vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » меня накрыло, помнишь?


меня накрыло, помнишь?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Chester Borden feat. Rocky Houston
Место: больница - > городской парк
Погодные условия: тепло, определенно, даже жарко, солнце никого не щадит
О флештайме: Странная парочка, точно. Им бы еще по свиданиям бегать, в ресторанах столики заказывать, а у них романтика в больнице проходит. Там, где ему осматривают сломаную руку, а она становится на учет как будущая мамаша. Просто невероятная идиллия, потому что при всем раскладе они остаются счастливой парой, только вот кому-то хочется начать делать серьезные шаги, потому что повод для этого уже сидит в животике Рокки Хьюстон.

+1

2

В чем наш с тобой стимул? Есть он вообще? Иногда я смотрю на чету Дорианов и невольно начинаю сравнивать нас, и меня ужасают факты. Они вместе два года, пережили разрыв и ее беременность, у них замечательная маленькая дочурка, но их история сама по себе подтверждает то, что они созданы друг для друга. И куда спешим мы? Нам только полгода, мы пережили разрыв уже прежде, чем стать парой, и спустя эти самые полгода я уже на первом месяце беременности? Меня это жутко пугает, честно признаться. Только вслух я об этом никогда не скажу, не хватало только загрузить этим Бордена. Знаю я, как это будет выглядеть: он будет долго ходить хмурый, угрюмый, на вопросы «что случилось?» говорить только «все отлично» и фальшиво улыбаться. А когда этот приступ пройдет, у меня разовьется паранойя от того, что мне будет постоянно казаться, что он думает об этом. И я буду чувствовать себя предателем. Да, за эти полгода я достаточно его изучила, но куда мы все-таки спешим?
Видно невооруженным глазом, я не монашка как миссис Джой Дориан, я не придерживаюсь религиозных рамок и знаю, что называют конституциональным промискуитетом. Мистер Джей Дориан тоже не ангел, но до истеричной оторвы Честера Бордена ему определенно далеко. Она изначально ставила своей целью выйти замуж и нарожать ненаглядному энное количество детей, они будут все в восторге, счастливы вместе, большая дружная семья бла-бла-бла. И что, глядя на моего ненаглядного вы скажете, что он будет жить только ради семьи? Я вот смотрю на него со стороны: он просто псих. Несется, значит, рядом по подъездной дорожке центральной больницы, словно его ветер в зад подгоняет. Улыбается что-то, мурлычет себе под нос, тащит сломанную руку за собой как ненужный кусок деревяшки, странный, в общем, парень, но я с ним живу. Люблю его, только меня все это жутко пугает, все равно пугает. Сначала я боялась, что не захочет этого ребенка, теперь я боюсь того, что будет, когда малыш родится. Когда все эти страхи закончатся? Не важно, для меня важно, не выдать все эти страхи Чезу, вот это я понимаю цель. По привычке целует меня и какой-то странной походкой удаляется в травматологическое отделение. Я знаю, он нервничает, когда ходит по врачам, но это дерганый шаг, почти пружинистый пугает меня еще больше.
Что еще меня пугает? То, что скажет мне врач. Хотя, в общем-то, ничего критичного я не должна буду услышать, и как следствие не услышала. Первый месяц беременности прошел хорошо, и я чую, что параноик-Честер будет заставлять меня приходить сюда кааааждый гребаный месяц, пока схватки меня не настигнут прямо в гинекологическом кресле. Но он будет продолжать настаивать на помощи специалистов, о, похоже я слишком хорошо знаю Бордена. Я просто представляю, что будет, если его самого заставить обследоваться хотя бы двенадцать раз в год, он будет ждать этого дня как Страшного Суда. Но на этот раз я выдыхаю спокойно.
Вообще, и переживать-то было не о чем , все шло как по маслу, за исключением постоянной тошноты. Но ведь и это нормально, правда? Я выхожу на крыльцо ближе туда, где солнце не закрывает козырек, и достаю телефон из кармана. Набираю до боли знакомый номер, и прикладываю трубку к уху, зажимая ее плечом. Гудки-гудки, ноль внимания. Я фырчу, пытаясь удержать телефон, пока расправляю майку под толстовкой, но на мое недовольство реагирует только автоответчик.
- Ну и как хочешь, - выключаю экран и запихиваю телефон на место.
Обыскав взглядом территорию больницы, я нашла пару скамеек, а затем, выбрав солнечное место, направилась туда, где расположилась, по-турецки скрестив ноги. Все отлично, если Чез выйдет, я увижу его сразу, а пока… на чем я там остановилась? Так вот вывод: я жуткая трусиха. И только продолжила я свой мыслительный процесс, закрыв глаза и откинув голову, поставляя лицо солнечным лучам, объявляется он. Мой суженый, все в таком же странном настроении, заставляя мои мысли убегать все дальше в глубины страха.
- Как все прошло? – я отвлекаюсь от своих солнечных ванн, и поднимаюсь к Бордену,- Очень страшно было у дяди Доктора?

+1

3

Выхожу из больницы и ищу глазами Рокки. Я знал, что она уже освободилась – пропущенный звонок, пока я сидел в кабинете травматолога подсказал мне нужный ответ. Я знал, что мои глаза светились счастьем. И не только потому, что я только что вылетел из кабинета врача, но и потому, что меня ждала моя девушка. Моя. От этих мыслей по всему телу разливается приятная теплота и хочется, чтобы это чувство продолжалось как можно дольше. Оно было схоже с пребыванием на солнце. Тебе тепло и хорошо. Когда не хочется ничего делать и ловить кайф только оттого, что в твоей жизни все, в общем-то, складывается. Ведь все так и есть, правда?
Моя девушка родит мне ребенка. А значит, я буду самым счастливым. Никогда не думал, что смогу говорить так. Но, ты просто изменила мои взгляды на жизнь. За полгода. За эти странные погода, что мы вместе. Знаешь, такое чувство, что мы знакомы и живем вместе уже несколько лет. Чуть улыбаюсь, когда вижу Рокки на скамейке около госпиталя. Мне нравится наблюдать за ней. За тем, как она поправляет свои волосы, подставляя лицо солнцу. Как невольно накручивает несколько ниток рваных шорт на палец. Я знаю каждую твои привычку, и мне нравилось их замечать. Мне нравилось наблюдать за тобой, когда ты с утра просыпаешься, думая, что я еще сплю, и тихо уходишь из спальни. Мне нравится все это и кажется, нам пора делить быт вместе, как сказала бы моя мама. Она из тех женщин, что воспитывались в строгих и классических традициях Запада. Это, от части, передалось и мне, вместе с Мелиной.
Я еще никогда не испытывал таких светлых и непонятных чувств к девушке. Никогда. Для меня каждый новый день, после той летней ночи, стали в новинку. Словно, каждый раз я заново рождался и пытался понять этот мир. Вот только мне тридцать три, а не тринадцать и я не пишу депрессивные стихи и не выливаю «случайно» газировку на Майка Бейтса. Когда-то давно (кажется, в прошлой жизни) мне рассказывали, что я должен понять сам, когда стоит признаваться в любви и строить планы на будущее. Знаешь, мне кажется, этот момент пришел. Счастливей чем сейчас, я не смогу уже быть, а значит, надо ловить удачу за хвост. Ведь она так часто убегала от меня.
Но мне было страшно. Мне было просто-напросто страшно. Почему? Потому, что я не знал, что будет, когда родится малыш. Я просто понятия не имел, что надо делать и как быть. Конечно, когда родился Чарли, мне было десять лет, но уже тогда я не хотел и слышать про ответственность. Мне нравилось играть на пианино, что стояло в гостиной. Мне нравилось бегать по улицам и петь песни. Но я не готов к серьезной жизни. Я просто боюсь того, что у меня что-то не получится. А если я не смогу полюбить ребенка, так же как и Рокки? А если мы разойдемся? А если я не смогу уделять должного внимания и своей девушке и малышу? А если… А если…
Голову забивают параноидальные мысли, от которых не спрятаться. Рука машинально тянется к пачке сигарет, и даже достают ее из кармана. Но, глаза поднимаются на Рокки, и я улыбаюсь. Немного смущенно, но, надеюсь, искренне. Только так, как могу улыбаться только ей. Пачка сигарет, только недавно открытая, летит в мусорный бак. Организм возмущенно требует порции никотина после нервного потрясения в кабинете травматолога. Вместо этого подхожу к Рокки, которая сидела на лавочке, сложил ноги по-турецки и встаю прямо перед ней.
- С сегодняшнего дня бросаем курить! – голос слишком бодрый, а внутри все саднит и требует затяжки. Ты открываешь глаза и, улыбаясь, смотришь на меня. Я улыбаюсь в ответ и наклоняюсь к тебе, загораживая солнце. - Очень страшно было у дяди Доктора? – нервно усмехаюсь и пытаюсь принять наиболее непринужденный вид, - О, ты не представляешь, что за цирк это был, - прикрываю глаза и чуть мотаю головой, стряхивая оттуда воспоминания, которые оставила для меня доктор Клеменс на последующие несколько дней, - Лучше ты расскажи, что врач сказала? Мне нужно знать все-все. Что можно, что нельзя, что нужно, почему и зачем? А еще и как? – привычка быстро болтать, когда мы вместе, казалось, никогда не пройдет. Я беру тебя за руки и изучаю каждую черту лица. Мне нравилось наблюдать за тобой. Как ты чуть морщишь нос от солнца. Как уголки губ подрагивают, когда ты говоришь.
- А знаешь что? – выдаю столь неожиданный вопрос. Тут же ухмыляюсь, вспоминая, как Феникс и Джо играли в эту игру. Смысла в ней нет. В прочем, как и во всех бессмысленных играх в группе зеКаталист, - Я так безумно соскучился по тебе, пока был в туре. Давай забьем на всех и пойдем гулять? – демонстративно достаю телефон и выключаю его, - В парк, дада, в парк, - помогаю тебе встать и беру за руку. С каких пор ты выше меня? Опускаю глаза вниз и замечаю то, что, твои ноги обуты в туфли на шпильке. Ох, и выкину я их все…

+1

4

За столько дней в постоянной задумчивости о том, что же будет дальше, я поняла, что успокаивать себя словами, что все будет хорошо, ужасно глупо. Это не действует ни капли, что собственное, собиралось быть хорошего? Мне оставалось только планировать нашу жизнь по новому графику, чтобы хоть как-то привести свои мысли в порядок. Но и этот график особо меня не радовал, потому что предполагал он не совсем удобные условия для меня. Увы, уволиться я не могла, да и не получилось бы, если бы захотела, слишком поздно было. За эти пол года мы так далеко зашли, как не заходят пары за пять или шесть лет, и я даже не знаю, что лучше. Но факт остается фактом: все сводится к тому, что мне уготовлена судьба идеальной жены, которая варит борщи, возит ребенка в детский сад и в школу, собирает милого на работу, только что рубашечки не гладит – ему вроде бы все равно, этот милый может и помятую натянуть. Разве я похожа на примерную жену? Разве я смогу постоянно сидеть дома? Со скуки я начну, О УЖАС, убираться в доме, а это просто неприемлемо, ибо я сломаю свои великолепные ноготки. Нет, конечно, все не так запущенно, запущенно в другом плане, я не привыкла к такой ответственности, как воспитание детей, это просто жуть как страшно для меня. Уверена, Честеру тоже, но он не подает виду.
Он такой мнительный, подходит и говорит о том, что мы бросаем курить. Я только улыбаюсь, вроде как «о чем ты?». И пытаюсь вспомнить, когда курила в последний раз. Точно, это было тот самый день, когда я еще не знала о том, что беременна, а так блондинистая девочка в парке меня немного подбешивала, вот и заставила достать пачку сигарет и сделать пару затяжек. Хорошо,  пару сигарет, но это было так давно! Кажется, что целую вечность назад, потому что тогда Честер был в туре, потому что он уже вернулся, а это было все так долго и утомительно, что время растягивалось куда сильнее, чем на самом деле это было. Ну, и, конечно, я могла только догадываться тогда, что уже ношу под сердцем ребенка от человека, который скачет по сцене где-то в другом конце Соединенных Штатов, и это было абсолютно нормально тогда, вытащить сигарету и закурить. Но сейчас я глупо пялюсь на твою улыбку и пытаюсь догадаться, что же случилось на самом деле в больнице, и почему ты все разговоры так быстро сводишь к отвлеченным темам.
- Все правда хорошо? – я смотрю на яркий новый фиксатор на руке любимого, понимая, что Бейтс расстроится, что его художества полетели на свалку, но долго это не продержится. Через пару дней, а может даже уже завтра, я снова увижу рисунок, в точности повторяющий художества на его правой руке, с какими-нибудь обязательными комментариями лично от Майка и еще от пары участников группы, - Не сказали, когда снимут эту штуковину?– указываю на руку пальцем, - Она мне очень мешает.
Пристальный взгляд Честера заставляет вновь меня улыбнуться, понимая, что этих вопросом мне все равно было не избежать:
- Все прошло отлично, мне сказали, что она еще воот такусенькая, - я показываю пальцами расстоянием чуть больше, чем два сантиметра, не задумываясь, почему я назвала ребенка «ею», как-то спонтанно получилось, - Круто, правда? – сияющая от сказанного, я поднимаюсь со скамейки. Пальцы машинально переплетаются с твоими.
- Давай забьем на всех и пойдем гулять? – безумно заманчиво звучит, просто до безобразия заманчиво, как я могу на такое сказать «нет»?
- Да, - для пущей убедительности киваю головой как китайский болванчик, - Да, мы так двано не проводили время вместе. Просто, вдвоем. Без твоих записных книжек или Бейтса, мобильных телефонов, - я повторяю твои действия, но уже со своим телефоном и заталкиваю его назад в задний карман, - В парк, - все еще киваю и повторяю за тобой, улыбаясь.
Веди меня, мой верный рыцарь, сегодня, пока так щедро светит солнце над нашими головами, я позволю вести себя куда угодно, особенно если это ты держишь меня за руку. Истеричка, параноик и ходячая порнография, но, блин, мне чертовски нравились эти ощущения. Ощущения, которых не было с тех пор, как твои дружки приехали в наш город, так давай притворимся на эти пару часов, что мы обычные люди, а не рок-звезда и его подружка, что мы просто счастливы ощущать ладонь друг друга в своей. И пусть пуза у меня еще нет, и улыбаясь при мыслях о беременности я выгляжу идиотка до первых приступов тошноты от запаха твоего геля для душа, но я выгляжу идиоткой рядом с идиотом, что держит меня за руку. Страхи, что настигают меня в одиночестве, отходят на задний план.

0

5

Что значит просто ощущать твою ладонь в своей? Что, значит, понимать, что ты это уже не один человек. Вас уже двое и вы оба мои. Что это все значит? Как мне это понимать? Что мне делать дальше? Как поступать в следующий пять или десять минут. Мне становилось страшно с каждым разом все больше и больше. Осознание того, что наша жизнь круто изменилась, приходит постепенно, не обрушиваясь лавиной информации на мою голову. Другого бы я просто не вытерпел. Но с этим осознанием пришли и страхи. И новые чувства, не знакомые для старого Честера Бордена. Это было что-то новое. Мне нравились они, что не могло не радовать меня. Я хочу сделать тебя счастливой и нашего ребенка. Мне хочется постоянно держать тебя за руку и никогда не отпускать. Ведь сейчас, когда наши с тобой пальцы переплетены, я чувствую что-то, чему еще не могу дать название. От этого ощущения мне хочется лететь, вопить от счастья. А еще больше всего на свете мне хочется целовать тебя. Держать тебя всегда рядом, и знать, что наш ребенок будет здоровым. Эта мысль не дает мне покоя. Ведь не все так просто в моей жизни и ты об этом знаешь. Но, какая-то часть моего сознания надеялась, что у тебя даже не появлялись эти страшные мысли.
Мы медленно шли к парку. Я не переставал улыбаться, ведь сегодня, можно сказать, выходной. Дел на студии было не так много, а те, что были, можно повесить на Алишу или Бен с ними справятся. Сегодняшний день я мог полностью посвятить своей девушке. Девушке…я глупо улыбаюсь и понимаю, что выгляжу идиотом. Ну и пусть. Сейчас все было не важно. Мне не хотелось играть роль рок-звезды. За последний месяц я немного устал от этого амплуа, пусть заново в него вживаться и не приходилось. Стоило лишь увидеть парней вновь в студии, как тут понеслось. Крики, шутки, подколы и истерики. Словно и не было тех шести лет. У меня в голове вертится твоя фраза, которая была произнесена тоном ревнивой жены. «Да, мы так давно не проводили время вместе. Просто, вдвоем. Без твоих записных книжек или Бейтса, мобильных телефонов». Мы уже зашли в парк и шли по какой-то аллее, как до меня дошло то, что последние десять минут между нами воцарилось молчание. Но оно было приятным. Я чувствую то, что мне нравится это.
- Я так увлекся нашей группой и работой. Рокки, прости меня, -  я смотрю тебе в глаза, в надежде, что ты поймешь все то, что я хочу тебе сказать. Что я хочу попросить прощения за то, что не уделяю тебе времени. За то, что мы не были толком вместе. За то, что я просто не успеваю отдавать тебе свою любовь. Но глаза лишь заставляют тонуть в своем темном оттенке, от чего я лишь провожу пальцами по твоей ладони, зажатой в своей. – Тебе ведь теперь надо много гулять, да? И правильно питаться? И много? А сладкое можно? Я помню, когда мама была беременна Чаком, то она постоянно хотела мороженого. И пила какие-то витамины. А еще у нее был огрооомный живот, - показываю свободной рукой небольшое расстояние от своего живота. Это были очень смутные воспоминания. Хотя мне было и десять лет, но все, что было в прошлом. В Канаде. Я плохо помнил хотя бы из-за того, что через десять лет после того, как родился младший брат, я начал курить траву, - А еще я выкину к чертовой матери все твои туфли на каблуках. Или нет. Я отдам их Худу, и тот спрячет их так, что … - не успеваю договорить фразу, как слышу оглушительный крик девушки, которая шла нам навстречу.  В момент, мне захотелось почувствовать себя глухонемым. Или же я наделся на то, что сегодня в парке окажется какой-нибудь другой Честер. Скажем, ее знакомый. Но я ошибся…
- О, боже мой, это же Честер! Твою мать, это Честер! – девушка подошла к нам, если это можно было назвать подошла. Скорее подбежала. Она выглядела как типичная девушка, которая слушала такую музыку, что, делали мы с парнями много лет назад. Короткий ежик рыжих волос, плавно переходящих в красный. Проколотые губы, нос, брови. Она часто дышала, а я изо всех сил пытался сделать выражение лица, чтобы не обидеть девушку и не показать свое раздражение. А оно было. Ведь сегодня такой день, когда мне не хотелось раздавать автографы и фотографироваться. Мне хотелось провести день со своей любимой женщиной.
Я не отпускаю руки Рокки и включаю улыбку а-ля Честер-милашка-улыбается-для-фанатов. – Вы, правда, Честер Борден? – увы, хочется мне сказать, но вместо этого киваю, словно китайский болванчик и не перестаю улыбаться. С носа сползают очки, и я поправляю их легким движением руки, после чего морщусь. – Я была на том концерте! С Лос-Анджелесе, когда вы сломали руку. Как она? – смотрю сначала на Рокки, пытаясь вспомнить события той ночи, но все словно в тумане. Потом перевожу взгляд на фиксатор и задумчиво подаю голос, - Да ничего, все в порядке, - на глаза попадаются лямки от ее рюкзака, а точнее значки, что висели там. Я подхожу к девушке ближе и дотрагиваюсь до собственного изображения на маленьком металлическом кругляшке. – Ого, я и не знал, что такие делают. Я тут такой…угловатый – смотрю на Рокки и смеюсь. Да, хорошо, что она не знала того Честера, что орал на всех и вся. Что ширялся и спал в одной кровати с Майком Бейтсом.
- Я хотела попросить, чтобы вы у меня расписались. И… - девушка замялась, протягивая мне черную шариковую ручку. Я неуклюже беру ручку в правую руку и недовольно фыркаю. Слышу легкий смешок Рокки и смотрю на нее, слегка хмурясь, но в то же время улыбаясь. Наконец она узнала еще одного меня. Того вежливого парня, который нравится тысячам девушек. – Мне…немного неудобно, как понимаешь. А где расписываться? – спрашиваю я, понимая, что девушка, в принципе, не дала мне никакой поверхности, где бы я смог нацарапать что-то наподобие своей подписи. Но, в ту же секунду, незнакомка делает шаг вперед, разводя руки. Приподнимаю бровь и понимаю, где она предлагает оставить свои каракули. Глаза тут же устремляются к Рокки, как бы извиняясь за то, что я сейчас сделаю. А рука, пусть неуклюже, но вырисовывает каракули, отдаленно напоминающие ChazB. Не успевает моя рука оторваться, как девушка просит сфотографироваться и уже направляет свой телефон на нас. Я успеваю лишь улыбнуться. Через какое-то время эта возьня с девушкой была закончена и она убежала. Довольная и сияющая от радости. Когда этот ураган (как оказалось, ее зовут Крис) ушла от нас, я повернулся к Рокки. Округлив глаза, я нервно усмехаюсь.
- Вот это да…Милая, - вновь подхожу к Рокс и беру ее за руки, - Прости меня, - целую ее в губы, - Ты хотела провести этот день вместе, а тут налетела эта девушка…, - тихий и виноватый тон. Мда, такое редко увидишь у Честера Бордена, - Пойдем, у меня идея, - я беру Рокки за правую руку и тяну в сторону самой дальней тропинки. Туда, где нас точно никто не найдет.

0

6

Игрок удален, эпизод отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » меня накрыло, помнишь?