Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Полицейский департамент Сакраменто


Полицейский департамент Сакраменто

Сообщений 101 страница 120 из 121

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы работы:</b></center>
круглосуточно
</span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 107px;margin-left: 321px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLr.png" ><span>Полицейский участок, куда зачастую приводят "ночных бабочек" или мелких воришек. Но случаются пташки и по-крупнее, которых ждет скорое разбирательство в суде. Но так или иначе, у вас всегда остается шанс дать взятку гордому лейтенанту.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26Kd7.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">полицейский департамент</div>

<div class="saccita">2708 J St, Sacramento, CA 95816</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

0

101

-------------------- 1448 Nelson St.

Понтиак МакМиллана неспешно въехал на парковку позади участка, где стояло много других машин, таких же полицейских, приехавших на них на службу. Пока Дилан парковался и запирал машину, его с десяток раз окликнули проезжавшие или проходившие мимо коллеги. Похоже, за ним уже успели заскучать за этот внушительный промежуток времени, что его не было. Эх, до чего же приятно вновь ощутить себя на своем месте, правда без формы, пистолета и значка, он чувствовал себя голым. Ну а поскольку склонностей к нудизму у Дилана не было, то у него возникло острое желание как можно быстрее закончить с трибуналом и если все пройдет как надо, сегодня же он вернется в патруль. А ведь дел было невпроворот, одни только события, что произошли в его отсутствие, чего только стоили. Со смертью Аджабы, Дилан потерял с десяток важных ниточек в криминальном мире, правда, все то, что он успел рассказать, было не менее важным. Правда, стоило ли думать об этом сейчас, стоя на парковке, когда вопрос его дальнейшей карьеры должен был рассматриваться в ближайший час? Конечно глупо, но таков был МакМиллан и он совершенно ничего не мог с собой поделать. Ну не мог он отстранить свой мозг от размышлений на эту тему. Так что сейчас наиболее худшим вариантом было как-раз увольнение Дилана из рядов полиции. Наверняка ведь не удержится и начнет лезть в неприятности без жетона, а тогда жди беды...
Вот он уже открывает дверь и заходит внутрь, в участке совсем ничего не изменилось, оживленно как и прежде. Однако, его появление в участке не осталось незамеченным, а потому некоторые незанятые офицеры решили поприветствовать Дилана. Да,  копов, которые не считали бы МакМиллана занозой в заднице было немного, но они были. А после того, как о его геройстве в заброшенном здании больницы стало известно, таких несколько прибавилось.
- МакМиллан, ты крут! А это правда что ты словил с пол дюжины пуль из АК-47? - это был офицер Тайди, забавный малый, большой любитель почесать языком.
- Да нет, с чего ты взял? Из АК-47 я словил одну пулю в плечо, а вторая пуля была пистолетной и прилетела она мне прямо в ногу... Ладно, парни, мне надо идти, а то у меня вроде бы как трибунал назначен через пару минут, - конечно, МакМиллан подозревал, что в ходе пересказов, происходившее в ту ночь обрастет выдумками, но не надеялся, что так быстро это произойдет.
- Давай, МакМиллан, мы в тебя верим! - а это уже Винтерс, который похоже не сомневался в Дилане, как и всегда.
Поднявшись на второй этаж, Дилан прямиком проследовал в кабинет капитана, но того там не оказалось, а стало быть он уже в  зале совещаний, где и должен был состояться трибунал. Остановившись перед дверью, Дилан поправил на себе одежду и убедился, что выглядит как положено, после чего постучался и вошел внутрь. За большим столом сидело всего несколько человек, среди которых был капитан, глава отдела внутренних расследований, а так же детективы Данн и Сальдоа. В последующие пятнадцать минут Дилану были зачитаны все материалы его дела. Но сколько бы Сальдоа не потратил времени на рытье под МакМиллана, серьезных обвинений было всего несколько, за остальное ему светило всего пара выговоров.
- Итак, офицер МакМиллан, что вы можете сказать на все это? Как вы можете объяснить данные нарушения?
- Благодарю трибунал за то, что даете мне возможность сказать. Я согласен с тем, что в ходе упомянутого выше происшествия, мною были нарушены некоторые пункты полицейского кодекса. Да, я нарушил их, и будь у меня возможность сделать все иначе, я бы поступил точно так же. И дело не в том, что я ничему не научился. Дело в том, что это была необходимость. Поступи я иначе, и преступники смогли бы скрыться, а прибывшие на место полицейские, могли угодить под организованный обстрел. Я нарушил устав, я рисковал жизнью, но я сделал все, что от меня зависело, чтобы задержать преступников. Я сделал то, что должен и если ради этого придется попрощаться со значком, я готов, - Дилан говорил прямо, без увиливаний и уловок. Пока он был в больнице, трюки и увертки еще действовали, так как их можно было списать на шок и травмы, а вот на трибунале лучше не выделываться. Наступили долгие пять минут приглушенного обсуждения между членами трибунала, которые обсуждали, какое решение необходимо принять.
- Офицер МакМиллан, - начал глава ОВР после того, как только обсуждение закончилось, - Трибунал рассмотрел ваше дело, очень тщательно и с должным вниманием. Во внимание были приняты все факторы, а так же отчеты экспертов, которые осматривали место действий. В совокупности этих фактов, трибунал вынужден признать, что допущенные вами нарушения были допущены в связи с крайней необходимостью. Посему, Трибуналом города Сакраменто принято решение, о возвращении вам жетона и оружия, а так-же допуск к несению службы в патруле. Но, поскольку это ваше второе большое нарушение, мы вынуждены наложить на вас санкции. Согласно закону, из вашей зарплаты будет удерживаться штраф, а так же вы не сможете получать премиальные до конца года. Вы свободны, можете возвращаться к несению службы.
- Спасибо, сэр. - развернувшись, он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
Опять без премии... Зараза... Ну хоть не уволили к черту...
В коридоре его догнал капитан и сказал, чтобы Дилан прошел в его кабинет. МакМиллану ничего не оставалось, кроме как проследовать за капитаном в его кабинет. Капитан сел за стол и показал жестом, что Дилан может сделать то же самое. Хоть Дилан и был рад, что не вылетел, однако разговор с капитаном не предвещал ничего хорошего. Как выпить дать пропишет ему по первое число.
- Ну что-же МакМиллан, поздравляю. С возвращением, - прозвучало это как-то без энтузиазма. Должно быть его тоже мурыжил отдел внутренних расследований, пока копали под Дилана, - Ты хоть представляешь, чего мне стоило прикрыть твою задницу на этот раз? Сколько мне пришлось убеждать членов трибунала, что ты классный коп и будет грех от тебя отказываться? Не знаешь. Я выпросил для тебя еще один шанс, если еще раз накосячишь по крупному, вылетишь как пробка из бутылки. И еще одно, больше в одиночку тебя в патруль я не пущу. И не спорь. Помнишь, я говорил, что дам тебе в напарники самого толкового копа? Так вот, принимай пополнение. Ты теперь вновь будешь инструктором, это не обсуждается, так как это одно из условий, по которым  тебя не уволили.
- Ээээм, что? - Дилану такой расклад не понравился, но капитан его не слушал. Он достал из ящика своего стола жетон Дилана и бросил ему, - Капитан, я думал вы шутили тогда. Капитан, ну почему я должен работать с новичками? Спросите Эпштейна, он подтвердит, что из меня неважный инструктор! Пусть расскажет, что я вытворял, когда мы брали парней из "Трипл Джей"...
Но капитан его уже не слушал и направился к выходу из кабинета, Дилану пришлось встать и последовать за ним. МакМиллан не хотел вновь быть инструктором для новичков и следить за тем, чтобы они не косячили, он был человеком действий, а так ему придется тащиться как черепахе и следить за напарником.
- Ну погодите вы, капитан! Я же уже признал, что накосячил... Может дадите мне кого-нибудь другого в напарники? Только не новичка...
- Это не обсуждается, МакМиллан. Этот новичок самостоятельно напросился в департамент Сакраменто. Департамент приписал его к нашему участку, а взглянув на показатели, я приписал его тебе. И точка. Новичок должен быть в отделе кадров, заполнять бумаги. Берешь, показываешь тут все, сводишь в оружейку, пусть выдадут оружие, заодно и свой пистолет заберешь. Ну а потом на брифинг и в путь. Разговор окончен, - капитан ни на секунду не остановился по пути к лестнице на третий этаж.
Дилану же пришлось остановиться, так как отдел кадров на этом этаже. Но сперва ему предстояло заскочить в раздевалку и надеть форму, что он и сделал. Когда-же он вошел в отдел кадров, то помимо работников отдела он обнаружил еще нескольких человек, так-что ему пришлось подойти к одному из столов и запросить назначение на его имя. В графе стажируемого значилась фамилия Сихо, Дилан счел ее странной но не предал значения, все таки фамилии разные бывают. Дальше читать он не стал, по имени вообще поверхностно прошелся, а затем перешел сразу к поиску своего напарника-стажера.
- Мне нужен Сихо. Эмиль Сихо, что, его тут нет? - громко спросил МакМиллан, шаря взглядом по залу.

+1

102

Едва ли можно было в это утро быть спокойной. Конечно, ведь это было первое утро ее настоящей, действительно настоящей работы в качестве полицейского.  Воображение рисовало что-то невероятное, частью похожее на сюжет фильма, что она видела на прошлой неделе, а частью выдавая собой что-то совершенно эпически-невероятное. Однако девушка, естественно, понимала, что ничего такого «как в кино», в жизни не будет. Работа полицейского – тяжелый, ответственный труд, потому что за спиной этого самого полицейского, человека в форме, стоят все те, у кого этой формы нет. Невероятное чувство ответственности
       – Это будет обычный день, – говорила она сама себе, стоя перед зеркалом и сверкая на саму себя огромными, темными глазами. – Просто обычный день… – но руки на холодной раковине предательски дрожали, потому она раз за разом опускала их под струю холодной воды, которую потом брызгала в лицо.
– Нет, – наконец решительно заявила она и резко ударила ладонью по клавише смесителя. – Мне нужно успокоиться, – рассудительно решила девушка, и, выйдя из ванны, в шестой раз принялась наглаживать и без того идеальный уже воротничок форменной рубахи.
    Сидеть в квартире не было никаких сил, хоть дел там было и невпроворот, потому Эмилия придирчиво посмотрела на себя в зеркало: форма выстирана и здорово выглажена, непослушные и жесткие волосы собраны в хвост, а короткие, вечно падающие пряди подколоты тремя невидимками с каждой стороны – оставаться только надеяться, что они в самый неожиданный момент не упадут на лицо, сделав из офицера полиции обычную легкомысленную девчонку. Пригладив заколотые невидимками виски и все еще оставшись ими недовольной, девушка тем не менее вышла из своей небольшой квартирки.
    Полицейский участок встретил очень шумно и по-рабочему. Сосредоточенные мужчины сновали туда-сюда, и на лицах их был отпечаток той деловой решимости, которая чаще всего бывает наигранной. Они как будто специально ходили туда-сюда, пытаясь убедить окружающих в том, что усиленно работают. Но не все были такими. Кто-то бегал по коридорам с вполне искренне-озабоченными лицами, по-деловому уткнувшимися в папки и им до новенькой, потерявшейся стажерки не было никакого дела еще больше, чем тем, кто усиленно делал вид, что работает. Во всяком случае, именно такое было первым впечатлением Эмилиии от муравейника – полицейского участка. Здесь пахло крепким кофе, таким же крепким табаком, бумагой и мужским парфюмом дорогим, и не очень. Он как дым клубился под потолком и складывался в змеи, но стажер Сихо этого не замечала.
– Извините… – остановила она одного пробегающего с папкой, за несколько минут разгадав тайну «настоящих» и «ненастоящих» работников. – Мне нужен отдел кадров.
Тот поднял воспаленный взгляд от бумаг,  оглядел девушку с головы до ног, и махнул рукой куда-то в сторону. Эмилия поблагодарила и прошла в указанную сторону, обнаружив  в череде дверей ту самую, на которой на табличке было написано «отдел кадров».
  – Ааа, наконец-то! – мысленно воскликнула она и нырнула в кабинет, будто спасшись от суеты отделения. Девушка огляделась и улыбнулась тому, кого там обнаружила: здесь было спокойнее и не так шумно, пахло бумагами и немного отдаленно – кофе, как будто его пили давно. На завтрак. Знакомые запахи и тишина предали уверенности, Эмилия оправила рубаху и решительно сделала несколько шагов вперед, чувствуя странное, но очень приятное волнение и дрожь, которая скручивала внутренности в тугой кулак. Ей хотелось улыбаться от осознания того, что мечта вот-вот, вот она, на расстоянии вытянутой руки, осталось только взять в эту самую руку карандаш и заполнить протянутую анкету для личного дела.  Эма так долго к этому шла, так долго мечтала и представляла, как станет частью огромной машины помощи, что присутствие ее здесь и сейчас казалось совершенно невероятным. С некоторым даже восторгом забрав анкету и карандаш, она огляделась и, найдя стол, спрятанный за перегородкой, села за него: ей нужно было время, чтобы прийти в себя и поверить в то, что это действительно происходит. Нужно на секунду задержаться и перевести дух; постучав в волнении карандашом о лист бумаги, девушка заметила, что острый грифель оставил черные точки на белоснежном листе. Вяло выругавшись про себя, она тут же перевернула карандаш и принялась быстро и резко стирать эти точки, когда над всем небольшим кабинетом отдела кадров пронесся громкий голос. почти рокот. И рокот этот произнес ее фамилию.
           – Сихо, – мысленно повторила она и глаза ее заблестели, а дышать стало почему-то трудно. – Эмиль?.. Но я же…
Чуть приподнявшись на стуле, девушка осторожно выглянула из-за перегородки, всмотревшись в огромного мужчину, заслонявшего собой дверь. Строгий, с явным недовольством на лице и папкой в руке, этот мужчина сознанием автоматически был причислен ко второй категории людей, что она здесь видела: те, что отвечали кратко, смотрели пристально, и пытались побыстрее отделаться, потому что дел у них было невпроворот. – Этот даст прикурить… – вспомнился Эмилия выражение отца и, бросив взгляд из стороны в сторону, как будто проверяя не отзовется ли кто на ее имя, все же встала из-за стола в полный рост, а потом и вовсе вышла из-за перегородки, строгая, тонкая, подтянутая, как струна, в идеально отглаженной форме и с убранными волосам – она будто всем своим внешним видимо пресекала любые возможные замечания.
– Сихо здесь. – Громко и четко проговорила девушка, не сумев сдержать себя от того, чтобы не вздернуть выразительную бровь в легкой-легкой не усмешке, а лишь намеке на нее: в конце концов это удивительно, когда твой напарник-парень оказывается девушкой. Весьма выразительной. Такой выразительной, что не заметить ее женственность под рубахой было невозможно. – Эмилия Сихо. Эмилия. – Четко проговорила она, сохраняя необходимую строгость на лице, вот только бровь в том самом намеке то приподнималась, то опускалась к переносице. – Эмилия Сихо здесь, сэр. Кажется, мы с вами будем работать? – чуть склонила голову она, чиркнув хвостом по плечам и едва позволив себе улыбнуться. Она все еще ужасно волновалась, но теперь это абстрактное волнение сузилось до ширины плеч мужчины, стоявшего перед ней, который явно не горел желания говорить. Он даже имя не удосужился прочитать внимательно... Но это почти не волновало. Он как вектор - задавал направление, по которому, как по рельсам, можно было бы пустить все свои ощущения, не распыляя ее абстрактно, на весь белый свет.

Отредактировано Emilia Siho (2013-10-30 22:07:33)

+1

103

Дилан не любил торчать на месте, особенно в отделе кадров, который лично для него, был тем самым воплощением ненавистной ему бюрократии. Все здесь буквально вопило о соблюдении четкой системы, последовательности, хронологии и пунктуальности излитой во всевозможные отчеты, папки, файлы, бланки и анкеты. Но МакМиллан был вынужден признать, что без этой ерунды, в полиции был бы еще тот бардак. Однако, сейчас его мало волновали соображения относительно сохранения структуры полиции, при полном устранении бюрократии, как таковой. Сейчас его больше волновали поиски напарника, который возможно даже и не здесь вовсе. Пока он шарил взглядом по залу, он заметил вышедшую из-за перегородки и вставшую по стойке смирно, словно вот-вот должен зазвучать национальный гимн, девушку. Но его глаза по инерции продолжили обыскивать комнату, в то время как Сихо отозвался на свою фамилию. Точнее, отозвалась, так как голос принадлежал той самой девчушке, которую он только что заметил.
- Эммм... Что? - но девушка четко и громко повторила свое имя и фамилию, что поставило Дилана в замешательство.
Открыв папку еще раз, он более внимательно прошелся по информации, касавшейся стажера. К его удивлению, имя и впрямь было женским, а он каким-то способом умудрился прочесть его неверно. Оставалось гадать, как это вышло, но тем не менее он начал переводить взгляд с папки на девушку и обратно.
Я похоже либо еще не проснулся до конца и у меня галлюцинации или все-же старею... Надо сварить себе кофе... Да и я все еще не позавтракал. Так, что тут у нас... Эмилия Сихо. Пол: женский. Женский? Браво кэп, вы меня все таки сделали...
Слегка приподняв бровь, он наклонил голову, заглядывая девушке за спину, надеясь увидеть еще одного Сихо, но на этот раз парня. Но такового не обнаружилось, а потому пришлось смириться с действительностью и выпрямиться.
- Ну раз никого другого с такой фамилией нет, то значит будем работать с тобой... Ты ведь уверенна, что больше никого с такой фамилией нет? - вопрос был скорее риторический и его Дилан даже не собирался озвучивать, но все-же ляпнул, после чего помассировал преносицу и мотнул головой, - Не обращай внимания. У меня сегодня с самого утра день не задался. И остался без премии... Снова...
Похоже, недосыпание все-же сказалось на нем сегодня, так как был раздражительнее, чем обычно. Но что поделать, издержки профессии. Тут либо раздражительность и плохой сон, либо визиты к мозгоправу и антидепресанты, которые доконают окончательно.
- Ладно, стажер, меня зовут МакМиллан, офицер МакМиллан. Я был назначен твоим инструктором, а потому весь последующий год твоей стажировки, пройдет под моим чутким контролем, - с этими словами он развернулся к выходу, жестом показав Сихо, чтобы она следовала за ним.
Пока они шли к лестнице, чтобы спуститься на первый этаж, МакМиллан мысленно представлял себе улыбающиеся лица коллег, когда они узнают, что его опять сделали инструктором для новичков. Тем более, когда они поймут, что его стажером является эта аккуратная и хрупкая с виду девушка, которую, как и любого новичка, буквально распирало изнутри. Дилан прекрасно понимал, что это такое. Нет, сам он таким не был, так как его в полицию погнало далеко не желание красоваться в форме и психом он не был. Но тем не менее он видел других новичков и знал, что творилось у них в головах. Мечты о геройстве, уважении и удобном кабинете с высоким званием в конце головокружительной карьеры. Казалось, если бы Эмилию Сихо сейчас кто-нибудь за что-нибудь похвалил, то она скорее всего взорвалась бы или растаяла как свечка от переполнявщих ее эмоций.
- Итак, сейчас мы спустимся вниз и я кратко обрисую тебе, что тут и где. А пока мы спускаемся, я зачитаю тебе основные критерии "ЗСС", что расшифровывается как "золотой стандарт салаги". Это своеобразный свод правил, для любого новичка, правда их все никак официально не утвердят. Итак, первое, забудь о том, чему тебя учили в академии. Сунешься на улицу вооруженная только этими знаниями и тебе крышка. Второе, всегда четко следуй инструкциям более опытных офицеров. И третье, постарайся не накосячить. Бытует мнение, если новичок не облажается в свое первое дежурство, то из него наверняка будет толк. Но спешу развеять всяческие иллюзии, в первый день лажают все. -пока он говорил, они уже оказались на первом этаже и МакМиллан остановился, чтобы решить, с чего лучше будет начать экскурсию. А пока он решал, он решил дать Сихо время, чтобы переварить полученную только что информацию.
- Вопросы?

Отредактировано Dylan McMillan (2013-10-31 01:23:09)

+1

104

На какое-то мгновение точеные брови Сихо почти сошлись у переносицы, выдавая зарождающиеся в душе девушки смущение и даже раздражение. Слишком уж явно этот мужчина, пристально вглядывающийся то в свою папку, то куда-то за спину Эмилии, давал понять, что все еще ожидает, что она, каким-то чудом окажется лишь случайной однофамилицей его стажера.
«Спокойствие и уверенность», - мысленно, в который раз за это утро как заклинание повторила про себя девушка.
«Мне очень жаль, сэр, но я уверена, что я единственная Эмилия Сихо в этом здании», - девушка вовремя сумела сдержаться, так и не произнеся готовый сорваться с губ язвительный ответ, ведь следующие слова ее наставника моментально смягчили первое впечатление о нем. В конце концов, неудачные дни бывают у всех, а в их работе за такими днями могут стоять сорванные операции и даже чьи-то жизни. Более чем веский повод для плохого настроения. Кроме того, стоило все же признать, что Эмилия в глубине души ожидала какой-то подобной реакции. Фразу: «ну какой из тебя полицейский?», а так же ее различные вариации Сихо слышала не единожды и от друзей, и даже от некоторых преподавателей в Академии. И, в первую очередь, от отца, который, похоже, до сих пор считал эту работу простой блажью его дочери, не уставая ей об этом напоминать. Потому девушка была готова к тому, что свое право находиться здесь на равных ей придется доказать. Сама же Эмилия ни на секунду не усомнилась в своем выборе и уверенно шла к намеченной цели.
«Офицер МакМилан», - повторила про себя девушка, словно пробуя на вкус имя своего инструктора и запоминая его. Она заметила, что мужчина жестом указал ей следовать за ней, и кивнула, но тут же вспомнила про анкету, которую собиралась заполнить перед тем, как в зале прозвучало ее имя.
- Простите, сэр… - окликнула Сихо мужчину, но то, похоже, не услышал ее. Девушка растерянно перевела взгляд со спины удаляющегося офицера, на стол, но, вспомнив, что документы ей можно сдать до конца рабочего дня подхватила чистый бланк и, аккуратно прижав его к груди, устремилась следом за МакМиланом к лестнице.
Внимательно слушая мужчину, девушка сама не заметила, как чуть прикусила губу и начала вертеть в пальцах карандаш, который до этого так и сжимала в руке. Разумеется, она не собиралась оспаривать опыт старших по званию, но в остальном была не совсем согласна с озвученным ей сводом правил. Сихо никогда не понимала тех, кто утверждал, что в академии их ничему не научили. Теория ничуть не менее важна, чем практика – в этом девушка была свято уверена. К тому же, многие занятия у них вели офицеры, у которых за спиной тоже был немалый опыт работы…
- И все же, я попробую не оплошать, сэр, - уверенно произнесла Эмилия, упрямо вздергивая подбородок, и даже позволила себе едва заметно улыбнуться. Чтобы там ни говорили, она - не «все» и не зря имеет диплом с отличием. Конечно, от ошибок она, как и любой человек, не застрахована, но она вовсе не собирается «косячить» в первый же свой день. Особенно в первый день. Оправив воротничок, Сихо провела рукой по волосам, проверяя, не выбились ли непослушные пряди, и замерла перед офицером, ожидая дальнейших указаний. Правда, девушка не учла, что остановилась она прямо перед какой-то дверью, которая, словно в насмешку над словами девушки, очень не вовремя решила открыться. Поспешно отойдя в сторону, Эмили пробормотала извинения, выслушав в ответ такое же невнятное бормотание вышедшего из кабинета парня со стопкой бумаг в руках, и повернулась к своему наставнику.
- Пока вопросов нет, сэр, - тихо произнесла Сихо, чувствуя, как предательски пылают от неловкости уши.

+1

105

Дилан продолжал вертеть головой, составляя маршрут для экскурсии, в пол уха прислушиваясь к словам стажера. Как и девяносто пять процентов новичков, она была абсолютно в себе уверена. С одной стороны - это похвально, идти в патруль и верить в свои силы. Но с другой стороны как раз эта самая уверенность в том, что он знает что делать, и толкает новичка на опрометчивые поступки. Но, как правило, именно первый патрульный день заставляет новичков понять, что они еще много чего не знают, на самом то деле. МакМиллану осталось только промолчать, какой смысл что-то доказывать, если жизнь скоро сама все докажет?
А она оптимист... Любопытно.
В этот самый момент, дверь, перед которой остановилась Сихо, открылась и ткнула девушку в спину, вынудив отойти в сторону. Из кабинета, груженный папками как мул, вышел офицер Трелони, которого, судя по всему, вновь заставили поднять архивы и произвести проверку документации. Настроение у него было скверным, а потому в сторону помехи, в виде Эмилии, он пробурчал что-то невразумительное и поплелся с бумагами к своему столу. Пожав плечами тому в след, Дилан повернулся лицом к стажеру.
- Хорошо. Итак, сейчас мы находимся в главном зале полицейского участка. Именно сюда приводят задержанных, сюда-же обращаются жители нашего города с теми или иными жалобами. Именно здесь обрабатывается большая часть оперативной информации, которая поступает затем в диспетчерскую, откуда по рации получаем ее мы.
С этими словами он направился к столу сержанта Винтерса и оставил там папку с личным делом Эмилии. Все что ему было нужно, он уже успел прочесть. Затем он направился в сторону камер задержания, попутно кивнув стажеру, чтобы не отставала. Здесь сегодня было многолюдно, должно быть у ребят с ночной смены была веселенькая ночка. Камеры были заполнены, да и на лавке у стены мест уже не было. Были среди задержанных и так называемые "постояльцы", самые заядлые дебоширы и мелкие воришки и "ночные бабочки". Завидев МакМиллана, некоторые из них сразу скисли. Должно быть надеялись, что за ними кто-нибудь явится из знакомых, внесет залог и их выпустят. Кстати, что-то Санчес тут видно не было... Ну да ничего, день только начинается.
- Смотрю и радуюсь. Эй, Руди, что, снова затеял драку в баре? - последнее адресовалось одному неопрятному мужику, лет пятидесяти.
- Да пошел ты, МакМиллан! - огрызнулся тот, судя по его лицу, еще немного и его стошнит.
- Так, стажер, сюда мы приводим всех, кого задерживаем. Сегодня, как видишь, аврал. Но почти половина из них уже через пару часов будет освобождена, так как протрезвеют окончательно. Получат штрафы и на выход. С остальными видно будет... - с этими словами он развернулся и вернулся в главный зал.
В животе урчало, а потому, прежде чем продолжить, он направился к ближайшему торговому автомату. Видит Бог, не любит он все эти батончики, чипсы и прочий полуфабрикат, но когда нормально поесть не выходит, приходится довольствоваться даже этим. Сунув в прорезь пару монет, завалявшихся в кармане, Дилан нажал на кнопку, после чего стукнул по панели, чуть ниже и левее кнопок и только тогда в автомате послышалось жужжание и через пару секунд в лоток упал бисквитный пирожок с малиновым джемом. Забрав его, он подошел к стоявшему рядом столику, где стояла кофеварка с свежезаваренным кофе. Налив себе в одноразовый стаканчик и слегка подсластив сахаром, Дилан принялся распаковывать пирожок.
- Запомни, Сихо, это святая святых любого участка. Начнешь ценить подобные места, когда из-за какого-нибудь чрезвычайного случая, трое суток остаешься на службе, без перерывов и только мечтаешь вернуться домой к кровати и домашней кухне, - отпивая горячий кофе, сообщил МакМиллан, после чего откусил пирожок.
Голод не тетка... Да и может взбодрюсь немного...
Продолжая есть, держа в другой руке стаканчик с кофе, МакМиллан пересек зал и направился в сторону оружейки, но у самого входа вспомнил об одной детали и остановился. Прожевав очередной кусок, он повернулся к Эмилии и показал рукой в направлении раздевалок.
- В той стороне находятся мужская и женская раздевалки. Мужская слева, женская справа, оттуда же можно попасть в душевые, соответственно. Сейчас мы туда не пойдем, но чтобы ты знала, в какую сторону идти. По завершении дежурства, форму, пистолет и пояс с снаряжением оставляешь в своем шкафчике. Ходить в форме по городу вне дежурства запрещено. Перед тем, как поместить пистолет в шкафчик, нужно его предварительно разрядить и убедиться, что не осталось патрона в стволе. Ну и разумеется, не забывай его заряжать, выходя на дежурство... - ему сразу вспомнился случай, когда Эпштейн забыл зарядить пистолет и понял это, только когда наставил ствол на психа с ножом. Хорошо хоть не растерялся тогда, - Ну а сейчас пойдем за оружием.
После чего он зашел в оружейную комнату. Это было довольно просторное помещение, заставленное стеллажами. На полках находились стандартные черные сумки с вспомогательным снаряжением, таким как лента для оцепления, светоотражающий жилет, бронежилет и дополнительные боеприпасы для дробовика, резиновые пули для травматики и картриджи для тазера. На полках были написаны номера, соответствующие номерам патрульных автомобилей. Каждому номеру соответствовали две сумки, с расчетом: сумка на офицера. Но сейчас МакМиллана эти сумки не заботили, он двигался к окошку в конце комнаты, где офицерам выдавалось оружие.
- Привет Рон. Меня восстановили, так что давай сюда мой пистолет... И да, выдай стажеру снаряжение и пистолет... И поживее, хотелось бы успеть на начало брифинга, - сказал Дилан заведующему оружейкой офицеру, после чего обратился к напарнице, - Пистолет сюда приносишь раз в неделю, для чистки. Если пистолет заклинит, сдаешь его сюда в тот-же день, даже если он чист и ты всего раз выстрелила. Неисправное оружие - это забота оружейки. Если оружие не работает, значит они его не проверили во время чистки и не устранили дефект. Все остальное время вне дежурства, как я и говорил, он находится в твоем шкафчике в разряженном состоянии. Дробовик и травматику сдаешь сюда после каждого дежурства. Но за ними, как и за сумками с полки триста тринадцать, мы вернемся после брифинга... Рон, ну где ты там?

+1

106

В какой-то момент у Эмилии появилось ощущение, что она вновь стала студенткой Академии, и их снова, как на втором курсе, просто привели в полицейский участок на своеобразную экскурсию. И сейчас откуда-нибудь появится мистер Пирс и попросит их вести себя потише и не мешать работать настоящим полицейским, а Брайан как всегда заплутает где-нибудь в этих однотипных коридорах. Мысль о том, что это теперь и ее место работы, что она теперь каждый день будет проходить по этим залам, коридорам, лестницам, приветствуя кивком головы и улыбкой знакомых сослуживцев, упрямо не желала укладываться в голове. И в то же время, иногда Сихо казалось, что она здесь провела не час, а как минимум несколько лет своей жизни: настолько все казалось знакомым и привычным.
Пройдя за МакМиланом к камерам задержания, Эми не смогла сдержать эмоций, отпрянув от одной из камер и сморщив нос: амбре из запахов пота, дешевого алкоголя, грязной одежды, приторно-сладких духов  и чего-то такого, о чем девушка даже думать не хотела, было соответствующим. Нет, Сихо никогда не была брезглива, но ей было противно от вида этих опустившихся людей, которые способны доводить себя до столь свинского состояния. Эмилия скользила взглядом по лицам задержанных, пытаясь почувствовать к ним хоть какую-то жалость и мысленно ругала себя за подобную черствость, пока внимание ее не привлек мужчина, неопределенного возраста, закутанный, как в кокон в кучу какого-то грязного тряпья.
- Какая цыпа, а туда же, коп, - он наградил повернувшуюся к нему Эмилию противной и нахальной улыбкой, в которой не хватало нескольких зубов и сплюнул прямо на пол.
Передернувшись, девушка поджала губы, и поспешила вернуться в главный зал, тем более, что наставник ее уже, наверное, заждался.
«Привыкай, Эмилия, вот такой контингент и будет обеспечивать добрую часть работы патрульно-постовой службе», - мысленно хмыкнула Сихо.
«Зато этот тип, именно благодаря твоей работе, не пристанет к такой же как ты девушке где-нибудь на улице», - приободрила себя стажер, подходя к одному из столов и покосилась на простенькую кофеварку. Пожалуй, хороший, сваренный по всем правилам кофе остался той единственной слабостью, от которой Сихо не могла отказаться, даже перебравшись из-под крыла родителей в Сакраменто. Впрочем, сейчас Эмилия, даже если бы захотела, не могла бы справедливо судить о качестве этого напитка, потому что после предыдущего помещения, его аромат казался по-настоящему божественным.
- Нисколько не сомневаюсь, сэр, - искренне заверила девушка, вспоминая, у скольких сотрудников она уже заметила похожие бумажные стаканчики.
Перед дверью в оружейную, волнение, с которым Эмилия, как ей казалось, справилась вполне успешно, нахлынуло с новой силой. Поприветствовав мужчину в окошке, которого МакМилан назвал Роном, Сихо огляделась, стараясь не слишком вертеться и не выдавать переполняющих ее чувств. Нет, Эми никогда не испытывала какого-то особого трепета перед огнестрельным оружием, но табельный пистолет, казалось, должен был поставить ту самую заключительную точку, превращая девушку в почти полноправного сотрудника. И совсем неважно, что пока только стажера.
- Да, я поняла, сэр, - чуть нетерпеливо кивнула она офицеру, давая понять, что знает инструкции.
Однако, Рон явно не торопился, и Эми, взглянув на часы, начала нетерпеливо притопывать ногой. Упоминание МакМиланом того, что они могут опоздать, отнюдь не прибавило спокойствия привыкшей к пунктуальности Сихо.
- Сэр, прошу прощения... Может и оружие получить лучше после брифинга? – наконец, не выдержав все же поинтересовалась она.

+1

107

МакМиллан только слегка хмыкнул, наблюдая за стажером. Типичный новичок, ничего не скажешь, эмоций - как тока в трансформаторе, только что не искрит. Весь этот ее легкий мандраж, притоптывания и нетерпеливость не могли не позабавить. Можно сказать, он скучал по тому, чтобы наблюдать за эмоциями новичков. В некоторых случаях новички могут позабавить не хуже профессионального стэнд-ап комедианта. Первый салага, которого вел МакМиллан, тот вообще заявил как-то, что благодаря тому, что он каждый день светит формой по городу, держа руки на поясе увешанном снаряжением, он стал очень популярен у женщин. Дилану еще подумалось тогда, что он в полицию пошел только из-за этого. Забавных случаев было полно, все и не вспомнить.
А между тем, Сихо проявляла нетерпение и даже была готова пойти на брифинг без пояса и оружия. Разительное отличие от всех предшественников, что не могло не удивить МакМиллана, так как другие новички готовы были ждать хоть до второго Пришествия, но получить все-же оружие - символ силы полицейского. Как им казалось...
- Да ладно тебе. Потерпи и войдешь в зал для брифингов как настоящий коп... Со всеми атрибутами... - ну, про копа это он конечно пошутил, так как считал, что человека копом делает не форма, а поступки. Ну а Сихо еще только предстояло проявить себя в деле, - Рон, поживее давай. Я из-за тебя не хочу тут весь день проторчать...
Рон, который все это время где-то копался в смежной комнате, неспешно появился вновь и сделав записи в журнале, просунул в окно сперва пистолет Дилана, затем пояс Эмилии, при этом бубня.
- Для кого Рон, а для кого офицер Берковиц. Не учи новичков на... - тут он осекся, так как только сейчас посмотрел на Сихо и улыбнулся, - А в прочем, Рон даже лучше...
Дилан не выдержал и хохотнул. Рон славится в участке тем, что помимо щепетильности, обладает привычкой клеиться к каждой девушке-новобранцу, которые приходят сюда за оружием. Рону было тридцать пять, и он уже был дважды женат, дважды развелся и заявил, что он такой самец, что постоянные партнерши ему не нужны. На деле-же обе его супруги бросили его, так как Рон был тем еще мудаком и его кобелиные инстинкты лишь часть проблемы.
- Рон, тебе не везет с женщинами... Завязывай со своими штучками, - сдерживая смех, заявил Дилан.
- Как и теб... - тут он осекся, когда встретился с серьезным взглядом МакМиллана, после чего молча просунул в окошко пистолет Эмилии и журнал, чтобы Сихо и МакМиллан расписались в получении оружия.
Не спуская с Берковица взгляда, Дилан не глядя взял ручку и расписался где надо, после чего так-же не глядя протянул ручку стажеру. Когда ручка покинула его руку, он проверил обойму и сунул пистолет в кобуру, после чего развернулся и пошел в сторону выхода из оружейки, бросив напоследок.
- Подготовь дробовики, ждать еще раз я не намерен, Рон...
Эта Ронова неудачная попытка сострить слегка задела Дилана, так как речь была не только в том, что его жена погибла, а еще и в том, что он типа не способен справиться со своей дочерью, которую уже задерживали пару раз вместе с участниками шумных вечеринок, которые нарушали общественный порядок. Хорошо хоть сдержался и не стал в присутствии новичка высказывать все то, что он о нем думает. Это будет лишним, незачем стажеру быть свидетелем их с Роном трений.
А между тем, Дилан уже приближался к двери комнаты для брифинга. Патрульные уже расселись по своим местам и пустыми остались только их с Эмилией места. Лейтенант Кэллоуэй как всегда опаздывал. Еще бы, у него все время часы отстают, сколько бы он них не чинил и не настраивал, они стабильно отстают в среднем на десять минут. Подчиненные даже как-то подарили ему новые часы на день рождения, но он умудрился их разбить, а потому опять носил старые.
Завидев Дилана, некоторые офицеры зашлись одобрительными возгласами. Другие же, как например, офицер Таннер, не проявили никакой радости, по поводу возвращения МакМиллана в строй. Но Дилану было как-то все равно, их неприязнь была взаимной, так что комментарии излишни. Таннер улыбнулся, когда в комнату вошла Сихо, так как понял, что у него есть шанс подколоть МакМиллана и задеть его самолюбие.
- Что, МакМиллан, опять с ребятней будешь возиться? Это как раз для тебя...
- Как видно нет, раз я не с тобой вожусь, Таннер... - беззлобно бросил Дилан.
Продолжить словесную перепалку им не дало появление лейтенанта Кэллоуэя, несшего в руках толстую папку. Пока остальные еще рассаживались поудобнее, лейтенант подошел к карте и добавил пару кнопок к другим таким-же, которые утыкали собой территорию Уильям-Лэнд Парка. Затем, все так-же молча, он принялся прикалывать к доске фотографии молодых девушек. Когда он закончил, он подошел к стойке и  покопавшись в бумагах, начал.
- Рад, что наши ряды пополняются. МакМиллан, я в тебя верил, хорошо что снова в деле. Итак, расклад у нас откровенно говоря дерьмовый. За последние сутки в Уильям-Лэнд Парке нашли еще два трупа молодых девушек. Почерк тот-же, девушки были изнасилованы и задушены. Кэйли Шрайдер, пятая жертва, по прежнему является единственной выжившей, вчера вечером она пришла в себя. Все, что она смогла вспомнить, что нападавший был в капюшоне и она не смогла рассмотреть лица. Так что у нас по прежнему нет никаких ориентировок на подозреваемого. Мы по прежнему знаем лишь то, что он караулит жертв на территории Уильям-Лэнд Парка, нападает либо рано утром, либо поздно вечером. В основном отдает предпочтение бегуньям, которые совершают пробежки по аллеям парка.
- Сэр, эксперты уже установили, какой веревкой душили жертв?
- Да, хорошо что напомнил. Маньяк использует веревку из полипропилена. Детективы уже шерстят все магазины, где продаются рыбацкие принадлежности, присматриваются к любителям рыбной ловли в том районе, пока результатов нет. Если простое патрулирование не даст результатов, придется рискнуть и перейти к другим методам. Так, МакМиллан и эээ... Сихо. Вы двое встанете на маршрут вокруг парка. Таннер и Хочкис возьмут на себя маршрут, по Грин Грасс и Оук Парк. Как только поймаем гада, все вернутся на свои привычные маршруты. Разойдись.
Будем надеяться, к "другим методам" обращаться не придется...

+1

108

Для Сихо сегодняшний день был больше, чем первый день стажировки – это первый день, когда она начнет видеть по-другому, слышать, мыслить. Для уже работавших не первый день полицейских в обстановке участка не было ничего необычного – ни что их не удивит, все идет своим чередом, но только не для Эмилии: стараясь не упустить ни единого слова своего наставника, она крутила головой, пыталась уловить какие-то непонятные мелочи, чтобы потом спросить. Все ей было интересно и нужно, лишь один факт останавливал не завалить сразу ворохом вопросом – брифинг! Вот туда-то ей хотелось попасть, как можно быстрее, впитать в себя новые сведения: да, пускай у Эмилии пока не опыта, но кто знает, может как раз свежий взгляд и нужен будет, да и интересно полностью окунуться в жизнь полицейского. Вот именно поэтому Сихо и не хотела терять время на получение оружия – успеют же.
- А так я не совсем настоящий коп, сэр? – девушка сжала губы, но предательская улыбка все равно была замета. Конечно, до настоящего копа, такого как ее наставник или любой другой из этого участка, ей еще расти и расти. Кто она по сути сейчас? Не стреляный воробей. Практики, настоящей живой практики у нее – нуль! Еще не известно, как она поведет себя, оказавшись в реальной перестрелке, как отреагирует на первого убитого преступника: это она в академии всегда была отличницей и одной из первых, тут может и спасовать – она читала о таком, слышала от тех, кто столкнулся с такой проблемой, и не хотела оказаться среди их числа. – Именно что – атрибуты, и только, - пробурчала тихо под нос себе девушка. Рассуждать о чести, об обязанностях можно было бы много, как и о том, что есть и такие люди среди полицейских, которые пользуются своим положением. Она уже хотела открыть рот и выпалить все это МакМиллану, как появился офицер Берковиц. Определенно, Эмилия к этому мужчине будет только так обращаться и не иначе – то ли это его поведение повлияло, то ли реакция наставника, а может оценивающий взгляд работника оружейки, чуть ли не раздевающий ее, от чего стало не по себе – будут работать в одной команде, а тут такое поведение. Нет, Эмилия и думать не думала, чтобы идти жаловаться, искать выход на отдел внутренних расследований и говорить о домогательствах – смысл? Сама разберется, если начнут переходить грань, уже не ребенок.
- Не думаю, офицер Берковиц, к старшим нужно обращаться с уважением, - по лицу мужчины было не понять сколько ему лет: тот неопределенный тип мужчины, когда ему с одинаковой вероятностью можно было дать и тридцать лет, и сорок два – пускай думает, что Сихо считает его старичком.
Девушка не поняла, что произошло потом: что могло разозлить так МакМиллана, что взяв оружие и расписавшись за него, он так быстро ушел, что такого сказал Берковиц? Женщины? Жена, любовница, подружка? Что-то из этой оперы? Ему попадаются слишком плохие или хорошие для него? Что только в голову не лезет, когда хочешь знать все, что происходит вокруг, когда хочешь во все вникнуть сразу.
- Спасибо, офицер Берковиц, - проверив пистолет, взяв запасную обойму и расписавшись, Эмилия не вытерпела. – А что это было? – нет, это было не праздное любопытство, ей же нужно было понять с кем придется работать. Может под личиной крутого копа скрывается маньяк.
- Нуу… - Рон замялся, будто МакМиллан стоя рядом и грозил ему кулаком, от чего захотелось узнать все. – Спроси у него сама, мне работать нужно – дробовики никто за меня не подготовит, - бывшей до этого приветливости и обходительности больше не было и видно, будто ветром их сдуло. Что уже не в первый раз подтверждало, что Сихо будет набираться опыта у очень серьезного человека.
Вроде Эмилия задержалась в оружейке всего ничего, а до этого она была уверена, что не опоздает на брифинг, но стоило ей зайти в кабинет, как оказалось, что она последняя, опаздывающая. Вновь возникло это неприятное чувство, когда на тебя смотрят множество глаз – кто интересом, кто с безразличием, а кто-то и с откровенной иронией. Заметив МакМиллана, проскользнув к нему и сев рядом, Эм слышала концовку разговора – неприятно, что считают ребенком, но она докажет, что зря так считают.
Правильно сказал МакМиллан, что нужно забыть все, чему ее учили в академии, при чем начисто забыть и учиться заново, начиная с дыхания. Все, что казалось таким простым и ясным, на деле было сложнее: в учебниках и на практике им не говорили обо всех тонкостях будущей работы, о том, с кем и чем ей придется столкнуться. Вот именно с чем – она же читала в учебниках и по криминалистике, и по судебной психологии о маньяках, но вот так увидеть деяния этих нелюдей. Пускай скажут, что она не права, что нельзя так говорить о больном человеке, но загубить столько жизней.
Подавшись на стуле вперед и приглядываясь к фотографиям, она не услышала вопроса Дилана о веревке: в ее голову пришла дикая мысль, пока обрывочная сырая, но будоражащая кровь – взять этого человека на живца. Почему нет? Она может подойти по всем параметрам – молодая, не засветилась еще в форме, да и бегает хорошо. Это намного лучше, чем патрулировать и ждать, пока не найдут магазинчик или новый труп.
- Офицер МакМиллан! – не давая мужчине никуда уйти, сразу же, как только их распустили, Эмилия быстро и как можно тише заговорила, чтобы ее не прервали словами о том, что ее идея бредовая. – У меня есть мысль, мы же можем попробовать взять его на живца. Смотрите, - девушка быстро подошла к стенду и указала на фотографии. – У нас есть общие черты, можно на этом сыграть. Если он так часто выходит на «охоту», может и на меня клюнуть, это же реальный шанс. Когда мы еще обнаружим поставщика веревки, а если он купил ее не в Сакраменто, а привез с собой? - несколько человек обернулись на ее слова, а она вроде тихо говорила. Неужто она не заметила, как стала говорить громче?
- Воспитывай, воспитывай, МиаМиллан смелую ребятню, бросай сразу в реку – пускай учится плавать, - все тот же офицер, с кем говорил наставник ранее, решил вставить свои пять копеек.
- Я не шучу и понимаю, что это не игра, - Эмилия пыталась не сникнуть, смотрела на наставника, понимая, что сейчас либо ей укажут ее место и отчитают, как первокурсницу, которая не может сдать самый простой зачет уже десятый раз, либо перенаправят к другому наставнику, куда-нибудь в глушь.

Отредактировано Emilia Siho (2014-02-26 00:03:28)

+2

109

Кэллоуей закончил распределять маршруты, после чего забрал свою папку и покинул зал для брифингов, направившись в свой кабинет. Многие копы начали расходиться, но были и те, кто не слишком и торопился в путь. И как оказалось, у новичка возникла "светлая мысль" которой она и решила поделиться с теми, кто тут присутствовал. МакМиллан лишь мотнул головой, так как стажер озвучила именно тот самый "другой метод" о котором упоминал лейтенант и о котором Дилан даже думать не хотел. Да, когда он сам еще был салагой, да и после, он принимал участие в операциях под прикрытием. Он изображал других людей и втирался в доверие всякой шалупони ради информации и прочего. Но он никогда не был в роли живца. Зато ему не посчастливилось быть очевидцем того, как во время ловли одного торговца оружием приманка погибала под перекрестным огнем. С тех пор он и не жаловал подобные операции, слишком большой уровень риска, даже больше, чем при работе под прикрытием.
- Стажер, не пытайся бежать впереди паровоза. Умереть еще успеешь, - поднимаясь со стула и потирая переносицу отрезал Дилан.
Хотя, с одной стороны, Сихо была и права. Этот парень за небольшой срок убил уже много девушек и он очень осторожен. Пройдет много времени, прежде чем следствие возьмет след маньяка. А время было слишком большой роскошью, когда подразумевает под собой человеческие жертвы. Но тем не менее, пока начальство не решится инициировать ловлю на живца, они продолжат выполнять возложенную на них миссию. На подкол со стороны Таннера, МакМиллан не отреагировал вообще, не дождется.
Это тебя в реку бросить стоит... Если я куда и брошу салагу, так сразу в пекло. Чтобы без дураков и с первых дней понимала, что это только в фильмах копы беспечно катаются по городу и время от времени ловят домушников или убийц. Это Калифорния, тут каждый день море вызовов и преступлений. Поживем - увидим, может одумается и уйдет.
- Нет, не понимаешь. Ты еще и дня не провела на службе, а уже ломишься в дебри о которых не имеешь понятия. Мы патрульные, копы в патруле. Сейчас у нас есть приказ, если начальство выдаст нам другой приказ, мы выполним и его...
Он подошел к доске и внимательно рассмотрел фотографии девушек. Он когда-то недолго работал в убойном, а потому мало-мало разбирался во всех этих делишках. И сейчас его опыт подсказывал, что у ублюдка нет четкой виктимологии. По крайней мере на фотографиях не было видно каких-то четких схожих признаков. У жертв были разные цвета волос, глаз, структура лица, кожа, ни одного явного совпадения, которое могло бы указывать на методику, по которой убийца выбирает жертвы. Хотя, возможно, что следствие располагает и другими данными, которые могли бы все объяснить.
Хорошо, что я попросил Рейчел забирать Кэйтлин со школы и не спускать с нее глаз. Пока не поймаем этого урода, дочке лучше не мотаться по улицам. Страшно даже представить, если бы ее фотография оказалась на доске. Я бы этого не пережил.
- Идем. Работа ждет... - он развернулся и направился к выходу из зала.
Возле дверей все еще терся Таннер, который проводил его ироничной ухмылочкой. Делать ему нечего, что ли? Таннер когда-то был нормальным копом, они вместе с МакМилланом проходили тест на сержанта. Дилан прошел, он засыпался, после того случая, он взъелся на МакМиллана, видимо позавидовал. С тех пор Таннер превратился в того еще козла, которого недолюбливают даже сильнее, чем МакМиллана. Вот кого точно никто не подумает звать к себе на пикник. Хотя, его тоже никто не зовет, ну и ладно, зато может уделять свободное время дочурке, которой его точно не хватает.
Вернувшись в оружейку, он без лишних слов забрал с полки под номером триста тринадцать одну из сумок. Затем он подошел к окну выдачи, в которое Рон уже высунул два дробовика. Один из них был вполне обычным дробовиком марки Винчестер, модели тринадцать ноль ноль с полицейской модификацией "FN". Вместимость магазина на семь патронов, фосфатированные металлические части и деревянное цевье и приклад. Второй дробовик выглядел аналогично, за исключением цевья и приклада. У этого приклада они были пластиковыми, кислотно зелено-синего цвета. Это была травматика, стреляла исключительно резиновыми пулями и применялась даже чаще, чем боевой дробовик. Дилан взял боевой дробовик и принял его на плечо, травматику и вторую сумку пусть тащит стажер. Он мог бы взвалить на нее обе сумки, но не стал, мужик он или нет?
- Итак, повторюсь, - начал он, двигаясь в сторону выхода на парковку служебных машин, - Забудь все, чему тебя учили в академии. Если придется стрелять, стреляй без сомнений. В нашем деле часто придется иметь дело с отморозками и бывшими заключенными, многие из них на игле. Так что тут либо ты, либо двухметровый качек на психоделиках. Не позволяй преступнику завладеть твоим оружием или снаряжением иначе тебе конец. Преступники в большинстве своем безжалостны и терять им нечего, а потому чаще всего выстрелят не задумываясь. Держись рядом, двигайся как я, если приказал, выполняй не раздумывая. Поездишь со мной год, не засыплешься и не передумаешь - получишь свой значок.
А тем временем они уже были на парковке и Дилан открыл багажник патрульной машины триста тринадцать, чтобы загрузить туда сумки и травматику. Дробовику место в салоне, на специальной стойке, прямо между передними сидениями и перегородкой. Запихнув в багажник свою сумку, он оставил багажник открытым, чтобы Сихо могла загрузиться. Сам же он открыл заднюю дверцу, чтобы по протоколу проверить заднее сидение, куда в последствии будут помещаться задержанные.

+2

110

Ну, ведь глупо же! Глупо отказываться от такой идеи. Это может сэкономить время при поимке маньяка, моет спасти многих девочек, да и их семьи. Эмилия просто представить себе не могла, что ее знакомая или близкая подруга может когда-нибудь оказаться в руках подобного чудовища, у девушки просто исчезала фантазия, когда она попыталась представить себе подобную картину – ей просто стало холодно, и из-за этого всего совсем не понятно, почему никто не испробовал поймать преступника на живца. Неужели убойщики боятся или у них нет никого, кто может исполнить роль? Оба эти предположения казались невероятными, как и реакция наставника.
Уж лучше бы повысил голос, чем та спокойно сыпал нотации. Приказ – это приказ, Эмилия прекрасно все понимала, а кто потом вернет матерям и отцам их дочерей? Все тот же приказ? Почему все копаются, почему никто не решается? Откуда такая странность и, как бы девушка не боялась такого слова, нежелание поймать преступника. Так ведь не должно быть. Не об этом ей говорили в академии, и забывать эти слова она не собирается, не смотря на слова МакМиллана.
Она молчала, плотно сжав губы, как партизан на допросе в Гестапо, чтобы только не сказать всего, о чем думала вслух, иначе ей следует потом искать новое место работы. Ничего, она сейчас стерпит, пускай наставник командует – это его право, он обязан это делать; но никто не отменял личного времени, вот тогда то она сможет сама пойти в этот парк, и никто не сможет ее остановить и указать на неопытность. Только это сейчас и грело душу девушке.
- Значит, будем выполнять приказ, сэр, - стараясь не выдать себя голосом, девушка отправилась следом за МакМилланом, уставившись ему в спину и не глядя ни на кого из присутствующих в кабинете – видеть, как она развесила собравшихся не очень то и хотелось, особенного того, кто посоветовал  поучить ее плавать.
Дорога да оружейки была уже знакома, и ничего не изменилось, пока они были на брифинге. Эмилия внимательно смотрела за действиями наставника, видела, как он легко взял сумку и дробовик. Прежде чем взять свою сумку, она ее расстегнула, бегло посмотрела содержимое и думала, что также легко ее поднимет, но не тут то было – сумка оказалась тяжелее, чем она представляла себе. Слегка перекосившись, девушка взяла дробовик в руку.
- Спасибо, офицер Берковиц, – она улыбнулась мужчине и пошла следом за МакМилланом, уже во всю читающего лекцию о выживании на улицах города. У Эмилии складывалось ощущение, что он преувеличивает, усугубляет положение дел, будто хочет напугать девушку до икоты, чтобы она тут же развернулась и отправилась домой. Не дождетесь, сэр! Не для этого она столько лет училась, доказывала себе и окружающим, что она не кисейная барышня.
- Я это уже поняла, сэр, уже забываю все, что не нужно, - упоминание о том, что придется стрелять в людей, пусть и преступников, заставило девушку вздрогнуть. – Сэр… - она запнулась, но все е смогла собраться и задать вопрос. – Сэр, а каким был Ваш первый выстрел во время патрулирования? В кого Вы стреляли? – смогла задать часть вопроса, а самое ужасное оставила на «сладкое». – Кто был тот, первый, кого Вы?... – нет, она не боялась, но пока ей было сложно представить, что кого-то убьет в ближайшем обозримом будущем. – Понятно, выполнять приказы и не думать, - быть похожим на болванчика и молчать, забавное наступает время, но Эмилия готова была смириться и с этим, если через год сможет получить значок. – Я не передумаю, ни за что! – слишком горячо произнесла, но слова МакМиллана задели ее за живое, родители вот точно так же ей говорили, добавляя, что она не справится, что это не ее, что вся эта детская задумка – глупая трата драгоценного времени, за которое она могла бы достичь большего. – И не завалюсь, - уже спокойнее произнесла Эми и даже попыталась улыбнуться спине мужчины. Последовав примеру мужчины, девушка загрузила свою сумку в багажник автомобиля и захлопнула крышку. Она не стала говорить о своих амбициозных планах, о том, что хочет оттрубить положенные годы в патруле, сдать экзамены и попытаться попасть в убойный отдел. Это, конечно, мечты, но каждая мечта становится реальностью, если каждый день делать к ней шаг, а то и два.
- Задержанные не смогут выбраться, сломать решетку? – заглядывая через плечо МакМиллана в салон, девушка с интересом разглядывала сидения. Сама не понимая почему – фильмы или черный юмор сокурсников, но ей казалось, что салон должен быть в кровавых пятнах, а ничего подобного и не было видно. – Дробовик, где и как лучше разместить? – вдруг и для этого есть целая инструкция на пять страниц машинописного текста и ей придется все это сейчас выслушать – лучше сразу же подготовиться к этому. И самый важный вопрос остался – кто будет за рулем? Доверит ли наставник ей автомобиль в управление? Девушка прекрасно знала, как мужчины ревностно относятся к воим автомобилям, такое же ревностное отношение могло быть и в отношении служебного автомобиля.
- За рулем по очереди, в зависимости от четности или нечетности числа или от настроения? – отойдя на шаг, она прищурилась и улыбнулась. Проповедь просто обязана сейчас быть, самая та тема для нее. – Да, а имя у этой красавицы есть? – Эмилия похлопала по крыше автомобиля, тут же возвращаясь к волновавшей ее теме. – В свободное время, в свое личное время, я могу заниматься тем, чем хочу? – пристально смотря на мужчину, девушка надеялась, что он не догадается, к чему был задан этот вопрос. А если и догадается, то есть множество вариантов оправдания: от желания узнать город лучше до поиска хорошего салона красоты и фитнесс-цента с супермаркетом.

+1

111

А стажер была не из робкого десятка. И Дилан печенкой чуял, что скучать ему с ней не придется, отчего еще больше "благодарил" капитана мысленно за напарника. Когда он работал один, ему было спокойнее, а тут придется смотреть, чтобы она не полезла под пули или не наворотила дел сдуру. И пусть за нее ходатайствует хоть половина департамента, заверяя в ее безупречной подготовке, легче ему уже не будет. С первых дней службы, он вбил себе в голову святую истину - академия и служба это не одно и то же. Пусть для большинства копов девизом остается "Служить и защищать", но для копов Калифорнии этот девиз сменился на негласный "Выжить бы хоть как-нибудь". И по своему опыту он знал - это не байки и не вымысел, это реальность.
Первый, кого я убил? Хм... Трудный вопрос. Так сразу и не вспомнить... Парни из "Эйч Ти Эс"? Нет, тогда я уже не колебался. Грабитель антикварного с АК? Нет, я его только ранил... А, вспомнил...
- Первый ушлепок, которого я убил? Да, был один такой латинос, прозвище "Лепрекон". Неделю как откинулся и устроил в черном квартале "СКУ". "Стреляй Куда Угодно". Меня с моим наставником послали проверить жалобу на шум в латинском квартале. Вроде бы ничего такого, кодло бухих латиносов. Мы начали всех вязать, а тут хоп, "Лепрекон" между ними оказался. Схватил пистолет и давай стрелять. Я особо долго и не раздумывал, когда выхватил пистолет и выстрелил. Да и потом никаких угрызений не было, так как узнал скольких людей он успел положить в черном квартале. Среди погибших были и дети, так что поделом этому ублюдку. Туда ему и дорога.
Он продолжил осматривать заднее сидение, проверяя складки, заглянув за спинку. Он должен был быть уверенным на все сто, что нигде нет никаких кусков проволоки, гвоздиков, болтов-саморезов или чего-нибудь еще, чем преступник мог бы открыть наручники. Спинным мозгом он ощущал, что стажер стоит прямо позади него и просто стоит, глядя за тем, что он делает. Дилан лишь вздохнул, и закончил осмотр, выпрямившись и захлопнув заднюю дверцу.
- Если совместно и ежедневно досматривать заднее сиденье на предмет спрятанных отмычек или плохо закрепленной разделительной перегородки, то нет, не выберутся. С заломленными за спину руками и правильно надетыми наручниками, шансов у преступника сделать хоть что-то практически нет, - после чего обернулся к напарнице и скептически глянул на травматику в ее руке, которую она должна была сунуть в багажник, но не положила. Затем он покосился на свой дробовик  и уже затем в лицо Эмилии.
- Куда ставить дробовик, ты сейчас увидишь, а вот травматику тебе надо было положить в багажник... - цокнув языком, он открыл переднюю дверцу, поставил дробовик на стойку и уселся на водительское место.
Вопрос о том, кто будет вести, он успешно проигнорировал, так как негласно состоял в клубе тех, кто считал женщин за рулем аналогом макаке с гранатой. Рейчел была исключением, так как ее он учил ездить лично, а потому он учил ее до тех пор, пока не убедился, что она знает все от и до. Даже дал ей пару уроков экстремальной езды, на всякий случай. Но вот новичка пускать за руль он не собирался, как минимум, первые пол года, а в идеале вообще не пускать. Эту машину он почти что застолбил, никто не решался сыграть с ним в игру "кто первый встал того и тапки". Так что под номером триста тринадцать всегда ездил только он. Ну а раз этот экипаж был почти его, ему и рулить.
Дождавшись, пока Сихо займет свое место в салоне, Дилан запустил бортовой компьютер и включил бортовую рацию. Вопрос о том, что она может делать в свободное время - был очень странным. Раньше, ни у одного новичка не возникало подобных вопросов, так как все понимали значение термина "свободное время". Так что тут напрашивались самые разные и любопытные вопросы. Отчего-то ему вспомнилась его Кэйтлин, странно, почему это? Может он просто давно не общался с другими представительницами прекрасного пола? Вот что бывает, когда пару месяцев торчишь дома и общаешься только с дочерью. Либо это, либо что-то тут не то. Однако, вопрос требовал ответа, коль вопрос о очередности вождения отпал сам собой. Правда была еще кое-какая информация, которую надо было огласить.
- Запоминай, наш позывной: триста тринадцатый. Если слышишь такой по рации, значит обращаются к нам. Если ты находишься вне машины, то вместо позывного называешь фамилию. Остальному вас должны были учить. Ну а что касается свободного, нерабочего времени, то тут делай что хочешь. Но на твоем месте я бы не стал принимать участия в нелегальных гонках или вечеринках, нарушающих общественный порядок. Ты собираешься носить форму, а потому ты должна всегда быть достойной того, чтобы ее носить. Закон един для всех, помни это.
Заведя мотор, он начал выезжать с парковочного места, внимательно следя за тем, чтобы случайно ни в кого не врезаться. Не хватало еще опозориться перед салагой. А ведь как бывает, в буден день все проходит как по маслу, а в самый нужный момент обязательно произойдет нелепая промашка и сразу начинается череда случайностей и невезения. Только сейчас он заметил маленькую железку, болтавшуюся на цепочке, подвешенной к зеркалу заднего вида. Присмотревшись, Дилан узнал в ней деформированную пулю от АК-74. Должно быть это та самая пуля, что застряла на выходе в бронежилете, когда он брал китайцев на сделке с русскими. Интересно, кто додумался сделать из нее кулон и повесить в его машине?

----------- Новичок в патруле.

Отредактировано Dylan McMillan (2014-03-23 14:40:28)

+1

112

Начало игры.

«Бьюик» подкатил к парковке возле здания полицейского департамента Сакраменто. Мимо проехала патрульная машина, в которой сидели двое молодых парней. Они с недоверием покосились на Хадди – он ответил добродушным подмигиванием. Наверняка ребят ждет сегодня пара обоссанных бомжей и три-четыре грубых мужа. Может быть, мать-алкоголичка. Обычная история для патрульного. Уайатт сам помнил подобные деньки. Отличная работа для тех, кто любит помахать кулаками. Или дубинкой. Дело вкуса.
Хадсон заглушил мотор, схватил папку с документами, и шустрым движением выпрыгнул из «Роудмастера».
Перед глазами тут же выросла здоровенная надпись «Департамент полиции Сакраменто». Пафосно. Как и вывеска любого другого отделения полиции в Соединенных Штатах.
Несколько шагов вперед, и врата в полицейскую обитель сами раскрылись перед вновь пребывшим детективом-лейтенантом.

После короткой беседы с милой девушкой в регистратуре, Хадди отправился в отдел кадров. Там должны были быть предупреждены о его появлении. Всё-таки перевод Уайатта в Сакраменто – это мероприятие чисто политическое. Наверняка Лос-Анджелесские шишки задействовали свое влияние, чтобы всё прошло гладко, и комар носа не подточил. Хадсон шел по коридору, прислушиваясь к стуку каблуков своих массивных туфель. Стук. Стук. Стук. Стук. По пути он оглядывал проходящих мимо полицейских. Мужчины и женщины разных возрастов шныряли туда-сюда по этому муравейнику. Мысль, посетившая еще на пороге, повторилась - все полицейские департаменты одинаковые. Итак, табличка «Отдел кадров». Хадди легко надавил на дверь ногой и проскользнул в помещение. За стойкой его встретила еще одна женщина в форме.
- Категорически приветствую! – задорно обратился он к ней Хадди.
Не дав сотруднице отдела даже вставить реплику, он выложил перед ней папку с печатью «L.A.P.D.».
- Детектив-лейтенант Хадсон Уайатт. Отдел нравов. Переведен из департамента Города Ангелов.
После этих слов Хадди сверкнул широченной обезоруживающей улыбкой. В течение нескольких секунд женщина оценивала его слова.
- Хадсон Уайатт… Уайатт Хадсон… - тут ее взгляд изменился. – Точно! Уайатт!
Произнося фамилию в третий раз, сотрудница, наконец, вспомнив его, отвела глаза на папку. В лице на секунду что-то мелькнуло, но она тут же взяла папку и принялась забивать данные в компьютер – эмоция исчезла. Знает, что произошло в Лос-Анджелесе. Знает про тёмную историю с негром. Знает, что не стоит задавать лишних вопросов. Умница.

Спустя полтора часа все документы были оформлены. Хадсон Уайатт по кличке «Хадди» получил удостоверение детектива-лейтенанта отдела нравов города Сакраменто, а также полицейский жетон.
Уайатт стоял в коридоре и вертел жетон в руках. В Лос-Анджелесе жетоны ему больше нравились: серебристый овал с золотистым величественным зданием посередине – красота, настоящее произведение искусства. В Сакраменто – обычная семиконечная звезда. Слишком примитивно. У них нет стиля.
Хадди усмехнулся собственным мыслям, спрятал жетон в карман брюк, и, оставив обе ладони в карманах, широкими расслабленными шагами отправился в расположение отдела нравов S.P.D.

+2

113

Отдел нравов. Кабинет Хадди Уайатта.

Хадсон всё той же походкой от бедра пересек основное помещение отдела нравов. В целом отдел пустовал. За рядами офисных столов практически не было сотрудников. Все в разъездах? Неужели так много работы? Или, наоборот? Хадди поприветствовал немногих присутствующих здесь офицеров взмахом руки:
- Добрый день, господа! Меня зовут Хадсон Уайатт, и я новый детектив-лейтенант.
Присутствующие оглянулись на источник шума. Уайатт остановился в дверях своего нового кабинета, обернулся ко всем:
- Но вы можете называть меня Хадди.
После этого он усмехнулся и скрылся в кабинете.

Массивный рабочий стол. Американский флаг в углу. Не дать, не взять, оплот ценностей и свобод. Хадди плюхнулся в удобное кожаное кресло. Посидел так минуту или две, прислушиваясь к собственным ощущениям. Да, комфортно. Это однозначно. Уайатт наклонился чуть вперед, включил рабочий компьютер. На рабочем столе его встретил лысый орел внушительного вида, сжимающий в одной лапе оливковую ветвь, в другой связку стрел – еще одна ода американской мечте. К чёртовой матери. И орла, и американскую мечту. Несколько кликов, и первым достижением на новом месте работы стала замена картинки десктопа. Теперь тут просто темно-синий фон.
Далее Хадди взял чистый лист, вооружился перьевой ручкой. Посередине написал: «План действий». И, максимально сосредоточившись, принялся составлять список действий, которые необходимо предпринять в самом ближайшем времени…

0

114

Начало игры.

Очередное утро. Очередная смена. Очередное возвращение обратно в департамент.
Как всегда аккуратно припарковав Dodge Charger Pursuit, 2015 года выпуска, в гараже, Рей как обычно, отточенными многолетней практикой движениями, взял с пассажирского сидения фуражку, вышел из машины, заперев её на ключ и поставив на сигнализацию, и направился на первый этаж через ближайшую к нему дверь. Внутри коридоры были практически пустынны, разве что на входе был охранник, да парочка его коллег направлялись по боковой лестнице на второй этаж. И конечно же на информационной доске прибавилась парочка новых личностей.

Как обычно. Кого-то ловят, но появляются новые. Преступность никогда не искоренить - подумал он, мельком глянув туда, направляясь к стойке регистрации, где уже находился ответственный за это человек, сидевший за столом и пристально следил не только за мониторами с камерами, но и внимательно следил за теми, кто мог в столь раннее время прийти сюда, ибо департамент работал круглосуточно.

- Доброе утро, Фил, - слегка улыбнувшись ему, Рей поздоровался, подходя ближе, - отметь, как всегда. Смена спокойная попалась, даже ничего не случилось. Я было даже заскучал. А тут не многолюдно, да? Ладно, пойду выпью кофе, да поднимусь наверх, к шефу.

Добряк Фил, что уже почти третий десяток службы разделял здесь, знал, пожалуй, каждый уголок участка, а потому и всё про всех мог сказать, кто когда появлялся и куда ходил. Что же, такова уж его работа: сиди весь день на стуле, время от времени пей кофе с пончиками, поглядывай в монитор, да разговаривай с приходящими людьми. Ну и да, оформляй всякие там бумажки вроде отчётов, вызовов, очередных бродяг, что привели и посадили за решётку... Вот это самая спокойная и размеренная жизнь, особенно когда ещё ты здесь почти всю свою жизнь провёл и даже шеф обращается к тебе уважительно! Но всё это лирика, не доступная простым смертным, даже для этого нужен талант и он у Фила имелся.
Налив в автомате стаканчик бодрящего, чёрного кофе и размешав немного сахара, Ре неторопливо поднимался на второй этаж, где в основном находились всякие мелкие офисы различных детективов, да ищеек. Иногда Рею так же не хватало своего угла здесь, но ему хватало и простого столика, на котором стоял служебный телефон, да старенького рабочего компьютера для ведения отчётности всяких дел.
Но едва лишь подойдя ближе, ему так и не удалось толком просмотреть принятые вызовы, так как его взгляд упал на слегка приоткрытую дверь в коридоре, напротив лестницы. То был кабинет руководителя отдела по расследованию убийств.

Капитан в такую рань уже на рабочем месте? Не припоминаю, что бы он когда-нибудь приезжал сюда так рано. а ведь ещё только даже рабочий день не начался.

Часы в коридоре показывали без четверти семь утра и потому, от части из-за любопытства, а от части из-за собственных личных проблем, решил зайти к нему и поинтересоваться причиной столь раннего появления. А потому, подойдя ближе, он лишь сдержанно постучался и ещё немного приоткрыл и так слегка приоткрытую дверь.

Капитан? К вам можно? - не смотр на столь внушительный стаж службы, Рей всегда обращался к старшим по званию и возрасту именно на "вы", - ещё даже утро как следует не наступило, а вы уже здесь? Завал на работе?

+2

115

Тринадцатое сентября. Благо хоть не пятница. Однако даже вторник не соблаговолил пройти тихо-мирно, без лишних эксцессов.  Проблемы без конца сыпались на голову одна за другой, не давая и секунды покоя. Решил взять тайм-аут, передохнуть и прийти в себя? Вот тебе еще серийник с манией величия, вот, пожалуйста, гора непроверенных отчетов, требующих внимательного изучения, вот вам звонок с сообщением о взятии заложников в самом центре города уже с тремя жертвами излишней вспыльчивости нападающих. Действительно, на работе был самый настоящий завал, обещающий затянуться на целые дни, недели, или даже месяцы, если срочно не предпринять соответствующие меры по его нейтрализации. Этим капитан и занимался с самого утра, после того как всю ночь провозился с документами по срочному вызову, где подстрелили одного из сотрудников, и прилег на пару часов в комнате отдыха - единственном помещении во всем отделе, где присутствовал диван. Проснулся в самой настоящей ломке: мысли путались, собираясь в кучу, голова отказывалась работать, прямо намекая на необходимость еще хотя бы в трех часах сна, а затекшее в неудобном положении тело первые минут десять пронзало болью от малейшего движения. Не спасал ни чай, ни кофе, ни анальгетики, ни какие-то другие лекарственные препараты. В седьмом часу Шон понял, что все бессмысленно и единственное, что может его спасти, это горячий душ и крепкий, полноценный сон. В связи с этим им было принято решение как можно быстрее разобраться со всеми срочными и не очень делами и поехать домой, где его ожидала беременная жена и лапочка-дочка.
- Нет, Сэмми, я тебе еще раз повторяю, результаты баллистики мне нужны сегодня до обеда и ни часом позже, - монотонно, словно в сотый раз повторяя одну и ту же фразу, говорил в телефонную трубку капитан, одновременно с тем что-то просматривая в компьютере, сверяя полученную информацию с данными в разложенных на рабочем столе документах и вынося какие-то заметки в свой новый, подаренный дочкой самодельный ежедневник, от ярко желтой обложки которого буквально резало глаза. За всеми делами Шон ни стука в дверь не услышал, ни заметил, как в кабинет кто-то вошел. - Просто определи, из него ли стреляли сегодня ночью и соответствуют ли ему пули из тела убитой. - Из динамика донеслось ленивое и крайне недовольное "ладно" и Шон завершил вызов. Удрученно выдохнул, бросил телефон поверх бумаг, сделал еще одну запись, как вдруг, услышав чужой голос, резко поднял голову. Он не удивился появлению офицера. За столько лет работы капитан успел привыкнуть к неожиданностям и принять их как неотъемлемую часть своей профессиональной деятельности. - Да, конечно. Заходи. - Не смотря на раздраженность и усталость, мужчина ответил как всегда приветливо и дружелюбно. - Ты что-то хотел? - Вопрос был задан Бреннаном практически на автомате, по привычке. - Ааа... - Задумчиво протянул Шон, обдумывая свой ответ. - Да, знаешь. Дел невпроворот, висяк на висяке, а сроки горят синем пламенем. Вообще не понимаю, какой черт меня понес на эту должность. - Мысли вслух, не более того. Бэн сел за стол и начал машинально разбираться в бумагах. - Ты чего стоишь-то? - Не поднимая взгляда поинтересовался у офицера капитан, указывая на свободный стул напротив. - Присаживайся. И излагай, с чем пришел. - К начальнику отдела редко приходили без причины, точнее не приходили вообще, и Шону было это прекрасно известно. Поэтому он был готов слушать. Пусть они и полицейские, по мнению капитана, они прежде всего семья.

+1

116

Вот уж поистине нервотрёпка. Интересно. как только капитан справляется с этим? - Рей порой действительно удивлялся некоторым встреченным им людям, в особенности главой отдела по расследованию убийств. ведь сколько для этого необходимо знать? И это мало того - необходимо определить все детали дела и правильно вести расследования, доводя его до логического завершения и ареста подозреваемого, который и является убийцей. слишком много всего. и это определённо отталкивало Митчелла. Однако в тоже время вместе с ответственностью появлялось и уважение, более высокая зарплата и все выходящие из этого вещи. Но много думать - вредно, как и не думать вообще, тем более что время не терпит, а потому стоило ловить момент.

- Понимаю, потому то я, наверное, до сих пор и нахожусь в патрульном отделе, - слегка усмехнулся он над самим собой, соображая на счёт того, что многие его коллеги, да практически все, уже заняли свои определённые ниши и только он один болтается неизвестно где, - но лучше действительно перейти к делу. У вас ведь, на сколько я знаю, образование психолога? Честно говоря, мне бы не помешала какая-нибудь встряска... - сейчас он вспомнил ту ночь и вновь содрогнулся, поёжившись где-то изнутри, - помните ведь случай почти десять лет назад? Изнасилование молодой девушки, трое насильников, один был убит при оказании сопротивления, двоих отправили за решётку, так вот... Последние пару лет я всё чаще вспоминаю об этом случае, ведь так уж получилось, что стрелял тогда именно я, а убитым оказался один из моих близких друзей. Девушек, разумеется, я направил куда следует, тех двоих мы с напарником перевезли сюда, но это всё детали не существенные. Понимаете, я долгое время думал, стоит ли говорить об этом, но в последнее время совсем всё плохо стало. Меня преследуют кошмары, такие что даже снотворное ни черта не помогает. Конечно, в ту ночь я поступил как и надлежало офицеру полиции и каждый, кто пришёл сюда, знает что сопли за ним подтирать никто не станет, но всё равно это не даёт мне покоя, - говорил Рей спокойно, размеренно и не торопясь, вспоминая те три выстрела, крики девушек, арест двух других парней и тело друга, лежащее в крови, всё это было по-настоящему страшно и иной раз помощь требовалась даже самым стойким людям, - что тогда, что сейчас я считаю, что поступил так, как велит мне долг любого, кто не только представляет закон, но и защищает человеческие жизни, однако иногда совесть всё же просыпается во мне и напоминает об этом. Интересно почему? Вы человек бывалый, видели всякое, как у вас выдерживают нервы только, я порой удивляюсь. - опять смешок, скорее нервный.

Интересно получается... У капитана итак много дел, так ещё и ты его загружаешь, соберись, тряпка!

- Самое удивительное, что никакие чёртовы курсы самолечения не приносят никакой пользы.

+1

117

Перекладывает один документ, второй, третий. Путается и все начинается с самого начала. Голова идет кругом и отнюдь, к сожалению, не спасательным. Перед глазами от недосыпа и усталости все буквально расплывается. Сосредоточиться на чем-то конкретном было практически невозможно. Не смотря на это Шон продолжал работать, прекрасно понимая, что он него зависят не только человеческие жизни, но и вершение самой справедливости. Мог бы, конечно, плюнуть, махнуть рукой, на все забить и свалить из департамента. Начальник же, от подчиненных точно выговора не получит, а выше никто не донесет - себе дороже. Однако капитан не мог так поступить как минимум потому, что чувствовал за своих людей, да и за весь отдел в целом огромную ответственность. Он любил эту работу, как бы сильно она его не сживала с этого тусклого и померкшего света.
- Радуйся, - совершенно серьезно заметил Бреннан, словно намекая, что сейчас бы сам с радостью оказался на месте обычного патрульного, в обязанности которого входит служебный минимум. Ни тебе отчетности, ни планировки общего графика, ни ведения статистики, ни выколачивания денег из начальства, ни тумаков от него же. Сказка одна, да и только. Когда офицер заикнулся про полученное давным давно Шоном психологическое образование, капитан замер, а после вовсе отложил в сторону мешающиеся в руках документы и пристально взглянул на молодого человека. Что-то ему подсказывало, что разговор предстоит не только долгий, но и не менее важный, чем те же исписанные какими-то данными бумаги и требующие его подпили. Подождут. Работа подождет. - Да, было дело, - мужчина пожал плечами, едва ли помня то время, когда сам учился в университете, прогуливал пары, заваливал экзамены и вообще был истинным студентом. Тогда он не понимал, зачем нужно было ходить в институт, получать какую-то там корочку. Да и сейчас, если честно, ничего не изменилось.
Офицер сел напротив, начав объяснять проблему, с которой пришел к капитану. Бреннан так и не понял, почему именно к нему, ибо в участке было достаточно высококвалифицированных мозгоправов, которые могли помочь любому служащему, перенесшему психологическую травму, но соизволил промолчать, посчитав это несколько некорректным. Если он сможет помочь - будет только рад, пусть это и ни коем образом не входило в его прямые обязанности, которых и без того хватало с лихвой. Честно говоря, когда Рей только заикнулся о деле десятилетней давности, Шон не сразу понял, о каком конкретно деле шла речь. Однако уже спустя пару-тройку десятков секунд он вспомнил, причем во всех подробностях. Тогда он был сержантом и частенько заступал в двойные смены, в одну из которых ему и довелось стать свидетелем происшествия, о котором сейчас достаточно сдержанно говорил офицер. Когда он закончил с своеобразным докладом, капитан опустил взгляд, сцепил в замок руки и погрузился в размышления. Буквально на несколько мгновений, но этого ему оказалось достаточным, чтобы не только восстановить общую картину того дела, но и обдумать все в целом. Откинувшись на спинку стула, мужчина посмотрел на Рея, сидящего напротив. Ему очень хотелось сказать, что все равно или поздно образуется, ведь так происходит всегда: время медленно, но верно зализывает раны, оставляя едва заметные шрамы, которые изредка терзают память ненавистными всем сердцем воспоминаниями. Только прошло уже не несколько недель или месяцев, а целых десять лет. Шон перенес многое за время оперативной работы и успел всякое повидать на практике, но ему удавалось справляться с этим, продолжать жить как и прежде, словно не замечая всего того, что происходило вокруг. - За что ты чувствуешь себя виноватым? - В лоб спросил капитан, машинально занеся еще одну, известную только ему запись в свой желтый ежедневник. Он смотрел на Рея мягким, дружелюбным, откровенным взглядом, в попытках разглядеть в нем то, что помогло бы найти ответ ко всем его вопросам. - Если ты чувствуешь угрызения совести, значит в глубине ты чувствуешь себя виноватом. Поэтому я хочу знать, что же не дает тебе покоя? Ты винишь себя в том, что тебе пришлось застрелить собственного друга? Или за то, что не смог предотвратить того, что произошло?

+1

118

Обращение к капитану по поводу этой проблемы внезапно приобрело неожиданный поворот, разговор стал по-настоящему серьёзным и возможно, он не будет слишком длительным, но из этих нескольких предложений можно было бы составить определённую картину, сложить воедино и добавить недостающие детали, что бы понять что же пошло не так и определить свой собственный поступок, совершённый десять лет назад.
Обычно такие молодые парни вроде Рея быстро забывают всё что с ними происходит в их быстротечной жизни и службе. Потому как и помнить то, собственно, нечего. Монотонные смены, патрулирование улиц одной за другой и так по кругу, на протяжении как минимум трёх лет. Иногда даже полноценно свои обязанности негде применить, хотя чаще всего попадаются в основном множественные мелкие кражи, угоны да превышения скорости. Не сказать, конечно, что такая работа является такой уж ответственной, разумеется, это тебе не то что руководитель отдела по расследованию убийств, однако именно здесь Рей провёл все годы своей службы, так как считал что только тут для него более-менее спокойно и что уж греха таить, не тратится так много нервов как могло бы казаться.

Радоваться? Интересно бы знать, чему... - но так до конца додумать Рею мысль не удалось, так как капитан продолжил говорить. И говорил он серьёзно.

- Почему-то именно этот случай мне вспоминается чаще всего, возможно, как раз из-за того, что я оказался виноват в том, что не смог предотвратить то, что случилось. Действовал по инструкции, как того и требовали обстоятельства. Будь на его месте кто-то другой, то я бы, пожалуй, и не вспоминал об этом. Но тогда это сильно отразилось на окружающих, по сути я остался один. Возможно, - вновь усмехнулся он над абсурдностью своих же мыслей, - совесть то и права. Ведь с того времени как от меня ушла Эмили, в моей квартире ни на день не прекращался тот холостяцкий беспорядок, царящий там. Возможно, это тоже некоторый укор в мой адрес. Но если говорить более серьёзно, то конечно, я жалею о том, что всё сложилось именно так. И самое забавное в этом то, что раньше я и не вспоминал про этот случай.

+1

119

- Если я тебе скажу, что в том, что случилось, нет твоей вины - ты вряд ли мне поверишь, верно? - Будь капитан сейчас на месте офицера, тоже бы не поверил столь сомнительному заявлению, пусть и из уст старшего по званию. Даже если бы вины за ним действительно не было. Не так то просто избавиться от многолетнего груза, с которым ты уже чуть ли не научился жить, принимая его как за одну из составляющих повседневной рутины. Однако Шон мало чем мог помочь в подобной ситуации. Тут требовался, к сожалению, не пятиминутный разговор, а целый курс бесед соответствующего характера. И опять же, за этим нужно было обращаться совсем по другому адресу, а не к начальнику убойного отдела, который скорее может помочь подчиненному слететь с катушек, нежели поставить все его шестеренки на прежние места. Одни виды мест преступлений чего стояли. На одном-двух окажешься и все, прощай, здравый рассудок и здоровая психика. Странно, что сам капитан еще чуть-чуть не успел свихнуться, а то уж давно пора. - Послушай. Вся наша работа - сплошной риск, который вполне оправдывается тем, что мы делаем. Ты не мог знать, что твой друг свернет со своего пути и неожиданно окажется на твоем, причем в довольно скверном амплуа. В том, что это произошло, виноват только он сам. Оправдывает тебя не столько долг, который ты выполнял, нажимая на курок пистолета, сколько справедливость, которая восторжествовала только благодаря тебе. Задумайся, что бы произошло, не выстрели ты тогда или вовсе не окажись в то время и в том месте? Что бы стало с той бедной девушкой? Кем бы стал человек, которого ты раньше считал своим другом? Раз попробовав, никто не может остановиться. Поверь, это как наркотик. Он бы делал это снова и снова, пока какой-нибудь коп не застрелил его так же, как ты. Только тебе удалось это сделать гораздо раньше, чем ты наверняка спас не одну человеческую жизнь. Подумай над этим. - Шон не боялся озвучить истину, какой бы горькой и ужасной она ни была, а потому говорил смело и уверенно, даже не думая что либо утаивать. Он на самом деле не видел ничего зазорного в поступке Рея. Все его действия имели крепкое обоснование: как минимум человеческая жизнь, а это уже не игрушки. Капитан в данный момент точно не знал, как донести до офицера эту простую истину. В голове крутились отчеты, результаты экспертиз, давным давно забытые обещания и еще много-много другой разной всячины, которая крайне мешала мыслить благоразумно и адекватно. Ему бы сейчас однозначно не помешал крепкий чай и что-нибудь сладкое, для поддержания работы головного мозга, который, казалось, вот-вот объявит забастовку, отказываясь работать. И неважно, что в нижнем ящике стола уже как полгода лежит плитка шоколада в блестящей желтой упаковка. Это совсем неважно. Сейчас хотя бы немного поспать, а не вот это вот все. Вместо этого Бреннану приходилось пребывать на работе и заниматься делами, которые без него ну вот никак прожить лишнего часа не могли. Да и своих обормотов на кого он бы оставил? Пусть и обормоты, но все-таки свои, родные, прям как дети. Малые да неразумные, за которыми нужен только глаз да глаз, а лучше сразу с десяток, чтобы случайно что-нибудь не упустить из виду. - Жалеть и чувствовать угрызения совести - несколько разные вещи. Ты можешь жалеть о том, что все произошло именно так, а не как-то иначе, но при этом быть твердо уверенным, что ты все сделал правильно, то есть ты сделал все, что от тебя зависело. Если же ты раньше не вспоминал про этот случай - подумай над тем, что могло спровоцировать пробуждение этих воспоминаний. Может быть совсем недавно ты столкнулся с похожим делом. Или кто-то совершенно случайно напомнил тебе о том, что произошло десять лет назад. Узнав причину, ты сможешь искоренить саму проблему. Может быть не сразу, а постепенно, но это вполне возможно, будь уверен. - Шоном это было не раз проверено на практике. Самое главное разобраться в себе, а потом уже искать ответы на все интересующие тебя вопросы. Пока ты пребываешь в хаосе, весь окружающий тебя мир будет также похож на самый настоящий хаос, ведь он - всего лишь отражение тебя самого, не более и не менее того. Именно поэтому Бреннан советовал сначала подумать, разложить все по полочкам, а потом уже принимать активные действия, не без предварительной профессиональной подготовки.

+1

120

Разговоры, разговоры, разговоры...
Всё сводилось к разговорам, но надо бы сказать, весьма успешно. По крайней мере, небольшой монолог капитана трезво подействовать на Рея как раз таки смог. Во всяком случае, если задуматься о произошедшем, эти слова действительно абсолютно точны от первого, до последнего предложения. И дело даже не в том, что эта работа - сплошной риск, и нет никаких гарантий того, что произойдёт с тобой уже этим вечером или куда ты попадёшь. Слова о том, что действительно ведь, кто мог знать, что человек решит свернуть со своего пути и всё закончится столь не благополучно, причём, судя по всему, для обоих, однако, виноват в случившемся только он сам. И ведь если призадуматься, что бы могло произойти, не окажись он тогда в то время и в том месте? Что бы стало с той бедной девушкой? Кем бы стал человек, которого раньше можно было считать действительно близким другом? Не говоря уже о таких прописных истинах, как если попробовав раз, то уже не остановишься. Это действовало как самый настоящий наркотик, действие которого остановила бы точно такая же пуля, только это удалось сделать гораздо раньше. И кто знает, быть может, это действительно спасло не одну жизнь?
А ещё правильно было и то, что можно жалеть о том, что все произошло именно так, а не как-то иначе, но при этом быть твердо уверенным, что ты все сделал правильно, то есть ты сделал все, что от тебя зависело, и это так же в какой-то степени наваливалось как новый слой и от части, как раз таки и влияло на всю ситуацию в целом. Но если задуматься над тем, что именно вызвало череду воспоминаний, то быть может, можно было бы сослаться на что-то, однако явно не определённое и точно не то, о чём можно вот так вот сразу узнать и решить все вопросы, но узнав причину, можно будет искоренить саму проблему, это был факт, который не подлежал сомнениям.

Зараза... И почему же ты меня не отпускаешь столько времени? Что я должен сделать? А, к чёрту всё это дерьмо!

- Это дельце не из простых, - с улыбкой, после некоторой паузы, проговорил Рей, смотря в лицо капитана, - однако, кажется, я понял её суть. В любом случае благодарю за то, что уделили мне время. Надеюсь, вы так же разберётесь со своими делами здесь.

С этими словами он поднялся со стула и ещё раз поблагодарив своего собеседника, вышел из кабинета. Его смена на сегодня закончена, осталось лишь написать небольшой отчёт о случившемся и можно отправляться домой. Спать совершенно не хотелось, хотя ночь была, разумеется, бессонной и полной работы, но что тут сделаешь? Работа работой, а домашние дела никто не отменял, а ведь необходимо было ещё заехать в магазин, ибо дома ждёт пустой холодильник и такой же голодный пёс.

Что же касалось отчёта за прошедшую смену... То тут и писать то было особо нечего, разве что так, написать пару строчек для галочки, да можно было на этом и закончить. Проверив заодно и телефон на наличие звонков, который, конечно же, оказался пуст, кроме всего лишь стандартных в таких случаях вызовов, Рей сел за своё рабочее место и принялся монотонно набирать текст в отчёте. Собственно говоря, за сегодня произошло не так уж и много вещей, разве что пришлось в пробке проторчать, которая внезапно образовалась на одной из улиц в результате аварии, но ей уже занималась другая бригада офицеров. Вот, пожалуй, и всё на сегодня. Теперь уж точно можно было с чувством выполненного долга отправляться домой. Единственное, что оставалось здесь это лишь одна единственная табличка с его именем, выключенный компьютер, да телефон, который принимал вызовы или звонки.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Полицейский департамент Сакраменто