Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Полицейский департамент Сакраменто


Полицейский департамент Сакраменто

Сообщений 81 страница 100 из 121

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы работы:</b></center>
круглосуточно
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 107px;margin-left: 321px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Полицейский участок, куда зачастую приводят "ночных бабочек" или мелких воришек. Но случаются пташки и по-крупнее, которых ждет скорое разбирательство в суде. Но так или иначе, у вас всегда остается шанс дать взятку гордому лейтенанту.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kd7.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">полицейский департамент</div>

<div class="saccita">2708 J St, Sacramento, CA 95816</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

0

81


Дождливый сегодня выдался день. Раскаты грома порядком поднадоели, как и бесконечное, непоекращающееся ни на минуту бряканье тяжелых капель воды о любую поверхность; в частности - стекла и пластик. Вспышкий молний наблюдаю на протяжении дня каждую минуту, если не по три раза в этот крошечный промежуток времени. Даже десять лет назад я любила наблюдать за этим интересным явлением природы. Что уж там говорить о пятнадцатилетней и двадцатилетней давности сиих наблюдений... Мама и папа куда меня только не возили; одна страна была краше другой, вторая теплее третьей, в четвертой грозы были скупее, чем в пятой. Помню, как сидела на крылечке нашего загородного коттеджа со своими сверстниками и пережидала дождик вместе с грозой, забрасывая одну за другой черешню или клубнику, а еще лучше - плитки шоколада. Врединой я была еще той, ни с кем не делилась и никогда не собиралась. Разве что - с братьями меньшими или родителями. Это было в Сакраменто, точнее, в его пригороде. Однако четырнадцать лет назад в нашей семье возникли трудности и пришлось продать тот дом, чтобы потом не оберегать каждую зеленую купюру. Вместе с домом полетели в неизвестном направлении и все мои воспоминания о том времени. Наверное, именно поэтому я так не люблю вспоминать тот коттедж. Страшный он был... И вялый как по мне. Три этажа, стены и потолок почти одного цвета, пол устеленный паркетом. Разве это загородное жилище? Даже понежиться под солнышком негде не было и охладиться; разве что, в ледяной ванне, ведь горячей воды у нас там не было таже.
Воспоминания, оборвавшиеся на очередном раскате, заставили меня поморщиться и, конечно же, прикрыть глаза. Можно было подумать, что я страдаю какой-то болезнью психической, что морщусь и прикрываю глаза без повода. Привычка говорить с самой собой родилась во мне еще давно. Сначала коротала ею время, а теперь отучиться невозможно...
Еще один гром заставил даже отдаться легкой рябью стекла в комнате, в которой находилась уже как... Достаточное количество времени, чтобы сбиться с его счета и получить полную дезориентацию в нем же.
Комната светлая. Стирильно-светлая. Кажется, еще чуть-чуть, и эти энерго-не-сберегающие лампочки будут прожигать мне кожу своей белизной. Обстановка полного минимализма. Стул, на котором сижу, стол передо мной, стул по ту сторону стола для моего собеседника, непонятный торшер в углу от стены из прозрачного с одной стороны стекла, а с другой, моей, зеркала. И, вновь это "конечно же", один молчаливый офицер или солдат, присматривающий за мной, следящий за каждым моим действием даже мизинца, но при условии, что я буду самым послушным подозреваемым в Департаменте за всю его историю, я бы устроила ему отставку. Ах, точно, я забыла о подружке камере, которая висела под потолком на том углу, с которого можно было бы снимать мое лицо. Тишина стояла гробовая. Лишь порой осмеливалась ее нарушать легким шебуршанием, когда терла запястья одно о другое, ведь пользы, кроме как в удерживании преступников, в наручниках я не видела. Еще они, конечно же, применялись в недетских играх, но это уже не интересует меня. По ногам бил ужасный ледяной сквозняк, из-за которого у меня начался так называемый "нервный тик". Пятка билась о пол с частотой пять ударов в секунду, звук от каблуков неприятно эхом раздавался по всей комнате. Может, я-то и не обращала на него внимания, а преставленный ко мне офицер_солдат весьма яро среагировал на него через какое-то время.
- Прекращай!
Слишком громко скомандовал он, но хватило лишь одного этого предупреждения, чтобы притихнуть мышью. Внезапно ком подступил к горлу, а чувство вины стало сильнее, чем в тот момент, когда я поняла, что помогла вору сделать его работу. Меня, черт возьми, обвели вокруг пальца как ребенка и очень-очень скоро мне будут сувать один за другим арматурины глубоко-глубоко "в душу", однако я, как назло, забыла вазелин. Не пытаясь что-либо возразить, нужны ли мне были лишние проблемы, тяжко вдохнув, опустила голову. До прихода моего "личного сорта выноса мозга" оставалось лишь взглядом прикидывать, смотря на бедра - поправилась я или похудела? Сами понимаете, здесь возможны лишь эти два варианта.
Когда я начала понимать, что чуть-чуть оставалось до того, как заклюю носом, прежде припомнив все варианты реакции своих родителей на то, когда они увидят свою дочь, закованную в наручники, ко мне подошел офицер и потряс, не жалея сил, за плечо. Промычав что-то, что самой было непонятно, а также прищурив глаза до слишком узких щелочек, чтобы видеть через них что-то, он отошел. Наверное, понял, что у меня не запоздалое похмелье, не остаточные явления от наркоты или других препаратов, что у меня нет пены во рту, и ушел закурить. Ну а куда уходят офицеры, кроме как не курить? Крайне сомневаюсь, что разбираться с бумажками. Я знаю, что девяносто процентов офицеров бояться как огня бумажной волокиты. Сдавая кросы, стрельбу в академии, они рассчитывают, видимо, на такой же приток адреналина каждый рабочий день, но вместо этого получают комбинацию из трех пальцев и стопку касет, папок, а также пачку ручек в зубы. Если бы можно было, не задумываясь побежала на такую работу. Однако когда родители стоят на первых местах по количеству заработанных банкнот в год в городе, голоса, как такового, не имеется и делаешь то, что они скажут. Какой позор - пасть до офицера дочере продюсера и художника. О Боже!
Услышав несколько голосов по ту сторону двери, рефлекторно пришлось приподнять голову и расправить плечи. Все-таки, негоже встречать стражей порядка затылком. Мужские или женские - не разобрать. Вдохнув двадцать пятый раз так, словно в последний, легким поворотом головы и шеи поправила волнистые пшеничные локоны на голове и перекинула правую ногу через левую. Так ощущение защиты было в сто крат сильнее.

Отредактировано Miranda Warren (2013-06-08 15:53:55)

+1

82

Эта работа утомляет. Нет, если кто считает, что здесь весело, то это не так... Нет, порой, конечно же бывает, что тут бывает весело, в особенности, если приходят стажеры. Вот с ними, весело бывает... То что-нибудь не то принесут, то поворачиваясь, могут уронить все со стола, могут перевернуть урну, или же в него ничаяно кто-то попадет дротиком. да, каждый развлекает себя сам как может... А порой, приходится выпить несколько чашек кофе, чтобы не впасть в великую спячку, которая будет длится до того момента, пока на стол не швырнут очередную папку с каким-то делом, которое провалялось в архиве пару месяцев, а тут нежданно негаданно решили поднять его. И такая участь выпала мне, как самому крайнему в этом департаменте. Нет, может где-то и преувеличиваю, или же где-то жалуюсь, но всегда, что что-то попадает мне на стол, когда пролежало в архивах полгода... И почему не был удивлен этому факту, насчет срока давности... наверное, уже появились экстрасенсорные способности предугадывать дело... Ну да, проработать в Сакраменто, и не то будешь предугадывать... Как на стол прилетела эта папка, только развожу руками в сторону. А смысл сейчас был что-то говорить... Все равно никто не будет слушать.. Хотя, можно опереться на вариант, чтобы поговорить с самим собой, и знаете, я был не прочь уже это сделать... Хоть может так мне неудасться заснуть, и не будет доставать этот звук капель, которые то и дело, что тарабанили по подоконникам, да и по стеклам. Знаете, это маленько начинает раздражать, когда сидя в полной тишине, слушаешь только это стучание. Я бы даже не против был сейчас послушать нудные рассказы какого-нибудь офицера, который облил себя опять кофе, когда ехал на вызов. да, тут даже и подобные истории можно было услышать... Но как уже говорилось, каждый развлекается так, как он может... Пролистывая дело, тянусь к стакану с кофе, поднеся его к губам, хотел сделать очередной глоток, но этому не суждено было случится. Перевернув стакан вверх дном, подтверждаю то, что кофе закончилось (да, это можно было и так понять... Но что уже не начнешь вытворять сидя здесь). Поднявшись, прохожу в сторону автомата с кофе, возле которого крутилось еще пару человек. Облокотившись плечом на автомат, осматриваю помещение... И когда автомат освободился, наливаю себе кофе... какой этот стакан по счету? Пятый, десятый? Честно, то уже как-то сбился со счету.. да и вообще, какая разница сколько выпил кофе.. главное, что пока не заснул и это уже более менее радовало. Вернувшись к столу, присаживаюсь на стул и вновь перелистываю дело, которое лежало на деревянной поверхности стола. Буквально через минуты семь, подошел офицер, который сообщил, что доставили нужного человека... Кивнув головой, закрываю дело и сделав небольшой глоток кофе, поднимаюсь и направляюсь в сторону допросной комнаты. Но притормаживаю, когда слышу свое имя... Побеседовав с одним из коллег, разворачиваюсь и гляжу через окно в допросную комнату, где уже ожидала девушка. Ну хоть одно радует, что возможно будет допрос не так уж и медленно идти... Приоткрыв дверь, первым делом гляжу на руки задержанной, а после перевожу взгляд на офицера и только киваю головой, чтобы тот снял наручники. нет, конечно же можно было предположить, мало ли чего, какие действия могут шибануть в голову девушки... но наручники сейчас были не обязательны...  то, на допросе ооочень редко применяется подобное... если что, существует старая добрая подруга - камера, которая может все заснять, чтобы потом не было никаких обвинений в нашу сторону, что мол, сами первые полезли, а была только самооборона. Офицер удалился из допросной, а я в свою очередь прохожу к столу и присаживаюсь напротив девушки. Скажем, даже как-то было непривычно видеть здесь подобных задержанных... В основном, наркоманы, киднепперы, воры и прочее мужского пола... А тут, словно радость для глаз... ну да, прям уж,какая радость... правда, только в кавычка эта радость сейчас... Как-то не радовало наличие девушки в допросной, в такой час и в такую погоду... главное, сейчас расправится со всем этим и не уснуть и уже покончить с делом и вернуться домой. да, надеюсь, что все эти мечтания могут воплотиться в реальность. Положив перед собой папку с делом, приоткрываю его, а после поднимаю взгляд на девушку. - детектив Беркхарт, - представляюсь, слегка кивнув головой. После, слегка облокотившись спиной на спинку стула, складываю руки на поверхности стола, при этом крутя в руках ручку. - Довольно неожиданно видеть здесь представителя из благополучной, даже очень благополучной семьи..., - был ли тут сарказм или же ирония? знаете, может где-то и прослеживалось подобное, но совсем чуть-чуть. Нет, ну то, что это было удивительно и неожиданно - не солгал... редко встретишь тут человека из богатой и благополучной семьи... ну как видимо, не такая семья уж и благополучная, раз кто-то обвиняется в соучастии... - Я веду дело связанное с кражей в Японии... это дело передали в департамент Сакраменто... И возобновив дело, попались некоторые улики, которые связаны с Вами... Вы видели когда-нибудь этого человека и этот меч?, - интересуюсь, при этом вытащив из дела две фотографии, пододвигаю их к Мисс Уоррэн, а в свою очередь я, сцепляю запястья рук в замок. - вы внимательно посмотрите... Не торопитесь с ответом... Все же стоит подумать получше, это будет лучше же для Вас, мисс Уоррэн

+1

83

Как голоса заговорили, так и стихли. Я уж, признаться, и перестала надеяться, что в течении ближайшего часа сюда кто-то заглянет. Даже присутствующий здесь офицер разбавлял рутину, в которой погрязла эта комната, когда он ушел. Осталась одна я... А еще звук жужжания от ламп над моей головой. Привинченные к потолку, они, как говорилось ранее, чуть ли не съедали живую кожу. Оно драматизировало итак "задраматизированную" ситуацию в концы. Вдох казался на его фоне словно пробежала десять километров без остановки. На мгновение показалось шебуршание в стене слева от меня, крысы или мыши никогда не были для меня проблемой, но оказалось это, как я поняла следом, всего лишь галлюцинациями. Выдох после вдоха и я окончательно расслабилась...
Разбудил меня писклявый, тихий скрежет напротив. В двери, как сумела догадаться на сонную голову через пару мгновений. А если я слышу посторонние звуки, значит непременно открою глаза и пущу на тончайшую сетчатку беспощадный свет сверху. Сделав щелочку между веками, тут же захлопываю глаза обратно. Даже страшно на мгновение стало - как моя мама жила в Норвегии. Как? В стране, которая вечно окутана слоем снега? Если и не так, то подавляющее количество времени? В дрожь бросает от белоснежных сугробов. Не снежный человек я, нет. Мысли действуют как запах аммиака. Распахнув аккуратно прокрашенные ресницы по обыденному широко, смотрю вперед и с изумлением замечаю, что я проспала тот момент, когда офицер пришел обратно. Левее от него был дверной проем, и в нем стоял другой мужчина. Намного младше. Слишком, чтобы не заметить разницу в их возрасте. И слишком, чтобы поверить на слово, что он - та персона, которая будет производить допрос. Как в старые-добрые времена я с друзьями изредка усмехалась над "белыми воронами", так и сейчас совершенно неумышленно окинула представившегося детектива презрительным взглядом с головы до пят, и обратно. Но он мгновенно исправился в моих глазах, как приказал офицеру снять наручники. Вряд ли эта мера требовалась для меня, но мало ли, ребята в полиции пересмотрели Каламбура, и подумали, что у меня руки чешутся украсть что-либо, что называется, эвридей и эвривэр, поэтому не захотели рисковать, поставив в угол единственный торшер для вида. Делать "штамповые" движения после освобождения рук - такие, как протерания запястий, не были нужны. Зачем лукавить и делать вид Королевы, когда я явно не в том положении, чтобы тягаться с этим мужчиной? Протерев лоб от мгновенной испарины после снятия наручников, провожу их взглядом из-подо лба... А также офицера, который унес их. Тем самым обращаю свое внимание полностью на "молодую партию". Уверенный, целеустремленный, вряд ли можно сломить с пути, внешний вид презентабельный, бодрый... Фак ю, Япония! Теперь мне оставалось всего лишь отвечать на поставленные вопросы, не вдаваться в подробности и не болтать лишнего. Новая волна "дыхания терапии" и я готова к его вопросам без сомнений.
Однако зря я поспешила с его помилованием. Внезапно мне захотелось задушить его, я почувствовала отвращение к нему. И не потому, что у него странная фамилия, а потому что как и все говорит о моем благосостоянии. Это как и про бедных говорят, только тут тебя осуждают не за то, что спускаешь все деньги в алкоголь, а за то, что у тебя их столько, что не знаешь куда их деть, и, бесясь от безделья, покупаешь по двадцать машин, двадцать вилл, двадцать замков и одежду по двадцать тысяч долларов.
- Пожалуйста... Не говорите об этом...
На остатке дыхании проговорив, сполна поплатилась за это отменным кашлем из-за недостатка кислорода. Предвидя странные и озабоченные взгляды в мою сторону с невысказанным вопросом "Что такое?", посмотрела бегло на детектива, и также бегло отвела взгляд дальше. Уже через пару мгновений он начинает тараторить, говоря то, что сказал бы любой другой детектив на его месте, положил две фотографии предо мной на стол и сказал вновь штамповую речь, чтобы я не волновалась, не спешила с ответом, хорошо подумала перед тем, как открыть рот, но медлить мне было незачем, ведь он, наверное, думает, что я скажу, что ничего из этого не видела.
- Ранее - нет. Позавчера я увидела их впервые.
Как пономарь ответив на вопрос детектива Бёркхарта, притихла и прикрыла глаза, стараясь уловить как можно "больше" тишины, успокоится. Говоря правду, нервничала не меньше, чем при вранье.
- Послушайте... - проговорив с долей тяжести, тяжело сглотнула комок в горле, после чего чуть приоткрыла губы; понимание того, что не хватает обычного кислорода, вдыхаемого носом, поселилось именно сейчас, - Ха, я даже не знаю что сказать еще... Я не хотела этого... Звучит глупо, как бред шизофреника, но я действительно не знала, что это примет такой масштабный поворот. Я не хочу сказать, что я хотела просто пошалить, пока родители отправили меня в Японию... Я не хочу, чтобы эти слова звучали как "Ой, мама, извини. Я кажется залетела, но не помню от кого"... Я хочу сказать, что я не знала, что этот человек - вор, а эта ценная вещь - очередной трофей на очередной из его полочек в доме. Он все обставил так, будто это не ограбление. Все произошло вечером. Он сказал, что это его вещь, которая завтра будет у него дома... Я не расслышала что она делала в том зале... Он просто сказал мне, чтобы я помогла ему как можно быстрее сделать так, чтобы она оказалась в его руках. Он тогда сказал, что увидел на ней трещинку, а если кислород проберется внутрь, глубоко внутрь, то начнет окислять металл. Золото он не окислит, но каркас... Или что-то подобное... Оно бы начало окисляться очень скоро. Поверьте... Я не хотела этого. Я не знала, что он меня обманывает... Не знала.
С последними словами с губ сорвался приглушенный кашель, идущий откуда-то снизу, и я почувствовала, как новый комок встал в горле, а под нижними веками скопились слезы. Много слез. От них почему-то защипали глаза, и, с силой зажмурив ресницы, они потекли по щекам, скулам, подбородку... Какие-то громко капали прямо на фотографии, стол, а какие-то продолжали течь по шее, ключице, груди, впитываясь либо в легкую полупрозрачную блузу, либо в ткань нижнего белья. Как всегда желая казаться сильной и несломленной, я оказалась такой уже через тридцать секунд после того, как открыла рот. Я не сдержала обещания, данного себе на первой секунде встречи с этим человеком. Мне оставалось лишь прятать свои глаза, а также, возможно, растекшуюся по всей водной линии глаз, тушь.
Идя долго и тяжело вместе с любимой песней, без единого шанса на дальнейшую жизнь, пришлось сделать досрочный привал в самом сердце мертвой пустыни. А ведь так хотелось быть чертовски сумасшедшей и просто идти вперед.

+2

84

Почему всегда так получается, когда смотришь на человека, то видишь его совсем с другой стороны... Если бы встретил мисс Уорэн на улице, то явно не сказал, что такая девушка, как она может причастна к подобному... Но сейчас, о ней это не скажешь... Да и вообще за все эти годы, которые работаю в полиции, мое мнение кардинально изменилось о людях... Что правда, то правда... Кто будет казаться белой мышкой, что даже не может ничего сказать, то у этой мышки больше судимостей, чем у маньяка, который убивает... Да, всегда трудно определить по человеку то, какой он есть на самом деле... Глядя на мисс Уорэнн, я бы никогда в жизне не сказал, что она причастна к той краже, что не раз была на заметке у полиции... Но внешний вид, как уже говорилось, всегда обманчив... И от этого, хочется взять веревку с мылом и повещаться на первом столбе... С этой работой, уже начинаешь подозрительно относится к каждому человеку, потому что уже никто не вызывает доверия. Порой бывает, что можешь сомневаться в близких тебя людях. И кто говорил, что полицейский - это неблагодарная профессия, то с одной стороны это так и было. И это подтвердилось, когда стоило мне заикнуться о благополучии семьи мисс Уорэн. Подняв на нее взгляд, с невесомой ухмылкой смосредотачиваю на ней взгляд. - Данная фраза ничего не имеа общего с материальным состоянием Вашей семьи...,- сразу же произношу, когда услышал это недовольство со стороны мисс Миранды. Ну что же, вот и еще один человек, который входит в число ненавистников копов. Кажется, врагов намного больше, чем союзников или же друзей. Да, они нас ненавидят. Пускай... А как что, так сразу же бугут куда? Правильно... В полицейский участок... Так что, как что-то им прижмет, так сразу же они начинают бросаться из крайности в крайность и обращаются уже к тем, кого ненавидят. Как ни крути, все же, мы не такие уж, и плохие, как они себе представляют. Положив перед мисс Уорэн две фотографии, задав стандартные вопросы при этом. И как обычно, один и тот же вопрос. Интересно, существует какая-то специальная школа, или же пособие "как отвечать на допросе в полицейском участке". Нет, действительно, сколько раз можно было услышать подобную реплику, когда задавались такие вопросы... Да всегда... Словно, их уже заранее научили так отвечать...  - Но как показывает пленка с видеонаблюдения, вы увидели это не позавчера, а намного раннее,- произношу я, и слодив руки на столе, сцепливаю запястья в замок. А после, уже начинается более о=ивленный разговор, точней, пока следует монолог. И знаете, мне никогда не нравилось проводить допросы с девушками... После, всегда начинается стандартная ситуация, множество слез, и такое ощущения, что плача, они пытаются затопить полицейский участок и надеятся, что выплывут отсюда. Но знаете, этот фокус, уже здесь не проходит. Поднявшись со стула, подхожу к двери и подзываю одного из офицеров, который уже буквально через пару секунд возвращается со стаканом воды и с коробкой салфеток. Да, у нас даже существует такое обслуживание, но все равно считают нас самыми плохими людьми в мире. Постави все перед девушкой, возвращаюсь на свое место, и присаживаюсь напротив девушки. - И Вас не насторожило то, что он просто так взламывает это помещение, забирает этот меч? Не насторожил тот омент, что если бы это была его вещь, то у него бы были ключи, оторыми он мог без труда открыть дверь, отключить сигнализацию и без труда забрать свое, которое и вовсе находилось в другом помещении?,- интересуюсь я, глядя на девушку. - Конечно же не хотели и не знали, но просто решили немного расслабиться.. А чем черт не шутит... Экстремальное занятие пробраться в один из залов выставки и украсть меч... Действительно, это же происходит, каждый день в Японии,- конечно же не обходилось из без той доли сарказма и иронии, которые звучали в голосе, когда произносил эту реплику. Нет, конечно же можно понять, что девушка, которой вскружили голову, запудрили мозги, немного решила поразвлечься, показаться сумасшедшей, и ее ничто не остановит... Но даже при таких условиях, эта картина может показаться довольно-таки странной. Хотя, у каждого свое видение... У тебя, как у копа - оно одно, а у мисс Уоррен - оно совсем другое. - Где Вы с ним познакомились и сколько вы знаете этого человека?, - задаю очередную порцию вопросов, и опускаю взгляд в дело, взяв при этом ручку, намереваясь записывать некоторые сведения

+1

85

*10 класс школы им. Дэвида Софтли*

Был урок испанского языка. То есть, урока не была, преподаватель отошел на неизвестный промежуток времени и уже как десять минут отсутствовал. Сидя на второй парте среднего ряда, я постоянно разговаривала со своим давним другом, с которым у нас общий испанский уже какой по счету год. Впереди меня сидела Кэти, она перешла совсем недавно в эту школу, но уже успела, конечно же, обзавестись дружбой со многими из нас. Ее характер был далек от моего, хотя и во мне присутствовал огонек беспредела. Но она была "круче" всех в этом плане. Сидя сзади нее и обычно буравя ее спину взглядом, она незаметно достала сотовый телефон и включила на нем мелодию. Рэп. Весьма не пристойного содержания. В тексте пелось о суициде и анарексии. В ее вкусе. Спереди моего давнишнего друга сидела еще одна девочка, с которой у нас был испанский какой год подряд. Но она немного отличалась от нас в глазах Кэти; она всего лишь носила пятый размер одежды*, вместо в второго или третьего, как все. Да, она была полнее, чем мы, и, признаться, нередко мой друг легко подшучивал над ней, но в меру. Я же тоже не была идеальна и смеялась над его шутками в ее сторону. В тот день Кэти перешла всякую границу между тем, что можно, а что нельзя. Она внезапно затараторила, заговорила так неразборчиво в сторону той девчушки, что ни я, ни друг не поспевали за ней. Она станцевала перед ней какой-то танец, пропела несколько строчек припева своей песни и сказала что-то напоследок. Результат этого представления был неожиданным с ее стороны. Она выбежала из класса как только смогла, Кэти лишь рассмеялась, а за ней и весь класс вместе со мной...
Дело кончилось тем, что девочка попала сначала в больницу с пищевым отравлением, а когда была выписана, то перестала что-либо есть. С восмидесяти килограмм за два месяца она похудела до тридцати восьми с половиной. Итог: ела и пила она лишь через трубочку и вообще не вставала с кровати. Даже в туалет она ходила по какой-то мудрёной системе, которую придумал ее отец. А затем, когда я в последний раз увиделась с ней, она попросила, чтобы ее и меня оставили наедине. Тогда она задала лишь один простой вопрос "Почему ты засмеялась вместе с ними тогда?", на который я не нашла ответа.

*Полицейский департамент, сегодня*

Сейчас я тоже не понимала, отчего так по-свински отнеслась со своей ровесницей, с которой была знакома больше шести лет. Я плачу также, как и она тогда; никто не может помочь мне выпутаться из этой паутины. Никто... Словно на уши кто-то шептал "Давай, сделай это" и я сделала это, и теперь отплачиваю за ту дурость, которая сломала жизнь человеку.
- Впервые я увидела этого человека в Японии. Тогда, когда и была совершена кража!
Почувствовав, что перебарщиваю с эмоциями и повышением голоса и своим поведением перед детективом, подтерев нижние веки глаз правым мизинцем, подняла на него голову и с большей силой вжалась в стул. Кожаный ремешок ужасно стискивал бедры после того, как подвинулась к спинке стула, но я по-прежнему сверлила глазами то лицо мужчины, то поданный стакан с водой. Могли бы и вместо салфеток конфеток пачку поставить. Шоколад крайне положительно влияет на мою нервную систему.
- Допустим... Я могла спустить эти факты на его внешнюю привлекательность... Кхм... - интересно, только мне так неудобно, говоря об этом? Или же и у детектива Беркхарта что-то зашевелилось? - Я буду настаивать на, во-первых, том, что сделала это, не зная истинных... Кхм... мотивов этого мужчины на фотографии, а во-вторых на том, что дальше буду выборочно отвечать на Ваши вопросы, детектив... Ник Бёркхарт. До тех пор, пока ко мне не придет свой адвокат.
Подслушав его полное имя еще когда меня вели по коридору и кто-то усиленно горланил его имя на протяжении большей части моей прогулки по департаменту, пришлось только что сделать "Fucking Bitch face", но как бы не для того, чтобы показать свою крутость. Нет. С лицом вышесказанной суки я стиснула зубы, покачала отрицательно головой и взяла в руку стакан с едва прохладной водой. На минуту я отодвинула на задниц план то, что происходило со мной сейчас, и вспомнила о Максе. Интересно, где он сейчас? Последний раз, когда я его встретила, а это было больше двух недель назад, он мне сказал, что женится... И как же я выглядела, когда узнала, что он женится? Кажется, если бы он предложил это мне, я бы выглядела не лучше. Не знаю имени его избранницы, вспоминать его тоже не приносит особого удовольствия, но я, как последняя дура, надеюсь, что он не будет таким козлом, каким кажется сейчас, больше того времени, пока мы в разладе.
- Повторяю, детектив Николас Беркхарт, впервые я увидела этого человека в Японии. Кстати, если это поможет - он представился как "Уильям Эвертон из Торонто, газета "Нэйшнл-Пост"".
Не зря все же говорят: "Не торопись". Если и дальше этот детектив мне устроит уютную атмосферу, возможно, я вспомню что-нибудь ещё.

*Пятый размер одежды - у нас приравнивается к какому-нибудь 52-54 размеру Оо

+1

86

Допросы с девушками... В следующий раз лучше увольте, нежели мне вновь придется просидеть с ними в комнате допросов... Знаете, стоит что-то упоминуть, как начинается стандартная ситуацию... Почему никогда нельзя обойтись без этих слез? Может они все думают, что благодаря слезам мы сжалимся и отпустим их, забыв о том, что они к чему-либо причастны? Если бы мы так делали, то ряды полиции уже бы давно иссякли... Но увы и ах, мы не отпускаем их за то, что они готовы затопить весь участок... И за сегодня, это уже не первые слезы, которые были пролиты в этой комнате... да, у нас есть и спец.обслуживание при подобных ситуациях: стакан воды и уйма салфеток.. С девушками ничего не запасешься... Хотя, в чем их обвинять... знаете, было бы удивительно, если бы и в допросной мужчины так рыдали... Тогда бы было очень странно... а к подобные картины уже как-то привычны... если несколько лет назад на это была какая-то реакция, и слова что-*то под вид: "успокойтесь", "не плачьте" и прочее... то сейчас, к этому выработался некое "противоядие" (да, звучит довольно-таки странно), но это было действительно так... И чтоб хоть как-то прекратить все это, пришлось доставить "спецобслуживание"... ну хоть на самую малость да и прекратилось подобное... И видимо подобная ситуация еще и влияет на развязывание языка, потому что уже начался хоть какой-то диалог, а то монологи меня не очень-то устраивали... Слегка наклонив голову выслушиваю девушку, - Где именно вы с ним познакомились? Место, хотя бы..., - интересуюсь, сосредотачивая взгляд на девушке... Что? Да, нужны хоть какие-то зацепки... И да, это довольно-таки странный вопрос, но чем черт не шутит, может хоть там будет какая-то зацепка, которая нам поможет его выловить... После поднимаю взгляд, когда слышу это "допустим"... как же мило.... интересно, что же это допустим в ее понимании значило? Для меня сейчас вырисовывалась картина, что мисс Уоррэн может многое рассказать, но допустим не хочет... Соучастие в краже тоже все же несет какую-то ответственность... а честно, то мне уже хотелось побыстрей закрыть это дело, потому что мне уже осточертело возиться  с теми делами, которые мне приходиться видеть в первый раз, и потом до полусонного состояния их изучать... - знаете Мисс Уоррэн, Вы сейчас не в том положении, чтобы ставить мне условия... Можете вообще не отвечать ни на какие вопросы, и мы вас отправим сразу же в камеру, и там будете ждать адвоката... Можем такие условия обеспечить, но я не уверен, что вам по зову принесут даже стакан воды, - произношу, глядя на девушку. Угрозы, предупреждения? да Боже Упаси, какие угрозы, просто действительно, сейчас мисс Миранда была не в том положение... Если ей хочется пускай вообще молчит, мне может от этого хоть какая-то польза будет... Ненавижу, когда ко мне обращаются полным именем... Но сейчас, не хотелось высказываться по этому поводу, так зачем еще вдобавок портить настроение друг другу, которого и так нет... Оказывается, время неплохой союзник, в том плане, что мисс Уоррэн сразу же вспомнила имя того парня, который устроил кражу в Японии. - все что вы нам скажете, это нам и будет необходимо в помощи, а вам сочтется как помощь полиции, - произношу в тот момент, когда записываю имя и фамилию, которую указала мисс Уоррэн. Поднявшись со своего места, приоткрываю слегка дверь, и подзываю офицера, назвав ему всю информацию для поиска, собираюсь закрыть дверь, как слышу свое имя. развернувшись, без всякой дружелюбной улыбки произношу: - Это не кафетерий чтобы тут разгуливать... Что тебе необходимо?, - интересуюсь я, когда мужчина остановился возле двери. Пол О’Доннел. Неприязнь к этому человеку появилась в тот самый день, когда он стал моим отчимом. да, посути, я должен этому радоваться, что семейство так сказать в полном сборе... Но черт возьми, этот человек никогда не станет мне родным, как бы он не пытался - Ник, тут такое дело, Аманде сейчас нужна помощь, у нее небольшие проблемы..., - и не дав ему договорить, перебиваю: - Я вам что, личный разруливатель проблем... Это ваше личное дело... ваши семейные проблемы, я не собираюсь решать... как хотите так и выкручивайтесь, у меня и без вас дел хватает... , - машинально указываю рукой на допросную комнату. - Ник она же... А Миранда что тут делает?, - сразу же произносит Пол, когда замечает девушку в комнате. Переведя взгляд на отчима, интересуюсь: - А ты ее откуда знаешь? - да так, виделись пару раз..., - после этих слов перевожу взгляд на мисс Уоррэн, - Потом поговорим, - произношу и закрываю дверь допросной. - Мисс Уоррэн, откуда Вы знаете Пола О'Доннела?, - интересуюсь и остановившись возле стены, скрещиваю руки на груди

+1

87

Время шло. Но, как говорилось раньше, здесь его было полное отсутствие. Оно уже не ставило ультиматумы, не подгоняло... Все было еще страшнее. Самое время было покопаться в себе.
А что я?! Семья с достатком выше среднего. Произносишь это и словно клеймо ставишь на нее. Не то, что была уверена, я действительно, повзрослев, начала понимать, что сверстники ко мне относятся совсем иначе; они выбирали выражения, выбирали эмоции, если смеялась и улыбалась я, то это был словно взмах красного флага, повествующий о том, что можно начать смеяться и улыбаться другим. Сначала это была шутка, которая радовала изо дня в день, а когда-то, в один момент, стала горечью во рту; той самой ложкой дегтя в бочке меда. И я поняла, что это не уважение. Это презрение. Родители порой допускают ошибки. Они учатся быть родителями. Поэтому они допустили ошибку, когда думали, что, отправив в школу без каких-либо привилегий, к таким же непривилигированным детям, поступят правильно. Там я была чужим, с каждым следующим годом это чувство все росло и росло. Многие не могут прожить без друзей, изображают всевозможные припадки усталости и ненависти ко всему миру. Что ж, в таком случае, мне нужно поставить памятник.
Сидя, "сжавшись в комочек" в углу стула, мне ничего не оставалось, как наблюдать за детективом в перерывах между... Он был похож на моих одноклассников. Мне никогда не удавалось быть Шерлоком Холмсом, рыться в чужих головах, мастерски разбираться в поведении, встречающихся на моем пути, людей. Однако он не был похож на надменного богача и каплей своей души, а значит тоже избегал таких, как я.
- Я познакомилась с ним на пресс-туре. Нам, то бишь журналистам, была представлена потрясающая возможность созерцать первыми изделия, которые характеризуют страну Восходящего Солнца как она есть на самом деле. Короче, это были безделушки, ценой в хрелионы долларов.
Я даже надеялась на то, что детектив оценит мой юмор в сторону, но по его выражению лица этого сказать было невозможно. Я поняла, что стоит быть немного сдержаннее, соответствовать зданию и обстановке, а не "идти против системы".
После сказанных мною слов последовало продолжительное молчание. Длинною, конечно, не в жизнь, но близко. Неужели-таки детектив почувствовал это неудобство, когда я говорила о привлекательности того самозванца? Тут-то я позволила себе выдохнуть с нескрываемой довольной улыбкой на лице, устраиваясь по-удобнее в на стуле, заодно кладя обе руки по локоть на стол тыльной стороной ладони вверх, как и положено. Предо мной не было никакой стены. Можно листать как раскрытую книгу. Вопрос в том, умеешь ли читать, а не просто смотреть картинки? А если бы он знал меня еще лучше, также знал бы, что когда я кажусь открытой, то лишь лучше подготовлена к новой лжи.
- Говорят, это будет даже по-лучше Мальдив.
Не то, чтобы выкрутиться, но поддать чуть жару этому допросу мне хотелось. Хотя я и прекрасно понимаю, что вслепую играю с Царем Зверей.
Детектив успокаивается и выходит из-за стола, я же облокачиваюсь на спинку стула, не спуская рук со стола и никак их не сводя ближе или между собой.
Это всего лишь очередное воскресенье. Одинокое воскресенье.
Я поднимаю голову вновь, когда слышу, как разворачивается постепенно детектив на носочках. Но его окликает голос. Этого голоса мне хватает, чтобы очнуться и поднять самой головой быстрее. Я не вижу пока того, с кем разговаривает Ник Бёркхарт, но голос такой чистый и слишком отражается от стен, от чего я почти судорожно опускаю голову и точно также пытаюсь найти в ней его обладателя. Мужчина лет далеко не средних. Глаза быстро бегают по полу, извилины и того быстрее пытаются вспомнить всё. Ладони сжимаются в кулаки и наступает момент, которого я боюсь не меньше, чем темноты. Моя нервная система начинает работать против меня, мешая, затуманивая весь рассудок плотной стеной тумана. Порой я "просыпаюсь" от напряжения, когда детектив недовольно начинает повествовать о проблемах, кажется, семьи и которых он не хочет касаться и клеточкой мизинца. Незнакомец произносит мое имя, явно недоумевая что я тут делаю. Сказать, что тут все встало на свои места - значит осветить лишь половину проблемы. С осознанием и пониманием, кто произнес имя, кто обладатель голоса, я задерживаю дыхание и впиваю ногти в свои бедра, закрытые обтягивающими темно-синими джинсами. На лбу мгновенно выступает испарина, пальцы начинают к прочему дрожать, спину словно покрывает коркой льда.
Неужели и здесь меня будет преследовать призрак эскорта?
С трудом улавливаю как детектив прощается с мужчиной, по-прежнему погруженная с головой в этот гребаный клубок, сердце которого находилось как раз в том эскорте. Не с меньшим трудом пытаюсь сосредоточиться на вопросе, который задает мне детектив Бёркхарт, стоя рядом с моим стулом. И, по-прежнему оглушенная тем, что услышала, пытаюсь достать себе стакан воды со стола. Краем глаза бросаю взгляд на ладони и с ужасом смотрю, что они стали синими. Когда я нервничаю, вены с тыльной стороны всегда напрягаются и туго натягивают кожу над собой, почти до прозрачной призмы. На это было страшно смотреть. Словно я человек, больной анорексией, находящийся на последней стадии истощения.
Я нахожу стакан, дергаю рукой в судороге и тот падает на бок, разливая чуть теплую жидкость по всему столу, заливая все бумаги моего дела, а затем разбивается, скатываясь на пол. Я вскакиваю от звука со стула и, возможно, водрузилась бы прямо в объятия к детективу, если бы отошла в его сторону. Чувствую, как колени окутывает холодком, и понимаю, что вода добралась и до меня.
- Нет, нет, нет... Нет, нет, нет... Нет...
Словно ослепшая, и не верящая в услышанное считанные мгновения назад, я хаотично махаю отрицательно руками. Прикрываю снова глаза, которые не могут терпеть ни света, ни слез, обжигающих сетчатку. Истерика достигает почти своего пика, отчего я сгибаю колени и присаживаюсь на корточки, обеими ладонями закрывая лицо.
Он всегда заставлял меня блистать, словно бриллиант.

Отредактировано Miranda Warren (2013-06-04 16:44:18)

0

88

Сидеть на допросах в воскресное время, знаете, это не самый уж и удачный отдых. Да, скажем, что сам пошел по этой тропинке, и знал, что проводить мне большую часть своей жизни. Честно, то я уже с трудом припоминаю, когда был полноценный выходной, или же когда появлялся дома больше, чем на пять минут. Кажется, что прийдя домой, и открыв дверь, увижу лишь пыльное помещение. Однозначно, кажется, необходимо брать отпуск... Решено, после закрытия этого дела, нужно подавать рапорт. Конечно же, не расчитываю на то, что дело будет закрыто в ближайшие дни, но так этого хочется. Мечты, фантазии.... С подобной работой только и остается, что просматривать картинки с природой на страницах интернета и слушать пенье гагар на музыкальном проигрывателе. Что же, порой бывает что и случается прибегать к подобным ситуациях... Нет, конечно же это было всего-лишь приувеличение.... Но если так будет продолжаться, то на заднем дворике появиться горшок с пальмой и надувной бассейн и будет отдых по- полицески... А что? Все может быть... И то, с какой скоростью сейчас проходит этот допрос, складывалось ощущение, что это не кончится никогда... - Вы с кем-нибудь общались из этой так называемой компании журналистов? Были с коллегами или в одиночном полете?,- очередные вопросы в сторону мисс Уоррэн. Честно, то уже этот допрос начал мне поднадоедать. Знаете, уже захотелось самому сейчас застрелиться от подобного. - Скажем, сейчас оценил шутку,- произношу с явно выраженным сарказмов в голосе, когда мисс Миранда вздумала пошутить про Мальдивы... - Желаете Мальдивы? Пожалуйста, у нас есть много таких желающих... Посадим вместе с ними, можете найдете общий язык, но не уверен... Повесив вам фотообои, дадим кокос с трубочкой, ну и льда, на всякий случай, а то шутку могут не оценить сокамерники,- произношу, и сразу же "рисую" на лице "вынужденную" улыбку. Я не угрожаю, а говорю то как есть... Сейчас острить и шутить - это не лучшее для Мисс Уоррэн... Она не в том положении чтобы веселиться и пытаться как-то  да и вывести меня... Второе не советую, скажем, не каждый тут будет по щелчку приносить стакан с водой, и создавать благоприятные атмосферные условия. Есть и такие, что даже если и будет сердечный приступ, то даже пальцем не пошевелят. Кстати, о приступах сердечных, меня явно хотели до него довести... Когда в здании департамента появился Пол, сразу же задаюсь вопросом: какого черта он тут потерял? Для него что, это место медом намазано? И вообще, нужно уже пропуски выдавать нормально, а этого впихнуть в разряд "угрозы государства", чтобы не пропускали сюда... А еще лучше, чтобы вообще никогда не появлялся на глаза... Собственно, то, что он появился здесь не из-за доброты душевной и не из-за того, что соскучился, в эти сказки сразу же нельзя было поверить. Я знаю прекрасно Пола... Он лишь от делать нечего тут не появиться... Всегда, если что-то необходимо и если его прижмет по самые гланды, то он появляется тут как тут и вспоминает, что есть такой Ник, который вроде как может помочь. Но увы и ах, он с этим ошибся... И это сразу же дал понять ему, когда встретил с недружелюбной улыбкой... Да, все же порой надо как-то и налаживать с ним общение, но в этом уж извините.... Через себя мне неохото было переступать... Но сейчас, меня очень заинтересовал тот факт, что он знает мисс Уоррэн... И сейчас, необходимо было побольше узнать о той ситуации, как познакомиилсь Миранда и Пол. Нет, конечно же, можно было пойти по самому легкому пути: пробить все данны обоих, и выявить цепочку... Но зачем заморачиваться, если можно все узнать сейчас... Захлопнув дверь перед носом Пола (меня даже не интересовало не получил ли он дверью по носу, не прищемил его... Да, считайте сволочью меня... Но на Пола мне было наплевать...). Вернувшись к стола, присаживаюсь на край стола и задаю вопрос, который сейчас меня волновал больше, чем это дело. Да, неправильно, что сейчас переключился на тему, которая выгодна была мне... Но порой, стоит пользоваться служебным положением и в своих целях. И как только, задал это вопрос, то сразу же приподнимаюсь со стола. Да, казалось, что повидал многое, но сегодня какой-то день новых открытий... Быстро убираю бумаги на стул, чтобы было хоть что-то, а после, делаю пару шагов к мисс Уоррэн, присев на корточки возле нее, положил ладони ей на плечи. - Мисс Уоррэн, успокойтесь... Взгляните на меня...,- произношу, пытаясь достучаться до девушки. Да, скажем, подобная ситуация была удивительной. Отчего такая реакция на этот вопрос?. - Мисс Уоррэн, все хорошо... Ничего не бойтесь... Здесь  Вам не причинят вреда,- да, шаблонные фразы... Но временами помогали... Но сейчас, сомневаюсь, что подобное может произойти. Уже даже не знаю, что ожидать к концу этого допроса

+1

89

Желание успокоиться было выше желания продолжать детский сад. Побороть его было то же самое, что и запретить себе есть после трехдневной абсолютной голодовки, то есть желание сводилось к практическому минимуму. Из век двумя тоненькими беспрерывными линиями текли слезы, вновь то падая на пол или ноги, или же катились по шее, ключице и груди.
Но уже совсем скоро слезы иссушаются, оставляя меня сидеть без них. Последняя из них капает на материю джинс, впитывает и оставляет темный след за собой. Теперь я почти спокойна. Чувствую, что сердце больше не колотит словно молот по колоколу мне в уши, боль в висках растворяется в мыслях, носом легкий запах одеколона детектива, а на плечах его ладони. Успокаивает. Как это милосердно и сердобольно для него. Думала, никогда не подойдет ко мне ближе, чем на расстояние стола в этой комнате. Если же и подойдет, то только чтобы надеть вновь наручники. Оказывается, не всё вечно. Я со скрежетом зубов сопротивлялась обнять его. Привыкнув, не так легко отвыкнуть. Мне говорили, что обнимая, человек говорит другому, что готов разделить с ним все, до малейшей капли или же доверяет, как самому себе и даже больше. Вряд ли что-то из этого подойдет для этого момента; всего лишь хотелось спокойствия сердцу.
- Да...
Еле слышно откликаюсь на зов детектива взглянуть на него и поднимаю чуть выше глаза, изучая его одежду по пути от пола до его лица. Но выше губ взгляд поднять не осмеливаюсь. Что мне там видеть? В его глазах? Собственное заплаканное лицо, разбитый и усталый вид самой себя?
Содрогаюсь, подавляя в себе желание откашляться. Воздух так и застрял посредине горла, желая выбраться наружу. После недолгого сопротивления всё же сдаюсь, опускаю голову к колену в сторону, одной рукой прикрывая губы, а ладонью второй опираясь о прохладный пол. Теперь легче. Вновь глазами пробегаю по его одёжке, прежде чем нахожу лицо.
- Все в порядке... Наверное.
Несколько раз утвердительно киваю, но после понимаю, что ими убеждаю не его поверить в правоту своих слов, а саму себя.
Наконец, решившись, встаю, стараясь как можно дольше оставлять в стороне детектива, не прибегать к его услугам "опоры". Когда же встаю, то понимаю, что не оставила своими сумбурными и хаотичными движения места, где могла бы присесть. Мой стул залит водой наполовину, стол тоже, но исчезли бумаги моего дела со стола. Вероятно, их он успел спасти, положив, скорее, на своё место. Всё еще изредка и почти незаметно кивая, облокачиваюсь на краешек стола, кончикам пальцев ощущая край воды. Облокачиваюсь левым бедром о край, после чего поворачиваюсь в сторону детектива: стоять боком к нему не прельщало ни меня, ни его тем более.
- Отвечая на Ваш первый вопрос - нет. Я общалась лишь с ним, а также отправила запрос своему начальству в Сакраменто, чтобы его пропустили вместе со мной. Он наплел какую-то чепуху про то, что должен был быть на другом мероприятии... Его "подогнали" сюда вместо другого журналиста из его же "редакции", который отравился суши...
Как же мне избежать вопроса об эскорте? Душа невольно вновь протестует против мыслей о прошлом месте работы, сердце подпевает ей. Ладони сжимают края стола и я неаккуратно, совершенно не скрываясь начинаю метаться глазами по комнате словно достаю шпаргалку на экзамене из самых дальних закромов. Хочется заполнить желанием узнать о той краже большее количество внимание детектива Ника Бёркхарта, а в тот же момент осознаю, что комната слишком тесна, чтобы забыть об этой нелепой встрече.
- Мы пересекались однажды... Случайно... - заговорила я дальше.
Да, "однажды". В постели. По несколько раз в неделю.
Стараюсь сохранить невозмутимое лицо при подобных мыслях. Но, как представляю себе те дни, ночи, то невольно морщусь, закрываю глаза и опускаю голову, чтобы моих бесстыжих глаз не видел никто.
Он был одним из посетителей эскорт-агенства, в котором я работала. К нам, конечно же, не заходят молодые парнишки с парой центов в рукаве и десятью долларами в кармане, но и аудитория обычно не старше 45. Этот мужчина был первым. То, что я была выбрана в качестве его сопровождения - не случайность. Девушку выбирает не жеребьёвка, а сам клиент. Как он говорил, ему нравилось всё, сама мысль обо мне: мои Нидерландские корни, мой цвет волос, мои ясные лазурные глаза, мой голос, походка, грация, моё имя; оно пробуждало в нём что-то, связанное с хорошим прошлым. Его спутницей я была, по меркам эскорта, долгое время: целый месяц и пять дней. За это время было сказано много красивых слов, надежд и веры, были ночи наедине с ним и было много пролито слез в домашнюю подушку. Услуги девушки не как подстилки, а как спутницы я тоже выполняла, один раз в неделю, но деньги за меня были заплачены вдвое превышающие стандарт. Девчонки из эскорта смотрели на меня снизу вверх, а Бри говорила, что мне меньше надо смотреть на них и делать дело. Она говорила, что им никогда не быть мною. И это... Жутко нравилось мне. Я была выше их всех. Я получала деньги за свою работу больше, чем они. И лишь потому, что мне подвернулся такой клиент. Точнее, ему подвернулась такая я. Цветы, открытки, подарки? Боже упаси! Наши отношения были строго ограниченными. Из близких со стороны клиента никто не должен был догадаться обо мне. Но он "отваливал крупные бабки" за меня, и это было главным. К последним дням наши отношения были сугубо деловыми. Последние пять дней я встречалась с ним лишь то время, которые было отведено. Не потому, что Бри запретила. Потому, что он сам не хотел этого. Оставшись в смирении в его глазах, я, безмозглая дура, думала, что все было не просто так, что те ночи, в которые я отдавала ему своё тело, обязательно окупятся с его стороны. Но, что называется, хрен мне с чесноком, а не ложка с черной икрой. Он, старый дед, умело провел свои манипуляции и оставил меня с разбитым, на мелкие осколки, сердцем. Эпично, к сожалению.

+1

90

Не знаю почему она так отреагировала на мой вопрос, но кажется, что я уже скоро чокнусь. Да, кажется простой вопрос о Поле не должен был выявить подобной реакции со стороны мисс Уоррэн. Но все это опроверглось, когда она чуть не забилась в угол. Честно, то я не понимаю, что так взбударажило мисс, что она принялась за истерику. Что она скрывает? Этот неподдельный интерес все больше и больше поглощает меня. Да, я достаточно много знаю о своем отчиме, знаю то, что мне положено. Порой, все же пользуюсь своими полномочиями и выбиваю ту информацию, которая мне необходима. Да, я знаю, что он приуспевающий бизнессмен, с отличной родословной, и отличным послужным списком, ни разу нигде не был замечен... И все это, вся эта такая хорошая его жизнь, заставляет задумываться и насторожиться по этому поводу. Потому что знаю, что идеальных людей не бывает - это уже не раз доказано, причем самим мной... И знаю, что в тихом омуте черти водятся... Поэтому, может именно с Полом сложились не очень-то и радушные отношения... Не знаю, он вызывает недоверие, а может и призрение... Но последнее скорей всего лишь из-за того, что накручиваю сам себе... Да, может если бы все сложилось иначе, то можно было бы и предположить, что мы бы поладили, но сейчас.... Сейчас это невозможно... - надеюсь, что это действительно так....- произношу, когда слышу положительный ответ на мой вопрос. Конечно же, я сомневаюсь в том, что мисс Уоррэн успокоилась. Я не знаю, что меня будет еще ждать при этом допросе. Ведь уже выучил, что Миранда непредсказуемая... И не знаю, сколько еще раз буду видеть подобную картину, как девушка заливается слезами. Вот, наверное, из-за этого, мне не по душе проводить допросы с девушками... Я ведь не давлю на них, ни угрожаю... Просто задаю элементарные вопросы... Но почему они всегда впадают в эти истерики? Нет, конечно же все понимаю, какое-то моральное давление есть, когда находишься под камерой, в допросной комнате, и когда задают вопросы... Но с такими темпами ни к чему хорошему нельзя прийти... Поднявшись с корточек, все же вновь начинается старая пластинка о том деле... Подойдя к своему месту, беру бумаги, которые на половину были залиты водой... Взглянув на них, кидаю обратно на стул, и подняв взгляд на девушку, скрещиваю руки на груди. Слушая ее, только киваю головой. - Он не уточнал какое мероприятие то было или как звали его коллегу?,- интересуюсь, и облокатившись одной рукой на стол, сразу же оттергиваю руку, когда опускаю ее в воду. Слегка махнув рукой, убираю капли воды... В таких условиях бесполезно вести допросы. Почему всегда что-то да и случается? Припоминается, что одну пришлось тащить в медицинский пункт лишь из-за того, что она пыталась замахнуться, но грохнулась... А мне пришлось потом отчитываться перед начальством, что произошло.... Так еще и дать на такси этой особе. Благо, что мы с ней уже сколько не пересекались, хоть на какое-то нервные клетки моего мозга останутся в спокойствии... Хотя, с подобным допросом, который происходил сейчас, как-то мне с трудом вериться, что мы выйдем отсюда живыми. Нет, конечно же ничего такого не должно произойти, но чем черт не шутит... Вдруг и эту особу придется отпроваживать в медпункт, если она закатит очередную истерику. Нет, мне действительно "везет" на подозреваемых... Одна падает, другая убивается в истерике... И все это при моих допросах. Кажется, что прежде чем проводить допросы, их надо отправлять к психологам, чтобы знать к чему готовиться... Надо преложить подобную идею, а то уже меня надо будет отправлять к психологу, а потом уже в психушку. Да, знал, что тут подобное будет происходить, но почему это всегда в мое время происходит. Я что, такой "счастливый" на подобные моменты. - Однажды? Можно по подробней об этой встрече, и желательно, все в подробностях,- замолкаю на несколько секунд, а после, сразу же добавляю. - Это необходимо для одного дела, в котором фигурирует мистер О'Доннелл... И сейчас, ваша информация о нем, нам как раз будет кстати,- ну что же, я не люблю врать, но порой, приходится прибегать к этому. Да и дрматический кружок в восьмом классе, сейчас, как раз, неплохо да и помогает. Благо, у меня нет такой способности, как краснеть, когда где-то в чем-то лгу... И сейчас, все же эти слова были легкой ложью... Что? Порой необходимо прибегать и к подобнм действиям, когда что-то необходимо выяснить... А сейчас, меня действительно интересовало то, как познакомились мисс Миранда и Пол.

+1

91

Лишь уходит, как сон, счастье
Вдаль от меня по дороге земной.
Я молчу. Вот и всё.

- Пожалуй, это всё, что я могу рассказать... Он крайне осторожно, но заинтересованно вёл себя каждый раз, когда я отвлекалась от него. Пытался меня... "Расшевелить".
Склоняю голову к левому плечу в немом жесте "Надеюсь, понимаете меня", после которого подношу обе ладони к лицу и на несколько мгновений закрываюсь от окружающей обстановки.
Слышу затяжной глухой шорох сзади себя, подозревая, что это детектив берёт небольшой тайм-аут и пытается что-то ещё найти в моём деле. А потом новый громкий шлепок; это кипа моих бумаг упала на своё предыдущее место. Кислорода становится всё меньше и меньше в моих ладонях, отчего приходится ненадолго задержаться около уголка глаза и открыть лицо свету следом. Раскрыв веки, наблюдаю перед собой привычную картину: детектив Бёркхарт, его серьёзное выражение лица и будто обиженная на весь мира поза, и тут же новый шквал вопросов. И вновь о том, что рассказывать хотелось меньше всего. Наверное, предыдущая реакция его не убедила не делать это во второй раз.
- Детектив... Николас Бёркхарт. Я, в данный момент, задержана по делу о краже меча после пресс-тура в Японии, в которой сама же принимала участие, но никак не о призрачном деле Пола... То бишь мистера О'Доннела, - обращаюсь к мужчине со слегка затуманенным взором, который был таковым ещё до начала допроса, - а я могу взглянуть на это дело? Видя всё собственными глазами, мой рот раскрывается в десять раз живее, нежели "вслепую", - в конце просыпается у самой желание узнать в чём же попался этот "неуловимый".
Неужели действительно? К тому же, не взирая на детектива, его утверждения не внушали мне доверия, ведь с Полом у него близкие отношения. Настолько, что их слышал весь этот этаж Департамента. И даже сквозь слёзы.
- Давайте так... Хм...- упираюсь ладонями в стол по обе стороны, выставляя обе ноги вперёд, и наиграно склоняюсь к мужчине, - Я не хочу говорить, что такой уверенный и привлекательный многим детектив злоупотребляет своим положением, - едва улыбаюсь, прищурив глаза, словно рассказываю лучшей подруге одну грязную тайну нашей общей подруги, - а ещё не хочу рассказывать подробности отношений между мной и тем мужчиной. Да, я их не отрицаю, но больше мне ничего не хочется говорить об этом человеке. Так как? Вы обойдётесь без моих показаний или же будете настаивать на них для "дела" мистера Пола О'Доннела? Он ведь... Хм... Он ведь такой весь из себя, даже в обычной жизни. А с виду похож на моего дедушку, кстати говоря. Он, случаем, не из Норвегии?
Тут-то действительно пришлось вспылить, не фильтруя ложь и правду. Я не была уверена ни в одной своей догадке о детективе и Поле даже на половину, но излишняя смелость во мне задержалась и отступила уже после того времени, как я должна была зажаться в угол и делать всё так, как говорит Он. Удивительно как может завести всего лишь одно воспоминание. С полуоборота.
Желание молчать боролось с желанием плакаться в рубашку детектива. Казалось бы - журналист Миранда Уоррэн. Журналист. Неужели есть более хладнокровные люди (в представлении остальных), чем они? Неужели кто-то ещё может спросить об общих показателях Мировой экономики, мыслях о ней и ордере тех колонн, что поддерживают антаблемент греческого Парфенона, человека, когда у того два дня назад умерли в один день родители? Порой действительно задумываешься - правильный ли путь выбрал? Может, стоило остаться переводчиком и преподавателем фехтования, не слушать маму да папу, жить своими стремлениями и видениями? Возможно ли? Порой я чувствую себя посаженной на конвейер. Своих детей я тоже посажу на него. Рождение, детство, школа, университет, долги, свадьба, долги, развод, долги, болезни, старость, смерть. Да, смерть - радикальное, но универсальное решение большинства. Я молодец! Я сделала это! Но нарушила хотя бы что-то в этом слаженном механизме? А есть ли другой выход вообще? Есть ли хоть какой-то способ избежать конвейера, хотя бы ничтожная вероятность повернуть что-нибудь в свою сторону?
Жаль...
Детектив Бёркхарт не из сверхлюдей. Он, как и я, сидит на том же конвейере. Родился, совершенно глупенький и страшненький. Проехав чуть вперёд, он научился различать, говорить, взаимодействовать, ходить. Следующая остановка - образование. Одна из самых длительных. Сначала игра, затем уже нет. Он уже не такой страшненький и глупенький, каким был в самом начале. Тем не менее, конвейер движется дальше и сейчас мужчина именно на этой остановке. Пока. Но конвейер не стоит на месте, остановка отдаляется, приближается новая, лишь путь до неё долгий. Оболочка за все года весьма "пачкается", становится менее привлекательной, тусклой, уже не такой презентабельной; для неё готовится очередное мусорное ведро. Дальше только хуже, к сожалению. И вот приближается тот момент, когда, превратившись в массу, из которой родился, он направляется в ведро. И после этого ведра ставится новое. Для следующего человека, который благополучно проехал весь конвейер.
Перспективы на этом и заканчиваются.
- Кстати... А в этой стране ещё действует такое слово, как "залог"? Здесь слишком душно. После этой мясорубки непременно нужно будет принять трехчасовую горячую ванну, - подбираю "под себя" ноги, наполовину сидя на краю стола. И, конечно же, наблюдаю за ответной реакцией Ника. Ух!

+1

92

Все так же продолжаю слушать мисс Уоррэн и только ей киваю головой. Честно, то можете счесть за не профессионализм или же то, что мне все это осточертело, но половину того, что до меня сейчас доносила Миранда, я просто напросто прослушал. Да, бывает такое, что уже начинает все это доставать и просто хочется ни во что не вслушиваться... вот так и было со мной сейчас... где-то половину того, что было сказано мне, осталось в стенах этой комнаты.... честно, то мне уже хотелось покончить с этим и свалить с этого участка... но кажется, что здесь я задержусь еще на пару часов, особенно после появления Пола. Да, мне этот человек вообще не нравился, тем более, не стану питать к нему отцовские чувства, когда он вклинился в нашу жизнь. Скажем, даже если приставить к голове мое же табельное оружие, это не поможет.... Да, где-то злоупотребляю своим положением, но скажите, кто не обходится без этого грешка? да я вас умоляю, любая шишка будет пользоваться своим положением, чтобы что-то разузнать... а я, всего-лишь так, пару раз проверил его и только... И слегка даже стало смешно, когда он ставил из себя всего такого пушистого, хоть на самом деле таким не являлся... Скажем, что ради семьи, мне пришлось умолчать о том, что я знаю... но сейчас, этот тип (будем его так называть), еще больше вызвал интереса к своей персоны, когда выяснилось, что знаком с Мисс Уоррэн. Ненавижу таких людей как он! - А вам есть что скрывать о Мистере О'Донелле?, - произношу, сосредотачивая взгляд. - Ну словам, что это совершенно секретная информация, вы же не поверите, но как бы то ни было, эту информацию вам не стоит знать, - дружелюбно, хоть и вынужденно нарисовываю на лице улыбку, и после провожу рукой по лицу, когда слышу курс лекций от мисс Уоррэн. Сосредотачиваю на ней взгляд и после операюсь руками на стол. Злоупотребление положением? Да хоть статью об этом напишите никто не будет против и не будет удивлен, а еще в добавок будут проклинать всю полицию в мире, что те творят произвол. Знаем, проходили и не удивляет подобное. Что-что, а подобное слышим уже не раз... причем приходилось еще  получать пару заявлений от так называемых пострадавших на которых подействовало это злоупотребление должностных обязанностей. И только смотря на эти все заявления, приходил потом выкручиваться как-то... да, кого-то уволили, а кому-то дали выговор и на пару месяцев отстранили от службы.... если так, то я даю волю Миранде и пускай во все газеты напишет об этом, я хоть отдохну от всей этой работы... - Мисс Уоррэн, Вам, как журналистке, должно быть известно, что полицию выставляют не в самом лучшем свете... и если вы кому-то скажите о злоупотреблением должностными обязанностями, вы никого не удивите и не откроете Америку заново..., - произношу, пожав при этом плечами. А что тут скрывать? скажем, порой, хочется говорить то, что вертеться в голове и не хочется скрывать то, что думаешь... что собственно сейчас и произошло... говорил то, как есть... и надеюсь, что это не стало открытием для девушки... журналисты не понаслышке знают о репутации полиции, между прочим, собственно и журналисты порой создают нам подобную репутацию... так что... - Нет, он не из Норвегии... А из Австралии... Это имеет значение?, - интересуюсь, слега вскинув брови вверх, а после, вновь облокачиваюсь на стол руками... - А если скажем, посодействую в том, что вы оказались немножечко не в том месте и не в то время во время кражи в Японии?, - что? да, порой может такое происходить... Хотя, ведь толком прямых доказательств не было в том что мисс Уоррэн действительно была причастна к ограблению... так что мой вопрос, был просто как мотивацией к последующему разговору... да, это неправильно... но кто сейчас живет по правилам... да, я детектив, но не всегда же полицией быть праведниками... знаю, за подобное можно и по шее получить, если мягко говоря, но у всех подобное бывает.... Услышав про залог, непроизвольно улыбаюсь, при этом усмехнувшись. - Мы можем вам предоставить трехгодовую теплую ванну, вместе с койкой в одних из апартаментов страны за колючей проволокой.... Это тоже самое, что и вы желаете, но только поменьше удобств, - вынужденная улыбка и взяв со стула все бумаги по делу мисс Уоррэн, подхожу к двери... и открыв ее, перевожу взгляд на девушку... - если удастся адвокату договориться, то для вас и будет действовать такое слово как "залог", - произношу, при этом только рукой, в которой находились бумаги, на дверь, чтобы девушка выходила...

+1

93

Частые кивки детектива Николаса Бёркхарта не внушали мне особого доверия, не смотря на отношения моей семьи с полицией. Мой отец, на первый вид недалёких взглядов, не выходящий из своей мастерской, рисующий дорогостоящие картины, может и покажется обыкновенным среднестатистическим мужчиной-американцем пятидесяти лет, стареньким с посаженым чуть зрением и предстарческими тараканами в голове, коих я вижу каждый день, но его хватка крепка. Нередко, ещё когда его картины лишь стояли в гараже домика далеко за пригородом Сакраменто, он производил впечатление помешанного, одинокого, больного психически юноши. Не самый выдающийся портрет потенциального художника, но по словам, воспоминаниям отца, которые я "вымогаю" у него по сей день, себя он не считал таким, каким его считали окружающие. Он был увлечён спортом, и считает мой нездоровый порой, упёртый взгляд на вещи той самой чертой, которая передалась от него. А также саму любовь к спорту он считает ничем иным, как действие ген. Именно когда они с моей мамой "просекли", что я снова стала заниматься спортом, после ничтожного срока после операции, он был поодаль от нас, но, как признался позже, мысленно был на моей стороне не взирая на очевидные правильные доводы его жены. Когда мне было восемь или девять, некоторые сверстницы рассказывали об этой любви - между дочерью и отцом. Я их не понимала. Это же папа. Мало разницы в возрасте, так ещё и пол разный; с ним не поделишься своими мыслями, беспокойствами и переживаниями, он не сможет понять ситуацию влюблённости в мальчишку, что старше на несколько годов. Он занят лишь работой, обеспечением жизни - своей, маминой и моей. Куда ему до моих скучных и никчёмных проблем... Сейчас то время безвозвратно утеряно, и я понимаю, что папа может точно также обнять, поцеловать в макушку, поделиться своим мнением и решить проблему вместе. И напоследок купить сладкой ваты. В парке с отцом мы не давно так и сделали; он купил себе и мне сладкой ваты, настояв на расходах лишь со своей стороны, и вот так, с липким ртом, руками, но счастьем длиной в расстояние от земли до луны и обратно, мы провели почти весь день на скамье. Кажется, что старичок нашёл себе молоденькую подстилку со стороны, а на самом деле всё намного легче.
- Вы же не поверите мне, если скажу, что нет. Так что да, есть что скрывать о мистере О'Доннеле. Ну а секретная информация - ладно, пусть останется на вас, - состраиваю лицо аля "Ладно, так и быть, воруй дальше огурцы и помидоры с чужой усадьбы".
Приходится соскочить со стола, потому что теперь меня начинает смущать и расстояние между ним и мной. И где личное пространство? Этот допрос уже давно вышел за рамки нормального допроса, нет причин делать из отходов конфетку.
- Уверена, без причины вас бы не выставляли бы не в самом лучшем свете. А вот вешать время от времени лапшу на уши - моя работа. И порой фантазия поистине не знает границ, - уже сколько раз этот трюк, выстроенный на одном лишь доверии, срабатывал. Особенно имея за собой "кое-кого". Почему сейчас нет?
Однако детектива было всё же жаль. Молодой. Но старше меня не на много. На три года, не более. Нахлебаться ещё успеет тины из этого болота.
- Выдохните. Это был сарказм. - смешка явного с моей стороны не наблюдалось, а вот подстегнуть детектива своим спокойствием хотелось; жаль, что не получалось. Он сам на лицо мертвее мертвеца. Прямо сейчас, - Подставлять вас, уважаемый - последнее, что я хочу. Придержите кое-что при себе, - выставляю ладонь перед собой будто она что-то может решить. Если этот человек сейчас захочет ответить, то сделает в два счёта.
На его смешок после отвечаю как можно более скопированным смешком. Разговоры "Веди себя приличнее с полицией" уже не проходили. У меня стресс. Я тоже хочу посмеяться! Вместо этого я получила новую порцию несмешных речей от этого хмурого детектива и жест "Выметайся отсюда". Бёркхарт показывал папкой с моими документами в коридор, и всем своим видом желал, чтобы я не тормозила.
- Ладно, - останавливаюсь в шаге от невидимого порога между этой комнатой и коридором, обращаясь к мужчине; не такой уж и безупречный в отсутствии эмоций вблизи, ведь глаза то загорелись в преддверии, - Бриджет ван дер Берг, девушка, причастная к делам верхушки недавно посаженной мафии и есть обстоятельство, которое связывает нас с Полом. Она владела эскорт-агенством, я в нём работала, Пол О'Доннел был клиентом этого заведения. И чтобы не утруждать Ваш, Ник, и не без того перегруженный мозг я скажу кратко: я вступала в половую связь с этим человеком.
Всё, теперь точно. Кричу в мыслях "Всем спасибо, можете гасить свет!", и теперь сама предвкушаю мину на его лице, уже переступив невидимый порожек, идя навстречу либо новым приключениям, либо свободе.

+1

94

/Улицы/

Пока МакМиллан вез задержанного в участок, он вдруг вспомнил, что так и не зачитал тому права. Не хотелось бы, чтобы этого гавнюка отпустили из-за такой мелочи. В принципе, у Дилана уже было несколько подобных случаев, а сейчас он и без того на волоске от увольнения. Да и Таннер его потом с потрохами сожрет, он ведь бегал за этим мудаком пару кварталов. Решив, что раз уж Таннер тот еще козел, он не заслужил праздника, который для него наступит, если его, Дилана, турнут. Дилан посмотрел в зеркало заднего вида и без особого энтузиазма обратился к латиносу, который всю дорогу буравил его взглядом.
- Так, слушай сюда, мы скоро приедем, а у меня осталась одна формальность. А поэтому прочисти уши и запоминай. У тебя есть право закрыть пасть и не вякать, иначе тебе же хуже. У тебя есть право позвать мамочку или мудака, который попытается тебя отмазать. Если у тебя нет денег для мудака, тебе предоставят бесплатного. Твои права тебе были зачитаны и ты их понял, если не понял, то в следующий раз лучше мне не попадайся.
Дилан обожает свою работу. И плевать, что он изложил права Миранды в подобной формулировке. Все равно этому козлику не доказать, что его права были зачитаны ему именно в такой манере, а не это его собственная трактовка услышанного. Да и парню светит срок за вооруженное ограбление и нанесение телесных повреждений владельцу магазинчика, так что если китаец его опознает, никто не станет разбираться с тем, правильно ли были зачитаны его права.
Вот они уже въехали на парковку возле участка и машина остановилась. Кроме машины Дилана, стояло еще пара патрульных машин и одна принадлежала кому-то из детективов. Но МакМиллану было сейчас не до этого, ему надо было сдать латиноса, оформить его и вернуться к патрулированию улиц. Чтобы реабилитироваться, ему надо переловить еще кучу похожих кретинов. Выгрузив "гангстера", Дилан потащил его к входу в участок. В приемном отделении их встретил сержант Винтерс, который занимался оформлением задержанных. Винтерс обожал МакМиллана, по его словам Дилан - точная его копия в молодости, до того как он закончил с патрулем и не перешел на бумажную работу. Еще больше его обрадовала физиономия задержанного.
- Дилан, ты решил меня сегодня порадовать? У тебя получилось, ты взял Дорожного Бегуна, - произнес Винтерс, ища среди бумаг на своем столе, ордер на арест.
- Дорожный Бегун? Сержант, вы прикалываетесь? - с ухмылочкой поинтересовался МакМиллан, подтолкнув задержанного поближе к столу сержанта.
- Ни в коем случае, а что? - удивился сержант.
- Да ничего, просто если его кличка Дорожный Бегун, то его надо побыстрее закрыть, пока остальные не узнали. Это ведь он на позапрошлой неделе разрисовал стену позади ратуши.
- Ну, вандализм, ничего особенного. - не врубившись сказал сержант, с интересом глядя то на Дилана, то на латиноса.
- Две недели назад, на стене ратуши обнаружили целую тираду, состоящую из мата и оскорблений. В тройку призеров я бы выделил такие строки как: "Фараоны козлы", "Комиссар - моя личная шлюха" и "Имел я жену мэра" и еще проиллюстрировал свои выражения. У меня даже где-то фотки были, сделал на память, - не без улыбки вспомнил тот случай Дилан, так как был среди тех, кто обнаружил надпись. Они тогда карманника ловили и чисто случайно наткнулись на исписанную стену.
- И с чего ты взял что это его работа? Неужели этот мудак подписался? - изумленно спросил Винтерс, насмешливо покосившись на Бегуна.
- Ага. Нарисовал голову Дорожного Бегуна из мультфильма Уорнер Бразерс. Ну не кретин ли? Взять и так себя подставить...
Латинос лишь осклабился, предвкушая, как возрастет его авторитет в тюрьме, если его выходку приобщат к делу. Даже если он каким-то чудом выпутается, он все равно станет героем для своей банды. Мол, я опустил их всех, а они все равно меня выпустили. Дилан обменялся взглядами с сержантом. Сейчас, несколько слов о чистоте. Полицейский участок, где в настоящий момент находился Дилан, всегда славился своей чистотой. В особенности это касалось пола, который каждый вечер натирался уборщиком. Так что офицеру МакМиллану оставалось всего лишь сделать коротенькую и быструю подсечку, пока никто не видит, чтобы земля ушла у латиноса из под ног и в падении тот со всей дури врезался головой об стол сержанта.
- Черт. Сержант, надо бы тут как нибудь табличку поставить, что пол скользкий. А то тут задержанные равновесие теряют... - будничным тоном заявил Дилан, сержант только тихонечко улыбался сквозь густые, покрывающиеся сединой усы.
- Твоя правда, если не забуду, обязательно поставлю тут эту чертову табличку, - подавив улыбку, все тем-же будничным тоном ответил сержант, после чего добавил полушепотом, наклонившись в сторону Дилана, - Хотя чувствую, что все-же забуду.
Тем временем Дилан поднял матерившегося от боли Бегуна и передал его проходившему мимо полицейскому, который потащил того в сторону камер. А сержант Винтерс в этот момент все-же нашел ордер, и сверив номера, переписал их на бланк задержания и вручил его Дилану, который принялся оформлять. Не любил он всю эту бумажную волокиту, но если он не хотел вылететь, ему стоило чуток потерпеть. Но видит Бог, если бы он мог, он бы нашел и в обязательном порядке отметелил того мудака, что придумал всю эту бюрократическую хрень.
Когда задержание было оформлено, МакМиллану ничего не оставалось, кроме как вернуться к патрулированию. Все-же, преступники сами себя не арестуют...

/Улицы/

Отредактировано Dylan McMillan (2013-11-08 19:02:26)

+1

95

Знаете в чем минусы работы полиции? В том, что тебе надо соблюдать все эти правила, которые прописаны у вас... а так хочется плюнуть на всё и вся... вы не представляете, сколько раз я задумывался о подобных вещах... вся эта тягомотина, которая творится в участке, начинает давить на нервы. не знаю, хочется послать все к черту... и горю желанием уволиться отсюда... но потом, пораскинув мозгами, думаю: "а смысл увольняться?", мир лучше от этого не станет или хуже, если на одного копа станет меньше. Да, сам выбрал себе подобную дорожку, сам обрек себя на то, что приходится задавать идиотские вопросы подозреваемым... сам напросился на этот "праздник жизни"... и теперь, чего это мне жаловаться... знаете, я бы уже плюнул к черту на все это дело... собрал бы кучу бумаг, которые бы твердили о том, что это очередная пустышка... и все бы с этим покончено было... Но нет, чувство долга, чтоб его, всегда появляется и твердит, что нельзя так поступать... заткнулось бы это чувство долго... и вылезло бы и посидело бы здесь, выслушивая все эти язвительные фразочки, которые адресует мисс Уоррэн... Честно, я бы закрыл бумаги и уже бы отпустил эту девушку... а то и без нее и так голова раскалывается, так она еще способствует подобному состоянию... Так еще из нее ни черта невытенишь, что по одному делу, что по другому... Ей надо идти работать партизаном... потому что, если бы ее взяли в плен, то чокнулась бы не она, а тот у кого она в плену. Интересно, она бы молчала если бы даже иголки ей под ногти затаскивали? Нет, это не угроза и прочее... просто действительно мне интересно... и я не собираюсь это проверять.... - Мисс Уоррэн, вы сейчас не в том положение чтобы острить и ерничать... Несмотря на то, что ваши родители шишки и вам плевать, что вы находитесь в полицейском участке, скажем, у меня такое же отношение и к вам... Мне плевать, что ваши родители большие шишки... Так, что лучше вам не шутить, там, где вы не очень-то можете прижиться... таких как вы, многие не любят.... И шутки многие не понимают..., - что? да порой, мне надоедает, и порой могу отвечать в грубой форме то, что у меня крутится в голове. Мне действительно было плевать, что родители Миранды уважаемые люди... знаем, встречали и вделись лично с подобным типом людей.... которые относится к нам, сие подобным, скажем не очень приветливо... так почему мы должны с ними любезничать и встречать их с хлебом и с солью, состроив приветливые лица... хватит, наигрались в эти марионетки... и достаточно... - Вот благодаря вашей фантазии, мы и получаем нашу "славу", - произношу с долей некого сарказма, при этом на жестах беру слово "слава" в кавычки. Кто друг друга не любит? Вы угадали... журналисты и копы... ну полиция понятное дело из-за чего... те лишь суют свой нос куда не следуют и болтают чего не следует, за что, потом мы отгребаем по шеи на ковре у начальства... Взаимная любовь у нас так сказать... - Опоздали с подставами мисс Уоррэн..., - произношу уже на неком пофигизме, и этот допрос уже начал переходить в какую-то клоунаду... мы не в цирке, а я не клоун... так что, закрываем занавес и собираем купол... спасибо, все свободны... Что собственно и хотелось сделать: быстрей закончить все это и отправить документы какому-то другому детективу, сержанту, хоть в канцелярию, чтобы продолжили дальше это дело... А то, если еще мне раз попадется такой человек, как Миранда Уоррэн, мне точно нужно брать отдых и ложиться в психушку. останавливаюсь в проеме дверей, и взглянув на Миранду, всем своим видом показываю, чтобы хоть немного она и поживей была... Если не хочет чтобы я передумал и опять доставал ее расспросами по делу, за которое она здесь. Смотря на девушку, только скрещиваю рук на груди и слегка наклоняю голову. Бриджет... ну да, куда уж без нее ни одно дело в этом участке не будет числится... но продолжая слушать дальше мисс Уоррэн, я только выпрямляюсь, и дослушав ее до конца, на мгновение поворачиваю голову в сторону, и просто молча киваю головой. После перевожу взгляд на Миранду, - Это было примерно два или три года назад, если я не ошибаюсь..., - можно считать это вопросом, риторическим вопросом или же просто мыслями вслух, которые крутились у меня в голове. Так и хотелось спросить: "а этот кхм, Пол, не упоминал, что женат, что есть дочь и прочие родственники", но зачем обрекать отчима на его погибель, я лучше промолчу. - Какая секретная информация о мистере О'Доннеле, - с явно выраженным сарказмом в голосе произношу я. как мне помнится, это была секретная информация.... и спасибо, что ее открыли... скажем, помогли в очередной раз ненавидеть этого человека... - Вы адвокату будете звонить или Вас пристроить в апартаменты за решеткой?, - произношу после того, как закрыв дверь допросной, начинаю подходить к своему столу, и положив бумаги, оборачиваюсь к Мисс Уоррэн...

+1

96

b]- Именно[/b], - кажется, не своим голосом, как эхо мужчины, подтверждаю, что это было не так давно, всего лишь три года назад, в конце две тысячи девятого.
Рождество, Новый год - праздничная суета настигла каждый дом, а снег откуда не возьмись валил на головы американцев хлопьями несколько дней подряд; приходя домой глубокими ночами, перед подъездом своего дома смахивала рукой шапку снега со своих волос. Я родилась не в такой теплой стране, как Америка, знаю на что способны морозы и снег, поэтому те дни мне казались сказочными - в Сакраменто зима особенная, неснежная, его можно увидеть лишь на многочисленных фигурках Санта-Клауса, в шарах, наполненных жидкостью, в которых всё те же Санты-Клаусы и виды на Штаты, Сакраменто. Я всегда называла это время года лживой зимой, потому что не понимала тогда как можно радоваться этому времени года при положительной температуре и отсутствию хрустящих белых хлопьев под ногами; а ведь у всех надеты улыбки, праздник и счастье в воздухе, маленькие чады загадывают желания и ждут подарков от Санты, одна я не понимаю всеобщего веселья. Не понимала, пока не встретила Пола. К сожалению, это было неизбежно. Он единственный человек, который развеял мои глупые мысли и доказал мне, что зима есть даже в Америке. Он говорил, что не стоит так наивно верить этим людям, говорил, что хватит лишь нашего воображения, говорил, что можно создать праздник, имея лишь одного хорошего человека рядом с собой - он был моим вдохновителем. Его слова были правдой, их я не забыла до сих пор. Наши встречи закончились, когда растаяли последние снежинки в воображении, всё время, до последней секунды, я была в состоянии любимой морозной зимы. Но после, без него, всё встало на круги своя обратно.
Уже шагая по однотонному монотонному коридору департамента, слышу за спиной сарказм детектива. Сарказм - низшая и грубая форма юмора, которая оставляла после себя лишь обиды; про некоторых людей такого не скажешь, однако я была грешна им и не знаю скольких людей оставила позади. Нужно ли? Гнобить себя, рыться в себе. Большая часть пройденного отрезка моей жизни занимает саморазрушение, порождаемая конкуренцией и, наверное, подростковым возрастом. В кампаниях со сверстниками я улыбалась и шутила заодно над теми, кто не нравился нам, кто отличался от нас. Ночью засыпала с мыслями, что я лживая, ничего не умеющая, бездарная, такая же, как и мне подобные дети, у которых богатые родители, сидящая на их шеи, не способная сделать и шага влево самостоятельно. Я принимала всё, но отдавала ли взамен хоть каплю тех почестей взамен? Пожалуй, всё же есть момент, который отличал меня от тех, кто ждал у моря погоды - я испытывала желания пробовать реализоваться.
Холодный коридор сменяется просторным помещением - со столами, стеллажами, книгами, парой телевизоров, окнами и становится чуть легче. Полиция наводила на меня панику, которая и выливалась в шуточки на любой возраст и внезапными нервными сценами со слезами, одну из которых я устроила пять минут назад перед детективом Бёркхартом. Следующие его слова уже прозвучали для меня приговором, особенно второе решение положения в данную минуту. Аппартаменты за решёткой? Я произношу это словосочетание раз за разом в голове, и каждый раз будто кувалдой изнутри по черепу в унисон сердцу оно стучит. За решёткой... Решёткой... Решёткой... Ник обходит меня как помеху к краткому проходу к столу, кладёт на стол стопку бумаг по мою душу, мокрые - наверх, а затем оборачивается, скрещивая, в отличии от моих, мощные руки у солнечного сплетения. Внимательно смотрит на меня, будто я прохожу тест на детекторе лжи и желает до механической машины распознать мои мысли и правду. Это похоже на начало допроса: мы были такие же учтивые друг к другу, понятливые. Точь-в-точь. Скоро это испарится. Я не могу отвечать на его вопросы в таком же равнодушном и отстраненном тоне, в каком он их задаёт, сломаюсь рано или поздно.
- Тогда, будьте добры, дайте мне телефон. Мой сотовый отобрали, мне нужен городской, чтобы позвонить родителям. Если они не возьмут трубки, придётся на мобильный. Я надеюсь, платить лишние центы за то, что я позвонила с городского на мобильный, мне не придётся? - к слову, спрашиваю у детектива.
Я чувствую нутром, что он очень сильно хочет закатить глаза от моих бессмысленных, в каком-то роде, просьб и вопросов, и, распуская руки из "бантика", правой тянется по столу за своей спиной в поисках телефона, не отрывая от меня глаз и не прекращая строить на своём лице гримасу аля "Подождите пять мгновений, мадемуазель, ща усё вам будет", но это пренебрежительное действие запрещает сделать ему оставшаяся толика уважения. Осточертело ведь - вижу, знаю, представляю. На детективе темные джинсы, а сверху приятный на ощупь свитерок такого же тёмного цвета из крупной связки, закатанный до локтя на руках и открывающий вид на часть выпирающей ключицы из-под кожи. Чуть наклоняюсь влево; что же, так я лучше могу рассмотреть самые выдающиеся места противоположного пола, поэтому как можно убедительнее я старалась держать взгляд на столе. На стуле, стоящим за мужчиной около этого стола, висела легкая помятая куртка цвета мокрого песка. В двадцати сантиметрах от ищущей телефон руки детектива он и стоял, всего лишь потянуться по-лучше.
- Аа, он чуть по-дальше того места, где сейчас ваша рука, - смущённо помогаю с поисками, продолжая любоваться из-подо лба одеждой Ника.
Потерев центр сухого лба, покрытого одним слоем пудры, и подавив зевок, я наконец слышу, что детектив нашёл эту пластмассовую коробку связи. Он ставит её себе на бёдра и снимает трубку, однако только поставив телефон к себе, уже опоясан двумя проводами, что подключены к телефону. Поправив голос, я обеими руками беру из руки мужчины чёрную слегка шершавую трубку и, вновь поправив голос, подношу её к правому уху, левой же рукой набираю домашний номер родителей. Пока тишина на том конце - чему я рада в определённой мере - я метаюсь голубыми глазами по помещению, осматриваю его, но с завидной частотой "спотыкаюсь" о Ника и каждый раз поднимаю взгляд на его лицо, которое, не выражая ничего, смотрит прямо: либо на мою блондинистую макушку, либо в мои глаза. Во всякому случае, мне казалось, что так это и было, и он ни на что не отрывался, пока я этого не видела. Пф, что может быть хуже жениха-полицейского? Даже не о материальном достатке речь, ведь у детективов, как я знаю, хорошее жалованье. Это же так... Странно и страшно. В вашей квартире находится оружие - это раз. Этим большинство людей не напугать, кроме меня, каждый третий имеет разрешение на него. И если это не беда, то постоянное подвержение опасности здоровья и жизни не прельщает девичий юный ум. Не представляю, сколько нервов надо угробить, чтобы дождаться своего дорогого с дежурства, хуже, с очень важного дела, которое тянется ещё с того века и, наконец, раскрыто после часов словесных баталий, до этого огнестрельных. Никакой романтики в конце концов!
Я слышу обеспокоенный голос мамы, которая, по всей видимости, не первую секунду "на проводе". Мысли о детективе перед собой и женихе-полицейском прочно основались в мыслях, так, что заставляют забыть о проблемах намного важных.
- Алло, мама, добрый день. У меня очень мало времени, сама понимаешь. Я в полицейском участке из-за того случая в Японии. Пока всё хорошо, мне нужен только наш семейный адвокат. Если не помнишь его номера, обратись к папе - он знает его номер и адрес наизусть. Мама, пожалуйста, сделай всё как можно быстрее, - последнее предложение было сказано на сверхскорости, это я поняла и от мычания в ответ, и от хмурого, непонятливого выражения лица мужчины в полуметре от меня, - Я отключаюсь и жду. - нажимаю на кнопку сброса вызова справа от впадины для трубки, и в ухо, как та самая кувалда о череп, звук частых гудков стучит.
Морщусь, кладу обратно трубку и протираю влажные руки. Понимание того, что я влипла по-настоящему, оказывается, приходит лишь сейчас. Влажные губы после гигиенической помады заметно дрожат, виски дёргаются, а ресницы содрогаются от подступающего приступа паники, страха. Присесть не имею права, поэтому, поднимая дрожащие ладони к лицу, отворачиваюсь к выходу в коридор. Приставляю правую ладонь ко лбу, пытаюсь не расчувствоваться, чтобы слышно было половине этого этажа; локоть правой руки поддерживаю ладонью левой, и после очередного сильного вдоха, приоткрываю глаза и наконец могу увидеть время на своём запястье. Глубоко вдохнув и выдохнув, обеими руками расправляю волосы, пропуская их через пальцы, зачёсываю назад. честно говоря, оно ничего не решает. Ни холодно, ни жарко. Поэтому забываю его в следующее мгновение. Когда это закончится, я забуду кабинет мистера Бёркхарта - неважно насколько внимательно я оглядывала его. Сейчас - это сплошной комок нерв, на почве которого через месяц я не вспомню видов изнутри департамента, а через год и лицо Ника.

+2

97

Три года назад... Три года назад, этот чертов уб**док жил с моей матерью в законном браке и считался моим отчимом. Он считался членом нашим семьи, в то время, как пользовался услугами эскорта. И кто мне говорил, что такого человека как Пола надо поискать? Что он порядочный и воспитанный человек. заботливый отец и муж. Покажите мне вновь этого человека, и я ему тоже скажу пару ласковых о том, что я думаю об этом чертовом Поле О'Донелле... Этот, так называемый мой отчим, клялся в любви моей матери, относился к моей сестре как к своей дочери... Благо, не всех он сумел очаровать и я не поддался на его чары и отличное "резюме" порядочного человека. не такой он уж идеальный, и теперь я могу это с уверенностью сказать... Он не тот, кто носит гордое звание отца, и не тот, кого должны уважать... Если с первого момента у меня с ним не было отличный отношений, то после всего, что мисс Уоррэн сказала, он даже не надеется, что мы с ним как-то подружимся. Нет, я не буду говорить об этом своей матери, это ее выбор, если ей нравятся подобные ублюдки, как этот мистер - это ее решение. Я не собираюсь рушить ее личную жизнь, она с ним счастлива... пускай он ее обманывает, или же обманывал, но как говорится: "тайное становится явным". пускай, она это узнает не от меня, но всегда найдутся добрые люди. А Пол, с ним еще предстоит поговорить отдельно... - Спасибо, мисс Уоррэн, - произношу всего-лишь я, и только ворачиваюсь к своему столу, и с нескрываемым раздражением сжимаю те папки, которые находились у меня в руках. говорят, профессия копа - неблагодарная профессия. Но порой, эта неблагодарная профессия всегда сможет сыграть на руку. и честно, то мне, кажется, уже было плевать на дело мисс Миранды... поскорей хотелось отправить ее с ее же адвокатом домой, а самому навестить "дружную" семью... Нет, теперь я не оставлю этого человека в покое... Он клялся перед алтарем, что будет верным, что будет любить ее... Но, было глупостью, поверить ему... Может, я не вправе его осуждать... но я не могу прекратить этого... Он вклинился в нашу жизнь, стал нашим этаким отцом (к сожалению, таковым для меня он не станет), а в семье главное - доверие... а к нему мое доверие уже исчезло.... а ненависть... а ненависти только прибавилось... За всеми этими рассуждения не замечаю как слегка врезаюсь в стул, стоящий возле моего стола...В недопонимаи смотрю сначала на стул, а после мотаю слегка головой, чтобы забыть о всей этой катавасии... Кинув бумаги на стол, разворачиваюсь к мисс Уоррэн, которая уже даже по окончанию допроса, решила вновь взяться за старое: острить и ерничать... Может для профилактики закрыть на один день в камере? может это поможет что-то взвесить??? Хотя, как мне кажется, такие люди, как мисс Уоррэн не изменятся... Уж слишком высокого они о себе мнения. А нам, смертным, таких людей не понять... уж слишком у них высока корона и они не видят из-за нее ничего, потому что всегда нужно держать голову прямо. А то, посмотришь вниз - а корона сразу же спадет. - Если некуда деньги девать, то можете заплатить... Все собранные деньги пойдут на обустройство, возможно Ваших будущий апартаментов, - произношу я, и после натягиваю через силу дружественную улыбку. Все эти подколы и острые шуточки и нелепые комментарии со стороны этой девушки, скоро окончательно меня доведут, и я действительно отправлю ее на промывку мозгов (извините, что так грубо, но по-другому больше и не скажешь). но пока этого не случилось, к ее счастью, только спокойными движениями пытаюсь найти телефон, который был на столе. да, под всей этой кипой бумаг данный аппарат было достаточно трудно найти, тем более искать то, чего не видишь - не самое лучшее занятие. Так хочется съязвить и сказать, чтобы воспользовалась таксофоном. но мне кажется, что последует вопрос - что это такое? Ведь у подобных людей нет надобности пользоваться таксофонами... у них всегда найдется по восемнадцати мобильных в карманах... Услышав комментарий мисс Уоррэн, только пальцами свободной руки касаюсь переносицы, и незаметно выдохнув, все же нащупываю телефон. Вытаскиваю телефон из под кипы бумаг и прочей дребедени, которая была на столе, и протягиваю трубку девушке. Взгляд временами блуждает по помещению, пока девушка пытается дозвониться до своих родителей, и как только слышу ее голос, то сосредотачиваю на ней взгляд, при этом отодвигая ногой стул, на который несколько секунд назад опирался. Когда девушка прекращает разговор, то убираю телефон обратно на стол, и отхожу от стола, присаживаюсь на стул,а после поднимаю взгляд мисс Миранду. - В ногах правды нет..., - произношу, и только взглядом указываю на стул, который стоял сбоку. Все то время, пока адвокат девушки прибывал в участок, то и дело, что заполнял бумаги по делу. Буквально через минут десять, от этого дела меня отвлекает голос. - Детектив Беркхард, - представляюсь, а после указываю рукой на дверь ведущую в допросную. Разговор тет-а-тет был никак к кстати. Через минут три выхожу вместе с адвокатом девушки. И присев за стол, заполняю бумаги и поворачиваю их мисс Уоррэн, - Распишитесь здесь и здесь, - произношу, указывая ручкой где необходимо расписаться. забрав бумаги, поднимаюсь с места и отдаю бумаги адвокату. - Мисс Уоррэн, Вы находитесь под подпиской о не выезде за границу страны и в другие штаты, до очередного разбирательства, - произношу, и отдаю девушке пропуск, чтобы ее выпустили. - Надеюсь, что это наша последняя встреча, - в скором времени добавляю я.

+1

98

>> Госпиталь Святого Патрика

Всю дорогу Алекс не могла оторвать взгляда от своих рук. С ума сойти, эти самые руки, не так давно, были в крови ее друга. Девушка все пыталась обнаружить изъян, место, которое она могла пропустить, когда отмывала все это в туалете госпиталя. Но от ощущений, запахов, воспоминаний того вечера еще долго не удастся избавиться. Все-таки, работу эту Алекс выбрала сознательно. Но мало кто идет работать в полицию и задает себе пугающий вопрос: «готов ли я пачкать руки в крови собственных друзей?».
В участке царило оживление, какого не было даже вечером до выезда к заброшенному зданию. И этому Алекс была рада – чем больше вокруг суеты, тем меньше возможности забивать свою голову лишними мыслями. Кое-кто из коллег ее уже приметил. Кто-то просто кивал в знак приветствия, а те, кто оказался прозорливее и успел выяснить все, относительно МакМиллана, сразу полезли с расспросами. Удовлетворить любопытство коллег девушка вполне была готова.
- Это же МакМиллан, - Алекс наконец добралась до своего стола и позволила себе небрежный жест – уселась прямо на стол. – Если бы те ребята в здании знали, с кем имеют дело, то как минимум в двое увеличили бы количество людей. Нашего Дилана так просто не возьмешь.
Наверное, этого было достаточно. Незачем им всем знать подробности про реанимацию и то, что их коллега уже успел увидеть таинственный свет в конце тоннеля, разве что навстречу не пошел. Пусть это будет байкой Дилана для рассказов друзьям в каком-нибудь пабе за кружкой пива. Нельзя лишать мужчин их звездного часа. Да и наверняка многие из присутствующих завтра же отправятся в госпиталь разузнать все из первоисточника, но на сегодня им хватило и этого. Александра удовлетворенно оглядывала окружающих: кажется, стало тише – посторонних разговоров стало меньше; на лицах некоторых было неприкрытое беспокойство, кто-то не скрывал радости относительно услышанного. Ну и вопросы, разумеется были. Сержант тоже с трудом сдерживала нервозность. Слова лейтенанта она помнила прекрасно, что говорить и как. Вот только слишком трудно произнести это с полной уверенностью, что кто-то из присутствующих имеет к произошедшему прямое отношение.
"Тут, кажется, весь отдел", - Алекс внимательно оглядела помещение, все же не досчитавшись пары знакомых лиц – быть может тех, кому тоже не повезло получить ранение во время штурма. Лишние люди тоже были. Ничего удивительного, слухи ползут быстро.
- Так как МакМиллан вообще вышел на этих ребят? - поинтересовался голос из толпы. Алекс закусила губу – идиотская привычка, преследующая ее в те моменты, когда приходилось врать.
- У него был информатор. Кто-то из мелких наркоторговцев, - Фитцджеральд постаралась, чтобы голос ее был нарочито безразличным – так говорят о проблеме, которая уже решена. – Парню бы крупно досталось, наверное. Речь не просто о сорванной сделке. Думаю, после того как мы им сегодня задали, они не слишком быстро оправятся от шока. Просто незачем было наглеть, - несколько человек даже издали одобрительные вопли, в знак согласия со сказанным. – Но этот наркоман, или кто он там, еще может нам пригодится. Вроде бы лейтенант уже о нем позаботилась. Сейчас он должен быть на пути в безопасное местечко – где-то в районе Доунс Парка.
"Интересно, это вообще убедительно звучит?" – не унимался голос разума. Где-то в глубине душа Алекс казалось, что выглядит она сейчас просто как какая-нибудь болтливая молоденькая дурочка, узнавшая какую-то сплетню и испытывающая радость от того, что может первая поделиться ею с окружающими. Копы определенно так себя не ведут. Но может показалось?
- Ладно, в общем… забудьте об этом, - Алекс поднялась со стола, мгновенно принимая озабоченный вид, - скоро лейтенант придет, нам предстоит много работы.
И это было более чем правдой. Плохие ребята сами себя за решетку не посадят. Но волновало Фитцджеральд и еще кое-что: необходимо было втянуть кого-нибудь из проверенных коллег в происходящее и послать на задание, представляющее из себя уже вполне реальное спасение Аджабы. Только вот кого и как – решить было не так-то просто.

+2

99

>> Госпиталь Святого Патрика

На вопрос Алекс я тогда просто промолчала. Понимаю, неприятно осознавать, что в твоем отделе завелся «крот», но такова реальность. А я непросто догадывалась, я знала об этом, не даром не так давно намекнула детективу отдела внутренних расследований на то, что пора бы найти утечку, а не бегать за мной и другими нормальными офицерами. Рассел знал об утечке, знало и начальство. Но я реагировала не так резко. Уж за 10 лет службы в полиции я привыкла к тому, что тот, кого ты можешь считать своим хорошим знакомым, может обернуться совсем другим человеком. Яркий пример: Джон Уэйт. Который не просто предал, но и стал во главе мафии под именем Данте Альваро. Так что беспокойства сержанта Фитцджеральд я понимала, но нужно свыкнуться. Сейчас нам этот «крот» очень нужен.
На протяжении всей дороги к участку, я молчала, прорабатывая в своей голове разные варианты развития событий. Впрочем, трудно делать какие-то выводы, ведь мы пока не знали, что скажет информатор Дилана. Но чтобы он не сказал, триада и мафия больше не смогут жить так же спокойно бок о бок друг с другом. А значит, полиции придется разобраться.
Вскоре машина подкатила к участку. Как я и ожидала, внутри творился настоящий хаос. Звонили телефоны, офицеры бегали из стороны в сторону, передавали какую-то информацию, носили бумажки. Каждый пытался дозвониться до своего информатора, кто-то уже рапортовал о показаниях задержанных преступников. Мы с Алекс оказались в самой гуще событий, но у нас были планы и цели.
- Сержант, вы знаете, что делать, - кивнула я коллеге, после чего направилась к кабинету капитана. Ей это не нравится, но все же придется поверить в то, что у нас есть утечка, ведь только благодаря этому мы сможем обезопасить жизнь информатора на ближайший час.
Сама же я направилась к капитану. Забавно, но я не знала, с чего начинать и как говорить. Меня с начальством связывали весьма странные и неординарные отношения. Меня ругали за своенравность и наплевательское отношение к чужому имуществу, но мне верили, как хорошему детективу. Это и поможет в данный момент. Итак, я зашла к капитану, который разговаривал по телефону. Он был втянут в суету не меньше всех остальных, потому сначала попытался сообщить, что ему не до меня. Но я настояла на том, что дело слишком серьезное.
- Я разговаривала с Диланом. Поверьте, шеф, это не просто купля-продажа оружия. Все гораздо серьезнее. Офицер МакМиллан сделал рискованные выводы, но я вынуждена с ними согласиться, - после этих слов, капитан предложил мне присесть. Начальству нельзя было врать, иначе все будет незаконным, да и капитана я знала на протяжении всех десяти лет своей службы. Он выслушает и поможет. Это точно. И я рассказала, все, что говорил Дилан, и свои догадки в том числе. – Сэр, мне нужно разрешение. Мы не можем действовать открыто из-за утечки, - о которой капитан, разумеется, знал, - но мы так же не можем и ждать. Мы должны выслушать информатора, но он попросит взамен защиту, - у меня не было полномочий соглашаться на подобное, конечно, если меня ими не наделит капитан. Поэтому я просила разрешения на самостоятельные действия, по своему усмотрению.
- Ты уверена? – в очередной раз протянул шеф, и его можно понять: он получит по шее первым, в случае, если мы начнем дуть не в ту сторону, и упустим что-то более важное.
- Шеф…, - я усмехнулась, да, сразу вспомнился старый добрый сарказм, только он почему-то убедителен при общении с начальством. – Я очень хочу домой, где меня ждет красавец-муж и прелестная дочь. Поэтому, если бы у меня была хоть долька сомнений, я бы забила на все и поехала домой заниматься…, - капитан внезапно кашлянул, явно намекая на то, что не желает слышать подробности моего время провождения по вечерам. – Да, я уверена, я верю словам офицера МакМиллана, я верю собственным выводам. Так же обо всем знает только сержант Фитцджеральд, поэтому я бы предпочла и дальше работать с ней. О, - обернувшись, я увидела коллегу, которая уже рассказывала сотрудникам отдела ложную информацию, - она как раз сейчас пудрит мозги детективам отдела. Но! Это все для утечки, - попыталась сообщить я, прежде чем шеф начнет возмущаться. Мужчина глубоко вздохнул, но передумал ругаться. – Так же мы планируем задействовать несколько офицеров, которые и доставят информатора в надежное место. Как только ситуация проясниться, я обо всем сообщу вам, - трудно идти вдвоем против крупной рыбки, потому, разумеется, как только мы точно поймет с чем имеем дело, об этом узнает весь департамент, если я не пойму раньше, как всю ситуацию разрулить.
- Ладно, Моро, - облокачиваясь на спинку стула, протянул капитан. – Делай все, что посчитаешь нужным. И делай это быстро, пока ОВР окончательно на нас не насели, как и все остальные.
Я лишь кивнула, после чего незамедлительно встала и вышла ко всему отделу. Кажется, здесь царил еще больший хаос, чем был. Большинство смотрели на Фитцджеральд, от чего сразу стало понятно, что она свое дело сделала. Затем все внезапно посмотрели на меня. Я же лишь улыбнулась, подходя к сержанту.
- Полагаю, сержант вам сообщила хорошую новость. У нас есть информатор. Теперь, наша первоочередная задача, это обеспечение его безопасности. Он уже на пути в надежное место, однако, тайны не вечны, потому его нужно будет доставить в участок. Этим мы с сержантом займемся сами, просто держим вас в курсе. 
После я попросила вкратце рассказать о допросах задержанных. Стоит ли удивляться тому, что пока никто из них ничего не сообщил. Но это лишь на время, я точно знала. Скоро нам наскучит играть в хороших ребят, и допрос пойдет по другому пути. Так что я лишь слабо намекнула коллегам на то, чтобы «усилили давление», а затем, кивнула сержанту Фитцджеральд, дабы отойти в сторону.
- Капитан дал добро действовать, - тихо проговорила ей я. – Это настоящий позор для департамента полиции. Провальная операция. Людям нужен козел отпущения, и им станет наш отдел. Так что теперь нам предстоит работать не только ради спокойствия города, но и ради нашего собственного. Есть надежные люди на примете? Пусть везут этого… Захарию... что за имя такое?... в придорожный мотель «Карлайл», мы там будем через полчаса. Эй, Тони, - я подозвала к себе одного из детективов, которого тоже знала на протяжении десяти лет. – Я хочу, чтобы ты поехал на Доунс Парк, с необходимой аппаратурой. Мне нужны фотографии тех, кто там появится, - имелись ввиду охотники на нашего информатора, - может, они есть в нашей базе.
- Но ты же сказала…
- Я помню, что я сказала. Это «утка», - глупо действовать самостоятельно, мы с сержантом не можем разорваться на части, рассказать кому-то придется, нужно рискнуть, иначе ничего не выйдет. – Информатора там нет, но люди, гоняющиеся за ним, этого не знают. Ты все понял? – детектив лишь кивнул и сразу скрылся, чем лишь сильнее подтвердил мою уверенность в нем: никаких лишних вопросов. – А мы поедем в мотель. Так что, есть кто-нибудь на уме? Гребаные отпуска, все надежные человечки, которых я знаю, греют косточки во Флориде. Счастливчики.
Действовать нужно было быстро, потому, даже не дослушав Фитцджеральд, я быстро двинулась к выходу. Надеюсь, нам удастся увидеть лица предполагаемых преступников. Почему бы не устроить на них там облаву? Но так вы выдадим свою утечку, а она нам может понадобиться. Плюс хватит жертв со стороны полиции, те ребята не сдадутся без боя. Лучше поиграть с ними, пусть понервничают. Они обязательно допустят в такой суматохе ошибку, и тогда возьмем всех, а не парочку исполнителей.

+2

100

Лейтенант не заставила себя долго ждать. И все – ее героическое появление и уверенность в голосе, - говорило о том что встреча с капитаном прошла хорошо. Насколько конечно она могла пройти хорошо, учитывая обстоятельства. Отдел вмиг притих, бросая все свои неотложные дела. Во всем виновато, опять же, случившееся и напряжение момента, а вовсе не массовое нежелание полицейских работать. Ну и безупречный авторитет Шерон, разумеется, тоже стоило взять в расчет.
Своевременному появлению лейтенанта Алекс была рада – не успели притихнуть перешептывания по сказанному ею самой всего несколько секунд назад и тут, вроде как появилась поддержка. Легенда крепла на глазах, и, отставив все параноидальные мысли Алекс прикинула, что и сама бы поверила в сказанное, окажись она по другую сторону баррикад. Немного времени было выиграно. А может и нет – тут все зависело от того, верна ли была их теория о существовании крота. Но выбор-то в конечном счете был не велик, а теперь, у них с лейтенантом нарисовался хоть какой-то план. И кажется, Шерон не терпелось приступить к его выполнению.
- Да? – Алекс шагнула к лейтенанту, приготовившись уловить и запомнить каждое слово. Беспокойство никуда не ушло и сержант время от времени продолжала нервно поглядывать по сторонам, в поисках возможных подслушивающих. В принципе, все сказанное, было совершенно очевидным, кроме, разве что, одобрения вышестоящего начальства. Уверенность в том, что делом они займутся даже если капитан окажется против, все равно была. Но теперь из планов можно было спокойно вычеркнуть возможные риск и сопутствующий ущерб. Вот только в голову не приходило ни единого имени из тех, кому можно было доверить столь ответственное задание. Пока Алекс судорожно перебирала имена, Шерон уже давала указания другому детективу. Задание, надо сказать, не менее ответственное. У сержанта даже мелькнула шальная мысль:
«Тони – это хорошо. Ему я тоже доверяю, - рассуждала о коллеге девушка. Такие размышления легко объяснялись тем, что Тони был как минимум на несколько лет ее старше и обладал безупречной репутацией и завидным послужным списком. – Но я… В городе недавно, в сержантах и года не хожу. Удивительно что Шерон и мне так доверяет. Впрочем, может, если бы не Дилан…»
- Так что, есть кто-нибудь на уме? – слова лейтенанта вырвали Александру из потока размышлений. Действительно, все душевные терзания можно было отложить на потом.
- Ни единого имени не приходит на ум, - Алекс растерянно оглядела кабинет, заполненный людьми. Выбрать она не могла больше не потому, что не доверяла, а лишь из-за возрастающего напряжения. Слишком уж большой это казалось ответственностью. Отвечать за самого себя всегда легче чем за поступки кого-то еще.
- Лейтенант, а почему бы… Нам самим не поехать? Тут мы вроде бы закончили, в Доунс Парк поедет Тони, значит мы вполне могли бы заняться другими делами. Если вы конечно не против… - закончила Алекс уже чуточку жалея о сказанном. Это ее дома ждал разве что брат, давно привыкший к сумасшедшему графику работы сестры. И наверняка заметит ее отсутствие Имс только поутру. А вот Шерон дома ждали, наверняка волновались и переживали, так что Фитцджеральд и сама не была уверенна в том, что выбрала бы на месте лейтенанта. Да и девушка пока отказывалась признавать один-единственный факт, влияющий на такое ее предложение - все что может случится в этой поездке, могло бы и доказать ее преданность, а это, для самой Алекс, не малого стоило.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Полицейский департамент Сакраменто