vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Приходи в пять тридцать. Куда угодно, только не опаздывай.


Приходи в пять тридцать. Куда угодно, только не опаздывай.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Никита и Зевс
Место: Торговый магазин -> Квартира Никиты и - т.д
Погодные условия: На улице солнечная погода, дует слабый теплый ветерок, придавая палящей пикантности некую воздушную невесомость. Время примерно 13: 00 дня. 2014 год , середина Лета. (будущее +2 года)
О флештайме:

И встречаю тебя у порога -
С буйным ветром в змеиных кудрях,
С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах…
Перед этой враждующей встречей
Никогда я не брошу щита…
Никогда не откроешь ты плечи…
Но над нами — хмельная мечта!
И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель — я знаю -
Все равно: принимаю тебя!

Отредактировано Nikita Owen (2012-09-30 15:22:36)

0

2

Внешний вид

http://s2.ipicture.ru/uploads/20120930/5SWN51D0.jpg

13:00. Через час закроется на обед торговый центр, что недавно построили перед моим домом, и через этот же час мне нужно было быть дома и помогать Розе, нянечке, укладывать неугомонных годовалых девчонок ,двойняшек. Моих дочек. Судьбу которых я буквально вырывала из рук неадекватного отца, решившего избавиться от них путем аборта, мне удалось обогнуть ситуация вокруг пальца, обмануть всех вокруг и получить то к чему я стремилась. Свою маленькую семью.
Припарковав машину возле входа к центру, я схватила  небольшую, средних размеров тележку и быстрым шагом двинулась по направлению к продуктам. Да, семейная жизнь оказалась не такой сладкой и приятной, простой, как я ее себе рисовала. Она оказалась более насыщенной, радостными и грустными моментами, разрывами между работой и домом, бессонными ночами и необычными моментами, коротания времени в кругу семьи.  Но я не жалела ни о чем. Приходила домой и наблюдала не обычную для себя картину,  как Роза, женщина уже пожилых лет, с широкой улыбкой на губах пытается догнать двух маленьких неваляшек, которые вот только только научились ходить. Эти моменты стоили тех страданий, что мне пришлось пережить в прошлом.
Хлеб, молоко, зелень,  - я шла вдоль прилавков и буквально двумя руками спихивала все в тележку, я жутко опаздывала домой, через час Роза, должна была уже уйти домой, ее рабочий день окончен. Но  я знала что пожилая женщина за милую душу бы оставалась с моими малютками и на весь день, но мне не позволяла совесть и без того уставшую от жизни женщину угнетать трудовыми буднями. - Памперсы - я словно умелый Шумахер управляла своей тележкой , огибая каждый поворот прилавков, я старалась смотреть по сторонам и под ноги дабы не снести кого-нибудь. Я перебирала каблуками на столько быстро на сколько могла. Даже роды не смогли изменить во мне фигуры, но роды изменили меня умственно и эмоционально, за эти два года я многое переосмыслила.
Несясь по узким переулкам торгового центра, я  наконец улицезрела заветные памперсы, но к сожалению я не смогла добраться до них так быстро как бы мне хотелось, всему моя необузданная рассеянность, моя тележка въехала в чью то чужую тележку, мой мини грузчик на колесиках тут же перевернулась и все содержимое покатилось по полу, упав на колени, придерживая одной рукой подол платья что задорно задирался в такой позе, второй же судорожно и быстро стремилась собрать разбежавшиеся продукты.
- Простите, извините - бормотала я не поднимая глаз ,ползая по полу и собирая убежавшие от меня продукты. Господи уже 13: 30 я опаздываю - плюнув на остальные продукты, поднялась на ноги, схватила памперсы и почти что закинула их в корзину, как полоса моих неудач на сегодня решила снова меня унизить перед другими покупателями. Я подскользнулась на катавшемся по полу яблоку, не справилась с равновесием, что на каблуках сделать было крайне сложно, и всем телом навалилась на мужчину, с кем имела возможность совершить одну аварию, тележками.

Отредактировано Nikita Owen (2012-09-30 16:35:45)

0

3

Прошло два года с того момента, как мы с Никито расстались. Это случилось в больнице, после того, как она сделала аборт. Да, тяжело, мне самому потом целую неделю было нелегко осознавать, что я потерял практически единственную свою любовь в жизни. Примерно после того, как мы с Никитой расстались, один мой знакомый из больницы притащил какое-то письмо, с каким-то тестом, но я его выкинул, сам уже не помню куда. Мне это письмо напомнило, как резко мы разошлись и на какой почве, что я даже отказался открывать вклад в ближайшем банке Сакраменто, чтобы переводить деньги на счет этой больницы.
Прошло два года, у меня произошло несколько переворотов в жизни: я повстречал свою новую девушку, Бланш, с который мы уже были готовы обвенчаться, и у меня обнаружили гепатит Б, из-за чего я еще больше стал ненавидеть больницы.
Недавно я нашел письмо, которое мне тогда прислал мой знакомый из больницы, там был тест ДНКа, который говорил о том, что Никита все-таки носит моего ребенка. Я растревожился, решил ее найти, но было уже слишком поздно. Некоторое время меня мучила бессонница, но и тут Бланш сумела меня пригреть на своей мягкой и большой груди.
Сегодня у меня был выходной, Блаш уехала со своими подругами за покупками, поэтому я решил прогуляться по какому-нибудь магазинчику, чтобы купить себе еще пива и расслабиться окончательно.
Это был достаточно тепло, чтобы одеться в мои любимые шорты и футболку, которые я никогда не ношу на работу. Когда у меня обнаружили рак, то я решил отрываться на полную катушку и подыскать себе кого-нибудь на замену, ведь с сыновьями я так и не смог найти общий язык. Мы жили сейчас у Бланш, а значит в Сакраменто, поэтому я пошел в центральный супермаркет.
Там было прохладнее чем на улице, поэтому я решил пройтись по всем рядам, чтобы охладиться. Я взял тележку и пошел в этот страшный лабиринт, от которого меня всегда бросало в дрожь. Людей было достаточно много, поэтому когда я проходил мимо ряда с детскими принадлежностями и средствами личной гигиены, то засмотрелся на детские игрушки и врезался в чью-то тележку.
Все выкатилось из тележки на пол, я сразу бросился подбирать, но мои руки встретились с руками молодой женщины. Я поднял глаза и увидел Никиту, которая собрала все, что близко к ней лежало, и убежала, не дав мне ничего сказать. Я поднял все, что осталось лежать на полу, и сложил в свою тележку, захватив потом несколько бутылок моего любимого пива.
Я отлично понимал, что если сейчас не пойду за ней, то, возможно, больше никогда ее не увижу. Тогда я быстро пошел к кассам, все оплатил там и пошел на улицу. Никого там уже не было, только в дали я увидел убегающий силуэт Никиты и поспешил за ним.
Она уже жила не в своей квартире, а совсем в другой, я сразу подумал, что она нашла себе мужчину, но надеялся на то, что ошибался. Я шел пешком, в моих руках была одна сумка с продуктами, что потеряла Никита и сумка с пивом, которым я решил убить себя до конца. Вообще я не боялся смерти, мне было плевать на свою болезнь, ведь у меня было все: любовь, бизнес и дети. Мне оставалось только обучить своего последователя, чтобы он не убил мой бизнес, хотя мне очень хотелось приплести сюда кого-нибудь из своих детей.
Я нашел тот самый дом, поднялся на этаж, слегка запыхался, это все из-за лекарств. Наткнувшись на дверь квартиры Оуэн, мне стало не по себе, но я набрался решительности, которая у меня осталась, и постучался в дверь, ожидая, когда ее откроет знакомый человек, убитый горем.

+1

4

С самого утра все не задалось, на работе сорвалась сделка, слава богу не по моей причине, но все же это отразилось на моей адвокатской репутации среди правоохранительных органов, скрывать что я союзник мафии становится все сложнее.
Подняв глаза, после маленького происшествия, я пожалела что не убилась на смерть, банальный не знакомец оказался до боли знакомый мне Зевс. Ни чего не думая, не говоря и даже не оглядываясь, бросив то ради чего пришла в торговый центр, выбежала из большого улья кишащего людьми. Почему, почему из сотен людей, совершающих покупки, именно он, именно Зевс попался мне на встречу, зачем судьба играет  снами эту злую шутку, для чего, мы же поставили все точки, зачем нам это многоточие.
Хотя, моя раздраженность и взволнованность могла быть вполне не обоснованной, уже прошло два года, даже письмо в котором гаситься что это его дети, не смогло заставить его найти меня. Может и искал, ведь я сама от него пряталась.
Выбежав из магазина, подошла к машине, сев за руль глубоко вздохнула обернувшись в сторону главного входа : - вроде нет, может просто обозналась? - провела ладонями по лицу, коснулась кончиками пальцев ключа, повернула, но должного рычания двигателя не прозвучало: Какого черта - выругалась я, постучав ладонями по рулю. Эта встреча выбила меня из колии, я столько времени представляла нашу с Зевсем встречу, как я буду с ним разговаривать  и как я его выставляю за дверь своей квартиры, но не думала что я буду бежать от него как трусливая курица.
На машину надежды нет, поэтому пришлось пешим ходом, да я и против не была, мне нужно было успокоится и выпустить пар. Снова посмотрев на наручные часы, прибавила шагу, я все так же по прежнему опаздывала.
Роза милая прости - произнесла я, переводя дыхание, скидывая на ходу туфли и сразу же входя в детскую. Мои две малышки, похожие друг на друга , как две капельки воды, уже тихо сопели в кроватке. От умиления я буквально обмякла, повисну вна дверной ручке, ведущей в детскую комнату : - Господи Роза что бы я без тебя делала - шепотом по благодарила  я старушку, стискивая в крепкие объятия, для меня она стала мамой, для моих девочек бабушкой, пусть  она не жила с нами  постоянно, но нам хватала ее малейшего внимания. А мне ее советов, которые за полтора года, совместной нашей с ней жизни научили мне многим вещам и умозаключениям по правилам , как надо жить.
Роза, у меня завтра выходной, поэтому можешь отдохнуть  - я протянула нянечке , денежные купюры ее  суточную зарплату, от которой она всегда отказывалась, я долго с ней боролась на эту тему. Ведь Роза утверждала что для нее эта работа в радость, у нее нет ни внуков ни детей, а тут и дочка и внуки, мне было приятно, но я не могла позволить ей жить на жалкую пенсию.
Раздался стук в дверь, мы переглянулись, понимая что гостей не ждет ни она ни я. Открыв дверь я сначала выпустила старушку, помахав ей ладонью с довольной ухмылкой маленького ребенка, после чего сменила свое выражение лица на гнев и злость:
- Что тебе нужно? - во мне шла война, война между  мозгом и моими душевными переживаниями, часть меня кричала впусти его, ведь все можно исправить, ведь его дети там спят, другая кричала, гони его, он столько боли причинил, неужели мало!? Но моей целью не было и не будет никогда  удержать Кинга ребенком. Да и вообще у меня не было цели его вернуть.
- Заходи - зная его вспыльчивость  и агрессию, и то как мы расстались это было рискованно впускать его домой, но устраивать скандалы на весь лестничный пролет я не горела желанием. Закрыв за Кингом дверь, я все так же не изъявляла желания с ним общаться, но мои глаза не могли от него оторваться, сердце бешено колотилось будя внутри меня все те эмоции что я хоронила в себе два года. Если тогда я боялась за свою жизнь, еще не совсем рожденных детей, то сейчас мне было плевать на себя я боялась за своих малюток, хотел убить их однажды, вдруг он пришел снова попытаться  их убить. Я не претендую на деньги Зевса, на его внимание и чрезмерную отцовскую опеку, мне лишь хотелось быть спокойной и счастливой.
Зачем ты пришел Зевс, я думаю ты мне все сказал тогда, и я все сказала, я не понимаю зачем? - на мое лице так и стоял знак вопроса: - почему ты здесь, ждешь что увалишь меня в койку как прежде отвечу нет. Почему сразу койка? Ты мне прекрасно дал понять что для тебя очередная шлюха, на переживания которой тебе совершено насрать, тогда объясни почему я сейчас должна стоять и смотреть на тебя -  мой голос звучал чуть громче шепота, я боялась разбудить дочек, их плачь мог выдать их, а этого я боялась больше всего. Ведь для Зевса эти дети мертвы. В душе все горело от переживания и не известности, каких слов ждать, какой реакции я не знала, ведь однажды он позволил себе наглость поднять на  меня руку.

+1

5

Я стоял напротив закрытой двери, в моих ушах стучала кровь, была легкая отдышка, но я не надеялся на то, что мне кто-то откроет. Знаете, я уже свыкся с мыслью, что в любой момент могу умереть, но мне нужно было попросить у Никиты прощение, раз уж я здесь. Судьба не подарила бы нам последнюю встречу, если бы это не были мои последние дни жизни. Я не жалею о том, что делал в этой жизни, поэтому на моих губах появилась улыбка, когда Оуэн открыла мне дверь.
Она не дала мне ее радостно поприветствовать, сразу запустила в дом, мне это показалось подозрительным, но я решил пока все свои карты не выкладывать. Мне так хотелось сказать ей о том, что я сожалею, что тогда надавил на ее, что теперь я умираю и никогда мы больше не сможем быть вместе. Может быть, точнее, она будет счастлива с другим человеком, надеюсь, что она его уже нашла.
- Мы столкнулись с тобой в магазине, помнишь? Ты все выронила, то, что ты не успела подобрать, я взял и оплатил, – я постарался улыбнуться, хотя давно уже не практиковал это.
Я протянул Никите пакет, где были выбранные ею продукты продовольствия. Деньги все так же лились в мои карманы, я не ждал, что она их возьмет и поблагодарит меня, но я хотя бы смогу как-то задержать наш разговор. Вообще я не рассчитывал тут оставаться надолго, потому что у меня сегодня должна была быть терапия, на которую мне теперь нельзя опаздывать.
Никита сразу начала с худшего, что было между нами, что вызвало боль в моим животе. Я залез в карман и достал от туда баночку с обезболивающим, которые давали мне надежду на легкую жизнь, которая у меня была раньше. Я высыпал на ладонь две, хотя по норме всегда была одна таблетка, и забросил их в рот, не запивая, проглотил. Я привык к этому горькому вкусу. Чтобы не смущать Никиту я убрал баночку обратно в карман шорт и улыбнулся.
- Вообще я пришел сюда не для того, чтобы отдать тебе этот пакет с продуктами. Я долго тебя искал, хотел с тобой поговорить, но ты живо скрылась из моего поле зрения! – я усмехнулся, а потом поморщился и слегка согнулся, потому что таблетки еще не подействовали.
За эти два года я уже привык к этой постоянной боли, меня раздражало, когда печень начинала взрываться именно во время какой-нибудь деловой встречи. Нет, я не буду говорить Никите, что болен и мне уже невозможно помочь. Мое лицо освещала полуулыбка, которой же я иногда бываю дешёвый.
- Сейчас я тебя наконец-то встретил, поэтому рассчитываю на то, что ты согласишься со мной поговорить. Хочу пойти на нейтральную территорию, как тебе ресторан в центре города? Вечером, в костюмах все будут, экзотическая еда, немного шампанского и я верну тебя обратно домой, – улыбка сползла с моего лица, теперь я был серьезным.
Мне нужно было добиться этого разговора, потому что мне слишком многое ей нужно сказать. Я не жалею о том, что попросил сделать ее аборт, потому что сейчас бы этот ребенок страдал, Никита была бы одна, а у меня был бы еще один ребенок, который жил бы без отца. Лучше пусть он будет мертвым, чем несчастным.
Я выпрямился, поставил пакет на стол и стал его разбирать. Старые добрые времена, когда мы были полезны друг другу. Боль слегка отступила, я понимал, что мне нужно поскорее от сюда уходить, либо мне нужно достать пиво и выпить как можно больше, чтобы вообще забыться.
- Это будет даже не романтическое свидание, что я вообще несу, это будет даже не свидание! Деловой ужин, такой вообще без намеков, нежностей и еще чего-нибудь в конце. Мы просто поболтаем, можем даже поругаться, все будет, как всегда. Только потом мы разойдемся по разным домам, – тут я вспомнил про Бланш, про нашу свадьбу, про мою смерть и живот снова скрутила невыносимая боль.

+1

6

С момента рождения моих малюток, мои амбициозные черты характера стали играть по иному. Я стала мягче, чувственней и смотреть на жизнь совсем с другого ракурса. Ту себя, которую я прятала от окружающих под маской холодности я наконец смогла выпустить в свет, ловя те моменты жизни в которых я была действительно счастлива. С легкой уверенность и утопией наслаждалось своей свободой, отсутствием обязательств и пустой траты времени на игры в чувства и любовь. У меня было все в этой жизни о чем может мечтать каждая подросшая девочка, семья, пусть не полная, без отца, но все же она была. Я за это была благодарна Зевсу, пусть против своей воли, но хоть кого то он сделал счастливым.
Хм - хмыкнула я не скрывая едкой ухмылки на губах , я что похожа на девушку, которая не в состоянии оплатить сама свои покупки? - это даже немного оскорбительно слышать с его уст такие слова.
Он был так жалок, выглядел измотанным и совсем каким - то не жизнерадостным. На нем были футболка и шорты, его любимые вещи, интересно почему? Именно в этих вещах он был на Тахо , когда я забеременела. Не смотря на всю злость и ненависть к нему, которые за пару лет поутихли , но все же бушевали внутри меня иногда всплывая и заставляя горечно ненавидеть себя и всех окружающих, я ловила его каждый взгляд, жесть и слово, даже эту вялую улыбку которую он чуть ли не через силу выдавил из себя. В его руках оказались таблетки, маленькие капсулы тут же были им поглощены что заставило меня встревожиться. При сильнейшей то простуде мне с трудом удавалось запихать в его рот хотя бы одну таблетку, а тут он добровольно их сам заглатывает.
Стал наркоманом? А может заболел, господи Никита почему так за него переживаешь, заболел и хрен с ним, стал наркоманом уже не твоя забота - моя война внутри меня шла полным ходом, чувства и эмоции полным ходом давали отпор здравому смыслу.
- Ой Зевс я тебя умоляю, ты буд-то опечалился моему исчезновению?!  Быстро нашел упоение в объятиях очередной дамочки и все, что я тебя не знаю, поэтому прекрати играть этот театр и сочувствующего мужика. Тебе эта роль совсем не идет - я продолжала говорить тихо, уже без злости или агрессии, я просто говорила без эмоций, отчужденно.
Пройдя на кухню, почему то это было нашим любимым местом для ссор, Кинг как у себя дома кинулся разбирать вещи, кривясь от мучившей его боли, о причинах которой я могла лишь только предполагать и догадываться. Я стояла на против него, скрестив руки на груди, прислушиваясь к каждому шороху квартире, вдруг девочки заплачут или проснуться.
Я с тобой ни куда не пойду - взяв со стола продукты которые выкладывал Зевс я и стала раскладывать по полочкам, скоропортящиеся убирала же в холодильник, раз уж расщедрился будем пользоваться моментом. Да и не хотелось что бы у него было что-то под руками. С меня бы вышла плохая живая мишень: - хочешь говорить, говори здесь, у меня нет времени ходить по ресторанам -  - хлопнула дверкой холодильника, не рассчитав своей же силы. Маленькая стеклянная ваза стоявшая сверху упала на пол и разбилась, разлетевшись на мелкие кусочки - Черт - сорвалось с моих уст. а руки судорожно и потярсываясь от волнения схватили веник и принялись на совок заметать стеклянные кусочки.
ахахахах хахаха - убирая веник я громко рассмеялась не веря своим ушам - да? - утвердила я чмокнув губами - время идет , а Кинг не меняется. Поругаемся, как в старые времена а потом разойдемся, ты что серьезно - я продолжала посмеиваться от сказанных мужчиной слов. Прошло два года Зевс, и за это время я смогла оценить все свои возможности и все чего я достойна, поверь ужин ресторане с тобой не даст мне ничего в этой жизни, кроме очередного разочарования - с губ сошла улыбка и появилось огорчение. Будучи в отношениях с Зевсем, как маленькая наивная девочках в розовых очках я строила сказку про нашу совместную жизнь, я прощала ему все, его обиды, оскорбления и опоздания, его унизительное отношение ко мне, то как он меня кидал одну после страстной ночи, обещая вернуться, а на самом деле уходил на работу или к другой женщине. Он этого не видел, не виде того что я была в него влюбленна и скрывала все под маской друга, доброго и всегда придущего на помощь. Я,  для него была что-то вроде резиной куклы, которую можно помять , потискать , по трахать, но ни как не полюбить. А как только случилась беда в моей жизни, которая в будущем для меня стала неописуемым счастьем, он отвернулся, поступив со мной как с домашней собакой, к которой привязался, но понимал что если она ощениться то это станет еще большей обузой.
- Ты хочешь извиниться? - глупо полагать что такой человек как Кинг способен на сожаление и готов прощения просить у кого либо - это того не стоит Зевс, я на тебя не злюсь, это было в прошлом - ложь, очередная ложь слетала с моих губ, но она была во имя блага - раз так получилось значит так надо, я сейчас счастлива и не хочу вспоминать о грустном - достала пару кофейных кружек, кофе , сахар и сливки. Заварила Зевсу, как он любит кофе и себе. Поставила перед ним и села на против.
Но ты что -то особо не сияешь от счастья? - ложечкой помешивая горячий напиток наполненный терпким запахом кофе проговорила я окинув Кинга взглядом с верху вниз.
Из детской комнаты послышались похныкивания, насторожившись положила чайную ложку на стол, и плевав на присутствие Зевса пошла в детскую. Мои дети мне важней всего, даже столько не предсказуемому явлению Кинга. Как истинные близняшки, они засыпали и просыпались вместе:
- Ой , а кто это у нас тут проснулся?   - склонившись над свдвоеной кроваткой, для подобных детей, я не могла скрыть своей радостной улыбки. Ну как не улыбаться, когда два маленьких человечка, при виде тебя мило расплываюсь в еще наивной детской усмешке, что то улюкая и агукая. По времени им еще было рано просыпаться, да и они сами активно потирали маленькими ладошками глазки. Положив руки на спинку кроватки, потихоньку напевая колыбельную я стала ее раскачивать, глазки моих дочек, именно моих, тут же принялись закрываться посасывая свои пустышки, и лишь изредка в полудреме подергивались их ножки. Они были очень похожи на Зевса, да же то как они улыбались и строили бровки домиком, было от него . Они мне были памятью пусть не долгой и не совсем уж счастливой любви.

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-01 07:24:13)

+1

7

Никита верила в меня только тогда, когда я был рядом с ней, а когда я растворялся в сумрачном дне, то она про меня забывала. На несколько секунд мне показалось, что я совершил страшную ошибку, когда решил за ней проследить. Может, все это обернется мне жутким стрессом, от которого моя болезнь станет развиваться все быстрее, и я умру где-нибудь посередине дороги, когда буду возвращаться к моей будущей жене.
Никита не давала мне и слова сказать, Оуэн унижала меня всеми возможными способами, мне так и хотелось дать ей пощечину, но все это была чистая правда. Я ни чем не мог подкрепить свое высокомерие, потому что выглядел сейчас жалко, как будто я не бизнесмен самого высшего уровня, а простой рабочий, который за душой ничего не имеет. Мне сейчас захотелось оказаться рядом со своей первой женой и старшим сыном, который сейчас даже на мои телефонные звонки не отвечает. Когда смерть подкрадывается совсем близко, то начинаешь осознавать, насколько же эта жизнь все-таки трагична.
Я медленно разбирал вещи, а Никита взялась мне помогать, это напомнило о былых временах, когда нам вместе было хорошо. Я попытался отключить свой слух, чтобы просто наблюдать за ее в лучшую сторону изменившимся телом, чем слушать всю эту резкую правду. Мне нечему было возразить, вообще, мне уже было поздно возражать, оставалось только соглашаться. Оуэн сделала для нас кофе, этот запах! Мой любимый напиток, а ведь она не забыла!
Никита поторопилась и опрокинула вазу, я кинулся к ней не сразу, потому что мои действия были слегка заторможенными. Только я спустился на одно колено, чувствуя реальную боль, а не эмоциональную, как услышал детский плачь. Глаза мои поползли на лоб, но я не успел открыть рот, как Никита сорвалась с места и побежала в комнату. Она распахнула дверь, присела у кроватки, которую я увидел в темноте, и стала что-то шептать. Присмотревшись, я увидел два маленьких тельца, которые лежали в кроватке и мирно засыпали вновь.
- У тебя есть дети? – ошеломленно, а значит достаточно тихо, спросил я, когда увидел эту умиляющую картину.
Я недооценивал Никиту, оказывается, что после меня она нашла мужчину, который все-таки смог сделать ее счастливой! Значит, я не испортил ей жизнь основательно, можно скинуть с себя этот тяжелый камень. Пакет был наполнен не сильно, все продукты оказались на столе, поэтому пакет я выкинул в мусорку и решил пойти за Никитой.
Я знал, что мать рядом со своими детьми – настоящая тигрица, но чего мне бояться? Детей я ее трогать точно не буду, я даже не буду узнавать их отца, может, он сейчас на работе, а я тут занимаю его пространство. У меня нет принципов, кроме одного – не спать с замужними женщинами. Я борец за свободу, а если у женщины есть муж, пусть она его даже не любит, то я не буду к ней прикасаться.
Я прошел через небольшую гостиную, остановился к входа в детскую, прислоняясь плечом к косяку и засовывая руки в карманы. Вот почему она стала так аппетитно выглядеть, как я сразу не догадался. Мне она сейчас показалась еще более красивой, если бы это были мои дети, то я бы сразу предложи ей выйти за меня замуж. Хотя, когда я начинаю думать о чем-нибудь хорошем, то у меня начинает болеть печень, поэтому я решил кинуть в эту бочку с медом ложку дегтя.
- Ты прекрасно смотришься рядом с детьми, – сделал я тихий комплимент, потому что смысла будить детишек не было.
Я не видел их четко, поэтому не мог разобрать пола, но их точно было двое. Вокруг становилось как-то тепло и спокойно, но это выглядело даже как-то убого. Я ужасный человек, все вокруг об этом знают, а тем более, когда у меня обнаружили рак, то я стал еще более плохим человеком, чем раньше.
- Я рад, что после меня еще какой-то мужчина смог сделать тебя счастливой. Ты замужем? Или у вас с ним неофициальные отношения? – я огляделся на гостиную, чтобы увидеть какие-нибудь совместные фотографии, но ничего такого счастливого не было.
Тогда я вздохнула, покусывая пересохшие губы. Нужно было ей сказать про свою болезнь, пусть хотя бы знает, что сейчас она может воспользоваться моими средствами. Это большое количество денег можно пустить на что-нибудь хорошее, например, на детей Никиты.
- Я видел в твоих газа вопрос, когда я закидывал в рот таблетки, – с усмешкой сказал я.
- Так вот – у меня рак, – это звучало, как тогда в больнице, когда мне об этом сообщил лучший друг. Все было так мрачно и трагично, что хотелось плакать, но не мне.
- У меня гепатит Б, тоесть цирроз печени, тоесть практически последняя стадия, тоесть мне жить осталось чуть меньше года, – я говорил тихо, с издевкой, чтобы посмотрел на реакцию Никиты. Она была здорова и счастлива, а я был болен и угнетен скучной жизнь, нужно добавить веселья!

+1

8

- У тебя есть дети? - я ничего не ответила, да и не знала стоит ли отвечать на такой глупый вопрос, а что не видно что у меня дети? Нет взяла погонять, так ради прикола. Мне так и хотелось повернуться к Зевсу и сказать ему праву, правду о том что это его дети которых он чуть не погубил. Как бы мне хотелось что бы от этой новости на его лице проскользнула настоящая улыбка Зевса Кинга, действительно счастливая и не наигранная на публику усмешка.
Укачивая своих малышек я не знала что делать, мне не хотелось ни куда уходить, хотелось сидеть рядом с ними и заливаться горькими слезами над издевками судьбы. За что она так со мной, я только его забыла, начала новую жизнь без воспоминаний о прошлом, как судьба коварно кидает якорь в пучину прошлого, присылая его ко мне, в душе все терзалось переживания и странным чувством нежности к этому человеку, которые я считала усохшими за это время, что оказалось совсем не обоснованно и не правдивым.
Я думаю любая женщина смотрится перекрестно рядом со своим ребенком - шептала я не сводя глаз со своих засыпающих дочек. Еще два года назад я была готова дать голову на отсечение, что не хочу детей и никогда у меня их не будет. Но не зря говорят : "Не зарекайся". Я боялась того, что по сути очень прекрасно. Того что делает жизнь ярче наполняя ее смыслом. Я ушла от прошлой жизни, от безразборной половой связи, от своих амбиций и эгоизма, я смогла выпустить на ружу всю свою женственность которую всю жизнь копила, наверно именно для этого момента. 
- Я рад, что после меня еще какой-то мужчина смог сделать тебя счастливой. Ты замужем? Или у вас с ним неофициальные отношения? - кинув в сторону Зевса не осторожный взгляд, встала  возле кроватки, поправила спавшее с двух телец одеяло и подошла к Кингу: - Почему тебя так интересует моя личная жизнь? - ложу руки ему на плечи и выталкиваю из детской комнаты, закрывая за собой дверь, оставив маленький зазорчик, что бы слышать все что там происходит :- Нет я не замужем, и парня нет, не хватает на него времени - пожимаю плечами , провожая Зевса в гостиную. В которой Зевс и произнес мне самые ужасные слова которые я когда либо слышала. Мои мысли спутались, а ноги стали ватными . Голова закружилась, рукой нащупав спинку кресла, я тут же в него села, устремив свои всепонимающий взгляд на Кинга.
Рак? - почти по словам произношу я, моя эмоциональная сдержанность с появлением в моей жизни детей стала на много слабей. На глаза накатывали слезы. Каким бы Зевс не был, какими бы ужасными его поступки не были, он не заслужил этого, не заслужил такой смерти.
Он преподнес мне эту новость как должное. С присущим ему отчуждением и издевкой, как будто намеренно и с вызовом для меня. Что же, если хотелось меня задеть, обидеть или заставить чувствать сожаление и огорчение, ему это удалось. Я любила этого человека. Нет. Скорей всего люблю его до сих пор. Как только он появился на пороге у моей квартиры, все внутри меня затрепетало, а внутри живота все яро оживилось в легкой щекотке.
Зачем ты мне это говоришь? Ты мало  причинил мне боли при нашей последней встрече - я быстро, вскочила с кресла и подошла к мужчине, с силой сжав кулак ударила его в грудь - Ты говоришь об этом так , как буд-то тебе все равно - я ударила его второй раз, но уже слабее, накатившая на меня истерика брала вверх над моими движениями - Зевс есть люди которым не все равно, хоть раз в жизни подумай о ком нибудь кроме себя, ты нужен своим детям - последнее слово прозвучало для меня как ток по коже, я отпрянула от молодого человека, сглотнув подкативший ком к горлу : - ну я о твоих детях от других женщин , господи что яговрююююю, ну тех, от предыдущих - провожу ладонями по лицу, понимая что ситуация выходит из под контроля. Он почти мертв, как я не хотела об этом думать. Мне проще было представить его в кровати с другой женщиной нежели в гробу в гордом одиночестве. Мне так и хотелось сказать ему правду, всю правду о моих чувствах к нему, о том что это его дети , о том что у него есть опора, поддержка к которой он может всегда обратиться.
Что говорят врачи? - решила  я технично увести тему о разговоре о детях, в сторону себялюбивого Кинга, находясь от него в довольно приличном расстоянии, последний раз когда при нем из моих уст звучало слова "его дети" , для меня все кончилось плачевно, он поднял на меня руку, тем самым вызвав во мне  страх к нему.

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-01 19:53:32)

+1

9

Честно сказать, я был рад, когда увидел на лице Никиты шок, после того, как узнала о том, что я умираю. Когда Бланш услышала от меня это, то она упала в обморок и потом она приводила себя в чувства моим любимым виски. Вот странная закономерность, когда я на пике своей популярности, то я никому не нужен, а когда я все-таки решил спокойно умереть, то Никита сразу затревожилась.
Я равнодушно усмехнулся, когда Никита стала на меня кричать, раздосадованная новостью, что мне близиться кончина. Она вспомнила про моих детей, что заставило меня нахмуриться, потом еще долго оправдывалась. Странно, я никогда ее еще такой не видел, что тут происходит? Я нахмурился, скрестил руки на груди, но на диван не стал присаживаться.
- Чего это ты вспомнила про моих детей? Они счастливы со своими матерьми, учатся в лучших заведениях мира и получают все, что им нужно. И они просто не знают, что их папочка скоро загнется на операционном столе, я об этом сказал только их матерям, – я посмотрел на свои руки, точнее пальцы, точнее ногти, совершенно безразлично.
Скорее всего именно это и разозлило Никиту. Она накинулась на меня и стала бить мне кулаками в грудь, грозно ругаясь на меня, что я совсем себя не люблю. Когда мне весь этот цирк надоел, то я схватил ее за запястье и жестко его сжал, смотря девушке в глаза. Я хотел увидеть там подвох, что она хочет этим мне сказать? Что она от меня скрывает? Неужели она все это подстроила, чтобы сейчас пришел ее парень и ударил мне битой по голове? Крутая смерть, лучше, чем от рака.
- Подозрительное у тебя поведение, у меня даже ладонь зачесалась, чтобы дать тебе еще одну пощечину, – я разжал свою руку и откинул руку Никиты.
- Чем тебя так тревожит моя смерть? Это закономерно, потому что я очень много пью, моя печень просто этого не выдержала. Моя цель – это найти себе достойного потомка, который будет так же вести хорошо это дело, как это делал мой отец и я. К сожалению, мои сыновья не готовы пока взять на себя эту ответственность, – я вздохнул и снова почувствовал боль в животе.
Я поморщился, моя рука рефлекторно залезла в карман и достала от туда викадин, таблеточки, который помогают мне не сойти с ума от боли. Я высыпал себе на ладонь опять две и отправил себе в рот, быстро глотая и наслаждаясь этим ядовитым вкусом. Потом я снова опустил глаза на Никиту и нахально улыбнулся.
- Ты стала еще прекраснее, с того момента, как мы последний раз с тобой виделись. Я, наверное, поторопился, когда заставил тебя сделать аборт. Мы могли бы узнать чьи это дети, и если бы они были мои, то я бы тебя не кинул, – я погладил живот, где боль еще пульсировала.
- Если хочешь, то я могу посодействовать тебе деньгами. У меня их много, Бланш хватает. Кстати! Совсем забыл тебе сказать! Я ведь женюсь! – я улыбнулся, так же ядовито, как на вкус были мои таблетки.
Я обошел Никиту и плюхнулся на ее диван. Это место мне показалось совсем незнакомым, хотелось вернуться в ее старую квартиру. Здесь пахло совсем по-особенному – молочными детками, я помнил этот запах еще по своим сыновьям. Где-то у меня кольнуло сердце, но зачем сентиментальности? Это бред! Любви не бывает, бывают только деньги и смерть. Я закинул ногу на ногу, разложил руки по обе сторону дивана и таким видом предстал перед Никитой. Бланш мне говорила, что я все еще безумно сексуальный мужчина, что за мной еще могу пойти. Конечно, глазное яблоко у меня уже желтое, я сильно похудел и из-за этого выгляжу угловатым.
- Моей женой на этот раз станет секретарша Бланш, помнишь, я тебе про нее говорил? Она заботилась обо мне последнее время, я хочу завещать ей дом. Не могу сказать, что я ее люблю, но она много для меня сделала, – я пожал плечами, откинув голову назад и смотря в потолок.
- Я жалею только о том, что не смог родить дочку. Ты не поверишь, но я всегда хотел дочку! – рассмеялся я, понимая, насколько идиотская моя ситуация.
- Вообще, теперь мне все безразлично. Я умру меньше, чем через год, а за этот мини-год мне нужно найти себе достойного приемника, все, что мне нужно. Хотя, мы с Бланш еще сумеем зачать ребенка, либо я смогу дождаться внуков, но, мальчики у меня такие противные, – я прикрыл глаза, наслаждаясь спокойствием.

+1

10

Зевс они твои дети , они должны знать о том что происходит с их отцом, ты не в праве решать за них , позволь им самим все решать - мне было его не понять, внутри меня все переворачивалось и обрывалось от каждого его слова. Каким же он стал черствым и бездушным, почему он таким стал, я никогда его не видела на столько униженным и озлобленным на всех окружающих.
Его руки сжали мои, причиняя мне сильную боль, в его глазах горела дикая злость и безразличие, которые причиняли мне душевную боль, как бы мне хотелось увидеть прежнего Зевса, своего любимого бешеного самца, который всегда с забой в глазах смотрел на меня.
- Чего медлишь? Однажды ты мне уже дал пощечину, что тебя останавливает сейчас - его хватка ослабла, что позволило мне отпрянуть от него на два, или три шага, я не считала, назад. Буря эмоций сейчас сжигали мое сердце, я задыхалась от эмоционального перебора, боль, обида, грусть и горечь и сожаление о том что сейчас происходит, все смешалось в один ужасный ураган, который все сносил на своем пути, готовясь вот вот вырваться на свободу.
Если бы ты не был таким решительным в своих решениях, у тебя были бы сейчас дети, которые бы любили тебя, и кто мог бы предположить, может быть и даже две дочки - на глаза нахлынули слезы, новость о его свадьбе стала для меня финальной в нашей беседе.
- Что же поздравляю тебя - увожу взгляд в сторону, стряхивая ладонью пару соленых капелек стекающих с мои глаз по щекам.
Лучше бы он не приходил, лучше бы я жила ни чего о нем не зная: - тебе удалось окончательно меня унизить саму себя в своих глазах, куда мне простой шалаве, до твоей офисной конфетки, конечно, на что я могла вообще надеяться - внутри живота все кололо и переворачивалось, слезы градом капали из глаз, как бы мне не хотелось остановить этот внезапно открывшийся краник, он не поддавался моим действиям , эмоции были сильнее меня.
Господи Зевс - проговорила я сквозь слезы, буквально захлебываясь своими словами : - скажи за что? За что ты так со мной, я разве сделал тебя в этой жизни плохо, ответь мне пожалуйста, почему ты относишься ко мне как  к половой тряпке, об которую можно вытирать ноги и при которой можно говорить о таких вещах, в таком безразличном тоне - меня порядком трясло,он убивал меня без ножа, каждое его слово отзывалось болью в сердце. Фраза за фразой врезались в мое сознание, отдаваясь эхом боли. Я чувствовала  что если не соберусь с мыслями то от переизбытка эмоций просто упаду в обморок. После родов, врач мне настоятельно советовал избегать экстремальных ситуация и скандальных решений проблем, люди после родов одного ребенка, долго приходят в себя, а мне довелось родить сразу двух, но с маленьким дефектом для себя. Я стала  менее сильной чем была прежде.
Зевс пожалуйста прекрати, прекрати говорить о смерти ка ко чем то хорошем, если хочешь говорить об этом то пожалуйста не при мне - моя голова закружилась, я чувствую как мне не хватает воздуха, ноги перестаю держать меня в вертикальном положении, руками я ухватилась за край дивана на котором вельможе валялся Зевс, добивая меня своими словами. Он это делал так безжалостно по отношению ко мне, я его очень сильно любила, что бы выдержать подобные изречения в свою сторону, я не могла сказать ему правды, это еще больше меня убивало. Всеми силами своего сопротивления я старалась удержать на ногах, но в глазах резко потемнело и я ощутила глухую боль в области головы......

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-01 21:08:43)

+1

11

- Это мои дети? – моя челюсть отвисла, я уже не смогу ее поднять, потому что такая странная новость выбила меня из системы.
Никита еще что-то там говорила, а я уже не мог ее слушать, а тем более отвечать на ее колкости. Те два маленьких человечка, к которым убежала Оуэн в спальню, оказались моим детьми. Мой мир перевернулся, все нутро мое сжалось, захотелось убежать отсюда, но Никита не дала мне такой возможности. Она переволновалась и свалилась в обморок. Громкое столкновение тела Оуэн с полом заставило меня выйти из прострации, в которую я так плавно окунулся.
- Никита? – спросил я, нахмурив брови и обращаясь к телу, которое лежало на полу.
Я отлично понимал, что нельзя все так просто оставлять и сбегать, как я это делаю в последний раз. У меня появились дети, причем еще двое, что мне делать? Мои сыновья во мне не нуждаются, Бруклин постоянно пытается меня злить, ведь получит! А теперь у меня есть еще два малыша и меньше года, чтобы сделать для них что-нибудь полезное.
Я поднялся с дивана и подошел к девушке, присел рядом с ней на корточки и аккуратно поднял ее на руки. Я не знал, где в этой квартире располагается аптечка, поэтому методов кроме как воспользоваться холодной водой, я пока не изучил, да, и зачем они мне вообще?
Прижав бессознательное тело к себе, я вернулся обратно к дивану и положил на него Никиту. После этого я хотел сходить за холодной водой, но потом мне в голову пришла коварная мысль – навестить детишек. После того, как Оуэн опрокинулась на пол, то я услышал шевеление в темной комнате, в которую дверь была приоткрыта. Я обернулся и посмотрел на нее, меня поглотило желание туда сходить.
Положив Никиту на диван так, чтобы она не свалилась, я развернулся и пошел к той комнате. Приоткрыв дверь, я увидел кроватку, в которой располагались два маленьких тельца, оживленно копошившихся внутри. В комнате было темно, поэтому я прищурился, но свет включать не стал, чтобы не напугать детей. Подойдя по ближе, мои глаза уже привыкли к свету, я разглядел двух маленьких девочек. На вид им было больше года, они выглядели сонными и немного обескураженными.
- Не волнуйтесь, папа не причинит вам вреда, – тихо сказал я, присаживаясь около кроватки на пол.
Давно я не чувствовал себя отцом, сейчас мне было немного не по себе. Они были еще совсем маленькими, напуганными, готовыми заплакать, а я улыбался, как будто смотрел на красивую картину. Мне хотелось взять их на руки, прижать к себе, но я решил не давать им повода к привыканию.
- Мои милые девочки, мне очень жаль, что мы с вами никогда больше не увидимся, – со вздохом сказал я, наблюдая за тем, как они смотрят то на меня, то переглядываются, то наблюдают за пространством.
Я усмехнулся, понимая, что мое положение идиотское, но пока меня никто не видит, я могу себе позволить такое развлечение. Я приблизился к кроватке, но руки туда не тянул, а смотрел из далека.
- Мои милые девочки, у вас никогда не будет нормального папы, но у вас будет огромный счет в банке, который я открою прямо сегодня. Вы сможете позволить себе все, на протяжении вашей жизни. Не огорчайте маму, пусть она будет с вами счастлива, и берите от меня только лучшее! – сказал я, разглядывая их маленькие личики, как же они на меня похожи!
Я просидел так полчаса, потом поднялся на ноги и со скрипом в сердце покинул комнату, прикрывая дверь. Такие спокойные дети, Никита хорошо на них влияет. Я посмотрел еще раз на дверь, но запретил туда возвращаться самому себе.
Я пришел на кухню, где взял стакан с холодной водой. Выйдя обратно в гостиную, я взял в рот воды и выплеснул ее на лицо Никиты. Я почистил зубы, хотя могло немного пахнуть медикаментами. На моем лице опять остался только холод, который я не буду скрывать, пусть даже она выносила и родила моих самых желанных детей.

+1

12

Он был худший человек в моей жизни. Или лучший, я пока не знаю. Если верно, что надо учиться на своих ошибках, то он моя лучшая ошибка. Он мой самый яркий и самый любимый провал.

Терять сознание было не в моем стиле. С детства меня жизнь кидает из одной перипетии в другу. Кидая под ноги камни о которые я спотыкалась , но все же встала на ноги и шла. Шла к своей поставленной цели, быть просто счастливой не смотря ни на что. Ни смерть родителей, ни моя работа , ни расставание с Зевсом не смогли сломить меня ни морально ни физически, но рождение двух любимых дочек смогло побороть меня.
Природа нам дает все, здоровье, общество, мир который нас окружает и мы сами решает как этим всем пользоваться, но она же сама, природа, имеет свойство забирать у нас то что дает нам. Но ради маленькой части себя, ребенка, не грех пожертвовать всем, даже своим здоровьем, тогда ты точно знаешь что твоя жизнь прошла не даром.
Капли прохладной воды бьющиеся о мое лицо, вывели меня из накатившего на меня транса. Черная пустота сковывающая мое сознание  стала снова принимать обличие моей квартиры. С огромным усилием мне удалось открыть глаза. Резкий свет , царивший в моей гостиной заставил жмуриться и потирать ладонями лицо.
Слабо соображая, пытаясь вспомнить что произошло, поворачиваю голову, и вижу перед собой его. Человека принесшего в мою жизни только одни разочарования и страдания, но не смотря на это я  продолжала его любить всем сердцем.
Как мне хотелось что бы это все оказалось кошмарным сном, он не приходил в мою квартиру не говорил мне о своей будущей жене и о бредущей за ним по пятам смерти. Он был со мной жесток, кидая эти фразы, и не осознавая что мне это причиняло дикую боль.
Но Кинг седел передо мной все с тем же, уже давно привычным мне выражением лица насыщенным, злостью, холодностью и отчуждением, как будто я для него что то чужое, противное и не достойной даже обычной улыбки.
Перевожу взгляд на часы и понимаю что мое путешествие  в недрах моего сознание длилось чуть более сорока минут. Первая мысль всплывшая  в голове : - ДЕти.
Позабыв про головокружения, слабость и истому резко поднялась с кровати, и быстрыми шагами направилась к детском комнате. Я была без сознания слишком долго, для того что бы Зевс успел с ними что либо сделать, пытался убить раз, кто знает что у него сейчас в голове. Он меня пугал только одним своим внешним видом, от его статности осталось только его железная душа. Не замечаю как оказываюсь возле комнаты, руки машинально распахивают дверь, а ноги несут к кроватке :- Спят - я блаженно вздохнула, отпуская плохие мысли в самый дальний угол моего сознания.
Собравшись с силами, скопив в себе всю  силу воли возвращаюсь в гостиную. Кидаю в сторону Кинга сто долларовую купюру, и маленькую черную коробочку которую он подарил  мне на день рождение, но открыть ее мне так и не хватило духу - Это тебе за продукты, а это ..подари своей жене , нам от тебя ни чего не надо -  от моей истерики не осталось и следа, он так измотал меня своим безразличием что я не видела дальнейшего смысла распинаться перед ним, открывать свои чувства и переживать. Он не видел моей искренности, и пусть.
- Да это твои дети - обхожу его стороной , подходя к мину бару - были твоими детьми, делаю твердый акцент на короткой фразе - своих детей ты убил два года назад, так что это МОИ дети - достаю небольшой стеклянный фужерчик наполненный обычной водой, хотя сейчас  я бы не отказать от чего по крепче, чем просто вода.
Смочив пересохшее горло, снова обращаю свою речь и внимание к Кингу: Почему я не сказала тебе о них? - чуть опережаю речи Зевса, предполагая  о возможности этого вопроса.
- Ты сам дал понять кто я для тебя и кто эти дети, я думаю что тут объяснения излишне - ставлю фужер обратно, медленными шагами огибаю гостиную и впритык подхожу к мужчине: Кинг иди куда шел, умираешь? - сделала заминку - Умирай, но делай так что бы я об этом не знала, нашел Жену- снова заминка - так вали к ней - махнула руками в сторону от безысходности - что ты сделаешь здесь? Твоя жена найдет способ как утешить тебя и сделать счастливым, мне же не удалось этого сделать, хочешь умирать, давай, убивай себя своей жестокостью и холодностью, заливай свою гнилую жизнь пивом, я переживу что дети останутся без отца, а я без любимого человека, жила без тебя два года, проживу снова - и вот он этот момент, я сказала все что хотела, ждала ли я от него реакции? Думаю нет, мне уже было на столько больно , что я не могла думать ни о чем другом. Я наконец высказалась, и моя совесть чиста. К сожалению Кинг наврятли расценит мою искренность.
Я просто хочу быть счастливой. Я не идеальна, и слишком часто делаю ошибки в отношении людей, которые мне дороги... слишком часто поступаю так, как велит мне разум... слишком часто обжигаюсь... надеюсь, что в этот раз, я не ошибаюсь... я хочу любить, любить сама, до дрожи в коленках, до головокружения, до безрассудства, а не позволять любить себя... не думать, не рассуждать, а отдаваться велению сердца... мне сложно решиться на шаг, который уже предопределен... мне больно опять терять... терять близкое, родное, дорогое, то, что хочешь чувствовать рядом, то, что тебя не оставит, но что оставишь ты сама во благо его существованию.. я люблю тебя, но совсем не так, как хотелось бы тебе!

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-03 10:21:19)

+1

13

Я выплеснул на Никиту воду, и она очнулась, только сразу подорвалась и побежала в детскую. Ух ты, оказывается, что я могу заставить всех окружающих людей считать себя монстрами! Видно, она подумала, что я могу сделать этим малышкам больно, пусть так и думает, зато она не сможет давить на мою светлую сторону. Когда она вернулась, то кинула на стол деньги и ту коробочку, которую я подарил ей два года назад. На моих губах появилась наглая улыбка, я убрал руки в карман шорт и смотрел на эту коробочку, пока Никита изливала ей душу и посылала меня далеко и надолго.
- Понимаешь, Никита, ты думаешь, что утаив от меня свою беременность и воспитывая моих детей сейчас, ты взвалила на себя тягостную ношу, сделала из себя Мать Терезу, которая теперь будет страдать всю жизнь, – я замолчал и взял в руки ту коробочку.
Я долго смотрел на нее, как будто изучал или хотел открыть глаза, а потом взял и со всей силы кинул ее о стенку. Понятно, что украшение внутри разбилось, его можно было выкидывать, потом рухнуло на пол, а мне еще хотелось по нему походить. Сейчас Никита выкинула мою любовь, все, что поддерживало во мне жизнь, она выкинула мне же, оставив меня совершенно пустым.
- Так вот знай, что все это наглая ложь! – выкрикнул я, и мой голос звучал реально угрожающе.
Я резко развернулся в сторону Никиты и пошел на нее, потом схватил ее за грудки и прижал к стенке. Мне было невыносимо больно, боль в животе усилилась, я почувствовал, как кашель подкатывал к моему горлу, но из него все-таки рвались слова.
- Ты в этой жизни не сделала ничего полезного! Ты только постоянно меня понукала, ставила на место и учила жизни! Что ты сделала со мной? Ты меня унизила и выкинула в помойку! – кричал я на Никиту, сильнее вжимая ее в стенку.
- Я еще никогда в жизни не показывал женщине свою злость, но ты можешь сейчас почувствовать на себе! Давай я буду тебя обвинять? Хочешь? – я треснул ее спиной о стенку.
Сейчас мне было плевать на то, что я могу ее напугать, что могу разбудить детей или тоже их напугать. Всю жизнь я терпел, я скрывал свои чувства, я старался не показывать их, но сейчас Никита оторвала мою ранку, которая сдерживала гной, который там накопился. Сейчас мне хотелось кричать ей в лицо, хотелось сделать ей больно, но не физически, потому что это низко, а морально. Мне хотелось увидеть ее слезы, чтобы она упала к моим ногам и рыдала.
- Я пришел просить у тебя прощения, впервые в жизни я шел просить прощения! Я хотел просто показать, что имею к тебе чувства, что я не такой пустой, как тебе кажется! Если бы ты мне сказала, что носишь моих детей, то я бы повел себя совершенно по другому, но ты все испортила! Я ведь люблю тебя, а ты со мной поступила, как с грязной тряпкой! – я отпустил Никиту и ударил кулаком рядом с ее лицом.
Тут я почувствовал боли еще сильнее, которые заставили меня согнуться пополам, потом к моему горлу подкатил страшный кашель. Я закрыл рот рукой и стал содрогается от каждого накатившего на меня спазма, а когда убрал руку ото рта, то увидел там привычные капли крови. Сплюнуть мне было некуда, руку я вытер о салфетку, которая была у меня в кармане. Наша ссора ни к чему не приведет, хотя половину тяжести я уже не буду носить с собой. Я посмотрел на Никиту.
- Ничего я с ТВОИМИ детьми не сделаю, они будут только ТВОИ, я только открою для них вклад в банке и буду перечислять туда деньги. Если они и правда мои, то законы биологии никто не отнимал, а это значит, что я могу выплачивать им деньги, – здесь я говорил спокойно, потому что меня мучили жуткие боли моей несчастной печени.
- Карту и все прилежащие документы тебе принесет курьер, я больше не буду появляться в этом доме. И уж если ты будешь говорить девочкам, что у них был отец, то придумай какого-нибудь более порядочного человека, не хочу, чтобы эти малышки пошли по моим стопам. А насчет жены, я тоже не робот, я ненавижу, когда меня динамят, – я провел руками по волосам, прокашлялся и направился в сторону выхода из квартиры.
Сейчас внутри меня блуждала пустота, как будто мое сердце было вырвано и выброшено, а тело осталось. Оно вполне нормально взаимодействовало с окружающим миром, но оно уже было не живое. Мне теперь точно стало все равно, что я скоро умру. На таких стрессах смерть моя наступит быстрее, чем прописали врачи.

+1

14

Как в людях может быть столько злости, откуда она в них. У Зевса в жизни было все, будущая жена, миллионы, дети, но он был зол на этом мир, хотя ему нужно было винить себя, свой эгоизм и свою отчужденность.
Если бы сказала? - я чуть не захлебнулась своим удивлением - Ты мне не дал сказать ни слова. Ты не хотел меняя слушать, тебе было все равно на меня. Ты думал о себе и своем похотливом желании, конечно как же можно потрахивать беременную, но факт беременности  и твоего отцовства ты исключал на корню, хотя это ты сторонник не защищаться во время секса - раз уж мы пошли на откровеннияя , то будем бить до конца. Мне много чего было сказать этому мужчине, и почему-то сейчас вспоминалось только плохое. Маленькая, врученная мной Зевсу коробочка полетела в стенку и разбилась, во мне это уже не вызвало ни какого удивления, у Кинга поехала крыша. Он совсем забыл что такое человеческие ценности, уважение и элементарное сочувствие. Он погряз в своей сточной  жизни, не замечая всего хорошего  что у него в жизни есть, и что это хорошее он теряет не замечая.
Он крикнул, для меня это прозвучало как рявкнул, но былого страха уже не было, мне уже было все равно что он говорит и что делает, ему плевать было на все что я говорила, чувствовала. Его сильный руки схватили меня и прижали к стенке. Как бы мне хотелось что бы это были его крепкие любовные объятия и он со страстью в глазах приминал меня к стене, а не  с взглядом полном злости и ненависти:
- Они не обуза, я не Мать Терезза,  я просто не убийца, я не смогла убить этих маленьких людей, в отличи от тебя. Мне не нужны от тебя деньги пойми ты черт возьми -  постаралась его оттолкнуть от себя, за что снова была прижата к стенке, но уже сильней чем в первый раз. Хотелось плакать, очень сильно хотелось, но ни одна слезинка не стремилась выкатиться из моих глаз, не стоит он моих слез.
Тогда ответь какого хрена, я вся такая хреновая тебе нужна была? Любишь - зажатая между стенкой и мужскими руками я  не смогла сдержать себя от накатившего смеха - Любишь - повторила я продолжая смеяться - Да ты не знаешь что такое любить! - утвердительно произнесла я , с вызовом смотря ему в глаза. Я его не боялась, нет, мне его было жалко.
- Знаешь Зевс, пусть у меня нет денег, нет такого статуса в обществе как у тебя, но мне тебя жалко, имея все ты один, слышишь ты один - его сильный кулак со свистом пролетел мимо моего лица уперевшись в стенку : Как это по мужски Кинг , замахиваться на женщину. В сложившейся ситуации лучше было молчать, дать ему выкричаться и все, пусть бы он выплеснул эмоции но я была бы выше его. Я не могла сдержать этого прорыва с его стороны, мне хотелось защищаться пусть не физически , но хотя бы словесно.
Это не я тебя выкинула и опустила, как тряпку, это ты Зевс давишь все вокруг себя , оглянись - наконец его хватка и я осела , облокотившись лопатками стенки: - Ты даже сейчас не можешь смириться с тем что ты делаешь, ты ишь виноватого, в ту секунду когда виноват ты - гордо выпрямилась стоя перед ним, я не та женщина которая будет позволять об себя вытирать ноги, жизнь и так дала мне много шансов воспитать в себе сильную женщину, и я не собираюсь ломаться из за любви  к бездушному человеку.
-ДА не нужны мне твои деньги - догоняю его возле порога, хватаю рукой за руку и отталкиваю в другую сторону от прохода - Мир не крутиться вокруг денег, Зевс пойми ты это - стараюсь утихомирить свой пыл и сбавить тон, мне уже надоело кричать и ругаться, все эти скандалы могли разбудить детей, и тогда в очередной раз все кончится недосказанностью: - Ни какие деньги не смогу заменить им отца, настоящего отца, пойми ты это, даже если ты и дашь им деньги я их не возьму Кинг, ты сам их отдашь не потому что ты обязан, а потому что ты этого захочешь, но только ты в силах решать. чего ты хочешь сам! Чего же Зевс? - не дожидаясь его ответа, подхожу к нему на столько близко на сколько это было возможно, ложу руки ему на плечи крепко обниманию. Мое тело уже давно истосковалось по его рукам и объятиям. Мне не хотелось ни ругаться, ни скандалить, ни выяснять кто прав кто виноват, а вот просто стоять с ним обнявшись  и ни о чем не думать. Я не знала ка кон отреагирует, оттолкнет он меня, или все же обнимет, но я знаю одно, узнала, что он любит меня, я не могу позволить ему уйти, вот так, в таком состоянии , я не могу потерять его снова из за нашей эгоистической самоуверенности:
Я не могла сказать тебе о детях, потому что ты их не хотел, ты верил что они не твои Зевс, но я всегда верила что когда-нибудь ты узнаешь о них и сможешь полюбить. Если ты сейчас уйдешь я пойму - говорю тихо размеренно, запустив пальцы ему в волосы, поглаживая по голове, словно маленькое потерянно запуганное животное: - но это не значит что я не дам тебе возможности с ними видится, ты теперь о них знаешь, теперь ты сам должен решить......что хочешь ты - продолжаю его крепко обнимать, мне совсем не хотелось его отпускать из страха, что я разомкну свои руки на его плечах и он уйдет, уйдет на всегда. И тогда в моей жизни ни останется ни какой надежда на то что мои дети смогут быть любимы родным отцом, но в туже секунду, я смогу скинуть с себя огромный груз. Он умирает, я не хочу что бы он умирал в той жизни в которой живет, он не удостоен такой смерти.

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-04 08:03:25)

0

15

Сейчас самый момент мне начать рвать волосы на заднице, но вроде и руки пачкать не хочется, но что делать? Впервые меня поставили в такое положение, когда я ничего решить самостоятельно не могу. Мой живот изводиться жуткой болью, причины которой я никак не могу понять, потому что я глотаю эти таблетки, которые только усугубляют мое положение. Так хочется выбраться из этих рамок, разорвать этот мир, чтобы он сдох, скотина!
Я отхожу к двери квартиры Никиты, чтобы совсем не убить девушку, потому что она этого не заслуживает и теперь у нее есть дети, мои дети. У меня есть два старших сына, для которых я стал просто банкомат. Для этих девочек мне хотелось стать отцом, но как? Никита что-то кричит за моей спиной, но я ничего не слышу, потому что кровь стучит в моих висках.
Тут я чувствую теплые ладони на своих плечах, потом теплое тело, которое прижимается ко мне. Это Никита, она не захотела меня убить, она меня обняла и сейчас успокаивает. Я ждал от нее все, что угодно, но только не прощение и принятие. Мне нужно дать хорошего пинка, либо крепкого виски, который сможет добавить только черноты моей печени, которую уже не спасти. Я вздыхаю. Моя гордость гнется, мне хочется развернуться и обнять девушку, но я не могу этого себе позволить, мне хочется бежать. Мне хочется делать людям больно, что бы они знали свое место, чтобы не возникали и не совались не в свое дело. Это ведь Никита! О чем я думаю? Если я сейчас сделаю ей больно, то точно ее потеряю. У моей гордости ломается позвоночник, я поворачиваюсь к Оуэн и крепко ее обнимаю.
- Я хочу быть с вами. Я каждый день хочу возвращаться домой, приносить что-нибудь вкусное, видеть смеющихся детей, которые меня любят и считают своим отцом, счастливую жену, которая готова подарить мне нежность и любовь, – мой голос тихий и непреклонный.
Сейчас я говорю Никите правду, свои чувства, которые я обычно скрываю от людей. Она моя единственная суженная? Она создана для меня? Но ведь у меня есть Бланш, которая сейчас ждет меня дома и пьет мои виски.
Эта жизнь глянцевая такая, где постоянно нужно улыбаться и ходить в костюме даже дома. мне кажется, что я просто не заслуживаю спокойно жизнь, где я буду радоваться, что в принципе пока еще жив. Я должен страдать, моя оконченная жизнь, точнее ее последний маленький кусочек должен превратиться во что-то страшное и черное.
Я поглаживаю Никиту по спине, целую в лоб, а потом кладу руки ей на плечи и отвожу ее от себя на несколько сантиметров. Я внимательно смотрю ей в глаза, пытаясь что-то там найти, скорее то, что она перестала верить в меня и готова вышвырнуть меня из дома. Но в ее глазах я вижу только любовь и принятие. Что такое? Зачем?! Я вздохнул, поглаживая девушку большим пальцем по щеке.
- Ты пожарила мне этих маленьких ангелочком, множество прекрасных ночей в моей жизни, так же много вкусной домашней еды. Ты так много для меня сделала. Мы так старательно скрывали друг от друга чувства, потом ты скрывала от меня детей, который, может быть, смогут меня полюбить, – я усмехнулся, понимая, насколько все это глупо.
Убрав руки от Никиты я протер свое лицо руками. Мои глаза жгло, раньше я это чувствовал перед тем, как на моих глазах должны были выступить слезы. Что? Я хочу плакать? Черт, что эта женщина со мной делает? Я еще раз усмехнулся, только чувствовал, как мои глаза выжигаются изнутри. А, может, это не слезы, а моя болезнь, которая сожгла все мои внутренние органы и подбирается к моему мозгу. Пусть это будет болезнь, это лучше, чем плакать. Я рассмеялся, со стороны это могло смотреться так, как будто я превращаюсь в психа.
- Боже, Никита, я сейчас сойду с ума! – я убрал руки от лица, мои глаза блестели.
- Мне осталось меньше года, я не нашел своего последователя, у меня есть будущая жена, у меня есть девушка, которую я люблю, у меня есть еще двое дочек, о которых я мечтал всю эту жизнь! Скорее всего, мне нужно выпить, у тебя есть что-нибудь покрепче? – я протер лицо рукой, закрыв себе рот.
- Я хочу забыться, я не могу так. У меня впервые выдался полностью свободный день, столько всего нового! Зачем? Зачем ты так со мной поступаешь? – злость? Откуда? Я внимательно посмотрел на Никиту, в глаза моих пылал огонь.

0

16

Что его мучает, что ему мешает и что его останавливает? Я вот она, я могу дать ему все если он захочет, но он стоит и выжидает. Я уже устала сидеть у его ног и останавливать, пытаться возвращать и взывать к уму разуму. За эти гребанные пару часов что он находится в моей квартире я была истощенна эмоционально, я уже не была способна выразить ни какую либо другую эмоцию, как кроме жалости. К себе и к Зевсу. Он опустошил меня эмоционально. Я выложилась перед ним, я как чистый лист расписала ему все что на мне написано, а он стоит и топчет, выжидает. Никогда не думала что мужчина, будет когда либо иметь надо мной такую власть.
Вот он этот несбыточный момент и так долг ожидаемые слова, но почему на моем лице нет улыбки, почему в этих словах я слышу подвох?
Почему внутри меня, все сопротивляется этому. Его руки  крепко меня обняли. Я снова чувствую тепло его тела. Это приторный запах его парфюма и уже выпитого алкоголя.
Зевс все может быть если сильно захотеть! - утверждаю я, водя ладонями по его волосам. Как бы мне хотелось что бы этот момент длился вечность. Что бы его крепкие руки ни когда не отпускали, а губы, вместо обижающих меня слов, давным давно бы впились  в страстном поцелуе. О котором я мечтаю как только снова его увидела.
Жену?! - сейчас мне стало действительно не по себе. Я вспомнила все его слова о Бланш. Мне захотелось от него отстранится. Я нагло лезу в его жизнь. Что его с ней связывает, может он ее любит, а мне говорит что бы отвязалась. Буря сомнений  и эмоций обуздали мое сознание в сильной схватке, борясь за здравый смысл.
Я не очень подходящая ему пара. Хотя бы потому что мы слишком похожи характерами, мы оба странно себе представляем семейную жизнь. У нас разные социальные значимости. Он богат, а я? Боже это уже начинает попахивать дешевой мелодрамой. А я в роли Золушки.
Он говорил и смеялся. Улыбался и ухмылялся. Я не могла понять серьезно он или нет. Моему терпению приходил конец. Сколько уже можно унижаться и доказывать ему что-то. Он как баран уперся в свои ворота и бодает их, не видя простого выхода из них, который стоит перед ним с широко раскрытыми воротами таки маня за собой.
Может быть? - отстраняюсь от него, мне снова захотелось его ударить. Сколько уже  можно, я не железная. У меня тоже есть эмоциональная предельность, которая вот вот  слетит с петель и я наговорю глупостей о которых я долго буду жалеть, а Зевс будет вынужден покинуть мой дом и забыть все что тут было.
Я никогда не скрывала свои чувства. Это ты их не замечал - ставлю Кинга пере фактом. Его суждения сейчас для меня были не понятно. Мне хотелось понять в какой стадии своего познания он сейчас витает. С какого неба его снять и вернуть в реальность, в ту где я рядом: А может и замечал? - снова обида в голосе и взгляд устремленный в пол, просто играл в безразличие - продолжаю дырявить глазами пол, словно ища на нем заготовленный текст для наших монологов.
Выпить? Да ты себя видел?  - со злостью в голосе, указываю на него пальцами рук. Хилый, дряхлый уже почти еле живой мужчина. Который когда-то с присущим изяществом и манерность заставлял меня хотеть его, как собачка кость. Нет, я не дам ему упасть ниже плинтуса, если он этого захочет, пусть падет, но уже без меня.
Что же это за жена такая Зевс, ты убиваешь сам себя, она и видит и ничего не делает? Не смеши меня, тебе нужен отдых, тебе нужна забота - которая странным образом проснулась во мне. Эта забота была сравнима с той, что я уделяла своим девочкам.
Зевс я тебя не держу, ты волен принимать все решения самостоятельно, мы не дети. Ты ищешь как всегда легкого выхода, но какими то окольными и сложными путями, почему ты сам все усложняешь? - отвечаю вопросом на вопрос. Неужели мы еще не все сказали? Есть слова которые нужно еще произнести?
Он снова начинал злится, об этом говорил его огонек , снова вспыхнувший в глазах. Я тяжело вздохнула отходя от порога: Делай что хочешь, я устала стучаться  в одну и туже стенку.  У него есть выбор выйти за дверь и больше не вернуться, или остаться и попробовать стать счастливым. Но Зевс же никогда не ищет положительных эмоций Ему нравится быть угнетающим, властным и угрожающим.
- Что бы ты не решил, ты всегда можешь навестить девочек, даже если  твои чувства к Бланш сильней чем ко мне, я все пойму - мне хотелось выразить свои эмоции правильно, но я никогда не была мастером красноречия: - Мне не нужны деньги, не хочу чтобы дети для тебя стали грузом и я в  придачу, я не хочу что бы сейчас уходил, но я не в силах тебя держать - я сдалась морально. Сдалась физически. Во мне ни осталось ни капли женской гордости. Зачем мы встретились в торговом магазине, зачем судьба свела нас снова вместе. Зачем?

Отредактировано Nikita Owen (2012-10-07 10:44:18)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Приходи в пять тридцать. Куда угодно, только не опаздывай.