vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика


Госпиталь имени Святого Патрика

Сообщений 101 страница 120 из 480

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы посещений:</b></center><br>
пн: 07:00 - 20:00<br>
вт: 07:00 - 20:00<br>
ср: 07:00 - 20:00<br>
чт: 07:00 - 20:00<br>
пт: 07:00 - 20:00<br>
сб: 08:00 - 18:00<br>
вс: 08:00 - 18:00<br>
помимо основного графика<br>
 приёмов, в остальное время <br>
врачи работают посменно <br>
в дежурном режиме и <br>
ночные смены.<br>
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 227px;margin-left: 350px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Гигантским "городом здоровья" называют американскую больницу, которая расположена в центре Сакраменто в живописном месте и утопает в зелени. В клинике есть специальные площадки  для приземления  медицинских  вертолётов, оснащенные современной техникой.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kat.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">госпиталь им. св. патрика</div>

<div class="saccita">600 I St, Sacramento, CA 95814</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

+1

101

Парк у госпиталя

Девочка бодро вышагивала по коридору больницы, а рядом вышагивал доктор Руссо, ловя на себе оценивающие взгляды врачей и медсестер. Поначалу он не придал этим взгляда никакого значения, но после, когда парочка добралась до кафетерия, на Алекса напало непреодолимое желание покинуть стены больницы и как можно скорее. Мими не замечала сверлящих ее взглядов, казалось, что рыжая замечает на себе только взгляд Алекса, а не каких-то там размалеванных девиц.
На родную сестру Руссо девочка явно не тянула, да и Серену в больнице не запомнил разве что слепой и глухой. Своим бесцеремонным поведением Пухлик успела отметиться везде, куда только смогла добраться - кафетерий, ординаторская и даже отделение интенсивной терапии.
Выйдя за пределы госпиталя, Алекс облегченно вздохнул и сбавил шаг. Парочка прохожих, увлеченных беседой, прошли мимо и Ал смог почувствовать себя лучше. По крайней мере никто не сверлил его и Мими вопрошающим взглядом, от которого сразу становилось не по себе.
- Пошли на травку. Она здесь такая мягкая-мягкая! Прямо как новый ковер! - рыжая мягко взяла Руссо за свободную руку и потащила в сторону дуба, подпрыгивая при каждом шаге.
Алекс широко улыбнулся, как мальчишка-подросток, и с радостью устремился за рыжей. Своей детской непосредственностью эта девчонка смогла бы растопить сердце даже самого бесчувственного сухаря.
Странно, но ступая вдоль парковой дорожки, на Алекса невольно нахлынули воспоминания об Агате и о том, как она пришла к нему в больницу первый раз. Как стойко мужчина боролся с желанием поцеловать испанку и с каким рвением вытаскивал ее из воды. С Мими же все было иначе: спокойствие, размеренность. Серебристая ауди не норовила сбить парочку, а прохожие перестали пялиться. Ал отогнал от себя призрачные воспоминания о другой женщине и уселся рядом с Мими на зеленый "ковер"
- Расскажешь как у тебя дела? - бесхитростно поинтересовалась малышка.
Если бы сейчас молодой доктор наслаждался прохладной водой без газа или сандвичем с тунцом, то непременно бы подавился. Удачно, что Руссо только-только открыл бутылку с водой, но не успел сделать и глотка.
- Как у меня дела? - медленно повторил Ал, удивленно смотря на девочку, словно переспрашивая.
Ей интересно как у меня дела? - не унимался внутренний голос. - Не обманывай себя, Руссо, ей плевать на тебя. Она спросила из вежливости. Да, элементарную вежливость еще никто не отменял.
Алекс немного замешкался, так как не знал что и ответить рыжей. Девочка направила на него две бездны глаз и ждала ответа, грубо переводить тему в другое русло или же промолчать.
Вряд ли ей интересны мои россказни об Агате или о проблемах дома, - размышлял про себя доктор, делая глоток воды. Мими все это время пытливо смотрела на него.
- Ну...- не очень охотно начал Руссо. - Вроде все как обычно. Работы навалилось в два раза больше, так как моя ассистентка сейчас на больничном. Напряженные отношения с сестрой, благо, мой старший брат приехал в город. Я очень надеюсь, что он сумеет как-то повлиять на ее безалаберность.
Мужчина запнулся и принялся смотреть куда-то перед собой. Зачем он рассказывает об этом Мими? Разве ей интересны будни тридцатилетнего зануды и сноба? Алекс хотел бы рассказать рыжей о чем-то веселом и забавном, отчего бы девочка залилась счастливым смехом, но жизнь его скучна и однообразна.
- Разве что, - Руссо воодушевился и развернулся к рыжеволосой. - На днях я купил Питу новую подстилку, а этот засранец все равно спит на диване, - мужчина добродушно рассмеялся.
Четвероногий друг Ала так и будет дремать на диване, даже если ему купить подстилку из золота или отборной говядины. Паршивец старается шифроваться и вовремя сбегает с удобного дивана, как только слышит приближающиеся шаги Алекса или Серены, но экономка ежедневно докладывает доктору Руссо, что его пес совсем обнаглел и сопит на диване открыто, не шугаясь и не убегая от женщины.
-Помнишь, как-то я обещал, что отдам его на рекламу собачьего корма? - с энтузиазмом спросил Руссо, ерзая на месте. - Я уже согласен пойти на этот отчаянный шаг.
- А у тебя что нового? Как рука? - любезно поинтересовался доктор, наконец отсмеявшись и возвращая себе серьезную мину на лицо.

+1

102

Рыжик не понимала почему такой просто казалось бы вопрос создает подобные паузы. Она уже засомневалась стоило ли спрашивать. «Ой, я наверное опять лезу не в свое дело…И он наверное не хочет отвечать…Эх. Ну вот.» Мысль менялась одна за другой, словно молчание длилось часы. Она ведь спрашивала потому что ей и правда было интересно. Ей интересно слушать абсолютно всё, что бы не додумался начать рассказывать Алекс. Хоть басни какие, хоть рекламу, увиденную сегодня утром за завтраком. Она с интересом выслушает все-все-все и даже еще больше. Все же, видимо проанализировав, и я не увидев подвоха, Ал решил рассказать о делах своих насущных. Вначале всплывало не слишком приятное. Как и у любого другого человека у него были свои неприятности и свои проблем. Мелкие и не очень. Рыжик все не давала Алу спокойно договорить. То и дело перебивала.
- А что случилось с твоей ассистенткой? Надеюсь ничего серьезного? – лга и правда обеспокоилась. Знает или не знает человека, а все же.
- Знаешь. Я бы с удовольствием помогла тебе с твоей работой. Ты выглядел таким печальных за столом среди тех бумах…Только я совершенно ничего в этом не смылю. Никогда не сталкивалась с бумажной работой. Это наверное сложно да? А что там за бумаги? Счета? Если счета, тогда всё еще не страшно, ведь так? Ой, или это конфиденциальная информация? Прости..я перебила.
Она умолкла и развернула шоколадный батончик. А что же еще она могла взять себе на обед. Чудо в перьях. Такую сладкоежку будешь искать и не найдешь. Мясного может ничего не есть неделями, но в день обязана умолотить хотя бы конфету! И что-то мучное. И обязательно сладкий чай, или кофе. А может и то, и другое.
Последовали следующие новости. Как оказалось у него есть еще и брат. Мими хотела бы себе старшего брата. Хотя ей и жаловались когда-то девочки, что ничего хорошего в этом нету. Эх, смыслят они ничего. Старший брат это классно. Это очень классно.
- А что у вас случилось с Сереной? Правильно, её ведь Серена зовут?
Рыжик отчетливо помнит его младшую. Та была не слишком то и дружелюбна при знакомстве, но ничего страшного в этом малышка не видела. Ну, вдруг у человека была плохое настроение. Или еще чего. Это ведь жизнь! Всякое случается!
- Ой, а как зовут твоего старшего брата? И почему вы не вместе, не в одном городе? Я вот всегда братишку хотела! У меня есть две старшие сестры. Они классные! Всегда хотела быть такое же красивой, как и Мариам.
Она поняла, что вновь перебила своим потоком речи, скромный рассказ о прошедшем за последний месяц. Она просто не была в состоянии закрыть рот рядом с Алом. Все щебетала и щебетала. Батончик открыла, а до рта так и не донесла. Прекрасный повод дальше послушать собеседника.
- Я опять слишком много разговариваю, - порылась смущенным румянцем кроха и стала жевать сладость. Похоже настроение возвращалась к молодому стоматологу. Он заговорил о своем четвероногом любимце. Мими просто обожала этого пса! До чего веселый и беззаботный!
- Неееет, не надо его на рекламу. Давай я попрошу его быть примерным животным? – масяня улыбалась от уха до уха. – Он у тебя такой крутой. Кажется я даже скучала по Питу. Давно никто не валял на земле.
Она вспомнила как он на радостях валил её на землю. Не специально конечно. Просто веса в нем было больше, чем в рыжей чудилке. Вот и получалось так, что она в итоге лежала на полу и пыталась подняться из-под тяжелых лап лабрадора.
Эстафетная палочка перешла в руки к Ри. Теперь её очередь рассказывать как у неё дела. Во второй раз за день рассказывать новости прошедших дней – идея не слишком то и удачная. К тому же рядом с Алексом о грустной как то уж совершенно не говорилась. Хватит ей уже грустить. Нагрустилась. Приключений и хлопот на попу было предостаточно.
- Ой, рука уже в порядке, - демонстративно вытянула ручку вперед, - Я уже даже полторы недели на работу выхожу. Так что всё отлично. Сегодня еще и друг вернулся в город.
Она как то машинально рассказала про Билла. Теперь вспомнила, на какой ноте они разошлись в парке и ей стало стыдно и неуютно за свой уход. Но поток речи не прекращался и хорошо.
- Встретила его сегодня у пиццерии утром. Попросила, чтоб меня подменили. День теперь гуляю. Внеплановый выходной. Хорошо, что погода отличная. Ой. Я еще сегодня в первый раз каталась на мотоцикле. Оно было прикольно…но больше не хочу. Страшно. Такое чувство, что в любом момент можешь свалиться.
Она остановилась и откусила еще от сладкого батончика. За этим тарахтением обедалось медленно-медленно.

+1

103

Парк у госпиталя

Алекс не ожидал, что малышка проявит такой интерес к его личной жизни. Девочка задавала вопросы, кажется, ее действительно волновали проблемы молодого доктора. Мими разве что в рот к нему не заглядывала. Распахнув свои большие глаза, ей не терпелось узнать как можно больше, будто бы своим отсутствием она упустила что-то очень важное и значимое. Единственным значимым событием в жизни стал, пожалуй, разрыв с Агатой. Но рыжая пусть думает, что покупка новой подстилки для Пита.
- А что случилось с твоей ассистенткой? Надеюсь ничего серьезного? - обеспокоенно спросила Мими. Алекс перевел на нее удивленный взгляд, помолчал, а затем ответил.
- Очень надеюсь, что ничего серьезного. Типичное недомогание. Она много работает, ей просто надо отдохнуть, - доктор тепло улыбнулся, вспоминая последний рабочий день мисс Роуз.
- Знаешь. Я бы с удовольствием помогла тебе с твоей работой. Ты выглядел таким печальных за столом среди тех бумаг, - Алекс удивленно вскинул брови. - Только я совершенно ничего в этом не смылю. Никогда не сталкивалась с бумажной работой. Это наверное сложно да? А что там за бумаги? Счета? Если счета, тогда всё еще не страшно, ведь так? Ой, или это конфиденциальная информация? Прости..я перебила, - без остановки тараторил рыжик, а в словах ее Ал уловил неподдельную искренность и желание помочь.
- Добрая ты душа, Мими, - мужчина бесхитростно улыбнулся и развернул свой сандвич. Ал был так напряжен с самого утра, что никакая булка, никакое ароматное блюдо в горло не лезло. То ли нервы из-за работы, то ли приезд брата, то ли беспокойство за Эми - черт его знает.
- Спасибо, что предложила помощь. Ты первая, кто рискнул, - Ал подмигнул рыжей и мысленно похвалил ее энтузиазм. - Счета, медицинские карты, выписка...Одним словом - скука. Меня больше интересует работа с людьми, нежели с бездушными бумажками.
Мими принялась поглощать свой сладкий батончик, а Алекс принялся за сандвич. Странно, что он, такой ярый противник фаст-фуда и прочей лабуды, сидит сейчас на траве и ест какой-то бутерброд. Ладно сидел бы он в кафетерии, как все нормальные люди, или же отправился отобедать в более приличное заведение. Да, Руссо, тебя совсем не узнать.
- А что у вас случилось с Сереной? Правильно, её ведь Серена зовут? - учтиво произнесла девочка, отрываясь от своего скромного обеда.
- Да, ее зовут Серена, - Алекс снова улыбнулся, на этот раз на лице его нарисовалась грустная улыбка. - Она сложный ребенок, поэтому у нас возникают конфликты на разной почве. От того, как она одевается, до того, во сколько приходит домой.
Ребенок двадцати лет ни во что не ставил своего братца - единственная и истинная причина всех скандалов и ссор. Алекс очень боялся, что сестра перестанет его любить и уважать из-за того, что он так ограничивает ее свободу. Но поступить иначе Ал не мог.
- Ой, а как зовут твоего старшего брата? И почему вы не вместе, не в одном городе? - когда разговор зашел о старшем брате, Алекс заметно напрягся и даже есть перестал.
- У него своя жизнь - у меня своя, - достаточно размыто ответил Ал. - Его зовут Ник, он старше меня почти на десять лет. - вот и все, что рыжику положено знать о Руссо - старшем.
- Я вот всегда братишку хотела! У меня есть две старшие сестры. Они классные! Всегда хотела быть такое же красивой, как и Мариам, - радостно продолжила малышка.
- Что значит такой же? - серьезно переспросил доктор Руссо. - Ты очень красивая, Мими, - с теплой улыбкой на губах вещал мужчина.
Ты очень красивая. Он столько раз адресовывал эту фразу совершенно разным женщинам, что слова вылетали из его большого и бесполезного рта сами собой. Ты очень красивая. Мими явно смутилась, а Ал посчитал себя идиотом. Кто он такой, чтобы делать подобные комплименты этой девочке?
- Я опять слишком много разговариваю, - смущенно заявила кроха и вернулась к своему сладкому батончику. Как этим вообще можно наесться?
- Ничуть, - спокойно ответил доктор и так же предпочел вернуться к своему обеду. Будь на месте Мими другая девушка или женщина, Ал непременно бы снисходительно кивал головой, а про себя думал что-то вроде "Женщина, почему ты так много разговариваешь?!". Но это же Мими. Миленькая маленькая девочка. Таким девочкам положено трещать без умолку, умиляя взрослых дядь.
- Неееет, не надо его на рекламу. Давай я попрошу его быть примерным животным? - как только речь зашла о четвероногом любимце Руссо, девочка сразу же оживилась. - Он у тебя такой крутой. Кажется я даже скучала по Питу. Давно никто не валял на земле.
Алекс снова искренне улыбался, глядя на малышку. Попросить Пита быть примерным животным? Рыжая, дай Бог тебе сил и удачи!
- Мне кажется, Пит скучает по тебе, - или все же не только Пит? - На земле валять некого, а Серена уже не поддается на его уловки, - весело продолжил мужчина. - Не хочешь погулять сегодня с нами?
На мгновение Ал запнулся и чуть не хлопнул себя по лбу. Зачем? Зачем ты это сказал? Сейчас она тебя не так поймет. А если и поймет, то уж точно не согласиться. Сдался ты ей, старпер.
- Ой, рука уже в порядке, - рыжая демонстративно вытянула руку вперед. - Я уже даже полторы недели на работу выхожу. Так что всё отлично. Сегодня еще и друг вернулся в город.
Когда же тема перешла в другое русло, Алекс немного расслабился и уже забыл о том, что успел ляпнуть полминуты назад.
- Я очень рад, что ты поправилась, - сердечно произнес Алекс, как произносит величайший хирург, общаясь со своим бывшим пациентом.
Что там за друг у Мими? - Алекс отвел взгляд в сторону и нахмурился. - Это он катал ее на мотоцикле? Какая безалаберность, она же маленькая девочка, а не сорокалетний рокер, - размышлял доктор, доедая свой сандвич. Конечно, в большом и уютном кадиллаке куда безопаснее и комфортнее.

+1

104

Парк у госпиталя

Она слушала Алекса, записывала на пленку каждое его слово, каждую деталь, не смотря на то,  что говорил он не так уже и много. Она как и обычно следила за мимикой его лица. Только вот в этот раз уже не вторила ей. На лице у маленькой постоянно горела лучезарная улыбка. Такое чувство, что она решила заулыбать весь мир до смерти. Ну, может не мир. Но Сакраменто точно. Она так раз доела свой батончик. Не то. Чтоб наелась, но чувство голода пропало. И на том хорошо. Да и вообще сейчас не о нем. И не о батончике. Не о шоколаде, минералке . И даже не сандвиче! Кажется Мими даже забыла о том, то они в парке у госпиталя. И что по тротуару выгуливают больных. Люди смотрят на двух совершенно разных на вид людей и улыбались. Да и правда. Что у них вообще если общего? Ему 31, он выучился, устроился на хорошую работу, воспитывал сестру, живет в своей квартире, да и вообще абсолютно самостоятельный взрослый человек. Она милое дитя со сказками в голове и отсутствием планов не то, что на жизнь в глобальном смысла, а даже на день грядущий. У них разница на полжизни. И как только так случилось, что они вдвоем сидят и болтают посреди газона. И как так получилось, что именно в этого мужчину рыжику довелось влюбиться. Каким чудом он залез ей в мыли и запал в душу? Наверное он там был еще до знакомства. Еще до того, как Ри появилась у него на пороге с пиццей в руках. До того, как помогала спасать квартиру от потопа, и до того, как встретила его в ту ночь на пляже. На её любимом месте. В её убежище. Наверное он был где-то в мыслях еще до того, как они вместе стояли у койки Тьена, и до того, как его улыбка успокаивала её в разы лучше любых препаратов. Он был где-то в сердце еще до того, как она уснула у него на плече. Он просто однажды появился и разбудил все то. Что ждало своего времени. Просто так уж сложилось, что появились на свет они в несколько разное время. Просто так уж сложилось, что они ходили по улицам одного и того же города, но мимо. Просто так уж сложилось, что Мими должна была вырасти. Хотя бы немножко. Самую малость. Именно поэтому они все время ходили одними и теми же улицами, под одним и тем же небом, вдыхая один и тот же воздух, но все-таки мимо друг друга. Наверное он всегда жил у неё в голове, ездил в отпуск в душу и иногда забегал в сердце за покупками. Наверное это действительно так. Ведь почему иначе её бабочки так сходят с ума рядом с ним? Почему её бабочки прогрызают себе путь к солнце и кромсают острыми крыльями легкие?
- Погулять? Я хочу, очень, - сияла рыжик. Кажется, что сейчас она была даже ярче солнца. Куда там этому пятну на небе, когда под старым деревом, в тени горит, сияет и излучает добро, радость и просто счастье маленькое рыжое существо. Существо с острым носиком. Куда там солнцу, если это маленькое земное нечто, сотканное их чистого и мягкого света, сидит рядом со своим небом. Пусть это небо и не совсем её. Хотя было ли это небо небом еще для кого-то? Так вообще бывает?
- Надеюсь не буду мешать?
Даже не смотря на то, что Алекс сам предложил она переспрашивает. Ну, авось он уже и передумал, авось вспомнил о ком-то, или о чем-то. Да что угодно. Да и…она и правда не хотела мешать. И она правда очень хотела бы увидеть Алекса еще раз сегодня. Кроха потянулась, прикрыв на время глаза. Легкие ветерок пробежался по волосам Мими, добираясь и до Алекса. И куда же этот ветер торопится? К кому. Ведь есть к кому, иначе бы не смешил, иначе сидел бы себе тихонько в своей конуре где-то на Мадагаскаре. Играл бы в карты с лемурами и пел бы песни крокодилам. А так нет. А так ему точно есть к кому торопится. Может у него, у этого ветра, есть где-то другой ветер. И они так хотят встретиться, но не получается!  Не справедливо это! В мире вообще много несправедливостей. Вот луна с солнцем, например, тоже никогда встретиться не смогут. Вот разве это честно! Рыжик завалилась на траву. Рыжие пряди цветами раскинулись на траве. Здесь газон и правда напоминал ковер. Наверное даже на футбольных полях трава не так хороша.  Бабочка, простая капустница играя на перегонки с ветром невесомо опустилась на кончик носа Ри. Крокс засмеялась и крылатая поспешила улететь.
- Люблю май. Еще не пришла летняя жара и духота, но уже достаточно тепло для того, чтоб проводить все свободное время на улице.

+1

105

Парк у госпиталя

Беседа с рыжей шла без каких-либо напрягов. Если же изначально Алу показалось, что девочка дверью ошиблась или случайно не туда забрела, то теперь он был уверен в том, что Мими сама к нему тянется. Отсюда возникает следующий вопрос - зачем? Зачем столь юная особа таскается за тридцатилетним дантистом? Чего она добивается?
Во первых, рыжеволосая с Руссо не заигрывает, глазки не строит, намеков не делает. Говорит прямо и по факту. Домой к нему не напрашивается, а навестить пришла лишь из лучших побуждений. Что за черт? Мими совершенно не похожа на тех девушек, которые в свои законные восемнадцать лет ведут себя на все двадцать пять и выглядят соответствующе. Не было в словах рыжей никакой пошлости или скабрезности, что снова и снова сбивало молодого доктора с толку.
Алекс уже отвык от того, что кто-то с ним общается лишь из-за интереса. Молодые и привлекательные девушки хотели большего, чем теплое приятельство или дружба, но Мими не задумывалась о том, чтобы получить какую-то выгоду от этих взаимоотношений. Так кто же они друг другу? Друзья? Приятели? Знакомые? Два таких разных человека, а сидят себе и болтают.
Наверное потому, что с Мими очень легко. С ней не приходится строить из себя Мистера Важная Шишка, а можно просто быть самим собой.
Руссо не пытался очаровать малышку или впечатлить ее. Она нравилась ему, нравилась не только внешне, но и как маленький человечек с открытым сердцем. Очаровать ее - значит обмануть ребенка, давая ложную надежду на продолжение каких-либо отношений. Ал понимал, что эта девочка создана вовсе не для него, поэтому наш доктор молча поедал свой сандвич и скучал по тем временам, когда ему только-только исполнилось двадцать лет.
Была бы ты немного постарше, Мими, - думал про себя Ал, краем глаза посматривая на девочку.
Ее рыжие, пушистые волосы, мягкой копной падали на спину. Руссо боролся с желанием поднять руку и провести ей по волосами Мими, но нет. Нельзя. Держи себя в руках, что она о тебе подумает?
Доктор отвел смущенный взгляд в сторону и даже голову отвернуть попытался, но не смог. Он прилип глазами к образу рыжей, размеренно жующей свой батончик. Тоненькая, маленькая, почти прозрачная девочка без каких-либо намеков на женственные формы. Острые колени, как у мальчишки-подростка, тонкая талия, которую, казалось, двумя руками обхватить можно. Чего здесь желать то?
- Погулять? Я хочу, очень, - девочка буквально расцвела на глазах, услышав предложение погулять.
Вот черт, она согласилась, - Алекс широко улыбнулся, но про себя подумал, что, возможно, не стоило ему предлагать Мими еще одну встречу. Рыжеволосая могла это неправильно трактовать.
Ал одновременно страшился и желал этой встречи. Сердце его ускорило темп, получив положительный ответ, но он всеми силами старался ничем не выдать своего счастья.
- Мы с Питом будем ждать тебя в семь на набережной, - радостно проговорил Руссо, смотря на рыжую во все глаза.
Поменьше энтузиазма, идиот, спалился уже раз двадцать, - ругал внутренний голос, а Ал сидел и улыбался, словно мальчишка.
- Надеюсь не буду мешать? - тактично поинтересовалась девочка.
- Мне нет, а вот Питу...- Алекс сделал задумчивое лицо. - Думаю, он тоже не будет против, - мужчина открыл бутылку воды и подмигнул рыжей.
Да кто будет спрашивать этого Пита, я хочу, чтобы рыжая пошла с нами и точка!
- Люблю май. Еще не пришла летняя жара и духота, но уже достаточно тепло для того, чтоб проводить все свободное время на улице, - рыжая лепетала что-то про жару и май, а Алекс мог думать только о ее пушистых волосах.
Что это за запах? - молодой доктор принюхивался с минуту. Рядом с рыжеволосой все его тактильные и обонятельные рецепторы обострились, как ни странно.
Мими легла на траву, разбрасывая густые волосы по зеленой траве. Какой контраст, если бы Вы только смогли увидеть! Ал мечтательно скользил взглядом по силуэту малышки, в очередной раз борясь с желанием прикоснуться к ней. Если бы Алекс и Мими были бы в других, более близких отношениях, он бы непременно прилег рядом с ней, наплевав на свой дорогой костюм. Доктор Руссо наконец бы провел рукой по пушистым волосам, по бледной коже Мими, дотронулся бы до ее алых губ...Подождите, о чем это я?
Алекс вернулся с небес на землю и нервно сглотнул. Эти мысли совсем ему не нравились. Нет, ему нравились те чувства и ощущения, которые вызывает в его душе рыжая, но они казались ему чем-то преступным, чем-то запретным и постыдным. Руссо сразу же захотелось уйти, отмахнуться от этого наваждения, накрывавшего его с головой.
- Пожалуй, мне пора, - мужчина торопливо поднялся на ноги, не давая себе и дальше утопать в мыслях о рыжих локонах Мими и ее девственно алых губ.
- Я провожу тебя до дверей больницы, - Алекс поправил брюки и протянул девочке руку, чтобы та без особых усилий смогла подняться на ноги.
- Мы же увидимся вечером? - на всякий случай переспросил доктор, когда парочка уже вышла на парковую дорожку.

+1

106

Парк у госпиталя

Пора? Уже? Мими не следила за временем. Ей просто было хорошо. Просто солнышко светило. Просто мягкая трава и шоколад. Просто всё было так просто. И уютно. И он рядом. И она наконец-то знала, что думала о нем не зря. Что теперь наконец-то стало спокойнее. Что теперь можно расслабится и думать еще о чем-то кроме как о голубоглазом стоматологе. Мужчин, о котором она знала совсем ничего. Всего лишь, что у него есть брат и сестра. А еще Пит. Она всего лишь знала, что у него есть замечательный друг. Француз. И что он работает в госпитале рядом. Вот пожалуй и всё. А надо ли больше? Надо. Потому что ей интересно все. Даже такие глупости как любимый цвет или время суток. Какие он фильмы смотрит, книги читает. Читает ли он вообще. Она помнила, что в его квартире не хватало книжной пыли. Да-да, именно этого элемента, без которого и дом быть домом не мог. По крайней мере в понимании Мими. Ведь для неё дом – это её бесконечные томики с романами и краткими рассказами. Её дом это постоянный шум и миграция населения. В её доме всегда пахнет чем-то вкусным и горячим. Чем-то, что готовит мама. А потом собирается вся семья и вкуснятина скоро исчезает. Каждое воскресенье мать готовит яблочным пирог с заварным кремом. И каждый знает, что если Мими обнаруживает его первая – можно даже не надеяться на кусочек сладости. Рыжая делает себе сладкий-сладкий кофе с молоком, или сливками, берет любую, первую, что попадет под руку, книгу и усаживается на уголок. Опирается спиной о стенку холодильника, подпирает коленками томик с пожелтевшими страничками и полностью выпадает из жизни. А что делает каждое воскресенье Алекс? Если ли у него какая-то традиция вообще?  Ведь в воскресенье он не работает? Или же работает. Когда он вообще отдыхает. И сколько кладет ложен сахара в чай. Да черт возьми! Ей было бы интересно слушать истории даже о том, как он в первый раз упал с велосипеда, или получал ремня. Ей интересно всё, просто всё, без единого исключения.
Мими уже поднималась на ноги, как Ал протянул свою руку. С удовольствием приняв помощь, рыжее чудо встало на ноги. Она уже ждала вечера. Раз Миссисипи, два Миссисипи…Они направлялись к госпиталю. Ал пойдет обратно к своим бумагам, а Мимка протопает домой. Она не знала что будет делать и чем себя займет. Да она бы и не смогла делать ничего толкового. Бабочки сделали внутри её переворот, а в голове прогулялся теплый ветер. Разве можно что-то вообще, даже не требующее особо сосредоточения, вытворять?  Увидятся ли они вечером? Неужели требовался ответ? Неужели по рыжику не было видно?
- Да, конечно. Если ты еще не передумал, - малышка посылала вокруг себя лучи добра и света. Эти лучи не делали день жарче, они наоборот помогали непомерному теплу не так сильно жарить.
- Давай я оставлю номер? Если что-то изменится – скажешь.
Кроха продиктовала не хитрый набор цифр и ушла в своем направлении, помахав ручкой в безмолвном жесте «до встречи». Она была счастлива. Так счастлива, что чуть ли не попала под колеса велосипедистам. Хорошо, что они вовремя затормозили. Она была так довольна грядущими планами, что по невниманию хотела перейти дорогу на красный. Хорошо, что добрые люди одернули. Не слишком-то хорошей идеей было ей сейчас идти пешком. Но она любила ходить.  Так удобнее. Ты просто передвигаешь ногами в нужном направлении, думаешь о чем-то своем. В данном случае чем-то своим был Алекс. И зря она о нем думала, потому что в следующий раз добрых прохожих рядом может и не быть. Да-да, будь осторожной, Мимка.
Дома никого не было. Все по своим делам, как это обычно и бывает в разгар рабочего дня. Кошки гордо восседали на кухонных стульях. Каждая на своем личном. Рыжик достала из холодильника корм, подала обед пушистым обитателям. Себе разогрела молока с медом. Маленькая смотрела в окно. Там внизу туда-сюда ходили люди. Люди, которых она не знала, не знает и не узнает никогда. А есть ли у них такое же небо, как и у Мими? Ей было интересно. О! Сколько же её интересовало в это мире. Часто совершенно нелепые, ненужные вещи вызывали большую заинтересованность, чем они того стоят. Она ждала, пока часы укажут на нужную цифру. Как бы поступила любая нормальная девушка на её месте? Точно бы перемеряла половину своего гардероба. Выбрала что-то по её мнение абсолютно сногсшибательное и не факт, что вообще удобное для прогулки с животным.  Пилинг, маски, скрабы, прическа, макияж. Полный набор. Туда побежала, сюда побежала. Полным полно паники! И о трагедия лак на ногах не подходит под цвет сумочки! Что же делать, что же делать? Немедленно менять сумочки! А значит и туфли. А под те сиреневые босоножки не походит это платье, значит нужно менять на другое. И вновь примерка всего гардероба по новому кругу. Обязательно опоздать на сорок минут. Ну, куда же без этого? Нет-нет! Без опоздания это вообще не дело.  Что делает Мими? Она пьет молоко и думает обо всем и ни о чем сразу же. Её кошки устроились вокруг своей хозяйки и мурлыкают, подражая тракторам. Лучше любой музыки. Кроха собирается, рассчитав время. Хотя этого времени ей то особо не понадобилось. Просто надела юбку, да майку. Не заморачивалась о макияже. Разве что подправила реснички. Пару раз мазнув тушью. Заплела рыжую гриву волос в полнее милу косичку. Вышла за дверь, закрыв квартиру на ключ. Она опять пошла пешком, не задумываясь о транспорте. Время было даже с запасом. Она шла любимыми улицами, любимого города к человеку, от которого бабочки опять сходили с ума. Она не шла, она парила над асфальтом. Она как-то даже и не заметила своей дороги, а уже была на набережной. Здесь как обычно бывает вечером было полно людей. Она стояла на том месте, где было договорено встретиться. Ей было не тягость ждать. Ожидание просто еще больше будоражило этих надоедливых крылатых. Они в ответ еще с большим азартом разрывали Мими на кусочки.   

---> Набережная

Отредактировано Missarinda Kroks (2012-05-19 00:56:06)

+2

107

<---- из дома

Не то, чтобы я ждал от нее покаяния и признания собственной безмозглости, но и хамского заявления о том, что такое поведение – есть норма, тоже не ожидал.
- Хорошо, буду орать на тебя тише, - пытаясь скрыть самодовольную улыбку, заявил я, ну все,  победа, Рей, наконец, замолчала и вела себя смирно. Стоп, кто тут орал последние пять минут? Оба хороши.
Мой маячок к ее трезвому рассудку был услышан, и Джордан вполне спокойно, без лишних эмоций, тихо, смотря мне прямо в глаза. Ей било страшно, волнительно и неуютно, я отчетливо видел ноты смятения и  переживания в ее стальном, дымчатом взгляде. Я слушал ее и тоже представлял. Ну гипотетически, как Брук и выразилась. Если сейчас мы сходим в больницу и наши опасения подтвердятся, Рей беременна, что тогда? В горле пересохло, я молчал, не зная, что сказать. Денег на аборт? Это я могу, но еще ни одна девушка вот так прямо не сообщала мне, что собирается избавится от ребенка, от моего в том числе ребенка.
Я провел по своим взлохмаченным волосам рукой, зачесывая их назад и не зная, стоит ли сейчас прикасаться к взвинченной девушке.
- Аборт – это не выход, но если ты так решишь, конечно, я дам денег. - Мой голос звучал несколько огорченно. Вопреки всем существующим обо мне мифам, я не был ни бабником, ни мудаком, ни тем более мужчиной, который сподвигнет свою девушку на такой шаг. Все эти глупости выдумывают сами женщины, чтобы их мужчины в глазах подруг выглядели наиболее брутально, приписывая им многочисленные романы и победы, которых они не совершали. Победы и проступки. Так вот я был нормальным, да, лентяем и весельчаком в недалеком прошлом, но не скотиной. Мне было жаль Бруклин, жаль, что из за меня, из-за нашего с ней порыва она оказалась в такой ситуации. Мы оказались в такой ситуации.
Что еще сейчас я мог предложить Рей? Если она действительно беременна и не выберет аборт, то…
Нет, я не хотел жениться по залету, но мог, да, мог запросто. Так вот, если ожидания подтвердятся, мы поговорим, предложу ей переехать ко мне и как знать, может из нас выйдет вполне себе путевая пара, трудности  сближают, внешне Джордан очень даже ничего, не мисс мира, но милая, все упирается в ее невыносимый характер, но ведь и я тоже не ангел. Я не стал ей больше ничего говорить, потому что слова, сказанные в пустоту, не имеют веса. Мы пока ничего не знаем.
- Все будет хорошо, я тебя не брошу в этой ситуации, - не каждый день я говорил девушкам подобные вещи, такое со мной приключилось в первые, так что мне тоже было как то не по себе. Я хотел, чтобы Рей чувствовала, что она не одна, что она ни в коем случае не обуза и черт возьми, я хочу проводить с ней время. Может быть не так, мотаясь по больницам, но и так тоже сгодится.
- Еще не так поздно, думаю, что нам повезет, если нет, останешься у меня, утром съездим, не бойся, через это проходят почти все девушки, они не умерли, ничего страшного, - ну да, мне то легко говорить, но по сути, рано или поздно мне бы пришлось завести семью, детей, я никогда не задумывался над этим, но сейчас… Если судьба посылает тебе такой шанс, почему нет? Хуже не будет.
Мы сели в первый трамвай, что шел до местной городской больницы. Я обнял девушку за талию, глядя в окно.
- Конечно, с тобой. Прости, что не оправдал твоих ожиданий. – На выдохе произнес я, стараясь не смотреть ей в глаза. Следовало мне сразу догадаться, что Бруклин будет чего то ждать, - Не думал, что такие как ты могут… Ну ты поняла. – Что я хотел сказать? Могут влюбиться, могут ждать звонка, могут вообще переживать из-за какого то там парня? Да, я думал, что эти байки не про Джордан, но на деле она оказалась девушкой от кончиков пальцев и до пят: такой же наивной, милой, как и многие ее сверстницы. Это хорошо, просто немного неожиданно.
Я провел рукой по ее пояснице, отмечая, что те джинсы, что в марте с нее буквально спадали, сейчас сидели очень даже плотненько.
- А ты поправилась, - это вовсе не звучало как укор, и я сильнее притянул ее к себе, обнимая за талию.
Мы вышли, упираясь взглядом в госпиталь имени Святого Патрика.
- Если ты не пойдешь, мы так ничего и не узнаем. Давай, хотя бы сделаем вид, что у нас все хорошо?
Сплетни ему тоже были ни к чему, да и Брушу он с удовольствием отгородит от пересудов, если она подыграет.
Оставив брюнетку бояться судного часа в дверях, я подошел к регистратуре, наклоняясь к окну и отчетливо произнося:
- Добрый вечер, мне нужен гинеколог.
- Вам? – Женщина подняла свои очки, глядя на мою персону крайне подозрительно.
- Ну не совсем мне, - замялся я. Действительно, если бы мне, выглядело бы странно. – Моя девушка хочет попасть на осмотр. Сейчас. Это возможно?
- И где же она? – вернув свои очки на место и стуча пальцами по клавиатуре, спросила администраторша.
- Вон, - я кивнул в сторону входной двери.
- Бруклин, милочка! – Она всплеснула руками, вскакивая с место. – Что же ты раньше не сказала? А по какому вопросу?
Тут я снова растерялся, это что, так и надо говорить «хотим узнать, не беременна ли случаем», никогда не ходил к гинекологу, жесть.
-Сара, - Прочитав имя на бейджике, я постарался говорить потише, надеясь, что и любопытная и крикливая врачиха сбавит обороты, но не тут то было. – Ну, зачем ходят к гинекологам?
Та посмотрела на меня, как на дурака, закатив глаза и намереваясь перечислить сто пять причин посетить «любимого» врача, о которых я и не догадываюсь.
- Хотим узнать об интересном положении моей девушки. – Ну как еще сообщить?
- Так Брук беременна? Счастье то какое. – Цепкая лапа врача уже вцепилась мертвой хваткой в локоть Рей, волоча ее по коридору и голося:
- Молли, Дженнифер, Марго! Слышали новость? Наша девочка беременна и молчала, такое событие! – На шум, поднятый этой дамой сбежалось человек десять каких то баб, все окружили Джордан, начали ее о чем то спрашивать, на мою скромную персону в этом балагане никто не обращал внимания, так что пришлось терпеливо ждать и слушать.
- Милочка, - вещала уже другая полная дама, уводя Рей все глубже в коридор, свита поспевала за ними. – Норманн уже ушел домой, но завтра в девять он будет, Лизи в отпуске, но ты не переживай, Молли уже отправилась за ставить чайник, сейчас мы тебе все оформим. В отпуск ты когда собираешься? Сходишь в бухгалтерию,  отдашь справки, тебя поставят на учет на декретные, поняла?
Я взялся за голову,  дурдом на выезде. Наконец, вся толпа человек в двадцать оказалась в каком то похожем на лекторскую аудиторию помещении. Посередине стояли сдвинутые столы, стулья, кто-то уже суетился и доставал стаканчики, появилась женщина с тортом… Я перевел взгляд на Брук, крутя пальцем у виска, пока никто не видит. Ну спасибо, Джордан, притащила меня в какой то цирк.
Сев на стул, я отодвинул тот, что стоял рядом, кивая на него Рей.

+1

108

Никогда в жизни не могла подумать, что я такая жуткая трусиха и паникерша. Я всегда была уверенна в том, что не смотря на свои фобии, я смогу с ними справиться. Ну взять хотя бы в пример мои жуткий страх перед высотой. Ведь когда то именно по карнизам высокоэтажного дома я улепетывала от  Шерон, именно на самолете я летела в Испанию, и в принципе была душкой и не устраивала истерики. А тут, тут я просто не находила себе места от паники, которая овладела мной полностью. Я подтолкнула Рому в сторону регистратуры, а сама тут же попыталась слиться с белоснежными стенами или же притвориться фикусом. Боже, сделай так, чтобы сегодня меня никто не узнал и мой поход к гинекологу остался для всех тайной. Да, я нервничала, очень нервничала, видимо сейчас в моей жизни появился новый страх, по сравнению с которыми все мои остальные фобии казались невинными шутками. Если я все-таки беременна, что будет если я все-таки беременна?
Я не находила себе места, так и топталась в дверях поликлиники сворачивая низ футболки в морской узел, лишь изредка уступая дорогу поздним посетителям. Эндрюс о чем то говорил с регистратором, и из-за его широкой спины я не видела лица надоедливой женщины. Что-то он долго копается, и меня, если честно, не очень это радовало. Обычно администраторы просто называли номер кабинета, ну и стоимость осмотра, если он был платным, а сейчас…
- Так Брук беременна? Счастье то какое!
Громкий и звонкий голос, казалось, оглушил весь зал ожидания. Все посетители, что находились сейчас в помещении, перевели взгляд на меня, и я почувствовала, как мое бледное от испуга лица постепенно становится ярко красного цвета. На мгновение я даже забыла дышать, так и стояла на месте, изумленно хлопая ресницами и глядя на Рому. Что происходит? Какого хрена ты сказал им?
Когда я увидела, что в мою сторону уже спешат знакомые, я стала судорожно перетаптываться на месте, пытаясь придумать и найти все пути отступления. Куда мне бежать? Что мне делать? Что я скажу этим курицам? Может еще не поздно выбежать из больницы и сделать вид, что меня тут и не было вовсе? Вот Рендал, олень, не мог промолчать? Зачем было хвастаться на всю регистратуру о моем шатком положении?
Я уже было рванула в сторону выхода, как сильная рука моей сменщицы обхватила меня за локоть, вскоре присоединились и другие медсестры. Они стали заваливать меня какими-то бестолковыми вопросами, на которые отвечать мне абсолютно не хотелось. Беременность, беременность, беременность. Эти курицы делали из этого какой то нереальной счастливый праздник, а у меня же почему то только жутко болела голова.
Я отчаянно хватала губами воздух, не зная, что придумать в оправдание и как избавиться от общества надоедливых и болтливых сплетниц. Не хватало мне потом прийти на работу и ловить на себе осуждающие взгляды, или же наоборот, получать от каждого встречного поздравления с таким прекрасным положением.
- Да успокойтесь вы уже, это же еще не точно, ну! – Я резко остановилась, когда девицы затащили меня в малую аудиторию, где мы собирались по праздникам или особенным случаям. Я оглянулась через плечо, переживая, что Рендал воспользовался случаем и сбежал из госпиталя, но нет, он устало следовал за всей этой катавасией, всем своим видом показывая, что такого исхода событий он точно не ожидал. Ну ладно, это меня не сильно печалило, важно было только то, что он остался и не бросил меня. То есть его словам все-таки можно верить? Или же ему просто тоже важно знать точную информацию.
Я слабо улыбнулась мужчине, виновато пожимая плечами и вновь разворачиваясь к девушкам.
- Как нету Норманна? Лизи в отпуске? – и меня вновь охватила паника. То есть, моего доктора в больнице нет, и не будет, ее заменяет наш обожаемый доктор Стефан, я не веду к тому, что он плохой специалист, нет-нет, меня больше смущал тот факт, что он был мужчин6ой. – Я наверное лучше приду завтра, да, приду ровно в девять и после осмотра обязательно зайду к вам. Молли, ты сейчас сломаешь мне руку! – Я наконец вырвалась из объятий своей сменщицы, пятясь вон из аудитории.
- А как же чай? Ты нам ничего не расскажешь? Бруклин, мы тебя так просто не отпустим. – Ох уж эта Дженнифер со своим тортом. Я кинула на девушку печальный взгляд, чувствуя, как довольно заурчал желудок при виде угощения. Может хуже уже не будет?
Я вновь посмотрела на Эндрюса, который устало развалился на стуле, радуясь тому, что все внимание женщин принадлежит не ему, пытаясь понять его реакцию и отношению к тому, если мы немного задержимся.
- Я хочу есть. – Я скорчила жалобную моську, тут же устраиваясь рядом с мужчиной и согласно кивая головой. – Да, хорошо, только с вас самый большой кусок. – Медсёстры стали довольно возиться в помещении, судорожно накрывая на стол и разрезая торт, а я, я виновато смотрела себе под ноги, рисуя носком ноги в воздухе какие то замысловатые узоры. Сейчас, когда девушки были полностью увлечены подготовкой помещения к чаепитию, мои мысли были только об одном.
Все так уверенны в моей беременности, все так радостно на нее реагируют, может и мне пора пересмотреть свои взгляды и начать относиться к этому как то позитивно?
- Мы посидим немного с ними, а потом пойдем домой. Тогда встретимся завтра в холле в девять часов, да? – Я с интересом смотрела на Эндрюса, надеясь, что он до сих пор не передумал поддерживать меня и быть здесь и сейчас со мной. – Договорились, да? – Наверное, в моем голосе отчетливо можно было расслышать нотки переживания, и Молли, которая уже пихнула в мои руки кружку горячего чая, обеспокоенно посмотрела на моего спутника.
- Этот смазливый, он твой парень что ли? – Я чуть не поперхнулась своим куском торта, переводя взгляд на темнокожую женщину и изумленно поднимая брови вверх. – Просто он не похож на тех, кого ты обычно приводила на работу. – Женщина же тщательно осматривала Эндрюса, казалось еще мгновение, и она попросит показать его зубы. – Вроде ничего такой, на нормального похож. Где работаешь? Как звать? Бруклин ничего о тебе не рассказывала. Я, лично, вообще в шоке что у нее появился парень, всегда была уверена, что она больше по девочкам. Да Джен? Помнишь, как ты мечтала, чтобы наша Джордан обратила на тебя внимание?
Господи, где мой фейспалм? Я старалась не реагировать на все вышесказанное и делать вид, что ничего страшного в принципе и не происходит. Да и знаете, эти вопросы и слова относились же не ко мне, значит и отвечает на это все пусть сам Рендал.
- А жить вы где будете? А свадьба? Бруклин, ты ведь теперь замуж соберешься? Никогда бы не подумала, что эта тупица заведет семью вперед меня. И что в ней все находят.
Я тут же поднялась на ноги, заталкивая в рот остатки торта и судорожно отряхивая коленки.
- Я щас вернусь, а вы тут пока… - Я не хотела это все слушать, не хотела оправдываться и врать, особенно врать. Я посмотрела на Эндрюса суровым взглядом, отставляя в сторону свою кружку и шагая к выходу. – Знакомьтесь, да. Вы его спрашивайте, он на все ответит, я пока схожу… проверю расписание врача, да.
И все, я выскочила из кабинета, направляясь куда-то вдаль по коридору. Эти многочисленные вопросы, они поставили меня в тупик, и я только сейчас осознала, что не знаю, что я буду делать в будущем. Нормальные люди женятся, живут вместе, что-то планируют. А я? Да я сама еще ребенок. Ох, надеюсь Макс знает, что с этим всем делать.
Я свернула в туалет, останавливаясь у первой раковины и включая на всю мощь холодную воду. Нужно было остыть, придумать повод покинуть наконец госпиталь и вернуться домой. Я умыла лицо, провела влажной рукой по шее, тут же забираясь в карман своих джин и доставая от туда телефон. Надо позвонить сестре, попросить, чтобы она меня встретила, но сначала, сначала нужно было вызволить Рендала из объятий грязных сплетниц госпиталя Святого Патрика.
Меня не было минут десять, не более, и когда я вновь оказалась в аудитории, все девицы сидели вокруг Рендала, мучая его многочисленными вопросами в стиле – А давно вы вместе? Как вы познакомились? Как ты ее терпишь, в конце концов?
- Милый, мне кажется, снова не хорошо, отвези меня домой? Тортик, видимо, не прижился.

+1

109

Место, куда я попал, можно было назвать как угодно – бюро знакомств, курятник, но не приличное и самое дорогое лечебное заведение в Сакраменто.
Мы сели. Я смотрел на кружку перед своим носом с каким то жиденьким чаем, медики явно экономили на заварке, изредка переводя взгляд на Джордан. Если бы я знал, что поход к гинекологу обернется знакомством с «родственниками», то не за что бы не отважился переступить порог этого злачного заведения. А так как родителей у мисс Джордан нет, то сейчас я проходил саму серьезную инстанцию в  наших с ней отношениях  - чаепитие с коллегами. Обязательно стараться им понравится? Так не честно! Бруклин даже  сестру мою не видела, не то родителей, они благо в Австралии, за сотни миль от Калифорнии.
Завтра в холле? Нет уж, один я в эту цитадель сплетен не зайду. Никогда. Ни под каким предлогом. Но я кивнул, подожду ее у входа, на крыльце.
Ту внезапно послышались колкие комментарии в адрес моей внешности, но я гордо сделал вид, что не расслышал, в конце концов не мне судить о мужской красоте, но жаловаться не приходилось.
- И что, она много кого приводила? – Слова сами слетели с губ, стало как то любопытно узнать о разнообразии личной жизни своей «девушки», ведь его то она обвиняла в неверности!
- Ууу! – махнула рукой одна из женщин. -  Парней, и девиц, ходит тут к ней одна латиноамериканка, Брук все врет, что сестра, так мы и поверили, ага, - Она заговорчески подмигнула, хватаясь руками за сердце. – Но кто же поверит? Смуглая, фигуристая, ноги от ушей, глаза темные, огромные, ничего общего с нашей простушкой Бруклин. – Все, казалось, тетка сейчас не заткнется, но нашлась другая, перебившая очередным пикантным вопросам. Изо всех сил я старался сохранить заинтересованное выражение лица и даже попытался отвечать в тему.
- Рэн звать, очень приятно, на телестудии работаю, нет не моделью, - Заметив, как одна курица открыла жадный рот, я сделал останавливающий жест рукой. – Техником. – Пожалуй, для дам около сорока этот термин будет самым доступным.
Я уже хотел сказать, что и сам думал, что Рей по девочкам, но осекся, вспоминая, что пришел не для того, чтобы ее позорить.
Вопросы про свадьбу, детей и прочее из оперы счастливой саги о смье отправились в игнор, я об этом не думал, точнее я думал и решил, что свадьба в мои планы до девяти утра не входит точно, значит, я не буду ничего никому объяснять.
Хитрая Бруша решила ретироваться с поля боя, якобы расписание врача посмотреть, ну-ну, бессовестная ты девица, я тут, значит, сиди и за двоих сочиняй?
Не успев рвануть за девушкой, я остался в цепких лапах медсестер, которые увлеченно продолжали беседу, расспрашивая где, как и при каких обстоятельствах мы познакомились.
- Мы встретились в клубе, - Ну да, не говорить же правду, что Джордан улепетывала от полиции с дозой героина и налетела на мою персону, заставляя помочь? – Разговорились, ничего особенного, - История не вызвала сплетниц никакого оживления и они уже выдумывали очередной каверзный вопрос.
Ох нет, Рей, вернись, пожалуйста, по скорее, иначе завтра я сюда не приду.
- Мы не совсем вместе… - Протянул я, делая глоток чая, чтобы эту дамы отстали от меня хоть на секунду, в их тесном обществе мне было очень и очень неуютно.
Наконец чудо свершилось, дверь открылась и на пороге появилась Бруша.
- Да, конечно, милая, - Сквозь зубы процедил я, улыбаясь ее коллегам и направляясь к выходу. – Тебе нельзя волноваться, - Этот приторно сладкий голос должен ее взбесить, ну и пусть, я ей сейчас все припомню. Нам что то прокричали в след, я уже не слышал.
- Где тебя черти носили? – Сомкнув пальцы на локте девушки, я толкнул ее на выход, в длинный коридор. – Неужто и правда тортик не прижился? Или ты мало того, что завела меня в этот балаган, решила еще и кинуть там? Если ты будешь сматываться, я завтра с тобой никуда не пойду, ясно?
Мы вышли на свежий воздух, уже темнело, я остановился, глядя на Рей.
- Поехали ко мне? Уберешь погром, который устроила, а ты обо мне оказывается тоже никому не сказала, так че орать было? Если я всего лишь ничего не значащий эпизод в твоей жизни, то тебе не составит труда переночевать в моей квартире. Завтра поедем к девяти на машине. Вообще скажи мне, у тебя какие то соображения на счет беременности есть? Ты же женщина, тебе виднее. Мне кажется сложно не заметить?
Мы сели в трамвай, я заплатил за нас обоих, настраиваясь услышать хоть какие то разъяснения ситуации. Мы ехали ко мне, и пусть Джордан с этим пока не согласна, но к завтрашнему утру она уже может голову потерять раньше, чем явится в госпиталь.

--- > Домой к Рэну.

+1

110

>> Начало игры

  Заваливать ноги на стол Теон стал уже с осторожностью. Все дело в том, что сорок процентов пациентов и практически весь персонал госпиталя спокойно, безо всякого смущения и мыслей о том, что даже у невролога должно быть личное пространство, открывали дверь без стука. А там чудесное зрелище: врач в белом халате, в окружении таких же белых стен, в очень опрятном кабинете, положил ноги на стол, не снимая ботинок. И как бы они не закрывали глаза, как бы не подавали виду, что им безразлично, все они думали об одном: "Фу, какой нечистоплотный", "И это врач?", "Это тот новенький? Верните нашего старого невролога!". У всех людей есть предрассудки, что бы они там не говорили. И вроде все правильно: если у тебя есть рога - ты олень, если неправильно пишешь - баран, а если закидываешь ноги на стол - свинья.
  И вот еще один пациент. Турамбар был очень рад своей новоявленной привычке все записывать и отмечать в календаре, будь то мероприятие или один из сотни посетителей кабинета невролога за день - это очень удобно. К счастью, прибывший пациент, а точнее пациентка, оказался более менее вежливым. Девушка постучала три раза и, после сказанного врачом "Да", вошла в кабинет.
  Новоиспеченная пациентка выглядела здоровой. Ну как здоровой, не то, что бы повреждения нервной системы были на лицо, но в основном к нему все приходили с огромным пластырем на лбу или бинтом на затылке и рассказывали Теону душещипательные истории об изголовье кровати, угле стола или, что случалось реже, аварии. А тут на вид здорова, да и осанка ровная, что не всегда скажешь о людях с  повреждениями центральной нервной системы (ну или вообще не скажешь, они тут все на колясках ездят).
  Молодая особа прощебетала Теону слова приветствий и уселась на кушетку стоящую посредине кабинета. Выглядела она хорошо и уж совсем не болезненно: румянец на щеках, кожа нормального цвета, здоровый блеск в глазах.
- Что вас тревожит, уважаемая, - парень оперся о стол со множеством ящиков, в которых хранились препараты. Сказал он эту фразу сухо, а "уважаемая" даже с ноткой сарказма. Турамбара не очень радовала перспектива возиться с еще одной молодой девочкой, которая не знает, почему у нее болит голова, и может ли это покалывание в пояснице значит, что у нее проблемы с нервной системой. Тем более сегодня был неплохой день, а из пациентов только старички, и то в небольшом количестве.
- Болит у вас что, - после не совсем конкретного ответа пациентки уточнил он и взял в руки пластмассовый держатель с чистыми листами, - И представьтесь, пожалуйста.

+1

111

Начало игры.

В работе нет ничего хуже отсутствия конкретики. Нет конкретики - нет результата, зато очень много напряжения и лишне суеты. Это простое правило Бронте успела усвоить идеально, сама всегда говорила и действовала максимально чётко и конкретно и того же требовала от других. Именно поэтому сообщение о повышенной террористической опасности в сопровождении тучи суровых, но то и дело противоречащих друг другу циркуляров привело её в глухую ярость. Туманные ориентировки от заокеанских коллег нисколько делу не помогали. Беатрис, уроженке Ирландии, не понаслышке было знакомо понятие "террористическая опасность" и вероятность того, что солнечный Сакраменто вплотную столкнётся с этой проблемой в условиях недостаточной согласованности действий, нешуточно тревожила. Все эти факторы вместе и заставили Бронте проявить неожиданный интерес к работе оперативников: уж очень ей хотелось сопоставить ориентировки, полученные сапёрным подразделением, и городские проблемы, которые были вынуждены решать обычные детективы.
Идея сопоставить неуловимого студента-торговца взрывчаткой из Германии, о котором сообщалось в ориентировке немецких коллег, и тихо доктора "профессорского вида", ставшего объектом жалоб соседей, недовольных слишком ароматным и шумным эффектом его опытов выглядела почти бредово. В обычной ситуации Беатрис первой заявила бы, что это ерунда и предложила проверить профпирогдность сотрудника, которому такое пришло в голову. В обычной ситуации, но не в этой. Что-то настойчиво грызло Бронте, не давало согласиться с коллегами в том, что она притягивает дело за уши. Беатрис угодила в ловушку собственного скептицизма и не могла переубедить коллег.
В конце концов она решила идти ва-банк: убедила шеф дать ей шанс проверить свои подозрения неофициальным образом, встретиться с доктором Турамбаром лично и посмотреть на него в естественной и комфортной обстановке, когда он не ждёт никакого подвоха. Шеф, скрепя сердце, согласился, напомнил Бронте, чтобы она не играла "злого копа" и благословил на разведку.
Вот так и получилось, что во второй половине дня взрывотехник Бронте, ненавидевшая врачей и десятой дорогой обходившая больницы, приехала в госпиталь святого Патрика. Объект - мысленно Беатрис уже окрестила доктора именно так - работал неврологом. Это несколько упрощало дело: ей практически ничего не придётся симулировать, проблем в последнее время, к сожалению, хватало.
У двери кабинета Бронте пригладила волосы, разгладила лацканы розового пиджака и, изобразив на лице неуверенную улыбку, постучала.
- Добрый день, доктор, - прощебетала она, снова ослепительно улыбнувшись.
Присев на краешек кушетки, Беатрис положила на колени клатч и бросила на врача быстрый, острый взгляд. Молод, хотя есть в облике что-то старомодное, сдержан, не выбивается из делового стиля, хотя почему-то кажется напряжённым. Нервы, вымотала работа или просто некоторая социопатичность - обычное дело? Резкость в глазах Беатрис всегда была большим плюсом, чем вкрадчивость, но с выводами явно пока стоило повременить. И Бронте вернулась к образу легкомысленной южной домохозяйки.
- Ах, что меня только не беспокоит, - кокетливо проговорила она, закатив глаза и снова поправляя волосы.
Судя по всему, хозяин кабинета был не и тех мужчин, которые смягчаются, столкнувшись с женскими глупостями, и Беатрис, памятуя об образе красотки-домохозяйки обиженно подобралась. Предстояла сложная задача - подробно и красочно говорить о том, о чём она всегда помалкивала: о своих недомоганиях.
- Меня зовут Беатрис. И, доктор, это какое-то проклятие, - начала Беатрис издалека, приложив ко лбу слегка дрожащую руку. - Меня вконец извели головные боли. Это даже не головные боли, это жуткие мигрени, из-за которых я ничего не соображаю и буквально слепну на один глаз. Это так мучительно... Наш семейный врач, - она встрепенулась и перешла на более доверительный тон. - Говорит, что я просто переутомляюсь. Но я уверена, что это не так, а он, в силу возраста, видит всё слишком узко. Думаю, мне нужен молодой, нестандартно мыслящий специалист. И в то же время опытный. Вы ведь опытный врач, доктор? Уже пошли ординатуру и давно здесь работаете? Я, знаете ли, очень доверяю репутации этого госпиталя.
Скрестив руки на коленях, Беатрис уставилась на доктора внимательным требовательным взглядом, копируя Вилму Флинстоун, узнавшую, что её муж в очередной раз остался в дураках, но врёт на этот счёт семье.

Отредактировано Beatrice Bronte (2012-06-02 17:51:12)

+2

112

- Меня зовут Беатрис. - начала свою тираду молодая девушка. Пока она с неимоверной харизматичностью и артистичностью во всех красках описывала каждый тревожащий ее симптом какой-то, как ей казалось, болезни, Теон начал записывать все на листочке. Б-е-а-т-р-и-с, - мысленно продиктовал себе он, после чего отметил тот факт, что фамилию он не узнал, а она как бы нужна, - А фамилия? Хотя черт с ней, я уверен, что у этой Бевтрис ничего такого. Да и какое переутомление? Она здорово выглядит. Эти разнеженные американцы.
- ...жуткие мигрени, из-за которых я ничего не соображаю и буквально слепну на один глаз.- эта фраза вывела Турамбара из состояния транса. Слепнет на один глаз? Что-то новенькое, у него самого от такого заявления один глаз дернулся. Может балуется наркотиками? Хотя на наркоманку особо не похожа. Да и такие типы редко в больницы заявляются, только в крайних случаях.
  Игнорируя останавливающийся монолог пациентки Теон встал и для проверки теории переутомления надел на руки перчатки и достал из кармана халата фонарик. Потянув подушечкой пальца вниз область чуть ниже века, невролог сразу же заметил небольшое покраснение на глазном яблоке, но для вида, будто он действительно что-то да сделал, еще и посветил фонариком.
- Думаю, мне нужен молодой, нестандартно мыслящий специалист. И в то же время опытный. - Беатрис остановилась только на момент проверки глаза, но после этого продолжила описывать своего идеального врача. Молодой, опытный, красавец, комсомол - конечно это все про Теона. Он даже хотел это подтвердить, но не мог, потому что после одного вопроса посыпалось еще несколько.
- Я, знаете ли, очень доверяю репутации этого госпиталя. - закончила она. Турамбар так и не понял, почему она остановилась: то ли действительно словарный запас себя исчерпал, или она увидела, как он достал из тумбочки небольшую плоскую палочку для осмотра ротовой полости.
- Неужели вы закончили, - насмешливо закончил Теон и даже дружелюбно улыбнулся. Каким бы социопатом не был парень и как бы не устал за день, сия молодая особа подняла ему настроение, за что он был премного благодарен. - Можете не сомневаться, врач я неплохой, могу даже сказать, что хороший. Пусть опыта у меня не много, но теоретических знаний на все случаи жизни достаточно, - на удивление для самого себя он решил немного поддержать разговор. Может именно таких беззаботных бесед ему сейчас не хватало, - Я когда-то жил в другой стране и там мне пророчили очень хорошее будущее, а здесь я это воплощаю в жизнь, - он решил не называть где именно он проживал. Не смотря на то, что Беатрис точно не может оказаться крутым копом, он все же не переставал осторожничать.
- Вот и не зря доверяете госпиталю, раз они взяли такого молодца как я, - минуту заняла проверка ротовой полости, которая оказалось здоровой, - У вас не было в последнее время рвоты? - пусть он уже точно знал ответ на этот вопрос, спросит для достоверности было бы неплохо. Может она любит утрировать, потому что с глазами у нее все нормально, не считая небольшого покраснения, явно от недавнего чтения или провождения, и слепнуть она не может.
- А ваш семейный врач еще что-то говорил? И как давно он заявил вам о переутомлении?

+1

113

Как всегда во время сложной и тонкой работы, Беатрис словно бы раздвоилась, разъединившись на две личности: одна действовала и говорила, другая наблюдала за первой и за результатами её поведения. Сейчас "Вилма Флинстоун", бурно жестикулируя, солировала и болтала всякую чушь о своём здоровье, а сама Бронте внимательно следила за малейшими оттенками в выражении лица и жестах доктора Турамбара.
Он работает уверенно и вполне спокойно, видно, что расслаблен и ни о чём не тревожится. К тому же, она, кажется, его позабавила. Беатрис изобразила очередную широкую улыбку, чтобы не дать воли сардонической усмешке, которая уже готова была появиться на губах. Интересно, он действительно такой хороший врач или просто самоуверен?
- И не надейтесь, доктор, я только начала, - с прежней кокетливостью проговорила Бронте и позволила врачу себя осмотреть.
Следующая фраза собеседника насторожила, заставила сосредоточиться сильнее. Итак, он иностранец (или речь о Корпусе мира?) и рассказывает об этом свободно и нисколько не скрываясь. Иностранец в уважаемом американском госпитале. Ничего необычного? Да, если он уборщик или санитар, невролог с личным кабинетом - дело другое.
Беатрис нахмурилась, изображая тревогу и беспокойство невежды.
- Вы жили в другой стране, доктор? - напряжённо проговорила она. - Наверное, работали в составе Корпуса мира? Или вы иностранец? Не подумайте ничего плохого, я ценю теоретические знания, действительно доверяю этому госпиталю и очень толерантна к любым приезжим, - заторопилась Бронте, так энергично взмахивая рукой, как будто уже получила обвинение в ксенофобии. - Просто я, как настоящая американка и южанка, очень ценю именно американские стандарты медицины и, конечно, американский диплом. Вы ведь учились в США, доктор? - в её голосе промелькнула почти учительская строгость.
Коп не может позволить себе допрос человека, которому никто не предъявлял обвинения, красивая, бестактная и глупая женщина - запросто, и именно эту тактику избрала сейчас Бронте. Получить ответы на заданные вопросы было важно, но, пожалуй, не менее важно было последить а реакцией объекта, что Беатрис сейчас и собиралась сделать, встревоженно и требовательно всматриваясь в доктора Турамбара.
Услышав новые вопросы, касавшиеся анамнеза, Бронте встрепенулась, будто возвращаясь к жизненно важному разговору.
- Семейный врач говорил о переутомлении три недели назад во время последнего приступа, - отчиталась она с видом примерной школьницы. - Он велел мне соблюдать режим и побольше гулять. Но не на солнце, а то у меня слишком белая кожа, - она снова кокетливо улыбнулась, потом заторопилась дальше: - Рвота бывает иногда, когда боль слишком сильная. Это что-то значит, доктор? Тревожный симптом? - искренностью и драматичностью в выражении лица Бронте почти сравнялась с Ингрид Бергман в финале "Касабланки" и снова уставилась на врача так, словно от ответа зависела её жизнь.

+1

114

Беседы с незнакомыми или новоиспеченными знакомыми хороши, даже очень. Люди не знают друг друга, поэтому рассказывают друг другу поверхностными историями, обмениваются любезностями и даже не думают делится проблемами. И это действительно отлично, потому что если ты хочешь с кем-то поговорить о своих бедах, то есть твои друзья, ну или психологи - вот они выслушают за твою плату все что угодно. Так вот, такие беседы хороши практически всегда, но до тех пор, пока один из собеседников, не открывая свою жизнь, пытается узнать что-то о жизни другого, посредством большого количества вопросов. Так что, если захотите завязать беседу с незнакомцем, помните правило номер один: не пытайтесь вытянуть из него то, чего он не решил рассказать вам самостоятельно. Ведь если ему есть что скрывать, то возможно это "что-то" - длинный список убийств, как у Теона, а после таких расспросиков вы можете туда попасть.
- Вы жили в другой стране, доктор? - переспросила Беатрис, после чего задала еще череду вопросов. Это не могло не насторожить Турамбара. Обычно он видел во всех копов под прикрытием, но вот сейчас был уверен, что эта девушка просто излишне любопытна. Просто любопытная, но это все равно взгляд как у ищейки.
-Да, я жил в другой стране, - опять подтвердил парень, игнорируя остальные вопросы. С кем не бывает? Не услышал, задумался.
- Просто я, как настоящая американка и южанка, очень ценю именно американские стандарты медицины и, конечно, американский диплом. Вы ведь учились в США, доктор? - вопросы на счет его национальной принадлежности и того, где он жил ранее, стали настойчивее. Или она действительно патриотка до мозга костей, что готова лечиться если не у американца, то хотя бы у того, кто в Америке выучился, или просто психопатка, которой не хватает общение - вот и цепляется за любую возможность завести тему. Оба вышеуказанных варианта явно заявляли отнюдь не о хорошем здравии пациентки Беатрис, так что в таком случае обратилась она в больницу не зря.
- Это вас так родители воспитали? Потому что из под вашей руки выйдет отличное обращение для президента, - задать встречный вопрос было единственным выходом, потому что столь чрезмерный перевод тем не может остаться незамеченным.
- Рвота бывает иногда, когда боль слишком сильная. Это что-то значит, доктор? Тревожный симптом? - ипохондрик на лицо. Явно родная душа Теона. Тот так же заботился о своем здоровье. Но между ними была существенная разница: он врач, который может поставить диагноз, а она молодая любительница поискать значение симптомов в интернете, а потом изжогу назвать рвотой. Ведь вдруг доктор относится к ней не достаточно серьезно, вот поэтому припишем еще пару симптомов и для драматичности клиническую смерть.
- И как давно она была? - недоверчиво приподняв одну бровь, спросил ее Турамбар.
- Вы знаете, я сегодня так устал от пациентов. Представляете, что не больной, все утрирует. Один вообще говорил, что чувствует как у него в голове мозг шевелится, - с нервной улыбкой заявил невролог. Конечно, за сегодняшний день таких пациентов и в помине не было, но он хотел увидеть ее реакцию, ведь в среди названных парнем людей она могла узнать себя, - Но вы представить не можете, кто раздражает больше всего... - Теон выдержал театральную паузу, делая вид, что внимательно читает записанные им на бумажке симптомы, - Ипохондрики, который готовы кинуться к врачу из-за вздувшейся веной под глазом или песчинке в глазу. А ведь время сегодня дорогого стоит, а такие люди это время и тратят, - Загнал бы их в сарай и подорвал, - не озвучил эти мысли парень. Обычно, подобные речи он никогда не толкал, но сегодня это было необходимо, ведь неизвестно, стоит ли тратить драгоценные часы на ветер.

>> Ночной клуб

Отредактировано Theon Turambar (2012-06-18 22:06:31)

+1

115

====>Закрытый клуб "Роял Плаза"
Сколько можно на меня накидываться? Я думаю, в этой ситуации мириться неуместно... На самом деле, Ви просто мечтала также дружить с Анной как раньше, но грязь, везде сплошная грязь. Они больше никогда не сходят вместе по магазинам, Ви так любила выбирать именно с Иммонен белье, особенно белье! Такой ржач был по всей примерочной, как-то Венера нацепила самый поролоновый лифан в мире, с ее третьим да плюс этот лифчик, она выглядела как какая-то баба из ток-шоу. Смех через весь огромный центр прокатывался. Да...Им было весело, а теперь Венера стояла и смотрела в глаза той, которая доводила постепенно блондинку до белого коленя. Барби стояла и смотрела на Анну, которая как обычно не знала, когда остановиться, Ви моргала глазами, ей хотелось реветь, реветь и еще раз реветь, но чтобы никто не увидел и не понял из-за чего именно она ревет. Венера оглянулась по сторонам, пока Иммонен продолжала язвить, бесить и так далее и тому подобное. Ви хотела сказать ПЕРЕСТАНЬ! прекрати или что-нибудь в таком духе, но ее лучшую подругу в таком состоянии заткнуть было уже невозможно. Анна взорвалась, обе девушки решили припомнить друг другу все, а между ними было столько всего интересного, и плохого, и хорошего... Это были обычные слова, но не будем забывать. что Венера уже находится в положение и не первый месяц, поэтому она все воспринимает близко к сердцу. Она думала, ну как Эн может так говорить??? В глазах даже как-то помутнело, Ви, действительно, стало плохо, она обернулась и увидела, как огни мелькали то в одну сторону, то в другую. Музыка была такой громкой, все орали, тусили, пили... Ви схватилась за живот и начала тяжело дышать, она не хотела оказаться слабой перед Аннели, но ребенок-есть ребенок. Девушка вцепилась в руку своей бывшей подруги и закрыла глаза. Только выведи меня отсюда...-говорила про себя Венера, но сказать вслух не хватало сил.
- Тихо-тихо, - проговорила Анна, когда поймала Венеру. - Тебе плохо? Ты вся бледная. Давай я отвезу тебя в больницу? - Иммонен приобняла Монросе и тихонько повела ее к выходу, попутно сказав боссу, что отвезет свою "подругу" в больницу, потому что ей стало плохо.
-да...-короткое да и полный отруб, Ви понимала, что это всего лишь обморок, но боялась, как это отразиться на ребенке.
***
Анна добровольно помогла Венере..Хм.. Да что с ней такое случилось? Три секунды назад та готова была разорвать блондинку на маленькие красные тряпочки, а сейчас держит ее голову и говорит, что всё будет хорошо.
С Монро все было в порядке, относительно... Как только они вошли в больницу, к ним тут же подбежал знакомый врач Венеры, а точнее врач-женщина, у которой Ви обследовалась последние две недели, как только поняла, что будет рожать. Женщина аккуратно усадила Венеру на стул, померила ей давление и еще как-то нашаманила,затем обратилась к Аннели.
-Я вижу, вы ее хорошая подруга... Не беспокойтесь, с Монросе все в порядке. Знаете, лето, жара, духота... Однако в связи с ее беременностью, это ой как не хорошо. Кислородное голодание малыш может просто не выдержать, подождите минут десять, надо сделать узи. В это время Венера тупо смотрела в одну точку, а именно в глаза Аннели, она увидела в них дикое удивление и если бы у нее хватило сил, то точно усмехнулась над этим выражением лица. Как же Монросе хотелось бы увидеть на лице Аннели немножко счастья , чтобы та обняла и поздравила с новой маленькой жизнью...

+1

116

<-- отель "Гроун Плаза"

Плойку вырвали из рук, и мир треснул. ХёнЧжун протянул руку вперед с таким просящим ебалом, будто стоял посреди пустыни и выпрашивал последнюю каплю воды. Но КиБом был безжалостен, да еще и пощечину ему зарядил, вошел во вкус, понимаешь ли. После удара Ким вылупился на тощего уебка с искренним желанием убивать, но тут в его поле зрения снова оказалось плоечка, и сердце растаяло. Кореец вновь потянулся к желаемому, но так и не дотянулся, потому что Ли начал на него резво натягивать какие-то клетчатые штаны, да так резво, как и не снимал никогда, репер только успевал ноги вставлять куда надо. Он вообще-то и сам бы оделся, вон из того пакета такие модные джинсики выглядывают, только, кажется, это не его. Разобрать Ким так и не успел, потому что ему в руки пихнули рубашку. Джокер оценивающе глянул на тряпку, повертел в руках, заценил, одобрил и только после этого надел на свое царское тело, застегнув не на все пуговицы. Даже еще перед зеркалом успел повертеться, спустив одну подтяжку с плеч, чтобы выглядело стильнее, и почти остался доволен картиной, пока не обратил взор на свою прическу. Волосы на голове смотрели на него укоризненно, как бы говоря «как ты мог с нами так поступить». И столько упрека было в этих растрепанных волосах, что Чжун чуть не разрыдался прямо перед зеркалом, начиная нежно приглаживать рыжие пряди. У репера с волосами уже бы лиричный диалог состоялся, но истерический Ли снова дернул его к себе, начиная кидать какие-то левые угрозы и пиздеть нон-стоп без права вставить хоть слово в ответ, без права заткнуть уши и не слышать этот бред (чувак, это репчик), без права уебать себя об стену, чтобы больше не терпеть эти истерики.
ХёнЧжун действительно не успел ничего сказать, сделать, пернуть, потому что в следующий момент КиБом уже заставил его надеть какие-то ботинки и за руку потащил из номера.
- Ты про носки забыл, -  упрекнул ХёнЧжун по дороге, пока они спускались к такси, ну, потому что он ведь умирать собирался, а помирать с мозолями на пятках как-то не гоже для царя. Только вот Ли его, кажется, даже не услышал, слишком занятый дозвоном до оператора такси и своим бешенством. Ким вообще не понимал, чего этот малый постоянно так бесился. Вот кому следовало злиться, так это Джокеру, который мало того, что был при смерти, так еще и второй раз трахался с одним и тем же человеком. Никакого разнообразия перед смертью. Да еще и помирать приходится в какой-то сраной Америке, и репер был совсем не уверен, что весь список приглашенных на его похороны  согласится сюда приехать. А если тело перевозить обратно в Корею, то он ведь стухнет по пути и будет совсем непрезентабельным трупом. А это в свою очередь ставит под вопрос выгодное освещение, которое Чжун уже давно продумал, как и варианты возможных костюмов. Белый костюм однозначно придется отмести. Тяжкий вздох, после которого кореец раздраженно посмотрел на Ли с таким укором во взгляде, будто тот был отцом Гитлера, а то и им самим.
- Скажи этому пиздаболу за рулем, чтобы быстрее ехал, пока я тут Будде душу по пути не отдал, - возмутился репер, потому что больше не нашел, над чем возмутиться и отвернулся к окну, устраиваясь на сидении поудобнее, чтобы если что, умереть в красивой позе. Хорошо хоть ехали они быстро, а то Ким уже заметил еще одну каплю крови у себя под носом, которой, кстати, тыкал КиБому в рожу целых пол пути, демонстрируя всю критичность своего состояния. В общем, выбесил тощего порядком, так, что тот чуть ли не волоком вытащил певца из такси и увлек за собой в здание госпиталя.
- Каталку мне! – попытался было воскликнуть ХёнЧжун, но Ли протащил его мимо всех каталок и усадил на какой-то блядский жесткий стул, где они битый час дожидались врача, а к самому Джокеру то и дело клеились то странные телки, то какие-то пидоры, ибо он по привычке светил наполовину оголенной грудью через расстегнутую рубашку, еще и плечиками водил. Да и КиБом тоже молодец, выбрал штаны, похоже, свои собственные, потому что яйца Киму обтянуло будь здоров, чуть ли не на обозрение все выставив.
- Еще одна капля крови, и я упаду в обморок, - заявил репер, в очередной раз вытерев нос, рискуя получить от Ли очередной пиздюль, но тут пришел доктор, который проводил их в смотровую.
- Переводить мне будешь, - приказал Чжун, глянув на своего мучителя, который подверг его царскую жизнь опасности. Но переводить ничего не пришлось, потому что доктор оглядел его нос, посветил своим блядским фонариком, после чего засунул в ноздрю страдальцу ватный тампон, что-то написал во временной карте и молча вышел, что-то недовольно бубня себе под нос.
- И что это значит? ЭТО ВСЕ?! – возмутился тут же ХёнЧжун. – А где рентген? Где медсестры? Где дефибриллятор? Какого хуя?!
От возмущения кореец даже тампон из носа вытащил и выкинул в неопределенном направлении. Что это значит? Он не умирает?

--> отель "Гроун Плаза"

Отредактировано Kim Hyun Joong (2012-06-18 21:04:06)

+1

117

Ли хотелось только одного. РАЗЪЕБАТЬ ТУТ ВСЕ К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ И В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ГОЛОВУ ХЁНЧЖУНА ОБ СТЕКЛО. Но он сдержался. Нет, правда, он проявил чудеса выдержки, медленно выдыхая и вдыхая несколько раз, невольно даже песню B2ST на эту тему вспомнил и чуть не всплакнул, уже продумав пафосный жест смахивания слезы. Но сейчас были дела поважнее. Например, разойтись с этим ублюдком наконец. Так что кореец наклонился вперед, обращаясь к водителю:
- Вы не могли ехать побыстрее? – и, подумав, добавил: - У моего друга очень серьезное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем. И я тоже болен, - сразу отметая вопросы, КиБом показательно вздохнул и откинулся назад, по бабской привычке закидывая ногу на ногу. А водитель меж тем вылупился на него, как на раздувающегося Халка и с явным энтузиазмом надавил на педаль газа, пока Ли пытался отбиться от истеричного репера, что совал ему в рожу свои окровавленные пальцы. Ой ты ж блять вы посмотрите. Нос ему повредили. Еще чуть-чуть покапало. ПРЯМО УМИРАЕТ, НЕ МОЖЕТ ДЫШАТЬ. Рыжему так и хотелось с ноги уебать такому же рыжему, но он, опять-таки, сдержался, закрыв глаза и снова начиная глубоко дышать. Как там говорят? Представь птичек, солнышко, море, дом родной, включи в голове успокаивающую музыку и расслабься. И знаете… НИХУЯ ЭТО НЕ ПОМОГАЕТ!!! Так что КиБом почти волоком вытащил ХёнЧжуна из такси, уже чуть ли не рыча от ярости, ведь гребанный ублюдок продолжал истерику и почти запрыгнул на каталку, но кореец предусмотрительно вцепился ему в рукав и потащил в смотровую. Вот уж где пришлось являть действительно чудеса собственного организма. У него там внутри уже все нервные клетки полопались и из них наружу вырвались нервные тигры, но Ли сидел, сидел и просто пялился в окно, постукивая пальцами по колену и отстраненно думая о том, что штаны ему спереди великоваты. Правда, не успел прийти к мысли о том, что это у него хуй маловат, так как в комнату вошел врач, глянул на одного, затем на второго и малость завис. КиБом тут же пришел на помощь и указал в сторону ублюдка, снова увлекаясь видом за окном. Пока, наконец, его не отвлек зов царя, внезапно опять начавшего возмущаться. БЛЯТЬ НУ А ТЕПЕРЬ-ТО ЧТО НЕ ТАК? Именно это и захотел проорать Ли, но снова – вот какой герой! – сдержался, вспомнив, что они находятся в больнице.
- А ты чего хотел, блять? Танца девственниц? Тройного отсоса? Секса с тремя мужиками сразу? – прорычал он, вставая, и подхватил ХёнЧжуна за руку. – Пошли платить, тупая тварь, из-за тебя одни растраты, - вытащив ублюдка из кабинета и оставив дожидаться себя в коридоре, КиБом оплатил предоставленные услуги, которые заключались только в том, что долбоебу сунули вату в нос. Отлично. А то бы они сами не справились.
Возненавидев репера еще больше, но простив за то, что это его кошелек лежит в джинсиках, кореец вышел прочь и снова вцепился в истеричного царя, боясь, что тот сам запрыгнет на каталку и укатится куда-нибудь в морг, где примет пафосную позу в ожидании плачущих фанатов. А их не будет, блять, потому что они не в Корее, а в Америке, куда толпа девочек не ринется. С другой стороны, сам КиБом был совсем не против станцевать на могиле ублюдка, коего сейчас вытаскивал на улицу, думая, где бы блять надыбать такси. Но Вселенная услышала его зов, и вскоре он словил машину, снова грубо заталкивая ХёнЧжуна внутрь.
- К 7 Street 15, пожалуйста, - решив для начала отвезти собственную тушу, провозгласил он, и достал из кармана кошелек, а затем и телефон. – На вот свое барахло.
После этого кореец, совершенно уже на все забив, принялся стаскивать штаны с ХёнЧжуна, но совсем не для того, о чем можно было подумать. Потому что затем в рожу репера полетели его собственные джинсы, а Ли уже во всю натягивал клетчатый дизайнерский изыск, попутно проклиная корейскую обувь, с коей пришлось повозиться. Причем, не только на себе.
Остаток пути КиБом предпочел пялиться в окно, делая вид, что он тут один, так что, когда машина остановилась у дома, только назвал следующий адрес и, не прощаясь, пошел прочь, надеясь больше никогда ублюдка не увидеть. Который, кстати, так и не ответил ему на вопрос, какого хуя все еще здесь. Похлопав по карманам ставших уже родными штанов, КиБом внезапно осознал, что дебил. Ведь у ХёнЧжуна в номере он самостоятельно оставил телефон, кошелек и ключи. Профейлившись и тихо порадовавшись тому, что всегда прятал запасные, Ли решил разобраться с проблемой завтра, так как сегодня видеть тварь просто сил не было.

дом, милый дом

+1

118

Да, скандал в клубе получился отменным. А по девушкам и не скажешь, что когда они были друг для друга всем, верно? И все это разрушил какой-то парень, из-за которого они жутко разругались. Вообще нужно плюнуть на все, что было и начать все заново - это по хорошему, а так ни одна из них не пойдет на примирение первой, хотя Венера может и пошла бы на это, но Анна пожелает остаться "железной леди", которая не покажет своих истинных чувств к Монросе. Если честно, то она очень хочет с ней помириться, ведь она очень скучала по самой Ви, по ночным посиделкам с ней, по походам в кафе и по магазинам, да все это можно долго перечислять.....и опять же, все испортил какой-то парень. Да и прошло уже целых 6 лет и пора бы уже помириться, но нет же - гордость в одном месте играет.
Может быть Анна сильно перегибала палку, но такова она и есть.Ее воспитывал отец. Он такой же прямолинейный, жесткий, моментами очень грубый. Он может запросто вычеркнуть человека из своей жизни, если он ему больше не интересен. Так он всегда и учил Аннели, чтобы она никогда не привязывалась к людям. Кто-то когда-то сделает ей больно. В ситуации с Венерой давала знать о себе частичка характера матери. Иммонен все равно привязывалась к некоторым людям, но советы отца она тоже не забывала.
Во время их ссоры Венера резко побледнела и собиралась упасть на пол, но Аннели вовремя ее подхватила. Она не стала разбираться в происходящем и сразу (для начала) решила вывести ее из этого помещения, а потом приняла решение отвезти в больницу. Анна ведь не знает по какой причине ей стало плохо и ей самой будет спокойно, когда она будет знать, что с Венерой все хорошо. На улице она аккуратно посадила Монросе на заднее сидение, а сама села за руль. Она старалась ехать быстрее, но и одновременно не гнать. Больше всего она молилась о том, чтобы на дороге вдруг не возникла пробка, а то по закону подлости так всегда и происходит. Но девушкам повезло и пробок не было, и они без проблем доехали до больницы. Иммонен припарковала автомобиль и помогла выйти Венере. Как только они появились внутри, так к ним сразу подбежала женщина-врач. Анна сразу же поняла, что эта женщина является врачом Венеры. Девушки пошли в кабинет этой женщины. Там эта женщина усадила в кресло Ви и начала что-то делать с ней. Аннели сидела в кресле неподалеку и ожидала услышать, что с Венерой все хорошо и на этой ноте можно спокойно сбежать отсюда. Ну да, она не переносила подобного рода заведения и старалась обходить их стороной. Как только врач закончила осматривать Монросе, Иммонен сразу же встала и подошла к ним. Она ожидала услышать всего два слова "Все хорошо" и можно сразу уходить, но вместо этого ей поведали совершенно другое. Ее глаза приобретали более круглую форму с каждым словом этой женщины. Анна то смотрела на эту женщину, то переводила взгляд на "подругу".
Венера беременна? Ох, елки-палки....
- Я? Да-да....подруга, хорошая подруга...., - еле-еле проговорила Анна, она была удивлена этой новостью. - Хорошо, подожду. Потом мне везти ее сразу домой или чего? - спросила Иммонен. Находится в кабинете она больше не могла, ей нужно было самой выйти и подышать. - Я подожду около кабинета. - бросила Анна и просто пулей вылетела из кабинета. В коридоре она увидела открытую форточку и подошла к ней. Свежий воздух подул на лицо девушки и она глубоко вздохнула. Ее бывшая лучшая подруга беременна и еще ее приписали к званию "хорошая подруга". Ох, если бы знала эта женщина, что творилось минут этак 15 назад, то так бы не говорила. Почему Аннели решили отвезти Венеру в больницу? Да потому что она посчитала, что должна это сделать, вот и все.
Сейчас Монросе выйдет, я ее отвезу домой и всё....С меня больше ничего не требуется.....

+1

119

Палата Фрэнка
Вуд открыл глаза уже в палате. Он не знал сколько прошло времени, и сначала даже не понял где он находится. Осознание произошедшего пришло не сразу, и он досадно поморщился. Всё тело жутко болело, а в палате не было никого. С огромным трудом он вспомнил события прошедшего дня, и горько усмехнулся. Стоило ждать прихода Шефа, и это было не из приятных. Хотя, Шерон выгородить всё таки стоило. Капрал пошарил рукой по груди. Карманов нет, потом лишь он посмотрел на себя. Больничная одежда. - И ни одной мать её, сигареты - проговорил он сам себе, и зло сплюнул. Конечно, не в его положении можно было так говорить, но ведь он отделался, легким испугом? Наверное. Он попытался сесть, но резкая боль заставила его лишь немного согнуться. Рана болела, и болела сильно. Пришла мед сестра, и поставила ему укол обезболивающего. Можно было спать, но не нужно. Ведь что-нибудь могло произойти? Могло конечно же! И Вуду нужно было быть готовым. Он уже расхотел курить, и просто смотрел в одну точку. Мысли текли быстро, и сумбурно, будто это и не мысли вовсе были, а вода в каком то быстром ручейке. Капрал закрыл глаза пытаясь понять, кончилось это всё, или нет? Он так и не понял. Всё произошедшее казалось обычным сном.
Его раздумья прервал доктор, который пришел его проведать. - Док, а Док? Дай закурить, будь человеком - жалобно попросил Фрэнк, но по взгляду эскулапа понял что в этом деле ему ни чего не светит. - Ну-с, как ваше здоровье капрал Вуд? - Доктор перевел взгляд с пациента на карточку "здоровья" на которой всё было написано. - Как как, как у танка! В башню получил, но поездить еще смогу - Врач беззлобно улыбнулся. Что-что, а чувство юмора Вуд потерять бы не смог ни при какой контузии, но, было одно огромное такое НО, оно проявлялось крайне редко, будто это и не чувство юмора было, а какой то редкий зверь который таился в своей норе. После короткого разговора врач ушел, опять оставив Вуда наедине с собой. - Чтож, Капрал. К пурпурному сердцу нас не приставят, да и оставят ли на работе? Хотя, наверное оставят. Не об этом надо думать. Интересно, кто нибудь зайдет ко мне помимо персонала больницы, или так вот и загнешься, ни за хвост собачий? - он устало выдохнул. Организм требовал еще несколько часов сна, но Вуд видимо был садистом, и засыпать не собирался. Прошло около трех часов с момента "пробуждения" когда он услышал стук в дверь.

Отредактировано Frank Wood (2012-07-12 23:43:30)

+1

120

Телефон Флоренс зазвенел как раз когда она находилась в суде. Сколько раз себе девушка повторяла ставить мобильный телефон на беззвучный режим, неловко улыбнувшись судье и перепросив прощение Кармен закинула телефон в дипломат, подальше. «Все личные дела потом, сейчас работа!» Каждый час на ее телефон приходит куча звонков, сообщений по роботе, что она не поспешила отреагировать на сигнал. Продолжив дело Кармен забыла об телефоне и полностью погрузилась в любимую работу. Все закончилось успешно, громкое дело закончилось победой, что было не удивительно. Все были рады как и она чеком на приличную сумму денег.
Флоренс  можно было назвать трудоголиком, она любила свою работу. Флорен жила работой и так же любила когда за нее хорошо благодарят. Ведь труд должен быть всегда поощрен, а ее  расценки были не из низки. Кто знал ее, тому было не жалко выложить большой гонорар за спасение своей души.
…Уже когда выйдя из здания суда и сев в машину, Флорен решила проверить телефон и заказать столик в ресторане. «Такую победу нужно отметить!» С улыбкой на губах начала просматривать пропущенные звонки и не прочитанные сообщение. « Фрэнки!?» Удивительно посмотрела на дисплей и открыла сообщение, в нем было все кратко и четко написано. «Фрэнк Вуд в госпитале Святого Патрика с пулевым ранением. Жить будет. Просил Вас уведомить. Коллега.» Отложив телефон в сторону и повернув ключ зажигания Флоренс выжала газ и без всяких соблюдений дорожных правил, поехала в перед. « В какие еще ты неприятности вляпался Вуд!?» С этой мыслью она проскочила через светофор на красный цвет и повернула резко за угол.
Прошло максимум как три часа с момента получение сообщения и Кармен уже находилась на стоянке госпиталя «Святого Патрика». Захлопнув дверь машины, поставив ее на сигнализацию шатенка с сопровождением стуков своих каблуков поднялась по ступенькам внутрь здания. Не теряя не минуты, она подошла к окошку приема, где сидела толстая, неухоженная медсестра.
- Вы, не подскажите в какой палате Фрэнк Вуд? И могу я увидеть его лечащего врача? – дежурная мед. сестра хотела, что-то спросить как Кармен показала свое удостоверение адвоката. «Лала…вы его родственники…лала…Вам нельзя…знаем!» – Я его адвокат, мне его нужно увидеть
Когда Флоренс спрятала удостоверение,  журнал приема пациентов быстро зашуршал и руках дежурной медсестры. Спустя несколько секунд прозвучал неприятный голос, который обращался  к Кармен.
- Фрэнки Вуд в палате 49 на втором этаже, врач как раз находится там. Что-то еще?
- Нет, большое спасибо! – Флорен развернулась на каблуках и быстрым шагом направилась к лестнице. « Как мне уже надоели эти ступеньки!» Стук каблуков не умолкал, все смотрели вслед девушки и уже на втором этаже ей выдали белый халат и провели к палате.
Остановившись возле двери с сопровождение санитара, который пожелал ей показать где палата. Флоренс благодарно улыбнулась и посмотрела на высокого мужчину явно выше ее на две головы исподлобья.
- Дальше я сама… -  не успев закончить фразу постучала в палату под номером «49». – Фрэнк, ты не спишь? – открыв медленно скрипящую дверь и заглянув на половину внутрь. Когда ее глаза столкнулись с взглядом Вуда, Кармен быстро зашла и закрыла за собой дверь. – О Боже!? – поправила белый халат который чуть не упал с плеч Флоренс. – Что произошло?! – еще не решалась подойди ближе шатенка…

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Госпиталь имени Святого Патрика