Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Моя милиция меня бережет


Моя милиция меня бережет

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники:Patrick Moreau, Medeya Gini
Место:Аэропорт Сакраменто, переулки и дальше по городу куда занесет.
Время:21 сентября 2012 года
Время суток:Утро и поздний вечер
Погодные условия: Ясный день без дождя и большой облачности. Температура воздуха 24-26о. Легкий ветер.
О флештайме:Вернувшись из деловой поездки в Сакраменто, оценщица салона «Korloff» случайно натыкается в аэропорту на двух мужчин. Случайная встреча, так и осталась бы без продолжения, если бы не феноменальная способность женщины притягивать к себе неприятности. Но доблестные агенты ФБР всегда придут на помощь.

Отредактировано Medeya Gini (2012-11-28 17:17:34)

+1

2

«Деловые поездки слишком утомляют», - подумала Медея, спуская с трапа самолета и проходя на паспортный контроль. «Равно как и длительные перелеты», - даже в бизнес классе часы без движения заставляют тело окоченеть.  Женщина положила на шею правую руку, закрыла глаза и попыталась размять затекшие мышцы после трехчасового сидения в кресле, продолжая идти к концу очереди в полной уверенности, что до нее еще далеко, но слегка не рассчитав врезалась в впередистоящих людей.

- Ох, прошу прощения, - только и смогла, что произнести Джини, с трудом сохранив равновесие. «Вот и ходи по общественным местам с закрытыми глазами», - подумала Дэя, поднимая взгляд, что бы увидеть, кого же она только что чуть не снесла, и широко заулыбалась. «Рыжие!»

- Еще раз прошу прощения, - только и смогла выдавить из себя женщина, стараясь не засмеяться. Каждый раз, видя рыжих, она не могла сдержать смех, почему-то веснушки дико забавили Медею. Но эти двое были без веснушек, более того, одного вообще сложно было назвать прямо таки рыжим, но благодарности со стороны оценщицы это не уменьшало. Хорошее настроение как-то сразу вернулось, да и сил прибавилось. 

Стараясь особо не заглядывать в лица мужчин, Джини отдала свой паспорт, словила унылый взгляд сотрудника аэропорта, забрала багаж и со спокойной душой отправилась домой. Быстрый душ, новая одежда и уже можно было ехать на работу. Анны на месте не было, так что все документы о сути предстоящей сделки она оставила на столе. Беременная начальница пусть и бывала все реже в салоне, но о новом поставщике рубинов помнила и обязательно должна была ознакомиться с предложением второй стороны до начала октября.

Еще пара мелких дел в салоне и в четыре часа Медея была свободна, но отправилась не домой, а в парк. Постоянные прогулки по вечерам стали для нее уже вполне привычным делом, да и помогали ближе познакомиться с городом. Как это ни парадоксально, но живя в Сакраменто не первый год, мисс Джини не могла сказать, что хотя бы понимает этот город. Нет, она знала его улицы, так что никогда не заблудилась бы. Разве что в каком-то слишком отдаленном месте или незнакомой пром зоне, но вот саму атмосферу города она не чувствовала. Не знала истории, не интересовалась людьми, что здесь жили. В голове была одна лишь работа и личный рост. Да и мафия. Семья ее не отпускала ни на миг, в этом Дэя была уверенна.

Тогда ей и дали совет попробовать прогулки на свеем воздухе. Отнесшись к ним скептически в начале, оценщица и представить себе не могла, что станет прямо таки зависима от посиделок на лавках набережной или неторопливому гулянию по дорожкам парков. За этими занятиями пролетали часы.

Так и в этот раз. Внезапный звонок от Анны заставил Медею очнуться и глянуть на часы, где было уже 22.47.

- Пора домой, - тихо произнесла женщина и направилась к машине, решив срезать через дворы.

+1

3

Аэропорт Сакраменто - это такое специальное место, где настроение может испортиться или подняться в зависимости от самых неожиданных, мелких или крупных обстоятельств. Хотя нет, не так: любой аэропорт это может сделать с любым человеком. Даже если ты дрессированный в Квантико, типа очень выдержанный и серьезный, как сукин сын (ага, как же) агент ФБР.
Летели не очень долго - Штаты, конечно, не маленькая страна, но перелет менее семи часов Патрику никогда не казался чем-то серьезным; летели комфортно. Моро большую часть дороги спал, игнорируя не самые веселые мысли о том, какого черта их с Фрайном загнали на дурацкое и почти бесполезное задание, как это связано с той работкой, где они с Тешеном пересеклись всерьез - и случайно, хотя, черт подери, бывают ли такие случайности? - в первый раз, и как долго они просидят в Сакраменто, прикидываясь простыми смертными. Кормили в полете неплохо, спиртное на борту оказалось неожиданно пристойное, и подряд выпитые пять стопок текилы, вместо обычного бодряка, принесли Патрику такой сладкий сон, что, пожалуй, перелет можно было откровенно назвать отдыхом. Что делал сидящий рядом Тешен, он не знал, да и не беспокоило это его. Серьезный мужик, без штанов посреди салона плясать не будет.
Так вот: аэропорт Патрику понравился с первого взгляда. Во-первых, светло и красиво. Во-вторых, полно симпатичных девчонов. В-третьих, обслуживают нормально, без долгого геморроя, - вышел - сюда, барахло - забрал отсюда, счастливого пути, до новых встреч!
- До новых, до новых, - бормотал себе под нос Моро, вскидывая на плечо сумку и подцепляя за удобную ручку чемодан. Тешен рядом занимался чем-то в этом духе.
Им с Тешеном было в разные стороны. Патрик категорически не понимал, как двое агентов могут жить в одной квартире и даже в одном городе, если находятся на задании, и при этом не являются супругами или постоянной парой. Патрик вообще не любил жить ни с кем, кроме собственной персоны. Так что допереть барахло (у Тешена его было меньше, и неудивительно: шмотками из них двоих увлекался в большей степени Моро) до выхода можно было вдвоем, а дальше - дальше разные такси должны были отвезти коллег по разным квартирам.
Такси, да, черт. Любимый "Кэдди" Патрика должен добраться до Сакраменто только завтра, и целый день нужно было провести без драгоценной и обожаемой тачки. Разумеется, это не было серьезной проблемой, - но уж больно Пат любил свою громоздко-шикарную машину. А и черт с ней. Все завтра.

Отмотав положенное количество километров от аэропорта до нового дома, оценив квартирку - просторно для студио, лишней мебели нет, все отлично; хаотично попихав вещи на полки и оценив перспективы, - еще куча времени впереди, спать не хочется, гулять? Гулять! - агент ФБР Патрик Моро принял окончательное решение забить на напарника (куда он денется?) и пойти шататься по городу в одно рыло. Он, конечно, уже много чего про Сакраменто читал, и приблизительно представлял город, но одно дело - тщательно подобранные материалы, а другое - живое, настоящее, дышащее существо, которым, в сущности, город и был. Хотелось положить ладонь на его холку, почувствовать, как бьется сердце.
Ну и познкомиться с кем-нибудь, конечно.
...
Парк - отличное место для того, чтобы оценить, как выглядит городской ночной мелкий криминал. По количеству обдолбышей, рискующих принять дозу прямо под кустом, девиц нетяжелого поведения, жаждущих задрать юбку во-он в тех зарослях, а равно и желающих подрезать бумажник у простого парня, возвращающегося домой неранним вечером, всегда можно судить об обстановке в городе в целом. Так что Пат, нацепив на лицо выражение "а чо, а я ничо" смело потащился шататься меж тех самых кустов и зарослей.
На его удивление, в парке обнаружилась уйма приличных людей. Видимо, мелкое жулье было осведомлено о том, что среди этих живописных деревьев и прочего могут найтись и прелестные создания, и выходили сюда на охоту в конкретные места... вот, например, симпатичная брюнетка, одиноко шествовавшая к парковке, заинтересовала какого-то придурка бандитской наружности.
Придурок был в полтора раза шире и на полголовы выше Патрика, но когда на Моро находил приступ робингудства (а это случалось довольно часто), габариты противника его беспокоили в самую последнюю очередь. Точнее сказать, не беспокоили вовсе. А чего, сосбтвенно, напрягаться, если на твоей стороне молодость, сила и фбр-овская подготовка? Что, на поприще грабежа и прочего обижания женщин вышел чемпион мира по муай-тай? Ой вряд ли. Да и тому можно ноги пообрывать, если вдруг что.
- Эй, красавица, - Патрик успел окликнуть девушку, подсекая противника, перестающего быть потенциальным. - Вы бы поосторожнее!..
Урод с ножом, похоже, не успел даже отловить момент, когда стал уродом без ножа. Но все же реакция у него была неплохая, и сдачи он дать попытался. Пару раз попал. Патрик обругал его вполголоса, пнул нож в сторону - так уж получилось, что это оказалась сторона защищаемой брюнетки, и нож прилетел ей почти под ноги, - и приложил дурня покрепче. И еще раз, и еще. К сожалению, драка перешла в партер, и одна из любимых (двадцати шести) полостых рубашек Патрика потеряла былой блеск, извозившись в пыли, но, пожалуй, это была мелочь.
Отвесив пару смачных ударов, долженствовавших оставить криминального гада лежащим еще минут на десять, Патрик фыркнул ему в лицо и поднялся. Полицию вызывать ему было неохота - вот еще, объясняйся с ними, давай показания, свети значок, нафиг надо! - так что можно было для острастки еще раз пнуть "клиента" в бок и полезть за сигаретами, на удивление, из кармана в процессе драки не выпавшими.
Реакцию защищаемой барышни он еще не видел, но почему-то был уверен, что она не удрала, и на всякий случай улыбнулся заранее.
Улыбаться девушкам он любил, и это у него получалось.

Отредактировано Patrick Moreau (2012-10-07 19:59:47)

+1

4

- Эй, красавица

«О, нет! Не порти мне вечер», - подумала оценщица, подозревая, что обернувшись встретиться лицом к лицу с очередным грабителем-неудачником, которых в Сакраменто не просто много, а неприлично много. Мисс Джини все никак не могла взять в толк, почему при таком огромном количестве полиции в городе и такой активной и властной мафии, подобные отморозки или не сидят по клеткам, или не сражаются в бойцовых ямах на свою жизнь, ибо когда-то попытались ограбить не того человека. Хотя нет, мафия подобных убивает сразу. Уж это Дэя знала точно.

«Интересно, что мистер Монтанелли сделал с тем ублюдком?» - случайно всплывшие в создании события трехлетней давности отвлекли от вора сзади.

- Вы бы поосторожнее!

«Вор, призывающий к осторожности? Это что-то новенькое», - усмехнулась Медея, оборачиваясь, и вытащила из-за пояса небольшой танто фирмы «Рендл». Она любила этот нож, один из первых в ее коллекции. Но вместо нависающего над собой грабителя лицезрела «сражение» двух мужчин. Пока один из них, явно более опытный боец, не выбил из рук противника оружие, прилетевшее четко под ноги женщины, она не спрятала свой собственный клинок. Бросив взгляд на пародию ножа лежащую на асфальте, Дэя пнула его в сторону дождевого слива, не желая даже брать в руки. Грязный, неухоженный, с мутным лезвием, наверняка тупой. Настоящая мерзость.

«Так тобой уже никто не воспользуется», - Джини перевела взгляд на своего улыбающегося и явно довольного проделанным спасителя. «А говорят рыцари перевелись»

- Спасибо вам, - кивнула в знак благодарности женщина, глядя на валяющегося без сознания воришку. – Правда, зря вы его так сильно. Может и не очнуться. Правда, большое спасибо. Я могу вас как-то отблагодарить?  - Медея улыбнулась и охнула.

«Две встречи в один день? Неужели совпадение?»

- А я вас знаю, - продолжая улыбаться, произнесла оценщица. – Я вас чуть было не снесла в очереди сегодня утром. На паспортном контроле. Вы еще с другом были.

«Рыжим», - чуть было не ляпнула Дэя, оценивающее оглядывая мужчину. На пол головы выше ее, спортивен, явно не слаб, если судить по недавним событиям. Редкость в наше время.

- Боги, да вы запачкались, - Джини только заметила, что незнакомец весь в пыли, грязи и с прилипшей жвачкой на рукаве.
 
«Все трубят про проблемы экологии и загрязнение окружающей среды, а просто пользоваться мусорником не могут!»

- Пойдемте ко мне. Я живу недалеко. Застираю вам хотя бы рубашку, пока жвачка не прилипла окончательно. Возражения не потерплю. Вы мне сегодня, возможно, жизнь спасли! – Медея схватила своего спасителя, имени которого даже не удосужилась узнать, за руку и потащила к машине.

0

5

Ух ты, события-то разворачиваются!
Признаться, Патрик не планировал - ну, то есть, не планировал специально, - оказаться рыцарем в сияющих доспехах, который из боя прыгает в обьятья... хорошо - в машину дамы. Но эффектная брюнетка, спокойствие которой он защитил, не особо на эту тему напрягаясь, во-первых, сама засветила недурной ножичек, во-вторых, начала размахивать руками и говорить приятное, в-третьих, глянула оценивающе (и оценила, похоже, неплохо), в-четвертых, схватила и потащила. Гм. Потащила. А что, здорово.
Орать что-то вроде "Полегче, полегче, красотка" не хотелось совершенно. Отряхнуться - да, хотелось, и уже было совершенно понятно, что надо наводить красоту более внушительными методами, чем простое дерганье плечом в попытках избавиться хотя бы от части грязи, налипшей на, не забываем, одну из любимых рубашек.
А, пусть поухаживает. Почему нет?
- Мадемуазель, вы восхитительны в лунном свете, - Патрик разулыбался еще шире, позволяя затолкать себя в автомобиль девушки. - Я могу поинтересоваться именем прекрасной дамы, в чьих руках мне посчастливилось оказаться?
Любому мужчине приятно, когда за ним ухаживают. А когда перед этим ты совершил пусть маленький и идиотский, но безусловно подвиг в защиту ухаживающей, - забота выглядит заслуженной наградой и доставляет еще больше удовольствия.
- Меня зовут Патрик. - А у вас шикарное авто. Ауди, ну надо же. Европейские машины в Штатах - признак состоятельности. Кто же вы, дива? - Патрик Моро.
Вечер, девушка в отличной машине, немного адреналина в крови... прекрасно. Хотелось выпить и сотворить еще что-нибудь приятное. Сакраменто принял Патрика чертовски здорово - да, работа здесь была дурацкой, но вот люди - это совсем другое дело.
- А в аэропорту, к стыду своему, я вас почти не заметил... простите негодника, мм? - Патрик покачал головой, будто укоряя самого себя за такое "преступление". - Но я был неправ. Каюсь, каюсь, каюсь.

+1

6

«Боги, Джини, что ты делаешь? Тащишь к себе в машину человека, только что вырубившего верзилу вдвое шире его и в четверо тебя самой. Да, ты отлично можешь себя защитить, но не будь столь самоуверенна», - обратилась сама к себе оценщица, заводя мотор. За последний год она стала чересчур беспечна. Видимо, сказывалось покровительство сильных мира сего и полная уверенность в том, что любого обидчика настигнет своя расплата рано или поздно, да еще и в особо жестокой и изощренной форме.

«Когда-то подобное поведение, может стоить мне жизни. Будем надеяться, что не сегодня»

- Маргарет, - не моргнув глазом, представилась женщина, запоздало включив режим «безопасности». – Маргарет Майлз. А вы, стало быть, Патрик.

«Рыжий Патрик? Скандинав или ирландец? Но акцента нет»

- Что ж, приятно познакомится, Патрик, - Джини улыбнулась своему новому знакомому и не без доли любопытства заглянула ему в глаза. Она вообще любила ловить взгляды своих собеседников, считая, что постоянное лицезрение пола, потолка или стен куда менее информативно, а вот глаза могут сказать о многом. В конце концов, существовали определенные правила этикета. 

- Вы всегда по вечерам спасаете одиноких женщин? Большинство просто прошли бы мимо и сделали вид, что ничего не заметили, – улыбнулась Дэя, подъезжая к парковке своего дома. Высокий небоскреб недалеко от парка и в десяти минутах езды от работы показался ей идеальным место для жительства несколько лет назад. Все проходит, все меняется и теперь она мечтает о небольшом уютном доме подальше от города.

- Но я был неправ. Каюсь, каюсь, каюсь.

Женщина заметно веселела, после каждой фразы Моро. Даже если он был врагом, то врагом крайне уморительным. Манера речи Патрика напоминала ей старого друга, потерянного где-то на одной из военных баз Азии. Воспоминание и подобное сравнение как-то сразу располагали к мужчине.

- Вы мне, можно сказать, жизнь спасли, так что будем считать что квиты. Пойдемте. Старайтесь не отходить от меня слишком далеко, здесь запросто можно заблудиться. Знали бы вы, сколько я терялась, опаздываю всюду, пока выучила все эти лабиринты, - Джини вышла из машины и направилась куда-то вглубь парковки. Несколько минут путешествия по коридорам, подъем на лифте до пятнадцатого этажа и они уже стояли на пороге квартиры оценщицы. Просторная студия с большой кухней и теплыми полами встретила их темнотой.

- Проходите, - произнесла Медея, включая свет и бросая ключи в вазу на тумбе рядом с дверью. – Тапочки не предложу, но в доме чисто и полы теплые. Снимайте рубашку, сейчас принесу халат. Будете чай, кофе, быть может что-то покрепче?

0

7

Сдается мне, дива, что на мои уши только что повесили небольшой пучок лапши.
Патрик продолжает улыбаться и держать мужественно-милое лицо, но мозги работают.
Молодая. Интересная. Красивая, что уж там. Шрам прячет. Пат, перестань составлять список примет, ты ее даже не клеишь. Пока не клеишь.
Женщин Моро любил, очень любил, и часто они отвечали ему взаимностью. На его стороне работала специфическая ирландско-французская привлекательность, умение легко и подолгу трепать языком (во всех, включая высокорейтинговый, смыслах), подключаемая в формате «озарю всех» харизма и прочие вещи, некоторым из которых его обучили в Академии, но большая часть – о, она все же была врожденной.
Эта конкретная женщина вызвала любопытство как манерами, так и некоей необъяснимой отмороженной рисковостью. В самом деле, таскаться ночами в парк? С ножом? Тем более с такой глупостью, как танто? Это же провокация.
Провокации Пат любил тоже. Но когда они исходят от здорового мужика, способного хорошо подраться. Женщин, умеющих обращаться с оружием, он уважал, но прекрасно знал, что за редчайшими, в основном, киношными исключениями, они не в состоянии выиграть в драке с мужчиной. Физиология не та. Женское дело – не бороться, а схватить ребенка и убегать, пока мужик дерется за добычу. И в лучшем случае – потом вернуться за добычей.
Эй, Пат, а ведь добычей сегодня можешь стать ты сам!
Идея повеселила. И нет, погруженный в свои мысли Патрик не пропускал мимо ушей то, что говорила красотка. Думать и слушать, а также анализировать, прикидывать планы на вечер и прочие забавные вещи, его тоже научили, вбили в подкорку эту привычку, да еще и зашлифовали разнообразного рода пинками за невнимательность.
Резюмируя услышанное и увиденное за короткое время встречи, офицер Моро пришел к выводу, что познакомился с безусловно шикарно выглядящей (шрам ее нисколько не портил, но наоборот, добавлял специфического шарма «женщины с историей»), но нездраво оценивающей свои способности жительницей славного Сакраменто. Девчонка с оружием хороша на рекламном плакате «Wanna see the world – Join the army!», в реальной жизни от нее одни проблемы. Ах Мэг, или как там тебя по-настоящему, - что же ты такая Мэг?

А еще в ее доме было принято разуваться при входе. Воспитанный в нью-йоркских традициях Патрик считал подобное варварством – но правила дома есть правила дома, так что в угол прихожей отправились ботинки, а их хозяин – в приятную теплую темноту помещения.
- Халат необязательно.
Он почти пропел эту короткую фразу, принимаясь расстегивать рубашку.
То, что при этом он насвистел сквозь зубы пару самых узнаваемых тактов из знаменитой темы стриптиза You can leave your hat on, вряд ли было удивительно.

See more!

0

8

- Халат необязательно.

Медея лишь пожала плечами, поворачиваясь в сторону кухни, а сама слегка улыбнулась. Какой воспитанный мужчина будет отказываться от халата, вынужденно раздеваясь в доме женщины, с которой познакомился десять минут назад? Только тот, кому эта самая женщина интересна.

Подобный вывод пусть и льстил Дэе, но отнюдь не уменьшал появляющихся с таким запозданием подозрений. По правде говоря, она уже изрядно жалела, что так опрометчиво потащила Патрика к себе домой, не выясни предварительно кто он такой, чем занимается и что делал в том парке. Более того, ответа на свой вопрос, столь важный для нее, она так и не получила. В голове начинали роиться не самые худшие мысли, а глаза пробегались по тайникам с оружием, распиханным по всей квартире. В спинках диванов, между их подушками, под столами, за шкафчиками и т.д.

«Спокойно, Джини, пока что тебе ничего не угрожает. Твоя паранойя начинает приобретать слышком опасную форму. Ты просто выстираешь ему рубашку и мило поболтаешь, не забыв хорошенько расспросив», - успокоила сама себя женщина и поставила электрический чайник, справедливо решив, что пить алкоголь с мужчиной после десятиминутного знакомства слишком преждевременно.

- Что ж, если не обязательно, то прошу, присаживайтесь и поведайте мне хоть что-то моем спасителе, кроме имени, - Дэя указала в сторону дивана и стульев на кухне, а сама принялась доставать чашки, чай, кофе и десерты.

Услышав крайне знакомую мелодию, напеваемую себе под нос мистером Моро, Джини улыбнулась и протянула руку, дабы забрать рубашку. Благо под ней у мужчины оказалась простая белая майка, так что некоторой неловкости удалось избежать. Зато татуировка в виде клевера на одном плече Патрика окончательно развеяла ее догадки по поводу национальности нового знакомого.

«Все же ирландец», - почему-то весело подумала Медея, выбрасывая отодранную от рукава жвачку и засовывая рубашку в машину, скрытую простым однотонным фасадом кухни. Пара нажатых кнопок и стирка была запущена, оставалось лишь ждать, занимая гостя беседой.

- Я смотрю, вы ирландец, - женщина кивнула в сторону обнаженного плеча Моро. – Приезжий или просто чтите традиции родины? – Чайник выключился и Джини, взяв его за ручку, на секунду замерла. – Чай или ирландский кофе?

+1

9

Ура. Не насилуют.
Агрессивных телочек Патрик обожал. У пилона, на стойке бара, на танцполе. Девиц старше двадцати, что прыгают на даже самого привлекательного мужика через пять минут знакомства, он полагал нимфоманками и потенциальными разносчицами разнообразной отнюдь не привлекательной заразы.
"- Что тебе привезти с вечерней прогулки, Теш? - Да что угодно, теперь все лечат", веселился он мысленно, прикидывая диалог с напарником. Насколько - немного - он знал Тешена Фрайна, тот вряд ли одобрял идею в первый же день в городе шататься по темным паркам, а затем проводить время с неизвестной женщиной с ножом.
"Сакраментский расчленитель оказался девушкой, представляющейся Маргарет", продолжал ржать его внутренний голос, "а последней жертвой расчленителя стал новоприбывший в город агент ФБР П.Моро".
Никакого "Расчленителя из Сакраменто", конечно, не существовало, но почему бы не развлечь самого себя парой идиотских баек, в самом деле?

Она вернулась - и вернулась к расспросам. Объяснимо: на угаре притащила мужика в дом, а теперь опасается.
Патрик поднял перед собой руки, демонстрируя раскрытые ладони. Древний жест "Я безопасен".
- Маргарет, - улыбался он широко, но все же не убивая харизмой все зачатки разума в собеседнице, неуместно это было сейчас, - вы так заботитесь о почти неизвестном человеке, которого подобрали в парке, что я даже не знаю, что вам ответить.
Моро развел руками и убавил улыбку, сохраняя, впрочем, дружелюбное выражение лица.
- "Ирландский кофе" придумали где угодно, кроме Ирландии. Мои предки не смешивают алкоголь и кофе... и - я американец. По крови, по рождению, паспорту - гражданству и прочим определяющим факторам.
Рыскает по квартире. Тревожится. Правильно, это отходняк. Нормальная реакция. Интересно, что у нее в доме есть любопытное? еще один ножик? Она им ногти затачивает, вместо пилочки? Или таки потрошит ночных гостей?
Патрик прошел на кухню и, изобразив приличного человека, зашедшего навестить даму и чинно побеседовать с ней о последних новостях, не расселся, по своей обычной привычке, верхом на стуле, а аккуратно уместил на него зад.
- Вы видели меня в аэропорту... Маргарет, - паузу перед именем женщины он сделал совсем небольшую, но все же заметную, - подозрения, что это не настоящее имя, пока не рассеялись, - и по моему взъерошенному виду наверняка было понятно, что я здесь новенький. Только сегодня прилетел. Поживу... какое-то время. Просто поживу. Погуляю по городу. Не знаю еще, как долго. Неделю... месяц. Как получится.

Привычной практикой для Моро было не врать без необходимости; чем сложнее паутина искаженных фактов, тем легче случайно застрять в ней самому же. Недоговорки, подмена понятий, черная риторика - вот вернейший арсенал того, кто говорит с человеком, не обманывая его ни на мгновение, но при этом не выдавая ни грамма лишней правды.
Именно черную риторику в человеке подавляла сыворотка правды, допросы под которой так не нравились Патрику. Но она же и спасла его, когда он оказался приперт к стенке коллегами: один НЕ заданный вопрос удержал его от часового монолога о том, что же произошло под Каимом, что он думает о Тешене Фрайне, и как неприятна ему мысль, что есть еще ненулевой шанс словить пулю в голову от своего. От своего напарника.
Хотя в случае Тешена это скорее будет нож.

- Если к вашему наверняка хорошему чаю у вас найдется что-нибудь сладкое, вы сделаете меня счастливым.
Улыбайся, говори приятное, будь приятным сам.

+1

10

С Ирландией и ее культурой Джини была знакома насколько слабо, что упоминание об отсутствии существования в природе такой вещи как «ирландский кофе» удивило ее и даже немного расстроило. Оценщица пила кофе не так уж и часто и в большинстве случаев предпочитала именно ирландский. Причем обязательно с Демессоном.

Несмотря на то, что имя нового знакомства могло оказаться такой же фальшивкой, как и ее собственное, Джини все же была уверенна в правдивости его происхождения. Клевер на плече  определенно был настоящим. И как бы она не опасалась Патрика, Дэя всегда считала себя хорошей хозяйкой, способной угодить любому гостю. А тут так раз и опозорилась.

- Что ж, теперь буду знать, - пожала плечами женщина, заливая кипятком чайник с заваркой.
«И узнаю не только это, если уж на то пошло», - решила для себя оценщица. В конце концов, ей всегда было интересно расширять свой кругозор и почему бы не ознакомится, при удобном случае с кухней и традициями Ирландии. Но это лишь в том случае, если выживет.

Мило улыбаться дальше становилось все труднее из-за растущего напряжения. Страх перед неизвестностью заставлял действовать.

- Если к вашему наверняка хорошему чаю у вас найдется что-нибудь сладкое, вы сделаете меня счастливым.

- Безусловно, - очередная улыбка. Медея повернулась к кухонному шкафу в поисках коробки конфет, вот только достала она от туда не только изделие шоколадной промышленности, но и Ka-Bar. Отличное оружие, перешедший к Джини от отца, офицера ВМС. Женщина постаралась вытащить нож из-за коробок как можно незаметнее для своего гостя. Все же до самозащиты может и не дойти, а нападать с целью выяснить интересующую ее информацию не убедившись, что Моро отказывается отвечать на вопросы добровольно было и того глупее.

- Патрик, скажите, зачем вы сюда приехали? Кому я успела перейти дорогу до такой степени, что необходимо было посылать вас? – уже без улыбки спросила Дэя, одной рукой ставя на стол коробку с конфетами. Во второй же она держала оружие за спиной. Так, на всякий случай.

+1

11

Патрик наблюдал за передвижением женщины по кухне и кожей ощущал, как растет напряжение. Информация о неправдоподобности происхождения ирландского кофе от ирландцев ее только что не расстроила, и что-то подозрительно часто она стала коситься на его татуировку.
Окей, ладно, с клевером-то тебе, Мэг, все понятно, а вот что ты о моей розе скажешь?
Моро с уверенностью о своей розе мог сказать только одну вещь, а именно: сколько раз ему ездили за нее по ушам в Бюро. Вообще говоря, ФБРовцам татуировки были не положены, и он долго и ловко скрывал свою "нательную роспись" от начальства, и пару раз ему в этом помогали даже медики на регулярных осмотрах. Нет, разумеется, до пенсии эта партизанщина продолжаться не могла, и его спалили. Двадцать четыре раза он получил устной, гхм, звезды за татуировки, ему вкатили два выговора и обломали годовую премию, на которую он, прямо скажем, рассчитывал. Премию было жалко, но в целом жизнь оставалась прекрасной, а татуировки свои Пат любил и ухаживал за ними так нежно, как не ухаживал за девушками.
В конце концов, роза и клевер точно останутся с ним навсегда; значит, надо быть внимательным к ним.
Шоколад вызвал явный энтузиазм - есть не хотелось, а вот сладкого вечером, да после драки, пусть короткой, - самое то. Но что-то красивая брюнетка не торопилась продлжать быть любезной хозяйкой, и вот теперь уже она хмурилась на своего вечернего гостя, и за спиной держала...
Интересно, у нее там шокер, или что позабавнее?
Шокер Патрик забавным не считал. Это, ять, больно, в конце-то концов.
Она заговорила, и Моро чуть было не заслушался. Голос у Маргарет был приятным, даже сейчас, когда он чуть нервно подрагивал.
- Ох Мэг, - он рассмеялся и включил свою обычную обаятельную улыбку. Он не рассчитывал разгрузить напряженность ситуации одной дружелюбной демонстрацией хороших зубов, но привычка быть улыбчивым, когда обстановка накаляется, - должно быть, это что-то семейное. Наследственное. - Если вы хотите добавить к своим кулинарным познаниям что-то ирландское, советую коктейль "ИРА*". Пополам ликер айриш крим и хороший ирландский виски - и тот, кого вы угостите этим божественным напитком, вскоре будет у ваших ног. Под столом. Эффект сокрушительный, знаете ли, - мозги свежие, ноги отказывают. Его придумал какой-то американский бармен, и он тоже не с родины моих предков, но он хотя бы чуть ближе им по духу. Кстати, Мэг... или как вас на самом деле: что это у вас там за спиной? Вы собираетесь оглушить меня скалкой?
Он резвился и провоцировал, он ухмылялся, как довольный кот, и медленно поднимал перед собой раскрытые в жесте "я чист" ладони.
В таком обманчивом жесте.

__________________________

* "Ирландская республиканская армия".

Отредактировано Patrick Moreau (2012-10-12 15:37:29)

+1

12

Если бы не опасность быть застреленной или зарезанной, Дэя бы сейчас наклонила голову, закрыла глаза и потерла переносицу большим и указательным пальцем. Данный жест был у нее чем-то вроде дурной привычки и всегда «вылазил», когда женщину что-то утомляло. В принципе, ничего плохого в этом потирании не было, но мисс Джини не могла его контролировать, а отсутствие контроля считала недопустимым. Что уж говорить, когда ты не можешь заставить свое собственное тело подчиняться.

Вот и сейчас, слегка дернувшаяся рука стала последней каплей, переполнившей и без того налитую до верху чашу терпения Медеи. Хотя нет, не терпение. Это было негодование, отрицание и, возможно, немного злости. Она не ожидала, что станет мешать кому-то так быстро.

В конце концов, женщина не видела причин незнакомому мужчине помогать ей в темном переулке, спасая от лап неумелого воришки, кроме нескольких возможных вариантов. Первое и самое банальное, это если он надеялся получить вознаграждение. Денежное отпадало сразу. Обычно о нем просят в ту же минуту, когда вырубают первого нападающего, превращаясь из рыцаря в сияющих доспехах в очередного гнусного вымогателя. Надежда на расплату натурой тоже была маловероятна. Все же Медея не была испуганна до такой степени, что бы ее необходимо было утешать, да и из возраста милой наивной девушки, способной поддаться на подобное уже давно вышла.

«И все же ты попалась на куда более серьезную удочку»

Последний и самый вероятный по ее мнению вариант был прост как два пальца. Ее заказали. Нет, Джини не льстила себе. Она считала себя слишком рьяной реалисткой, что бы прекрасно понимать,  рано или поздно этот день настанет. И случится все, когда рядом не будет никого, кто мог бы ее защитить. Как бы ни была могущественная мафия Сакраменто, она не могла приглядывать за каждым своим членом, а что уже говорить о соучастниках? И опять же, Дэя не льстила себе, считая, что незаменима для семьи до такой степени, что бы ее оберегали круглые сутки. Найти хорошего оценщика, желающего работать только с качественными камнями даже добытыми нелегальным путем, проще простого. Она сама знала парочку таких людей. К примеру, нахальная Бриджит, ее подчиненная, постоянно подсиживающая Джини, запросто могла бы справится с подобной работой. Да еще бы и отправила Моро корзину с фруктами, за то, что освободил так желанное для нее место.

Словом, если Патрик был тем, кем она думала, а уверенна Медея была процентов на девяносто, то любезничать дальше смысла не было никакого. Или убьют ее, что было бы лучшим из вариантов, все же ни одна женщина не хочет стать калекой и уж тем более остаться обезображенной на всю жизнь, или убьет она сама.

Глубоко вздохнув, Медея поддев застежку ножен, высвободила оружие и, сделала шаг влево, что бы не приходилось перегибаться через мешающий стол, метнулась вперед, метя четко в яремную ямку Патрика и молила всех возможных Богов, что бы она оказалась быстрее.

+1

13

- Да чтоб тебя!..
Патрик не ожидал, что красивая брюнетка, назвавшаяся Маргарет, поступит столь необдуманно. В самом деле, кидаться на мужика, который уже показал свои боевые навыки, с ножом? В сложнопересеченной планировке совсем не пустой квартиры?
Он поймал ее запястье, выкручивая безжалостно, но все же не калеча нежную женскую руку, - и сильную! - и стиснул его пальцами так, что женщине ничего не оставалось, как уронить нож. Лезвие было безжалостно придавлено подошвой ботинка, а сама Маргарет от одного резкого рывка окзалась...
... чего и следовало ожидать: в объятьях Патрика.
Дыхание учащается, в лицо плещет румянцем. Драка возбуждает, это естественная реакция организма, этому не стоит удивляться, это нормально.
- Маргарет, - он притискивает ее к себе крепко, крепче, еще крепче, почти лишая возможности дышать, заглядывая в лицо, пристально, ласково, с усмешкой ехидной, ядовитой, - посмотри на меня и подумай еще раз хорошенько: человек, который в парке спас тебя от придурка с ножом, похож на того, кто даст себя зарезать так просто?
Он не торопится. Горло приятно холодит, как от ментолового геля для душа. "Здесь мог бы быть ваш клинок" - как объявление "Здесь могла бы быть ваша реклама". Мог бы. Но не будет, уже не будет.
Все так же сжимая женщину в объятьях, Патрик идет - и волочет хозяйку квартиры с собой, не позволяя сопротивляться, придавливая так, что, вздумай она кричать, из горла вырвался бы только глухой хрип.
- Сейчас мы с тобой сядем на диван, вдвоем, - он говорит почти совсем спокойно, только глаза, яркие, сияющие, блестят из-под пушистых ресниц, - и поболтаем хорошенько. Ты мне расскажешь, кто ты такая, почему ты думаешь, что за тобой кого-то пришлют... а я расскажу что-нибудь о себе. Обещаю, врать не стану.
Вот так таскать женщину в объятьях, безусловно, не слишком легко, но до чего же приятно. Упругое молодое тело, грудь, которую легко почувствовать через тонкую одежду, ее и свою, сердцебиение, учащенное, нервное. Как будто держишь в руках непокорившегося, хищного, но проигравшего схватку зверька. Дикую, к примеру, кошку.
- Мне чертовски приятно вот так с тобой обниматься, Мэг, - Патрик намеренно прижимает ее к себе сильнее, скашивает глаза на грудь женщины, усмехается с легким, но опознаваемым цинизмом. - ты понимаешь, что, бросаясь в заведомо проигрышный поединок, ты отдаешь себя на милость победителя?
Он легко - легко касается губами ее щеки, почти гладит. Издевательски-нежная ласка, учитывая обстоятельства.
- И мне несложно повторить: когда мужчина при тебе дрался, оцени как следует, что и как он делал, - до того, как кидаться на него.
Он вдруг резко, коротко, не давая возможности ответить, целует свою прекрасную черноволосую жертву в губы и падает вместе с ней на диван. Садится, конечно, - но движение получается слишком быстрым, а прекрасная проигравшая... о, она оказывется сидящей у своего пленителя на коленях.
- Пока моя рубашка не достирается, будем болтать.
Патрик смеется и целует женщину в кончик носа.
- Итак, начнем с самого начала. Как тебя зовут на самом деле. красавица?

Отредактировано Patrick Moreau (2012-10-16 14:33:53)

+1

14

Скорость ее не выручила. Впрочем, чего она хотела? Нападать на умелого противника в подобной одежде как минимум глупо. За сегодняшний вечер Медея делает уже два идиотских поступка.

«Деградирую?» - спросила сама себя Джини, с шипением выпуская воздух сквозь плотно сжатые зубы, что бы не закричать. «Запястье будет болеть еще неделю». Нож выпал из руки, как бы она не пыталась пересилить боль и вывернуться из цепкой хватки своего гостя. Звонко стукнув о кафельный пол, оружие тут же было придавлено ногой Патриком и даже если бы Дэя каким-то чудом освободилась, успеть забрать клинок уже не получилось бы. Разве что достать новый.

Метнувшись к плите, оценщица тут же была возвращена обратно резким рывком и заключена в крепкие объятия. Не двинуться, не вырваться. А этот взгляд, эта ухмылка, этот вопрос.

«Я толком и не видела, что ты там сделал с тем неудачником. Я, черт побери, стояла к тебе спиной практически до момента, как несчастный был вырублен. И откуда мне знать, что ты с ним не заодно? И с чего ты думаешь, что в темных переулках рядом с этим парком на меня может напасть хоть кто-то, способный представлять реальную опасность? Вот в моей же собственной квартире, как выяснилось, вероятности быть убитой куда больше», - тирада пронеслась в голове Дэи, но озвучивать ее она не решилась. Злить ирландца не стоило. Это она уже поняла и довольно таки четко. Хотя ей и очень хотелось сейчас стереть с его лица улыбку. Стараясь сохранять достоинство, она продолжала молчать и пыталась дышать ровно, что получилось весьма плохо. Предшествовавшее объятьям нападение и постоянно сжимающиеся до хруста ребер руки Моро не позволяли ей нормально вздохнуть. С каждой секундой вздохи становились сильнее. Женщина пыталась схватить как можно больше воздуха.

- Ты мне расскажешь, кто ты такая, почему ты думаешь, что за тобой кого-то пришлют... а я расскажу что-нибудь о себе.

«Не понимаю. Мне казалось, мы перестали играть», - легкое недоумение отразилось на лице Джини, но тут же сменилось гневным взглядом. В конце концов, оценщица надеялась как минимум на проявление уважения к своей особе. Но все эти похотливые взгляды, фамильярдное отношение и… поцелуй? Медея, не в силах ответить каким либо другим образом, укусила своего пленителя то ли за губу, то ли за язык. Она не поняла, но надеялась, что заставит его держать себя в руках или хотя бы вынудит убить сразу. 

И все же она просчиталась. Ирландец даже не думал выходить из себя или же вспомнить о правилах этикета. Впрочем, о каком этикете может идти речь, когда тебя усаживает к себе на колени неизвестный убийца, сдерживая твои руки так, что кажется будто запястья крепко связаны канатом.

Очередной поцелуй. На этот раз в нос. Медея тут же отворачивается, на случай, если за этим последует что-то еще, но ничего не было. Все лишь еще один вопрос.

- Итак, начнем с самого начала. Как тебя зовут на самом деле, красавица?

«Ну вот. Снова. Я правда не понимаю! Зачем задавать вопросы, на которые изначально знаешь ответы? Или же?» - и тут Джини осенило. Она даже расслабилась в обьятиях Моро, больше не пытаясь вырваться. Кулаки разжались, а дышать, как ни странно, стало легче.

- Ты правда не знаешь?
– они как-то незаметно перешли на «ты». – Не знаешь, кто я? – подозрения все еще оставались. Ведь не каждый день ее скручивали как  девчонку, а это, как ни странно, было под силу далеко не каждому первому встречному. Лишь тренированные профессиональные бойцы могли с легкостью положить ее на лопатки, что одновременно и радовало, и раздражало Медею. С одной стороны она все еще оставалась недостаточно сильной, но с другой до сих пор сохранила свою женственность, избежав участи несчастных уродливых мужеподобных спортсменок, которые периодически встречались ей на спаррингах.

- Медея. Медея Джини, - наконец представилась оценщица. Скрываться от присланного  наемника смысла не было. Он и так все знал. – И если ты пришел не для того, что бы меня убить, но я очень сожалею о своем поступке. Если же нет, знай, рано или поздно ты сам умрешь и далеко не своей смертью, - слова были сказаны совершенно серьезно. Да, она не считала себя столь важной шишкой, что бы быть под охраной круглые сутки. Точнее под наблюдением, чего уж тут. Но вот отомстить за нее отомстят точно.

+1

15

И правда, сильная, как дикая кошка. И кусается, хищный зверек.
Даже когда женщина – противник, прикасаться к ней приятно. Женщины привлекательны, сжимать их в объятьях, чувствовать запах опасности, адреналина, исходящий от них, ощущать упругие округлости тела…
Патрик только что не мурлыкает, справляясь с сопротивлением хозяйки квартиры. О да, она и правда тренированный боец. Беда только в том, что она явно – боец для зала, не для реальных условий. Сколько ни учись даже и убивать острым прекрасным ножом – пока ты не выйдешь в реальный бой, пока не будет на кону твоя жизнь, - не в твоей голове, а в действительности, - тебе не выиграть поединок.
- Рад знакомству, Медея, - имя растекается медом на языке. Прекрасное, прекрасное имя. – Ме-де-я
Моро облизывает губы, ощутив мимолетно металлически-солоноватый привкус крови. Зубки-то острые!..
- Расслабляешься? – Он улыбается, усаживаясь поудобнее, и автоматически заботясь о том, чтобы прекрасной пленнице в его руках тоже было удобно. А что – она хорошая девчонка, просто приняла его не за того, или испугалась, или черт еще знает что, - вот и бушует. – Правильно. Если напрячься, попадая в захват, потом, расслабившись, можно поймать несколько сантиметров свободного пространства, и использовать их для маневра
Он перехватывает женщину чуть по-другому: по-прежнему не позволяя ей двигаться, вырываться, но все же не так жестко, как раньше.
- Медея, ты меня неправильно поняла, - губы Патрика возле ее уха, касаются волос, почти ласкают. – Я действительно хороший парень. И вовсе не собирался тебя обижать. Прости, что пришлось с тобой так.
Он очень внимательно слушал, что она говорит. И обещание разобраться с тем, кто мог бы обидеть мисс Джини, определенно прозвучало с уверенностью. Той уверенностью, что бывает у людей, находящихся под защитой полиции… или ее вечных противников. Судя по тому, что она не угрожала участием в потенциальном «деле о защите чести и достоинства Медеи Джини» органами власти, красотка – кем бы она ни была – находилась в сфере интересов криминала.
- Я надеюсь, твое сотрудничество с мафией Сакраменто взаимовыгодно, - он идет ва-банк, говоря сразу о самой крупной и потенциально опасной криминальной структуре, - из тех, что могут быть заинтересованы во взаимодействии с такими на вид приличными членами общества как Медея, - и, поверь, не в моих интересах что-то портить, ни для них, ни для тебя, ни, тем более, для себя самого…
Вот еще я буду тебе значок федерала показывать. Ни за что.
- И прекрати уже вести себя так, будто я тебя сейчас изнасилую. Я чаю пришел попить. Рубашку привести в порядок. В конце концов, с красивой женщиной вечер провести, заметь, в куртуазной беседе. А ты на меня с ножом, - Пат смеется, искренне, весело. – Смотри, а ну как я сам на тебя жаловаться побегу? Мол, обидела меня ваша красавица, я первый день в городе, а она на меня кидается!
Разумеется, ничего такого сделано не будет – ни при каких обстоятельствах, но что бы не похохмить над ситуацией? И правда же по-дурацки вышло.
- Я предлагаю наконец помириться. – Он вздыхает, тыкаясь носом в ее волосы. А ведь приятная же девчонка, даром, что не юная уже, сколько ей, под тридцать? Хороша. Ох хороша. Джентльмены, в отличие от распространенного утверждения, предпочитают не только блондинок. – Не стану навязывать тебе свое общество, если ты того совсем не хочешь, но обещаю вести себя прилично и убраться к чертовой матери из твоего дома, как только ты меня сама отпустишь. И не появляться, если тебе того не захочется… хотя телефончик я оставлю.
Почему нет?
- В конце концов, - в голосе Патрика Моро начинают звучать характерные бархатные интонации, - когда-то так говорил его отец, завоевывая сердца дамочек, а теперь и Моро – младший успешно пользуется теми же мужскими приемами, - мы с тобой сегодня вдруг оказались так близки, - он обнимает ее чуть посильнее, но тут же разжимает руки, наконец отпуская женщину, - что тебе может захотеться продолжить знакомство.  А, Медея?

+1

16

– Я действительно хороший парень. И вовсе не собирался тебя обижать. Прости, что пришлось с тобой так.

Джини хмыкнула. Она стала более менее успокаиваться и первое что мысленно сделала, так это поставила себя на место Патрика. Если действительно верить его словам, то ирландцу точно не позавидуешь. Спасая совершенно незнакомую женщину, испачкать рубашку, согласиться прийти домой к этой, все еще, неизвестной дамочке, дабы отправиться домой в чисто виде, а вместо милой беседы, чая, конфет и стирки чуть не получить ножом в глотку. И с чего она после этого думает, что он ее так скоро отпустит? Впрочем, его фамильярдного поведения это не извиняет.

- Мафия? – Дэя состроила самую невинную и непонимающую рожицу, на какую только была способна, но быстро вернула себе серьезный вид. Уж больно уверенно Патрик уличил ее в принадлежности к местной семье. Значит. тоже мог вертеться в подобных кругах и это или давало ее предыдущим подозрения новую почву, или же просто было нелепым совпадением. Как известно, еще не так давно ирландские группировки имели такую же власть, а кое где и куда большую, чем итальянские семьи. Конкурирующая организация?

- Будь уверен, взаимовыгодная. И может стать выгодной не только для меня одной, - хитро улыбаясь, произнесла Джини. Чем черт не шутит, а вербовка нового соучастника или, а вдруг, солдата, может сослужить ей хорошую службу и добавить немного авторитета в семье. Тогда у нее будет куда больше шансов на скорое получение официального статуса. Впрочем, напирать не стоило. Пока у нее было слишком мало информации.

- Я предлагаю наконец помириться.

- Мириться? После всего что было? После нападения на тебя и моего заключения? – Медея демонстративно поерзала, показывая, что даже не может толком повернуться. Но вместо серьезного тона в ее голосе проскальзывали смешки. Так уж случилось, что Дэя дико боялась щекотки, а уткнувшийся ей в волосы Патрик, заставлял пряди щекотать шею. Да и само его поведение, признаться, абсолютно обескураживало и обезоруживало женщину. Она никак не могла понять, то ли он правда такой, то ли просто смеется над ней. 

- Впрочем, можно и помириться, - улыбаясь и потирая слегка побаливающие запястья, произнесла Джини, когда получила, наконец, долгожданную свободу. Странно, но покидать колени Моро она не спешила. Напротив, она уселась поудобней, облокотилась на подлокотник дивана и, скрестив руки на груди, внимательно посмотрела на Патрика.

- Гнать тебя из своего дома пока что я не собираюсь. Во всяком случае, не в таком виде, - женщина кивнула на полураздетый торс ирландца. – Но несколько вопросов, для собственного успокоения, все же задам. Со своей стороны обещаю ответить на такое же количество вопросом и с предельной честностью. Согласен?

У Медеи в голове уже вертелось как минимум три варианта дальнейшего развития событий и какой из них станет реален, будет зависеть от следующих нескольких минут. Или же она таки убьет его, или он ее. Или же она завербует нового члена мафии. Или же поддастся весьма прозрачным намекам мужчины.

+1

17

- На что я только ни согласен, - ухмыльнулся Патрик в ответ на последнюю тираду женщины. Все было бы прекрасно, но, с его точки зрения, сцена несколько затянулась. По крайней мере, сцена разборки в стиле "я тебя обниму крепко - накрепко, и ты мне что-нибудь расскажешь".
Хозяйка квартиры не покидала его колени, что наводило как минимум на пару идей: либо в ее планы и правда входил, гхм, флирт с новым знакомцем, либо у нее где-то в подушках дивана спрятан очередной клинок, и она планирует снова попробовать всадить его Моро в горло.
- У меня к тебе просьба, Медея, - гость продолжал беседу тем же бархатным голосом, стараясь, впрочем, не переусердствовать: слишком игривые интонации сейчас будут абсолютно ни к чему, - пожалуйста, не пытайся больше меня зарезать, ладно? Мне неприятно с тобой драться - не потому, что ты нехороша, - ты очень даже хороша, - но я не люблю обижать девушек. Заметано?
Он вздохнул, подхватил красотку - брюнетку на руки, поднимаясь, и усадил ее на собственное место, наконец-то давая себе возможность выпрямиться, вытянуться, потянуться, расправить слегка затекшее под не такой уж большой, но в не самой удобной позе все же ощутимой тяжестью тела Медеи.
Сделать пару шагов туда - сюда по комнате было приятно. Тело, разогретое короткой схваткой и объятьями с привлекательной особой противоположного пола, было благодарно своему хозяину за заботу.
- Скажу сразу, если ты вдруг хочешь об этом спросить: я сам не бандит и вроде как не планирую таковым становиться. Хотя вяское, конечно, с людьми бывает, - эту фразу он добавил через паузу, совсем крошечную, но все же - как будто взяв секундный тайм-аут для размышления. А что, если ему заодно удастся что-то поузнавать про местных мафиозо, это окажется неплохим бонусом к скучной работе. - И да, повторюсь: я действительно только прилетел в Сакраменто, и никаких конкретных дел у меня нет, я просто собираюсь поболтаться в этом приятном городе какое-то время, а дальше - как получится.
Патрик порылся в заднем кармане джинс, извлекая потертый бумажник, и продемонстрировал водительские права. Совершенно настоящие и выписанные на его настоящее имя, - вот только данные, содержащиеся в этом документе, никого бы не привели к тому Патрику Моро, что служил в ФБР. Вот еще тоже надо.
- Смотри: вот он я, как на ладони. Двадцать девять лет, гражданство - американское, социальная и медицинская страховка в наличии... извини, мы недостаточно хорошо знакомы, чтобы демонстрировать тебе также и выписки со счетов в банке. - Он коротко хмыкнул. - Тем более, что у меня с собой их и нет.
То, что в бумажнике была еще немалая сумма, выраженная в стодолларовых купюрах, и несколько вполне весомых кредитных карт, он озвучивать не стал. Но очевидно, что дама их могла узреть.
- Ну так и какие же у тебя будут вопросы? - Моро лучезарно улыбнулся Медее и изобразил самое честное лицо, на какое только был способен.

+1

18

Выслушав Патрика, Джини как-то даже устыдилась и даже решила отменить очередной сеанс допроса. В конце концов, желай он ей смерти, мог бы уже давно как минимум свернуть шею. Похоже, ирландец действительно говорил правду и вовсе не заслуживал такого к себе обращения. Но, черт побери, никто и никогда так не оскорблял Медею Джини за все прожитые ею двадцать девять лет. Мужчина, который еще секунду назад крепко держал ее у себя на руках, отпустив из крепких, пусть и сковывающих, объятий, просто взял и встал весьма бесцеремонно бросив Дэю на диван. На самом деле Моро весьма аккуратно усадил оценщицу, но в ее глазах это был хорошенький такой плюх, означающий лишь одно – ее отвергли.

Какие еще у нее могли остаться вопросы? Джини была не настолько глупа, что бы требовать от первого встречного изливание души только из-за того, что он ее спас, а она ему рубашку постирала. И то еще не достирала. А вот удостоверившись в собственной безопасности и будучи хорошенько разгоряченной «дракой» она таки надеялась на совсем другое продолжен беседы и, кажется, дала это вполне четко понять.

Стрельнув в Патрика уничтожающим взглядом, Медея поднялась, поправила слегка перекрутившееся платье и отправила на кухню.

- Вопросом не будет. Только что ты дал мне все необходимые ответы, - резко произнесла дамочка, выливая остывший чай в раковину. – Нападать больше не буду. Сушки у меня нет, так что рубашку получишь только утром. Спать будешь на диване в гостинной. – Злобу, которую сейчас испытывала Джини, можно было чуть ли не пощупать, как «плавящийся» воздух от огня.

Убрав со стола, женщина отправила в гардеробную, собрала комплект постельного белья, взяла одну из нескольких запасных подушек, на которых обычно оставалась спать Агата или Селина, и вернулась в комнату.

- Вот, - Дэя вручила Патрику стопку белья. – Душ дальше по коридору, кухня рядом, в холодильнике достаточно еды, располагайся и чувствуй себя как дома. – Все это дамочка произнесла сквозь зубы. Для полноты картины не хватало разве что шипения змеи. Резко развернувшись, Джини отправилась в свою комнату.

«Нет, ну правда, какой нахал!»
- негодовала про себя женщина, переодеваясь и готовясь ко сну. Она сама толком не могла понять причину своей злости и объясняла ее лишь внезапным проявлением истинно бабской натуры. Подобные моменты изрядно бесили Медею и в будущем она обязательно пожалеет, что повела себя именно так. По большому счету злиться на нее должен был ирландец, а не наоборот. Да и причина была не безумия глупа.  Но чем и были плохи такие «заскоки», так это тем, что Джини не могла их контролировать.

Лишь простояв около пятнадцати минут под водой и проворочавшись в постели около часа без сна Дэя окончательно остыла и смогла, так сказать, осознать ситуацию. Мгновенно появилось чувство стыда и вины.

Одев халат, женщина тихо вышла из комнаты и прошла в гостиную.

- Патрик, ты спишь?
– тихо спросила Медея.

+1

19

Вовремя вспомнилось выражение "Блядский цирк".
В натуре, у красотки ПМС. Агент Моро изволил наблюдать, как меняется настроение черноволосой красавицы, бывшей то нападающей, то жертвой, - и про себя одновременно развлекался, злился, раздражался.... и позволял собой командовать.
Тема ночевки на диване знакома любому мужику. Это всегда означает, что тебя послали в пень, но еще не совсем; еще не статус "все сложно" в социальных сетях, будь они прокляты, но - ты уже козел, и тебе это будут припоминать всю оставшуюся жизнь.
Особенно смешон расклад в том случае, если девчонку ты еще не трахал. Даже не собирался. Хоть и оценил ее привлекательность. Собственно, переспать-то можно с кем угодно, но, как ни смешно, не так-то часто Патрику Моро действительно хотелось затащить в постель женщину, которая ему нравилась, сходу.
Что-то вроде уважения к дамской породе, или, может, какие-то остатки довольно-таки старомодного, но все же джентльменского воспитания, - мешали.
Медея металась по квартире фурией, швырялась постельным бельем, загоняла гостя на диван с таким напором, что тема "да ничего, я домой и в майке дойду" как-то не успела нарисоваться.
Можно еще было вызвать такси. Но что-то Патрик прикинул, как будет бушевать его новая знакомая, и решил, что даже если это и сделает, то чуть позже.
Но вот спать определенно не стоило. По крайней мере, пока мисс Джини не утихнет. А то мало ли, сколько у нее ножей и где. Найти один из них у себя в брюхе Патрику нисколько не хотелось.

Услышав женский голос, старательно прикидывающийся невинной овцой агент Моро подумал полсекунды, но все-таки ответил честно.
- Нет, Медея. Не сплю и не собираюсь.
Гость не просто не спал - он курил в открытое окно. Постель была аккуратно сложена в углу дивана, как будто никто и не планировал действительно устраиваться на ночевку.
- Присоединяйся. Ночь чудесная. Ты куришь?
Запах вполне пристойного табака, примешивающийся к ночной свежести, спокойный уверенный человек в доме.
Как бы тебя утихомирить, Медея?
Когда в этом доме в последний раз был мужчина?
Ты нервная, мне не нравится так.
А ночь и правда прекрасна.
Звезды. Луна.
Нужно будет прогуляться пешком.

Отредактировано Patrick Moreau (2012-11-27 01:57:05)

+1

20

офф

Я заранее не поинтересовалась, но, надеюсь, ты не против такого себе небольшого временного скачка) А то так бы и застряли на одном и том же.

Дэя вздрогнула, словно и не ждала услышать ответа на свой вопрос. Хотя больше удивило то, что ирландец назвал ее по имени. По реальному имени. Женщина бросила быстрый взгляд на полку в гостиной, где стояло несколько школьных грамот вкупе со старыми фотографиями, и коротко усмехнулась. Пригласить человека к себе в дом, предварительно назвавшись чужим именем, и надеяться остаться не опознанной глупо.

«Впрочем, сегодня я совершаю одну глупость за другой. Словно и не я вовсе», - подумала Джини, все еще удивляясь сегодняшнему вечеру и собственному поведению. Или она еще не отошла после поездки, или это Патрик так на нее действовал, но обычно спокойная и уравновешенная Медея больше походила на беременную бабу с постоянными перепадами настроения. И это ее серьезно расстраивало и злило. Но для этого времени не было.

- Нет, не курю, - сказала Джини, присаживаясь рядом на подоконник и вглядываясь в окно. Она словно нарочно не смотрела на Моро. – Я должна перед тобой извиниться за свое недавнее поведение. Оправдываться не стану, все равно любое из них покажется нелепым, но я сама не знаю, что на меня нашло, - произнесла женщина, тут же противореча сама себе. – Ты не заслужил к себе такого обращения. Извини. Обычно я не психую из-за подобных мелочей. – Дэе было куда более стыдно не за свое нападение, это было как раз таки пусть и не частым, но уже привычным делом, причем, кажется, не только для нее, а за неадекватность последовавшую после. – Если тебе еще не расхотелось меня видеть, то могу завтра показать тебе город, рас уж ты у нас приехал погостить. Если откажешься, я пойму и не буду навязывать свое общение.

Джини наконец повернулась к Патрику и стала ждать ответа от которого зависела или ее реабилитация в глазах спасителя, или же одни из последних слов, которые она бы услышала от этого человека.
- А ночь и правда чудесная, - улыбнулась Медея, - всяко лучше вечера.

И правда, оценщица вернула своему телу и голосу полное спокойствие, наконец, совладав с эмоциями. Отстиранная рубашка сушилась, внизу за окном проносились машины, ведь в этой части города Сакраменто никогда не засыпал полностью, а Моро, казалось, тоже был умиротворен, докуривая свою сигарету.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Моя милиция меня бережет