Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » большое приключение


большое приключение

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://cs6266.userapi.com/u178671562/docs/cc2a97876d28/tumblr_martlpI4oK1qkry97o1_500.gif
Участники: Michael Bates feat Chester Borden (may be Beverly Bates, Alisha Jonce)
Место: куда жизнь забросила
Время: больше 20 лет
Время суток: 24 часа в стуки
Погодные условия: солнце, пекло, жара, дождь, град, торнадо, шторм, слякоть, грибные дожди
О флештайме: Чем старше мы становимся, тем меньше воспоминаний у нас остается от тех дней, когда ты был ребенком. Остаются лишь самые яркие, самые красочные. Дни рождения, Рождество, Дни Благодарения, визиты в бабушке Джерси, первая поездка в Диснейлэнд, первые лучшие друзья, первые личные достижения, победы в научных ярмарках, своя подпольная рок-команда, первый загул, пьянки в парке, любовь, драка. Не так уж и мало, да? И вряд ли у кого-то разложено все это по полочкам, наши воспоминания скорее спутаный клубок, чем идеальная система знаний. Мы помним много, стоит только попытаться вспомнить.

Отредактировано Michael Bates (2012-09-23 17:20:34)

0

2

ГОД 1994, СРЕДНЯ ШКОЛА. ВАНКУВЕР, КАНАДА.
Weep not for roads untraveled,
Weep not for sights unseen.
May your love never end and if you need a friend
There's a seat here alongside me.

Он был похож на скелет в скафандре в этой огромной рубашке, с тонкой шеей, торчащей из воротника и оскалом заядлого хулигана. И больше всего меня раздражал не он сам, и не эта дурацкая походка, словно ему все можно, а то, что он направлялся ко мне. К моей парте. Ну, кто бы сомневался?! Где еще мог сидеть такой парень как он, как не на последней парте в классе? Лично я здесь сидел всегда только чтобы меня не трогали, только это не очень помогало. Нет, я не похож на того парня, которого вечно все задевают и держат за чудака-ботана, наверное, даже наоборот. Только я не понимал, чем вызван такой необоснованный интерес к моей персоне, ибо лично я старался не трогать никого. А они все равно все поворачивались и просили совета, спрашивали, как проходили мои выходные, звали на дни рождения, даже те люди, с которыми я общался от силы раз в год, но они постоянно находили повод поговорить. Конечно, я вежливо отвечал им, рассказывая о том, как мы с младшим братом катались на велике до самой ночи, потому что отец задержался на работе. Они восхищенно улыбались, а я просто прощался, обещая поговорить позже. Наверное, заключал я иногда, в этом все дело. Стоит послать их один раз в задницу, и тогда они отстанут. Как наверняка делал тот, что целенаправленно идет к моей парте.
Ничего, я же умею быть вежливым, что мне стоит не обращать внимания и на него? Кто вообще придумал этот совместный урок? Голову бы ему оторвать, глупости какие-то. Я прекрасно справляюсь сам на химии, все это хорошо знают, мне не нужен сосед. У меня, в конце концов, есть сосед, только он заболел, так заболел, что вряд ли доковыляет в своем гипсе в школу еще около месяца. Но это же не важно! Важно то, что я хочу сидеть один, но вряд ли скажу этому парню об этом. Боюсь представить его реакцию на слова: «Ты не мог бы пересесть к кому-нибудь другому?», нет, я не боюсь, но мои зубы мне дороги. Может, прикинусь, что не понял его и предложу кому-нибудь сесть рядом?
- Робби, - предпринимаю я попытку,- Сегодня вроде лабораторная, не сядешь со мной? – я указываю на еще пустующий рядом стул, но тот кричит с другого конца класса о том, что у него уже есть партнер. Я понимающе улыбаюсь и прикрываю глаза. «Провал», - думаю я.
Тогда я просто убираю свои тетради-многотомники дальше от середины парты и отодвигаю стул, двигаясь к краю. Пошел он к черту,  я же не собираюсь с ним детей рожать, пусть садится, куда хочет. И он садится. Ну, конечно, он садится. Только на последних партах сидят такие, как он, но сегодня не его день. Я ничего общего между нами не вижу.
- Привет, я Честер, - киваю и сдвигаю склянки, приготовленные для работы, в середину, чтоб он их не снес сумкой, которую лихо зашвырнет на стол. Зашвырнет-зашвырнет, ну что я не знаю таких как он что ли? И да, ну разумеется, я знаю что ты Честер, ну, конечно же, ты Честер. Твое имя словно кричит о том, что ты Честер, ты точно он самый, Честер. Как четко родители подобрали тебе это дурацкое имечко, словно знали, что сынишка получится именно таким.
Я часто видел тебя и твоих дружков на переменах в коридорах. Вроде бы вся школа знает, что ты Честер. Ровно как вся школа знает, что я Майк. Только вот причины такой популярности совершенно разные. Доказательством этого служит твоя разбитая нижняя губа. Я краем глаза наблюдаю за тобой буквально пять секунд, пока крутится мысль. Мысль готова.
- Майк, - отвечаю я, но, не позволяя продолжить разговор, открываю толстую тетрадь, закрываясь обложкой от своего нового соседа. Чуть-чуть прикусываю нижнюю губу, выводя линии на листе, не специально, а по глупой старой привычке. И в мгновение мне уже плевать, кто со мной сидит, да пусть хоть сам Альфред Хичкок, он не достоин моего внимания, пока у меня на парте открыта эта самая тетрадь.

+1

3

ГОД 1994, СРЕДНЯ ШКОЛА. ВАНКУВЕР, КАНАДА.
Совместный урок? Да черт бы его побрал! Я не хочу никакой совместный урок, я хочу спать! Ну и есть, конечно. Хмурюсь, но послушно спихиваю тетрадку и ручку в сумку и встаю из-за парты. Вот какой умник мог придумать такую глупость, как соединить на уроке химии два класса? Правильно, мисс Харвелл. Я никогда не любил этот предмет, но ходил. Знаешь почему? Потому что отец обещал мне десять долларов за каждый посещенный урок химии, физики и математики. А это несомненный стимул для того, чтобы пойти на урок.
Итак. Новый кабинет. Я захожу последним, просто мне было лень идти быстрей. Сумка болталась в районе пятой точки, издавая звуковое сопровождение каждому моему шагу. Стоило мне зайти в кабинет, глаза тут же стали рыскать в поисках свободного места на задних партах. Одно, рядом с девочкой в непонятных очках и с двумя хвостиками было занято. И, слава богу. Незаметно выдыхаю, продолжаем поиск. Тут на глаза попадается задняя парта, которая была ближе всего к выходу. За ней сидел лопоухий мальчишка, который испуганно смотрел на меня. На губах тут же появляется самоуверенная и наглая улыбка. Да-да, парень, я сяду с тобой. Ты моя жертва на сегодня.
Прибавляю шаг и подхожу к своей «цели». Слышу, как мальчишка предпринимает попытку бегства, приглашая своего дружка сесть с ним. Нее, не тут то было. Шаг незаметно становится быстрей, мне хотелось скорей упасть на стул и растянуть ноги. Я знал, что паренек не будет возмущаться или пытаться показать свой характер. Поэтому, он был идеальной жертвой Честера Бордена. Нет, я не был из банды отъявленных хулиганов Средней школы Ванкувера имени святого Патрика. У меня была своя слава, и этого было достаточно. Мне нравилось то, что каждый в школе знал, как меня зовут. Не из-за того, что я с кем-то дрался, отбирал у кого-то деньги или завтраки. Конечно, я дрался, но это же не моя вина, что тому парню не понравилось мое поведение. Он сам виноват. Не я же не умею держать язык за зубами.
Машинально провожу языком по разбитой губе и невольно морщусь. Последняя драка с Дереком была очень кровопролитна. Старший брат знал все мои слабые точки, поэтому с садистским удовольствием давил на них. Конечно, легче порвать струны у моей единственной гитары, чем нормально попросить что-то. Этот кретин (о боже, Чести знает действительноплохиеслова) поставил мне ультиматум: либо я отдаю ему приставку либо я прощаюсь со своей гитарой. Видимо, у брата свои правила игры и, не смотря на то, что приставку я ему отдал, гитары у меня все равно теперь нет.
- Привет, я Честер, - говорю я после того, как парнишка пододвинул все свое имущество на свою половину парты и закидываю сумку на свою половину. Плюхаюсь на стул и вытягиваю ноги во всю длину, медленно раскачиваясь на задних ножках. Тяжело вздыхаю и, складывая руки на груди, замечаю строгий взгляд мисс Харвелл на себе. Она хочет открыть рот, но я тут же выпрямляюсь и принимаю вид «прилежного ученика». Мальчишка, что был моим соседом (его, зовут Майк) закрылся от меня обложкой своей тетрадки и что-то водил по ней карандашом. Фыркаю и подпираю рукой свою щеку, показывая всем видом, что мне совершенно наплевать на происходящее все вокруг и больше всего на ушастого Майка, что сидел рядом со мной.
Смотрю на паренька, специально поворачиваясь к нему. Он как-то усердно старался не замечать меня. Фыркаю и поворачиваю голову к доске, где мисс Харвелл и еще какая-то тетка рассказывала про то, что мы должны сегодня сделать. Это не было интересно, но я делал вид, что слушаю. Что-то смешать с чем-то, добавить еще чего-то и перемешать какой-то палочкой. Ммм, начинаю водить ручкой по тетрадке, сам, для себя незаметно выводя названия, что были наклеены на пробирках и пузырьках.

0

4

ГОД 1994, СРЕДНЯЯ ШКОЛА. ВАНКУВЕР, КАНАДА

В средней школе нет ничего хорошего, это я знал уже сейчас. Выпускаясь из школы потом все жалеют о времени, проведенном только в старших классах, так говорил мой кузен, и, кажется, я его прекрасно понимал. Глупые уроки химии, которые пригодится меньшей половине класса, а кто-то благополучно ее забудет, не менее бессмысленный английский - я всегда думал, что если я захочу что-то прочесть, то сам возьмусь за книгу, - эта бесполезная помощь в профессиональной ориентации, которая ломает все твое мировоззрение о собственных способностях и возможностях. И девчонки еще не вылезли из скорлупы скромных умниц, некоторые, конечно, из нее так и не вылезут, но есть те, что в старших классах расцветают, это можно не только по кузену судить. Что я старшеклассниц не видел что ли? Просто небо и земля с этими хихикающими амебами, к ним подойти хочется, поболтать, а они только и делают что перешептываются и постоянно "хи-хи-хи". Смотреть противно. Так и сейчас, стоит на мгновение поднять голову, как видишь не обычные затылки, с туго заплетенными французскими косичками, а любопытные взгляды, то на мне, то на моем соседе.
Я продолжал рисовать, уже действительно успокоившись и не обращая внимания на выходки Честера на соседнем стуле. Ему явно мешало что-то в заднице, он вертелся как юла, то рассматривая наш класс, то пытаясь обратить мое внимание на себя. Я чувствовал его взгляд скорее ушами, но как обычно был слишком увлечен быстро грязнеющей бумагой. Я тут подумал, а есть ли смысл делать лабораторную? Я же смогу с видом примерно но мальчика подойти к мисс Харвелл и попросить сделать работу повторно или исправлю оценку какими-нибудь другими способами? Интересно, а этот Честер тогда займется чем-нибудь кроме как собой? Какое мне до него дело? Ну, и как-то так я решил проблему. Пожаловаться на головную боль было бы совсем глупо, поэтому просто прикинусь глухим.
Стул рядом начал медленно раскачиваться с грузным скрипом, который через пару секунд стих, и все бы ничего, если бы не раскачивающийся вместе с ним стол. Сначала еле заметно, так что я, скрипя зубами, попытался про игнорировать его попытки развлечься. Я не знаю, откуда взялась эта неприязнь к едва знакомому человеку, но одно его присутствие рядом со мной, как-то плохо влияло то ли на карму мою, то ли на всех присутствующих.
- Эй! - я захлопнул тетрадь, когда стол заметно двинулся от того, что ноги Честера
твою мать, ну и имечко!
они упирались в ножки стола, который и так всегда держался на честном слове и паре жвачек, приклеенных Марком и мной собственноручно, ну, и может парой еще каких-нибудь недоумков из других классов. Лично мы всегда их клеили тогда, когда крышка стола грозила отвалиться и придавить нам ноги или еще что подороже. Но сейчас это был явно не тот случай, стол просто нервно покосился и встал на место, когда Честер убрал ноги. Разноцветные и вовсе бесцветные жидкости в склянках озлоблено покосились в сторону моих тетрадей, которые я поспешно успеваю убрать в сторону и как раз вовремя. Что-то просто выплескивается на стол, но та самая маленькая банка с тихим "бум" падает, увеличивая вдвое уже разрастающуюся лужу. Уж не знаю, что там было, но все это, кажется, начало вступать в реакцию друг с другом, образуя небольшую пену и подступая к тетради, которую я не успел убрать. Она лежала прямо передомной, моя любимая, бесценная, и кажется благодаря Честеру уничтоженная почти полностью. Я мысленно проклял все на свете за то, что этот кретин сел со мной и с криками "Твою мать!" принялся скидывать тетради со стола, спаса одну единственную.
- Бэйтс, Борден! - слышу я с другого конца класса, вижу пар тридцать с лишним глаз обращенных в нашу сторону, но заткнуться уже не могу.
- Твою мать, какого черта?! Неужели нельзя сидеть ровно на заднице? - я бы так не злился, если бы, уже вскочив на ноги, чтобы не испачкать джинсы, я не выуживал из этого раствора непонятных жидкостей свою на половину промокшую тетрадь. И что же мне с этим делать?! Я безумно пялюсь на листы, которые пару минут назад были моими рисунками, моими стихами, музыкой, которую я записывав на уроках с мисис Торренс именно сюда.
- Что встали? Берите тряпки и убирайте, что натворили! - слышен полувизг молоденькой мисс Харвелл из гула тридцати голосов.
- Что смотришь? Убирай! - кричу я Бордену, попутно спихивая все лишние вещи со стола.

Отредактировано Michael Bates (2012-11-23 18:22:27)

0

5

Игрок удален, эпизод отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » большое приключение