vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Шантаж по-итальянски


Шантаж по-итальянски

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Ksandr Romano, Fay Cooper
Место:  квартира Фэй
Время: 21.55, 27.09.2012
Время суток: вечер
Погодные условия: дождливо
О флештайме: после того, как Фэй чуть не загребли фараоны, она решает избавиться от диска, способного связать ее с убитым журналистом...  не без выгоды для себя, конечно.

0

2

Правило номер один любого разумного человека – никогда не назначай встречу с криминальным авторитетом у себя дома. Но как нам уже, без сомнения, известно, разумной назвать мисс Купер ни в коем случае нельзя. На том конвертике, что сейчас был по ее мнению надежно спрятан (она не поленилась спуститься в подвал дома и запихнуть его между одной из десятка стиральных машин, стоявших там – половина из них уже не работала, еще половина работала через раз, но домовладельцу было глубоко покласть – и стеной, не слишком задумываясь о том, что шероховатая поверхность бетонной стены или сырость и грязь могут его испортить), были написаны номер телефона и одно слово – «римлянин». Когда этот приконченный богач, из-за которого к ней вчера приходила эта баба полицейская, когда он типа отдавал ей диск, она не обратила внимания, а вот сейчас задумалась – ну и как ей с этим итальянцем сговориться? Знает она всех этих мигрантов, они ни бельмеса сказать не могут, а все туда же, строят тут из себя знатных али кого еще. Она даже на компьютере переводчик открыла, вот, чтобы узнать как по-итальянски будет «приходите за диском сегодня вечером», но нет – он таки оказался никаким не итальяшкой, по крайней мере, говорил ладно. Ну и отлично. Она терпеть не может всех этих европейцев. Понаехали тут! А она потом работает за копейки! Сидели бы у себя там в своей драгоценной Европе, а сюда-то чего лезть?
Правило номер два любого разумного человека – если уж пригласили криминального авторитета, позаботьтесь о своей безопасности… и учтите, что бейсбольная бита, пусть даже и алюминиевая, едва ли вам поможет. Тем не менее, Фэй держит на кровати подле себя именно биту – ну, знаете, она во-первых на пушку не заработала еще, а во-вторых, не хочет сидеть, если кого пристрелит. А ведь ее обязательно посадят, полиция уже держит ее за яйца (и да, Фэй знает, что у нее нет яиц) из-за этого убитого, хотя она его и пальцем не тронула. Ублюдки! Они не убийцу ищут, а хотят лишь ее посадить!
Тем не менее, вопреки обыкновению – гостей у нее тут все-таки не бывает, званных так уж точно – она наводит нечто вроде порядка – ее одежда лежит мятой горой на стуле в углу, а диван, пусть все еще разложенный и расправленный, прикрыт все-таки симпатичным вязанным пледом. Только вот ни плед, ни относительный (относительно срача накануне) порядок не могут изменить главного: крайней бедности этого жилища и его разрухи, давно просящей ремонта и приличной мебели. Ну так это не ее проблема! Если ему чего не по нраву будет, пусть вообще и не приходит, но пока диск нужен именно ему. Фэй пыталась сунуть нос в документы, но наткнулась на какие-то скучные финансовые документы и множество запароленых папок, и идею шантажа пришлось забросить… правда, лишь частично.
Она сказала, что ждет в десять – ну, ей же типа еще помыться надо после работы, и все такое прочее, и перекусить,- и звонок раздался в 21.55. первый раз со времени телефонного разговора ей стало как-то не по себе. Ну-ну, с чего бы это…
Молча открыв дверь, она сильнее сжимает свою драгоценную биту – пусть только дернется, козел! Итальяшка таки, если по морде лица-то судить!

+1

3

Он не спал всю ночь, опять дела Семьи нуждались в его личном чутком руководстве. Сделка на заброшенном складе, о покупке очередной партии оружия, была назначена на четыре часа ночи. На этот раз Ксану пришлось рассказать торговцу, что тот немного зажрался, решив повысить стоимость товара почти в полтора раза, а также видимо забыл, с кем имеет дело. В общем, чуть не дошло до перестрелки, ибо Романо терпеть не мог, когда из него пытаются сделать лоха. В итоге, быстро сойдясь на прежней цене в ходе напряжённого диалога, и обменявшись кейсами с деньгами и ящиками с огнестрельным, две стороны разошлись по домам, кто-то более довольный собой, кто-то менее.
В итоге, спотыкаясь об ступеньки на лестничной площадке чуть ли не через одну от усталости и недосыпа, он пришёл к себе в квартиру, когда на его часах уже было одиннадцать часов утра. Уснул он одетым на диване, ибо в спальню идти было лениво, а диван был мягким, удобным и просто таки манил к себе замученного Римлянина. Засыпая, он наивно думал, что ему удастся проспать до следующего утра, но облом пришёл внезапно и оттуда, откуда его совсем не ждали.
Мобильный противно-громко зазвонил около полудня и, еле продрав один глаз, нецензурно выражаясь и гневно хмурясь, он достал телефон из кармана джинсов и с удивлением отметил, что звонивший номер ему совсем не знаком, и, как оказалось, звонила ему девушка. Кто она и что из себя представляет, он решил узнать при личной встрече. В ходе очень милого разговора, который заключался в обмене всего несколькими фразами, но зато содержавших для него весьма интересную информацию, было решено, что Ксан подъедет к этой молодой особе домой. Там она отдаст ему, за разумную плату естественно, один хорошо известный ему диск, который несколько дней назад неизвестно куда пропал. Встреча была назначена на десять часов вечера, и поскольку до неё оставалось около шести часов, Романо думал опять припасть фейсом к подушке, но не тут-то было. В этот проклятый день всем от него что-то было нужно, поэтому, не выспавшись и весьма в скверном настроении, он отправился в «Вавилон». В клубе его ждали его администратор и представители из налоговой. Да, мало он видимо им в прошлый раз заплатил… Играя желваками на щеках и испепеляя взглядом пухлого низкорослого очкастого налоговика, он еле сдержался, чтобы не отправить его к праотцам на веки вечные прямо в приёмной и при свидетелях. Всё-таки иногда Ксандра огорчал тот факт, что он не может стрелять направо и налево во всех, кто был ему чем-то неугоден, и вынужден сдерживать свои кровожадные порывы, что даётся ему весьма не легко. Всё-таки вероятность оказаться за решёткой, на ближайшие лет этак двадцать-двадцать пять, его не прельщала, от слова – совсем.
В пол десятого он уже ехал по ночным улицам Сакраменто по указанному звонившей девушкой адресу. Салон наполняли звуки любимой музыки из CD-проигрователя, когда ему в энный раз позвонили. И кто бы это был? Это был один из солдат, заданием номер один у которого было сегодня сбить деньги с хозяина ломбарда, по неосторожности задолжавшего Семье. В результате короткого разговора, выяснилось, что мистер «старинные часы» не желает отдавать деньги какому-то идиоту, который совсем не вызывал у него доверия, ибо раньше они не имели чести встречаться.
- Ну, и что ты предлагаешь? – раздражённо прорычал в трубку Ксан, припарковывая машину возле нужного здания, где, судя по всему, и проживала незнакомка. – Приехать, утереть тебе сопли и сделать за тебя твою работу? Мне по-твоему заняться больше нечем? Ты вообще чем, блять, думал, когда набирал мой номер сейчас, а? – с силой открыл дверь, отчего та с характерным грохотом припечаталась к стене, и вошёл в подъезд.
На том конце провода начали лихорадочно извиняться и заверять, что сейчас всё будет сделано в лучшем виде. Остановившись напротив квартиры, на дверях которой был заветный номер, Романо отключил телефон, не попрощавшись, и нажал на кнопку дверного звонка.
- Идиоты… - проворчал себе под нос с каменным выражением на лице, когда дверь открылась и в проёме показалась маленькая милая рыжеволосая девчушка с бейсбольной битой в руках.
Медленно его губы растянулись в заинтересованной очаровательной улыбке:
- Боже правый, так меня ещё ни одна женщина не встречала… - он с любопытством посмотрел на девушку. – Если бить собралась, так дерзай, а нет, прячь свою палочку и давай приступим к делу. Времени у меня мало.
И, уже пряча мобильник в карман, добавил:
- На будущее совет: не бери в руки оружие, пускай даже биту, если не собираешься им воспользоваться. Кто-нибудь другой, не такой хороший человек, как я, такого юморного приветствия может и не оценить. – он подмигнул ей и кивнул в сторону гостиной, - Пропустишь, нет? Или так и будем тут стоять?

+2

4

Ну, знаете, самая дорогая вещь у нее – не считая машины, конечно, но та уже пришла в столь прискорбное состояние, что ее в качестве материальных богатств можно не учитывать, - это ноутбук, тот самый, что сейчас на полу лежит, вместе с тарелкой жратвы, и ноутбук этот… ну, скажем прямо: средненькая бюджетная модель, лучшее, что Фэй смогла себе позволить, не уйдя при этом в долги или голодовку. Она оставалась в высшей степени благоразумной молодой особой, когда это касалось ее финансовых дел, и именно этот факт в высшей степени иллюстрировал: дела действительно хреновы, если ты экономишь все до последнего цента, но так и не можешь себе ничего позволить.
Тем не менее, это можно назвать профессиональной деформацией: рыжая отлично знает, как выглядят дорогие вещи, и знает, как выглядят по-настоящему дорогие вещи. Его одежда относилась бесспорно ко второй категории: все простое, и знание подобных вещей подсказывало ей, что едва ли она найдет ярлычки или лейблы (у дорогих фирм лейблы изящны и кричат своей стоимостью, у действительно дорогих – маленькие и легко отпарываются, чтобы не поцарапать и не раздражать кожу своего обладателя). Этот итальяшка – он богат, и это ей решительно не нравилось.
Она не отвечает сразу – просто потому, что ей эта его улыбочка не нравится, угу. С черта ли ему начинать так улыбаться? Он гадость какую задумал? Да как пить дать! Небось ща как приставит свою пушку ей ко лбу, и потребует диск! Но это ведь ее деньги! Журналист ей обещал! Пусть этот римлянин, или кто он там, платит. Ну, она, конечно, должна была сначала отправить файлы с диска, а потом получить деньги, ну так а вдруг бы ей не заплатили бы потом?
Отступает назад – разумеется, не поворачиваясь к нему спиной, но не вглубь коридора к комнате, а в угол, давая двери лишь немного раскрыться – так что, учитывая весьма широкие плечи этого господина, протиснуться через распиханные здесь ящики с барахлом (она честно пыталась купить шкаф в Икее, но так и не сумела его собрать, и теперь эти деревяшки лежали в углу комнаты) будет слегка проблемно. Ну так не ее проблемы! Она бы вообще предпочла, чтобы он не заходил, а отдал наличку прям в коридоре, а она бы сказала, где диск, и свалила бы отсюда куда-нибудь, пока он будет в подвале с наличными – кто его знает, вдруг он решит вернуться, убить ее и забрать себе деньги? Она рассчитывала ну… на пятихатку, а если очень повезет, то на штуку или полторы, которые позволят ей очень хорошо залатать все дыры в семейном бюджете, ну так знаете, вдруг он решит, что можно вообще ничего не платить, тем более, за такую мелочь?
-А с чего ты взял, что я не собираюсь ей воспользоваться? Ты только дернись, всю башку в омлет и превращу. –
ей стоило больше беспокоиться о плане побега раньше – она в пижаме вона (ну, в том, что служит у нее пижамой – ветхое и уже маловатое, в чем на улицу выйти не получится уже, майка и шортики), и сидела перед телевизором и ноутбуком одновременно, ела остатки дешевого фастфуда прямо на полу.
-Ну? Ты деньги принес? Ты мне деньги, а я тебе диск, и расходимся. Мне неприятностей не надо, чесслово!
- она пыталась звучать уверенно и смело, но последнее вышло как-то жалобно больно.

+1

5

Он прошёл внутрь квартиры, искоса посмотрев на сторонящуюся его девчушку. В пору бы вздохнуть, но её прекрасно можно было понять. Всё же доверия он явно не должен был у неё вызвать прямо с порога.
А дальше в ход пошли милые угрозы, хотя он ведь даже ещё хмуриться не начинал, по-доброму ведь улыбается, ничего криминального.
- В омлет, значит… - пристально посмотрел на рыжеволосую амазонку с битой в руках, и медленно так ухмыльнулся, приподнимая правую бровь, - Как думаешь, долго ли живут те люди, которые когда либо пробовали мне угрожать, м? – да, вопрос на засыпку просто. Нет, конечно, девушку он убивать не собирался, зачем? Тем более она очень даже симпатичная, вот только молоденькая больно, толком жизни ещё считай не видела. Однако политику партий и «ху из ху» объяснить был ей обязан, иначе в случае чего далее за свой буйный темперамент уже может и не поручиться. Всё же крепким терпением он никогда не обладал.
- Смотри, я расскажу тебе, что будет, если ты попытаешься свои слова воплотить в реальность, – слегка склонил голову вправо, не отрывая взгляда от серых глаз, - В результате, очень разозлённый твоими действиями, я отберу у тебя биту, - он сделал паузу и приподнял обе брови, изображая жалостливо-скучающее выражение на лице, - потом сломаю тебе обе руки, и если на этом этапе не почувствую моральное удовлетворение, то мне придётся ещё и эту самую биту применить, и не факт что по назначению, ибо фантазия у меня богатая, малыш, - и как ни в чём не бывало, он снова мило улыбнулся.
- Меня эта штука напрягает, поэтому лучше убери её сама куда подальше, я не кусаюсь, и ничего тебе не сделаю. Ты мне диск – я тебе деньги и разойдёмся.
Он окинул взглядом помещение и не мог не посочувствовать хозяйке квартиры.
- Недавно переехала, что ли? – осведомился Романо, задев бедром полку разобранного шкафа. Поправил ту самую полку в исходное положение, ибо не любил наводить беспорядок будучи в гостях. Хотя, смотря какой беспорядок…
- Принёс, принёс, - он достал из кармана согнутую пополам и зажатую специальным зажимом пачку банкнот, - У тебя есть на чём диск просмотреть? Я не собираюсь брать кота в мешке. Покажешь мне, что на диске, если это не развод, получишь свои деньги, даю слово.
А девушка попалась забавная, испуганный такой зверёк, с большими серыми глазами и огненными волосами. Взгляд невольно скользнул по хрупкому девичьему силуэту вниз к обнажённым ножкам, и Ксандр невольно отметил про себя, что к его эстетическому удовольствию, маечка и короткие шортики скрывали мало, а остальное он и дофантазировать был в состоянии. Затем, мысленно одёрнув себя, он отвёл взгляд в сторону, вновь рассматривая квартиру и отыскивая взглядом что-то, что могло бы внешне напоминать компьютер или ноутбук.
- Так на чём смотреть твой товар будем? – спросил скучающим тоном и потёр лицо ладонью, щуря покрасневшие от недосыпа глаза.

+2

6

-И после этого, ты думаешь, я должна бояться тебя меньше, а? Да ни черта! – она из всех сил старается не трястись всем тельцем. Ее брови сходятся вместе – ну неужели он в самом деле думает, что подобными заявлениями успокоит ее? Нет, ну правда? Теперь у нее даже коленки трясутся, и единственное, что может помешать ему сделать что-то плохое (а у нее, знаете ли, с самого детства вбито: люди делают зло не потому, что у них есть на это причины – они его совершают, когда у них нет причин не сделать чего-то; шрам, нечто вроде узловатого комка на левом бедре отлично демонстрирует это), это как-раз та самая бита. Так что, она ее опускает… но ведь в комнате – единственной, что здесь вообще есть, не считая пресловутого коридора и крошечной ванной – она может замахнуться в любой момент! И тот факт, что для этого ей пришлось бы найти некую возвышенность, чтобы его прямо по башке ударить, ее это не слишком смущает.
-Я… я… я… я всегда знала, что в… все мужики это грязные извращенцы.
– она и так белая, так что ей остается лишь немного посереть, сравнить толщину биты, и того… ну, того, что он имел ввиду. Она и так не фанатка постельных утех, ну, только если ей заплатят, она тогда полежит и потерпит, и столкнуться с подобным ей тем более не хотелось бы. Рыжая до сих пор держит биту двумя руками, но теперь опирает ее об пол… и старательно пытается не трястись всем тельцем. Ой. Ой! Ей не надо было сюда его звать! Нужна была шумная нейтральная территория! Что ж она делать будет – когда он руки ей сломает? Она ж работать не сможет, она же умрет на улице с голоду, когда ее отсюда вышвырнут – а ее как пить дать вышвырнут, она уже итак немного задолжала ему… ой…
-Д… давно. Года два как – шепчет зачем-то в ответ, хотя правильней было бы огрызнуться.
Ну вот. Ему стоило лишь чуть потише сказать угрозу и чуть ласковей улыбнуться, чем того стоила ситуация – а она уже ждет расправы. Надо его побыстрее выгнать! И запереться на все замки! И дверь подпереть! К черту деньги! Это ее день, это ее маленькая конурка, и она только здесь в безопасности, и если это у нее отобрать… как она будет жить с этим? Где ей еще можно будет расслабиться, если не здесь? Она целыми днями на работе, драит чужие унитазы, и уж точно не в безопасности на чужой территории, а теперь – теперь, кажется, и дома тоже. Надо выставить его, выставить, выставить…
Впрочем, ересь про «к-черту-деньги» мгновенно забывается, стоит ей только увидеть толстую пачку. Вау! И он все это при себе носит?!? Неужели, часть этой пачечки ей перепадет? Может, она не зря во все это ввязалась? Биты тут же отставлена в угол, а глазки-то как горят, глазки! А ротик – он прям приоткрылся от удивления, когда она эту пачку увидела. Да она толщиной с ее кулачок! Даже если там однодолларовые купюры, то это… это… это дохренища много! Это так много, что она себе плохо представляет, что кто-то и в самом деле может держать столько налички.
-М… можешь взять мой ноутбук. Я д… д… д… диск в подвале спрятала. Между второй стиральной машинкой и стеной. Я хотела, чтобы если ты меня убьешь, то не нашел его.
– обещание добавить еще купюру сверху, и она не только хоть на карачках диск притащит, но и прям на улице канкан голой станцует! Можно было бы врать, что она гордая, что она не продается, но к чему врать? Фэй слишком хорошо знает, как достаются деньги, и слишком хорошо знает, что для себя деньги раздобудет только она сама. Впрочем, ее жадность - это не жадность девочек, которые "все заслуживают, потому что они красивые и всякое такое", это жадность ребенка, который лишь в деньгах видит путь обеспечить себя безопасностью и спокойствием.

+1

7

Наконец-то бита в руках девушки начала опускаться, и в этот момент Ксан чуть было не закатил глаза от облегчения что «это» наконец-таки свершилось и одним раздражающим фактором в поле его зрения стало меньше.
- Не все… - сказал ровным спокойным голосом, поворачиваясь к рыжеволосой девушке спиной и проходя вглубь комнаты, - …есть среди нас и такие, которые намного хуже грязных извращенцев. А ещё есть милые ботаники, слушающиеся свою маму, учащиеся на отлично, работающие от звонка до звонка, сажающие деревья, строящие дома и мечтать о сыне им не мешает даже дефект в дикции. Таких намного больше, никогда не понимал женщин, которые связывают свои жизни с плохими парнями и потом только то и делают, что называют весь мужской род поголовно козлами и извращенцами, - это такое небольшое отступление от темы, пока Римлянин искал в комнате компьютер. И он конечно же не задавался целью себя оправдывать или ещё что в этом роде, он никогда не притворялся тем, кем он не является. А вот девчушка вполне могла найти себе кого и получше, чем портить свою жизнь с «извращенцами».
- Два года? – от удивления он изогнул правую бровь и обернулся в пол оборота, чтобы снова посмотреть на незнакомку. – Как тебя зовут, катастрофа? – его губы растянулись в улыбке, потому что эта синьорина явно его забавляла.
А вот и маленький ноутбук попался ему на глаза и Ксандр удовлетворительно кивнул. У него уже было появились мысли, что придётся вместе с девчонкой ехать в ближайший компьютерный клуб, ибо обстановочка её жилища наводила на него сомнения по поводу наличия в этом доме жертвы землетрясения хотя бы допотопного компьютера, не говоря уже о ноутбуке. А вот дополнительные разъезды его никак не прельщали, у него ещё дел невпроворот, да и время для сна желательно бы всё же найти, а то так и скопытиться недолго…
- В подвале? – да уж, вот это она его удивила, он даже весело рассмеялся такой оригинальности. – Детка, ты явно пересмотрела фильмов, потому что реальность выглядит определённо по-другому. Зачем мне тебя убивать? – он задал вопрос не смотря на девушку, в это время увлечённо приподнимая крышку ноутбука и включая его, решив проверить исправен ли тот вообще. – Я маленьких девочек не убиваю, если они ведут себя хорошо, - ещё один короткий смешок. У Романо было своеобразное чувство юмора, и его не каждый мог оценить по достоинству, ибо люди частенько терялись не в состоянии отличить реальную угрозу от обыкновенной шутки. А он частенько развлекался вот таким вот образом.
А ноутбук таки включился, Ксандр потёр руки и посмотрел на девушку.
- Есть два варианта, - начал он, ехидно щурясь и осматривая пижамку рыжеволосой бейстболистки, - Первый, - и мне он нравится больше, не люблю тратить время на бестолковую беготню, - ты спускаешься за диском и приносишь его сюда, чтобы я мог его посмотреть, соответственно и сделку совершим мы тоже у тебя в квартире. Второй – мы берём твой ноутбук и идём за диском вместе. Смотрим его в том самом подвале, и сделку провернём тогда тоже там, ибо возвращаться опять сюда мне будет уже лениво. Ну так, что решишь? – и он выжидающе посмотрел на неё.

+2

8

Ну, знаете, она никогда не отличалась особыми умом и сообразительностью – возможно, будь у нее спокойная жизнь, то она смогла бы более или менее прилично закончить школу и пойти в колледж, и стать профессионалом в каком-нибудь деле, ну, там секретарем или медсестрой, или школьной учительницей (вы тоже внезапно почувствовали острую жалость к этим «если бы малышам»?), ну, кем-то хорошим. Но чего нет, того нет, тяжелая и однообразная физическая работа совсем не располагает к интеллектуальному развитию, как, впрочем, и ее досуг с характером – что поделать, таковы факты. И все же, даже до нее доходит – с опасением и неуверенностью, впрочем, - что над ней издеваются. Это не так уж редко происходит, но никогда – на ее территории, никогда у нее дома. Здесь она в безопасности, здесь она главная, это ее территория, и ее нельзя обижать здесь; если у нее не останется этого места, где рыжая может чувствовать себя защищенно и уверенно – что ей останется делать дальше? Как она будет жить? Вынесет ли она понимание того, что где бы она не была, что бы не делала, ее все равно достанут, унизят и в очередной раз сообщат, какое же она ничтожество?
-Угу. Ни одна хоть сколько-то умная девушка ни в жизни с таким убожеством, как мужики не свяжется –
она как ежик, выставляет все свои иголки как только у нее возникает хоть какое-то ощущение опасности происходящего, забывая тут же о собственной безопасности и благоразумии… а стоило бы, ведь в отличии от ежа, едва ли такого… такого мужика подколки остановят. – вот и я тоже. – не очень благоразумная стратегия, учитывая, что склеить какого-нибудь ботаника для нее самый быстрый путь вылезти из всего этого дерьма.
Пришел тут, красавчик, угрожает, пургу какую-то несет! Нашелся тут! Небось самым умным себя считает, потому что богатый и все такое! А ее за дерьмо какое держит! Ух! Мигрант несчастный! Уродец! Так бы ему всю рожу и расцарапала бы! Ее настроение – и ее отношение к этому красавчику, а ведь привлекательные внешне мужчины всегда вводят ее в смущение из-за какого-то странного предчувствия «а-вдруг-он-считает-меня-красивой-тоже» - меняется за долю секунды, от страха к ненависти, оттуда – к благоволению и почтению. Деньги меняют все.
-Фэй. Фэй Купер. А что-то не так?

Ну знаете, в этом доме кто живет? Одинокие старики, многодетные тупые тетки, нищеброды, мигранты – в общем те, кому не слишком повезло по жизни. Они не особо склонны к высокоморальным поступкам, и все же, шансов что кто-то из них выйдет посмотреть, кто кричит за стеной гораздо выше, чем что кто-то вообще ее услышит из подвала – уже поздно, магазины на первом этаже закрыты, и…
-Угу. Мне один тоже рассказывал, что не стреляет в девочек, а я теперь как у*бище хожу.
– ну, знаете, один-единственный случай отбил у нее всякое желание работать в отелях, пусть там и отличный доход, и оставил ее прихрамывающей на всю оставшуюся жизнь, пусть конкретно сейчас она чуть перегибает палку. Ну, знаете, после двух лет ситуация кажется ей куда более печальной, чем все было на самом деле. Просто пьяный мужик, которому что-то не понравилось…
-Хренушки я с тобой в подвал пойду. Жди тута… и по вещам не лазь!
– она идет прям так, хоть в коридоре уже и прохладно, и возвращается обратно минут через двадцать, вся вымазанная в какой-то дряни. Ну, знаете, она не смогла дотянутся до диска, и ей пришлось отодвигать машинку от стены, и… ну, там не убирались лет двадцать, вы чего от нее хотите?
-Давай половину денег, а я тебе диск – впрочем, она не договорив протягивает ему бумажный конвертик, соображая уже в который раз, с кем имеет дело.

Отредактировано Fay Cooper (2012-09-30 23:39:33)

+1

9

Романо пожал плечами, дальше развивать тему с «извращенцами и убожествами» ему не особо хотелось, к тому же он вообще не очень любил много разговаривать, а уж тем более на философские тему.
- Дело твоё, можешь связаться с женщиной, - подшутил Римлянин, ехидно щурясь, - мне если честно похрен вообще, но смотрелась бы ты в женской компании наверняка соблазнительно. Все извращенцы мечтать будут о такой паре.
Он скрестил руки на груди, всё ещё улыбаясь.
- Фэй, значит. Да ничего, просто интересно стало, как зовут такое рыжеволосое бедствие вроде тебя.
Девушка наверняка в силу своей юности наделала много ошибок, и так же от него не скрылось её стремление к лучшей жизни. Старается она, он это мог себе понять и представить, как это, когда тебе некому помочь, и ты пробиваешь себе путь наверх самостоятельно, и не всегда этот путь короткий.
- В смысле? Под горячую руку попала что ли? – он попытался понять, что она имела в виду говоря о том, что ходит как уёбище, но так и не вспомнил, чтобы замечал за ней что-то прям уж такого ненормального. Хотя после, он всё же заметил еле заметное прихрамывание на одну ногу.
- Ага, жду, - отозвался Романо, еле сдерживая зевок, - Да, сдались мне твои вещи, угомонись уже… - отмахнулся и присел на край дивана, - Давай быстрее, а то мне уже становиться скучно.
И девушка поспешно удалилась на поиски заветного диска. Около двадцати минут Ксандр подпирал ладонью подбородок и силился не уснуть прямо на том самом диване, на котором сейчас сидел. Бодрствование давалось ему с трудом, учитывая тот факт, что развлечь себя ему было особо нечем.
А потом и шантажистка подтянулась, снова заставив Романо удивиться, но только на этот раз с помощью своего внешнего вида. Ясно было одно – девочка определённо была в чём-то измазана, но вот в чём именно для Римлянина было загадкой.
- На тебя в подвале напала банда стиральных машин? И в чью пользу был первый раунд боя? – поинтересовался с лёгкой усмешкой на губах, разглядывая испачканное лицо.
Фэй протянула ему диск в бумажном конверте и что-то там начала говорить про деньги вперёд, но Ксан не дослушай и забрал предмет их её рук.
- О чём ты говоришь? Откуда мне знать, что он рабочий вообще? Если не пустой? Не собираюсь я платить вперёд за то, что может и вшивого доллара не стоит, - глубокомысленно сказал, вскрывая конверт и, достав из него диск, вставил его в ноутбук.
- Вот, сейчас посмотрю, что ты мне впариваешь и потом о деньгах будем разговаривать, - он уже клацал мышкой открывая папки, хранящиеся на диске и просматривая информацию. Как оказалось, диск был в рабочем состоянии и носил в себе очень любопытную информацию о конкурентах Романо. Внимательно вглядывался в экран, не издавая при этом ни звука, до тех пор, пока не просмотрел всё от начала до конца, а затем довольно кивнув головой, достал «товар» из ноутбука и сунул его к себе во внутренний карман кожаной куртки.

+2

10

Ну, медленно, медленно, медленно… очень медленно, но рыжая все-таки въезжает в происходящее, соображает, что он ее буквально загнал в угол и поиздевался опять, и она буквально краснеет и трясется от ярости… но все же вспоминает его угрозы (и свои ощущения в те секунды, когда он эти угрозы произносил, она ведь почти чувствовала все это), и более-менее берет себя в руки, но смотрит на него все-таки с откровенной злостью:
-Такая гадость для еще больших дур. А я – нормальная. Мне никто не нужен.
– она не бедствие. Она нормальная. Она живет, как может, и не виноватая, что не богатая, как он. У нее-то мамочки с папочкой, которые бы ей задницу подтирали, ей пришлось все самой делать, все самой решать, и вряд ли бы кто-то другой смог справиться лучше, чем это сделала она, а, значит – завидуйте! И у нее все обязательно будет еще лучше, и эти деньги – они ей помогут. Рыжая довольно четко осознает, что пары сотен ей е хватит, что это лишь капля в море, пусть и неплохо подлатает ее бюджет, сделав жизнь на пару недель или месяцев терпимее – но лучше с ними, чем без них, вы не находите?
-Угу, смешно. Ты прямо шутник. Мне пришлось их ото стены отодвигать.
– она хмурится, и старается вытереть лицо собственной пижамой – угу, отличное решение, будь она одна; все равно, ее домашняя одежда не самая чистая, но вот при посторонних это не лучшее решение, она ведь не только живот демонстрирует, но и едва ли не грудь. – а он-то кажется дремал, когда она вернулась. Нашелся тут, а еще мужик! Она как-то мгновенно забывает про то, что сама оставила его здесь, и начинает злиться за то, что ей пришлось самой корячиться и доставать диск обратно. Какие-то мелочи вроде того, что она сама его туда запихнула, ее вообще мало волнует.
-А откуда мне знать, что ты мне хоть цент заплатишь? А не убьешь или не побьешь или не просто уйдешь? Разве я могу верить преступнику на слово? – а то, что все это совершенно определенно не самое хорошее дело, она отлично понимает. – меня ваще-то уже полиция трясла, они вообще думают, что это я его убила, и я заслужила хоть что-то. Я честно заработала эти деньги! – она опять берет в руки биту, но не поднимает ее, как в прошлый раз,  а просто держит. – И ты не уйдешь отсюда просто так. Это мои деньги! – она себя сложно убеждает во всем этом, через силу убеждает, но вот верит ли она сама во все это?
-Ну?

+1

11

Он уже собирается уходить, поднялся с дивана, отряхнул брюки…
И ты не уйдешь отсюда просто так. Это мои деньги! Ну?
И он совсем забыл про девчонку-шантажистку. Взглянул сначала на её лицо, потом на биту, снова оказавшуюся в руках у Фэй, и вздохнул.
- Ну, допустим, уйду. – нет, он конечно не будет сейчас трясти у неё перед носом пистолетом, и даже нож доставать не будет, ему вообще было впадлу сейчас что-то кому-то доказывать, и вообще с девчонкой он и голыми руками справится, если что.. вот только оно ему надо было как вчерашний снег. – И деньги тоже мои. И не нукай на мужика, который явно здоровее тебя, да и поопасней будет, что ты, как маленькая, в самом деле? – он недовольно морщится и смотрит на неё с некой долей раздражения в глазах.
Вот знал бы, что тут такая тягомотина, ни за что бы сам не поехал, и срать, что звали именно Римлянина, она ж его до сего дня в глаза не видела, сошёл бы за него и любой из его солдат, при чём запросто.
- Но так и быть, ты действительно кое-что заслужила, - достаёт всю ту же пачку согнутых стодолларовых купюр и, отлистав пять сотен, спрятал пачку обратно, - Встречи с фараонами не самые приятные, да и на нервы они действовать умеют, талант у них…
Держа купюры в приподнятой руке, медленным шагом подходит к девушке, почти вплотную, смотрит на неё сверху вниз холодными ореховыми глазами, и шелестит деньгами у Фэй возле уха.
- Думаю, такая плата за твой товар будет в самый раз, - улыбается, не сводя взгляда с её серых глаз, - Найми мужика какого-нибудь, пусть тебе шкаф соберёт, а то ещё сломаешь себе шею одним прекрасным днём. Красивая же шея, жалко… - хитро щурится, не переставая улыбаться. А на самом деле, ему действительно отчего-то стало эту девчушку жаль. Ведь явно, что помочь ей некому. Но с другой стороны, ему тоже никто не помогал, каждый сам строит свою судьбу. – И ещё один бесплатный совет: не берись за биту при виде каждого мужика, может целее будешь? – сказал с долей иронии в словах и изогнул правую бровь.
После чего, вручив деньги мисс Купер, сделал шаг назад и, подмигнув девушке, вышел в двери ведущие на лестничную площадку, не попрощавшись. Его уже занимали другие мысли и другие заботы, уже дня грядущего. А девушка… было бы замечательно, если бы она нашла для себя занятие получше, чем назначать стрелки с бандитами и шантажом требовать от них деньги. Одно её оправдывало – маленькая и глупая ещё, в силу своего возраста и неопытности. Ксандр усмехнулся, садясь в машину и взглядом остановившись на окне, предположительно принадлежавшем квартире рыжеволосой мисс.
- Чудная… - отводит взгляд от окна и заводит мотор, выезжает с парковки на дорогу и под тихое рычание машинного двигателя скрывается в ночи.

+2

12

Ее доход в час – девять долларов тридцать центов, ровненько в минимальный размер оплаты труда. Она работает десять часов пять дней в неделю и семь – по средам, в короткий день, и за неделю получает что-то около пятиста баксов в неделю, на хорошей неделе увеличив эту сумму еще в половину, на чаевых и кражах. Когда она была у журналиста (в среду, и именно поэтому смогла задержаться тогда), он дал ей триста баксов за дополнительную работу – ну, она вроде как приносила чай и все такое, ничего противозаконного, и потом, когда он просил ее в кабинет зайти, он сказал, что ей заплатят гораздо, гораздо, гораздо больше. Разумом Фэй ограничила себя отметкой в полторы тысячи в лучшем случае, она ведь понимала, что так не может быть, чтобы ей вот просто взяло и повезло, это не про нее, но, знаете, она вот вчера лежала всю ночь и представляла – а вдруг ей десять тысяч заплатят? Или пятнадцать? Она тогда… она тогда… она купит самое красивое платье из всех, что только возможны, и пойдет в салон красоты, и потом в лучший клуб, и там все поймут, какая она на самом деле, и какой-нибудь богач в нее влюбится, и ее жизнь… она наконец-то изменится. Пятьсот баксов – она оплатит все свои долги, и, может, отложит еще что-то на учебу, и… и…
Хрипло отвечает:
-На какие шиши? На эти, что ли?

Смотрит ему в след, и через несколько секунд, как дверь закрывается – с воплем начинает крушить этот шкаф, этот чертов бл*дский шкаф, коробки в коридоре, полки с мелочами, и вообще все, что попало под руку, колотить со всей силой, даже по стенам… как же она устала! Это все несправедливо! Ее теперь посадят на много лет – а она что? За пять сотен сидеть будет? Да хрен вам! Если ее спросят – она так и ответит, и номер телефона его даст! Она все честно расскажет! Она не хочет заживо сгнить из-за того, что не сказала чего-то придуркам-полицейским! Она не заслужила этого! Ее жизнь должна другой быть, должна быть лучше!
Конце концов, она опускается посреди комнаты, рыдающая, окончательно обессиленная (вы хоть представляете, как сложно ей было достойно вынести всю эту ситуацию, не начать истерить когда он только в комнату-то вошел?), и, продолжая плакать, все же засыпает, прямо на голом полу среди осколков. Она устала. Она очень устала.

конец

Отредактировано Fay Cooper (2012-10-02 23:33:53)

+1

13

Доиграно. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Шантаж по-итальянски