужели опять ревнует?
Странная особенность младшей Руссо - ревновать своего брата ко всему, что движется. То ли девочкой управлял страх потерять брата, то ли виной всему собственнические порывы - Алекс не мог сказать наверняка.
- Только ты не задерживайся, мне нужно с тобой поговорить, - серьезно заявила Эс, отчего на душе Руссо вновь заскребли драные кошки. Поговорить? О чем? Что случилось? Надеюсь, что на этот раз ничего серьезного.
- Хорошо, Эс, я приду домой, но как только удостоверюсь, что могу оставить Этьена без присмотра, - рассудительно закончил мужчина и попытался улыбнуться.
Девочка утвердительно кивнула головой и поднялась на носочках, чтобы поцеловать брата в щеку. Алекс так не хотел ее отпускать, но сам прекрасно понимал, что Пухлику и правда лучше поехать домой.
Руссо еще с минуту смотрел вслед удаляющейся фигурке сестры и четвероногого друга, а затем вновь мысленно вернулся к Мими, которая все это время не сводила глаз с молодого доктора. Под этим пристальным взглядом он немного вздрогнул, но все же сумел взять себя в руки.
- Ну, пойдем? Я знаю отличное место неподалеку. Надеюсь, нас пустят, - Руссо опустил глаза вниз, упираясь взглядом в резвого терьера, который, в отличии от Пита, вел себя более прилично и спокойно. Не то, что мой балбес. - пронеслось в голове Ала, когда он вместе с рыжей покидал здание больницы.

====> Кофейня "Traveler's Coffee"

0

78

-Палата Этьена

Помню банк. Грабителей. О чем я думал? Только сейчас понял, что было бы, если бы меня подстрелили, как какого-нибудь рябчика или упитанного оленя. Нет, моей бездыханной туше не были бы рады.

Все было хорошо, он пришел в себя. И вроде улыбался всем, как ни в чем не бывало, а на душе был какой-то осадок. Будто он провинился перед ними. Да, в банке он не жалел собственной жизни. Он не задумался, что было бы с Алексом, Даной и Фоуксом, что было бы с Габи. Но как только мужчина подумал о любимой женщине, сердце его предательски съежилось и кольнуло, будто умоляло его о чем-то. О чем оно еще могло умолять? Конечно же оно просило прекратить думать о плохом, ведь все обошлось, и не надо думать, что было бы с Шерон.
Этьен молчал, не говорил. Плечо ныло, жгло, словно выворачивалось наизнанку от боли. Шеей было так же больно двигать. И даже не столько больно, сколько неприятно. Казалось, пошевели сейчас Этьен ногой, и это движение эхом отзовется под повязкой на плече.
Эйфель больше не мешал, Алекс его ловко снял с груди француза. Рыжая девочка расплакалась на глазах у раненого, а Дана уже почти спала. Все, что происходило в палате больше походило на цирк, или на затянувшийся сериал, где главный герой пролежал в коме добрых сто серий.
Улыбка на лице француза пропала. Он осматривал палату, внимательно всматривался в лица друзей, пытаясь понять, что они выражают. Словно дурной сон. Рука мужчины сжимала руку Даны, но тут вовремя появился Фоукс. Не сказать, что его состояние как-то отличалось от состояния Этьена, небось, спас очередную жизнь. Вот, кто истинный герой. Мужчина слабо улыбнулся другу. Он подхватил МакКарти и, надо полагать, отправился домой. Этьен тяжело вздохнул, провожая их взглядом.

Глупая ситуация. Я пришел в себя, а все равно чувствую овощем. Что-то хочу сказать, а губы, как у рыбы, шевелятся в безмолвном монологе. Алекс. Ну разве можно так переживать за друга? Он чересчур добр ко мне, пожалуй, я не заслужил такой любви.
Странно, раньше я не пытался принизить себя, и довольствовался своим положение, каким бы оно не было. Что же сейчас произошло?

Этьен размышлял. Это все, что ему оставалось делать. Даже нет, это все, что он мог делать, не привлекая к этому остальных.
В палату ворвались врачи, они были явно недовольны тем, сколько людей толпилось в палате. А без них было бы хуже. Но разве это объяснишь приведениям в белых халатах? Этьен не пытался протестовать, не пытался остановить Алекса, рыжую девочку. Слова лучшего друга – настоящий бальзам на израненную душу французу. Этьен набрался сил и сказал такое картавое, пропитанное любовью, приправленное горечью, одинокое «merci». Одно слово, всего лишь одно слово сорвалось с высохших губ француза. На сегодняшний день это все, что мог дать Этьен своему другу. Бесконечную благодарность в виде одного французского словечка.
Габи тоже ушел, оставив своего начальника в полном одиночестве. Через некоторое время, когда все стихло, в палату вошла медсестра, она аккуратно напоила Этьена водой*.
Француз тихо прошептал спасибо, уже на английском и проводил медсестру взглядом.
И вот, он абсолютно один. Под ухом противно пищат приборы, которые он не замечал, пока в палате были его друзья.
Были друзья, но не было Шерон. Пожалуй, сейчас Этьену никто не нужен был, лишь бы она пришла. Но почему ее так долго не было? Может быть с ней что-то случилось? Этьен снова начал себя накручивать, волноваться и, то и дела, закусывать губу.
Тут мужчина вспомнил, что писал смс в банке именно Шерон, и его голову снова омрачили серые мысли, начинающиеся на «а что если» или «а вдруг».
Однако Этьен был в таком положении, что он не мог вскочить с кровати и начинать поиски. Да и рана не давала о себе забыть. Мужчина уставился в одно точку. Время будто встало. Он и не заметил, как задремал. И каждый раз мужчина вздрагивал и просыпался, когда слышал какие-то громкие звуки в коридоре.

+3

79

Заброшенное здание <=====

Палата Этьена

Синий автомобиль подъехал к зданию больницы уже через 20 минут с того момента, как Шерон попрощалась с коллегами у заброшенного здания. К сожалению, по дороге до нее все-таки дозвонился начальник, который сообщил, что несколько детективов все же хотят задать пару вопросов относительно сегодняшнего дня, дело касалось как Хойта, так и грабителей банка. Шерон не успела засвидетельствовать показания на месте, а для дальнейшей работы это было просто необходимо. В общем, в больнице уже ждали офицеры полиции, хотя они там были давно, общались с заложниками, которым понадобилась медицинская помощь. Остановившись на парковке, женщина как будто не спешила выходить. А что она скажет Этьену, как объяснит свое отсутствие?  Боже, от собственных мыслей становилось противно, когда она успела так размякнуть? Осталось только поплакать. Впрочем, до этого дело точно не дойдет, в конечном счете, все закончилось относительно хорошо, время улыбнуться и вздохнуть с облегчением. Тем не менее, Шер продолжала ощущать какое-то волнение, побороть которое была не в силах.
Оставив всю свою амуницию, включая оружие и наручники, в машине, женщина направилась ко входу в больницу, ощущая стонущую боль в ладонях. Все-таки, раны давали о себе знать, и долгое время за рулем сказывалось не очень хорошо. Однако Шерон этого как будто не замечала, зайдя в приемную, она сразу же привлекла внимание всех присутствующих своим потрепанным внешним видом. Через бинт на левой ладони уже начала просачиваться кровь, но Реймонд не ощущала и этого. Подойдя к дежурившей медсестре, женщина показала значок, и спросила в каком состоянии, и где, находится Этьен Моро, которого не так давно доставили сюда с огнестрельным ранением. Юрисдикция полиции, поэтому медсестра ответила на все вопросы безоговорочно. Однако Шер не дошла до палаты, тут же ее окликнул знакомый педиатр. Женщина развернулась и растерянно посмотрела на доктора. Та заговорила о каких-то анализах Меган, чем сразу отвлекла внимание Реймонд, которая было уже испугалась за то, что выявлены какие-то отклонения. Но нет, оказалось, произошла какая-то ошибка с анализом крови. Что-то и с чем-то не совпало. Первые несколько секунд, Шерон просто пилила взглядом педиатра, пытаясь сообразить, в чем же проблема.
- Что? – наконец-то произнесла она, выхватив из рук женщины карту. – Это какая-то ошибка, - проговорила она, читая написанное. – Перепроверьте, - возвращая карту, подытожила лейтенант. Однако, увидев, что докторша желает возразить, повысила  и без того приказной тон: - Перепроверьте
Прозвучало грубо, но на педиатра все же подействовало. Шерон и вправду не могла понять причину возникшей проблемы, и самым простым объяснением была банальная ошибка в лаборатории. Навязчивая докторша ушла, и лейтенанта даже пожалела об этом, ибо через секунду увидела, как в дверь заходят коллеги. Оставалось только развести руками и приготовится к многочисленным вопросам, увы, им-то не объяснишь, что ты не здесь быть должна, ты другого видеть хочешь… От этих мыслей нахлынула злость, Шер резко развернулась и пошла вдоль коридора, позволяя коллегам себя догнать. Когда один из детективов поравнялся, он немедля начал задавать вопросы, предварительно поприветствовав старшего по званию. Реймонд шла медленно, пытаясь сдерживаться от резких ответов. 
- Он чуть не задушил меня, - проходя палату за палатой, рассказывала женщина о грабителе, которого пришлось убить, хотя это больше напоминало не рассказ, а возмущения, - пристрелил паренька, я вообще не понимаю, зачем это… Снова и снова взбудораживать людей, только ради того, чтобы узнать, были ли у меня основания вонзить этому ублюдку стекло в горло. А ведь они и без того напуганы.   
В ответ коллега пробубнил что-то невразумительное, типа «это наша работа», но, поняв настроение лейтенанта, вернее, его отсутствие, поспешил удалиться с обещанием продолжить беседу. Создавалось такое впечатление, что Шерон нужно преодолеть еще не одно препятствие прежде, чем она сможет дойти до нужной палаты. Перед женщиной внезапно нарисовался доктор Беннет, который за много лет работы уже успел превратиться в личного врача, если так можно выразиться. Так получалось, что с мелкими травмами и ранениями, Реймонд всегда попадала именно к нему. Увидев пропитанный кровью бинт, доктор поспеши убедить свою пациентку в необходимости оказания медицинской помощи. Но мне надо идти, - подумала Шерон и хотела произнести вслух, но опытный врач, как будто прочитав ее мысли,  взял за руку и повел за собой, приговаривая что-то вроде «куда в таком состоянии?». Сначала было не понятно, но, зайдя во врачебный кабинет и посмотрев на себя в зеркале, Шерон невольно задумалась о том, каким все-таки тяжелым был сегодняшний день.
- Мне скоро будут платить за Вас отдельную зарплату, - улыбнулся Беннет, аккуратно развязывая бинт на шее.
Реймонд только усмехнулась, а после посмотрела на большие настенные часы. С одной стороны, она спешила, хотела, так сказать, самостоятельно убедиться в том, что Этьен пришел в сознание, это было важнее всего. Но с другой…, что-то ее останавливало. Как все далеко зашло, и это пугало, а самое ужасное, что Шерон не могла заставить себя все прекратить, не могла и все. Смешно, но женщина поняла это только сейчас, когда чуть не потеряла его.
Попросив не перебинтовывать шею, Реймонд подошла к раковине и посмотрела в зеркало. Дерьмо, - пронеслось в голове при виде хорошо отпечатавшегося следа на шее, от тонкой цепочки, которой грабитель пытался задушить лейтенанта. Глубоко вздохнув, Шерон умылась, привела волосы в порядок (говорят, больным нельзя нервничать, а что подумает Этьен, увидев суженую в таком состоянии), а после снова села на смотровой стол и протянула доктору руки для перевязки.  Казалось, время тянулось вечно, Шерон начала ощущать головную боль. Это был поистине паршивый день, и даже смерть серийного маньяка не смогла его скрасить. Как только все было закончено, доктор заполнил карту, дал женщине расписаться, и вышел из кабинета со словами «вы можете идти». Шерон медленно направилась вдоль коридора, одна из медсестер сообщила ей о том, что у Этьена в плате было много посетителей, правда, сейчас все разбежались, а он уснул.  Женщина кивнула, не зная точно, лучше ли ему отдохнуть, или увидеть еще одно знакомое лицо. Впрочем, желание самой увидеть Этьена взяло вверх, и Реймонд медленно открыла дверь, стараясь не проронить ни звука. Он спал, в какой-то момент лейтенант подумала, что лучше покинуть палату, и подождать в коридоре, но мужчина вздрогнул. Шерон сглотнула, он выглядел таким… бледным и беспомощным, сомнения резко испарились, она медленно подошла к койке и прикоснулась левой рукой к тыльной стороне  его ладони, прикоснулась аккуратно, как будто это было нечто хрупкое и легко ускользающее. Казалось, Этьен приходил в себя, потому женщина слегка наклонилась, заботливо проведя правой рукой по его лицу.
- Привет, - с легкой улыбкой, мягко прошептала она. – Ты здорово всех напугал.
Шерон не была уверена, что после наркоза француз может говорить, да это и не нужно было. Не отнимая руки от лица, женщина наклонилась еще ниже и прикоснулась губами к щеке француза. Она закрыла глаза, почувствовав неимоверное облегчение. Все позади. Но с этим пришло и другое, менее приятное ощущение: когда все закончилось, и неопределенность сменилась ясностью, Шер наконец-то осознала, насколько чудовищно устала сегодня, и с физической и с моральной стороны. Женщина немного отстранилась от Этьена, но продолжала смотреть ему в глаза. Она глубоко вздохнула и, не стирая с лица легкой, но все же печальной, улыбки, слабо закивала, безмолвно говоря «теперь все хорошо».

+1

80

-Палата Этьена

Этьену было одиноко в палате. Да, он толком не мог говорить, но это не означало, что он не нуждался в обществе. Посади сейчас перед ним безмолвную медсестру, он бы и этому был рад. Порой не нужны слова, чтобы поговорить с человеком, достаточно одного взгляда. Взгляд, глаза могут сказать многое.
Любой на месте Этьена вздремнул, отдохну после тяжелого дня. Чего греха таить, день у француза выдался жарким, половину которого он не помнит, т.к. находился в бессознательном состоянии. Но мужчина отчаянно боролся с желанием броситься в объятия Морфея, точно так же, как это делала некоторое время назад Дана. Девушка тогда ждала, чтобы ее друг очнулся, хотела убедиться, что все хорошо. А чего же ждет Этьен? Ему тоже нужно было убедиться, что все хорошо, ему кого-то не хватало.
И этот кто-то пришел. Словно услышал безмолвный зов француза.
Да, дверь выдала ее, предательски скрипнув, будто крикнула Этьену: «Эй, проснись! Посмотри, кто к тебе пришел, ну же!» И мужчина услышал немую дверь.
Этьен вздрогнул  и мигом отогнал приспешников Морфея, что обвили его шею и снова тянули в пустоту. Нет, там Этьен уже был. На сегодня, пожалуй хватит, сейчас это было не так интересно. Внимание мужчины приковала к себе Шерон, которую он ждал больше всех остальных.
Мужчина чуть улыбнулся, увидев знакомое лицо. Сложно было выдавить из себя счастливую улыбку, тело до конца его не слушало и лишь плечо стонало от боли. Так что, лицо француза искривилось в нелепой улыбке, а потом и вовсе омрачилось. Грудь Этьена вздрогнула, и мужчина с шумом выпустил воздух из легких. Это был вздох облегчения.
Ее пальцы коснулись его руки. Теплое, приятное ощущение пронеслось по телу француза. Шерон коснулась щеки Этьена, он снова тяжело вздохнул и закрыл глаза. Слова не нужны были, он понял все, что она хотела сказать.
Ее голубые глаза грели его душу как никогда. Мужчина на мгновение представил свою смерть. Боже, как печальны эти глаза. Может быть Этьен держится только потому, что есть ради кого жить. Что его жизнь что-то, да значит, кто-то беспокоится за него, кто-то любит его всем сердцем.
Ее теплые, нежны губы коснулись его грубой, бледной кожи.
-Шерри – тих прошептал Этьен, наслаждаясь моментом, - ты пришла. – продолжил Этьен, выуживая знакомы слова из головы. Кто бы мог подумать, что некогда болтливый француз будет так много молчать.
Еще некоторое время они смотрели друг другу в глаза, улыбались, хоть их улыбки и были грустными, этот момент был по-своему прекрасен.
Этьен взял руку Шерон, отчего она поморщилась. Неприятно было не только ей, но и ему. В глазах француза ясно читалось волнение, беспокойство. Сложно было проигнорировать бинтовые повязки на руках. Пробежав глазами по женщине, Этьен обнаружил еще и повязку на шее, которую не сразу приметил. Если бы его тело не так болело, если бы плечо не ныло и не стонало, он бы обязательно попытался встать, но, увы, боль железно приковала его к больничной койке. Страшно было пошевельнуться, ведь любое движение могло спровоцировать новую вспышку короткой боли. Ощущение, будто незажившую рану ковыряют гвоздем или что-то типа этого.   
-Шер – прошептал мужчина, - что произошло? Не молчи…
Могла ли Шерон расстроить его, ведь все же хорошо. Опасность миновала обоих, и нечего было беспокоиться, можно было просто расслабиться и насладиться обществом друг друга. Но, видимо, эти двое не могли по-другому, их жизнь превратилось в обоюдное переживание. Он боится за нее, ведь у нее опасная работа. Она, пожалуй, переживает за него, ведь он просто не может не попасть в какую-нибудь передрягу. Кто-то из их друзей даже сказал, что Этьен просто хочет соответствовать Шерон. А может быть он просто чересчур благородный, что не может пройти мимо человека, нуждающегося в помощи. В банке нуждался в этой помощи каждый. Однако главными героями этой драмы стали две девочки и француз, как защитник девичьих сердец. Поступил он правильно, или сглупил? Однозначно его поступок был благородным и заслуживал уважения, кто же знал, что мужчину ждут такие последствия. И, если бы он знал, что ждет Шерон из-за его чрезмерной доброты, он бы сидел тише воды, ниже травы, он бы не стал заваривать этой каши. Вид ненаглядной Шерон заставил его загрустить.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-05-03 18:03:52)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика