Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » i hate everything about you


i hate everything about you

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:
Magdalena & Victor Escobar's
Место:
7, Elm Street, особняк семьи Эскобар
Время:
Пару дней назад
Время суток:
Ночь
Погодные условия:
За окном льет проливной ливень, дует освежающий осенний ветерок. Температура воздуха: +18°C.
О флештайме:
Можно ли этих двоих назвать нормальной семьей? Едва ли, ведь даже и на саму свадьбу их мнения и уж тем более согласия никто не спрашивал. Но вот уже три месяца ведь как-то жили и не тужили. Вот только Виктор дом появлялся лишь по выходным, остальные же пять рабочих дней проводил вне дома. И что самое главное жене пусть и фиктивной даже и не намеревался говорить о том, где он пропадает все это время. Ну а как мы знаем, слухами земля полнится. И в этом случае тоже без этого не обошлось. Некие "добрые" люди поведали Магдалене, что слишком часто замечают ее мужа в компании девушки, который уж точно является не она. Ясное дело этот факт задел саму девушку. И кажется, этим поздним вечером грядет настоящая семейная ссора или даже лучше будет сказать грандиозный скандал.

0

2

ВНЕШНИЙ ВИД

Michael Jackson – Beat It

Очередной ничем не примечательный день. Хотя радовало одно, это был, выходной и наконец-то можно было отдохнуть, не то что бы парень сильно устал, нет, на улице была отличная теплая погода, даже, несмотря на то, что была уже осень. Собственно почти весь день он провел в доме, особого желания куда-то сейчас идти у него было, да и за коном уже вечер. Приготовив, себе горячий кофе он сел в кресло, рядом с которым стоял журнальный столик с разной макулатурой, взгляд остановился на фотографии, которая уже вскоре оказалась в свободной руке, на ней парень был изображен со своей семьей. Это, наверное, была последней фотографией из их общего семейного архива. Тут он был еще совсем пацаном, кажется, лет тринадцать. Хоть уже тогда его родители и были, в разводе мать все равно из Мадрида очень часто приезжала к ним в Барселону, или они к ней, точнее его сестра к ней ездила, а Виктор все еще был обижен на ту. Спросите из-за чего? Обычная подростковая обида, просто из-за развода родителей, точнее на котором больше всего настаивала его мать. В данный момент парень уже даже может ее понять, с такой насыщенной жизнью, что была у них, когда отец вечно старался спрятать их от публики, от своих недругов. Все это сказалось на матери, та не выдержав, ушла, надеясь на лучшую жизнь. Он же воспринял ее поступок как простое бегство, решил, что женщина бросила семью и его, в том числе и просто внутри с каждым начинала возрастать обида и даже в какой-то степени злость на родную мать. Сейчас же Эскобар понимает, насколько все это было глупо. Ведь те годы были потрачены в пустую, он так и не успел сказать матери, что любит ее, как и прежде, что скучает по ней. Правду говорят, что лишь потеряв, мы что-то начинаем понимать. И это чувство порой все еще есть в нем, он очень сожалеет, что не успел сказать матери о многом, первое время без нее было действительно нелегко. Отец был настолько поглощен в своем каком-то другом мире, что и его парень-то видел слишком редко. А эти вечные разъезды по разным странам, за все это время он успел пожить в различных странах, но каждый раз возвращался на родину. Поставив фотографию на место, он сделал несколько глотков из кружки и поставил ее на журнальный стол, который находился на расстоянии буквально вытянутой руки от него. Откинувшись в кресле Виктор даже не заметил того как уснул. Наверное, он так бы и проспал здесь в кресле до самого утра, если бы услышал, звонок в дверь который заставил его открыть глаза. Состояние было сонным, мельком он кинул взгляд на часы, было ровно полпервого. Встав с кресла, он направился в сторону прихожей, и уже вскоре оказался у двери, прокрутив, несколько раз ключ в замочной скважине парень толкнул дверь и та отворилась. На пороге стояла его жена, он лишь окинул, ту своим холодным и безразличным взглядом и даже не поприветствовав, снова побрел в сторону гостиной, где и находился минутой ранее. Его совсем не интересовала где и с кем она была, почему вернулась домой в столь позднее время. Их брак, по сути, был фиктивным, всего лишь расчет родителей. А так они совсем чужие друг для друга люди, у нее своя жизнь у него своя. Не было даже никаких точек соприкосновения. Да и скажите, откуда им всего-то за три месяца, что они вместе было взяться? И сам Эскобар сейчас дома находился лишь по выходным. Точнее приходил в пятницу под вечер и затем снова уходил на свою так называемую работы в понедельник рано с утра. С Магдаленой по договору родителей в этом браке они были должны как минимум прожить год. Конечно же все что происходило его в корне не устраивало, он привык к свободе, да и все еще с нежностью в себе хранил память о погибшей жене, который нет с ним рядом вот уже целых шесть долгих лет. А весь этот цирк это откровенно раздражал, и пусть даже эта девушка была дочерью человека, который был, другом его родного отца еще детства его это если честно интересовало мало. И, наверное, была, бы его воля парень не допустил этого брака. Но какой же дурак пойдет против Эскобара старшего? Таких смельчаков, кажется, уже и вовсе не осталось. Ну и тем более ссорится, с отцом было не в интересах и самого парня. Поэтому вот, сиди и терпи, пока же все это шоу не закончится. А закончится ли оно вообще? Порой даже казалось, что время замедляет свой бег, словно нарочно, дабы насолить ему. Усевшись обратно в кресло Вик, взял со столика газету и принялся, ту листать боковым зрением изредка поглядываю в сторону своей женушки. Над комнатой снова нависла тишина, была у них другая ситуация все было бы иначе, они сели за стол принялись о чем-то беседовать, обсуждать как прошел день и так далее. Но нет, у этих двоих совсем иная ситуация, честно говоря, у них вообще не понять что происходит. Хотя ничего ведь и не происходило. Все как обычно, обыденная ситуация для их случая. Сейчас она поднимется к себе, а он останется здесь, так и живут, и кажется, всех вокруг это и устраивает. Опустив, газету Эскобар внимательно посмотрел в сторону девушки, которая, кажется, не собиралась, как обычно подниматься в свою спальню и это крайней удивляло. Что-то тут явно было не так. Только вот что?
- Что-то не так?- Довольно спокойно и размеренно произнес он, откладывая газету обратно на столик стоявший рядом. Что она уже задумала? Неужели решила уйти раньше? Ох, это было бы просто счастьем для парня. Ведь он бы и сам сделал это первым, но видеть отца в гневе ему крайней не хотелось, точнее не хотелось, что бы этот гнев обрушился на него. Хотя вряд ли и Магда решится уйти, ведь тоже не может этого сделать. В этом они с ней схожи, оба скованы по рукам и ногам невидимыми оковами, что не дают вздохнуть спокойно. Но в таком случае, что же тогда случилось?

+2

3

Мне сложно было принять эту странную реальность. Мы заигрались, ну ведь так? Ну, признай же это, пожалуйста. Мы заигрались, мы привыкли к чужим правилам, мы смирились с тем, как расписаны наши ходы. За нас, наперед. Они все продумали, они все решили. Не спрашивая тебя_ меня. Просто поставили перед фактом, просто подвели к тонкой черте и оставили вот так, наедине. Наедине с собственным негодованием, с запутанными мыслями, с незнанием и попыткой как-то сделать это неизвестное немного лучше_ правильнее.
      Придти чуточку раньше, чем собиралась. Осторожно приоткрыть дверь, придерживая дыхание громкое. Сделать шаг осторожный, пробраться так тихо в свой собственный дом. Мысленно отругать себя за нелепость, мысленно поставить себя на то самое место. Закрыть дверь за собой и погрузиться в молчание безмятежное. Тишина  сладким пеплом оставалась на собственных губах. Тишина – и сердце как-то мелодично запело в груди. Тебя еще нет – и это так радует. Глупая, взрослая – но такая наивная. Вдох_ выдох. Улыбка робкая, улыбка не для посторонних, для себя лишь одной. Расслабиться и двигаться практически в темноте, ведь знаю, где и что находится. Бесшумно, осторожно, пытаясь сохранить  обворожительный момент, о котором так давно мечтала. Я устала, устала от того, что мою жизнь перевернули с ног на голову. Устала от беспокойства странного, устала от того, как в мой собственный крошечный мир впустили чужого_ постороннего человека. Зачем? Не знаю, так надо. Надо кому-то там, надо мне_ тебе. Правда? Все нелепо, все пустое.
      Тонкой пеленой осеннего вечера укрыто было все вокруг. Я любила осень, я люблю осень. Подойти к окну, едва касаясь тонкими пальцами тонкой шелестящей ткани прозрачной. Отодвинуть ее чуть осторожно, позволяя себе впиваться взглядом потерянным в почти_ ночное небо с вкраплениями алмазными звезд удивительных. Я не романтик, я просто мечтательница. Прикусить губу нижнюю, оставить слова себе. Поймать взглядом усталым чью-то фигуру, вздохнуть обреченно, как перед погружением тяжелым_  последним в воду холодную. Дрожью мелкой отзовется увиденное по коже нежной, отвернусь и чуть откину голову назад. Опять кто-то с камерой. Сколько еще можно. Ведь каждый раз слыша чей-то голос чужой, щелчки фотокамер, я беру его под руку и позволяю пальцам нашим сплестись во что-то единое. Позволяю улыбнуться благосклонно и  взгляду потеплеть. Мне сказали, что так надо. Мне сказали, а я не привыкла перечить кому-то. Уйдите, оставьте меня сегодня все. Тишина_ одиночество – это неплохо, порой ведь как глоток утреннего свежего воздуха с соленым привкусом  независимого_ свободного океана. Вздохнуть, покачать головой. Я знаю, мне не суждено обзавестись такой неприступностью и полной свободой. Я – актриса, которой непривычно переносить игру в жизнь. Я умею играть чью-то жизнь на экране, отдавая камерам последние капли собственных сил_ эмоций_ чувств. Но не хочу я из жизни своей_ собственной делать игру ради кого-то_ чего-то.
      Хлопнувшая дверь, слегка вздрогнувшие плечи. Пришел. И чувствую горечь, что разлилась внутри тонкой струйкой. Пришел – и небо ночное разбилось осколками, рассыпая их по моим обнаженным плечам. За что_ почему? Бесполезно спрашивать, лишь время терять, минуты_ секунды бесценные. Никаких вопросов, лишь ответы простые да_или_нет. Я не обращу на тебя внимание, как вчера или сегодня утром. Там, на улице, днем солнечным или вечером закатным – я буду улыбаться, и касаться губами теплыми твоей щеки, я буду позволять обнимать себя и смеяться звонким_ серебряным смехом на шутки твои неуместные. Я буду делать это там, где есть кто-то чужой, где есть кто-то, ради кого устроено это все. Но не здесь. Задернуть портьеры тяжелые, закрывая себя от возможных лишних глаз. Отгородилась, забылась, понадеялась на неприкосновенность хрупкую. Устала, сейчас бы уснуть и забыть, погрузиться в сон сладкий с привкусом сладкой карамели.
      Вздрогнуть внезапно, от голоса, что так близко совсем был. Вздрогнуть, схватить какую-то книжку, что отражением мелькала в зеркале, развернуться резко и бросить ей в твою сторону. Возмущенно посмотреть на тебя, сжать плотно губы алые и  задышать так быстро_ быстро. Словно задыхалась после бега продолжительного, словно скрывалась от погони, убегала словно. Убегала. От себя_ тебя. Всегда_ постоянно. Смерить взглядом тебя пронзительным_ пристальным, разобрать твой взгляд на детали мелкие, коснуться глазами собственными губ твоих, в надежде на то, что ни слово с них больше не сорвется. Отвлечься,  прикрыть глаза на мгновение. Хватит. Успокоить внутри испуганное сердце, что отчаянно билось подобно птице свободолюбивой, но запертой в клетке с прутьями тонкими_ золотыми. Но испуганное ли? Прикусить снова губку, потупить свой взгляд. Я не отвечу грубостью на твои слова колкие, на твой вопрос неприемлемый. Книги должно было хватить, я не буду грубить_ кричать. Собраться с мыслями, собраться с ними, больше ничего мне не нужно.
      - Ты… - выдохнула едва я, заправляя локон изящный аккуратно за  ушко, - Очень смешно, - сухо выдала я, стараясь не смотреть на тебя. Знаю ведь, к хорошему не приведет. Что за состояние мерзкое, когда боишься сорваться, подобно какому-то наркоману. Сглотнуть слова лишние, сделать вдох глубокий. – А ты уже нагулялся непонятно с кем? – внезапно_ требовательно спросила я. Нет, это не ревность, о ней и речи быть не могло. Никогда. – Звонил твой отец, спрашивал о твоем самочувствии. Говорил мне, что ты отравился, что лежишь тут и, конечно же, завтра не сможешь пойти со мной по магазинам, - скептическим тоном повторяла я слова отца твоего, что слышала так много раз за сегодня. Поход по магазинам. Боже, что за обязательная часть? Зачем еще и это? Чтобы нас снова видели, чтобы видели, как мы выбираем какие-нибудь ложки или постельное белье? Глупости. Я не привыкну к этим меркам, наверное. – И сказал, что ему ты отзвонился и сообщил эту страшную весть. Но я прихожу домой – а тебя и след простыл. Когда в следующий раз будешь врать, чтобы увернуться от всего, что придумал твой отец напару с моим, предупреди меня, хорошо? – раздраженно выдохнула я практически говоря тебе «Все, спасибо, свободен». Подняла свой взгляд, еще раз посмотрела на тебя сверху вниз, снизу вверх. Хватит. – Твоя комната на втором этаже, не забыл? – демонстративно глянула на потолок, означая, что да, милый, тебе туда. Дура была, когда  соглашалась отдать в твое  распоряжение ту комнату. Самой надо было выбирать ее. Может, тебе было бы лень карабкаться по лестнице каждый раз, и визитов было бы меньше. – Увидимся за завтраком, - практически даже дружелюбно заявила я, окончив свой монолог убедительной_ обворожительной улыбкой.

+1

4

Breaking Benjamin – Breath

Такая спокойная и невозмутимая стоит напротив него и сверлит взглядом, все ее чувства, что пытается, скрыть отчетливо отображаются в ее глазах. На лице появляться легкая усмешка, ну и что же случилось на этот раз дорогая? В очередной раз захотелось поругаться, покричать, покидаться посудой? А не надоело ли еще? Не устала ли? Лично он уже устал от всего этого, если бы только знал насколько устал. Была, бы его воля прямо бы сейчас собрал свои вещи и съехал из этого дома куда подальше. И плевать, даже что этот дом куплен на его деньги, плевать, что тот принадлежит именно парню. Но возможности уехать, убежать, скрыться от всего этого не было. Это словно судьба решила посмеяться от души над этими двумя и свела их вместе. Хотя причем твою мать тут судьба? В этом случае она не имеет к этому делу никакого отношения. За все, что творилось, вокруг в данный момент стоило поблагодарить родителей, что решили сломать жизнь своим чадам, что наплевали на их жизни, даже не спросили их мнения просто взяли и все решили их же поставили перед фактом. Такое ощущение, что все оно так и должно было быть. Но нет, вовсе не так, по-другому, просто они не смогли ничего с этим сделать, не смогли отказаться то данной задумки о браке, о совсем нелепом и никому ненужном браке. Кажется, они с Магдой просто оказались не в то время и не в том месте, такое бывает, да. А тут еще и их отцы дружат, очень хорошо дружат, давно, и видимо решили через них все породниться семьями. А почему бы и нет? Видимо именно так те и подумали когда решились на весь этот сплошной абсурд. И ведь не имел права даже сказать свое столь твердой и уверенное "нет", ведь если бы сказал, то тем самым пошел против отца. А оно тебе нужно? Вовсе нет, посему и просто стиснув, зубы и сжав, руки в кулаки лишь натянуто тогда улыбнулся и, развернувшись, вышел из отцовского кабинета. Когда тот объявил ему о грядущей свадьбе парень в тот день, наверное, впервые за долгое время напился в хлам. Просто от отчаяния и от чувства собственной слабости пред Эскобаром старшим. Он уважал отца так было всегда, но в этом случае идеи и желания того никак не совпадали с его собственными. Сердце парня по-прежнему было занято, и даже неважно, что его жена погибла шесть лет тому назад, это не играло никакой роли. Не смотря на то, что Лары уже не было, с ним рядом Виктор по-прежнему любил ее, все еще сложно было привыкнуть к тому, что ее нет, и никогда уже не будет с ним рядом. Все эти шесть лет ему было легче быть одиночкой, не подпускать к себе никого, а тут в его жизнь столь неожиданно врывается новый человек в лице Магдалены. Он не мог ее принять, не мог сделать ее частью своей жизнью, никогда ни за что, слишком неправильно, это было бы чересчур отчаянным шагом. Да и эта девушка не вызывала в нем никаких чувств, абсолютно. При взгляде на нее в душе лишь пустота, он ее не понимает, не хочет понимать. Она другая, совсем другая, роль жены еще не для нее. В крайнем случае, не в данный момент, и тем более она никак не вписывалась в роль его жены, никак. Мимо пролетевшая книга вывела его из раздумий. Услышав дальнейшие слова парень, кажется, и вовсе запутался, даже не понимал, о чем девушка сейчас ему толкует. Он лишь перевел полный удивления взгляд в ее сторону, усмешка, что прежде блистала, на лице в тот же миг пропала. И ведь действительно Эскобар никак не мог понять сказанных ею слов, ни единого слова, совсем. Нагуля... что?  Какого черта она сейчас вообще несет, совсем спятила? Виктор лишь покачал головой и рассмеялся, вот так вот просто, ведь ее слова казались ему полнейшим абсурдом, полнейшим бредом. Какие магазины? Он больше не собирается играть на публику, не хочет делать вид, что все хорошо. Да гори оно все синим пламенем! Хватит! Слышите? С него довольно всей этой бредовой комедии или правильнее будет сказать драмы? А впереди еще целых девять месяцев этого ада. Нет, нервы в такой ситуации сдадут даже у такого терпеливого и выносливого человека как Виктор. Легче действительно собрать вещи и просто переехать, а она пусть живет здесь, но одна. Только, кажется, если он так поступит, то на него обрушится тройной гнев со стороны родителя. И почему все и всегда так сложно? Ну почему? Они действительно с девушкой прочно связаны одной нитью, которую никак нельзя разорвать, по крайней мере, раньше времени уж точно это просто невозможно. Можно стараться бежать, но это все равно будет преследовать эти двоих везде, это как наваждение. Встаешь с кресла и становишься напротив нее, внимательно смотришь в ее карие очи, будто бы ища в них какую-то искорку надежды. Разве она не чувствует того что и он? Разве не понимает, что все это пора уже прекращать? Разве не желает и сама избавиться от этих невидимых оков, что сковали их столь прочно и не дают вздохнуть спокойно? Но в глазах так и не находишь нужного или скорее желаемого ответа, всего лишь на всего тяжело выдыхаешь и пожимаешь плечами. Как же все это глупо, как же нелепо.
- Нагулялся, дорогая. Сегодня вот как раз был у любовницы. Если уж от драгоценной женушки не получаешь ласки и любви то ничего не остается как пойти налево... или направо.- И вновь на лице появляться эта ехидная ухмылка. О да, нельзя ведь упустить возможности задеть напротив стоящую девушку. И чего парень сейчас этим пытается добиваться? Честно говоря, он и сам не понимает, просто решил поехидничать в очередной раз. Нет, ну а что? На ее глупые обвинения и слова грех просто было не ответить.
- И тебе тоже приятных сновидений.- Наклонившись над ее ухом, вкрадчиво прошептал Виктор и довольно улыбнувшись, развернулся в сторону лестницы, что вела на второй этаж. В очередной раз обменялись любезностями и на этом, пожалуй, стоит, и закончить, или возможно кто-то жаждет продолжения?

+1

5

Сакраменто. Мой нулевой километр. Город, где начиналась и заканчивалась жизнь. И каждый раз – моя. Сакраменто. Много скрытого смысла_ чувств_ ощущений в одном лишь слове. Слишком большой для меня. Я теряюсь в тебе и не нахожу. Не нахожу – и все. Отчаянно ища выходы, как загнанная в клетку вольная птица. Я не хотела петь для кого-то, не хотела быть просто украшением чего-то. Искала, искала выходы. Бросалась на тонкие прутья золотой клетки. Не чувствовала боль. Лишь со временем. Когда было так поздно. Когда было так пусто. Я совершала ошибки. Я не считала их ошибками, я не признавала ничего. Я устремляла свой взгляд в серое небо – и шла дальше, шагая по чьим-то чувствам_ словам_ мнениям. Я не знала, куда приведет дорога. Но специально шла по ней. Шла. Ровно. Шаг за шагом. Иногда спотыкаясь, падая, чувствуя холодную землю. Не считала попыткой кого-то свыше меня отговорить. Не поворачивала. Гордо смотрела в серую пустоту. Дыхание сдерживала. Выжидательно. Молчала. Шла снова. Я не знала, что дойду до края пропасти и отчаянно сорвусь вниз. Не знала. Но сорвалась. Сорвалась в пустоту своих разочарований, что холодным туманом окутывали, опутывали со всех сторон тонкими_ холодными нитями. И не повернуться. И не вздохнуть. И просто продолжить падение. Не страшно. Но обреченно.             
      Но ты был здесь. Ты был здесь, ты был моей последней попыткой на оправдание и спасение. Словно вопреки всему ты был здесь. Вопреки ожиданиям и самой жизни, что холодным дождем даже сегодня пыталась нас развести по разные стороны. Ты здесь. И становилось теплее. От ощущения твоего дыхание в этой квартире. От твоего блуждающего взгляда. От одного ощущения. Мне дышать было легче. Я дышала тобой. Ты понимаешь? Ты смысл. Смысл чего-то неопределенного, чего-то неизведанного. Но смысл. Мой смысл. Мой… Как больно обжигало это слово даже в мыслях. Действительно больно. Издевательским огнем предательства_ измены. Это отдавалось где-то внутри. Это оставляло страшный ожог_ шрам на собственной жизни. Я сама это сделала с собой. Сама. И винить мне лишь себя. Чувствовать, как теряешь все – и не иметь возможности все исправить. Я все еще падала, и даже не пыталась ухватиться за спасительную надежду. Ее не было. Ее не было для меня одной. Я чувствовала твое тепло. Наверное, в последний раз. Я крала это тепло у тебя, вот так. Самозабвенно и может быть неправильно. Сцепляя тонкие пальцы, прижимаясь к твоей спине. Эгоистично. Непривычно. И от этого даже было больно. Больно.
Я позволяла этим словам срываться с губ. Я думала об искренности. Но источала яд. Яд медленного действия, что сначала сводит с ума, доводя свое безумие до точки крайней. Когда нет смысла  что-то продолжать. Яд. Отравленные_ страшные слова.  Я говорила. Я их повторяла мысленно. Я хотела быть искренней. Я хотела быть чуточку лучше для тебя. Не идеальной, нет. Мне далеко до твоих идеалов. Мне далеко до тебя. Я сама разорвала все. Что было. Я сама отдалилась. И протянув руку, я могла дотронуться до тебя. Но не до того, кому могла с теплотой неприемлемой в голосе прошептать тихо «мой». Горечь слез, разлившихся внутри, я чувствовала, да. Но уже знала_ чувствовала, что они пусты. Они не смоют всей этой грязи собственных ошибок. Они сделают все хуже. Они сделают все страшнее. Пересохшие губы, потерянный взгляд, комок в горле. Я изменила тебе. Я изменила себе. Едкой кислотой внутри была выжжена собственная душа. И дыхание сбилось. Я не могла плакать, я не имела право. Я не должна была что-то говорить – и так уже много уничтожила. Я дышу. Дышу. Дышу, пытаясь  вдохнуть в себя надежду хоть на что-то. Тщетно. Увы. Не могу. Ее нет. И ты что-то говоришь, но я не слышу. Я вижу, как шевелятся твои губы. Вижу. Но мне так все равно. Почему-то земля уходит из-под ног, а глаза застилает пелена собственной боли. Я осознала только сейчас. Только с тобой.
Ты не думал ведь, кем был для меня? И сама я стала задумываться лишь сейчас. Лишь тогда, когда тебя потеряла. Я потеряла. Я знаю_ чувствую. Это ничто не спасет. Сама убила все, растоптав. Разбив. Разорвав. Стерев в порошок и развеяв по бессмысленному ветру. Но ты был смыслом чего-то неизведанного_ непонятного. Но чего-то правильного и самого лучшего. Ты был моим смыслом, что наполнял меня жизнью и простым счастьем. Нет. Счастье непросто. Я вру. Оно замечательно. Оно вдохновляет и заставляет жить. Оно возносит к небесам. Но исчезая обрекает на муки. Не_ человеческие. Вечные. Может быть. Я не знаю, на что оно обрекает. Ведь моим счастьем был ты. И я тебя еще не теряла. Как сейчас. Сглатывая слова лишние, что смешаны со слезами, я молчу. Как ты просишь. Просто молчу. Замолкаю, слушая шум в голове. В голове_ сердце_ душе. Шум, сотканный из множества мыслей. Отчаявшихся и страшных. Отвожу свой измученный взгляд. Я тебя им не потревожу более. И дышу. Тяжело. Обреченно. Чувствую горечь на пересохших губах. Я невыносимая. Я неправильная. Я причиняю тебе боль. Я не смогу сказать «Прости».  Не имею право. Даже не попытку. На отчаянную_ сумасшедшую попытку.
-Стой! Ты понимаешь, что мы сами рушим все, что было создано? Это наше будущее, на которое тебе наплевать! Ты говоришь о ласке и любви, а сам пропадаешь неделями не пойми где.... ты не думаешь о том как здесь себя чувствую я! Эта золотая клетка для меня!

Отредактировано Magdalena Escobar (2012-10-21 11:00:50)

+1

6

30 Seconds To Mars – A Beautiful Lie

За гранью реальности, для него в данный момент все было именно так. Вся эта ситуация, все эти вот уже долгие три месяца, все словно во сне, он до сих пор не мог поверить, что у него вновь есть жена. Да и разве на самом деле ее было можно так назвать? Все еще он не мог ее принять как именно жену, как ту с кем ему рядом приходится жить изо дня в день. Возможно именно поэтому парень так же продолжал, пропадать на своей работе уходя в ту с головой. Но ведь действительно жить рядом с тем человеком, которого тебе навязали родители, причем не просто навязали, а еще и женили на нем. И кажется, даже и свадьба и те три месяца, что они с девушкой вместе никак не сближают, уже слишком отчетливо ясно, что они разные, причем очень разные. Просто чужие друг другу люди, он не может понять ее, а может просто не пытается это сделать, неважно, она никак не может понять и достучаться до него. Ссоры, скандалы и крики это уже стало обыденностью, а порой это душераздирающее молчание и игнорирование друг друга. Нет, бы взять и просто постараться хоть как-то наладить эти отношения. Но Эскобар по всей видимости считает что ему это и вовсе не нужно. И действительно, для чего это делать? Для чего что-то предпринимать? Он не видит никакого смысла во всем этом, она, по всей видимости, тоже, или просто оба настолько горды, что не собираются делать первый шаг навстречу. Но сам парень явно этот шаг не сделает, ведь не видит в этом всем никакого смысла. Если нужно он действительно съедет, купит себе другое место жилья, оставит этот дом в ее распоряжении, просто так дальше и вправду нельзя, это ни к чему хорошему не приведет, точнее уже не привело ведь. Три месяца потрачены абсолютно впустую, если бы они не были женаты и то пользы, наверное, было бы куда больше. Или может Магда думает, что забавляет, вся эта чертова ситуация? Боже, да его она раздражает в первую очередь, будь бы его воля давно уже ушел, сбежал или уехал как можно дальше от всего этого. Иначе получается так, что, просыпаясь, каждое утро перед глазами, картинка никак не меняется, а порой хочется чем-то разбавить свою жизнь, а то такое ощущение будто бы они просто застряли на месте, точнее парень застрял и не может двигаться дальше. Эти невидимые оковы сковали их слишком сильно, ни тебе шага влево, ни тебе шага вправо. Ведь женитьба накладывает на него какие-то определенные рамки, правила которым необходимо следовать, пусть даже весь ваш брак лишь и раздутый спектакль. А вы в нем актеры, горе актеры, которые должны следовать кем-то придуманному сценарию, как же это надоело, как же все это уже надоело, сил разыгрывать на публике счастливую семейную пару уже нет, они совершенно на исходе. И то нужно отдать должное, он спокойно все это выдержал на протяжении трех месяцев, другой может уже и сбежал бы сразу после недели и пару дней такой жизни. А Виктору просто не было куда бежать, не было куда деться, порой так и хотелось просто провалиться сквозь землю. Не о такой жизни как в данный момент парень когда-то мечтал, да и раньше ведь у него все было по-другому, но с таким окружением, что вокруг него было, с раннего детства было даже и глупо строить какие-то определенные планы. Ведь уже завтра тебя вполне может и не стать, поэтому приходится жить каждым днем, каждой минутой и секундой. Так намного правильнее, по крайней мере, в его случае уж точно. В последний раз, кинув взгляд в сторону жены, он начал подниматься вверх по лестнице на второй этаж, где была расположена его спальня. Но буквально на полпути к цели парень расслышал, как девушка его окликнула и попросила задержаться. Остановившись, он тяжело выдохнул, сегодня ему меньше всего хотелось всяких там скандалов или ссор, ведь за неделю он действительно вымотался, действительно устал. Единственным желанием было добраться до своей комнаты и уснуть. А завтра наступить совершенно новый день, только вот вряд ли что уже будет по-новому, не в их ситуации, не с ними, у них все останется, как и прежде. Медленно поворачиваясь в сторону жены, Виктор внимательно на ту посмотрел. Да, он понимает, что и ей нелегко, что и она явно не хотела для себя такой жизни. Он не глупый, все понимает, абсолютно все, но к большему сожалению ничего со всем этим не может сделать. Если только уйти и оставить ее в покое, не попадаться ей на глаза, но черт возьми Эскобар и так уже старается именно так и поступать. Что еще ему сделать? Что? Ну что? Услышав, дальнейшие сказанные ею слова в свой адрес он лишь слегка ухмыльнулся и покачал головой. Создано? Наше будущее? Это слова явно здесь лишние, ничего не было создано, никакого будущего у них нет и быть даже не может. Зачем она это говорит? Неужели надеяться, что все может быть по-другому? Это уже совсем не смешно, совсем.
- Да нет, здесь никакого будущего и не может быть, ты что так и не поняла этого? И да, я пропадаю потому что, черт побери, я работаю, я зарабатываю деньги.- Голос слегка дрожал, ведь внутри в очередной вспыхнуло пламя, то пламя злости, что парень так отчаянно пытался в себе каждый раз подавить. Но в данный момент уже чувствовал что чувства, бушевавшие, внутри него действительно вот-вот и вырвутся наружу. Для нее золотая клетка? А ему так охрененно здорово живется, да просто зашибись, как хорошо ему живется. Она ведь ничего не знает о нем, совсем ничего. Это он все эти долгие годы жизни, словно в какой-то клетке, только вот далеко не в золотой, это он все время ходит по краю пропасти и каждый раз так сложно не сорваться и не упасть. С каждым разом удержаться на плаву становится более сложно.
- Я ведь тебя не держу, ты знаешь. И плевать на родителей, ты ведь и сама должна понимать, что так дальше не может продолжаться.- Спустившись, и встав, напротив Магды он заглянул в ее глаза стараясь найти в них ответы, стараясь понять ее. Но нет, все так же ничего, совершенно, она слишком закрыта, впрочем, так же как и он сам. Каждый из них просто привык видимо прятаться под какой-то определенной маской, но ведь так нельзя, все и так уже рушится на глазах. Возможно, и следовала бы что-то изменить, но нужно ли это уже сейчас кому-то?

+1

7

Задыхайся. Задыхайся от собственной боли и пустоты недосказанных слов. Задыхайся от дождя холодного, что полощет твою душу истерзанную лишь тобой. Задыхайся. От противоречивости и собственной глупости. От его взгляда вероятно_ последнего, от молчания его, что лезвием острым режет тебя на ленты тонкие_ бесполезные. Задыхайся от бессилия вашего и горьких капель тяжелых слез, что отравляют как темная ртуть. Задыхайся от совершенных ошибок и сухого воздуха, что наполнен лишь им до отказа. Задыхайся. Ты убила все сама, он больше не твой. Задыхайся. От безмятежного страдания, что по душе разливается темными чернилами разноцветными, что красят мир лишь в темные краски, убивая свет и надежду с любовью и верой. Задыхайся от них, задыхайся от того, что совершила. Совершила, не понимала, делала шаг грязный_ подлый_ последний. Сделала – сорвалась и упала, хватая его за рукав. Разбились осколками, разбились – по каждый по-своему.
Задыхайся. Глотая воздух жадно, глотая его постоянно, чувствуй вкус собственной ошибки, чувствуй и знай, что никуда не деться. Глотать, проглатывать, чувствовать. Вдыхай осколки ледяные, рань ими себя изнутри. Ступай по битому стеклу собственный надежд, ступай. Тебя никто не отговорит и не убедит. Больше никто  это не сделает. Вперед, иди. Чувствуй. Задыхайся. От боли и попытки собственных истязаний. Это не сделает тебя святой_ правильной. Чувствуй боль и обиду, чувствую равнодушие и засыхай от него, как нежный цветок засыхает от палящего солнца. Засыхай_ умирай. Задыхайся. У тебя выбора ведь и нет больше. Нет его вовсе. Нет. Шаг за шагом, боль за болью, слезою_ словом. Не сыть греха страшного, не избавить жизнь от перелома хлесткого. Забудь. Задыхайся, но не задохнись. Тебе ведь жить с этим.
Пройди осторожно мимо собственной боли, обогни аккуратно его потерянность и не пытайся вдохнуть любимый блеск в родные глаза. Нет, уже чужие, с пустым взглядом и мыслями, что уже не для тебя. Книга захлопнулась. Он больше не твой. Задержи дыхание, забудь о словах, что льются с собственной пустотой. Забудь о них, ты сейчас не сделаешь лучше. Не уходи, рискни_ останься. Рискни, шагая осторожно по тонкому льду. Скользи, подбирайся осторожно. Отведи себя_ его от пропасти мрачной, отведи точно так же, как бросила вас обоих туда. Дыши негромко, тебе еще это можно. Лишайся воздуха каплей за каплей, чувствуй, как кровь кипит внутри, губя тебя изнутри. Больно? Пустое. Еще ведь это не боль. Пройди мимо разбитой вечности и покалеченных жизней. Пройти, взгляни, обрати свой взор на разрушения глобальные, свершенные одним лишь действием и парой слов. Обрати внимание, почувствуй, как рушатся звезды  жаркие на голову твою неправильную. Больно? Сейчас может быть. Задыхайся. Задыхайся от этой самой боли. Чувствуй ее, живи с ней. Не убегай. Не убежишь, она с тобой насовсем.
Слушай его слова, услышь его голос. Чувствуй, как каждый звук обвивается вокруг тонкой_ белой шеи, как сдавливает чугунными кольцами каждый из них. Дорожи воздуха каплей каждой, дорожи. Ты не научилась чем-то_ кем-то дорожить. Это чужое. Теряй сознание медленно, смотри, как растворяется жизнь в черноте непроглядной, с каждым мелодичным эхом его слов в твоей голове. Падай. Падай на холодный пол, ощущай всем своим телом, как он щадит тебя, замолкая и руша  изящные попытки твоего убийства. Не поднимайся. Не поднимайся, ты упала уже давно. Слушай его слова, слушай их снова и снова. Запись  чудесную в голове своей крути и наслаждайся ими в последний раз. Задыхайся. Не дыши. Ты потеряла мир, ты даже не поднимай своего взгляда. Пустого_ потерянного_ дерзкого_ гордого_ виноватого. Никакого не надо. Понимающего разве. Искреннего. Не поднимай, не режь своими глазами серыми реальность на части. Не режь, и без этого плохо. И без этого противно слышать, как мир трещит по швам, позволяя ниткам шелковым разрываться навсегда_ навечно. И это уже не исправить. Поздно. Безвозвратно. Потеряно. Смирись, детка.
- Рассказать тебе? – хриплым голос рушу собственную пытку, рушу безвозвратно, в этом я мастер. Рассказать тебе? В глазах полотном прозрачным замерзают бессмысленные слезы, как зимой узоры на стекле тонком. Рассказать тебе, как топтала нашу любовь на чужих простынях? Как сжимала тонкую ткань истерзанную и шептала кому-то «Хочу»? Как дарила кому-то твои поцелуи, срываясь  на сдержанный стон и ликование где-то там внутри? Как шептал что-то кому-то, что прежде шептала тебе? Рассказать тебе все? Рассказать все сейчас? Не понимаю тебя, не хочу понимать. Не хочу слышать, но слышала уже. Не хочу жить твоим молчанием и издевательским ожиданием, что разукрашено изящной кистью краской спокойствия по этой бездушной комнате с трепыхающимся ветром у распахнутого окна. – Рассказать, как собирала холодные простыни на его постели? Как ловила каждый его вдох или выдох? Как горячим шепотом умоляла снова и снова? Какого цвета его глаза? Карие. Как он называл меня? Мег. Сколько все продолжалось? Я не следила за часами, я даже не помню, были они в комнате или нет! – срываясь на хрип, повышая на шепот. Слово за словом, каждое из них как гвоздь. Как гвоздь, что я лихо вбивала одним за одним в крышку гроба, в котором хоронила разбитую жизнь с  мертвым чувством любви. Убивала ведь каждым словом. Убивала себя, втаптывала в грязь тебя. Делала это, хотя знала, что нельзя. Смотрела на себя, будто бы из-за толстой стеклянной стенки. Кричала, билась, умоляла, рыдала. Не слышала саму себя. И снова и снова, бросая ядовитый шепотом змеиный, кусая больно словами и впрыскивая в кровь алую яд, порцию за порцией. Ведь проще было бы разодрать кожу и плоть ногтями, вытащить сердце трепыхающееся и сжать его сильными пальцами, выжимая все вместе с кровью теплой, как воду из бесполезной тряпки. Получить последнюю каплю, последний ощутимый запах в воздухе и слабый отголосок мольбы собственной – и выбросить. Куда-нибудь, ведь теперь уже не нужно, не важно.
- Рассказать тебе еще что-нибудь? – готова была врать еще, готова была добивать лишь словами, не поднимая взгляда своего изруганного. Словами, словами, звуками проклятыми растирать себя в порошок, чтобы потом развеять по холодному ветру. Большего не достойна, для большего не была рождена. Задыхайся, чувствуй снова нехватку жизни. Чувствуй не проходящее желание раствориться в   грязи, что вылила сейчас. Чувствуй, как шум на улице стихает, словно все хотели сейчас лишь слышать тебя и твои слова губительные. Узнай эту тишину, в которой сердце яростно кричит о том, что ты беспощадная убийца. Задыхайся, задыхайся. Забудь о жизни, прими в расчет лишь существование возможное. Забудь о жизни, ты вернешь ее себе не скоро. Нет его, нет любви, нет жизни. Зачем тебе дышать? Задыхайся, девочка, задыхайся. Ты сама вынесла себе этот приговор, однажды ответив улыбкой на чужую улыбку.

+1

8

Hurts – Devotion

В очередной раз его, кажется, не слышат, легче уж было бы пообщаться со стеной, результат считайте тот же что сейчас и здесь. Нет, так действительно нельзя, больше нельзя, ни минуты в этом доме, ни минуты рядом с ней. Да гори оно все синим пламенем, пора, наконец, начать зажить и для себя. А отец должен понять, просто обязан, если сын ему дороже, то тот явно все поймет. Сам ведь с его погибшей матерью жил в любви и согласии, по крайней мере, до развода так было. А у него здесь нет ничего, абсолютно ничего. И даже внутри пусто, при взгляде на жену ноль эмоций или чувств, совершенно равнодушие, что заставляет его задыхаться изнутри. Как? Скажите как жить дальше под одной крышей с человеком к которому не питаешь абсолютно никаких чувств. Да и о боже, о каких тут чувствах может идти речь? Совершенно чужие друг другу люди, так было есть и будет. Они никогда не смогут достучаться друг друга, как бы даже не старались, как бы не пытались пробить эту глухую стену что с каждым последующим словом, с каждой минутой лишь возрастала и становилось выше и выше. Хотя уже действительно ведь, похоже, что и не имеет смысла что-то менять, все уже и так рухнуло, причем рухнуло все именно в тот момент, когда родители этим двум сообщили, что им придется пожениться, что придется целый год прожить в этом фиктивном браке. А смысл? Смысл жить в нем целый год если уже сейчас ситуация лишь усугублялась. Странно, даже как-то что парень раньше это не столь замечал, а в данный момент будто осенило. Все рухнуло, и никто даже не попытался сохранить хоть какую-то частичку в отношениях, ведь все вокруг понимали, что это никому не будет нужно, что все это лишь игра, красивая игра на публику и не более того. Но все равно как-то неприятно осознавать, что все идет именно так, а не как-то по-другому. Хотя к тому самому другому они ведь не приложили никаких усилий, все спустили на тормоза как говорится, после же эти самые тормоза сломались, и все полетело напрочь к чертовой матери. И сейчас-то уже действительно все слишком поздно, теперь остается лишь оборачиваясь видеть руины, что они сотворили собственными же руками, они оба за это время понесли слишком много потерь, слишком много. А еще ведь отравляют жизни друг друга, вместо того что бы разойтись треплют себе нервы, вечно воюю. Но все равно в глубине себя понимают, что эта война их война меж собой ни к чему не приводит, тем самым лишь еще больше отдаляются, закрываются, не желая принимать каких-то отчаянных поступков или тем более действий. Уперлись в ту самую глухую стену, и не желают слышать, не желают ничего слышать. Как же все по-детски глупо, как же все это абсурдно, вроде бы взрослые уже люди, а ведут себя хуже детей, намного хуже. А сейчас еще ее дальнейшие слова, словно на Вика вылили ведро ледяной воды, словно дали пощечину, и нет, даже не то. Ее слова, сказанные, сейчас были действительно гадкими, даже слушать их не хотелось. И это вовсе не ревность, уж поверьте, это скорее отвращение, именно, отвращение к девушке стоящей напротив. И она еще зовется его женой, как мерзко и противно. Теперь Эскобара действительно уже здесь рядом с ничего не держит. Совсем ничего, ее слова лишь еще более отдалили парня от нее.
- Меня не интересуют подробности, поверь. И ты права, мне наплевать, просто наплевать и все.- Он лишь вновь усмехнулся, не сумев подавить смешок, что все же вырвался наружу. Он так и не понял, чего она хотела добиться своими высказанными словами ему прямо в лицо. Хотела, что бы парень разозлился и начал ревновать? Но это совершенный абсурд, Магда ведь прекрасно понимает, что он не станет этого делать ни при каких обстоятельствах, тем более уж по отношению к ней таких чувств и эмоций даже и быть не могло. Его совершенно не интересует с кем, когда и как она там изменят ему, ее право, парень ведь ей сказал, что не держит, пусть делает что ее душе угодно. Но зачем это говорить? Хотела задеть? Ну что же, нужно признаться в какой-то степени это получилось. Хотя скорее это было чувство отвращения к этому человеку, если раньше он ничего не испытывал по отношению к ней то сейчас тем более. Вот так запросто она взяла и даже последние остатки какого-то чисто человеческого уважения растоптала. Потом еще скажет, что виноват во всем Виктор. Только он своей вины тут и в помине не видел, не парень ей высказал, прямо в глаза как кого-то там поимел на стороне. И знаете лучше бы, наверное, поимел, ей Богу было бы легче и проще.
- Кстати, с одной стороны хорошо, что ты мне все рассказала. Теперь у меня будет повод собрать вещи и действительно съехать, ведь оставаться и жить в доме под одной крышей с тобой и дальше у меня нет никакого желания.- Парень внимательно посмотрел на девушку, но кажется, прибывала в каком-то своем мире. И не удивительно будет, даже если она не услышит в очередной раз его слов, решив просто их пропустить мимо ушей. Уже неважно, слова тут уже явно лишние, он просто не желает больше ничего слышать. По крайней мере, от нее не хочется слышать больше ничего. Да и девушка, кажется, уже все, что хотела ему высказала. И услышанного для Эскобара вполне достаточно, продолжения этого абсурда шоу ему не хотелось. Спасибо всем за внимание, все свободны. Развернувшись, парень медленно стал подниматься по лестнице на второй этаж в свою комнату. Все слова были сказаны, есть ли смысл продолжать все это? Она сказал, все что хотела, он тоже высказался. Неважно даже что возможно они и не услышали друг друга, в который раз. Зато внутри, по крайней мере, у него остался неприятный осадок от ее слов, ведь такого отношения к своей персоне и уж тем более со стороны жены парень явно ничем не заслужил. В данный момент она пала в его глазах еще ниже, можно сказать и вовсе пала совсем низко и теперь его мнение о ней и вовсе изменилось в другую сторону.

+1

9

Люди уходят из твоей_моей_чьей-то жизни – это решено кем-то там наверху, кто-то когда-то сказал, что так будет правильно. Кто-то кого-то бросает и скрывается из жизни бесследно – так тоже было заведено с давних времен все тем же кем-то неизвестным. Кому-то хотелось наблюдать за человеческими страданиями_ отношениями и ошибками, кому-то хотелось бесплатную драму – и кто-то умело играл нами. Сталкивал судьбы, переплетал тонкие нити жизни. Я ушла когда-то, лишь потому, что захотела этого внезапно. Захотела уйти и оставить тебя в тишине безмолвной. И ушла, позволив себе жить без тебя, просто жить дальше. И жила, перебирая дни как бесконечные бусины на тонкой нитке, один за другим. Ничего необычного, все как всегда. Я позволила себе жить без тебя, свято веря, что все сделала правильно и теперь нам лучше обоим. Когда я ошиблась? Когда нить эта тонкая порвалась и сотни стеклянных бусин раскатились в разные стороны, когда ты появился здесь, на пороге нашего дома через дни и безмятежные сны. Ты мне не снился, я забыла голос твой. Я думала, что забыла – и думала, что так должно быть все. Легко и просто, логично и невинно. Но логики не было, а жизнь казалась лишь чье-то нелепой уловкой… Дни, бесконечные дни, счет которым я не вела. Дни_без_тебя были проще, но сейчас понимала, что хорошего не было в этой простоте безмятежной. Не было того волнения в крови алой, что сейчас разбегалось по телу, не было того ноющего чувства где-то внутри, что жаждало хотя бы слов, но каждое из них боялось произнести. Не было всего этого клубка противоречивых эмоций и чувств, не было ярких красок в собственных ощущениях… Все было проще, все было  спокойными серыми тонами. Зачем ты здесь? Чтобы дать мне последний шанс почувствовать что-то подобное? Это неправильно, это жестоко. И я была неправа, неужели око за око? Это жестоко, я повторюсь.
      И взглядом теплым я смотрю на тебя, и веду себя, словно так задумано было. Словно кто-то давно готовил этот вечер, словно он не впервые происходил. Будто в привычку вошло вот так легко говорить с тобой, перебирая искренности и откровенности в голове своей и донося их до сведения твоего. На что рассчитывала и чего ждала? Молчи, можешь продолжать меня слушать и нарушать этот сладкий сон своим практически спокойным дыханием. Я научилась его ловить меж своих слов еще тогда – и не забыла до сих пор. Улыбалась, но не тебе. Скрывая теплоту собственного взгляда, смотрела на пустую стену и чувствовала, как сердце обливалось  горячей кровью. Как странно – и холодок по коже дрожью внезапной. Как странно – но момент этот хочу оставить в памяти своей, хочу, чтобы он не кончался, и было вот так же все безмятежно и легко. Почему именно ты можешь одним своим присутствием делать мою жизнь, мое существование… Таким? Дышать собственными вопросами, сладкими ароматами и недосказанностью многочисленных слов. Не стоит  ничего этих слов, не настолько они и важны, чтобы нарушать тепло ласковое. Но волнение накрывает с головой, накрывает совсем, без шанса спастись. Я считала себя взрослой, я считала себя умной. Подделка и фальшь – вот и все мое «взрослая_умная». Они разбиваются о пол и тают, как ледяные кубики кристально чистой воды.
      Попадается на глаза…. Рука замирает, а сердце пытливо выслушивает все доводы. Попадается на глаза, так ведь и было задумано? Каждый должен был поверить в искусственное счастье, что возникло на задворках очередной съемки? Все должны были поверить – и похоже на то, что поверили все. Даже ты. Я скрываю свой всплеск внезапной надежды, что увидел бы ты в глазах. Снова и снова отвожу взгляд, я не хочу быть прочтенной как открытая книга. Я не хочу, я не могу позволить тебе этого, уж пойми меня. Возник внезапно, не хочу, чтобы увидев что-то не то, ты точно так же и скрылся. Как я когда-то, безмолвно и грубо. Не хочу, представляешь? У меня нет прав что-то требовать, у меня нет попытки даже не просьбу. Снова «Раньше» и еще разок. Может, о чем-то другом ты сейчас говоришь, а я чувствую упрек больной, что вонзается острым лезвием в спину. Снова и снова, вскрываю старую рану, тонким слоем соли посыпаю ее и вновь позволю ей ныть и сжигать меня мгновением за мгновением.
    Пожала плечами и выдохнула резко, словно бежала долго-долго, из последних сил и возможностей на существование. Я бежала от собственных воспоминаний, что безудержно, подобно цепным псам, гнались за мной. Все ведь  было тогда хорошо – и я чувствовала, как вина холодными скользкими пальцами берет меня за душу, что трепыхалась подобно испуганной бабочке. Хрупкая и непостижимая для чьего-то ума и рассудка. Задыхалась от того, что сама сейчас ошибалась, задыхалась от того, что дышать бессмысленно было. Кто я? Просто кто-то из твоего прошлого. Кто ты? Отказывалась говорить даже самой себе. Не знала, кто ты для меня, кем ты для меня был тогда, и кто ты сейчас. В этот самый миг. Когда ты близко-близко, ближе чем все предыдущие дни_месяцы. Ты близко – и мне даже позволено чувствовать оттенок легкий твоего привычного_любимого парфюма, что так не любила. Как морщила носик, недовольно кусая губы. Делала так и сейчас, неосознанно, лишь по привычке. – Я не тот человек, для которого непредсказуемость – норма жизни, Виктор. Исключение из правил, как и у многих, - смиренно и без лишних эмоций и чувств. – Сегодня будет ужин, а завтра…. Думай об этом завтра, живи тем, что есть сейчас. И будет проще, - излишне сухо, и может даже острые колкие слова вновь отдалят меня от тебя, тебя от меня, выкопают ров и наполняет его едкой жидкостью. По разные берега, по разные мнение. – Ну, я научилась неплохо готовить, - дрогнувшим голосом пыталась весело произнести я. Весело ли получилось? И спокойствие мое внезапное исчезнет точно так же, как и позволило мне делать все, что делала. Теребила пальцами что-то, что под руку попадалось, переступала с ноги на ногу и испуганно кусала губы. Осторожно, незаметно, но испуганно и обеспокоенно. Зачем ты здесь? Ты ведь мое испытание, которое я обязательно провалю, не выдержу, не вынесу с достоинством. Я проиграю, снова, и гадать_думать тут нечего. Поверь мне, хотя бы раз. Твоя воля, твое мнение, но просто поверь… Я не вижу смысла в том, что  сейчас происходило, во всем. В словах_подарках_действиях. Я не вижу смысла… Но отпускать тебя не хочу. Попалась в собственную ловушку, что строила днями_ночами для кого-то чужого. Попалась в капкан собственных ошибочных мнений и мыслей. Как забавно и глупо.
      Ты, правда, хочешь знать ответ на свой вопрос? Сожму я плотно губы, чтобы запереть странное «Хочу» где-то при себе, где-то в глубине, среди сотен несказанных слов и невыраженных эмоций и чувств. Разливала вино по бокалам так медленно и осторожно, словно  разливала по стеклянным сосудам чью-то бесконечно бесценную жизнь. Дрожала рука – а внутри лопались струны собственного самообладания. Так звонко, противно и больно. И вздрагивают плечи от каждого слова, произнесенного на этой кухне, переполненной ароматами разными, но не словами. Иногда мне хотелось громко закричать, заявить тебе, чтобы молчал ты. Просто молчал, но оставался рядом. Молчал. Но словами ты разрезаешь тишину – и внутри все переворачивается вверх дном. Правда? Удивленный взгляд в твою сторону, дрогнувшие в какой-то странной улыбке губы. Словно окатили ледяной водой, словно выставили на мороз в одном лишь тонком платье. Может… Оно и к лучшему, что не успел? Ведь я не уверена, что было лучше – не успеть или услышать звенящее «Нет». На другое тогда была не способна… Наверное.
     Искрящаяся жидкость в бокале в момент стала неприятной, и бокал резко поставлен на стол. Взгляд потерянный пытался выследить щенка, но он, похоже, уже мирно занимался чем-то своим. Так незаметно и бесшумно. – Неплохую отговорку я придумала, да? – внезапно заявила я. Со взрослыми случается все, да, не спорю. – Только вот мы как-то больше похожи… На подростков, на школьников каких-то, - и спорить с этим было совершенно бессмысленно. Бессмысленно, понимаешь. Я понимала, пойми и ты. Мы взрослые? Скрываемся друг от друга по полгода, а потом появляемся и делаем вид, что жизни прекрасно_чудесно_спокойно. Улыбаемся друг другу в глаза, а внутри пытаемся… пытаюсь, да, я пытаюсь унять и уничтожить все попытки сорваться и поддаться всему тому, что было в собственной душе. Спокойно говорим о том, что было сделано и чего сделано не было, без сожаления или какой-то вины. Мы заигрались в тех, кто расстается и остается друзьями. Я тебе не друг. И не буду им никогда. И ты, видимо, меня понял, ведь  губы коснулись моих и внутри все сдалось окончательно. Без боя и переговоров. Просто все сдалось под напором горячих_любимых губ. И понимала я, как не хватало мне этого, как не хватало. Отвечала тебе, искренне и неумолимо нежно, как когда-то, теперь уже, совсем давно, когда шептала первые люблю_тебя. Забирала твой поцелуй без остатка и не жалела о нем. Отрывалась от губ твоих едва-едва, переводя дыхание и тихим шепотом опаляла твои_свои губы. – Останься со мной, - нет, не на сегодняшний вечер или завтрашнее утро, нет, я этого не хочу, я в этом не нуждаюсь. Не в этом нуждаюсь, не этого хочу. – Насовсем.

+1

10

Red – Lie To Me (Denial)
- - - - - - - -
All your secrets crawl inside
You keep them safe, you let them hide
You've been drinking in your brain
To kill the memories
So close your eyes and let it hurt
The voice inside begins to stir
You're reminded of all you used to be
Can you just turn away and let me go?

Бросаешь в сторону девушки последний взгляд и наконец, разворачиваешься и, поднявшись, к себе в комнату не спеша подходишь к шкафу и начинаешь собирать свои вещи. Смысла оставаться здесь в этом доме рядом с ней больше не было. Он уже не желает разыгрывать эту комедию о семейном счастье и прочем. Неважно что скажут родители, в конце концов это не их жизнь, это не его отцу приходится жить рядом день ото дня с тем человеком к которому он не питает абсолютно никаких чувств. В ушах все еще эхом отдавались последние сказанные Магдаленой слова. Парень пытался их проанализировать, пытался, понять для чего она ему все это высказала. Но в какой-то степени это действительно задело, будучи его женой пусть и лишь на бумаги она изменяла ему, при этом еще и врала, смотря в глаза. Хотя черт, наплевать с кем и когда она там спала, имеет права делать что пожелает. Их ничего не связывает, лишь прихоть родителей, что решили их поженить. Какая же глупость, они двое взрослых людей и не смогли противостоять сему факту, перед которым их поставили. Хотя зная своего отца молодой человек не брался в тот момент с тем даже и спорить и доказывать свою точку зрения. В тот момент проблемы были ни к чему, а вот сейчас Виктор был действительно готов пойти наперекор. Ведь решается его судьба, решается его дальнейшее будущее, в конце концов. В данном случае ему становится жаль и самой девушки, что тоже пала жертвой всех этих обстоятельств. Ей, наверное, во всей это ситуации досталось больше всего. Но что он мог с этим поделать? Скажите что? Можно конечно и дальше притворяться и разыгрывать весь этот спектакль, что у них все отлично, что они счастливы. Но ведь от себя не сбежишь, себя не заставишь в это поверить когда все это лишь дешевый фарс. Поэтому сейчас самым разумным действием казалось то, что бы собрав свои вещи просто уйти. И нет, это далеко не трусость, либо бег от самого себя. Это просто вынужденная мера при всех этих обстоятельствах, которые его окружают уже на протяжении трех месяцев. И парень понимал, что чем дальше они будут, играть на публику то позже это уже может выйти боком им обоим. Поэтому он решился, уйдет, оставит ей этот дом, да что угодно сделает только бы не оставаться здесь и не губить свою жизнь и ее жизнь в том числе. Услышав за своей спиной шаги, закрываешь сумку с вещами и медленно оборачиваешь. На пороге комнаты вновь стоит она, в очередной раз с ее губ срываются какие-то слова, какие-то фразы, но он просто не слышит этого. Лишь берет в руки сумку с вещами и идет в сторону двери, в сторону выхода из комнаты, но девушка стоит посреди прохода и Вик не имеет возможности выйти. Не понимаешь, действительно не понимаешь, что она сейчас пытается доказать. И самое главное для чего? Не легче ли будет просто отпустить? Разве не так? Просто скажи, чего хочешь, скажи. Мы оба просто запутались во всем этом, не знаем, как поступать дальше. И вот уже через мгновенье ощущаешь ее поцелуй на своих губах. И не в силах сейчас ее оттолкнуть, лишь кладешь руки на ее тонкую талию и прижимаешь к себе сильнее так же, не разрывая этого поцелуя. Разум кричит о том, что все это не правильно, что этого не следует делать, но ты уже не слышишь. Возможно, у вас обоих еще есть шанс что-то изменить. Только нужно ли это кому-то? И вспомнит ли о том, что было сейчас и здесь кто-то из вас завтра? Когда она, наконец, отстраняется, от него парень изучающее смотрит в ее сторону пытаясь понять все происходящее. А последующие ее слова и вовсе сбивают с толку. Остаться? Ее ли это слова? Может всего лишь сиюминутный порыв, да, скорее всего именно он самый. Все три месяца они живут как чужие друг другу люди, редко когда даже приветствуют друг друга. Такой поворот событий явно сбивает с толку, просто стоишь перед ней с удивленным взглядом и не знаешь что ответить. В такой ситуации он еще явно не был раньше, поэтому и пытается подобрать какие-то слова, какие-то фразы, но сложно слишком сложно это сейчас сделать.
- Это что такая неудачная шутка, да?- Наконец решаешь прервать эту затянувшеюся паузу. Вопрос, наверное, звучит глупо, но все же Эскобар просто не знает, что тут еще сказать. Действительно все это было похоже на какую-то очередную подставу, еще минуту назад его же жена ему в чуть ли не подробностях рассказывала, как изменяет, а сейчас уже просит остаться с ней, просит не уходить. Ну, где же здесь, правда? Где же здесь та самая тонкая грань между выдумкой и реальностью? Может ли парень действительно повериться в сказанные ею сейчас слова? Ощущение того, что все это нереально и что все это лишь действительно такая уловка с ее стороны никак не хотело его отпускать. И ведь правда слишком сложно доверится тому человеку, который противоречит себе сам. А в данный момент Магда действительно очень противоречила себе, и наверное, это и отталкивало. Будь бы у них другая ситуация, он бы ей может и поверил даже. Ну а так... так просто не верит. Не хочется верить в эти пустые слова, которые она говорит ему, наверняка в очередной раз лжет. Пройдя в сторону окна, Виктор открывает то настежь и делает глубокий вдох прохладного воздуха.
- Думаешь, что после предыдущих сказанных тобою слов я поверю в эти?- Стоя спиной к девушке в полголоса проговаривает он и усмехается. А в голове по-прежнему звучит это не верю, не верю. Только если не верит, то почему же не забрал вещи и просто не ушел? Да, это явно главный вопрос сейчас. Возможно, отчасти и верит, но доверие в его понимание штука та, которую нужно еще и заслужить, особенно его доверие. И тем более парень ее совсем не знает, не смотря даже на то, что она вот уже на протяжении нескольких месяцев именуется его законной женой.

0

11

И хотелось мне  лишь спросить негромко у кого-то – для чего все это? Зачем  являться так внезапно, зачем присутствием своим заставлять оживать воспоминания такими яркими красками, такими острыми ощущениями. Зачем ты мне даешь надежду хоть на что-то каждым словом, что срывалось с губ, и теплыми объятиями, и сладким поцелуем, что по-прежнему обжигал алые губы. Зачем все это? Лишь для того, чтобы все потом забрать и вновь оставить в пустоте? Я помню, я ведь сделала когда-то так сама. Сказала  и ушла. Я рвала небрежно все тогда, оставляя лишь разочарование и больше ничего. И так боялась этого сейчас. И каялась в ошибках собственных, но мысленно.  Молчала я, дарила нам обоим тишину, что, как известно, красноречивее множества слов. И обнимаю я тебя, скрепляя пальцы тонкие в замок, словно говоря тебе назойливо «Не отпущу тебя. Никогда. Никуда». Не отпущу, ведь я серьезно. Не отпущу, останься. И может быть, все это так по-детски, наивно и бесполезно, наверное. Но… Останься, я никогда_ никого не просила об этом так_ настолько прямо.
      «Поверю в эти?...». Поверю в эти?… что? К чему  слова, к чему такие паузы? И внутри все замирает осенним первым холодом. И чувствуешь_ знаешь ли об этом ты? А я не знала и даже не пыталась вникнуть в суть вещей. В душе у меня все напряглось подобно тоненькой струне, что  натянули до предела, что лопнуть бы вот-вот готова. Рука не дрогнет, объятия не ослабнут. Ты же помнишь? Не отпущу_ никогда_ никуда. Упрямо буду повторять и все равно, что мысленно. Увидишь и поймешь в глазах, во взгляде. Я не поверю, что позабыл все привычки, упрямые привычки, что говорят без слов о том, что есть. Хочешь – и сердце лихо в пляс пускается, а на губах играет вновь улыбка. Одними лишь словами_ паузами ты так играешь моими страхами и опасениями, ты заставляешь умирать – и даришь вновь надежду_ смысл. Ну почему все для меня – лишь ты? И кто решил когда-то именно так, и кто испортил все тогда, вложив те_ самые слова в уста мои. И разбиваться вновь о  бесконечное количество вопросов. И забывать о них, пытаясь вслушаться в слова твои. Ты говоришь о нашем «навсегда», что вчера еще было чем-то невозможным_ нереальным. А сейчас… Дышать и жить именно этой надеждой, что снизошла  случайно откуда-то.
      Что есть все это «навсегда»? Навсегда… Тогда мечтала о чем-то, строила планы и жила неведомым идеальным будущим, которое когда-то построила в собственной головке и тщательно претворяла его в жизнь, заведомо разваливая саму эту реальную жизнь. Навсегда… Что есть это сейчас? Что говорили все мои желания, что говорил мой разум и стремления? Навсегда.  Я не могла найти того, кто смог бы стать тем человеком, просить от которого этого «навсегда» могла. И почему? Они – не ты. Я ошибалась в людях, впускала их в жизнь_судьбу, надеясь лишь на то, что это правильно. Ошибалась, ведь ошибалась – и признаю сейчас все это. Я дарила жизнь свою не тем, но понимала только лишь теперь. Я ждала кого-то, в ком искала что-то свое_ родное_ близкое. Искала в них тебя.  Как нелепо. Искала то, от чего добровольно отказалась. Уткнуться потерянно носом в плечо твое  и  аккуратно сжать пальцами ткань твоей одежды. Хотела бы сказать вслух снова «мой». То слово, которое по-своему сладко на вкус, которое произносить готова вновь и вновь. Не упрямься, ну позабудь ты на какое-то мгновение те воспоминания, что ничего хорошего не несли с собой. Ведь я_ты сейчас здесь… И ощущение на миг воссоздалось того, что не было  и вечера того, и этих месяцев. Ну, ведь тебе тоже кажется все именно так. И может быть лишь нужно сделать шаг, чтобы позволить этому остаться насовсем. И снова это слово, что  непреднамеренно возникало вновь и вновь. Насовсем.
      - Не шучу, - упрямо прошепчу и подниму свой взгляд на тебя. – Я… Я достаточно поумнела, чтобы больше не совершать такие ошибки, -  говорила что-то, да, несомненно. Лишь для того, чтобы не  удерживать эта паузу, что скрежетом отдавалась в ушах и пытливо истязала  своим ожиданием. Я не совершу ошибку эту, да. Я не позволю больше сказать, что мне нужно с тобой расстаться. Просто всего один шаг, тот самый. Еще один шанс. Не исправить все, нет, не надо ничего исправлять_ забывать. Надо жить с тем, что уже случилось, жить с тем непониманием и прочими не самыми приятными чувствами. Надо помнить это лишь для того, чтобы не позволять подобному случаться вновь.  Просто шанс_ возможность прожить еще снова что-то, что уже было и что забывать именно теперь так не хотелось. Просто прожить снова – и просто почувствовать себя счастливой. Ведь была тогда счастлива. И даже сейчас, когда всего лишь рядом – это трепетное чувство_ ощущение теплится в душе, где-то в самом сердце, скрытое от всех. – Навсегда – это навсегда, - логичнее ответа я еще наверное не слышала, и уж тем более не произносила. Но  зачем мне логика сейчас? Логичной_ правильной_ серьезной сложно все же оставаться в твоих объятиях, от которых каждая клеточка тела тоскливо обвиняла меня в том, что я по своей неизвестной прихоти лишила себя этого на целые месяцы. И прятать улыбку внезапную от тебя, скорее просто по привычке, ведь прятала ее от многих в последние недели.
      Разговор не окончен, точно так же, как и не допито вино в собственном бокале. Но голова кружится не от ароматного напитка алого цвета, а от былых воспоминания и прежних чувств, что охватили с новой силой и желанием. Где-то залаял щенок, который стал требовать и к себе внимания. Почувствовать, как его лапки и ноготки царапают ногу, требуя того, чтобы хозяйка взяла его на руки и любя потрепала за ухом. Но было не до этого, и пушистый комок не удостоился ничего, кроме легкого смешка и мимолетного взгляда. Наверное, всего лишь маленькое предательство по отношению к чудесному созданию, но тот явно недовольно фыркнув, умчался покорять неизведанные территории дома. И пусть он делает, что хочет. Слова упрямо застывают на губах, а взгляд теряется в глазах твоих все снова и снова. Растворяется и забывается, как неожиданно и как предсказуемо. Противоречия давно перетопились во что-то правильное, давно впитались в кровь и стали жизненной привычкой. Витавшее волнение и напряжение в воздухе, переполненном внезапными порывами и ароматами, давно стали чем-то необходимым, подобно опьяняющему кислороду. Мы ждали будто бы чего-то, когда сорвется кто-то первым. Просто чтобы руку протянуть и снова притянуть к себе.  Я даже не знаю, как реагировать. Я могла ждать от тебя всего. Хорошего_ плохого. Я была готова бы ко всему, и пусть, не все смогла бы я принять. Но слово за словом,   и беглый взгляд, и сбитое дыхание. И сердце как-то больно замирает, словно  давая убедиться в том, что все действительно наяву, что мне не снится или просто кажется. Больно… Действительно внезапно, и удивление в глазах моих, и легкое непонимание. И хочется переспросить  едва слышно, действительно ли слышала я то, что ты сейчас сказал. Действительно ли так все? Или… Как слишком много моей не_веры в происходящее.
      - Я… - с каким-то странным ощущением, с какой-то нетерпимой дрожью в голосе, будто бы своих же слов боялась, произнесла сейчас. И руки освободила из твоих ладоней, опуская их бессильно и безвольно. И пристально смотрю я на тебя, изучая взглядом. Искала я подвох? Зачем же столько недоверия. А может просто удивление, что переросло в какой-то легкий шок. Ведь я просила тебя остаться. И все так просто, что просто задыхаюсь от этих ощущений, таких пленительных и небывалых. И будто я взлечу сейчас – и голова кружится от какого-то переизбытка чувств. И вряд ли ты сейчас догадываешься, что внутри творится у меня. Я совсем еще сама не поняла этих сумасшедших эмоций и мыслей, что сбивали с ног и опрокидывали практически в буквальном смысле. В мгновение внезапное я лишь обниму тебя, обвивая руками своими твою шею, и закиваю головой. – Я люблю тебя, - прошепчу так тихо-тихо, едва заметно_ слышно тебе на ухо, словно опасаюсь, что кто-нибудь услышит. А ведь хочу всего навсего, чтобы это слышал ты. И пусть, поблизости нет никого. Пусть, мне все равно. Успокою безумное сердце, что громко, что так неуемно  быстро бьется в собственной груди. И оторвусь от тебя на какое-то мгновение. Нужно ли мое согласие? Моя жизнь изменилась когда-то всего лишь из-за трех слов. Одни я уже произнесла, как можно просить больше? – Да, поверь мне, - а может быть и впрямь, может быть, просто не было всех тех  месяцев? Может все лишь сон кошмарный, от которого очнуться мы смогли? И еле сдерживаю улыбку, сама не знаю почему. Все-таки мой, да.

+1

12

Bruno Mars – Grenade
- - - - - - - -
If my body was on fire
You would watch me burn down in flames
You said you loved me, you're a liar
Cause you never ever ever did, baby

Она говорит «Поверь», а он отчетливо в своей голове слышит «Не смей верить». Говорит что любит, а ты в ответ лишь сладко усмехаешься. Сложно поверить ей, ведь вы чужие, по крайней мере, для тебя она далекая, чужая. Эти мысли не столь легко изменить, она не твоя, она не для тебя, ты ее не любишь. А если не любишь, то сможешь ли когда-то полюбить? Сможешь ли дать ей то, о чем она мечтает? Эти слова, сказанные, ею никак не зацепили тебя, совершенно. Казалось бы, и говорит девушка все это в данный момент вроде и искренне. Тогда почему внутри ничего не дрогнуло? Просто-то время что вы были вместе, его для тебя самого словно и не существовало. Безысходность во всей этой ситуации лишь нарастала, они с Магдаленой никогда не смогут понять друг друга, никогда не смогут найти общий язык. По крайней мере, ему казалось сейчас именно так. И даже сейчас она пытается каким-то образом до него достучаться, он же в свою очередь намеренно делает вид, что ее игнорирует, что не слышит. А может просто не хочет слушать? Зачем ему все это нужно скажите? Для чего? В чем, черт возьми, смысл всего этого? Они ведь все разойдутся как в море корабли, это было более чем ясно. Так зачем же им узнавать друг друга лучше? На протяжении всего времени, он никогда и никого не пускал к себе в душу, тщательно прячась, каждый день под разными масками. Самым главным для мужчины было так это не выдать себя настоящего, но кажется, он уже за все эти долгие годы примерил на себя столько многочисленных масок, что потерял ту единственную, ту свою настоящую. Просто частица его настоящего была уже давным-давно утеряна. И тем более ни одной женщине он не позволял подойти к себе ближе, чем на расстоянии вытянутой руки. Просто может даже внутри себя боялся, что ему смогут причинить боль. С него уже хватило все того, что он и так переживал за эти годы жизни. Но... не можешь, не имеешь права в данный момент сделать больно кому-то другому, ведь этот человек ничем не заслужил плохого отношения к себе. И эти ее слова, как после них можно взять развернутся и просто уйти? Но как поступить если внутри к этому человеку не испытываешь никак чувств? Обманывать ее и самого себя? Мысли, сколько же много их сейчас в твоей голове. Они не дают покоя, каждая из них краше другой. Дабы заглушить эти противоречивые мысли в своей голове, притягиваешь девушке к себе и накрываешь ее губы поцелуем. Руки начинают путаться в тонкой ткани кофты, после в рассыпанных на его груди волосах девушки, когда он стягивает мешающую вещь через голову и бросает прочь. Рот усердно продолжает работать с ее губками, изредка отвлекаясь, дабы втянуть жизненно необходимый глоток воздуха, коснуться поцелует плеча, изгиба шеи. Опять в нос ударяет знакомый запах, который нельзя воспринимать здраво, который продолжает разжигать огонь желания. Ее запах. Медленно язык скользит по шее, обхватывая губами каждый сантиметр нежной кожи и продвигаясь все ниже, еще ниже. К хрупкому плечику, задевает узкую ленту бюстгальтера, который по непонятным мужчине причинам все еще находился на девушке. Пальцы нервно забегали по спине, в попытках найти застежку и освободиться от следующей детали сего одеяния. Сейчас он прижимал ее к себе и будто даже боялся, что она исчезнет, боялся, что она может просто раствориться и все это безумие закончиться. Губы коснулись обнаженной груди, торопливый шаг Вика в сторону заставил девушку споткнуться о край кровать и упасть на смятую простыню. Его словно кидало из крайности в крайность, в голове все мысли будто слились воедино и в данный момент там царил настоящий беспорядок, который он был не в силах остановить, может позже, но не сейчас, нет, сейчас он был полностью в плену своих желаний и чувств. Нависнув над ней, парень ласкающе провел руками по её телу, после по бедрам, все так же, не переставая целовать ее пухлых и таких сладких губ. Все мысли, что было, ранее в его голове напрочь испарились, сейчас он был слишком увлечен моментом, от которого явно получал удовольствие. А все что происходило, вокруг их двоих в данный момент уже не имело никакого значения. Об остальном он обязательно подумает, но это будет явно не здесь и не сейчас. На мгновенье, оторвавшись от девушки, он внимательно посмотрел в ее глаза и улыбнулся своей ослепительной улыбкой. Наверное, впервые за долгое время на лице появилась та прежняя улыбка, которой он так часто улыбался, улыбался так особенно лишь одному человеку, когда в голову снова полезли эти мысли о той которой вот уже долгие годы нет с ним рядом, Виктор просто наклонился в сторону шатенки и проведя языком по ее губе страстно ту поцеловал, пальцы зарылись в ее длинные волосы, жадно вдыхая ее аромат и перебирая каждую прядь. Вскоре ему все-таки удалось избавиться от гнетущих мыслей, удалось запрятать воспоминания прошлой жизни в дальний уголок своего сознания, сейчас он поддавался порыву страсти, которая начала его поглощать с новой силой. Хотя в голове мелькнул вопрос, но надолго ли парень сумел избавиться от воспоминаний, что часто мелькали в его голове? Но, по крайней мере, в этот момент он сможет, наконец, забыться, сможет не думать обо всех тех проблемах что подстерегают в повседневной жизни, которая начинается за порогом этого дома.

+1

13

Я чувствую как трепещет твое тело, как твое сердце бьется быстро-быстро, как ты трепещешь то ли от желания, то ли от ярости, а скорее всего от смеси, от букета этих чувств, которые охватывают тебя и все больше и больше затягивают в свои сети. Мои глаза закрыты, мое дыхание сбилось, я чувствую вкус твоих губ и начинаю пьянеть от этого. Резкое движение. Разворот. Я дрогнула от твоего прикосновения, собираясь отвести плечо в сторону, но быстро передумала, когда ты обнял меня. Я устало прикрыла глаза, гася в себе очередную слабую попытку слез, прорваться наружу. Если бы он ты не сделал, я скорее упала бы сама обессилившая и обезумевшая от своего малодушия, от нахлынувших чувств, приводивших меня в замешательство. Это было наслаждение – снова понимать и ощущать, что ты рядом. В твоих сильных объятьях я сразу забыла обо всех своих тревогах. Я слушала стук твоего сердца, замедлив свое дыхание. В безопасности твоих объятий я почти верила, что все прекрасно и что у нас есть будущее. Как же я буду жить без него? Как буду дышать? И как долго мне придется ждать смерти, чтобы, наконец, стать свободной?
Я мгновенно решила для себя, что если у нас есть только это время, я обязательно постараюсь сейчас запомнить каждую пережитую деталь этого вечера. Вобрать в свое сердце, чтобы воскрешать этот чудесный миг в памяти, когда все это закончится. А это неприменно закончится. Тебя, наверное, уже ищет кто-то. Я совсем забыла о времени и об ответственности. Сколько сейчас на часах? Я молчала. Спокойный, бархатистый голос твой ласкал слух, забирая из меня посторонние мысли. Я хотела сейчас вспомнить о своих обязательствах, но никак не могла. Ты все еще прикасался ко мне, убирая остатки слез, которые не успели упасть на пол. Я бездумно следовала за твоими движениями, поворачиваясь к тебе лицом. Я едва заметно надкусила губы, когда мои распушенные волосы коснулись твоих плеч. Я наблюдала за тобой, боясь рискнуть, сказав, что тоже не понимаешь, что мне было нужно сейчас. Чтобы я осталась или поступила благоразумно для вас обоих и ушла.
Твое признание обожгло мне сердце, словно его бросили в кипящую лаву. Только выгорело не оно, а разум. Вся моя мудрость и осторожность покинули меня, уступая место простой женщине, которая хотела любить и быть любимой. – Я люблю тебя. – Сказала я на одном дыхании. Я верила тебе. Я услышала себя.
Я больше не могла терпеть тяжесть его взгляда и лепет своего желания, перераставшего в жизненно необходимую потребность. Я подалась вперед, поднявшись на носочки, накрывая твои губы своими для поцелуя. Руки обвили твою шею, и я перестала дышать. Все что требовалось от меня сейчас, так это прожить долгую и счастливую жизнь. Я бережно усилила напор, давая тебе возможность обнять себя крепче, а сама тем временем запустила пальцы в твои волосы. Тепло твоего тела передалось мне через поцелуй. Я надеялась, что вместе с тобой заберу и все то, от чего страдало твое сердце. Я не ожидала от себя такой страсти, такого грубого порыва, но только так я могла вознаградить себя и тебя за ожидание, только так я могла насытиться тобой. Я таяла от твоих ласк. Весь мир утратил для меня значение, стал серым. Пытаясь восстановить слабое дыхание, я едва понимала, кто я сама такая. Разве я вообще существовала когда-либо в отдельности от тебя? Я лишь отнятая часть твоей жизни.
Мысли вдруг стали двигать в одном направлении. Вытягивая их по отдельности из общей массы, я только и различала в них разные оттенки своего желания и связанной с ним тоски. Я скучала по тебе. Сейчас прикасаясь к тебе и чувствуя ответ, я осознала, насколько бездонной была моя тяга к тебе. Мне не хватит всего времени мира, чтобы утолить эту жажду. Я отстранилась, не дав себе вновь коснуться его губ. Я обессилено скользнула кончиками пальцев по твоей щеке, внимательно изучая идеальные черты твоего лица. Я не знала, какие они на ощупь и сейчас торопливо пыталась заполнить этот пробел знаний. Я остановилась только на твоих губах и улыбнулась. С ними я уже успела познакомиться. Мне нравилось все, что могли уловить мои осторожные прикосновения. – Я больше не исчезну из твоей жизни. Я просто не смогу. Я хочу, чтобы ты всегда был рядом.
Я быстро поцеловала тебя, чтобы ты ощутил мои слова на вкус, и опустила руки. После чего повернулась к тебе спиной и подобрала волосы, пригладив их на одну сторону, чтобы открыть спину и доступ к корсету, что стягивал мою талию, делая ее совершенной. Я ждала, когда ты поможешь мне со шнуровкой и петельками. Я больше не ощущала гнева или страха, только томящее желание. Оно толкало меня к безумству, о котором я боялась даже подумать. Я улыбнулась, когда напряжение в корсете спало, и я смогла сделать глубокий вздох. Следом к моим ногам упало и ожерелье, которое, кстати, мне никогда не нравилось, и сейчас я была благодарна тебе, что ты вовремя избавил меня от него. Я на мгновение закрыла глаза. Прикосновение его губ сначала к моей шее, а затем и к постепенно оголявшейся спине, вызвало потребность  вновь припасть к губам твоим и целовать тебя так, чтобы закружилась голова. Но я лишь оттянула этот сладостный момент, поворачиваясь к тебе и одновременно отступая немного назад. Потянув за рукава платья, я стянула его вниз и, когда оно коснулась пола, без тени сомнения  перешагнула его, чтобы снова выпросить у тебя очередной губительный поцелуй. Так я собиралась утолить голод своего пылающего тела.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » i hate everything about you