В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » супер особенный вечер


супер особенный вечер

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники:
Michael Stone & Brooklyn Jordan
Место:
Госпиталь Святого Патрика, перевязочная
Время:
17 июля 2012 года
Время суток:
вечер
Погодные условия:
где-то там на улице дождь
О флештайме:
Пора мириться или убивать ХД

http://s1.uploads.ru/bCdfo.png

+1

2

внешний вид: джинсы, кеды, рубашка где-то рядом валяется. С внешней стороны правой руки на бицепсе зашита рана в пару сантиметров.

Дерьмо случается. Дерьмо случается даже с такими людьми как я. Вот сегодняшний милый денек этому самое сочное подтверждение. И как будто бы ничего не предвещало беды. Ну знаете там солнышко светило ясно, ветерок себе подувал, домохозяйки плакали над очередной серией секса в большом городе, а продавец мороженого на тридцать второй опять матерился при детях. В общем все нормально, все так же как и всегда. Только вот меня угораздило бежать по саду в одних красных  труселях и с гордой миной первого на деревне самца-осеменителя. При этом всем в нашей сцене присутствовали полуголая дамочка лет тридцати с довольно миловидным личиком и божественной фигуркой, 9 миллиметровый кольт и мужичек-коротышка аля метр пятьдесят в кепке с большушчими рогами-измены и свирепыми глазами. Наверное, не сложно было догадаться, что убить пытались меня, на фоне женщина орала – не виноватая я он сам ко мне пришел, и я, бегущей по прекрасному зеленому газону, вдруг впервые в жизни понял, что черт возьми, люблю жизнь и подыхать как кабан на охоте не хочу ибо не пафосно…и да… еще раз – я люблю свою жизнь, очень люблю свою жиииизньь.  Хорошо было одно, товарищ этот гангстером не был, стрелять до этого не стрелял, а пистолет хранил у себя дома, ибо так безопасней и пофиг что руки-то из жопы. Так что все же в этот прекрасный денек я не откинул свои божественные коньки, и мне не была земля пухом, а черти еще не приготовили мне котел.  Я остался жив-здоров и почти цел. Как оказалось уже позже, когда адреналин начал покидать мое кровотечение, тому рогоносцу таки получилось оставить на моей руке линейное ранение мимо пролетающей пули. И я бы не сказал, что я из тех людей, которые тащатся от запаха антисептиков и формалина, но все же здравомыслящая часть меня в этот раз взяла вверху и потому после мимолетного посещения дома родного, игнорирования криков сестры, что я умру,  и промывания руки виски, я весь такой воняющий алкоголем, в старых джинсах, с кровавой повязкой на руке и унылым выражением лица разрешил Эмме отвести себя великолепного в госпиталь. А там и началась вся веселуха. Вот и вправду не думайте, что я этот день назвал дерьмовым только потому что какой-то идиот, даже толком в меня не поцелил, а такой стабильный секс по вторникам теперь уже, наверное, навсегда отменялся.  И даже не потому что врач, зашивающий мне рану, оказался болтающим радио о том, что как мне повезло и вам придется заполнить такие вот бумаги ибо такое вот ранение, это же криминал и там полиция, а там суд, а вообще скоро конец света и так далее. Нет. Не потому. Главное еще было впереди. Когда я вот самое главное расслабился, и уже даже было подумал, что в принципе хуже уже быть не может, а значит уже ко всему готов, жизнь надо мной посмеялась еще раз. Ведь все же я надеялся на то, что вот так вот просто сейчас отправлюсь домой, уляжусь в кровать, сделаю жалобный вид и заставлю сестренку исполнять все мои дурацки приказания, так как я же чуть было не умер и вообще у меня рука болит! Честно, ну прям даже от этих мыслей я тащился, мечта идиота – рабство сестры. Но мои мечты прервал все тот же врач-птичкаговорушка и пробубнил мне о том, что все же мое отправление домой оттягивается еще ибо у меня еще впереди перевязочные пару минут в компании (как я надеялся) сексуальной молодой медсестрички. Так что я даже был доволен тем, что меня отдали в руки младшему медперсоналу. Ну а вдруг  сразу же можно будет возместить убытки и заполнить вторник, то есть я собирался подкатить, если вдруг медсестра таки окажется более-менее ничего так. Вот так вот нифига я не чувствовал приближения беды, сегодня мой датчик вообще был в отключке. И когда в перевязочную летящей походкой вошла Брук, мне вдруг захотелось иметь с собой парашют и выпрыгнуть в окно ибо, да, по другому живим мне отсюда не выйти.
- Ты специально ко мне напросилась? Ну там чтоб побыть со мной наедине и все дела... - без приветствий и вступлений, вот серьезно, я не знаю куда подевал свой страх и совесть, но они сейчас во мне заткнулись и я решил нападать до того как это сделает она ибо уж кто-то, а Бруклин уж точно не смолчит. Но при этом я поглядывал на ее руки – нету ли там какого-нибудь скальпеля или фонендоскопа, последним же тоже можно зарядить. Слава аллаху она была медсестрой и, кажись, сейчас у нее при себе были только бинты. - Кстати зря мы не трахались в больнице, это было бы весело. – Делаю вид, что оглядываю помещение с самым довольным видом, на который я сейчас способен. И краем глазом все же наблюдаю за ее реакцией, и по ходу пытаюсь себя приготовить к туче говна в свою сторону, ибо заслужил.

убей меня полностью хдд

Отредактировано Michael Stone (2012-10-08 02:49:59)

+2

3

внешний вид: медицинский костюм (халатик покороче, чулочки, каблучки - размечтался  :playful: ), любимые голубые кеды, волосы каштановые уже.

Сегодняшний день практически ни чем не отличался от любых других. Я дорабатывала последний месяц в клинике, каждый раз мучаясь о том, как же сообщить своему любимому прекрасному начальству, что я бросаю эту чертову работу и ухожу в мир богатства и знаменитости. Нет-нет, не пугайтесь, я не нашло себе отличного продюсера, и даже ни с кем не переспала, кроме, разве что Рендала, который, как раз таки, и уговорил меня сменить род своей деятельности. Спросите, куда же меня занесет на этот раз? То ли секретарь, то ли референт, то ли обычный служащий, я без особого энтузиазма отнеслась к этой идеи, но шатен, черт возьми, был чертовски убедителен, и даже пообещал сводить меня в ресторан. Хитрый скотина.
Так и проходил мой июль. Я потихоньку привыкала к новому статусу девушки гордого и самовлюбленного оленя, поочередно переживая на тему, куда катится моя жизнь, и в хорошую ли сторону приведут все эти многочисленные изменения. Ну а что? Дамочка я всегда была с параноидальными замашками, и никогда не упускала шанса пожалеть себя, бедную несчастную овечку, ну и поненавидеть всех вокруг, пуская во все стороны яростные взгляды и требования уйти прочь с дороги. В таком скверном настроении сегодня меня не пустили даже в операционную, видимо переживали, что я снова отниму у Чарли скальпель, требуя передать все полномочия главного хирурга мне, а далее пускаясь во все тяжкие и вырисовывая острым лезвием на теле больного витиеватые узоры.  Кажется, я отвлеклась от сути. Итак, сегодня мне удостоилась честь работать в перевязочной и обрабатывать раны всем желающим, и не желающим соответственно. Работа это была скучная, грязная и не самая веселая, за исключением те моментов, когда в моем кабинете появлялись не самые скучные пациенты, с отличными знаниями в области пошлых и не очень анекдотов. Время шло, часовая стрелка медленно, но верно двигалась в сторону цифры восемь, и я уже мысленно топала в сторону своего дома, представляя, какой очередной гадостью будет кормить меня сестра. Надеюсь, она догадается заказать еду из китайского ресторанчика, что был неподалеку от нашего дома, может написать ей смс?
Но от размышлений меня отвлек требовательный голос моего начальника, что быстро ввел меня в курс дела, отправляя в сторону уже осточертевшего мне за день перевязочного кабинета. Эка невидаль, парень поранил руку, дали бы ему бинт в зубы и отправили домой! Не маленький же! Или же мне придется его еще пожалеть и успокоить, прижав к груди и причитая, что больше его никто-никогда-и-ни-за-что не обидит. Но я молчала, крепко сжав зубы и покорно топая в сторону процедурного, надеясь забинтовать бедолаге руку на отъебись и наконец свалить домой. Никто не любит поздних пациентов, так что ребята, запомните, и не попадайте в неловкие ситуации поздно вечером, врач в это время устал и ненавидит всех вокруг.
Так вот, открываю я двери, совершенно не обращая внимания на темную фигуру, что тусовалась у окна, да и зачем мне на него смотреть? Мужиков что ли не видела? Видела, и не одного, с одним таким экземпляром я как раз накануне виделась и обещалась позвонить, как только освобожусь… Хм, может включить вредину и ждать самой звонка?
- Ты специально ко мне напросилась?
Я тут же остановилась на месте, чуть не выронив из рук свою связку бинтов, и на хера мне их столько дали, тщательно прислушиваясь к дерзкому, и такому чертовски знакомому голосу. Признаюсь, мне было страшно просто повернуть голову и убедиться в своих догадках, я так и стояла у стола, перебирая в руках бинты и надеясь, что это просто глюки. Сигареты оказались слишком крепкими, а нервы слишком слабыми, что я, в конце концов, просто двинулась, и это не Стоун стоит за моей спиной и это не его голос нарушает тишину в нашем кабинете.
- А тебе не страшно оставаться со мной наедине? – Ехидная улыбочка коснулась моих губ. Хочет показать мне, какой он неисправимый придурок и дебил? Так я это и без его колких фразочек прекрасно знала. Нервно швыряю бинты на стол, резко разворачиваясь к Майклу и кидая в его сторону лютый, ненавидящий, самой злой и испепеляющий взгляд, на какой я была только способна. Ох, вы не представляете, какие разные и самые неожиданные эмоции сейчас переполняли мою грудь. Хотелось ударить этого индюка чем-нибудь тяжелым по голове, да так, чтобы всю дурость и самодовольную ухмылочку с рожи как рукой сняло. И одновременно с этим я почувствовала предательское волнение, дрожь в коленках и каплю растерянности, что была слышна по моему голосу.
Я не видела этого человека уже больше года, признаюсь, видеть мне его совершенно не хотелось. Я забыла, отпустила, не вспоминала, и уже полгода как пыталась начать новую жизнь, завязать новые отношения, и появление вновь Стоуна в моей жизни не предвещало ничего хорошего. Либо я снова как дура поверю и влюблюсь в этого козла, либо сяду за чрезвычайно жестокое убийство.
- Вдруг, заряжу в твою безмозглую голову чем-нибудь тяжелым? – Все так же уверенно и размеренно шагаю в его сторону, сжимая маленькие ладошки в крепкие кулачки. Ну, Стоун, ты у меня сейчас получишь. Сейчас мы с тобой и трахнемся, и все что ты захочешь - сделаем, любой каприз, как говорится. – Хочешь, мы это исправим? Ролевые игры, секс на публике, здорово, правда? Сейчас я тебя вылечу, у тебя вообще больше никогда ничего болеть не будет. – говорю приторно сладким голоском, приближаясь все ближе и ближе к мужчине. Я заметила, с какой опаской он смотрит по сторонам, ну еще бы, Майкл то не понаслышке знает о моем хваленом темпераменте и напрочь отсутствующем инстинкте самосохранения. Сколько шишек я набила на его голове? Зато у вас больше не возникнет вопросов, почему он такой дурной. Это все моих рук дело. И сейчас, хватанув с какой то тумбочки железный стерильный лоток, я со всей дури замахнулась на этого осла, чтобы как следует огреть и привести в чувства.
Промахиваюсь, вместо головы попадаю в грудь, металл с тихим гулким звуком ударяется о торс мужчины, а я лишь разочарованно выдыхаю, оглядывая помещение небрежным взглядом, думая, чем бы еще зафинтюлить в мужчину. Пара одноразовых шприцов, упаковка ваты, все что попадалось мне под руку, тут же летело в его сторону.
- Да как ты еще догадался сюда явиться! Да лучше бы тебя пристрелили на хер, хотя нет, я тебя сама сейчас укокошу, козлина волосатая! – со всей дури толкаю его в грудь, одаривая гневным взглядом пепельных очей. – Ты мне скажи. – я не ору, я словно кошка шипела на него, глядя прямо в его бессовестные глаза. – Тебе не стыдно? Ни капли не стыдно?

Свернутый текст

http://savepic.net/945857.gif  http://savepic.net/945857.gif  http://savepic.net/945857.gif

+3

4

А знаете, о чем я думал тогда, когда она пыталась делать вид, что вся такая грозная сейчас испепелит меня взглядом и отправит в ад по упрощенному визовому контролю? Я думал о том, что она всегда мне нравилась в таком вот виде. Нет, не подумайте, не халат медсестрички и тп. Нет, на практике халаты-то длинные, обычно мятые и ни разу там вся капуста из декольте не выпирает. Короче вся та туфта из порнофильмов на практике нихрена не действует, что печально, но факт. Неет, нравилась она мне именно в этом ПМС-ном состоянии истерии. Ну не девушка, а прямо конфетка – пара из ушей валит, ножками топает и еще при этом издает такие перлы в твою сторону, что иногда уши вянут даже у тебя – не самого-то культурного человека в мире. Короче я садомазо и это меня чертовски в ней привлекало, что не скажешь о ней, ибо солнышко таки сильно бесилось и на самом деле думало, что вот таким вот видом нагоняет на меня страх. Или не думало. Не важно, в общем. Главное это то, что Брук встала в позу – убью нахрен, а мне оставалось только прижаться  к стенке и ждать великой мсти. Хотя не, стоп, простите, забыл упомянуть. Я же еще успел ляпнуть перед своими похоронами фразочку в ее сторону.  – Чо изнасилуешь, да? – подмигнуть и при этом расплыться в самой слащавой улыбочке, на которую был способен мой смазливый фейс. Наверное, Брук заценила ибо начала так сооовсем тонко намекать, что готова к активным действиям. На что я только хмыкнул – типа ну и ладно, только попробуй. Ну а что, самонадеянным идиотом я  всегда был и почти даже этого не отрицал. А в этот раз надеялся таки, что она не додумается искать предметы потяжелее бинтов и начинать колотить меня ими. Ну, максимум сама своими кулачками пойдет на меня. Ну и ладно, еще на такое вот я был чистосердечно согласен и даже простил бы ей. И вот когда она сначала приближаться ко мне со всей своей уверенностью, кровожадными намерениями и сжатыми кулаками, я таки подумал что вот-вот щаз зарядит ими, и я даже уже приготовился уходить от них влево, что для меня не составило бы никакой проблемы ибо еще защитить себя от кулаков своей бывшей я мог. Но вместо этого я получил не менее сладкую фразочку чем моя предыдущая улыбочка, что вызвало у меня дикие подозрения ибо каким бы я бараном не был, но все же понимал, что это был первый признак того, что пора бежать ибо кулаками не обойдется. Но я все еще стоял с такой гордой орлиной самоуверенностью смотрел на нее сверху и даже ни на секунду не отводил от нее своего взгляда из под лба, это же зрительный контакт! Самое главное в предотвращении конфл..БАЦ.. и в общем что-то тяжелое такие полетело в мою сторону. Мысли прервались, грудная клетка заныла, а я попытался не издать никакого звук типа – блядь - истеричным пискливым голоском. И не издал, молча сцепил челюсти. А чо, я ж настоящий мужик, ну. И вообще два года практики сделали свое дело, я в совершенстве научился терпеть боль и без проблем умел совладать со своими эмоциями, чего не скажешь о ней ибо дальше в меня полетело все что только ей попадалось под руки и мне приходилось только вилять из стороны в сторону чтоб хоть как-нибудь, но все же уходить от этого мусора. И при этом она еще и начала нести  ну совсем уж ересь какую-то. Все же годы идут, а Брук все та же.  Только грудь подросла! ХД Даже все еще верит, что во мне есть что-то хорошее, и я могу заботиться о ее моральном состоянии. Ну ладно, хоть я поржал, ибо совесть? Стыд? Серьезно? Да я уже давно променял данное богатство на вторую печень и жил себе припеваючи, а она мне тут напоминает об этом, было бы о чем. – Ни капли не стыдно – повторяю ее вопрос со своей утвердительной интонацией. При этом пользуюсь моментом и начинаю сокращать расстояние между нами до минимума. При чем если это еще медленно и неторопливо, то вот руки ее ловлю быстренько, ибо же вдруг еще сумеет улизнуть и тогда придется применять методику обнимашек боксеров, а мне не хотелось, мне вообще нахрен не хотелось к ней прикасаться, но что поделаешь – надо было иначе пришлось бы уже после нее собирать себя как пазл – по мелким частям. Так что вот держу ее руками за руки. Стоим мы  все такие как будто бы вот щаз появится священник в костюме Элвиса, притащит алтарь в цветах  и будет сочетать нас браком ибо вообще если бы так остановить время, и не учитывать того, что на ее лице читалась полнейшая ненависть к тому факту, что я все еще существую, а на моей едкая ухмылочка аля – попалась, милая. То это все выглядело вполне мило – держимся за руки, смотрим друг другу в глаза и при этом извергаем ванильные фразочки. Ну, прям чудо-парочка, не иначе. Но реальность такая реальность, и в ней все было ну совсем немножко по другому.
- Дорогая, я тебе скажу по секрету, уж прости разрушу нафиг твой идеальный мир розовых пони в котором ты живешь, но вообще земля не вращается вокруг тебя и если я пришел на перевязку сюда, то только потом у что мне нужна эта перевязка, а не потому что я соскучился по твоему милому личику и бурному характеру. – говорю речь, говорю речь совершенно спокойным тоном, таким даже убаюкивающим, так как будто бы и вправду ребенку рассказываю на ночь сказку о колобке. При этом все сильней сжимаю ее руки, чтоб ей не хотелось вдруг начинать сопротивляться и вырываться. Сам же понимаю, что мой хваленный самоконтроль начинает давать сбои, а мыслишки уходят в совсем другую сторону от нормальных и естественных в данной ситуации. А я ведь должен был злиться на нее, просто потому что она задела мое величественное Эго и посмела вот так вот вести себя со мной. Но я не злюсь, совершенно. Вместо этого просто пытаюсь делать вид, чтоб вдруг она не заподозрила самого страшного и самого правдивого факта обо мне – мне не плевать. И, со всей уверенностью в своих актерских способностях, продолжаю непоколебимо гнуть сою линию - Так что будь добра, сделай пару вдохов, наполни свой мозг кислородом и делай свое дело. А я, так уж и быть даже сделаю вид, что сильно тебе благодарен. – Отпускаю ее на свой страх и риск и сажусь на кушетку, делаю вид, что меня интересует дождь за окном, хотя на самом деле я просто больше не могу смотреть ей в глаза.
Дерьмо таки случается. Прошел год, не считаемое количество девушек в моей постели, куча адреналина и жизнь как сплошная вечеринка во имя удовольствия. А стоило ее только увидеть и все это потеряло свой смысл. Факт оставался фактом – я все еще не забыл.

Свернутый текст

сопельки в следующих постах ХДД

Отредактировано Michael Stone (2012-10-13 04:48:00)

+2

5

Сухой, и я бы даже сказала, немного грубоватый голос застал меня врасплох именно в тот момент, когда я уже принялась яростно колотить по твердой груди Майкла, как можно сильнее сжимая свои маленькие кулачки, надеясь, что от этого ему будет еще больнее. Обида и адская злость моментально пропали, отошли на задний план, и я, промахнувшись и ударяя ладошкой по воздуху, лишь подняла на Стоуна полный непонимания взгляд. Как же так? Разве такое может быть? Неужели, он считает, что тот его поступок можно назвать абсолютно нормальным? Да, наверное, именно так нужно поступать с девушками на одну ночь, на одну неделю, но мы с ним были вместе два года, и все это время, черт возьми, я любила этого ублюдка и верила, искренне верила в то, что это взаимно. Пропускала мимо ушей упреки своей сестры, не слушала советы ребят из группы, сбегая с каждой репетиции к нему в объятия, а что в итоге? Ему ни капли не стыдно, ни капли не совестно, по его синему ледовитому взгляду так и читалось полное равнодушие и насмешка. Да, именно насмешка и ничего другого.
- Что? – очередная надежда и вера в лучшее? В этом вся я. Хлопаю длинными ресницами, словно рыба хватая воздух губами и пытаясь найти подходящие слова для того, чтобы как следует выразить все те эмоции, что я сейчас испытывала.
Да я же тебя любила, гондон!
Я штопала твои носки, козлина!
Я варила тебе суп, урод!
Нет, это все не то, слишком по-бабски, слишком банально, и слишком глупо, и я, посильнее стиснув зубы, в очередной раз замахнулась на Майка, чтобы разбить ему бровь, нос, губу, да без разницы, чтобы хотя бы смыть эту самодовольную ухмылочку с его лица.
Но брюнет не дает мне этого сделать, я чувствую, как его сильные ладони сжимаются на моих запястьях, как меня лишают возможности истерично махать руками и крушить все на своем пути. Секунда, шаг вперед, и вот его лицо уже так близко, что от ощущения этой близости по спине у меня побежали мурашки. Как то испуганно смотрю в его глаза, внимая каждому слову, каждому предложению, и все еще надеясь, что это галлюцинации.
Наконец он замолкает, то ли ждет от меня какого-то ответа, то ли еще чего. Но говорить сейчас… Говорить мне абсолютно не хотелось, и в кабинете воцарилась тишина, нарушаемая лишь моим обиженным сопением. Казалось, сейчас все наладится, мы друг друга поняли, и наконец, смогли успокоиться. Я сделала для себя вывод, что Майкл оказывается не был таким хорошим человеком, каким я его считала, и наши двухлетние отношения… Ну, видимо что-то они значали только для меня. Что творилось в голове у Стоуна я не знала, хотя думаю, он вообще вряд ли размышляет на этот счет, зачем? Единственное, что его сейчас волновало, так это его рука… Ну хорошо, я тебя сейчас перебинтую, ой, как перебинтую, тебе аж тошно станет.
- Руки свои от меня убери. – Все, лафа кончилась, я снова принялась яростно крутиться на месте, со всей дури наступая Майклу на ногу, чтобы он наконец отпустил мои руки и свалил от меня на безопасное для нас обоих расстояние. Не хочу чувствовать его прикосновения, не хочу ощущать едва уловимый запах его одеколона, чувствовать его дыхание у себя на макушке, к черту. Грубо пихаю его в грудь, сверкая обозленным взглядом. – Никогда. – тычу указательным пальцем перед носом, взгляд а-ля строгая учительница – Никогда ко мне больше не прикасайся. Мне противно.
Кажется, мои слова получились весьма убедительными, Стоун спокойно прошелся вдоль кабинета, наконец устраивая свою тушку на кушетке и покорно, словно идеальный пациент, ожидал, когда ему окажут помощь. Я проводила его взглядом, ощущая по всему телу дикую дрожь, от чего то я жутко волновалась. Не ожидала, что наша встреча, спустя столько времени, так сильно и серьезно повлияет на меня.
Не думайте, я была влюблена в Рендала, никто другой кроме него мне был не нужен, но разве так просто забыть отношения с человеком, которого ты считал самым особенным в своей жизни? Разлюбить можно, да, но выкинуть воспоминания из головы… Увы, у меня никак не получалось.
Снова злость, снова дикая необузданная, и возможно даже детская обида. На него, на саму себя, понимаю, что не могу контролировать себя, и сейчас снова закачу истерику. Молчи, Бруклин, молчи. Мне категорично не нравилось ощущать, что ему все равно, а эта истерика, это была бы нервотрепка только для меня самой.
- Руку давай. – судорожно собираю с пола бинты, капельницу, всякую хрень, что еще пару минут назад я с энтузиазмом расшвыривала, выкидываю это все в мусорку, хватая со стола бутыль с перекисью, намереваясь обработать рану. Может сжечь ему там все на хер? К черту современные антисептики, пусть страдает, хотя бы это заставит его меньше улыбаться?
Но увы и ах, на все мои манипуляции Майк реагировал спокойно, не матерился, не орал, даже ни разу не всплакнул, хотя я очень, очень старалась сделать ему как можно больнее. Аккуратный бантик уже красуется на его запястье, я даже улыбнулась, оглядывая сие произведение искусства взглядом, наконец отходя в сторону и указывая в сторону дверей. – Все, готово, проваливай, и давай, в следующий раз ты будешь обходить стороной этот госпиталь, да? В городе до хрена других больниц, думаю там тебе будут куда больше рады, чем здесь.

+2

6

Ты оттоптала мне ноги, забросала меня всем этим медицинским дерьмом и в придачу еще бинтовала мне руку с неисчерпаемой небрежностью и ненавистью к именно этой части моего тела. Вот серьезно, рука-то тебе что сделала? Рука хорошая, вон даже за жопу не схватила, а был же шанс, был! А ты вот так с ней.  Нехорошо получается, совершенно нехорошо. Да и к тому же, знала бы ты, что одним своим присутствием доставляешь мне намного больше боли, чем этими дурацкими выходками, то может быть не так уж старалась. Но ты не знала, да и не положено тебе знать. Не зря же я вот здесь, изображая брюса уилиса, строю морду кирпичом и делаю вид, что плевать я хотел и на тебя и на твои выходки и вообще мне вот мир спасать надо от недотраха, а не вот тут с тобой разбираться. 
– Ты со всеми такая нежная? Или я таки навсегда останусь для тебя особенным? – вот я бы мог же смолчать, еще раз сцепить челюсти и просто-напросто проигнорировать ее отношение ко мне. Так нет же, я не могу молча. Молча все становится как-то не так, думать хочется... думать хочется о ней, что собственно говоря, в общем-то, очень вредно для моих мозгов. И ведь надо же было переключиться. Ну, вот почему нельзя было, скажем, рассуждать мысленно о том позвонить ли той фрейлин, которая вот еще утром так стонала подо мной или нахрен нужна раз уж ее мужик пистолет себе прикупил. Или о том, что бы пожрать принудить сделать дома Эмму или в каком магазине купить пару бутылок абсента ибо закончилось горючее. Вот бытовые, нормальные темы для размышлений. А не вся эта откровенная херня, что лезла в голову, об этой ненормальной.
Но ничерта не выходило. Зато получалось нюнить у себя в мыслях и чувствовать, как горло затягивается узлом из чувства вины по отношению к ней. Нет, серьезно… нет, я совершенно точно понимал, что все, что между нами было осталось в прошлом и никакого будущего у нас тобой никогда не будет. Я все еще не изменился, а ты, похоже, научилась меня ненавидеть. Наконец-то. Мне иногда казалось, что ты никогда не поймешь, что я моральный урод. Хотя, собственно говоря, может быть это и притягивало, то, что ты верила, что я лучше. В меня, собственно говоря, мало кто верит. Даже я сам не верю. А ты верила. Я же в благодарность за это, потоптался по твоей гордости и свалил, даже не сказав каких-то пару прощальных слов – чтоб тебе легче было переварить все это, и чтоб ты могла найти хоть какое-то оправдание случившемуся. Я тогда поступил так как было выгодно мне. Ведь знал же, что если задержусь хоть на секунду с тобой и начну тебе что-то там объяснять или же бросать тебе заезженные фразочки о том, что мы можем остаться друзьями или же что нам пора отдохнуть друг от друга, то просто напросто сам же и не выдержу этого дерьма и, наплевав на все, опять буду оттягивать момент нашего расставания. Я поступил, так как было бы лучше для меня и может быть даже и для тебя самой. Но ты вряд ли это когда-нибудь поймешь, а я вряд ли буду объяснять. Хотя уже и сейчас был близок к тому, чтоб таки тебе хоть что-то объяснить. Все же прошло время, я уже не был под влиянием тех чувств к тебе и мог совершенно спокойно с тобой поговорить о том, чего не был способен тебе сказать тогда. Другое дело была ли ты готова. Хотя даже не так. Готова ли была ты не убить меня вот прямо сейчас, если я таки начну полемику о временах былых. Все же ты конечно девочка хорошая, привлекательная и вообще идеальная, но вот нрав у тебя был иго-го и ого-го. А так как я на тебя одним своим видом действовал как катализатор бурной реакции, то я таки не уверен был дослушаешь ли ты меня или же начнешь опять пмс-ить и бросать в меня все что еще в этом кабинете не бросала в меня. Но сегодня был вообще день особенный, и раз уж приключилось мне вот так вот повстречать твое миловидное физическое тело, то почему бы уж не поставить все точки в наших с тобой предложениях. Была-небыла так сказать. Моя рука уже держится за ручку двери, я уже даже и вправду готов был просто опять исчезнуть из твоей жизни и вдруг за несколько необъяснимых секунд размышлений решил, что пляскам еще не конец. Что доказывало мою теорию о том, что думать вредно, можно вдруг превратится необычайного слюнтяя.
- Брук, а я ведь тебе уже как два года должен один интересный разговор. – Оборачиваюсь опять к ней и начинаю так сдержанно и мило насколько в принципе могу. Даже осколков наглости в голосе не прослушивалось. Хотя это можно было бы растолковать, как сарказм ибо все же от меня такую непорочную речь можно было услышать уж слишком редко и потому это вообще выглядело подозрительно. Я и милый. Не, не слышали. Но как бы странно это не было, но таки отдаленно смахивало на правду. – Если выслушаешь, обещаю более тщательно в следующий раз выбирать больницу. – примирительно усмехаюсь. Чудеса из чудес, я за мир, любовь и жвачку.

+2

7

Твои слова про особенность я предпочла пропустить мимо ушей, все таки разум в моей голове время от времени подавал признаки жизни и сейчас уверенно твердил о том, чтобы я молчала. Молчала, стиснув зубы, кусая себя за язык, если понадобится, не позволяя себе слабости, не позволяя себе ни малейшего шанса вылить все те эмоции, что я хранила в своей груди уже чуть больше года.
Хочешь знать, что именно я сейчас испытываю к тебе? Уверена, ты думаешь, что это будет что-то вроде отвращения, омерзения и прочей гадости, которую чувствуют все нормальные девушки после расставания. Но я не все, я не нормальная, и, наверное, именно этим я тебя однажды и привлекла. Знаешь, Майкл, а я соскучилась. Нет, не по твоим ухаживаниям, ласкам, не по нам двоим, не по нашим отношениям, нет… Я соскучилась именно по тебе, как по человеку, представляешь? И сейчас, глядя в твою спину, я мысленно пыталась представить, а что будет дальше, и есть ли этому чему то место быть? А стоит ли вообще?
Знаешь, это так странно, что некогда близкие и родные люди вдруг теряют эту ниточку, что некогда их связывала между собой, что как путеводный свет, вела их навстречу друг другу. А что случилось с нами?  Неужели мы никак по-другому не могли решить этот кризис, что возник в наших отношениях? Любовь, это такая штука, сегодня она есть, завтра нет, а я привыкла куда большее значение отдавать другим вещам. Доверие, уверенность, защита. Доверяла ли я тебе? Тогда да, доверяла каждому твоему слову, я была готова пойти за тобой куда угодно, ведь я была уверена, рядом с тобой я буду в безопасности, а разве не это ли самое важное?
Ну вот, ты уходишь, а я даже не могу понять, что именно я испытываю сейчас, и что мне хочется сделать. Поговорить? Но о чем? Что я могу тебе сказать? Неужели я мало унижалась за всю свою жизнь, цепляясь за едва различимые, за призрачные надежды, которые, возможно, мне лишь только казались. А вдруг ты воспримешь все это как мою отчаянную попытку вернуть тебя? Хотя нет, мне бы хотелось тебя вернуть, но не в виде своего мужчины. Мы пробовали, мы честно пробовали любить друг друга, отдаваясь полностью, до самого конца посвящая себя только лишь друг другу, и что из этого вышло? Но ты ведь мой человек, я это чувствовала, чувствуешь ли ты то же самое?
И ты останавливаешься, я ловлю на себе твой взволнованный взгляд, не поверишь, но я чувствую что ты волнуешься. Знаешь, весь этот твой козлина-стайл он ни к чему, я вижу тебя насквозь, и я знаю тебя Стоун, знаю твою сущность, знаю, что ты пытаешься казаться хуже, чем ты есть на самом деле. Зачем? Не будем раскрывать всех твоих секретов, сейчас важно совсем другое.
- Какой? – меня словно выдернули из холодной воды на берег, я ощутила явную дрожь в коленях, поэтому поспешила сесть на кушетку, как раз на то место, где буквально секунду назад сидел ты. Смотрю на тебя с нескрываемым любопытством, ты улыбаешься, а у меня нет сил улыбнуться в ответ. – Уже два года… И что же на тебя нашло сейчас? Я слишком больно ударила тебя медным подносом по голове? – нет, не умею я обходиться без едких комментариев, но ты ведь знаешь что я не со зла, да? Хотя, даже если не знаешь, ты это заслужил. Я слишком долго ждала, понимаешь?
- Хорошо, начинай, я готова тебя слушать. Постараюсь не перебивать. – Покорно киваю голоой, складывая на коленях свои ладони, осторожно разглаживая едва заметные складки на белоснежном медицинском костюме. Я нервничала, заметно нервничая, пытаясь угадать, что же ты мне сейчас скажешь? Почему то я не была уверена, что то, что ты мне собираешься поведать – мне понравится. Так же, как и не была уверена в том, что оно мне вообще нужно, слушать тебя сейчас, находиться с тобой в одном помещении. Нет, я не боялась потерять контроль, или, о боже, вновь влюбиться в тебя до беспамятства. Сейчас мое сердце было занято, моя душа была верна другому человеку, но ведь и ты в ней занимал далеко не самое последнее место. Думаю, любая бы на моем месте согласилась.
Вот и я задержала дыхание, переводя на тебя свои пасмурные глаза, ловлю взглядом каждое твое движение, каждый твой вдох, жестом приглашая сесть на стул напротив меня. Хорошо, давай устроим психотреннинг.

+2

8

Стою к дверям спиной, как дурак не знаю куда деть свои 79 кг. Как не странно мысли о побеге не посещают, уж раз я решил, что пора бы удовлетворить свою тощую совесть, то так тому и быть.
- Может быть – проговариваю и чешу репу в подтверждение твоей версии резкого изменения моего настроения. И не язвлю в ответ. Только улыбаюсь и из-под лба смотрю на тебя. Мне почему-то и вправду больше не хочется бросать тебе вдогонку свой недоделанный сарказм. Вместо него впервые искренне проявляю эмоции, странно, я не знал, что уже был готов к этому. Но тут надо бы признаться, ты почему-то всегда так действовала на меня, мне даже врать тебе было сложно. Хотя, наверное, в этом и была вся проблема, тебе я не мог врать, как остальным, а правда никогда не была моим коньком. – Может быть – повторяю еще раз, не знаю для кого. Может для себя, чтоб потянуть время и собрать свои жалкие мыслишки в кучу, чтоб из них вышло хоть пару нормальных, вразумительных предложений. Но это и вправду сложно сделать. Говорят лучше всего начинать сначала, проблема в том, что его не было. Был только конец, да и то корявый такой, неотесанный и по сути своей даже не состоявшийся. Ибо, что это за зэ энд, когда впереди еще половина фильма и герои так и не сказали главного друг другу. Что же, игра продолжается, моя, твоя, совместная. Сейчас я картинно упаду на колени и буду просить прощения, ты обязательно расплачешься и скажешь, что вот ты ждала меня эти два года и прощаешь мне все. Создали бы такое себе клише из всех мелодрам для домохозяек. Но не тут-то было, мы с тобой к счастью всего лишь два ненормальных человека, между которыми вдруг опять появилась пропасть из недосказанных слов друг другу. И меня даже слегка удивляет, что я говорю первым. Я ожидал услышать кучу мусора в свою сторону самыми высокими октавами твоего голоса, чтоб до Сибири слышали какой я козел. Я ожидал от тебя такого же поведения как от других, позабыв вдруг, что ты не другие. И это даже к лучшему, я приятно удивлен твоим спокойствием, ну..относительным спокойствием. Я же знаю, что тебе вряд ли сейчас лучше, чем мне, ты никогда не относилась к людям, которые умели быть равнодушными. И это еще одна твоя черта характера, которая так мне нравилась в тебе, ты  умела переживать. – Брук, мне пришлось так поступить, потому что я был уверен, что захочу большего. – сразу же с головой в омут, мне кажется так проще. Прелюдии в этом случае бы только растянули этот и так неприятный разговор. Говорю и останавливаюсь, неосознанно скрещиваю руки на уровне грудной клетки и начинаю считать плитку на полу - 1, 2, 7, 12, 16. – А я не создан для таких отношений. – Поднимаю глаза и пытаюсь найти твой взгляд. Мне кажется мои фразы звучат заезженно глупо, но я не нашел других слов, так что пользуйся теми что есть, у тебя другого выхода нет. И пока ты не решаешь что-либо мне ответить, продолжаю далее гнуть свою линию. – В этом вся проблема. Во мне. Я бы не смог бы быть для тебя хорошим партнером по жизни, а на меньше я уже не хотел претендовать. – Как же сложно было выдавливать из себя эти слова. Прямо как зубную пасту из почти пустого тюбика. Вот только если не почищенные зубы это еще пол беды, уж орбит говорит, что спасет. То если у меня не хватит слов, это будет, по меньшей мере, отвратительно. Ибо раз уж затеял разговор, то надо говорить, а не считать кафель. – И то, что я тогда тебе ничего не объяснил – это всего лишь следствие того, что я банально струсил. Как самый последний идиот. И мне даже слегка стыдно. Представляешь? Мне стыдно. – С насмешкой заканчиваю последние два предложения. Насмехаюсь уже над собой. Опускаю руки по швам и прячу ладони в карманах джинсов. Ироничная улыбка быстро угасает и я опять серьезный. Мне казалось, что чем больше буду говорить, то тем более хреново буду чувствовать себя. Но как не странно, приходило облегчение. Вот теперь я начинал понимать людей, которые ходили к психоаналитику или священнику. Все же выговорится это таки гораздо лучше, чем держать в себе. Хотя, забегая наперед, уже знаю, что не усвою этого правила. Я таки слишком закрытый человек для того чтоб перед первым встречным выворачивать наизнанку свои внутренности. Но сейчас, сейчас я с тобой и тебе предстоит выслушать меня до конца. – Да и что бы я тебе сказал? Что-то в стиле – Брук, я люблю тебя, но знаешь тебе от этого только и хуже. Ты бы все равно услышала бы только первую часть этого предложения и все равно рано или поздно пострадала бы от другой его части. Я просто решил не тянуть резину, а оборвать все сразу, пока это еще было не так уж сложно. И пусть это звучит как оправдание моему не самому лучшему поступку, но я, ни капли не оправдываюсь. Ты же знаешь, это не в моем стиле. – Замолкаю и даю тебе время, чтоб переварить. Все же, для тебя это как ты мне медным подносом по голове, так же неожиданно и вряд ли более приятно. Понимаю это и потому даже не жду быстрого ответа, все же я достаточно наговорил для того чтоб пауза между нашими репликами затянулась. Хотя признаюсь, терпеть ее было еще более невыносимо, чем говорить.

+2

9

А я так и сижу, виновато опуская в пол пасмурно-серые глаза, стараясь не встречаться с тобой взглядом, и нервно выкручивая свои тонкие и светлые, словно лист пергаментной бумаги, пальцы. Знаешь, чувствуешь, я нервничаю, дико нервничаю, пытаясь хоть на немного успокоить это безумное и безудержное щекотание в груди. Почему-то мне до паники страшно слышать твой голос, на удивление спокойный, без привычного едкого яда, без колкости, без грубости, без очередного сарказма. На мгновение, мне даже показалось, что ты стал прежним.
Неужели такое возможно? В ожидании чуть поднимаю глаза, устремляя на тебя свой металлический серьезный взгляд, взгляд ожидания, надежды, услышать что-то чертовски важное для меня сейчас, что-то необходимое, то, что поможет нам начать все с самого начала. Вновь с уверенностью шагнуть на первую ступень нашего пути, нашего совместного пути, где возможно, мы вновь будем идти бок о бок, но уже в других ролях, более для нас подходящих.
Хочешь, признаюсь, что я хотела услышать? Наверное, извинения, как бы это ни было банально, я рассчитывала услышать именно это. Извини Брук, я был тем еще придурком, и пусть сейчас мало что изменилось, нам это пошло только на пользу, не так ли?
Так, все именно так, и если первое время после расставания я переживала, рыдала ночами, впиваясь острыми зубами в подушку, пытаясь не разбудить спящую рядом Макс, то уже сейчас я ни на секунду не сомневалась в том, что все что было в феврале, знаешь, оно к лучшему.
И ты перебиваешь мои скомканные мысли своим голосом, спокойным, на удивление твердым и решительным, от чего я снова чувствую себя немного неловко. Ты смущаешь меня, и я вновь как двоечница у доски смотрю в пол, крутя в руках край от своего медицинского костюма.
Что? Ты хотел большего? Хорошо, что сейчас я не стояла на ногах, иначе бы точно свалилась на пол, ибо твои слова для меня были словно гром среди ясного неба. Я бы никогда и ни за что не могла подумать, что ты способен на такие чувства. Нет, я надеялась, хотела верить, но где-то в глубине души понимала, что я, наверное, не тот человек, далеко не тот, кто смог бы заставить тебя измениться. Но оказывается, ты был близок к тому. Ты струсил?
Я пытаюсь открыть рот, чтобы что-то сказать в ответ, но ты не даешь мне вставить и слова, может это и к лучшему? А что я могла сейчас тебе сказать?
Но Майкл, я любила тебя! Почему ты в себе так не уверен?
И тут же понимаю, что это совсем не то, что сейчас творится у меня на душе. Я вспоминаю о Рендале, вспоминаю о наших не самых идеальных и простых отношениях, рядом с которыми даже ты казался идеальным (закроем глаза на твои измены), у нас было все намного проще, но… Но я не хотела это все вернуть.
А ты продолжаешь, продолжаешь возвращать меня своими через чур прямыми репликами туда, назад, в наше, тогда еще совместное, прошлое. В тот самый день, когда ты просто выставил меня за дверь своей квартиры, ничего не объясняя, ни говоря мне ни слова, и знаешь, я почему то сейчас понимаю тебя, да. Или же пытаюсь понять, разве это имеет смысл?
Но волнение так и не отпускает меня, я пытаюсь переосмыслить все то, что ты мне сейчас сказал. Неужели, неужели это все было по-настоящему? Нас действительно связывали серьезные чувства, и это не была игра в одни ворота? Ты дорожил мной? Дорожил мной так же сильно, как я берегла в груди каждый твой теплый взгляд и порцию внимания, пусть не такую большую, как мне хотелось бы, но обращенную лично мне. От тебя.
- Представляю. – едва слышно выдыхаю с горячим воздухом из своих легких, чувствуя, осознавая, что мне просто нечего тебе ответить. Нечего, абсолютно. В голове гуляет шальной ветер, перемешивая воспоминания с бурными мыслями, не давая возможности выдавить из себя даже грубое – понятно, или же – нам не о чем больше разговаривать. Но постойте, а есть о чем?
И затянулась пауза, невыносимая пауза, и по твоему учащенному дыханию, я понимала, что ты уже не в силах терпеть и выносить мое молчание. А мне, обычно такой разговорчивой и не всегда к месту, сейчас на удивление было просто нечего сказать. И я поднимаю свои серебристые глаза, пытаясь найти в светлом помещении твой взгляд, хочу заглянуть в твои серые, понять, прочитать твои мысли, чтобы сказать то, что ты хочешь услышать.
- Может, хватит? - наконец я смогла выдавить из себя хоть какие-то звуки, больше не в силах сдерживать твой через чур прямой и откровенный взгляд. – Это было больно, это было обидно, и хуже всего то, что это было неожиданно. Но знаешь что, я не жалею. – Совершенно честно и искренне произношу я, поднимаясь со скамейки и делая пару шагов тебе на встречу, не доходя всего пару метров, боюсь? – Не жалею, что мы расстались. – Для чего-то уточняю, протягивая тебе руку для рукопожатия, для примирения, в знак того, что я действительно устала воевать и ненавидеть. Это все пустое и совершенно мне не нужное. Да и ты, ты совершенно не тот человек, к которому бы мне хотелось относиться так категорично и негативно. Ты поступил со мной не самым лучшим образом, но я найду этому оправдание, я всегда нахожу. – Хочешь сказать мне что-то еще? Ну там, что ты тоже рад меня видеть? – ну не буду же я тебя прямо в лоб говорить, что я действительно скучала, верно? Я же девочка, кстати сказать, еще и обиженная, но нужно уметь наступать своим порокам на горло, тем более, когда перед нами появилась такая отличная возможность попробовать начать заново. Интересно, ты захочешь ей воспользоваться?

+2

10

* в архив*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » супер особенный вечер