vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 81 страница 100 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

81

Палата Этьена

Он был жив, он был в сознании и, по сути, сейчас Шерон больше ничего не нужно. Но услышать тихий голос француза было еще приятнее, желаннее, слова подобрать так сложно. Произнесенное Этьеном вызвало у женщины неоднозначную реакцию, она усмехнулась, подчеркивая абсурдность этих слов. А что, могло быть по-другому?
- Конечно, пришла…, - тихо проговорила Шерон, не в силах скрыть дольку удивления в своем голосе.
Неужели он мог подумать, что не придет? Впрочем, с работой Реймонд, можно подумать все, что угодно. Правда, в том, что для женщины никогда не было ничего приоритетнее семьи. И пусть она целыми днями бегала за уголовниками и расследовала преступления, чего уж таить, Шерон такая, ее не изменишь, но на первом месте всегда оставалась семья. Женщина никогда об этом не забывала, и Маркус Хойт угрожал семье, за это и поплатился. Связь очевидна. Забавно, Реймонд и сама не заметила, как отнесла Этьена к категории «семья».
- Прости, что не было рядом, - наконец-то выдавила из себя Шерон, а кто бы знал, как тяжело ей даются такие слова. – Я не могла, но теперь я здесь и никуда не уйду
Шерон обернулась в поисках стула, однако тот стоял в шагах пяти от койки, а женщине так не хотелось отпускать руку француза. Вместо этого, она аккуратно убрала простынь и присела на  краешек кровати. В этот момент Этьен взял ее руку, отчего женщина почувствовала легкое покалывание в области ран. Из-за неожиданности, ее лицо не смогло скрыть реакции на это неприятное ощущение. Вот зараза, - подумала Шерон, вспоминая слова врачей о том, что больных нельзя расстраивать. Но было поздно. После этого, Этьен решил детально разглядеть суженую и увидел шею, Реймонд впервые отвела взгляд, уже подбирая дальнейшие слова. И очень вовремя, вопрос мужчины не заставил себя долго ждать. Только как ему сказать? Да и стоило ли вообще? Рано или поздно он узнает о том, что произошло в банке, наверное, сейчас главное оттянуть этот момент.
- Все в порядке, - сомкнув его ладонь в своих руках, протянула женщина. – Правда, в порядке. Это…, - Шерон запнулась, подобрать нужные слова ей так и не удалось. – Уже неважно.   
Вот он страх, страх перед серьезными отношениями, когда боишься сделать больно любимому мужчине, но и остановиться не можешь, потому что, как сказал скорпион в той известной истории, «такова моя сущность». Этьену придется свыкнуться с этим, чем быстрее он сделает это, тем меньше времени Шерон потратит на угрызения совести, которые будут разрывать ее изнутри. Да и не только в этом дело, все-таки каждый раз повторять «все в порядке» тоже не слишком радужная перспектива. А ведь все и вправду в порядке, бывало и хуже. А жизнь непредсказуема, так что возможно, еще и многое впереди, с такой-то работой и стремлением к приключениям. 
- Этьен, я…, - начала было Шерон, но не стала продолжать мысль, француз и так должен понимать, что за него переживали, о нем думали. Вместо этого, женщина, зная из-за чего Моро получил пулю, сказала другое: - Не делай так больше. Я понимаю, пытаться спасти других это… это благородно, и заслуживает уважения, но…, - женщина сглотнула и посмотрела на Этьена, было видно, что говорить ей непросто, вернее не говорить, а просить, - но умоляю, пожалуйста, не надо.
Только бы он не попросил о том же, - сразу же подумала Шерон, и ужаснулась от этой мысли, ведь ответ будем совсем не таким, какой она сейчас ожидает услышать от француза, любящего приключения (а значит не застрахованного от очередного экстремального случая). Но оно и понятно, Реймонд с 17 лет прививают необходимость служить и защищать, идти на любой риск ради безопасности невинных людей. Да и навыками она владеет соответствующими, которые всегда позволяли выжить даже в самой страшной пучине событий. В общем, риски Шерон вполне обоснованные, это ее работа, и шансов остаться целой заметно больше. Этьен же… Может это эгоистично, но Реймонд не хотела еще раз пережить то, что пережила сегодня, потому была готова хоть на колени встать, только бы он пообещал не лезть больше на рожон, чего не может пообещать она, ведь «такова моя сущность».
Женщина посмотрела на большие настенные часы. День медленно подходил к концу, и Этьену, наверное, нужно было отдохнуть. Мужчина не так давно пришел в себя, начал говорить, что в таком состоянии тоже приравнивается к утрате сил и энергии, так что ему нужно поспать. Встав с кровати, Шерон в очередной раз наклонилась и поцеловала француза в губы.
- Тебе нужно отдохнуть, -  тихо проговорила она с легкой улыбкой, которая была уже не так печальна, как в самом начале. – На сей раз, когда ты проснешься, я буду рядом.

+2

82

-Палата Этьена

Ничто не согревает, как тепло ее рук. Ничто не греет, как ее нежный взгляд. Ее слова – нектар, бальзам на душу.
Этьен чувствовал себя неловко. Это первый раз, когда он так беспомощен перед Шерон. Он даже не мог обнять ее, зарыться в ее локоны, как он всегда любил. Да, он любил проводить с ней время. Она позволяла ему шептать нежности на ухо, позволяла целовать кончик ее носа, позволяла ему играться с ее волосами. И кто они друг другу? Этьен не представлял больше жизни без Шерон. Да, он был одинок, единственный, о ком он заботился, был его терьер Эйфель. Когда он успел привязаться к Шерон, он так и не понял, однако факт остается фактом, он полюбил ее всем сердцем, как только мог и умел любить.
Его слова смутили женщину. Даже не столько смутили, сколько удивили. Он не сомневался, что она придет. Он был бесконечно счастлив видеть родное лицо, вот только не мог в полной мере показать этого, выразить хотя бы выражением лица. Но глаза, влюбленные глаза говорят все сами, говорят многое, выдают Этьена с потрохами.
Она говорила, а он молчал. Она заверила, что с ней все в порядке. Француз не стал возражать, он не хотел лишний раз спорить и нервничать, да и сил у него не так уж и много было.
Шерон замолчала. Она сидела на кровать Этьена, аккуратно отодвинув простынь. И если бы он мог, он бы подвинулся, дал ей больше пространства. Он внимательно посмотрел на ее лицо, а потом посмотрел на ее руку. Кончиками пальцев он чуть коснулся ее нежной кожи, провел рукой вверх, не доходя до локтя, а потом снова коснулся ее пальцев. Он раскрыл ладонь и аккуратно взял ее израненную ладошку.
-Шерон, я люблю тебя – чуть слышно произнес мужчина и посмотрел ей в глаза. Все в его теле дрожало, будто он замерз, но при этом в груди что-то грело, в груди что-то теплело.
После Шерон буквально умоляла мужчину быть аккуратнее и не лезть на рожон. Ну разве он мог сказать, что-то другое? Набравшись сил, он начал говорить, запинавшись и, то и дело, забывав нужные слова:
-Ты так испугалась за меня? Прости, я не думал, что вот так… получится. Шерон, знай, я никогда не… смирюсь с твоей работой. Мне страшно жить, я боюсь… за тебя. Но.. я не стану отговаривать тебя. Потому что я не хочу этого, потому что я слишком люблю тебя, что требовать еще чего-то…
Этьен закашлялся, сложно было сразу столько всего сказать. Но он попытался выразить свою мысль, показать свои эмоции, в надежде, что Шерон его поймет, уловит его мысль. Женщина встала с кровать и, наклонившись к нему, нежно и сладко поцеловала в его холодные губы. Этьен прикрыл глаза и отдался моменту, напрочь забыв о каком-либо волнении или душевном переживании за любимую.
Шерон отстранилась от Этьена, он медленно открыл глаза, будто боялся спугнуть ту волшебную атмосферу, нависшую над ними. Женщина заверила француза, что ему не мешало бы отдохнуть. Он и сам понимал, что хочет спать. На ее слова он только и смог прошептать:
-Шерри, любимая Шерри. – он нехотя отпустил ее руку и дал уйти, вновь оставив его в полном одиночестве. На сей раз Морфею удалось завладеть телом и разумом стойкого француза.

Отыгрыш завершен. Переход на май.

Отредактировано Étienne Moreau (2012-05-04 20:32:30)

+1

83

Палата Этьена

Казалось, от его нежного и аккуратного прикосновения, кожа покрылась мурашками, а дыхание участилось вслед за ритмом сердца. Все происходит как будто впервые, возможно это просто результат счастья за то, что Шерон вновь могла чувствовать его прикосновения, ведь еще несколько часов назад была вероятность, что этого уже не произойдет никогда… Слегка наклонив голову, Реймонд смотрела на Этьена, пытаясь предугадать его дальнейшие действия. Впрочем, они были и не нужны, она могла сидеть так молча целую вечность. Однако мужчина заговорил, и он произнес такие слова, которые заставили сердце Шерон биться еще чаще, но не от наслаждения или удовольствия, а он ужасного волнения. Они встречались несколько месяцев, но заветное «я люблю» никто и никогда не произносил. Возможно, они просто считали, что все и так ясно. Тем не менее, слова Этьена, которые, казалось бы, мечтает услышать любая женщина, вынудили Шер опустит голову, а потом  и вовсе посмотреть куда-то в сторону. Эти сомнения..., ей было нечего сказать в ответ и из-за этого сердце сжималось еще сильней. Наверное. А может было? Пролистывая назад все моменты из прошлого, Реймонд невольно замечала, что ее отношения с Этьеном отличаются от других. Женщина не знала, что такое любовь. Наверняка не знала, ведь два развода – уж точно не подтверждение сильных  чувств. Но что это тогда было? Боже, почему все так трудно? – невольно подумала Шер, пытаясь разобраться в мыслях, которые крутились в голове в сумбурном порядке.  Если посмотреть, с Этьеном она встречалась несколько месяцев, но создавалось такое ощущение, что эти несколько месяцев составляли всю жизнь. Нет, ни с одним мужем ее не связывали такие отношения, ни с одним ей не хотелось проводить каждый день вместе, ни с кем она не чувствовала себя там комфортно, и в такой безопасности. О да, иногда даже сильным женщинам хочется почувствовать себя слабой, но для этого нужен подходящий мужчина, и ни один муж таковым не оказался, только Этьен, с которым было достаточно просто молча смотреть телевизор, и уже было хорошо. Собирая все отрывки памяти по частям, словно запутанную мозаику, Шерон пришла к интересному для себя выводу: да, встречались недолго, но то, что тебе нужно – видишь сразу, и здесь все было очевидно, только хватай и держи. Несмотря на долгую мозговую работу (назовем это так), времени прошло немного, несколько минут. Впрочем, наверное, этого могло хватить, чтобы француз засомневался, но это было напрасно. 
- Я знаю, - слегка кивнув, наконец-то произнесла Шерон и посмотрела на Этьена. – И, наверное…, - она усмехнулась, как будто сама не могла поверить в то, что только что пришло в голову, эта мысль ей, несомненно, нравилась, хотя высказать ее было непросто. - Хотя нет, не наверное. Я тоже. Я тоже люблю тебя.
Реймонд улыбнулась, довольная тем, что наконец-то поняла это, наконец-то сказала. Теперь он знает, и он тоже любит. Однако эти минутки приятного откровения быстро прошли. Шерон без особого удовольствия слушала Этьена, как ей хотелось сказать: «не надо, побереги силы, тебе тяжело», но она не решалась встревать, лишь сильнее сжимала его руку, когда мужчина начинал запинаться или кашлять. После его слов в палате повисла тишина. Если в первый раз, Шерон могла подумать и дать нужный ответ, то в этот раз оставалось лишь молчать, сказать было нечего. Женщина любила свою работу, несмотря на ежедневные тяготы, да, любила она ее меньше, чем детей или Этьена, но все же любила. И бросить не могла. Что-то снова начало грызть женщину изнутри. Ну как так? Он будет бояться, переживать, неужели ты так можешь поступить с ним? Впрочем, гораздо хуже расстаться, этого Шерон позволить себе не могла.
- Нет, не смиришься, - отрицательно покачав головой, подтвердила слова возлюбленного Реймонд. – Но ты привыкнешь. Все привыкли. Не думай сейчас об этом, ладно? Для этого еще будет время, много времени. 
Вся семья, сын… Дэнни по-прежнему переживает, но он не знал другой матери, она всю его жизнь ходила с пистолетом, а потому вскоре у парня появилась какая-то уверенность. Она придет домой, может не совсем целая и невредимая, но придет, живая. Наверное, через это проходят все семьи людей, имеющих такую опасную профессию. Сейчас Шерон не хотела уходить, но сознание взяло верх, Этьену нужно отдохнуть. В любом случае, она будет рядом, может не в палате, но больницы не покинет… Слова мужчины, сказанные на прощание, вызвали у Реймонд улыбку. Могла ли она надеяться, что к 40 годам у нее появится такое чудо? Врятли, не могла, не надеялась, и даже не думала об этом, получая удовольствия от той жизни, которая была. Но сейчас лучше, и это состояние словами не описать, ведь теперь у женщины было все…

Шерон покинула палату так же тихо, как и зашла в нее. Все слова сказаны, неопределенности нет, и это такое облегчение. Захотелось выпить кофе. Женщина чувствовала усталость, но домой ехать не собиралась, хотела быть ближе к Этьену. За вечер Шерон успела побеседовать со всеми детективами. Хотя это трудно назвать беседой, женщина была настолько раздражена их навязчивостью, что отвечала резко и грубовато. К счастью, уже через часа 2 все вопросы закончились и Шерон спустилась в приемный покой, где несколько дамочек попытались завести с ней беседу, чем только раздражали уставшего лейтенанта. Уткнувшись в газету, и попивая кофе из автомата, Шер просидела там недолго, пока не увидела того педиатра, который сообщил о какой-то проблеме в анализах Меган. Подскочив, Шер забыла и про кофе, и про газету. Однако, врач ничего путного не сказала, лаборатория начинает работать с 7 утра, завтра и буду проведены повторные анализы. Лейтенанту оставалось лишь кивнуть и продолжить свое скучное времяпровождение.
Ночью она еще заходила в палату, когда Этьен крепко спал. На мягком кресле, стоящем около стенки, сбоку от койки, Шерон продремала часа три. Этого времени ей хватило, чтобы вернуть силу и бодрость. Организм полицейского. Им часто приходится довольствоваться бессонными ночами и заряжаться энергией от часа сна. Постепенно привыкаешь, так что, 3 часа для Шерон, было все равно, что 8 часов для любого другого человека. Открыв глаза и поняв, что все еще темно, женщина снова покинула палату. На сей раз, она направилась к своей машине, где оставила мобильный телефон. Может съездить на работу? – внезапно пронеслось в голове, но женщина сразу забыла об этой мысли, она обещала быть рядом, и будет, даже если до утра придется сидеть и пялиться на какую-нибудь противную рожу в приемном покое. Достав из салона телефон, Шерон обнаружила около 8 пропущенных звонков и большинство из них были сделаны из участка. Пришла SMS-ка, гласящая о том, что маршалы желают поговорить.
- Вот уроды, - удаляя сообщение, злостно протянула Шерон, просто поражаясь положению дел. За освобождение заложников в банке она получает целый список вопросов от детективов отдела внутренних расследований, а за поимку, вернее убийство, Маркуса Хойта, доставучих маршалов.
Впрочем, сейчас они не стоили внимания. Шер еще успеет применить чудеса своего метаморфоза и из ласковой и заботливой женщины превратиться в разъяренную тигрицу, которая может и порычать и коготки в ход пустить. Остаток ночи, вплоть до рассвета, Шерон  провела в приемном покое, слава Богу, смотря не на противную рожу, на экран телевизора, висящего на стене.
Будущее казалось таким не предсказуемым, и было страшно до чертиков, но может все это приведет к чему-то светлому?

Отыгрыш окончен, переходим на май месяц.

+1

84

===> 29th Street, 19/ 122

По пути в госпиталь Эмма выпросила у доброго водителя зеркальце (И откуда оно только у него?) и принялась рассматривать свое отражение. Да, точно, тут синяк, наверное, будет...и тут, что-то еще. Главное, чтобы сейчас меня здесь не увидел Алекс, а то вот забава-то будет. Эми, ты откуда? А я это, от парня. Он меня избил за идею об аборте. Бляяяаа. Всю дорогу добрый дяденька таксист, что называется, заговаривал ей зубы - рассказывал о положении дел в стране, о курсе непонятных ей валют, о последнем матче, что проходил "недалеко от этого места, вон прям там, за поворотом". В общем, много чего такого, что отвлекало от дурацких мыслей, но не пригождалось в жизни. Да и что из этого может, собственно, пригодиться совсем еще студентке и по совместительству ассистентки стоматолога? Фактически ничего, верно. Устав бороться с глупыми идеями и их последствиями, девушка сдалась и, кажется, заснула...
...Разбудил ее все тот же водитель. Он был смущен и даже, кажется, слегка подавлен, но все же довольно неумело дергал ее за плечо и твердил:
-Мисс, мисс, проснитесь, мы приехали.
Возмущенно зевнув, девушка вылезла из машины и направила свои стопы в госпиталь. Ну а там что? А там изо дня в день ничего не меняется, все те же люди, все та же беготня. Все тот же несладкий кофе и все те же любопытные взгляды пациентов. Но Эми сейчас было немножко не до того. По привычке она чуть было не зашла в кабинет Алекса Руссо, но опомнившись, энергично оттуда удалилась. Не хватало еще сейчас пересечься. В самом деле. Аккуратно обходя помещения, где ей могли бы встретиться знакомые, Эмма направилась в заветный кабинет. Какой же? Ну как будто бы еще никто не догадался! Конечно же, на двери кабинета висела табличка "гинеколог". Да, все верно. Глубоко вздохнув, мисс Роуз зашла в кабинет, словно невинно осужденный на смертную казнь...
...-Да, все верно, ты, дорогая Эмма, беременна. Приблизительно около четырех недель, плюс-минус, точно пока сказать не могу.
Врачом была давняя приятельница девушки, поэтому бедная мисс Роуз была довольно быстро заключена в объятия. В ушко полетели слова поздравления вперемешку с утешением, эти фразы скакали по нервам, неуклонно пробирались в мозг.
-Спасибо, а...нуу...что теперь делать?
Женщина удивленно посмотрела на Эми, но вновь быстро сделала доброе лицо и обняла ее еще сильней.
-А что ты хочешь от меня услышать?
Эмма вновь не выдержала. Гормоны, что ли? Она расплакалась и уткнулась носом в белый халат приятельницы.
-Не знаю, я не знаю, ты же сама знаешь, я же тебе и так все рассказала...Что мне делать?
Врач, задумавшись, покачала головой и спустя какое-то время произнесла:
-Знаешь, а ведь это не мне решать. Я не вправе это советовать. Прислушайся к себе и своему организму и решись. А мне просто скажи - "да" или "нет". В любом случае, осуждать не буду, уж поверь.
И мисс Роуз задумалась. Впервые в жизни перед ней стоял такой важный выбор, необходимый и безотлагательный. Думала она около десяти минут, была погружена лишь в свои мысли, не отвлекаясь ни на какую реальность...И, наконец, решилась:
-Да. Я буду мамой.
Женщина, успевшая за это время переместиться за стол, широко улыбнулась:
-Милая, а ты уже мама, привыкай.
И погрузилась в бумажки... Но не прошло и трех минут в тишине, как врач щелкнула ручкой и протянула подошедшей Эмме кучу документации.
-Так, пока вроде заметных отклонений нет, все хорошо. Вот, вот это тебе обходной лист, пройди всех как можно скорее, слышишь? Вот это все - это направления на анализы. Тоже нужны вовремя. Как все сделаешь, позвони мне, назначим дату следующей встречи,- женщина еще раз обняла Эми на прощание и сказала, -Я рада была тебя видеть, Эм. И счастлива, что ты приняла именно такое решение.
Мисс Роуз прослезилась и, чтобы ее слабость не была замечена, коротко попрощалась и выбежала в коридор. Там она, вздыхая, прислонилась лбом к холодной стенке и закрыла глаза. А теперь что делать? Хотя...нет. Ну а почему бы и нет? Встряхнулась. Достала телефон, набрала коротенькую смс и бессильно опустилась на ближайшую скамейку. А после меня хоть трава не расти! И Эми принялась равнодушно разглядывать бегающих туда-сюда врачей и пациентов...

Отредактировано Emma Roze (2012-12-03 20:13:41)

+2

85

===> 29th Street, 19/ 122
Такси так и не подъезжало, но Тони так и не знал, куда ему ехать, где находится Эмма, может в парке, сидит на лавочке и плачет, он терялся в догадках, где может вообще находится девушка, в таком состоянии, но почему-то ничего не придумывалось кроме больницы, так и думал, пока в кармане не завибрировало и не издало звук о новом сообщении. Хаотично доставая телефон из кармана, и прочитывая сообщение, Морган сразу понял, где находится его девушка, уже набирал номер такси.
- Девушка, здравствуйте, мне нужно такси очень срочно! – проговорил он. – на двадцать девятую улицу… хорошо, жду.
Тони не находил себе места, ходил из стороны в сторону, не мог понять, что случилось такого, что Эмма поменяла свое отношение и свое решение по этому вопросу. Морган все думал, нахмурив брови, закурил, сколько же времени он и совсем забыл про сигареты, и что их надо вообще курить, было абсолютно не до этого. Наконец подъехало такси, Тони выкинул недокуренную сигарету и залез в салон.
- В госпиталь святого Патрика, быстро! – скомандовал парень. – но перед этим остановишься возле супермаркета.
Водитель согласно кивнул, и двинулся в дорогу. Все это время Морган обдумывал, что скажет, как себя поведет, как будет извиняться, за то, что причинил ей боль, и вообще за все избиения и насилие придется извиниться, уж больно она все терпит, все его издевательства. А он будет молить о прощении, будет до последнего, если надо будет, то сделает все, что в его силах, чтобы она простила его и была с ним, даже пройти курс в клинике для управления гневом, чтобы таких ужасных вспышек гнева не было, или хотя бы они не сводились к побоям.
Дрожащими от волнения руками, он набрал ответное и последнее ей сообщение, и засунул телефон в карман, уставившись в окно, смотрел на проносящие здания. Он знал, что все равно Роуз будет его, даже в тот первый день, двухлетней давности.
Такси остановилось возле супермаркета, и Тони быстро выскочил из салона, отправился к ближайшему ларьку с цветами.
- Здравствуйте, подскажите, какие цветы следует, чтобы извиниться перед беременной женой? – на автомате спросил парень у продавщицы.
Та окинула его изучающим взглядом, и слегка улыбнулась.
- Сынок, ты цветы не бери, а розы тем более, возьми, что-нибудь помягче, например, подари ей мягкую игрушку, если и не простит, то сильно покалечен не будешь.
Морган усмехнулся, и поблагодарив женщину, отправился к отделу с мягкими игрушками, и выбрал среднего бурого медведя который в лапах держал сердечко, а на нем было вышито «Я тебя люблю».
«Да, я тебя люблю, прости, что избил, прости, что не досмотрел, и ты слегка залетела, и вообще прости меня за тот день двухлетней давности, я раскаиваюсь за свои действия».
Добравшись до автомобиля, парень аккуратно сел, и стал ждать ту минуту, когда он окажется рядом с девушкой, обнимет ее, поцелует, прижмется ухом к ее еще плоскому животу, в надежде почувствовать движение этого маленького мало похожего на человека зародыша. Так в размышлениях они добрались до больницы, Морган расплатился с таксистом, и быстрым шагом направился в здание, поднимаясь по лестнице на второй этаж, и следуя к кабинету Форесту, возле которого и ждала Эмма. Так и случилось, парень повернул из-за угла, и увидел знакомую до боли в груди девушку, одиноко сидящую на диванчике, и опустила глаза в пол, явно смотря в одну точку, задумавшись.
Тони подлетел к ней, встал на колени, протянул игрушку, всматриваясь в ее лицо.
- Прости, прости меня, - шептал он. – Я не хотел, ты же знаешь, прости, такого больше не повториться.
Сейчас он был готов на все, лишь бы она его простила, за одно прощение, он готов был все сделать для нее, хоть сейчас, но она почему-то молчала, а парень продолжал тараторить слова прощения.
- Я люблю тебя, и я хочу, чтобы у нас была самая настоящая семья, я хочу, чтобы ты была со мной.

Отредактировано Tony Morgan (2012-05-06 23:28:30)

+2

86

=> начало.
Очередной рабочий день уже тянулся к закату, настроение с самого утра остановилось где-то на отметке нуля, не поднимаясь, не опускаясь. К удивлению большинства Стелла сегодня была тихой, мирной и не возмущающейся, что наводило лёгкую тревогу и сеяло некий страх и излишнюю осмотрительность в рядах. Но девушке будто бы было плевать на окружающий мир, она спокойно разбирала какие-то бумаги на столе, перекладывая их из одной стопки в другую. Ничего не предвещало беды...
На телефоне раздался звонок, отчего Роуз вздрогнула, тут же хватая трубку и пытаясь понять, кто звонит. Номер был знаком и принадлежал одной давней знакомой Стеллы. Не успела девушка и разинуть рта, чтобы поприветствовать подругу, как челюсть девушки отпала практически до стола, а звуки застряли где-то в горле, пытаясь вырваться наружу. Медленным движением руки она положила мобильный на стол, всё ещё прибывая в состоянии транса и пытаясь вырвать хоть одну здравую мысль из того потока, что сейчас вертелись в её голове.
Фраза "Стелла, твоя сестра была только что... Она беременна" произвела настоящий фурор в голове Роуз. А главное, девушка совершенно не знала, как к этому отнестись. В ней смешалась необычайная радость за младшую сестру, желание помочь и чувство необъяснимой злости, даже не на саму Эмму, а скорее на того, кто виновен в происходящем, к тому же желание оберегать и защищать никогда и ни за что не исчезнет.
Руки тряслись от волнения, и Стелла едва попадала по кнопкам мобильного, чтобы вызвать такси. Голос дрожал и стал каким-то неуверенным и режущим тишину. Кажется, впервые в жизни старшая Роуз не знала, что делать и что предпринять. Она не знала, нужна ли Эмме рядом, боялась всё испортить или напортачить, но здравый смысл говорил лишь о том, что сейчас сестре нужна поддержка...
Какая из меня выходит сестра, если я даже не знаю, что подсказать и как отнестись ко всему?! Пред-истерическое состояние... состояние паники... как будто беременна вовсе не Эмма, а сама Стелла только что сделала тест.
Такси добралось до госпиталя на редкость медленно, хотя скорее всего Стелле просто показалось. Под натиском происходящего и собственных мыслей ей и скорости света было бы мало. Каждый шаг давался с трудом, теперь оставалось только найти сестру среди этих стен и лабиринтов здания. Первым делом Роуз направилась к кабинету той самой знакомой-гинекологу, которая без слов поняла, что девушке нужно всего лишь указать направление.
Эмма сидела на скамейке, а рядом был Тони, который, видимо, прибежал сюда сломя голову только что, как и сама Стелла. Девушка остановилась в паре метров от них как вкопанная, не в силах ступить ни назад, ни вперёд. Она просто не знала, что делать. Она даже не знала, оставит ли Эмма ребёнка, оставила ли... Все эти мысли всплыли в её голове, а собственная никчёмность доводила до какой-то паники, что хотелось скорее бежать отсюда. Это она должна была нормально выйти замуж, это она должна была родить ребёнка, но не из-за желания быть первой, а из-за желания быть более опытной в каких-то вопросах, чтобы иметь ответы. Из-за желания быть полезной и нужной своей младшей сестре в трудную минуту.
Наконец девушка сделала несколько шагов навстречу, чуть притормаживая, когда поняла, что сестра заметила её и видя недоумение в глазах Эммы. Наверное, она скрывала бы свою беременность до последнего и, может быть, рассказала бы обо всем сестре прежде, чем "обрадовать" родителей.
- Эмма... - в этом одном слове заключался то ли вопрос, то ли все слова успокоения и ободрения, которые крутились в голове Стеллы.
Сейчас даже Тони отошёл на второй план и у него появился шанс сбежать до того, как Роуз его придушит собственными руками или убьёт сумочкой. Она всё также стояла на месте, ожидая реакции младшей сестры. Но в глазах её не было ни толики укора и злости, лишь безграничная забота, а в мыслях желание быть рядом. Она не знала точно, как относиться к беременности сестры, пока сама Эмма не расскажет ей обо всем и, главное, о своём решении. Пожалуйста, только не делай бездумных и поспешных действий... Пожалуйста, Эмма...

+2

87

====>Аэропорт "Сакраменто Интернешнл"

Машина Алекса рассекала улицы Сакраменто, летела, будто куда-то спешила. Эс тихонько сидела на заднем сидении и смотрела в окно. Чтобы не слышать нудные разговоры своих братьев, Серена решила послушать музыку. Достав свой телефон, заметила одно непрочитанное сообщение. Хм, от кого.. Эмма? Открыв его, девушка изрядно испугалась. Что она там делает: Зачем ей тональник? В голове сразу же начала происходить бурная реакция, ей хотелось побыстрее услышать ответы на вопросы. Времени ждать не было, тем более сообщение было давно отослано, а Пухлик, как всегда, вовремя не реагирует. Кинув мобильный в сумку, девушка обратилась к Алексу, чтобы тот ее высадил в ближайшем парке, сказав лишь, что ей нужно заскочить к подруге. Ал, не задавая лишних вопросов, притормозил около остановки. Девушка поцеловала двух братьев в щеку и выбежала. Она бежала через парк в сторону госпиталя, чуть ли не сшибая людей с ног. Вдруг ее знакомой плохо, и времени остается мало. Хотя, какой больной будет просить тональник. Ее, что, избили? Эту мысль Пухлик сразу же отогнала от себя. Поверить, что кто-то тронул Эмму, она была не в силах. Это же Эмма, кого хочешь - изобьет. Эс невольно вспомнила прошлый день, как они чуть ли не снесли всю кухню в доме Руссо. Сил уже не хватало Серене, дыхание стало сбиваться. Как на зло, местные жители не хотели уступать дорогу, поэтому ей приходилось пихать их в сторону, извиняюсь по дороге. Город уже давно проснулся, и все спешили по своим делам. На улице стояла неимоверная жара, шум, крики людей - все это так нагнетало Серену, что та, как можно скорее, желала оказаться в больнице. Знакомые двери госпиталя, Эс притормозила и попыталась сравнять дыхание, но все же шла уверенно и быстро. Минуту спустя оказалась на первом этаже. Взгляд влево, взгляд вправо, и вот она - Эмма. Девушка подбежала к своей знакомой и обняла. Ей уже было спокойнее на душе, что Роуз, вообще, жива. Только..-Что произошло? Эмма, что с тобой? Что с твоим лицом, оно все красное? Это побои? Кто тебя так?-Девушка стала рыться в своей сумочке, чтобы достать тональный крем для "жертвы". Невольно ее взор упал на присутствующих. Оказывается, сейчас, в коридоре, они с Эммой были не одни. -Тони, Стелла? Эм, эта та сестра, про которую ты мне говорила? Тони, а ты что тут делаешь? Объясните, что, вообще, тут происходит! Серена вскочила на ноги и попыталась разобраться в ситуации. Стелла, если Пухлик правильно все поняла, была той злой сестрой, благодаря которой Роуз жила у Руссо дома, а Тони.. вряд ли брат, друг? Парень? -Это вы довели ее до слез? Почему она плачет?-Девушка еле сдерживала себя, чтобы не разораться и не снести тут все.

Отредактировано Serena Russo (2012-05-29 18:57:30)

+2

88

Ладно, сидеть и просто так что-либо ожидать, чуда, например, никак не выходило. Разочарованно вздохнув, Эми уже собралась вернуться обратно в кабинет, дабы провести время со своей приятельницей и заодно побольше узнать о беременности. Но тут ей пришла смс от Тони, где тот просил о встрече и хотел о чем-то поговорить. Знаю я, что ты скажешь. Расстаться по-любому захочешь.. Хмыкнув, она набрала ему скупую смс. Снова повертела головой по сторонам, подумала-порассуждала и...увидела свое отражение в большом зеркале напротив. Ну да, не ахти видок. Хотя вроде так ничего непоправимого нет. Сюда бы тональник...хм, а где мне его достать? О, Серена! Мне как раз была бы необходима ее помощь. И моральная поддержка. Эта девочка здорово меня выручила вчера. Набрав и ей кратенькое послание, Эмма окончательно успокоилась и принялась смиренно ждать, уставившись взглядом в пол...
...Она не знала, сколько времени прождала. Голова отчаянно болела и отказывалась воспринимать какие-либо мысли. Кроме той, что отчаянно хочется выпить. Кофе. Кружки две. Эми даже хотела подняться и осуществить свою мечту, как вдруг перед ней что-то с грохотом бухнулось. Вздрогнув, она с трудом подняла довольно осмысленный взгляд. Ах, Тони...игрушка? Мишка? Мишка! Люблю их, да... А дальше снова его фирменный шепот, заставляющий трястись то ли от гнева, то ли от возбуждения. Эмма никогда не понимала, что с ней творит этот стиль разговора. Но всегда его опасалась.
- Прости, прости меня. Я не хотел, ты же знаешь, прости, такого больше не повториться.
Наверное, она сейчас смотрела на него немножко глупо. Потерянно. Со страхом. Или же отстраненно, кто знает? Главное, что думала сейчас сама Эми. А в голове у нее творился кавардак из различных мыслей: простить-не простить, как пройти всех врачей и все рассказать родителям, какой милый мишка и, как ни странно, как назвать ребенка. Дурацкий ход мыслей, нелогичный, но такой понятный для младшей Роуз. Поэтому девушка молчала, не зная, что и сказать. А на немой вопрос ей все тараторили и тараторили признания, забивая мозг умилением и иными чувствами.
- Я люблю тебя, и я хочу, чтобы у нас была самая настоящая семья, я хочу, чтобы ты была со мной.
Широко распахнув глаза, девушка непонимающе уставилась на Моргана. Семья. Со мной. Забавно, только как я это сделаю, если ты меня до этого ударил? Тоооони, ты меня слышишь, понимаешь? С трудом приняв адекватное выражение лица, Эмма тихим голосом, запинаясь, произнесла:
-Знаешь...я...я тоже тебя люблю. Но я не знаю, что мне делать...слышишь? Не знаю. Не могу выбросить из головы то, с каким лицом ты наносил мне эти пощечины. Понимаешь? Это...это ужасно. А в свете последних событий я окончательно запуталась. Помоги мне?- и она расплакалась. Ох уж эти гормоны у беременных, дааа... Сейчас Эми больше всего на свете хотелось, чтобы он перестал так жалобно на нее смотреть, а крепко обнял и твердым голосом сказал: "все будет хорошо. А я буду рядом. Всегда."  Такие желания обычно не исполняются, а становятся лишь предметом идей и желаний, от того еще отчаяннее ревела Эмма. Она наклонилась ближе к Тони и положила свою дрожащую руку ему на плечо, пусть хоть что-то сделает, хоть что-то. А плюшевый мишка лишь улыбался, протягивая свое сердечко с надписью "я люблю тебя"...
...Звуки больницы всегда бесили девушку. Она не знала, как себя вести, когда вокруг постоянно снуют, что-то кричат и куда-то едут на инвалидных креслах. Бегут, топочут и снова орут. Однако, Эми сумела среди всей этой суматохи отследить чересчур знакомые шаги. Божечки, а она что тут делает? Подняв голову, младшая Роуз с недоумением посмотрела на подходящую к ним Стеллу. В ее глазах можно было прочитать все. Все, что она чувствовала и хотела бы узнать. Вопрос и тут же ответ, страх и заботу, удивление и укор, сожаление и любовь. Все... Как же это порой страшно ощущать на себе. Этот взгляд...эту мысль...почти материальную, оседающую на плечах. Ужас...
- Эмма...
Девушка вздрогнула, она не ожидала подобной интонации и такой немногословности. Эми была готова сразу выслушать все упреки и крики, лишь бы не эту звенящую тишину после ее имени. Нервно дернув плечом, она так же тихо, как и тогда Тони, проговорила:
-Стелла. Не смотри на меня так, я знаю. Ребенок здоров, я тоже. Больше пока ничего не знаю,- голос казался ей глухим, далеким, чужим, но Эми продолжала говорить. Она знала, что если остановится, то опять разревется. Или хуже того, куда-нибудь убежит. На миг снова повисла тишина...и вдруг...
...На младшую Роуз налетела Серена и порывисто обняла ее. Снова шум и снова крики. Да что тут за межнациональный праздник, честное слово? Давайте пометим красным днем в календаре! Присутствие такого количества знакомых и дорогих людей одновременно и давило на нервы, и расслабляло. Эми выхватила, наконец, у Моргана медведя и прижала его к животу. Почему? Да кто ж их, женщин, поймет.
-Что произошло? Эмма, что с тобой? Что с твоим лицом, оно все красное? Это побои? Кто тебя так?
Скривившись, Эми вспомнила про свое лицо, наверняка напоминающее собой помидор. Или тыкву. Или вообще алую вишню. Ну не суть. Она промолчала, не вдаваясь ни в какие подробности. Но затем поняла, что так просто не отделаешься и грустно произнесла:
-А меня так...это...жизнь. Не бойся, Серена, ничего страшного. Дай, пожалуйста, тональник поскорей!
Получив желаемое, девушка устроилась поудобнее на скамейке и принялась машинально развинчивать-завинчивать крышечку. Все равно маленького зеркальца под рукой не было. Что уж тут поделаешь.
-Тони, Стелла? Эм, эта та сестра, про которую ты мне говорила? Тони, а ты что тут делаешь? Объясните, что, вообще, тут происходит!
Эми впервые за последнее время улыбнулась. Но сделала это нехорошо так, с ухмылкой.
-Да, это Стелла, а это Тони, все верно. Так вы знакомы, ребята?
Но...но удержать Серену было невозможно. Эми это помнила еще со вчерашнего, а вот сестре с парнем это лишь предстояло узнать. Мисс Руссо еле сдерживалась от гнева, это было сразу видно.
-Это вы довели ее до слез? Почему она плачет?
А слезы действительно еще остались на лице у Эммы, которая сейчас с потерянной улыбкой играла с медведем. Ей резко стало все равно. Пусть вон у них шоу продолжается, им весело, а ей...надо отдохнуть. Поспать. Ну или встряхнуться. Ах, что же делать? Ой, мишка! Лишь минуты две спустя она рассеянно прокомментировала обстановку:
-Сколько вас тут...А все вы знаете, что я беременна, да? Ну вот и ладушки...- и пожала плечами.
Что хотела донести этим Эмма до присутствующих, так, пожалуй, и осталось загадкой.

+2

89

Кажется она была очень удивлена, когда увидел Тони, либо ее так удивил мишка в его руках, но так или иначе надо было доказать, что больше побоев не будет, и все будет хорошо. Ее вид был подавлен, но это и понятно, ведь не каждой девушке выпадают такие проблемы на голову, а уж тем более новость о беременности, так еще и парень избил за мысли об аборте.
Он начал легонько целовать ее руки, и в отчаянии коснулся лбом ее коленки, ему было все равно, что может вдруг кто-то увидит, он уже радовался, одной новости, что ребенка она оставила, а это самое глвное. Ее упрек Моргану про побои, он он еще больше опустил голову, стыдясь своих действий, пальцем легонько проводил по ее ноге. Сейчас он хотел, чтобы уже все закончилось, чтобы они уже обнялись, поцеловались и забежали в кабинет к врачу-травматологу, для особого «примирения».
- Милая, я тебе помогу, мы вместе справимся со всеми преградами, я даже знаю, как сделать так, чтобы ты поняла, что сейчас ты поступила правильно, - да ничего он не знал, просто надо было обнадежить девушку, особенно в таком состоянии. – Только нам надо нормально поговорить в более спокойной обстановке…поехали домой.
Тони мог бы дать зуб, что Эмма не согласится поехать к нему, побоится, что утренний инцидент может повториться, и это понятно, поэтому парень будет снова к себе располагать, главное, чтобы Роуз не  поехала к Стелле, а то та, найдет сразу же повод, чтобы испепелить Моргана лишь одним своим стервозным взглядом.
«Точно, хоть хлебом не корми, только дай убить меня чем-нибудь тяжелым, чтобы сразу насмерть, хотя нет, если она узнает, что еще и я избил, то все, мучится мне придется всю оставшуюся жизнь».
Вот сколько раз говорили Тони, что не надо думать, мысли материальны, и в минуту покоя, как из неоткуда появилась старшая Роуз, ее вид говорил обо всем, что она все прекрасно знает. Морган встал, выпрямился, с опаской посматривая на Стелу, ожидая от нее чего-то не хорошего. Блондинка смотрела на Эмму, молчала, а парень не осмелился, что-либо сказать, да и когда дело касается семейных отношений сестер, то лучше переждать это время молча, забившись в дальний темный угол.
Но и тут по законам комедии, на приходе сестры конца не было видно, откуда ни возьмись к ним подлетела Серена, подруга Эммы, хорошая знакомая Тони. Руссо налетала на всех с вопросами, больше конечно досталось младшей Роуз, особенно вопрос про избиения, отчего Морган отвел взгляд, сжался, засунув руки в карманы, молился уже всем святым, чтобы спасти свою грешную душу от гнева старшей сестры.
- Серена, привет. А ты что? Не в курсе? Ну думаю тебе все потом Эмма расскажет, почему я тут, а сейчас думаю не стоит ей действовать на нервы, она и так как вы видите в не очень благоприятном настроении.
Но кажется что девушка, родственница хорошего коллеги Тони не отстанет от него своими вопросами, на которые ей просто жизненно необходимо найти ответы. И вот кажется все стоящие люди смотрели на него, кто-то со злостью, кто-то с непониманием, а кто-то вообще равнодушно, это и больше всего ранило, потому что взгляд Эммы то поднимался на мужчину, то так же опускался на игрушку, им подаренный.
А Тони нужно было только одно, поговорить с Роуз младшей наедине, чтобы все разъяснилось, но теперь в этой толпе ничего невозможно, если только поговорить со Стелой, чтобы она не гневалась, чтобы не забирала сестру у Моргана, ведь без Эммы, он уже не может. Хотя сейчас, возможно парень пойдет на все, лишь бы его девушке было хорошо, но только не расставаться, только не отпускать, только без глупостей со стороны девушки. Боялся… ведь Эм может сделать глупость, даже если она не хочет этого ребенка, то точно можно не убивать его.
За некоторое время он успел уже накидать план, даже если она не хочет детей, то Морган просто возьмет ребенка и будет его воспитывать как отец одиночка, зато будет продолжение рода, если что-то плохое случится. Молчание четверых, и шум больницы, сводили с ума, Тони не осмеливался поднять голову и посмотреть в глаза Стелле, он смотрел на носки своих ботинок.
«Может стоит пригласить их в кабинет, чтобы не тусоваться в коридоре у всех на глазах, так и до великих сплетен не далеко, а если начальство узнает про нас с Эммой, то меня могут уволить, если не посадить».
- Давайте пойдемте в мой кабинет, и обо всем нормально спокойно поговорим, Эм надо выпить успокоительное, - предложил Тони, но как оказалось его не услышали, потому что все скучковались возле беременной девушки, и конечно Морган отошел на второй план, все так же стоял облокотившись о стену, держа руки в карманах.
«Сейчас играет женская солидарность, в такие моменты хочется превратиться в невидимку».
Сейчас бы следовало поговорить со старшей сестрой, нормально, но вот смелости не хватало, а может даже,  хватало, но страх того, что не поймут…
«А к черту!».
- Стелла, - обратился он к блондинке. – Мы можем поговорить?
Он снова увидел как она смотрит на свою младшую сестру, и в ее глазах горит та самая забота, любовь, что эта девушка будет защищать свою сестру до последней капли крови.

+3

90

Чувство облегчения и одновременно паники после слов Эммы. В мыслях крутится всё то, что ожидает Эмму... Придётся сказать родителям, и если мать сразу же примет сторону младшей Роуз, то отец будет долго негодовать. Сейчас Стелла понимала, что в первую очередь должна защитить Эмму от всего, в том числе от собственных родителей. И она готова была стоять до последнего.
Сложно и тяжело было смотреть на поникшую и грустную Эмми, которая ютилась на больничной лавочке, а рядом проходили люди, стоял Тони и внезапно появилась какая-то девушка. Подруга Эммы тут же кинулась к девушке, расспрашивая обо всем. Только сейчас Стелла рассмотрела покраснения на лице сестры, но чтобы не заводиться лишний раз даже не пыталась взглянуть на Тони. Да, сейчас во всем Стелла винила его, но даже если не во всем, то во многом и вопросов было тоже много именно к нему.
Роуз сделала несколько шагов ближе к Эмме, усаживаясь с ней рядом и приобнимая девушку за плечи, которая так мило сжимала мишку в своих рукам, прижимая игрушку к животу.
- Эмми, - начала Стелла, даже не сообразив, что назвала сестру как когда-то, когда они были маленькими. - Всё будет хорошо, слышишь меня? - она аккуратно взяла личико сестры в свои ладони, чтобы видеть её взгляд и чтобы её слова звучали более убедительно. После чего короткий поцелуй в лоб и Стелла тут же поднялась с лавочки, чтобы поговорить с Тони, который только что подал голос.
Если бы они были не в больнице, то Роуз уже давно размазала бы его по стенке, а тут... тут ему быстро помогут и спасут его жизнь, так что он даже не успеет помучаться. Это останавливало. Она была зла на него, а то, как он отводил взгляд при каждом упоминании о вот-вот назревающих синяках Эммы, ещё больше злило. Эмма не говорила ничего, не подавала никаких знаков, и Стелла не могла понять, чего сейчас хочет её младшая сестра. Может быть, все присутствующие здесь думали, что старшая Роуз знает что делать и с чего начать... Но нет! Я ничего не знаю, я боюсь, мать вашу! Я даже не имею ни малейшего понятия, чего она сейчас хочет. Хотя что она может хотеть?! Каких-то действий от других... она устала уже от всего, а это только начало. Тонкие пальчики Роуз коснулись её же лба, будто этим движением она пыталась отогнать от себя все ненужные и пугающие её мысли.
- Да, Тони, - ответила Стелла, отходя в сторону от подруг и немым жестом давая понять Серене, чтобы та была рядом с Эммой сейчас.
- Сейчас я не буду спрашивать, откуда эти покраснения на её коже и за что ты извинялся, кроме как за то, что наделал ей ребёнка, я ведь ни в чем не ошиблась? - после такой пылкости в адрес Тони, Стелла сделала глубокий вдох и выдох, чтобы успокоиться. Кажется, успокоительное сейчас нужно было ей, а не Эмме.
Роуз вряд ли могла и предположить, что младшая сестра нагуляла ребёнка ещё где-то, тем более отношения Тони и Эммы развивались практически на глазах Стеллы, сестра любила его. Наверное, по большей части этот факт и останавливал Стеллу от необдуманных действий.
- Оставаться здесь плохая идея, - тихо произнесла девушка, оглядываясь и замечая заинтересованные взгляды окружающих. - Что ты хотел мне сказать? - спросила Роуз, вспомнив, что это Морган позвал её на разговор.
То и дело Стелла оборачивалась и поглядывала на Эмму, будто бы боялась потерять её из виду. В очередной раз. Сейчас в голову залезли очередные нежелательные мысли. Ведь если бы Стелла хоть немного сбавила обороты и присматривала за сестрой, то всего этого бы не произошло. Теперь оставалось только винить себя и разгребать всё это.
Она вспомнила слова, что совсем недавно сказала Эмме. Всё будет хорошо. Ей самой хотелось бы в это верить и она пыталась. Пыталась поверить, что  у младшей сестры всё сложится, как она того желает. И если она хочет быть с Тони, то Стелла не будет мешать, не имеет права, тем более в такой момент. Поэтому всю волю в кулак, всю сестринскую заботу в чуть иное русло и вперёд...
- Тони, надо брать Эмму в охапку и везти её домой. Ей нужно отдохнуть, а нам обсудить, что делать дальше, – это, пожалуй, одна из первых здравых мыслей, что посетила Стеллу в эти минуты. - Сегодня она отдохнёт, а завтра начнёт проходить врачей… под твоей опекой, – произнесла Роуз, ожидая согласия или несогласия Моргана. Хотя вряд ли она приняла бы несогласие.
Сейчас Эмме нужен был отдых и что-то холодное, что можно было бы приложить к её личику, чтобы избежать появления синяков. А ещё ей нужно было пообедать… И когда-нибудь всё же она выслушает все недовольства Стеллы по поводу того, почему не ночевала дома и не появлялась столько дней. А пока лишь отдых. Всем.

+3

91

Наступила угнетающая тишина, которая нарушалась лишь криками докторов и врачей, а так же самих больных. Серена никак не могла понять, что вообще тут происходит. Почему Эмма была избита, а самое главное - кем? Что тут делает Тони? Понятное дело, Стелла - ее сестра и приехала помочь, но что забыл тут Морган? То, что Роуз сказала насчет побоев, это, естественно, было отговоркой. Кто же поверит в эти сказки? Тут все взрослые люди, и у всех куда более серьезные проблемы. Все они давно выросли из этих сказок и столкнулись с настоящей жизнью лицом к лицу. Группа людей стояла посреди коридора, они казались подозрительными, ибо все и слов вымолвить не могли. Как-то все странно это казалось со стороны, а посему многие врачи пробегали по коридору, кидая непонимающий взгляд на молодежь. Внезапно тишина нарушилась Эммой, которая ошарашила многих, а именно Серену, своей новостью. Хотя, возможно, не только Эс была шокирована. -Сколько вас тут...А все вы знаете, что я беременна, да? Ну вот и ладушки...-Это было произнесено так, будто обычное дело. Ничего удивительного в этой речи нет. А ведь Эмма еще сама, как ребенок. Беременна? Она шутит? Как? Как такое возможно? Если бы Алекс был ее братом, он бы точно придушил и Эм, и, так называемого, отца ребенка. Но кто этот отец? Тони? Наверное, кто-то над нами подшутил неудачно, ведь это смешно. Я даже не знала, что Тони - это парень Эммы. А если он ее парень, то, явно, причастен к ее сегодняшнему состоянию. Как он посмел тронуть такую хрупкую девушку? Логическая цепочка со скоростью света выстраивалась сейчас в голове Пухлика, чем-чем, а логикой своей она могла похвастаться. Первоначально, беременность Эм застала всех врасплох, всех тех, кто не знал об этой новости. Эс несколько минут пыталась переварить информацию, но как-то не очень хорошо справлялась с "этой едой". Но не бросать же свою уже хорошую знакомую в беде, сейчас, как никогда, ей просто необходимы помощь и поддержка. Она подошла к Роуз и присела рядом, обняв ее за плече. Эмма тем временем, как ребенок, игралась с игрушечным мишкой. Это чудо ведет себя еще малышом, а у нее самой скоро будет ребенок, бегающий весело по дорожке. Как она с этим справится? -Эмма, почему ты мне вчера не сказала? Теперь я тебя не кину, слышишь? Ты же знаешь, всегда можешь обратиться к нашей семье. Справимся, только не убивай ребенка. Знаю, в наши-то 20 лет еще рано иметь семью, но что же поделать... В это время Тони, стоявший в стороне, будто не причастный ко всему этому, тихонько позвал Стеллу, та, в свою очередь, посмотрев на Серену, будто прося ее о помощи, направилась к Моргану. Эта парочка о чем-то беседовала, до Эс доносились обрывки речи, но догадаться можно было, что Тони не хотел, чтобы все знали про их ситуацию. Тогда Пухлик просто не выдержала. Ее знакомая в таком состоянии, такая разбитая и морально, и физически, пыталась смириться со своим положением, а Тони, можно сказать, струсил. Эс, поцеловав в щеку Эмму, направилась к Моргану. Она не могла поверить, что ее друг сразу же так забеспокоился о своем положении. -Тони, мне хотелось бы с тобой поговорить. - Парень замешкался, видимо, ему хотелось отойти, чтобы никто не услышал их разговор, но Руссо твердо решила, что скрывать от Эммы и Стеллы тут нечего..-Если меня интуиция моя не подвела, ты виновник состояния Эммы? Скажи же это, ты?-Она указала на лицо Роуз, которое все было красное, и где-то виднелись уже гематомы. -Как ты посмел поднять руку на нее? Она же меньше тебя, минимум, в два раза! Ты знаешь, что парень - не парень, если бьет девушку? А если бы ты ее убил, чтобы тогда было? Не задумывался? Так подумай на досуге!- Она уже хотела прекратить этот никчемный разговор, но все же решила продолжить. -Поэтому ты сейчас свой зад прикрываешь кабинетом? Что нам этот кабинет? Боишься, что начальство узнает о ваших отношениях? Боишься потерять место своей работы? Лучше бы побеспокоился за Эмму, она ведь твоя девушка, так? Так покажи ей свою любовь, покажи, что она тебе дорога, а не руки распускай! Эс понимала, что сейчас сильно перегнула палку, но так оставлять эту ситуацию нельзя. Все вышло из-под контроля. Все оказалось намного серьезнее, как казалось первоначально, но Пухлик пообещала себе, пообещала Эмме, что поможет ей, чем только сможет.

+3

92

– Только нам надо нормально поговорить в более спокойной обстановке…поехали домой.
Слова Тони исказились в этом пространстве, оттолкнулись от стен коридора и влетели в уши Эмме. Чуть не уронив медведя, она испуганно, хотя нет, скорее даже затравленно, посмотрела на него и пролепетала:
-Нет, д-д-домой я не хочу, не...не поеду,-и снова прижала к себе мишку.
И снова она сидела, как будто в вакууме мышка, боясь пошевелиться и подумать о чем-то ином. Мама, я мама. А моя мама тоже мама? Кому она мама? Нет, стоп...Ах, черт! Тяжело здраво рассуждать и прислушиваться к другим, когда в голове полный кавардак творится. Тони предложил переместиться к нему в кабинет, но саму Эми поднять со скамейки насильно никто не мог, а по доброй воле она бы отсюда вообще никуда бы не двинулась. Да, повсюду были заинтересованные взгляды врачей и пациентов, но кого это может волновать, когда тут сидит она с помидоровидным лицом и мишкой в руках, а вокруг скачут, как безумные, близкие ей люди и что-то вопят, не переставая? Так и хочется послать все и всех к черту. Может, попробовать? А вдруг легче станет?- тихонько улыбнулась Эм. К ней подсела Стелла и подарила короткий сестринский поцелуй в лоб. Слова утешения, уже такие привычные, тяжестью стекли с плеч на грудь. Стало тяжело дышать. Как-то резко. Снова закружилась голова. Теперь-то я хоть знаю, из-за чего. Агата, выходит, невиновна в моих глюках. Уже радует, меньше догадок. А затем Тони со Стеллой отошли поговорить. В сторонку, как заправские заговорщики. Ну вот, уже и у них от меня тайны. Мило, очень мило. Место у беременного "памятника" заняла Серена. У меня включился мозг или я наконец сообразила, что не нужно было ее звать? Да, она милая и здорово мне помогает, но не стоит забывать, что это сестра моего начальника. Ой, чую задницей, мне будет большой нагоняй.. Но юная мисс Руссо даже не думала ябедничать или возмущаться, она обняла девушку за плечи и принялась говорить. Как ни странно, она единственная, кто рассудила здраво и заслужила немое одобрение Эми.
-Эмма, почему ты мне вчера не сказала? Теперь я тебя не кину, слышишь? Ты же знаешь, всегда можешь обратиться к нашей семье. Справимся, только не убивай ребенка. Знаю, в наши-то 20 лет еще рано иметь семью, но что же поделать...
Кивать? Молчать? Это очень неприлично и грубо по отношению к девушке. Отвечать? Что-либо говорить и доказывать? Нет ни желания, ни умения. Вздохнув, Эмма повернулась к Серене и принялась ей шептать на ушко:
-Вот веришь? Вчера, когда мы были вместе, я еще об этом и не знала. Вернее, догадывалась, но точно сказать не могла. К тому же, сама помнишь, как начиналась наша встреча. Ха-ха,- слегка усмехнувшись, мисс Роуз продолжила уже спокойным голосом, обычным, хоть и немного тихим, -Мне очень приятно слышать от тебя такие слова, правда. И ребенок останется жить, не переживай. Вот увидишь, еще крестной успеешь побывать,- сказано это было с отчаянной грустью, ибо сама Эмма не знала, как повернется эта чертова жизнь и вообще, как этот ребенок у нее, такой идиотки, родится, -Рано иметь семью, ты права. А где эта семья? Сестра да я? Родители, которые приедут в ярости из Розвилла? Ребенок? Тони? Мы все семья, да. Не спорю. Семья с большой буквы "с". Но какая-то это семья...ненадежная слегка. Извини, что выливаю это на тебя. Гормоны, видимо.
Но, кажется, Серене и вида девушки было достаточно для того, чтобы прийти в ярость. Подарив Эмме поцелуй, она буквально подлетела к советующимся и принялась негодовать. Мисс Роуз хотелось подлететь и схватить ее за плечи, утащить куда-нибудь в подвал, увезти в Россию, лишь бы Серена согласилась промолчать. Вместо всех этих слов защиты. Ненужных слов. От страха прикрыв правый глаз, Эм добросовестно подсматривала за ситуацией левым, до боли прижав к себе этого медведя. Серен...черт...тебе же капец. Остановись, безумная! Молчи. Вспышки гнева сейчас никому не нужны. Ах черт, от ваших искр даже курить захотелось. Нельзя, Эмма, фу! А руки невольно стали рыться в сумке...в поиске хоть чего-нибудь, чего-нибудь того, что сможет уберечь маленькую беременную Роуз от всех невзгод. Глупый способ спрятаться. Глупый. Остается лишь только жалобно смотреть на всех. И не позволять глазам плакать. Ерунда-то какая, подумаешь! И Эми молча сидела и смотрела на весь этот беспредел.

Отредактировано Emma Roze (2012-05-11 11:57:05)

+2

93

Когда она отказалась ехать домой, мир словно рухнул, а пот ногами Тони начала уходить земля, но новых вспышек гнева не было, он лишь понимающе кивнул, решив, что ей удобнее будет и намного лучше. Парень не стал настаивать, нет, сейчас постарается быть милым, чтобы еще больше не натворить бед, ведь от ее  слов стало плохо и как-то плохо на душе.
Когда Стелла согласилась отойти с ним, она выдала то, о чем догадывается, но радовало одно, что сестра не начала отчитывать и ругать за избитое лицо Роуз младшей, хотя к этому вопросу она еще вернется, но для Тони было все равно, пусть даже четвертует, потому что за дело, потому что он этого сам добился, так и надо. Пока она говорила, Морган опустил глаза в пол и послушно кивал, понимая всю серьезность своего проступка. Возможно с таким видом он был и похож на маленького провинившегося мальчика, который прекрасно знал, что ему светит наказание, но в данном моменте Стелла не поставит в угол и даже этого физически не сможет сделать, лишь повлиять психологически.
- Все верно, Элла, не ошиблась… - пробубнил парень.
Вся эта суета не давала нормально мыслить и принимать решения, бегали туда-сюда, бросая заинтересованные взгляды в сторону врача, одетому не по-рабочему, и трех девушек, которые поочередно занимали лавочку. Взгляд Тони наткнулся на глаза старшей Роуз, а он даже и забыл, что это он отвел ее в сторону поговорить, забыл, что и сказать.
- Э…Стелла, мне бы хотелось, чтобы ты поговорила с ней, чтобы она простила меня, мне это просто необходимо. Я прекрасно понимаю твои чувства, что ты злишься на меня, и готова мне оторвать руки по самую майку, это я знаю, но я просто не вынесу, если она уйдет от меня и сделает аборт.
От последнего слова у Моргана прошлись мурашки по спине, его так воспитали, что аборт – есть убийство, и только в некоторых случаях он необходим, а в данном случае паре Тони и Эммы это уже убийство, возможно из-за такого воспитания парень не сдержался и выплеснул весь свой гнев на девушку.
Мужчина смотрел то на Стелу, то на Эмму, и даже удивился, как девушки, настолько сильно ненавидевшие друг друга, в беде встанут горой и поотгрызают всем врагам глотки, старшая Роуз показала себя совершенно с другой стороны, заботливая, разумная сестра, которая не стала все рубить с плеча, а логично расставила все фигурки на шахматной доске.
- Это…она отказалась ехать ко мне, - сказал Тони, поглядывая на Эм, которая словно мумии сидела на лавочке, не проявляя никакой эмоции. – Может тогда к тебе отвезем? Дашь ей успокоительного, пусть поспит, сегодня очень тяжелый день для нее начался еще с утра.
Злобный прищур старшей сестры наводил панику на парня, а когда она поджимала губы, а сейчас как раз было вот это… ее жест губами, хотелось бросить все и размахивая руками убежать прочь, закрыться в квартире и ждать своей естественной смерти. Конечно картинка не особо хорошая, но Морган стоял как стоял до этого, смотрел на Эмму, и его сердце обливалось кровью, сожалением и конечно же любовью к этому веселому ребенку, который перестал улыбаться, понимая, что ее жизнь стала давать трещину с новостью о беременности. Мысли заполонили все, вопрос был только один: когда успели все сделать? Ведь всегда пользовались средствами защиты, видимо не всегда…
Не успели они закончить разговор как к ним подбежала Серена, хорошая девчонка, сестра Алекса Руссо, друга и коллеги Тони, иногда они проводили время за мороженным или стаканом лимонада в кафешке. С Руссо младшей были чисто дружеские отношения, никакого намека на пошлость, и относился как к сестре, но сейчас девчонка налетела как черная туча на и без того наказанного парня, тыкая пальцем в его грудь и обвиняя во всем что случилось с Эммой. Она тараторила без остановки, и после громких фраз в ушах звенело от ее голоса, а Морган просто стоял, руки в карманах, голова опущена, глаза опять наблюдали за носками ботинок.
Но тут словно кто-то щелкнул выключателем и Тони резко поднял голову, брови нахмурились, а руки уже вылезли из карманов но уже сложены в кулаки.
- Да, я во всем виноват, да, и что дальше? – заводясь уже с полуслова, проговорил он. – Тебе-то, какое до этого дело?
Возможно было грубовато, резко, но зато правильно как считал сам парень, потому что для него единственный человек, который должен его осуждать это сестра Эммы, ну и ее родители, если конечно они когда-то увидеться.

«Хотя…учитывая последнее, то они очень скоро приедут, чтобы оторвать мне все, так еще отвинтить мне голову».
Когда речь Серены зашла про страх потерять работу, Морган воспринял это очень болезненно, и уже практически не контролировал свой гнев.
- Да как ты вообще смеешь меня обвинять в трусости? Я не бросил ее, узнав про все это, я тут, я рад этому ребенку, и не понимаю, на кой черт ты меня сейчас обвиняешь, - уже перешел на крик, он понимал, что сейчас снова поступает неверно, но ничего не изменишь, и сам понимал прекрасно, что нужно пройти курс психологической помощи. – Девочка, кто ты такая, чтобы осуждать меня? Ты пришла сюда сочувствовать Роуз, вот и сочувствуй!
Парень повернул ее лицом к Эмме и толкнул в эту сторону, чтобы не мешалась под ногами.
====> 29th Street, 16/ 5513

Отредактировано Tony Morgan (2012-05-15 21:41:25)

+4

94

====> 17 Street 7/32

Распрощавшись с братом и оставив его с Че наедине, Алекс устремился прямиком в больницу, по закону подлости натыкаясь на пробки в самых неожиданных местах. То у светофора застрянет, то на повороте. Не день, а кошмар, ей Богу.
И ладно бы это были единственные беды, свалившиеся на голову нашего доктора. Добравшись до больницы, он вспомнил, что дал Эмме пару отгулов, ибо девушка жаловалась на свое неважное самочувствие. Если взять опоздание на работу и прибавить тот факт, что расхлебывать навалившиеся проблемы придется в одиночку, Алекс носился по госпиталю, словно в зад ужаленный. Первый этаж, четвертый, затем опять первый, пятый и снова четвертый. И никакой утренней пробежки не надо.
Алекс даже халат одеть не успел, как в его руках оказалась непонятная кипа бумаг и медицинских карт, которые он, по доброте душевной, согласился отнести в регистратуру и стребовать взамен какую-то бумажку.
Почему стоматолог этим занимается? - недоумевал про себя доктор, спускаясь вниз по лестнице. - Потому что стоматолог дурень!
Истину глаголишь, Руссо. Так и будут на тебе ездить все, кому не лень, если твердость характера не проявишь. И никакие обещания "Я начну с завтрашнего дня" не помогут. Поможет только хорошая встряска, не иначе.
Разобравшись, наконец, с делами общественными, Алекс уже собирался пройти в свой кабинет, так как очередной пациент грозился нагрянуть с минуты на минуту. Но тут, преодолевая лестничный пролет, совершенно случайно бросил взгляд на широкий холл и краем глаза приметил хрупкую фигурку Эммы.
Эми? Что она здесь делает? Я же запретил ей выходить на работу, пока не поправится, - размышлял молодой доктор, покидая лестницу и ступая в холл.
Девушка смирно сидела, понурив голову, исподлобья наблюдая за группой людей. В этой группе людей Ал сначала углядел высокую Стеллу, а затем и Тони. Глаза Руссо непроизвольно округлились, когда в четвертом человеке он разглядел собственную сестру.
А эта девчонка что тут делает?! Я же велел ей нигде не задерживаться и ступать домой! - гневался про себя Алекс, подходя к молодым людям все ближе и ближе. Те явно его не заметили, так как были увлечены разговором - каждый о своем. Ал не слышал, о чем они так живо спорили, да и по губам читать он не умел.
- Эми, - еле слышно проговорил Ал, склоняясь над девушкой. Та подняла на него печальные глаза, которые не светились привычным задорным огоньком. Мало того, на лице младшей Роуз ясно наблюдалась какая-то припухлость и покраснение, как свидетельство того, что чистое, детское личико девушки пострадало.
- Что здесь...- Алекс не успел договорить, так как внимание его привлекла сестрица, которой он еще не успел высказать "пару ласковых".
- Ты пришла сюда сочувствовать Роуз, вот и сочувствуй! - единственная фраза, произнесенная Тони, донеслась до слуха доктора Руссо. К удивлению Ала, Морган не совсем любезно развернул девчонку и толкнул ее как раз в ту сторону, где сидела Эмма и стоял ошарашенный Алекс.
Какого черта он делает?! Какого черта Серена делает?! - Ал без труда догадался о том, что Пухлик наговорила Тони лишнего, чем и вывела парня из себя. Сам же Тони не был похож на того Тони, с которым Алекс пересекался в госпитале практически каждый день. Этот Тони выглядел нервным и мрачным, словно бомба замедленного действия.
- Эй, парень, давай повежливее! - Руссо нахмурился и быстро встал между Морганом и Эс, стараясь сгладить конфликт. Зная свою сестру, он мог догадаться о том, что эта штучка без боя не сдастся.
Из ее рта может вылетать что-то кроме жаб и змей?
- Вы здесь все с ума посходили? - Алекс громко обратился ко всем присутствующим и кивнул Стелле в знак приветствия, на которой, к слову, так же лица не было.
- Серена, ты должна была отправиться домой, - Ал отвернулся от Тони и повернулся к сестре. - Ты хочешь, чтобы Ник взялся за твое воспитание? Ты этого добиваешься? Ты хочешь, чтобы он забрал тебя у меня? - раздраженно продолжил мужчина.
- Домой. Живо. Я сказал - ты слушаешься. Все просто. И никаких "но". Немедленно! - Руссо отчитывал сестру за провинность, совершенно забыв о том, что они здесь не одни. Но сейчас ему было откровенно плевать на это.
Девочка растеряно хлопала ресницами, а затем повиновалась и удалилась восвояси. Алекс обреченно выдохнул, ощущая себя настоящим тираном.
- Извини ее, - Руссо постарался оправдаться перед другом, не зная всей сути нежданного спора. - Иногда она сама не ведает, что творит. Я поговорю с ней.
Постоянно позорит мое честное имя. Ну что за ребенок? - Алу стало стыдно перед Тони, ему очень не хотелось портить с ним отношения. Парень был неправ, что толкнул его любимую сестричку, но об этом они всегда смогут поговорить позже.
Алекс нашел бы еще три тысячи оправданий своей сестре, но проклятый мобильный вещал о том, что у дверей кабинета уже дежурит очередной пациент с острой болью. Молодому доктору очень не хотелось оставлять Эми, он желал разобраться во всем, что здесь произошло в его отсутствие, но и разорваться Ал не мог.
- Эми, - Алекс окликнул девушку. - Дай знать, если захочешь поговорить, - приняв для себя решение не ввязываться в семейные разборки, доктор Руссо с тяжелым сердцем покинул троицу и быстрым шагом удалился в сторону своего кабинета. Он не имел права ставить личное выше профессионального.

+4

95

Слова шли вразрез с мыслями, мысли смешивались друг с другом, а язык вот-вот будет заплетаться на каждом произнесенном слове. Паника так и не отпускала, но Стелла пыталась сдерживать себя как только могла. Ещё немного и от её самообладания останется лишь скелет. Ей нужно было время, чтобы сообразить, подумать и решить, что делать дальше. Ей нужно время и тишина, чтобы не было лишних возгласов и криков, а, главное, посторонних глаз на замученном ребёнке и на самой Стелле.
Тони чувствовал себя виноватым, что было заметно по его взгляду, мимолётным жестам и движениям. Да это и понятно, ведь по большому счету, Эмма ещё сама ребёнок, Морган должен был позаботиться хотя бы об элементарных вещах, а не делать все наоборот и только хуже.
- Твои руки будут целы и невредимы, а вот за другую часть твоего тела я бы побеспокоилась, - прошипела Роуз, с прищуром глядя на Тони, но это был скорее мимолётный порыв гнева, который тут же улетучился, не оставив и следа. К этому она ещё вернётся, но сейчас явно не время. - Тони, я не буду решать за неё и уговаривать сделать шаг, который она делать не хочет. Я не могу решать все за неё, не имею права, как и ты. Хоть Эмма ещё и ребёнок сама. В ваших взаимоотношениях вам стоит разобраться самим. Если она действительно любит тебя, то простит, а я не буду стоять у вас на пути. Сейчас не время... Я попрошу её поехать домой, - тихо говорила Стелла, так, что слышать её мог только Тони, а остальные здесь присутствующие только догадываться.
Внезапно на них налетела Серена, словно ураган, она готова была смести все на своем пути. Но главной её целью был Морган. Она истерически вопила, что-то кричала и только привлекала ненужное внимание. Эмма же в свою очередь просто смотрела на все со стороны, играя с медведем. Видно она до того устала от всего, что и вмешиваться не хотела.
Не успела Роуз переключиться с младшей сестры вновь на скандал, как заметила приближающегося Алекса, у которого работала Эмма. Он быстро разрулил ситуацию со своей сестрой, отправив девочку домой. Стелле даже не пришлось открывать свой ротик, чтобы успокоить Серену. Лёгкий кивок в знак приветствия Алексу и такая же лёгкая улыбка, но слегка натянутая и уставшая. Несложно было понять, что что-то произошло, но Руссо не стал ввязываться в семейный разговор и что-то выяснять, оставив молодых людей разбираться самим. Стелла проводила взглядом уходящего Алекса и застыла на месте. Внезапно образовалась неожиданная тишина, ни одного слова и звука... Эмми всё также сидела на лавочке, устало склонив голову и вглядываясь в мишку пустыми глазами.
- Эмми, милая, - Стелла присела на корточки перед сестрой, пытаясь посмотреть в её глаза и поймать взгляд. - Эм, поехали домой? М? Тебе нужно отдохнуть, ведь так? Я сделаю тебе твой любимый чай в самой большой кружке и даже разрешу улечься на мою огромную кровать, - Роуз улыбнулась, взяв руки Эммы в свои ладони. - Поехали домой, пожалуйста. Хватит уже торчать здесь, - и вновь улыбка, ободряющая, успокаивающая.
Стелла поднимается, подавая руку сестре, чтобы та встала. Роуз многозначительно смотрит на Моргана, который также как и она в ожидании действий Эммы. Сейчас они поедут домой, чтобы разобраться во всем и решать хоть какие-то вопросы, если конечно же младшая Роуз не закатит истерику прямо здесь…

=> 29th Street, 16/ 5513

Отредактировано Stella Roze (2012-05-17 17:17:16)

+3

96

Вся эта ситуация просто выходила за рамки дозволенного. Серена действительно перешла грань и уже чуть ли не кричала и не громила эту больницу, но ведь она не могла поверить тому, что ее друг оказался таким человеком, способным поднять руку на хрупкую девушку. Она знала его достаточно, чтобы верить тому, что он добрый и веселый парень, с которым можно отлично провести время в кафе или в парке, так, по-дружески. Нельзя точно сказать, кто оказался прав в этой ситуации, но и винить Эс невозможно, ибо она его отчитывала не за пустые действия. Хотя девушка не смогла совладать со своими эмоциями и просто-таки накинулась на Тони. Все врачи не просто кидали свой взгляд на группу около кабинета, а кто-то уже останавливался и слушал крики двоих людей. Кто бы мог подумать, что их дружба сможет дать трещину тогда, когда Эмме нужна помощь. Почему Серена и Тони не подумали о том, что сейчас для Эм нужно спокойствие и отдых, а не эта сцена. Руссо слишком задела Моргана, за что прилично получила. Она никогда не представляла его таким злым и агрессивным, а юноша отлично показал себя в этой роли. Он не просто кричал, он был готов прибить Эс за ее слова, но вместе этого одарил ее чуть ли не пинком под зад. Эс, от толчка друга, чуть ли не влетела на своего брата. Алекс? Какого черта? Сердце бешено стало стучать в грудной клетке, казалось, оно сейчас вылетит и убежит далеко-далеко. Серена уже приготовилась слушать тирады Ала, ведь полчаса назад она ему вешала лапшу на уши о том, что ей просто жизненно важно быть у подруги. Как ни странно, но ее брат заступился за свою младшую сестричку, но и Пухлику досталось. Он обернулся лицом к Серене. Девушка казалась по сравнению с ним миниатюрной и такой хрупкой. И вот на Эс обрушилась волна слов Руссо. Мужчина просто негодовал, впервые он накричал на свою маленькую девочку при всех. Казалось, что кроме двоих здесь никого не было. Он еще и меня обвиняет? Знал бы ты, Алекс, кто тут виноват, и что тут произошло! Вечно попрекаешь меня! Наконец настала тишина, и все следили за действиями Эс. -Отлично! -Та, нервно собрала свою сумку, протянув листочек Эмме, где был указан мейл, поцеловав ее в щеку, отправилась прочь из этой больницы, пообещав себе, что никогда более здесь не окажется. Девушка просто была шокирована тем, что ее родной брат выставил ее каким-то чудовищем, а ведь не она была виновата в этой ситуации. Не она же избила свою знакомую! Только на лестнице ей пришлось остановиться, услышав телефонный звонок. Заметив на экране дисплея имя своего старшего брата, Серена уже не испугалась, а подняла трубку и даже мысленно поблагодарила его за звонок. Хоть так она отвлечется от всей этой кутерьмы, а с Алексом..что с Алексом, больше она с ним не будет разговаривать. И даже в курс дела вводить не станет, надо, сам узнает всю суть истории от первого лица. Эс не хотела оказаться крайней, ей уже сполна хватило.

====>Ресторан «O'Chalet»

Отредактировано Serena Russo (2012-05-17 15:12:35)

+3

97

---> Парк
*Кабинет Алекса*
Итак бабочки в животе у Мими уже прогрызали путь на волю. При хорошем воображении можно было бы увидеть, как они вылезают из живота и начинают летать по коридору. От чего-то она уже не хотела идти к нему в кабинет. И каждый шаг стоил титанических усилий.  Нет, она все так же хотела увидеть голубоглазого Дантиста, но все же…все же она пришла без никакого там повода, да и он по всей видимости не шибко рвался к встречи, а еще её не отпустило от слов Билла. И её напрягало то, что она ушла. Наверное надо было бы поступить иначе. Что-то сказать. Может реально стоило бы переспросить не шутит ли он. И вообще в голове у малышки была такая манная каша, в которую все замешалось и кипело. Ноги в трех шагах от кабинета стали ватными и вообще напрочь отказывались идти. Щеки горели румянцем, хотя ничего не происходило и полова для этого не было. Мысли о том, что она кроме как привет и толком ничего не скажет помешивала всю ту манку, что варилась и запаривалась. Но уходить она точно сейчас не желала. 
Шаг. Бабочки целой толпой рванули наружу, от чего живот аж заболел. Кажется они пробрались в грудную клетку и острыми, как лезвия крыльями теперь делали себе там хода и туннели. Какие-то совершенно кровожадные бабочки. Хищники. И где только взялись. А может всегда были? Только спали. А тут появился Ал и разбушевал их, толкнул к активным действиям. Еще шаг. И она почти у цели. Уже не может дышать, потому что крылья мелких животных изрезали легкие и те вместо кислорода тонули в крови. Еще один шаг. Вот она дверь. Рыжик стучит. Теперь назад нет пути, теперь назад не убежишь. Она не знает было ли разрешение войти. Открывает дверь, входит.
Алекс сидит у себя за столом, вокруг полно бумажек. Пропадает дар речи, в горле пересохло. При том до такой степени, что язык словно превратился в наждачку. Маленькая прокашливается и теперь с горем пополам может говорить.
- Привет,  - Ри улыбнулась. Вот, теперь стало легче. А нужно было просто заговорить. Удивительно даже! Она не топчется у порога, проходит внутрь кабинета.
- А я тут была неподалеку, решила зайти, узнать как дела.
Ничего, что не так уже и неподалеку была. Ничего, что только что убежала от друга, который как-то уж не совсем в нужное время признался в симпатии. Если это правда. Если его слова не шутка, то всё могло бы повернуться совсем по другому, расскажи он рыжей раньше. Да того, как она успела познакомится с Алесом. Вдруг бы тогда она не убежала как можно скорее. Может быть и дружба бы вполне могла стать и не дружбой. А сейчас…сейчас её бабочки сходят с ума по удивительным глазам этого человека напротив.
- Надеюсь, я не оторвала от важного чего-то?  Просто уже обед..и я подумала…ай. Прости, наверное, было беспардонно прийти без какого либо предупреждения.
Вот только как бы она предупредила, если у них даже нету номеров друг друга. Он не брал номер рыжика, а она как-то даже об этом и думать не думала. Просто вид у Ала был усталый и удрученный какой-то. Явно чем-то озадачен.Да еще и эта малая куча бумаг, назначения которых она и близко не знала, выглядели весьма внушающее. «Да и вообще, а может у него и нету обеда…»

Отредактировано Missarinda Kroks (2012-05-13 19:31:42)

+2

98

*коридоры*

Ну вы даете, блин! С такими мыслями (в большинстве своем они были именно такого направления) Эмма наблюдала за перепалкой Тони и Серены. Ее возмущало все подряд - начиная от гневных речей Эси и заканчивая элементарной грубостью Моргана. Но девушка терпела и молчала, ибо знала, что если вмешается в это, то ей еще и не меньше остальных достанется. По первое число, как говорится. В коридоре появился Алекс. Ура, я надеюсь, хоть он сможет спасти их от массовых убийств. Хотя...стоп, первым же трупом буду я! Бежать, бежать-бежать! Она хотела уже рвануть куда подальше, но не успела, увы. Руссо склонился над ней и, как оно и должно быть, поинтересовался происходящим:
- Что здесь...
Мотнув головой, девушка уже хотела рвануть его за рубашку, усадить рядом с собой и на всех пожаловаться, но опять-таки не преуспела. Гневный крик Тони разорвал привычный шумок больницы:
– Девочка, кто ты такая, чтобы осуждать меня? Ты пришла сюда сочувствовать Роуз, вот и сочувствуй!
Склонив голову, Эми мысленно, что называется, вскипела. Тони, где твой разум? Что ты творишь? Зачем, за что? Потерпел бы, да и все. И...ты никогда не называл меня Роуз, тем более, в таком контексте. Это нечестно,-всхлип,-Лучше бы сам посочувствовал, а не устраивал тут детский садик с толканием понравившейся девочки. Эгоисты вы все,-всхлип,-Кого из нас тут нужно поддерживать? Она хотела было поговорить об этом с Алексом, все ему рассказать. Повиниться. Подняв голову, Эмма увидела, что никакого мужчины над ней, собственно, уже и не склоняется. Он давно уже возле той веселой компании, разбирается с сестрой. Ну и ладно. Ты такой же, как они. Я на всех обиделась. На всех, слышите? Странно, что Стелла ведет себя на удивление тихо. Хм.. Уставившись взглядом в пол, младшая Роуз перестала наблюдать за разворачивающейся картиной. А просто принялась бессовестно ковырять пальцем в пузе у медведя. Мальчик или девочка? Как мне его назвать? Медвеееедь, ты классный. Какое ты хочешь имя? Очнулась она на мгновение и лишь для того, чтобы услышать, как убегает Алекс. И попрощаться с Сереной.
- Эми. Дай знать, если захочешь поговорить.
Вздохнув, она кивнула. Все равно мой ответ для него ничего не значит. Впрочем, я его тоже подвела. Бедняге наверняка приходится самому бегать с документацией и всех обзванивать. Но все равно я обиделась. Мог бы и остаться, ну. Подбежала Серена, порывисто чмокнула Эмму в щечку и сунула в руки ей какую-то бумажку. Удивленно вытаращившись, Эм ее развернула и обнаружила, что там аккуратным почерком выведен мейл новой подружки. А вот это уже утешение. Как найду интернет, сразу же напишу. Я за нее даже не заступилась. Она никогда мне этого не простит. Прошептала еле слышно Серене:
-Прости меня, прости.
И вновь уткнулась взглядом в мишку...
...Однако, посидеть так просто ей не дали. Рядом присела Стелла, присела на корточки, вглядываясь в младшую сестру.
- Эмми, милая.
Ноль эмоций. Все равно дальше наверняка пойдет огромная речь, поэтому отвечать на подобную глупость не обязательно.
- Эм, поехали домой? М? Тебе нужно отдохнуть, ведь так? Я сделаю тебе твой любимый чай в самой большой кружке и даже разрешу улечься на мою огромную кровать.
Улыбка. Такая милая, сестринская. Словно они и не ругались пару дней назад из-за какой-то очередной вилки-тарелки.
- Поехали домой, пожалуйста. Хватит уже торчать здесь.
Попыхтев, Эми все-таки поднимает взгляд на сестру. Логично. Достаточно уже тут концертов по заявкам. Посмотрим, что дома будет,- она скованно улыбается и протягивает руку Стелле. Она же сестра. Она же поймет. Наверное...
...Сумка и медведь захвачены с собой, взгляд в пол, Эми ведут на казнь. В смысле, на парковку. Младшая Роуз едет домой. И тот малыш, что внутри ее, тоже. Кто знает, что их ждет. Может, очередной скандал. А, может, пироженка. Как пойдет...
...Полный усталости взгляд опущен на Тони. Что он думает? Что он чувствует сейчас? Улыбка неуверенно тронула ее губы, мимолетно преподнося себя мужчине. Улыбки - они такие, да...

===> 29th Street, 16/ 5513

Отредактировано Emma Roze (2012-05-14 10:55:03)

+3

99

Кабинет Алекса

Беготня и бумажная волокита, наконец, прекратилась, давая доктору Руссо уделить должное внимание пациентам. Если говорить откровенно, то Алекс никак не мог сосредоточиться на работе - у него из головы не выходила Эмма. Вернее, ее печальные глаза, как у потерянного олененка на водопое. Ломая голову над произошедшим, не проще ли было вернуться и попытаться все выяснить из первых рук? Нет, простых путей мы не ищем. Вечером мы будем долго и нудно пытать Серену, призовем девчонку к ответу.
Чем она могла насолить Тони? Или Тони ей? Нет, на Тони это не похоже. Конечно, он тот еще фрукт, но у этого парня должны быть серьезные причины для подобного поведения. Я отказываюсь верить в то, что он в чем-то виноват. Он - мой друг. А Серена распускает свой длинный язык, - размышлял молодой доктор, заканчивая с очередным пациентом.
- Всего хорошего, - Ал радушно улыбнулся и попрощался с мужчиной, но, как только за ним закрылась дверь кабинета, добродушная улыбка сползла с лица Руссо.
Как Эмма со всем справляется? - размышлял мужчина, приводя инструмент в порядок. - Она меня так избаловала, я уже отвык выполнять две работы одновременно.
Собственно, без Эммы Роуз в кабинете царила скука. Никто не бегает туда-сюда, никто не отпускает шуточки, не шуршит бумажками и не заливается счастливым смехом. Правда, в последнее время Эми стала все чаще и чаще приходить на работу без настроения, а то и вовсе в обнимку с плохим самочувствием. Алекс очень переживал за нее, ведь за время работы она действительно стала ему дорогим человеком.
Глаза боятся - руки делают, - Ал уселся за свой рабочий стол и принялся разглядывать кипу очередных бумаг. - Два дня. Прошло всего два дня, а я уже зарос в бумажной волоките по колено. Эмма, вернись, я все прощу!
Было огромное желание схватиться за голову или вообще выйти прочь из кабинета, но это оказалось бы поступком недостойным Руссо. Мужчина покорно принялся перебирать бумажки, кое-где вносил коррективы, кое-где расписывался и совершенно не следил за временем. Зря говорят, что счастливые часов не наблюдают. Занятые и те, у кого весь зад в мыле, не наблюдают!
Раздался тихий, даже робкий, стук в дверь, который Алекс пропустил мимо ушей, будучу увлеченным закорючками на своей личной подписи.
Эмма и расписываться  за меня умела, - негодовал про себя доктор. - А теперь сам за себя расписываюсь. Дожили.
- Привет. А я тут была неподалеку, решила зайти, узнать как дела, - проговорил тоненький женский голосок у двери.
Как гром среди ясного неба - в дверном проеме стояла Мими. Та самая рыжеволосая девочка, на которую Алекс так старался не смотреть там, в больничной палате Этьена.
- Мими, - мужчина резко подскочил на месте, отчего даже стол пошатнулся.
В воздухе повисла некая неловкость. Ал думал о рыжеволосой совсем не так, как взрослый дядя должен думать о восемнадцатилетней девочке. Он всеми силами отгонял от себя мысли относительно рыжей, дабы не поддаться искушению. Доктор Руссо знал, где работает Мими, знал, где сможет ее найти, но предпочел оставаться в бездействии. От греха подальше.
- Надеюсь, я не оторвала от важного чего-то?  Просто уже обед..и я подумала…ай. Прости, наверное, было беспардонно прийти без какого либо предупреждения, - попыталась оправдаться девочка, переминаясь с ноги на ногу.
- Не извиняйся, - Алекс быстро вышел из-за стола и направился к рыжей. - У меня уже обед. Наверное, - Мими не успела плотно закрыть за собой дверь, поэтому Руссо поспешил поравняться с ней и, предварительно бросив оценивающий взгляд на узкий коридор, прикрыл дверь.
И вновь где-то в подсознании загорелась лампочка о нехватке Эммы Роуз. Никто не напомнил Руссо про обед, никто не начал выпихивать его из кабинета. Мужчина бросил беглый взгляд на часы и понял, что если бы Мими сейчас не заявилась прямо в кабинет, то так бы и сидел наш доктор до визита следующего пациента.
- Не хочешь перекусить? - на мгновение Алу показалось, что он произносил эту фразу ранее. Интуиция его не подвела - фраза прозвучала ранее в тот самый день, когда он узнал о ранении своего друга. Но теперь Ал произнес ее с большим энтузиазмом. В глубине души Руссо надеялся, что однажды настанет тот день и час, когда Мими сама пожалует к нему в госпиталь, так как ему очень не хотелось называть свое общение или быть не понятым. Что же у них может быть общего, в конце концов?
- Я бы предложил тебе сходить куда-то, - задумчиво начал доктор, опираясь одной рукой о дверной косяк. - Но, боюсь, что в этот раз я ограничен по времени. - на лице мужчины скользнула виноватая улыбка. Ему так хотелось провести с Мими больше, чем какой-то час.
Девочка охотно согласилась, чем несказанно обрадовала нашего стоматолога. Воодушевившись, он снял белый халат и превратился в обычного смертного человека. Парочка проследовала в кафетерий, где прихватила съестные припасы, а затем направилась в небольшой парк, раскинувшийся аккурат позади здания госпиталя. Эдакий оазис среди шумных машин и высотных зданий.

Отредактировано Alex Russo (2012-05-14 20:28:03)

+2

100

-парк у госпиталя-
Опять его голубые глаза. Два бескрайних неба. В них не тонешь, как в океане, в них хочется летать, ощущать свободу, ветер, невесомость. И они такие теплые, словно не голубые вовсе. Словно этот голубой совсем не голубой, а песочный. Теплым-теплым, приятный. И так и  не хочется уходить от теплого песочка. Хочется еще и еще понежится.  Сердце так бешено колотиться по ребрам. Оно боится бабочек. Боится, что сейчас их острые крылья доберутся и до него. Но вместо этого пестрые крылатые сменили гнев на милость. Их крылышки вновь стали нежными, даже бархатными. И скорее напоминали лепестки какого-нибудь цветка. Они нежно гладили сердечко. И то понемногу сбавляло ритм. Мягкое тепло, идущее от голубого неба, приятной простыней обволакивало всю её. Словно купаешься в облаках. Так мягко, так нежно, так уютно. Просто дышать рядом. Здесь в одном кабинете.
Алекс закрыл дверь. Аромат его духов. Оказывается она запомнила его. И ей они безумно нравились. Хотя скорее всего дело не в самом аромате, а в том человеке, который его носит. Мы вообще любим всё то, что связанно в весомыми для нас людьми. Как-то неосознанно. Где-то на подсознании или в душе. Мы даже отдаем себе отчета почему так. Просто потому что нет на этот вопрос ответа. Так же как и нет ответа на вопрос: почему такая юная особо по уши втрескалась в эти небеса рядом? Ведь вокруг есть молодые ребята. Рядом есть друг, который любит её. А она просто стоит рядом с взрослым мужчиной и сходит с ума от этой его улыбки.
- Обед? Это отлично…судя по твоему рабочему столу он как нельзя кстати. Или наоборот не кстати…
Ей никогда не улыбалась мысль сидеть вот так вот за столом и разбираться с бумагами. Ладно бы это была какая-то литература. Это совершенно иное дело. Но ведь это наверняка какие-то цифры. А это тааак скучно. Ладно другое дело людям в рот лезть. Так хотя бы с людьми работает. А с людьми, даже если они тебя боятся, или попросту ненавидят, куда лучше, чем с цифрами и всевозможными отчетами да расчетами.
- Отличная идея, - как то аж слишком радостно согласилась рыжая. Кажется тут и слепой, глухой заметит то, что творится внутри у этой крохи. Знаете, она то маленькая. Но сердце большое. На столько большое и доброе, что вы даже и представить не можете. И чувства в нем просыпаются и греют самые чистые, самые настоящие. И если глаза Алекса – небо, то сердечко Мими – океан. Огромный, бескрайний. Загляни в этот океан одним глазком и останешься у берега навсегда. Ты просто не пожелаешь уйти, океан просто не сможет тебя отпустить.
- Ой да ладно. Какая разница где, - она бодро шагала по лестнице, - Главное, с кем.
Да, именно так оно для неё и было. Да ей и есть уже не особо и хотелось. Еще бы! Когда у тебя в желудке целая армия бабочек как то оно не лезет. Но все же она вместе с Алексом зашла в больничную столовую Пахло так признать очень даже аппетитно.  А на улице солнышко, тепло, краса. Просто шикарная погода не переставала радовать и радовать. Так что выйти в небольшой парк у больницы было более чем отличной идеей. Ясное дело, что никаких подстилок у этих двоих нету, но не беда. Не топтать же им на лавке. Это грустно и…и явно Мими была бы не Мими, если бы поступила так, как по идее должен поступить любой другой человек. Не боясь испачкать платьице травой, она направилась прямо на газон. У Алекса в принципе не было выбора. Хотя почему же? Он мог бы и на скамейке примостится. Если бы рыжик не потащила его за руку:
- Пошли на травку. Она здесь такая мягкая-мягкая! Прямо как новый ковер!
Рыжик дошла до старого дуба. Здесь и тень, и спиной облокотиться. Легко малышка опустилась на землю. Она свободна до завтра, а находясь рядом с Алом даже не могла думать не о чем. Вообще.
- Расскажешь как у тебя дела?

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика