Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Распишитесь, вам посылка!


Распишитесь, вам посылка!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Guido Montanelli, Jin Morris, Faith Connors, Daniela Alvarez
Место: Переулок; Виллиам Лэнд Парк, полицейский участок, резиденция Паредез; заброшенный свечной завод в пригороде.
Погодные условия: Небо ясное; но вчера был дождь, и асфальт ещё мокрый.
О флештайме: Убит младший из братьев Паредез - сыновей главаря наркокартеля Паредез из Мексики, прибывших в Сакраменто с целью передела территории с Мафией. Тело находится в автомобиле Гвидо. Патологоанатом собирает четверых курьеров Мафии, чтобы поручить им доставку трёх частей тела Паредеза в три разных точки города.

+3

2

Внешний вид

Кем бы не были Паредезы у себя на родине, в Америку им соваться не следовало; и особенно посягать на сферу деятельности Семьи Донато. Братьев предупреждали один раз, но, очевидно, до них не дошло, раз их дилеры так и не убрались из города. Это означало начало новой волны разборок на улицах Сакраменто, а это было не нужно ни мафии, установившей на них контроль ещё до того, как старший Паредез зачал двух младших, ни полицейским, которым было проще держать улицы в чистоте при помощи одной организованной группировки, чем терять людей в перестрелках и авторитет - в газетных заголовках. Однако, выяснилось, что глава одного из отделов департамента полиции посчитал, что лучше будет поддержать команду "гостей", дабы иметь возможность диктовать им новые условия, более выгодные по сравнению с теми, на которых держались отношения полиции Сакраменто и организации супругов Донато; а может быть, просто увидел возможность отправить их за решётку и тем самым пойти на повышение при поддержке своих мексиканских друзей - кто знает, не так уж важно, что происходит под черепной коробкой у одного копа. Важнее было то, что этим решением он мог развязать полномасштабную войну между картелем и Семьёй за власть над городом, и чтобы предотвратить это, действовать нужно было наверняка, и действовать приходилось минуя полицейского прикормыша - смерть шишки в департаменте привлекала слишком много внимания как прессы, так и федералов. Насколько бы продажен не был ублюдок, его вина была не доказана, а невиновность означала неприкасаемость, как для его начальства, так и для мафии. Даже для того, чтобы убить кого-то, не всегда достаточно веских причин; это бизнес, и в криминальном его роде руки могут быть связаны обстоятельствами точно так же, как в любом другом. Это та же самая политика, только в локальном масштабе.
Но что-то делать нужно было и с картелем, и с копом; путём нехитрых махинаций выяснилось, что связующим звеном в их отношениях является младший из братьев Паредез, вторая по значимости фигура в картеле. Его устранение могло бы почти полностью решить проблему негласной поддержки полицейскими мексиканцев, и стать предупреждением для того, через кого шла эта поддержка; главное было сделать так, чтобы он понял, что предупреждают именно его. Едва ли он, обнаружив татуированное предплечье своего нового друга на столе в своём кабинете, побежит к журналистам делать из этого новость номер один - копы, как и федеральные агенты, тщательно следят за тем, чтобы их сор не выметался из избы. Так что в том, что его находка останется тайной, в мафии были уверены. Даже если его коллеги узнают о ней - ему же будет хуже. И уж конечно не станут предавать огласке этот факт родственники и друзья покойного, ни у себя на родине, ни тем более в Штатах. Возможно, Паредезу будет понятнее, что в Калифорнии лучше не вести дела, если оттуда вернётся только один из его сыновей.
Так что первый выстрел в пока ещё холодной войне пришёлся Паредеза-младшего; вместе с ним пришлось уничтожить и парочку его боевиков, но они мало кого интересовали. Их тела уже были уничтожены Гвидо - в отличие от тела их босса, большая часть их которого была спрятана в надёжном месте на тот случай, если его брат решит забрать его, чтобы похоронить у себя на родине, как того требуют католические обычаи. Может, методы мафии и были жёсткими, но они не были зверями, и помнили об уважении даже по отношению к своим врагам. Если после второго предупреждения Паредез уберётся из Сакраменто, тело его брата вернуть ему будут только рады. Если нет - придётся устранить и его тоже. Если полиция будет смотреть на это сквозь пальцы, это будет сделать в разы легче, а все его пешки ничего стоить, если ими некому будет руководить - в лучшем случае, они проявят достаточную организованность, чтобы всем вместе перебраться через границу с Мексикой.
Гвидо остановил машину в переулке, где назначил встречу троим курьерам, которые должны были развести подарки по адресатам - три картонные коробки уже ждали их в багажнике. Паредез был убран только вчера вечером, а потому мясо ещё не успело испортиться - тем меньше соблазна заглянуть внутрь; доставщикам не обязательно знать о том, что они перевозят, для их же собственного спокойствия. Впрочем, на этот раз Монтанелли не настаивал на том, чтобы никто не открывал коробок, всё зависело от того, насколько будет душить курьеров любопытство. Если им не понравится то, что они обнаружат - виноваты будут сами. Впрочем, вряд ли Фейт испугает отрезанная рука в картонной коробке - она видела достаточно; а Даниэла наверняка знала, с кем связывается, решившись представлять западную команду мафии. Что касается третьего курьера, который участвовал в этом лишь потому, что задолжал кому-то - для него это будет отличным стимулом больше никогда не брать долгов; в том же случае, если он погибнет от рук картеля или попадётся с подобным грузом в машине - о нём мафия даже и не вспомнит, потому что другого интереса он для них и не представлял. Расходный материал, инструмент на один раз, не больше и не меньше.
Заглушив мотор, Монтанелли откинулся на сидении, в ожидании того, кто из троих покажется первым.

Отредактировано Guido Montanelli (2012-12-15 19:46:51)

+3

3

С моей страстью находить себе приключения на свою пятую точку стоило давно ожидать, что рано или поздно такое произойдет. Годы завидной осторожности, с которой я вел дела в этом городе и каким-то чудесным образом оставался в стороне от прямого участия в творящемся вокруг беспределе, полетели к черту в тот самый момент, когда я крупно влип с партией героина, непонятно куда пропавшим со склада одного из тех гадюшников, что и были главным источником моих доходов. Пропавший героин - это пропавшие деньги, а пропавшие деньги - это долг. Все просто, как дважды два, только последствия, как это бывает, далеко не просты. Часть меня настойчиво советовала больше работать и меньше развлекаться, тогда бы подобного не случилось, и сейчас, сидя в своем авто и направляясь туда, куда хотелось ехать меньше всего, я бы не жалел краем мозга, что не оставил завещания. Банальный инстинкт самосохранения напомнил о себе не в самый лучший момент, и меня откровенно бесила собственная издерганность, тщательно заглушенная растущей стрелкой на спидометре.
В конце концов, мое наплевательское отношение к собственной жизни и к жизни в целом однажды сыграет со мной злую шутку, и сейчас, глубоко внутри, я надеялся, что это не тот самый случай. Сарказм заполонил мою голову, и кроме едких, но каким-то чудом успокаивающих мыслей о том, что никто особо страдать из-за моей кончины не станет, там было пусто. "Тебе и завещание-то оставлять некому. Хах, есть, чему радоваться..." - с усмешкой думал я, сцепляя крепче руки на руле и делая крутой разворот, замечая в боковом зеркале оставленные на асфальте следы от резины. Удивительно, но тот факт, что я порчу шины, сейчас меня волновал куда больше, чем то, что мне предстоит через каких-то полчаса. Я не стал уточнять, что именно придется отвезти, да это было не столь важно. Болтливостью Джин Моррис никогда не отличался, но все-таки правильно люди говорят: меньше знаешь, крепче спишь. Когда дело доходит до мафии, это правило работает как нельзя лучше; да и все, что меня интересовало в этом деле, так это возврат долга. Видеть во всем свою выгоду, не отвлекаясь на посторонние вещи, которые, по сути, только сбивали с толку, - я привык так действовать, и даже вероятность получить пулю в лоб не меняла этих принципов. То, что меня прямым образом не касалось, и не должно было волновать.
Я ехал на встречу, убеждая себя в том, что это очередное приключение. Весьма извращенное, но приключение. Очередной повод получить заряд адреналина. Что ж, все, как я люблю. Я постоянно рискую жизнью, гоняя на сумасшедшей скорости или развлекаясь каким-нибудь мозговыносящим досугом. Тогда какого черта мне цепляться за жизнь сейчас? «Поздно спохватился, приятель», - я видел свою усмешку в зеркале, и она меня успокаивала. Относиться ко всему с легкостью, не ценить и не дорожить ничем. Не цепляться ни за что. Смеяться надо всем. Не это ли свобода?
Заметив черный «Шевроле», я сбавил скорость и притормозил. Машину Монтанелли я узнал сразу, а потому не стал долго прохлаждаться в салоне, выключил орущую музыку и вышел из авто. Только сейчас я задумался о том, что слушать новомодные песенки, когда едешь непонятно куда и зачем, весьма оригинально. Выражение «помирать – так с песней» так и напрашивалось. Сняв очки и забросив их на пассажирское сидение, я подошел к автомобилю итальянца, оглядываясь по сторонам в поиске признаков присутствия еще кого-то, но мафиози был один. Многообещающее начало. Об этом человеке разве что легенды слагай. Как ни странно, его принадлежность к мафии даже радовала. Я повидал много отморозков, но они, если и внушали страх, то смешанный с отвращением. Клоуны, шуты. Мафия – другое. Помимо опасения, к этим людям обычно испытываешь странное уважение. Но предпочитаешь держаться на дистанции. Хорошего понемногу.
- Господин Монтанелли, - я кивнул, задаваясь мысленно вопросами, но вслух ни озвучивая ни одного из них. То, что надо мне скажут, а знать больше… я все еще не был уверен, что мне это надо. – Надеюсь, там, куда мне придется поехать, хорошие дороги.

+2

4

Первым из троицы появился новый знакомый мафии - очевидно, парень прямо сгорал от нетерпения расплатиться за чужой героин, пропавший с его территории. Нетерпение чувствовалось в той скорости, с которой он влетел на место встречи и плохо вязалось с его явно азиатскими чертами; впрочем, японцы славятся своим умением резво водить дорогие автомобили - Гвидо, как имевший некогда удовольствие познакомиться с японской Якудзой, мог это подтвердить. Дорогущий спорткар Джина был хорошо узнаваем, но музыка, игравшая в его салоне, предупредила о его прибытии едва ли не раньше, чем он показался из-за угла. К счастью, он её сразу выключил; не хотелось бы просить его об этом, потому что говорить о деле, перекрикивая громкую музыку, Монтанелли не собирался.
Откровенно говоря, он предпочёл бы увидеть на его месте кого-то другого, кому можно доверять и кто был бы более подходящим для рискового дела; кого-то из своих, кто имел бы лучшие шансы не облажаться, не испугаться и сдать их. Крис Санчез отлично подошла бы для такой работы, но она нужна была Риккарди на сегодня, и вместо того, чтобы рисковать ей, было решено дать шанс стороннему гонщику. Вообще-то Гвидо считал, что с Джином обошлись слишком мягко, обязав выполнить единственную доставку за потерянную партию наркотика, всё-таки героин был товаром не дешёвым, а с бизнесмена его уровня можно было бы взять гораздо больше; но не ему было решать, какую цену требовать за пропажу, да и к этому героину он не имел никакого отношения, а потому ему лично Моррис не был должен ничего. Монтанелли больше интересовала судьба "посылки", которую он повезёт - вот с чего он имел основной доход, и вся ответственность за доставку по адресатам ложилась на его плечи.
Гвидо вышел из машины, тоже оглядевшись, просто по привычке проверив, что у них нету нежелательных свитеделей, а затем повернулся к Джину лицом, ожидая, когда он подойдёт ближе. Ему было отлично известно, что за человек Моррис, и насколько хорошо он разбирается в бизнесе, большую часть которого лучше скрывать от посторонних глаз; в отношениях, связанных с миром по ту сторону закона, он чувствовал себя, как рыба в воде, и, как показывает сегодняшний случай, от обязательств тоже не пытался скрыться, готовый отвечать за то, что происходит в его сфере владения. Мафии был бы выгоден такой партнёр и в дальнейшем; вероятно, этим и объяснялось то, что его наказание за потерянную партию было столь мягким. То, что героин вообще оказался у него на хранении, уже о многом говорило - значит, кто-то парню здорово доверял.
- Я тоже надеюсь на это, мистер Моррис. - не хотелось бы, чтобы часть человеческого тела была обнаружена где-нибудь посреди улицы, или, чего хуже, в разбитом спорткаре. Незачем было привлекать столько внимания к вражде между картелем из Мексики и мафией Сакраменто, нужно было всё сделать быстро и тихо, чтобы как можно меньше людей знали об этом. Любой промах мог спровоцировать погоню за сенсацией у журналистов, а в этом случае полицейским волей-неволей пришлось бы вмешаться в происходящее, не дав группировкам самим разобраться между собой. - Но ещё больше я надеюсь на ваши водительские таланты. - Гвидо пожал Джину руку в знак приветствия. Дорога была не причём - она сама по себе не могла быть хорошей, если в конце её ожидают либо недружелюбные мексиканцы с пушками, либо бдительные люди в синей униформе; впрочем, отправлять Джина к последним было бы подобно тому, чтобы просто сдать его с потрохами - он и пяти минут не продержался бы в полицейском участке с подобным багажом. Монтанелли уже знал, кто доставит туда руку Паредеза. Фейт Коннорс - вот у кого достаточно опыта в том, как оставаться незамеченной на опасной территории. И кому, в отличие от Джина и Даниэлы, не нужны будут ни хорошие дороги, ни хорошие колёса, чтобы выполнить свою часть работы. В кабинет одного из глав департамента проще попасть сверху, чем проделывать путь от регистратуры - а Фейт была единственной из всех, кому было это под силу.
- Дождёмся остальных. - здесь не распродажа, чтобы устраивать очередь, а он - не попугай, чтобы повторять указания трижды. И не фокусник, чтобы трижды светить настолько опасным материалом - тот, кто увидел бы со стороны, что к нему время от времени подъезжают, забирают что-то и уезжают, могли бы принять его за наркодилера. Лучше уж было быстро сделать всё сразу и разбежаться по своим маршрутам.

офф:

Решил, что будет лучше, если давать мастер-пост после каждого отыгравшего. Впрочем, на этапе встречи не хочу никого задерживать - если успеете быстрее меня, пишите ;)

Отредактировано Guido Montanelli (2012-10-05 14:13:03)

+2

5

В век информационных технологий несложно контролировать то, что передается ко электронным каналам. Почту можно отследить, звонки - прослушать, а письма в бумажном варианте – перехватить не представляет никакой особой сложности. Выходит, что безопасно передать информацию могут такие люди, как я. Обладающие специфическими навыками, способные умереть только за то, чтобы послание дошло нетронутым до своего хозяина. Я не выставляю себя идеалом. Я просто люблю свою работу.
Для меня не существует преград, когда я перемещаюсь по крышам. Я могу проскользнуть в любое помещение, и исчезнуть также успешно, как и появилась.
В последнее время я испытываю острое недоверие к информационным системам. Правительство усилило контроль за транзакциями данных по сети, а это значит, что работы у меня отныне стало вдвое больше. Теперь по удаленному доступу сервер не взломать – приходится самой добегать до места и напрямую выкачивать информацию на диск. Однако, сегодня у меня легкая работа: звонил Гвидо, а это значит, что с компьютерами общение сведено к минимуму, необходимо будет что – то доставить. Что ж, поработаю курьером, ноги хотя бы разомну. И класс, я ведь сегодня еще не совершала ничего незаконного!
Бегу по строительным лесам, опутывающим здание Central Plaza. Кажется, внизу уже столпились зеваки, активно ойкающие и улюлюкающие моему положению. А на деле – просто завидующие. Подтягиваюсь на руках, следующий этаж. Скоро улицу будут патрулировать мои знакомые, и я не была бы против покататься на их вертолете. О, а вот и они.
Толпа удаляется от меня все ниже и ниже, я взбираюсь наверх и практически перестаю слышать их возбужденные возгласы. Взобравшись на двадцать второй этаж, я махнула рукой – вертушка подлетела близко, и я прыгнула. Кажется, крики внизу усилились. Наверное подумали, что я самоубийца. Ага, щаз! (с)Цепляюсь за лыжу геликоптера и воспаряю над городом. Из наушника послышался хрип, затем я смогла расслышать голос Брайана: - ты в порядке, Фейт? Подтягиваю тело, пока пролетаем над каналом Сакраменто, скрещивая ноги на импровизированном опорном турнике – лыже, и повисаю вниз головой, параллельно срывая резинку с хвоста. Как я боготворю это чувство ветра в волосах… В такие моменты я не слышу, как сама дышу, я слышу, как город дышит мной. Я, конечно, не воздушная гимнастка, но верхатуру всех видов люблю, даже такую шаткую, как лыжа полицейского вертолета. Конечно, я нарушаю все мыслимые и немыслимые правила, однако в моем завещании указано, случись что со мной в тот момент, пока я нахожусь в полете – ответственность вся на мне. Я опускаю руки вниз. Расстегнутая ветровка держится только на плечах. Господи, сделай так, чтобы этот момент блаженства никогда не заканчивался. Мне плевать на перенос веса, мне чихать на то, что кровь будет неправильно циркулировать, что ноги когда – нибудь затекут, мне плевать на этот мир, я просто хочу, чтобы это безмятежное чувство эйфории не кончалось…
Голос извне вновь нарушает мой кайф, и мне приходится ответить: - Да, КэШ, я с природой тут воссоединяюсь!
Лениво открываю глаза. Яркое солнце боксерской перчаткой бьет по сетчатке, я еле держусь, чтобы не зажмуриться в первые четыре секунды. Привыкнув к свету, я хватаюсь руками за лыжу, позу мою можно охарактеризовать стилем а ля «я – недожаренный завтрак аборигена». Ха, знал бы Монтанелли, кто меня подвозит – самолично бы убил. И расчленил. И выкинул в реку, в качестве подкормки рыбкам. Но я не дура, и рисковать своей репутацией напрасно не стану: приземлили меня за полквартала хлопцы – патрульные, и улетели по своим делам. А я подтянула страховочный пояс, накрахмалила ладошки магнезией, и двинулась в путь. Через несколько домов мне пришлось слезать, т.к. встреча не на крыше была назначена. В один момент я чуть было не соскользнула в пучину шоссе городского, о чем наглядно возвестило мое «пля!», почему - то вышедшее очень писклявым, ну и всю экспрессию момента наглядно проиллюстрировала моя перекосившаяся рожица. Подтягиваюсь, переползаю к пожарной лестнице, вуаля – еще пару проулков преодолеть пешим ходом, и я на месте. Взглянула на часы. Не тороплюсь и не опаздываю, все прекрасно. Бегу, на ходу приводя нервы и дыхание в более – менее приличное состояние. Вот и машина его видна.
- Улучшайзер и облегчайзер жизни прибыл, здравствуй, Гвидо! Что на этот раз, и куда мне это потом девать? – я улыбаюсь самой дружелюбной улыбкой, на пути к автомобилю сбрасывая с плеч рюкзак. Вместе с рюкзаком с меня пытается сползти ветровка, оголяя спортивную майку. Так, на встречке присутствуют азиатские дети, нечего им порнографию такую глядеть, – резво натягиваю куртку обратно, успев как раз в ту секунду, когда она собиралась в своем сползании с меня любимой оголить мой шрам на плече, - а то испорчу нежную психику.
- Опа. А это кто? – пальцем нагло указываю на азиата, упираясь другой рукой в собственную талию. Улыбка не уходит с моего лица, однако становится более глуповатой. О том, что на меня повесят грузило, меня не возвестили, так что буду пока надеяться, что эточудо на сегодня не моё.

офф

дико извиняюсь за задержку, ловила фантазию сачком ;)

Отредактировано Faith Connors (2012-10-07 15:54:19)

+2

6

Коннорс почти всегда передвигается только на своих двоих, но притом никогда не опаздывает; её пунктуальность была похвальна - в любом виде бизнеса приятно вести дела с такими людьми, в том же его роде, который вёл Гвидо, пунктуальность является сестрой-близнецом вежливости. Он прекрасно знал и о том, какой вид деятельности ведёт она сама, и какими способами она это делает, и давно уже перестал удивляться её способностям, хотя подивиться тут было чему; её прекрасная физическая форма, скорость передвижения и невероятные навыки городского скалолаза могли бы сделать из неё первоклассную, даже возможно, почти совершенную, убийцу, если бы однажды у неё возникло желание убивать. И наверное, хорошо, что у неё всё ещё не возникало ни желаний, ни поводов - в городе о ней ходили слухи, почти как о супергероине, сошедшей со страниц комикса, а городу было надо во что-то верить; вот только эта героиня не стремилась бороться со всем вселенским злом, а всегда преследовала свои цели. Монтанелли мог только поблагодарить Бога, что её цели иногда совпадали с его - несмотря на не самый простой характер, работать с Фейт всегда было приятно.
Сегодня их цели пересекались по простой схеме - Гвидо нужно было сделать работу, с которой он не справился бы один, а ей не помешали бы деньги, тем более, что с её способностями эти деньги не будут тяжёлыми. Во всяком случае, они не дадутся ей так же тяжело, как дались бы Монтанелли - стоит признать, что так же бегать по крышам он не мог даже когда был совсем мальчишкой. А пройти в самую глубь полицейского участка, не будучи никем узнанным или задержанным, и при этом действуя мирно, для него почти не представлялось быть возможным - даже если бы он это сделал, то провозился бы столько, что Паредез стух бы и начал вонять на всю округу. Другим способом попасть в кабинет полицейского капитана была крыша, но пробраться в участок сверху для него было бы почти так же сложно, как и дойти до нужного кабинета снизу. Крыши были территорией Фейт, и она лучше любого другого могла бы там сориентироваться. К тому же, пожалуй, только за крышами правительство до сих пор не установило аудио-, видео- и прочие виды наблюдения. Уже начинающая забываться старая добрая традиция итальянской мафии общаться посредством записок на бумаге снова начинала входить в моду в век высоких технологий - бумага горит чуть дольше, чем с компьютера удаляется сообщение, но зато - куда надёжнее.
Впрочем, сегодняшнее дело было не связано с бумагой... и Фейт рисковала ничуть не меньше, чем Джин и Даниэла - полицейские наверняка только рады были бы взять возмутительницу общественного спокойствия, дабы утереть нос прессе, воспевающей её подвиги; а уж взять её с отрубленной частью тела в рюкзаке, да ещё частью тела того, кто прямым образом впутан в ОПГ... радость шефа полиции будет больше только в том случае, если они смогут взять знаменитого уже второе поколение копов мистера Монтанелли. Но с этого дела с мексиканцами он получил достаточную награду, чтобы её хватало на них четверых. Лучше получить немного лёгким путём, чем надорваться и не получить ничего - жадность, как известно, губит почище наркотиков. И в их среде - сильнее, чем где бы то ни было.
- Salve, Фейт! - Гвидо коротко приобнял Коннорс, и отступил на шаг назад. Она всего лишь партнёр, вряд ли когда-то войдёт в организацию на полных правах, да и едва ли будет к этому стремиться - у неё и без этого есть, чем заняться; о семейном этикете при общении с ней и речи не шло, но всё-таки её он намеренно поприветствовал более тепло, чем Джина - она была ценным партнёром Семьи и хорошо помогала самому Монтанелли в частности; и к тому же, не теряла чужих вещей. - Нужно доставить кое-что нашим знакомым. Детали расскажу чуть позже, когда подъедет ещё один наш друг. - принимая во внимание скорость, с какой она передвигается по улицам, она тоже вряд ли опоздает. Даниэла тоже была в статусе соучастницы, и не раз выступала в уличных гонках от имени мафии, а иногда, как сегодня - бывала и в роли курьера; только, в отличие от Фейт и Крис Санчез, она находилась на содержании Романо, а не Риккарди - в команде восточной стороны. Быстрые колёса и хороший водитель - не больше, не меньше, ничего лишнего, но часто именно это играет самую важную роль. Не стоит верить стереотипам - вовсе не все гангстеры хорошо умеют управляться только с автоматом Томпсона и лопатой.
- Это - наш партнёр, по бизнесу. Он выполнит сегодня другую часть работы.
- описал суть ситуации, не сказав ни единого слова напрямую. Не рассказывать же ей о том, чего и сколько Джин прошляпил; неважно, по каким причинам - достаточно было просто того, что сегодня он идёт с ними. Потому Гвидо не посчитал нужным даже представить его Фейт.

+2

7

Питер Паркер со своим вшивым паутинометателем нервно курит в стороне - Роберт Кабачков взбирается на американские баобабы, даже не прикасаясь к стволу - нафиг нада! ©

Мне искренне начхать, что тащить, и куда. Достать меня невозможно, остановить – тоже. Я как русский танк человеческой наружности: всегда иду быстро, и неотвратимо. Наверное, за это меня как курьера и уважают. Ну, может быть, еще за крепкие кулаки, ибо на крыше придурки тоже случаются. Лифтеры, суицидники (а я их на своем веку спасла немало, уж поверьте), прочая шваль. Фу, да и только.
- Ага, я тот еще бальзам на душу, сердце и почки, лечу все органы, - киваю работодателю, отвечая на обнимашки, - дай угадаю, опять тащить нужно какую – нибудь гадость? - милая улыбка. Я не брезглива, но я должна знать, какие шансы на выживание у моего рюкзака. Тьфу, пора забыть это гадкое и слегка пошловатое слово – работодатель. Какой он мне работодатель? Он скорее добрый дядя, который не даст потухнуть моей любви к этому городу, и отвлечет от земных дел, заставив вновь коснуться горизонта. Я не романтичная заразка, просто когда я нахожусь выше уровня обычных многоэтажек, мне становится легче дышать. На земле я чувствую себя застарелым астматиком, хотя по учебнику анатомии должно быть все с точностью до наоборот. У меня легкие птички, или я что – то путаю?
Но сейчас я бегаю исключительно для пользы здоровья, ну и для выработки адреналина, иначе ссохнусь и сдохну во цвете лет со скуки. Раньше бегала для денег, а сейчас уже не тот кайф, уже сама бизнесвумен заделалась, а все туда же, экстрим мне подавай. Как была стуканутой на всю голову, так ею и осталось. Зато всегда любой п*здец до конца довожу основательно – комар носу не подточит. Хотя… На самом деле я бегаю для того, чтобы не оставаться в одиночестве. Есть такие два понятия – быть одной и жить одной. Жить одной – великолепно. А вот быть одной, ощущать всю тишину собственной жизни под кожей, чувствовать кончиками пальцев, как твое сознание мира утекает от тебя, словно вода через решето… Как говорят супергерои: лучше умереть, сражаясь. Ну да не будем об этом. У меня на ближайшие часа намечается веселуха.
Новость про бизнес – партнера меня не просто убила, а размазала в подстолье. Еле сдержалась чтобы не заржать по – лошадиному. Кое – кое как уняв приступ смеха, подкативший к горлу, и мотивированный мыслью: «сомневаюсь, что это чудо в перьях что – то может, если печется о хороших дорогах», я вновь подала голос: - Искренне надеюсь, что его другая часть работы будет располагаться подальше от моей, - уже брезгливо отзываюсь я, - а то я с балластом на спине быстро не бегаю, если только это не страховочная беседка и мешок со «стопперами».
Пренебрежительно фыркнув, параллельно отгоняя от себя насмешливые мысли над парнем – азиатом, вид которого не внушал ни особого доверия, ни особого лоска, ни особой уверенности в завтрашнем дне для этого псевдокурьера, я отвела взгляд от Гвидо, и переспросила:
- Надеюсь, если там какая – нибудь мерзость, то она не жидкая и не изгадит мой «Millet»? – да, за свой рюкзак я действительно опасаюсь, и неважно, насколько будет окупать все расходы мой гонорар. Этот рюкзак был со мной везде и всюду, вплоть до моего падения и после него: вспомнить только как Брука у меня пыталась утащить его из палаты в комнату хранения. Ну, на самый крайний случай, липкую ленту еще никто не отменял: перемотаю груз, и ничего моему рюкзаку не будет. Я надеюсь, -Давай уже свою лягушонку в коробчонке, диктуй координаты, и я поскакала. Не хочу встречаться с остальными твоими курьерами. Профессиональная непереносимость, знаешь ли, - а вот это уже конкурентоспособностью запахло. Никуда ведь не девалась еще та Фейт, которой я была в двадцать лет. Огонь – баба, веник с пропеллером из задницы, ну и мадам неприятность для всея полицейских нарядов. Вспомнить только, как они пытались воевать со мной, и сколько вертолетов я угробила, виртуозно обойдя все мыслимые и немыслимые законодательства, и не огребая при этом по полной программе. И смех, и грех! Все – таки жаль, что работы у меня сейчас все меньше, а сидения и придавливания пятой точкой вышеупомянутого пропеллера все больше, - А то у меня дома кот некормленый, – в каждой шутке есть доля правды. Соседская тигрятина давно привыкла столоваться у меня. Отстраняюсь от Монтанелли, завязываю растрепанные от полета вниз головою волосы в тугой хвост – чтобы не мешались, затем достаю из кармашка рюкзака перчатки. У меня нежная кожа, поэтому пальцы быстро стираются до крови. Приходится их перематывать лейкопластырем. Как же больно его потом отдирать! А еще, бывает, нужно в расщелине одной из стеночек такой лаборатории заклинить ладонь или кулак. В общем, достается рукам. А перчаточки от «Back»… Наслаждение неземное! Мягкие, но прочные – нужно еще постараться, чтобы износить их до дыр. Сделаны из тонкой спецткани – выступы и трещины чувствуются, словно собственной кожей, а рука не потеет и не скользит… Словом, даже если висишь на кончиках пальцев над пропастью – шансов навернуться практически нет.
- Как обычно, через два часа на том же месте и с улыбкой на лице, да?

Отредактировано Faith Connors (2012-10-09 19:30:50)

+1

8

Игрок удален, эпизод отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Распишитесь, вам посылка!