Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You tell me that you love me, but you never want to see me again.


You tell me that you love me, but you never want to see me again.

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участники: Роксана Кроуфорд и Виктория Блекмор
Место: Дом Кроуфордов, комната Роксаны.
Время: 1993 год, конец мая.
Время суток: Вечер, ближе к ночи.
Погодные условия: Ветрено и зябко.
О флештайме: Виктория&Роксана. Начало.

+1

2

Внешний вид

Роксана сидела на просторной кухне перед экраном ноутбука и читала письмо от отца, который вот уже две недели отдыхал во Франции со своей женой и двумя их детьми. Обычно его письма были довольно сухими и короткими, но это было на целых три страницы. Правда ничего такого особо примечательного не было. Отец рассказывал о том, на каких экскурсиях они успели побывать, какой у них роскошный отель и шикарные блюда в ресторане, как ему там нравится, и что он очень надеется как-нибудь посетить эту страну вместе с ней. К последнему Роксана отнеслась несколько скептически, так как знала, что такого никогда не будет. Девушка тяжело вздохнула и сделала большой глоток чая, который, как оказалось, уже давно остыл. Роксана быстро набрала не слишком длинный ответ, вкратце рассказав о том, что ее приняли в Калифорнийский университет, именно туда, куда она и хотела и что у нее все хорошо. Отправив письмо, брюнетка посмотрела на часы - без четверти девять. Она сидит здесь уже, по меньшей мере, час. Настроение было не слишком радостное, во всем теле ощущалась сильная усталость. Роксана была довольна, что сейчас в доме находилась она одна. У матери какая-то корпоративная вечеринка, и она обещала вернуться поздно. По крайней мере, никто не пристает с расспросами. Уже лучше. Девушка не спеша поднялась со стула, и хотела было заново заварить чай и переключить свое внимание на чтение журнала, оставленного тут матерью, но ее прервал громкий стук в дверь.
- И кого это, интересно, принесло в такое время? - Нахмурив брови, спросила сама себя Роксана. Она никого не ждала, на сегодня у нее был лишь один план - пораньше лечь спать. Поэтому кто бы то ни был, его надо было тут же выпроводить. Однако когда Роксана открыла входную дверь, ее удивление стало еще больше.
- Тори? - Она округлила глаза. Кого-кого, а эту рыжеволосую девушку Кроуфорд никак не ожидала сейчас увидеть. Сердце вдруг ускорило темп. На мгновение образовалось молчание, Роксана не знала, что лучше сказать, и как поступить. Каждый раз, видя ее перед собой, по всему телу проходила приятная волна тепла. Выпроваживать Викторию она, естественно, не собиралась. - Привет. - Немного неуверенно проговорила брюнетка и шире распахнула дверь, пропуская подругу в дом.

Отредактировано Roxana Crawford (2013-01-12 01:59:39)

+3

3

Внешний вид

- Тори?
Кажется, Роксана замолчала только на секунду, а Виктория судорожно глотала ртом воздух и пыталась вспомнить, как вообще оказалась у двери этого дома, и удивлялась, как ей еще хватило смелости нажать на звонок. Еще двадцать минут назад она лежала поперек своей кровати, рядом с узким конвертом, и каждую минуту меняла решение: уехать или остаться, промолчать или сказать, решение или случайность. «А ты что выбрала?» – мысленно обратилась Тори к Роксане, глядя в зарево заката за окном. Они общались редко. Так редко, что Виктория от общих знакомых только и узнала, что Роксану приняли в Калифорнийский в Сакраменто, когда те случайно увидели в её руках еще не распечатанный конверт, тот, что сейчас лежит рядом. Еще минуту она пролежала, свернувшись клубочком, натягивая рукава полосатого платья все сильнее на ладони и прикрывая лицо.
А теперь она стоит у Её порога… И Она вся такая далекая и близкая одновременно открывает ей двери, впускает в уютный дом. А я же с ним рассталась, знаешь? Меня приняли в несколько университетов, слышала? Мы же дороги друг другу, помнишь? Я не хочу тебя потерять, ты тоже? Вот только вместо этого всего, рыжая только необычно для самой себя робко ответила:
- Привет, - и шагнула через порог, все так же пряча ладони в рукава подрастянувшегося уже старого платья, которое все-таки очень любила. Конверт в руке шелестел, напоминая о своем присутствии. – Я не помешаю? – вдруг из вежливости осведомилась Тори. Та самая Тори, что раньше спокойно могла ворваться без стука или кидать камешки в окно второго этажа, где была спальня подруги. – Я могу зайти позже, если что… Или вообще не заходить.

+5

4

Роксана медленно закрыла дверь за подругой и также медленно повернулась к ней лицом. Она стояла так близко, и девушка могла видеть ее глаза, такие родные. Как же давно она их не видела. И как сильно соскучилась. Соскучилась по Виктории и по тому времени, когда они были близки.
- Нет, конечно, не помешаешь. Я... - Мне так тебя не хватает! Роксана нервно поправила свою кофту, переступая с ноги на ногу. - Я ничем таким не занята. Отправляла папе письмо, да и только. - Девушка говорила очень аккуратно, подбирая слова, ведь они сильно отдалились друг от друга и общались крайне редко. Однако Роксана была рада видеть Тори. Пусть даже она пришла на пять минут. Это всегда лучше, чем ничего. Иногда приходится довольствоваться тем небольшим, что посылает тебе судьба.
- Может хочешь что-нибудь? - Неуверенно спросила девушка, внимательно рассматривая подругу, и махнула рукой в сторону кухни. Однако сама не сдвинулась с места. Она задавалась вопросом, что привело Викторию сюда в такой поздний час. Хотя дело было даже не во времени, ведь раньше они круглыми сутками могли торчать друг у друга, и даже придти к кому-то посреди ночи было вполне нормальным явлением. Но это было так давно, будто в какой-то другой жизни. Все было так хорошо, а потом... потом все испортила ревность. А когда у рыжеволосой девушки появился парень, Роксана совсем сникла. Первые месяцы без Тори длились мучительно долго, от кивков и сухих разговоров лучше нисколько не становилось, а потом Кроуфорд просто взяла на себя еще больше дополнительных занятий в школе, чтобы свободного времени оставалось как можно меньше. И постепенно ей удалось свыкнуться со всем этим. Хотя не прошло и дня, чтобы она не думала о девушке с рыжими локонами.
Роксана вновь молчала, что было ей не свойственно. Обычно ей хорошо удавалась контролировать ситуацию, и девушку сложно было застать врасплох. Но сейчас... сейчас она почему-то боялась сказать что-нибудь. Боялась испортить момент. Боялась, что Тори развернется и уйдет. Девушка сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, поправляя свои слегка завитые волосы, длиной до плеч. Роксане показалось, что и Виктория тоже нервничает. Она была какой-то... другой. И похоже ее что-то беспокоило. Брюнетка сделала один неуверенный шаг вперед.
- Что-то случилось? - Наконец, выдохнула девушка волновавший ее вопрос.

+2

5

Неожиданно для самой себя Виктория снова утратила в уровне смелости, когда узнала, что Роксана дома одна. Да, она хотела поговорить с глазу на глаз, об очень личном, и шелестящий в руке конверт был только официальной причиной неофициального визита, конечно, но почему-то ей казалось, что ситуация будет куда более располагающей, если на несколько минут её займет разговором миссис Кроуфорд, пока Тори будет неловко краснеть, собираясь с мыслями.
- Может, хочешь что-нибудь?
Тори утвердительно закивала головой и ответила: «Нет», после чего, следуя своей нелогичной логике все же пошла на кухню, где горел свет. Она остановилась у ряда разделочных столов, опираясь спиной на один из них, и нервно сжимала или закусывала губы, не зная с чего начать. То поднимала на Роксану упрямый взгляд, то отводила, делая вид, что её жутко интересует наклейка на холодильнике, цветы на подоконнике, а этот рисунок на обоях она вообще впервые в жизни видит.
- Что-то случилось?
Тори утвердительно закивала головой и ответила: «Нет». Она положила конверт на столешницу и повернулась к плите, чтобы поставить чайник. Ей как-то сказали здесь: «Чувствуй себя как дома», вот она и запомнила, уже скорее мышечной памятью – запросто могла найти с закрытыми глазами чайники, тарелки и даже пачку с хлопьями. Когда-то она даже специально оставляла в комнате Роксаны пижаму, ведь часто ночевала у неё.
- Это зеленый? – спросила рыжая, открывая контейнер с чаем, на всякий случай – вдруг что-то все же изменилось. Она насыпала в заварник положенную порцию чая и снова повернулась лицом к середине кухни, опираясь на столешницу.
- Как у тебя дела с поступлением? – хотела зайти издалека рыжая, но тут же не выдержала и добавила: - Да-да, я знаю, что ты прошла в Калифорнийский. Поздравляю! – как-то без особого энтузиазма поздравила Тори, чувствуя за спиной свой еще запечатанный конверт. Сейчас бы завизжать так по-девчоночьи и прыгать невпопад, обнимаясь, - ведь так надо радоваться за подругу, да? Блекмор слегка оттолкнулась спиной, прямо становясь на ноги, но тут же засомневалась и снова «упала» на столешницу, опираясь руками на края. – Ты решила остаться в Сакраменто?

Отредактировано Victoria Blackmore (2012-10-01 01:07:28)

+2

6

Брюнетка неспешно качнула головой, и только что поправленный черный локон снова принял неугодный девушке изгиб. Она, наверно, не сразу это заметила, провожая взглядом руку подруги от локтя до ладони, из которой крупной листовой крошкой ссыпались в заварник лепестки зеленого чая. Даже сорт все тот же. Вдруг поймала себя на мысли Роксана. Нет, это отнюдь не было ее заслугой, стремлением сохранить все «как было раньше» или агонией по ушедшим дням, просто ее мама тоже любила этот чай, только и всего.
Едва заметно она даже попыталась улыбнуться, вновь воочию встретившись с неуемностью Виктории. Только эта рыжая девчонка могла так активно ничего не делать, так неумело скрывать помыслы и так отчаянно сдаваться с боем.
- Спасибо, - спокойно улыбнулась Роксана. И что я делаю, Боже, что я делаю? Загудело в голове девушки. Форма вежливости, - дала определение этому брюнетка. С каких пор у меня для нее формы вежливости? И почему сейчас так страшно было услышать не ее отказ, а понять, что сама готова…
…Отпускать. Вот чему жизнь неустанно учила Роксану – отпускать. Сначала ярко-розовый шарик в небо, его было так жалко, целые пять минут малышка заливалась горькими детскими слезами; потом отец – его было так больно, что даже не оставалось сил плакать; теперь Виктория – отпускать? Не уходи! Может потому слова «решила остаться» из уст подруги звучали так обнадеживающе?
- Да, остаюсь, - а ведь до последнего оставляла несколько процентов сомнений. Несмотря на то, что по всей логике это был лучший вариант, она не хотела этого признавать, пока не будет уверена на все сто процентов. Она все еще не была уверена, но сорвалось это «остаюсь». – А ты? У… - запнулась. Что же со мной?! Хотела спросить: «Уезжаешь?», но в последний момент поняла, что не готова. Глаза стали серьезными и остро-печальными, а разум искал подсказки, как не сделать только хуже; ведь вдруг слово «уехать» станет финальным аккордом для решения, как для Роксаны «остаться». Девушка легко кашлянула, быстро выдыхая через нос, словно это и было причиной запинки. – У… уже решила?

+2

7

- Да, остаюсь.
Виктория едва заметно вздрогнула, а нижняя губа предательски задрожала. Только бы не заплакать! Но от этой мысли только влажнее становились глаза. Рыжая даже пожалела, что её подруга никогда не мямлит, не увиливает и говорит, как есть. Если сказала, что остается, то скорее Пизанская Башня вновь встанет перпендикулярно к земле, чем Роксана передумает.
Внезапно для себя самой юная Блекмор поймала взгляд Роксаны и... отступила бы назад, если бы уже не упиралась спиной в столешницу. Такое странное, пугающее ощущение беззащитности и бесполезности. Нужно что-то сделать! Роксана! Роксана!!! Но Тори только безрезультатно пыталась успокоить дыхание, терпя стаи мурашек по всей поверхности кожи.
- А ты? Уже решила?
Теперь в словах брюнетки было куда меньше твердости, но это была б не Тори, если б именно это не сыграло с ней злую шутку.
- Да! - уверенно заявила рыжая, и даже голос не дрогнул. Чертова гордость! Хотелось выглядеть такой же уверенной, успешной, непоколебимой и удачливой! И если бы не Роксана, не её такие глаза: обезоруживающие и пленящие, то ох как далеко зашла бы Виктория в своих выдумках и иллюзиях.
- Нет, - едва слышно проговорила Блекмор. А чайник уже начинал закипать, и бурление воды сделала голос девчонки еще менее слышным. - Мне еще нечего решать... - Тори скрестила руки у груди и поежилась, словно от холода, потирая предплечья сжатыми кулачками. - Если уезжать - мне все равно куда...
Чайник закипел. Виктория натянула рукав платья на ладонь и схватилась за ручку. Медленно наполняла заварник кипятком.
- ...но я хочу остаться, - благо, журчание заполняющей заварничек воды снова украло почти весь звук,  не говоря уже о том, что теперь Тори стояла к подруге спиной и опасалась повернуться. Готова ли она снова к этим глазам?!

+2

8

Останься...
Роксана практически не шевелилась, наблюдая за Викторией. Только сердце стучало так быстро, что готово было вырваться из груди в любой момент, и все тело было напряжено.
Тори... Рыжая стояла напротив нее. Такая близкая и родная, но в тоже время такая далекая. Девушке хотелось подойти чуть ближе, но она не решалась сделать и шага. Тори...

Когда Виктория ответила краткое и уверенное "да!", Роксана напряглась еще сильнее прежнего, а руки непроизвольно крепко сжались в кулаки, ногтями впиваясь в кожу. Но затем... затем едва слышное "нет". Нет... еще не решила... останься! Я не готова тебя отпустить... а ты? Ты готова... уехать? Брюнетка, поняв, что сильно царапает себе ладони, разжала кулаки и положила одну руку на кухонную тумбу. Останься!

Тори поежилась, будто от холода. Ты замерзла? Как всегда вопрос был задан лишь мысленно. Роксана до сих пор не сказала ни слова, а рыжеволосая девушка тем временем продолжила, но ее голос звучал, казалось, еще тише, чем прежде. А последние слова вообще прозвучали почти шепотом. Да еще и наливающаяся в заварочный чайник вода перекрывала голос. Роксана не могла видеть выражение лица Тори, когда та говорила, что хочет остаться, стоя спиной и делая вид, что так увлечена завариванием чая. Кроуфорд сделала шаг вперед, продолжая одной рукой опираться на тумбу. Она не сводила взгляда с Виктории, боясь что-то упустить из виду... но та никак не хотела оборачиваться. Я тоже хочу, чтобы ты осталась... Проговорила про себя брюнетка, не решаясь это озвучить.

- Посмотри на меня. - Наконец, выдохнула она. И снова тишина.
Останься...

+3

9

- Посмотри на меня.
Тори вздрогнула, словно под внезапным холодом. С шумом поставила чайник на плиту и обхватила себя руками, все так же натягивая на ладони рукава  платья. Предательски колко-щекотно стало у кончика носа. Нет, она еще не готова к этому взгляду! Не готова! И расстаться с ним не готова тоже...
Сейчас как никогда хотелось бежать далеко-далеко, чтоб в конечном итоге остаться! Абсурдно? Еще бы, но - факт. Она почувствовала, что если сейчас же что-то не сделает, просто сойдет с ума, схлопнется и образует черную дыру в пространстве. Безумие!
- Я отправляла документы и в наш Калифорнийский... - медленно и тихо заговорила Тори, неохотно поворачиваясь к Роксане и постоянно отводя глаза. Взгляд остановился на злосчастном конверте. Рыжая даже не могла сейчас сказать точно, чего больше хочет - вскрыть и узнать, что внутри или сжечь, не читая! Не могла определиться, потому выбрала, как всегда, третий вариант - не делать ничего - просто стояла и сверлила взглядом злосчастный конверт.
- ...и в этом конверте ответ...
Виктория, наконец, подняла глаза на Роксану и дрожащим голосом выпалила не разбирая интонаций:
- Я хочу, чтоб все было как раньше, чтоб просто и ясно, чтоб знать, что впереди будущее, что впереди важные решения. Господи, почему думать и мечтать о них легче, чем принимать? Почему так много факторов, и почему нельзя сохранить текущий момент, чтобы вернуться в него, если сделаешь ошибку? - выдохнула. - Ты не знаешь? - вдруг почти жалобно добавила Тори.
Рыжая чувствовала себя так глупо и страшно. По логике кажется, что придя к подруге, она сделала первый шаг, но теперь это больше похоже на то, что она хотела перейти ручей по камушкам, и остановилась на первом, а дальше... ничего. А ведь и в одну реку не входят дважды. Что делать?

+1

10

Роксана старалась выглядеть как можно более спокойно и непоколебимо, однако внутри нее все перемешалось. Там был и страх, и желание, и полное незнание того, как лучше поступить. У девушки всегда имеется план, четко продуманный, и даже на случай сбоев все бывает предусмотрено, но сейчас... такое ведь невозможно спланировать заранее. Когда совершенно не знаешь, чего ожидать. Когда так боишься потерять то главное, что есть в твоей жизни. Когда стоишь и боишься сделать даже шаг... Тори! Сейчас брюнетка боялась сорваться, боялась сказать что-то, что могло напугать Викторию. Боялась того, что она может уйти и больше не вернуться... Она боялась. Посмотри же на меня!
Когда рыжая с шумом поставила чайник обратно на плиту, Роксана даже вздрогнула, но, к счастью, в тот момент Тори не могла видеть этого. Дыхание брюнетки стало еще более тяжелым и прерывистым, когда Виктория начала медленно поворачиваться к ней. Роксана убрала руку с кухонной тумбы и обхватила ею запястье другой. Она смотрела прямо на Тори, но та постоянно отводила свой взгляд.
И в наш Калифорнийский... Мысленно повторяла ее слова Роксана. И в наш Калифорнийский... Она перенесла тяжесть тела на другую ногу, но взгляда от Тори не отвела. Эти зеленые глаза... такие родные... сейчас смотрели на конверт, который Виктория держала в руках. Конверт с ответом... Посмотри же на меня! И вот оно, рыжеволосая девушка, наконец, подняла свои глаза на Роксану и снова заговорила. Брюнетка старалась не упустить ни единого слова. Она искала зацепку, надежду. Искала и... нашла?
Знаю ли я? Роксана молчала. Знаю ли я? Она расцепила руки и поправила прядь волос. Знаю ли я? Она открыла было рот, чтобы сказать "знаю", но тут же закрыла. Она не знала. Пауза затягивалась, а Роксана нервничала еще сильнее. Казалось, что такого волнения и страха, она еще ни разу не испытывала.
- Я тоже хочу, чтобы все было как раньше, - брюнетка, наконец, нарушила молчание, тяжело вздохнув. - И я... - Она снова замолчала, переводя взгляд с зеленых глаз на конверт. - Я не знаю. Но... - Она сделала шаг вперед и указала на конверт. - Может мы сначала откроем его, а потом будем думать об остальном? Ты ведь хочешь его открыть? Хочешь, чтобы мы сделали это вместе? И ты хочешь мне что-то сказать... я чувствую это! Ведь я же права?

Отредактировано Roxana Crawford (2012-12-14 13:49:06)

+1

11

К колючим пощипываниям на кончике носа прибавилась еще и легкая дрожь ниженй губы. Еще чуть-чуть и нальются влагой глаза. Тори расплачется, испугается всего, снова убежит, спрячется под кровать и будет откладывать "на завтра" снова и снова - таков был наиболее вероятный вариант событий.
- Мне, наверно, надо было больше участвовать в конкурсах и олимпиадах от университета, да? Тогда бы меня заметили, да? У меня могла бы быть какая-то особая стипендия, например, и тогда бы меня точно взяли, да? Черт! И надо было выбирать специальность проще! Ну что я в самом деле? Ведь куча людей идут учиться экономике, и с чего это я взяла, что самая особенная из этой кучи?
Виктория расхаживала по кухне, резко поворачиваясь и убирая с лица волосы, прилипающие к губам, а потом снова говорила. Словно, если она будет больше обо всем волноваться, то все резко станет лучше, разрешиться в удачную сторону.
- Господи, да на что я вообще надеюсь! - грузно опустившись на край стула, Тори опустила руки и уставилась глазами в пол. - Там отказ. Надо просто заиметь смелость вскрыть, прочесть, скомкать, выкинуть и жить дальше, собирать чемоданы, покупать учебники... - Виктория едва заметно всхлипнула.
Она явственно понимала, что права в тщетности своих надежд. К тому же, родители так радовались, что рыжая поступила в Нью-Йоркский университет и сможет переехать с ними, что и не думали понимать и разделять её волнения по поводу Калифорнийского на малой родине. Может они и правы? Может я просто не готова ко взрослой жизни, а она уже наступает на пятки? Может пора перестать верить в Санту, единорогов и мир во всем мире?.. Почему все важное в жизни отдается таким стрессом?!

+1

12

Викторию будто прорвало. Она говорила, говорила, говорила... волновалась и даже расхаживала по кухне туда-сюда. Роксана старалась не упустить из виду ни одного движения рыжей девушки, чтобы если что, вовремя среагировать. Она слушала молча, не пытаясь прервать и вставить свои комментарии. Роксана знала, что сначала надо дать Тори выговориться, а уже затем можно будет успокоить ее, если это, конечно, потребуется (впрочем, в том, что это потребуется, Кроуфорд почему-то не сомневалась). Казалось, что рыжая уже вот-вот была готова расплакаться, но Роксана продолжала молчать и, сама того не замечая, теребила свое серебряное кольцо. Ее взгляд был обращен на Викторию, которая уже успела сесть на край стула. Однако та не смотрела на Роксану, ее глаза, наоборот, были устремлены в пол. Воцарилась тишина, ее нарушали лишь редкие капли начинающегося дождя, стучавшие по окну. Медленный вдох и такой же медленный выдох. Брюнетка сузила свои карие глаза и, наконец, заговорила:
- Тори, я рядом. Давай сделаем это вместе? - Ее голос звучал тихо и успокаивающе, но вместе с тем уверенно. Роксана сделала несколько шагов вперед и остановилась прямо напротив Виктории. - Не бойся, хорошо? - Брюнетка немного неуверенно положила правую руку на плечо сидящей девушки. - Я не буду сейчас говорить тебе, что там не может быть отрицательного ответа. Потому что он может быть. Просто... просто я не думаю, что он будет. - Она замолчала, вдыхая в легкие побольше воздуха, а затем опустилась на колени, и глаза девушек стали примерно на одном уровне. Ты же понимаешь, что рано или поздно это надо будет сделать? Давай, решайся! Я буду рядом. - Роксана приободриетльно улыбнулась, переместив руку с плеча Тори на ее колени. Она хотела было левой накрыть руку рыжей, но не решилась и просто положила ее рядом со своей правой рукой.

Отредактировано Roxana Crawford (2013-01-20 04:41:57)

+1

13

- Ты же понимаешь это? Понимаешь? – начала повторять Виктория одни и те же слова. – Понимаешь? Понимаешь, что это значит? – растерянная, напуганная, словно не в себе; быстрые влажные глаза, дрожащие пальцы, поджатые губы, руки поглубже в рукава, платье натягивать до колен. Не нужен ей сейчас чай – разольет на себя, специально разольет, чтоб уйти от ответственности за начатый разговор.
- Понимаешь? – снова и снова. А что понимаешь? Может она сама не понимала? Может это был такой своеобразный крик о помощи, что граничил с безумием.
- Нет, я не могу! – вдруг твердо заявила она. И только рыжей было известно, что она говорила не о вскрытии конверта.
- Ты не понимаешь… - вновь поникла.
- Ты знаешь, что Эми уезжает в Канаду? – словно так и надо заговорила Тори. – Забавно, да? Из США – в Канаду. Она всегда была не от мира сего. А Лерой… он все таки поступил в Массачусетский технологический, кто бы мог поверить, что такой скромняга… может и правда умный? А Ширли?! Господи, Ширли разве что на стенах только не писала, что едет учиться в Швейцарию, вот только везде умалчивает, во сколько папуле обошелся её выдающийся талант!
Виктория умолкла в один миг, так же неожиданно, как и начала. Едва приметив, что Роксана вдыхает для первого слова, она тут же прикрыла тремя пальцами губы подруги.
- Молчи.
Она долго смотрела в глаза девушке. Казалось, что целую вечность. Будто целую вечность она собиралась с мыслью, чтобы сказать что-то решительно важное. И вот так всегда. Иногда секунда – это мучительно долго, а иногда – целой вечности мало.
- Ты ведь понимаешь? – снова завела старое Тори. – Понимаешь? Я…
Слова застыли, застряли, затаились, забыться постарались.
- Я… должна буду уехать. Ты понимаешь?
Она сама это понимала не вполне. Просто не укладывалось в голове, как это – уехать насовсем. Ото всего. Оставить все и уехать. Возможно, она не вполне понимала и то, что только ответ в этом конверте дает ей шанс, а если он так и останется запечатанным, то Виктория сама добровольно лишит себя этого шанса, и уж чего она не понимала окончательно и бесповоротно, что в этой жизни, как не крути, а удача на её стороне, нужно только протянуть руку, сказать нужные слова, шире открыть глаза и не ограничиваться на горизонте.

+1

14

Понимаю? Вслед за Тори спрашивала себя Роксана. Понимаю? Понимаю? Понимаю?.. Нет, не понимаю. Ей казалось, что сама Виктория попросту перестала понимать, о чем пытается говорить. И это ее твердое "нет, я не могу", а затем вновь поникшее "ты не понимаешь"... а ведь Роксана и правда не понимала. Не понимала, о чем пытается поведать ей рыжая. Говорит ли она все еще о конверте, или уже о чем-то другом? Не ясно. Потеряно. Сломлено. Девушка опустила глаза, разглядывая свои руки, лежавшие на коленях подруги. Она не понимала. Не понимала. Хотя ей казалось, будто вот оно - лежит на поверхности. А она просто упустила одну деталь. Одну маленькую, но самую важную. Связующее звено.
Внезапно речь зашла о людях, совершенно не интересующих брюнетку. Как будто они имели какое-то значение. Да какая разница, куда уехали все эти люди? Какая разница? Не хочу о них, хочу о тебе... какое мне до них дело? Роксана хотела было уже начать говорить, но Тори прикрыла тремя пальцами ее губы, от чего она чуть вздрогнула. Это прикосновение... хотелось закрыть глаза и насладиться моментом, но брюнетка не могла этого сделать, не сейчас, не время. Она просто продолжала стоять на коленях перед Викторией и смотреть в ее зеленые глаза. В которых читалось и сомнение, и страх, и что-то еще, отчаянно скрываемое.
- А ты понимаешь? - Переспросила подругу Роскана. Понимаешь, о чем говоришь? Потому что я не понимаю. Не понимаю, что именно должна понимать. Потому что... просто не понимаю. - Может проще перестать спрашивать и самой, наконец, ответить? Может сначала следует открыть этот конверт, а потом уже делать выводы? Может пора перестать все усложнять заранее? - Она не сводила своего взгляда с зеленых глаз. - Ты так не думаешь? - Голос звучал тихо, но уверенно. Скажи она что-то нерешительно, и в Виктории зародится еще больше сомнений. Нужна определенность. Нужна им обеим.

+1

15

*типа эпиграфа

Ты, возможно, не та, кем приходится дорожить.
Мы с тобой и в ненастный день  не разлей вода.
Знаешь, это так безответственно друг за друга жить.
Это так неестественно… Ты понимаешь, да?

Я, возможно, не та, с кем и в койку, и на Бродвей,
Но на что-то сгожусь, ну, хотя бы, попить пивка,
Побренчать на гитаре, заочно раздать «люлей»,
Пофлудить о любви и попялиться на закат.

А ты любишь меня не за душу, не за стихи,
И когда я не в духе, и как паровоз дымлю.
Только кто б объяснил - за какие мои грехи
Я тебя, не так как хотелось бы мне люблю?

28.08.11
Саша Бест

Все силы в кулак, чтобы улыбнуться. Не обязательно белозубо, можно не стараться сильно, но хотя бы немного, и чтобы губы не дрожали. Почти получилось. До белых костяшек сжала одной рукой сидение, закусила нижнюю губу. Снова ищет взглядом сама не знает что. Господи, как же страшно! Перевела взгляд на Роксану, всматривалась в лицо, провела рукой от плеча к запястью, накрыла ладонью ладонь. У тебя будет замечательное будущее. Ты достойна только лучшего! Давай я просто уйду, уеду и не буду портить тебе жизнь? Все же улыбнулась, едва сдерживая слезы. Как это все неправильно, Господи, за что все так?!
Роксана была права: давно уже следовало бы открыть конверт, прочесть наконец это письмо и собирать вещи. Кому будет легче, если она расскажет, что её гложет? Никому не будет. Пусть само пройдет. Со временем пройдет обязательно, зарастет, покроется новыми слоями впечатлений, эмоций, чувств. Правильно будет сейчас промолчать и просто открыть конверт. Наверняка, именно так бы сделала Роксана; она бы собрала эмоции, рассудила бы все по чести и правилам, за и против, и в итоге промолчала бы. Но сейчас Роксана стояла на коленях перед беспокойным рыжеволосым созданием и даже не подозревала, что её ждет. Виктория снова поджала губы, обвела взглядом красивое лицо, погладила пальцами выбившиеся черные пряди и аккуратно заправила их за ушко. Ты такая красивая! Она прочла недоумение во взгляде подруги и вместо того, чтобы вникнуть, остановиться, прислушаться к голосу разума, выпалила, словно в ней прорвало последнюю плотину:
- Я люблю тебя, - шепотом, так что озноб по всей коже. - Люблю тебя...
К удивлению Тори, недоумение во взгляде Роксаны сменилось не страхом, а шоком. Подруга отшатнулась назад, и рыжая почувствовала как её руки бессильно опустились с колен вниз.
Что я наделала?! Господи, что я наделала?!

+1

16

От нового прикосновения Виктории по всему телу Роксаны забегали мурашки. И почему-то стало холодно. Странное ощущение. Странное, но приятное. Хотя девушка упорно старалась не думать о последнем. Она на мгновение прикрыла глаза, не в силах подняться обратно на ноги. Они будто стали ватными. Тяжело вздохнула, мысленно досчитала до пяти и снова посмотрела на Тори, стараясь унять дрожь. Она, будто в замедленной съемке наблюдала, как рыжая тянет руку вперед, гладит выбившиеся пряди волос, а затем заправляет их за ухо. Роксана не знала, что и думать. Действия Виктории никак не вязались с тем, из-за чего, собственно говоря, она сюда пришла. Хотя... в конверте ли вообще дело? Возможно, во всем том было нечто большее, нежели простое поступление. Однако Роксана не успела до конца обдумать свою мысль, потому что...
- Я люблю тебя, - шепотом. - Люблю тебя...
Непонимание. Шок. Что? Брюнетка резко отшатнулась от подруги, вскочив на ноги, и отвернулась от нее. Нет, нет, нет... Роксана немного неестественно выпрямила спину, положив одну руку на кухонную тумбу, а вторую крепко сжала в кулак, что костяшки даже побледнели. Что? Не переставала она спрашивать саму себя. Не может быть, не может быть... как? Больше всего на свете она жаждала услышать эти слова из уст Виктории, однако одновременно безумно этого боялась. Почему? Дыхание стало неровным, тяжелым. Как? Не может быть. Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, пытаясь отойти от шока. Это не правда. Не правда. Ты сказала это, но это не правда. Это не может быть правдой. Это все волнение. Влияние момента. Давление эмоций. Девушка продолжала стоять спиной к подруге, боясь повернуться. Она разжала кулак и положила руку на тумбу рядом со второй. Это все несерьезно. Завтра с утра ты проснешься и поймешь, что совершила ошибку и тогда... нет! Лучше не быть этому "тогда". Еще две минуты на то, чтобы взять себя в руки. Еще две минуты на то, чтобы собрать всю волю в кулак. Это очень тяжело и больно, но так будет правильнее всего.
- Тебе лучше уйти. - Твердо произнесла Роксана, поворачиваясь лицом к Тори. - Сейчас. Прошу тебя, Виктория. Тебе надо уйти. - Она старалась не выдавать своего волнения. Не показывать того, что чувствовала на самом деле. Не показывать ничего. Так лучше. Так будет лучше. Мысленно уговаривала она себя. Пожалуйста, уходи... прямо сейчас. Просто уходи.

Отредактировано Roxana Crawford (2013-02-17 22:08:07)

+1

17

Не успела Тори почувствовать, как после признания с души упал камень, как её поглотила новая эмоция - всеобъемлющий холодный ужас. Что я наделала?! Виктория тут же вскочила со стула, задев стол бедром. Посуда дрогнула, издав недовольный звон. Девушка пошатнулась, будто совсем потеряла чувство реальности, а самым логичным казалось просто провалиться под землю, но все никак не получилось. Она хотела остаться здесь сейчас. И потом тоже здесь. И всегда с ней рядом. Но почему Роксана отвернулась от неё?
- Роксана, - позвала она несмело, но не получила отклика. - Роксана!
Сделала два шага к девушке, даже протянула руку, чтобы коснуться плеча, но так и не дотронулась. Но Роксана словно почувствовала, и только сильнее отвернулась.
- Послушай меня, пожалуйста, это не то, что ты подумала! - впопыхах придумывая оправдания и доводы начала было Тори, но тут же голос задрожал, стал невнятным, несмелым. - Нет! Черт, - из глаз брызнули слезы. Просто полились ручьями. Ни хрипа рыданий, ни заиканий, просто ручейки влаги катились по щекам. - Нет, это то, что ты подумала... Это то! Прости! Я не знаю, что со мной. Раньше я не понимала или не хотела понимать, что происходит, но теперь... Теперь, когда я знаю, что могу просто исчезнуть из твоей жизни... - Тори все же подошла сзади, положила ладони на плечи брюнетке и припала лбом к шее. - Я не знаю, когда это случилось. Прости меня! Прости, но я не люблю тебя как подругу... Нет, не так, я... люблю тебя ни как подругу! И ничего не могу с этим поделать! Роксана!
Когда Виктория почувствовала, что Роксана стала поворачиваться к ней, в ней будто снова зажглась надежда. Она сделала шаг назад и заглянула в глаза брюнетке.
- Тебе лучше уйти. Сейчас. Прошу тебя, Виктория. Тебе надо уйти.
Глаза высохли будто мгновенно. Моргать стало так больно, будто все в них засыпано песком.
- Нет! - неожиданно громко вскрикнула рыжая. - Не поступай со мной так! Я прошу тебя! Нет! Давай забудем все, что я сказала! Просто забудем, как будто и не было, только не прогоняй меня! Роксана! Нет! - она вцепилась руками в запястья подруги сильно, как ребенок, которому приснился страшный сон. - Я все забуду! Не прогоняй меня!

+1

18

Почему ты не слушаешь меня? Почему просто не уйдешь? Почему? Почему? Роксана пыталась выдернуть свое запястье из рук Виктории, но та вцепилась в него мертвой хваткой.
- Тори, прошу тебя. Не надо! - Сохранять твердость и уверенность становилось все тяжелее, а давать слабину ни в коем случае было нельзя. Иначе она просто не выдержит, скажет то, чего лучше не говорить. - Виктория! - Девушке, наконец, удалось выдернуть свое запястье. Она видела в глазах подруги отчаяние и страх. И внутри себя ощущала то же самое. Роксана не знала, как ей быть. Просто вытолкать за дверь? Позволить остаться и признаться самой? Нет, нет, нет... так нельзя! Не получится! Мы не сможем быть вместе, какой смысл говорить? Я лишь снова потеряю ее... и это будет куда хуже, чем есть сейчас. Будет сложно, больно. Лучше пресечь все на корню. Я смогу! Ведь смогу?.. Девушка на мгновение закрыла глаза и мысленно досчитала до пяти. Сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, стараясь собрать все мысли воедино и избавиться от хаоса, царившего в голове. Роксана посмотрела в глаза подруги. И это было большой ошибкой... Я не могу. Не могу!
- Я... я... - запинаясь, начала брюнетка, не в силах отвести своего взгляда от Виктории. - Я тоже тебя люблю! - Голос сорвался. Что ты делаешь Роксана? Она не хотела говорить этого, не хотела открываться. Понимала, что делает только хуже, но остановиться не могла. Эти глаза... эти зеленые глаза... Зачем? Зачем ты это сказала? Девушка с трудом смогла отвести свой взгляд от Тори. - Я люблю тебя. И поэтому... ты ведь понимаешь, да? Понимаешь, что именно поэтому мы не можем больше видеться? - Роксана начала подталкивать рыжую к двери. Тори, пожалуйста. Ты слышишь меня? Понимаешь? Ты должна уйти... - Сердце закололо. Она не хотела отпускать Викторию, не хотела. Но должна была. Больно. Очень больно. Девушка толкнула заднюю дверь и с трудом вытолкала Тори на улицу. - Прости! - Одними губами проговорила она. Я люблю тебя! Последний раз заглянула в такие родные зеленые глаза и захлопнула дверь. - Прости. - Девушка выключила свет на кухне и медленно скатилась по стене на холодный пол. По щекам текли слезы. - Прости... - Она обхватила ноги руками, положила голову на колени и так и сидела в полутьме, сотрясаясь от беззвучных рыданий, не в силах подняться.

+1

19

Когда Виктория услышала ответное признание, ей как никогда захотелось кинуться ей на шею и обнимать долго и крепко, как еще никогда не обнимала. Но Роксана, её Роксана стала колючим ежиком, который ни за что не соглашался подпускать к себе ближе и на миллиметр. Каждое её слово ранило как укол иглой в нежные ладони. Зачем ты так?!
- Я не понимаю! Нет! - кричала Тори. - Почему? Если ты тоже этого хочешь? Мы же и так были вместе, мы часто были вместе с тобой! Как это, мы не сможем больше видеться?!
Колени задрожали и Виктория чуть не рухнула на пол. Мучительной болью нескольких дней была эта мысль, что они не смогут больше видеться, но она никак не ожидала этих слов от Роксаны. Нет же! Нет! Ты должна сказать, что все исправишь! Что знаешь, как сделать правильно! То есть... Ты не делаешь правильно сейчас! Сейчас не правильно!!!
- Я не хочу уходить, я хочу быть с тобой! Я хочу остаться здесь! Послушай меня! - слезно умоляя, Блекмор не знала, что может сказать в свою защиту, оправдание или подтверждение правоты. Она чувствовала себя рыбой, выброшенной приливом на камни, жадно глотавшей бесполезный воздух немым ртом. Она снова пыталась удержать девушку за руки, хоть как-то противостоять, но нервное истощение дало о себе знать и в физическом плане, а потому Роксане не составило большого труда выставить рыжую за дверь.
Через пару секунд на кухне погас свет. На улице стало еще холоднее и Виктория снова натянула рукава платья посильнее на ладони и обхватила себя руками. Мокрое от слез лицо обдувал противный ветер, но девушка не собиралась уходить. Одному богу известно, как сложно ей было решиться на это, потому именно здесь и сейчас она не собиралась отступать!
Она встала со ступеней, на которых просидела последние несколько минут в молчании:
- Роксана, - позвала она, приближаясь к двери. - Роксана! Впусти меня! - уже громче и настойчивее, стуча открытой ладошкой по двери. - Роксана!
Слезы уже почти высохли и только краснота под глазами все еще напоминала о них.
- Я не уйду! Я проторчу здесь всю ночь, если это будет нужно! Роксана! Я лю... - и тут она заметила, как в соседнем доме на втором этаже зажегся свет в спальне, и не закончила фразу. - Да открой же мне, черт возьми! - она со всей дури засадила ладонью по двери, что кожа резко покраснела словно обожженная. - Ну, пожалуйста! - Виктория прижалась лбом к двери, приложив к ней и обе ладони.

+1

20

Она была так близко... совсем рядом, а я... я... почему все должно быть так сложно? Поток слез, лившихся из глаз, невозможно было остановить, но девушка даже не пыталась. Больше не от кого было прятаться. Разве что от самой себя. Но какой теперь смысл пытаться обманывать себя? Все, что было глубоко спрятано, уже вышло наружу. Слова не вернуть обратно. Да и зачем? Она хотела это сказать, хотела, чтобы Тори знала правду. Хотела, хоть одновременно и очень боялась. Я поступила правильно. Так надо. Так надо!
Девушка слышала, что Виктория стучала в дверь, прося впустить ее обратно. Слышала все, что говорила рыжая. Но впустить обратно значило проявить слабость. Значило поддаться желанию. Но кто знает, как все может обернуться на следующий день? Виктория вдруг поймет, что ошиблась, что это было сказано в момент отчаяния и страха перед отъездом. И что тогда? Они больше не смогут общаться. Поначалу будет сильная неловкость, а потом... а потом все просто сойдет на нет. На сердце будет рана. Обеим будет больно. Виктория, не надо... прошу, уходи. Оставим все так. Так будет лучше, поверь мне. Так будет... черт, черт, черт! Я даже сама в это не верю. Девушка еще крепче обхватила свои колени руками. Потом возможно пожалею. Пожалею, что не дала нам шанса. Испугалась... убежала. Пожалею. Точно пожалею.
Стук постепенно прекратился, и Роксана подняла голову. Виктория все еще стояла за дверью, она это знала. Нужно было лишь встать и открыть ее. И все могло бы получиться. Девушка смотрела на дверь, все еще сомневаясь в правильности своего решения. Готова ли она была навсегда отпустить Викторию? Готова? Готова?.. Нет! Нет! И еще раз нет! И Роксана это знала. Знала, что если даст ей сейчас уйти, не откроет дверь, то дороги назад не будет. И она больше никогда не увидит этих зеленых глаз. Не услышит такого родного голоса. Нет! Девушка медленно поднялась на ноги, держась за стену. Ее немного мотало из стороны в сторону. Глаза наверняка были ужасно красными от пролитых слез. Вдох-выдох. Неудачная попытка унять дрожь в теле. Тори... Брюнетка, тяжело дыша, неуверенно подошла к двери. Просто открой.
- Я не хочу тебя отпускать, - прошептала Роксана и открыла дверь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » You tell me that you love me, but you never want to see me again.