Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All about the money


All about the money

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

- Ой, да ладно тебе, - бросила Шерон, видя этот скептический взгляд.
Но, наверное, было бесполезно что-то говорить. Хотя смысла подставлять Гвидо не было. Мужчина сам сказал, что делает все возможное, чтобы Санчес осталась жива, так зачем Шерон лишать девушку единственной возможности вернуться в Сакраменто целой и невредимой? Впрочем, не важно, мафиози есть мафиози. Женщина не то, чтобы была слишком доверчива, просто зачем Гвидо ее машина? Он же не угонщик второсортный, чтобы заниматься подобными вещами. А в Додже ничего ценного не было, так что вот тебе ключи и вперед. Но нет, видимо, Реймонд все-таки придется прокатиться. Женщина глубоко вздохнула и спрятала ключи обратно в карман.
- А я знала…, - она снова заговорила с сарказмом, - что тебе нравится мое общетво.
Шерон махнула рукой вперед, мол «веди». Она не особо волновалась, ибо знала, что все детективы и криминалисты уже давно покинули место преступления. Просто время и вправду поджимало, но делать ничего не остается, только ехать, сидя в одной машине с представителем мафиозной группировки. Автомобиль потихоньку двинулся, женщина посмотрела на магнитолу, но решила, что это уже совсем наглость трогать своими ручками чужие вещи. Однако было скучно. О чем с Гвидо разговаривать? Он такой серьезный и молчаливый, что наверняка принял лейтенанта за ненормальную, когда она вместо приветствий, еще в полицейском участке, предложила, пусть и с иронией, но все же обняться. Но женщина не переносила неловкое молчание, не любила это, раз Гвидо осторожничает, то ему придется терпеть такую кампанию.
- Ну так…, - неуверенно протянула Шерон, хотя, опять же, в голосе чувствовался сарказм, - как вообще дела? Мы же не будем молчать всю дорогу… Или будем?
Называйте Реймонд как хотите, но она и вправду не знала, о чем говорить. Наверняка, Гвидо сейчас одарит ее мрачным взглядом, или просто посмотрит, как на ненормальную, но в этом была вся Шерон, особенно с отпускным настроением. Даже такая деликатная ситуация не лишила ее язвительности, хотя чего расстраиваться? Все ведь решилось. Конечно, лейтенант по-прежнему не знала, что будет с Крис, но уже ничего не поделаешь. Лучшее, что могла сделать Шер, так это отдать деньги и думать, как поступать дальше, а еще и над услугой, которую ей Крис, непременно, окажет, хочет она того или нет. Реймонд снова нацепила очки, солнце палило летнее.  Оставалось надеяться, что машина на месте. Будет весело узнать, что после отъезда полицейских кто-то решил попытать счастье и угнать синий Додж, так горячо любимый детективом. Слава Богу, машина одиноко стояла на другой стороне улицы от дома Санчес, как раз там, где Шерон ее и оставила перед тем, как выпасть из окна третьего этажа на пару с японцев. Вокруг было спокойно, женщина еще раз на всякий случай огляделась. Но нет, коллеги не соврали, вокруг исключительно гражданское население и некоторые следы от работы криминалистов. Шерон хлопнула себя по коленке и посмотрела на Гвидо.
- Ты меня и сейчас проконтролируешь или я могу сама сходить? – она вопросительно посмотрела на мужчину, приспустив немного очки. – Я уже взрослая девочка. Но это так, к сведению.
Разумеется, это недоверие было понятно. И Шерон не испытывала по этому поводу никакого дискомфорта, хотя облава – это был бы явно глупый шаг с ее стороны. Гвидо и сам знает, как тщательно федеральные агенты собирают по крупицам дела на известных мафиози, чтобы в один прекрасный день получить неопровержимые доказательства и вылить всю эту грязь, собсранную за долгие годы, на горе-преступника в суде. Уж за такой долгий стаж, агенты, наверняка, насобирали на Монтанелли много информации, просто ее было недостаточно для выдвижения обвинений. Так неужели Шерон разрушит всю эту пирамиду, внезапно обвинив Гвидо в вымогательстве, нелегальных доходах или что там еще можно навесить на человека, взявшего в руки какие-то деньги? Ну смешно. На сколько он сядет? На месяц, два, шесть? И прощай кропотливая работа над которой трудились много лет. Нет, если сажать таких людей, то делать это надо наверняка и надолго. Шер не знала, получиться это у стражей правопорядка когда-нибудь или нет (все-таки Гвидо тот еще манипулятор, уходивший от правосудия долгие годы), но сегодня явно не тот день. Впрочем, осторожничать – его право, и вполне понятное.

+1

22

Гвидо до сих пор умудрился не попасть за решётку и не быть убитым только потому, что всегда дважды думал перед тем, как действовать, и действовал только наверняка; даже в мелочах - таких, как принятие из рук полицейского краденных денег, или изъятие их из чужой машины, избежание разговоров о делах открытым текстом, в том числе и по телефону, и сведение к минимуму общение с полицейскими, к нулю - панибратство с ними. И в этой ситуации понимал, что Крис могла собрать на себе внимание не только своих товарищей и боссов из мафии, но и федеральных органов тоже - даже если допустить, что он доверял Шерон (а этого не было; уважение - ещё не значит доверие, и этот принцип существовал не только внутри мафии. Довериться копу - так или иначе значит обрести себя на гибель, и ситуация с Крис это отчасти подтверждала) и поверил, что её друзья из полиции собрали манатки и покинули место преступления, то всё ещё помнил о других её друзьях - из федерального агентства. Если Санчез их заинтересует - за квартирой вполне могут поставить слежку, позаботившись о том, чтобы о ней не узнали ни её друзья, ни представители полицейского департамента. Шерон сама знала лучше него, какая конкуренция существует между ними и федеральными агентами за право владеть и распоряжаться информацией, следить за деятельностью организованных преступных группировок, вести дела и проводить аресты. Последнее слово часто оставалось за ФБР, хотя всю основную работу они делали руками копов, лишь следя за ними, чтобы отобрать очередное дело себе в самый ответственный момент, отобрав руль у очередного детектива, вытеснить его следственную команду, и затем пожинать плоды славы. Если же он, член мафии, допускал, что Кристина может и сама вернуться в скором времени, то почему бы федералам не могло прийти в голову то же самое? Возможно, у кого-то из них даже хватит ума сложить два и два и понять, что Санчез как никто нуждается в их любимой программе по защите свидетелей... А сотрудничать они могут найти способ, если захотят - не раз случалось, что у бывшего члена ОПГ просто не оставалось никакого выбора; вот только это не значило, что из-за этого он не подлежит устранению. ФБР - словно источник чумы: невозможно было его искоренить, только сдерживать, а для этого требовались радикальные меры. Подгнивший элемент организации лучше удалять сразу и как можно скорее, пытаться вылечить его - бессмысленно. Паршивая овца всё стадо перепортит.
- Продолжай убеждать себя в этом. - усмехнулся Гвидо, выводя автомобиль на улицу. Не сказать, чтобы он обожал болтать с копами настолько, что делал бы это каждый день, но пообщаться с кем-то, кто не являлся покойником или будущим в них кандидатом, иногда было всё-таки неплохо. Трупы, правда, язвят куда реже, но зато - куда метче. А попытайся Шер влезть в его магнитолу - ей пришлось бы придумывать вторую часть своей угрозы о том, как нельзя её трогать; на правах старшего в этой машине, Монтанелли вполне мог бы позволить себе шлёпнуть ей по ладони, забыв о её полицейском значке. Тишина же в салоне его вполне устраивала до того момента, как Рэймонд всё-таки разобрало от вновь накапливающейся язвительности и её снова прорвало. Кажется, он начинал понимать, почему они так хорошо подружились с Санчез - друг об друга им сложно было затупить языки.
- Кажется, "будем" - не вариант. Даже если я буду молчать, ты всё равно навешаешь мне лапши. - усмехнулся Гвидо, не сводя глаз с дороги. Пожалуй, в другой ситуации им можно было бы говорить о многом - о семьях, о делах, о культуре своих исторических родин, о детях - у обоих сыновья были одного возраста, и для них что Гвидо, что Шерон были хорошим примером (хотя в случае Гвидо, скорее, косвенно). Но вот только повторять ошибок Кристины, заводя с полицейским такие тёплые отношения, Монтанелли не собирался. Не хватало ещё сболтнуть чего-нибудь лишнего.
О том, что будет с Крис, не знал никто - ни Гвидо, ни сама Крис, ни, вероятно, и сам Риккарди - если бы он хотел поспешить с решением, то уже принял бы его. Санчез не закладывала никого из своих, не пыталась обворовать его, спешить с тем, чтобы разобраться с ней, не было смысла; потому он и давал отсрочку, чтобы Монтанелли смог выяснить, что всё-таки случилось. Были шансы, что её никто и не будет искать до тех пор, пока она сама не вернётся в город, как она пообещала.
- Конечно, сходишь сама. А я отъеду на соседнюю улицу, и ты передашь мне деньги там. - очередная уловка, чтобы перестраховаться - даже если федералы наблюдают за ними, то всё, что они увидят - что Гвидо подвёз Шерон к её машине и уехал; а лейтенант просто забрала свой Додж там, где его бросила последний раз - и всего только. Даже если у них возникнут какие-то вопросы, они не смогут ничего доказать, потому что не увидят ни факта передачи, ни самих денег; всё, что остаётся объяснить - что Шерон делала в его машине. Монтанелли с лёгкостью прикрылся бы Этьеном - он просто подвёз жену своего друга до её машины; и это было бы сущей правдой.
Шевроле, выпустив из салона детектива, неспешно покатился прочь; заставив Рэймонд проехаться вместе с ним, Гвидо сейчас, по сути, давал ей возможность сесть в свой Додж и рвануть с деньгами в противоположную сторону. Но он был почти уверен, что она так не поступит - по какой-то причине ей была дорога Санчез.

+1

23

- Ты такой скучный, - снова не удержалась от сарказма женщина, отвечая и на первую и на вторую реплику Гвидо.
Все-таки горбатого могила исправит. Хотя мужчина позволил себе пару раз усмехнуться, уже неплохо, Шерон есть чем гордиться. Дорога в полном молчании казалась настоящей пыткой для женщины, у которой были причины радоваться, все-таки отпуск. Не подумайте, она не была законченной болтушкой, у которой с языка постоянно слетали язвительные шутки, вовсе нет, Шерон рационально подбирала момент, когда так можно делать, а когда нельзя. Просто сейчас, как ей показалось, напряжение как-то спало. Это не значит, что Гвидо должен поделиться душевными переживаниями, проблемами в личной и профессиональной жизни и прочим, вовсе нет, женщина и сама не собиралась, это как минимум глупо, мафия-полиция, полиция-мафия – в скрытности нет ничего удивительного, но и сидеть в полнейшем молчании такая скукотища. Реймонд решила отвлечь себя, внимательно наблюдая за происходящим в окно, смотрела на людей, рассматривала здания, как будто впервые здесь, хотя улицы Сакраменто женщина знала от и до, улицы и то, что за ними крылось. 
Гвидо продолжал осторожничать, на что Реймонд оставалось лишь пожать плечами. Боится встретиться с федералами – грамотно, только этому не бывать. На самом деле, между полицией и федеральными агентами не было такого количества обостренных конфликтов, которые так красиво описывались в фильмах и сериалах. И причина проста: разные юрисдикции, которые пересекались не так уж и часто. Ну а когда пересекались, то да, тут уж, конечно, порой случались конфликты. Хотя иногда, зная о единой цели, даже такие разные структуры находили общий язык. Не даром при полицейском участке работал специальный агент, отвечающий за связи ФБР с полицией, все пытаются работать сообща, не всегда получается, но все же… Большинство проблем, кстати, возникало непосредственно из-за конкретных людей, которые почему-то считали, что раз носят значок ФБР, то они гораздо круче и важнее. Но нельзя сравнивать механика и продавца в цветочном магазине. Случай с полицейскими и федералами аналогичный. Цель схожая, но структуры совершенно разные, отвечающие за разные позиции и следовавшие разным законам, да и подчиняются они разным ведомствам – так что никакого сравнения. В общем, как бы там ни было, а все случившееся с японцами проходило исключительно под надзором полицейского департамента Сакраменто, и федеральные агенты нарушили бы закон, вмешиваясь в это расследование. Впрочем, наверное, сейчас Гвидо это волновало меньше всего, и Шерон понимала, потому не стала спорить, когда мужчина предложил встретиться на соседней улице. В конечном счете, именно благодаря такой бдительности он до сих пор на свободе, и это уже вошло в привычку.
Шерон быстро выскочила из машины,  краем глаза наблюдая за тем, в какую сторону сворачивает Гвидо. Она посмотрела сначала направо, потом налево, все как положено, а потом перешла дорогу, останавливаясь около своего автомобиля. Реймонд невольно подняла голову, лицезря козырек на который вчера приземлилась вместе с одним из японцев. От этой картины, даже ребра, казалось, вновь заболели. Шерон глубоко вздохнула и достала ключи. Признаться, в салоне своего Доджа было гораздо уютнее, она привыкла к нему, это была ее любимая машина. Женщина приоткрыла бардачок, убеждаясь, что деньги все еще на месте. Гвидо повезло, эти деньги прошли экспертизу в отделе улик полицейского участка: купюры не помечены, нигде не числятся,  трать в свое удовольствие и их никто не отследит. Шерон завела мотор, у нее даже мысли не возникло свалить куда-то в другом направлении. Какой смысл? Этим она подставит Санчес. Да и мафия снова придет, и все начнется с самого начала. Додж двинулся в том же направлении, которое выбрал для себя и Шевроле.
- Мне чисто интересно, - опустив стекло автомобильной дверцы, протянула Реймонд, передавая Гвидо деньги. – Ты думал когда-нибудь о пенсии? Домик в Майами, солнце, море и песок? – наверное, все это был сарказм. Шерон помнила, что уйти из мафии можно только через смерть, но Гвидо пробыл на своем посту уже достаточно времени, наверное, и ему положен отдых. Впрочем, в этих вопросах женщина не разбиралась, всего лишь предположила, что такое возможно. Хотя уже через несколько секунд она переключилась на другую тему. Гвидо же уедет, нельзя его так просто отпустить. – Ну же, Гвидо, - криво улыбаясь, протянула Реймонд, - перед тем как нажать на педаль газа, признайся, что ты был рад меня видеть. Ну признайся, не будь занудой. Или улыбнись хотя бы напоследок.
Нет, все-таки в период отпуска, Шерон не умеет быть серьезной, у нее это просто не получается.

Отредактировано Sharon Raymond (2012-09-26 21:14:54)

+1

24

Свернув за угол, Гвидо остановил машину и вышел наружу, облокотившись на дверь и дожидаясь, когда в поле зрения покажется синий Додж. Не похоже было, чтобы за квартирой установили слежку, но лучше не показываться лишний раз; федералы преследуют одни цели с полицейскими, работают с ними схожими методами, могу даже устраивать совместные операции, но одного они точно никогда не станут делать - отчитываться перед полицейскими, а потому Монтанелли не мог бы быть уверен, что не попал в объектив их камеры только что. Дело о японцах было не причём - ФБР уж точно не настолько слепы, чтобы не понимать, кто прикрывал задницу Санчез всё это время, с кем она регулярно виделась и чьи интересы чаще всего представляла на уличных гонках; организованная преступность - как раз больше их прерогатива, и если дело доходит до неё, то полиции зачастую приходится уступить им право командовать. К тому же, именно федеральные агенты мастаки по части нахождения брешей в Мафии посредством отбора тех, кто был ненадёжен для организации и мог бы стать свидетелем, хорошо подходящим под их программу - хоть Гвидо и не считал, что Крис одна из таких, но и рамки для отбора не он устанавливал, потому не мог быть уверенным, что Бюро уже не "приценивается". Или что уже не взяли её, что было нежелательно, но вполне вероятно - быть может, Рэймонд не единственный федерал, видевшийся с ней за последнее время. Этот факт ещё будет проверен; даже если Кристину простят за её выходку, после возвращения она будет под подозрением ещё какое-то время. Возможно, довольно долгое. Ничего не решалось здесь и сейчас. К счастью, у Шерон было всё-таки достаточно благоразумие, чтобы отдать деньги, чтобы он мог уладить и эту часть вопроса; он не собирался давать им хода, собираясь забрать только свою долю и долю Риккарди - Кристина была жива, а значит, деньги всё ещё принадлежали ей, а чужого никому не надо. Будет лучше, если этот пакетик полежит где-нибудь в безопасном месте какое-то время... безопаснее, чем бардачок машины детектива.
Вот и Шерон. Впору было бы отпустить штамповую шутку, будто он уже начал думать о том, что она уже не приедет, чтобы превратить ситуацию в сцену из очередного среднего фильма. Впрочем, лейтенант весь день старалась сделать так, чтобы их встреча как можно меньше была похожа на плохой сценарий, не сказать, чтобы Монтанелли это оценивал, но отрицательным персонажем её это всё равно не сделало. Приняв пакет из её рук, он закинул его в салон через окно, не открывая и не пересчитывая.
- Я ещё не настолько стар. - если уж ему и суждено однажды дожить до тех дней, когда он будет настолько дряхлым, чтобы уйти на покой, то вряд ли и в этом случае ему позволят уехать так далеко; хотя, кто знает. Впрочем, рассчитывать на долгожительство не приходилось, слишком много он видел за тридцать лет работы, и потому в бездействии будет не только полностью бесполезен, но и опасен. Впрочем, всё может быстро низвергнуться в хаос, едва только он уйдёт на покой - Семье просто будет заменить боевика, убийцу, наркодилера, даже юриста или врача, но на весь Сакраменто Гвидо единственный, кто предоставляет услуги своего рода. Возраст или не возраст, на пенсию он не был готов уйти, не оставив преемника после себя. Хотя скорее всего, в том, что однажды ему придётся его найти, виноваты будут скорее не старость или то, что он знает, а друзья Шерон - как раз тогда, когда дежурный по шкафам станет настолько немощным, что перестанет успевать прятать по ним скелеты вовремя. Скорее всего, его возьмут с телом, которое он не успеет уничтожить, или случайно тормознут с трупом в багажнике - будет вполне достаточно, чтобы вывести его из игры.
- Но забавно, что ты выбрала для меня именно Майами.
- хотя наверняка и не случайно; Шерон грех было не знать, откуда Гвидо приехал в Сакраменто. Впрочем, это было настолько давно, что уже не имело значения; важнее было то, что его племянник тоже приехал из Майами сюда, и тоже решил кинуть своих работодателей, как отец Гвидо в своё время. Что тут можно сказать... Видимо, где-то в роде Монтанелли подгнили гены. Ничего хорошего от такого решения Гвидо не видел ни для себя, ни для него, ни для полиции. Он любил своего племянника и гордился его успехами и положением в Майами; было глупо устраивать войну в таком положении.
Монтанелли всё-таки выполнил её просьбу - после её слов на его губах заиграло некое подобие улыбки; хотя сам он словно попытался это спрятать, повернувшись боком к своей машине и, запустив руку, на ощупь вытащив из одной из пачек в пакете Кристины две купюры. Шерон взяла на себя работу сохранить эти деньги для Кристины, и вежливо согласилась передать их ему; это было достойно небольшой благодарности. К тому же, чего греха таить, теперь она была такой же сообщницей Крис, как Гвидо, Болт и Риккарди - она тоже взяла "грязные" деньги.
- Прими это в знак моей радости. И в благодарность за помощь. - не найдя наружнего кармана и не осмелившись лезть рукой под одежду Шерон, дабы его не сочли извращенцем и хамом, Гвидо заложил сложенные пополам купюры за воротник пиджака лейтенанта. А затем, переместив руку чуть выше, коснулся ладонью её лица, наклонился к окну и коротко чмокнул Шерон в щёчку, и без намёка на интим, по-дружески - раз уж она всё это время так хотела, чтобы он вёл себя с ней, как со старым другом. Две сотни были уже у неё, так что ему было плевать, выбросит она их или найдёт более достойное применение. - Ciao. - сказал он напоследок, а затем забрался в Шевроле и завёл мотор.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » All about the money