В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you lose - you die


you lose - you die

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники:
Дэн и Бри

Время:
середина октября

Место:
госпиталь имени святого Патрика и этим все сказано


http://s1.uploads.ru/3wiR5.gif

+1

2

Холод больничных стен пронизывает насквозь, до мурашек. Я поежилась и бросила взгляд на чуть приоткрытую дверь, из за которой выбивался тонкий луч коридорной лампы. Молочный свет мягок к моим глазам. Это реально? У меня болит горло. Такое чувство, что пищевод растерзала стая голодных котов с помойки. У меня болит голова, она раскалывается надвое, как невезучая тыква в Хэллуин. Да-да, одна из тех, которой не посчастливилось встретиться с бандой агрессивных подростков. Каждая клеточка моего тела ноет, стонет, умоляет. Просит о том, чтобы это закончилось как можно скорее.
Я разговариваю сама с собой. Не вслух, разумеется, а про себя. Туда-сюда шастает полная медсестра, время от времени кидает на меня осуждающие взгляды. А я что? Я ничего. Я уснула на лавочке в парке. Я пила два дня. Я пыталась причинить себе вред. Мне странно сидеть на больничной койке в ожидании Бог знает чего, мне немного стыдно. Я на краю.
- Одевайтесь, - медсестра бросила мне мои вещи, но удаляться из палаты не спешила. Она замерла в дверях и уставилась на меня пытливым взглядом, будто я собиралась придушить себя своими же шортами.
Я, наверное, совсем до чертиков перепилась, раз додумалась выйти из дому в том, в чем обычно сплю. Я не помню. Я ничего не помню, только щемящую боль где-то под ребрами. Я не знала что делать, я не знала куда идти, куда бежать. Мне немного неловко переодеваться в обществе незнакомой мне женщины. Я с трудом поднялась с кровати, каждая мышца моего тела отдавалась ноющей болью в ногах, руках и пояснице. По мне будто танк проехал. Медленно стягивая с себя больничную рубашку, я кое-как натянула легкие шорты и почти невесомую на ощупь майку, а потом еще раз поежилась. Мне холодно. Кто-то открыл окно? Я грею руки между своих коленей и снова жду. Потом опять жду. Здесь даже часов нет. Место без погоды и без времени. У меня даже нет сил на то, чтобы попросить еще один стакан воды. Мне страшно, я боюсь, что меня снова стошнит, а "добрый" доктор запрет меня в этих стенах до следующей весны.
Мутный взгляд уставился в окно. Уже вечер? Или раннее утро? Я не знаю, я не помню. Меня дразнит корявая ветка раскидистого дуба, я смотрю на нее, как завороженная, словно это последнее, что может заинтересовать меня. Ее тонкие пальчики дразнят меня, манят, зовут к себе. Они дрожат на ветру, подобно мне. Разглядываю ее тонкий, почти незримый силуэт. Я засобиралась встать, чтобы разглядеть ветку за окном поближе, но от размышлений меня отвлекла все та же пресловутая медсестра. Она разговаривает со мной, я слышу, как ее губы шевелятся, как она повышает на меня голос, пытаясь достучаться до остатков трезвого разума. Я не хочу с ней разговаривать. Я хочу разговаривать с единственным человеком на этой Земле, но его почему-то до сих пор нет. Он забыл про меня? Я, наверное, очень храбрый человек, раз нашла в себе силы позвонить ему. Вряд ли он захочет видеть меня, разговаривать со мной. Но он мне так нужен.  Я не справлюсь одна, я не хочу закончить в этом доме с серыми стенами.
Его имя – первое, что всплыло в моей голове, когда мне разрешили позвонить. И плевать, что я уходила от ответа и бормотала в трубку что-то невнятное. Плевать. Он единственный, кому я не безразлична. Как жаль, что я поняла это слишком поздно.
Больничная палата угнетает. Удушающих запах медицинских препаратов и больничного постельного белья вызывают во мне новый позыв опустошить желудок. Я морщу лоб и кривлю губы, а затем неспешно выбираюсь из своего временного убежища поближе к людям, а именно в коридор. Пробираюсь туда тихонечко, практически по стеночке.
Госпиталь похож на жужжащий улей, невозможно определить день сейчас или глубокая ночь. Кажется, здесь всегда так немножечко дурдомно. Мимо меня пронеслась парочка врачей, а за ними медсестры - гул в коридоре сразу же стих. Я устроилась на не очень удобном сидении и зажала холодные ладони между коленей. Кручу головой по сторонам, немного теряясь от изобилия присутствующих людей, но они будто не видят меня. Я не расстраиваюсь, я нащупала в маленьком кармашке ключи от дома и вспомнила, что малыш Робин, наверное, скучает по мне. Бог мой, а кто его покормил? Кто с ним поиграл? Должно быть, он таскается по квартире с моей покусанной туфлей и скучает по своей нерадивой хозяйке. Бедное животное, ему так не повезло в этой жизни оказаться именно моим четвероногим питомцем.
- Я ужасна, я ужасна, я ужасна, - тихонечко шепчу себе под нос, облокачиваясь на колени и запуская руки в копну светлых волос.
Я, наверное, очень храбрый человек, раз нашла в себе силы подняться с больничной койки и сделать пару шагов навстречу неизвестному.
Пугающему.

+2

3

Вереница до тошноты однотипных дней вытянулась в две отвратительнейшие недели. Когда ты вдруг понимаешь, что тонешь в подобном пресном существовании, теряя счёт, хочется всё изменить. Исправить, что бы просто почувствовать себя живым. Что угодно, да поострее, иначе возникает непреодолимое желание пустить пулю в люб.
Нет, конечно, ни о каком суициде Дэн и не думал, но внутри у него было так пусто, словно всю радость выкачали и не собираются возвращать. А ведь парень знает, где она хранится, но туда не пускают, не объясняя причин. Просто запретили вход, будто он не подходит по всем грёбанным параметрам. Это чувство буквально пожирает Рэймонда, он сам не свой, пусть он и продолжает всем улыбаться, даже смеяться, но теперь в этих эмоциях нет никакой искренности.
Что удивительно, Дэн умудряется в таком состоянии погрузиться в учёбу, и даже настолько сильно впечатлить одного молодого преподавателя, что тот знакомит его с одним из операторов телеканала «АВС». И через пару дней Рэймонд обзаводится еще и работой. Всё с виду до такой степени хорошо, что с трудом можно поверить в абсолютную апатию человека. Все его действия совершаются рефлекторно, как будто включился режим «автопилот». Словом, полный эмоциональный пиздец.
Когда на экране мобильного высветился городской номер, Дэн и представить не мог, чей голос он может там услышать. На какое-то мгновение он даже не хотел брать трубку, и уже потом он несказанно обрадуется, что всё-таки не передумал.
Рэймонду казалось, он так долго не слышал Бриджет, даже слишком. Но не успел парень и одуматься, как понял, что что-то не так. Голос сбивчивый, словно блондинка готова вот-вот разрыдаться прямо в трубку. И он даже подумал о худшем, ведь звонит она не со своего мобильного. Слава Богу, Бри развеяла самые страшные мысли, сообщив, что она в больнице. Впрочем, и эта новость не сулила ничего хорошего.
Раздумывать времени не было, Рэймонд позаимствовал тачку у однокурсника и тут же поехал в госпиталь. В голове творился такой сумбур, что опасения за Бриджет перемешались с настойчивой мыслью о том, что пора приобрести уже, наконец, собственную машину.
Только перед регистратурой Дэн осознал, что не знает фамилии Бри. И это было настолько нелепо, что парень был готов ебануть себя со всего размаху по лбу. Желательно чем-нибудь металлическим. Пришлось пользоваться имеющимися данными, коих было не так много для описания.
- К вам сегодня поступила блондинка, пару часов назад, - он пытался изобразить что-то жестами, но не вышло. Медсестра сначала сдвинула брови, но когда Рэймонд назвал имя, она всё-таки поняла, о ком говорит парень и назвала номер палаты. Скажу лишь то, что подобную скорость на скользких полах мало кто развивал за всю историю госпиталя.
- Бри, - он остановился еще у палаты посреди коридора, увидев блондинку. Его ноги словно приросли и отказывались отрываться. Она выглядела так, что Рэймонд пересилил эти херовы силы, что держали его и шагнул навстречу девушке.

Отредактировано Danny Raymond (2012-10-22 01:17:40)

+2

4

Туфли. Меня меня прошли туфли. За ними спортивные тапочки и грубые мужские ботинки. Затем опять туфли. Я хлюпала носом и чувствовала себя настоящим ничтожеством, не смея поднять глаза на всех этих людей. Может, следует закрыться в своей палате? Хотя чего  это я - здесь меня никто не ждет. Все, что я помню - мне промывали желудок раз за разом, словно наказывали за беспробудное пьянство и распущенность. Ненавижу врачей. И копов еще ненавижу, да. Как меня добрые люди не сдали первому же патрульному? Я ничего не помню. Не помню что было ДО этого ужасного пробуждения и головной боли. Вот черт, надеюсь, я не натворила глупостей и никого не убила ненароком.
- Почему не в палате?! - откуда-то сверху донесся гневный баритон, я подняла глаза и увидела мужчину в белом халате, а вовсе не того юнца, что возился со мной и моим многострадальным желудком.
- Что? - тихо переспросила я, с трудом пытаясь сфокусировать взгляд на нервном дяде-докторе.
И чего он так завелся? Сижу я тут себе тихонечко, под ногами не мешаюсь, ручки у медсестер не тырю. Даже звука не издаю. Сижу и самокопанием занимаюсь. В палате сплошная скука и мука, а сидя в коридоре у меня не создается впечатление, что я больна. Хотя запах здесь гораздо хуже - пахнет спиртом и ватой, от этого меня снова начинает мутить и я отвожу глаза.
- Почему не в палате?! - более настойчиво переспрашивает врач, я вижу, как венка на его шее начинает дергаться и это не предвещает ничего хорошего. Видимо, у бедняги один из таких вечеров, когда он не выспался, ему поставили ночную смену, а домой приехала никто иная, как "любимая" теща.
- Не знаю, там скучно, - рассеяно ответила я и пожала плечами, снова ежась от непривычно холодного порыва ветра.
Да закройте вы уже эту чертову дверь! Никак не пойму - трясет ли меня от похмелья или от холода. Или от всего сразу. Или потому что выбежала из дому практически в пижамке. Пьяная блонди в пижаме дрыхнет на лавочке в парке - не каждый день такое увидишь, не правда ли? Что бы Вы подумали, увидев подобную картину? Что у нее не все дома? Что ее бросил муж, а любимая собака сбежала? Что попугайчик умер? Нет, все неправильно, все неверно. Она просто устала жить и бороться.
Мне повезло - внимание доктора привлек какой-то изнеможенный старик, который рискнул высунуться и, видимо, хотел либо слиться из палаты по тем же причинам, что и я, либо хотел покончить жизнь самоубийством, утопившись в унитазе мужского туалета. Я снова осталась один на один со своей головной болью и уже такими привычными позывами рвоты. Фу, гадость то какая, давно мне не было так хреново. Даже в тот день, когда я на старости лет отправилась в клуб с молодняком и перепилась до блевотины в очередной раз. Когда это было? На прошлой неделе? А такое чувство, что вчера. Весь месяц превратился в один нескончаемый день. В один нескончаемый праздник, превращающийся в кошмар каждую ночь. Я совсем перестала спать, почти ничего не ем, много молчу и избегаю своих друзей. Вообщем, веду себя не самым должным образом. Как последняя дрянь.
Я слишком сильно запала на Дэна, от мыслей о нем меня не смог отвлечь даже привлекательный парень моего возраста из бара. Я пыталась флиртовать с ним, но у меня ничего не вышло. Он хотел меня, но я не хотела его, перед моим взором стояла одна единственная родная мордочка. Что за черт? Магия? Приворот? Среди нас живут колдуны? Как это называется вообще, когда не хочешь никого другого? Я не знаю, я запуталась и потерялась.
У меня даже нет сил таскаться на работу. Я стала плохо выглядеть, особенно по утрам, совсем осунулась и не представляю никакой ценности для эскорт-агентства. Аня намекает мне на отпуск, буквально выпихивает понежиться под солнышком куда-нибудь на острова, а я лишь удрученно киваю в ответ и принимаю сказанное к сведению.
Нет, я не хочу брать отпуск. Я ничего не хочу. У меня проблемы и так дальше продолжаться не может. Сегодня была последняя капля.
- Бри, - до моего слуха донесся знакомый голос, я всем телом вздрогнула и подняла покрасневшие глаза.
- Ты все таки пришел, - без тени улыбки заявляю я, разглядывая его лицо. - Я думала ты не придешь.
Я снова опустила голову и принялась рассматривать свои ладони.
- На улице холодно? - все так же равнодушно спрашиваю я, не переводя взгляд на Дэна. Боже мой, я так рада, что он приехал. - Отвезешь меня домой? Мне надо собрать вещи.
Давно мне не было так безнадежно страшно и плохо. Так стыдно перед кем-то, кому даже в глаза посмотреть невозможно. Я веду себя как маленький избалованный ребенок - надоела игрушка, выкинула игрушку. Понадобилась снова - достала. Дэн не игрушка. У меня просто больше никого нет и мне не к кому обратиться за помощью.
- Прости, что выдернула тебя так внезапно. Мне больше не к кому обратиться.

+1

5

Чувства накрыли с головой, да так, что еще заставили сердце сделать  сальто-мортале в лучших традициях биологической акробатики. В висках словно долбили отбойным молотком, а температура тела на мгновение поднялась выше всех допустимых норм.
Рэймонд за свои двадцать лет еще ничего подобного не испытывал. Как по отношению к девушке, так и ко всему, что её окружает. Естественно, дело в самой Бриджет, в её жизни, истории. Прежде Дэн с подобным не сталкивался, но если бы у него спросили, хотел бы он повторить это всё, то парень бы, не раздумывая, согласился бы.
Вообще, достаточно сложно описать то, что чувствовал Рэймонд. Такое бывает, когда понимаешь, что реально сходишь с ума от переполняющих тебя эмоций. Парень и сам-то не смог бы этого сделать, но он точно знал, что был по уши влюблён.
Не было дня, что бы Дэн не думал о блондинке, о том, как бы ему сейчас хотелось её увидеть, обнять, поцеловать. А еще парень всё ломал голову, как решить все проблемы, с которыми они столкнулись. Самое смешное, что они были настолько призрачны, что даже объяснить самому себе было сложно, что же всё-таки мешает им двоим видеться? Что заставляет каждого смиренно сидеть на месте, глушить чувства и страдать? Конечно, было несколько существенных причин, спорить с которыми будет сложно, но не просто же так величайшие писатели веками пишут о могущественной силе человеческих  чувств.
Сейчас вдруг Рэймонд понял, как ужасно он соскучился. И, не теряя ни секунды, он подлетел к Бри.
- Я же сказал, что приеду, - отвечает парень, обнимая блондинку. Он прижимает её к себе так сильно, как будто боится, что если отпустит, потеряет навсегда. Он гладит её по волосам, по спине, целует. Эти две недели тут же превратились в вечность, в течение которых расставание было настоящей пыткой.
-  Что? – переспрашивает Рэймонд. Он только сейчас понимает, что Бриджет вся дрожит, и тут же стягивает с себя кофту и укутывает в неё блонди. – Да, пойдём, - кивает парень. Лишних вопросов он не задаёт. Пока. Просто ведёт Бри на выход, не обращая никакого внимания на окружающих.
Раньше у него не было времени подумать, какого чёрта девушка здесь забыла. Но её внешний вид сам за себя, пусть конкретные причины до сих пор оставались призрачными. Обо всем можно будет поговорить позже, главное, не сейчас.
На пути к парковке каждый пытается начать разговор, но выходит паршиво. И так пару раз, пока не становится понятно, что это ни к чему хорошему не приведёт, и остаток пути они идут молча. Уже когда позаимствованная у друга тачка выезжает на дорогу, Рэймонд чётко осознаёт, что больше не может терпеть тишину и ждать, пока Бри расскажет всё сама. Ему невыносима только одна мысль, что в больницу она попала не случайно, что это могли быть те самые парни, которые не так давно «передали привет» через Дэна.
Не зря говорят, что в женщине должна быть загадка, какая-то тайна. Что ж, парень искренне считает, что только не в их случае, потому что из-за той самой недосказанности постоянно возникает столько проблем. Хватит.
- Ты мне расскажешь, что случилось или нет? – спокойно спрашивает Рэймонд, лавируя в потоке машин. Он кидает внимательный взгляд на Бри, а потом снова возвращается к дороге. Приготовившись к любому ответу, парень всё-таки надеется, что получить хоть какую-то информацию.

+2

6

Днем ранее

У меня чешется рука. Я не знаю, почему так происходит, но у меня чешется рука. Противный, противный зуд. Он не дает мне ни малейшего шанса сосредоточиться на мыслях. Я чешу левую руку уже десять минут, совсем не замечаю, как подушечек моих пальцев касается что-то теплое и мокрое.
- Эй, - меня окликнул мужской голос, но я даже ухом не повела. - Блондиночка, а тебе не холодно? - заплетающийся голос трансформировался в какого-то поддатого парня. Его тушка плюхнулась рядом со мной на лавку, но я по прежнему была занята своей рукой. Мне не хотелось разговаривать с тем, кого я не знаю и от кого разит, как от пивной бочки.
Мой пустой, стеклянный взгляд уставился на дерево напротив, я методично раздираю свою левую руку. Медленно, не торопливо, с лицом психически-неуравновешенного убийцы. Картинка из фильма ужасов.
- Блять! - судя по всему, этот лопух протрезвел. - Ты вообще нормальная?
Парень резко вскочил на ноги и поспешил поравняться с кучкой своих поддатых друзей. Обернулся пару раз и что-то шепнул высокому блондину. Интересно, что происходит?
Мне на колено упало что-то горячее. Нет, теплое. То же, что касается моих пальцев. Затем еще раз. Кап-кап. Капли превращаются в тонкую струйку и только это вынуждает меня опустить глаза. Я вижу, что по моей руке, прямо на ноги и колени стекает алая струйка горячей, темно-бордовой крови. Не такой, когда разбиваешь колено об асфальт. А той, что бежит по артериям. Бежит, торопится доставить кислород сердечку. Чтобы я смогла проснуться, вновь начать свой бестолковый день и опять утопиться в алкоголе. Мое лицо не выражает никаких эмоций. Совершенно. Мне не больно. Я не чувствую боли, меня обжигает изнутри только выпитый виски. Мои пальцы мягко входят в растерзанную плоть руки, по щеке сиротливо скатилась слеза. И тут я понимаю, что мне крышка. Потому что начинает чесаться и права рука. Я поддаюсь этому чувству, молча глотая слезы, а мимо меня проходят парочки. Наверное, им в голову приходит мысль "Может, ей нужна помощь?". Но, увидя алые разводы горячей крови на ногах и руках, они отскакивают от меня, словно от прокаженной. Я проиграла.

Госпиталь

- Я же сказал, что приеду, - внутри себя я улыбаюсь, а внешне по прежнему холодна и отстранена. Почему?
Он обнимает меня и мне кажется, что я сейчас заплачу. Дэн всегда трясся надо мной, будто я самая хрупкая, самая важная вещь в его жизни. Постойте, не вещь. Он никогда не заставлял меня думать о том, что я всего лишь вещь, часть красивого интерьера. Он смеялся над моими шутками, с удовольствием уплетал мою стряпню и, когда мы засыпали вдвоем, он бережно обнимал меня. Иногда я отворачивалась к стене или спинке дивана, тогда Дэнни обнимал меня одной рукой и я чувствовала его дыхание где-то в области своего уха. Я прижимала его руку к своей груди так крепко, как только могла. Именно это вселяло в мою душу ощущение невероятного покоя и защищенности. Я спокойно засыпала, не думая ни о чем. Сейчас его объятия другие. Я чувствую страх, неуверенность и невероятное желание обнять меня еще сильнее. Прижать еще крепче. Чтобы я снова смогла спокойно заснуть и не думать ни о чем.
- Да, пойдём, - моих плеч касается мягкая материя, нам нужно идти. Он помогает мне встать, я чувствую себя неловко, ловля на себе пытливые взгляды врачей и посетителей больницы.
Я кутаюсь в его кофту, стараюсь спрятать перебинтованные руки, но подсознание говорит мне, что кота в мешке не утаить. Он видел. Но ничего не знает. Дэн тоже сочтет меня сумасшедшей? Мы выходим на парковку, меня почти сбивает с ног резкий порыв ветра. Я поежилась и нахмурилась, ругая себя за то, что выскочила вчера на улицу в том, в чем обычно сплю. Надо быть такой идиоткой и допиться до чертиков? До галлюцинаций.
Когда машина тронулась с места, я устала отвечать на вопросы односложными фразами и просто молча уставилась в окно. Провожала взглядом дома и улицы, словно прощалась с ними навсегда. Дэн прерывает тишину, я неохотно отрываю взгляд от окна и тяжело вздыхаю. Ох, мой милый, если бы я только могла.
- Ты мне расскажешь, что случилось или нет? - мы едем достаточно быстро, я смотрю перед собой все те же пустым стеклянным взглядом. Сдулась, как шарик на детском празднике.
- Я плохо помню, - наконец произношу после мучительно долгого молчания.
Вранье. У меня было достаточно времени, чтобы восстановить некоторые моменты в памяти, но мне так мерзко и стыдно делиться этим с Дэном. Я неудачница, а он зачем-то до сих пор таскается со мной. Неужели непонятно, что от меня одни сплошные проблемы и разочарования?
- Кажется, я сделала что-то не очень хорошее, - по инерции начинаю чесать перебинтованную руку. На левую все-таки наложили швы и теперь она колко пощипывает. - Прости, я...
Обрываю себя на полу фразе, не в состоянии подобрать и пары нужных слов. Что я должна сказать? Что мне очень жаль? Извиниться? Или оправдаться за отключенный телефон и голосовую почту? Я просто хочу домой. Переодеться и выпить чего-нибудь горячего. Чего-нибудь, что не похоже на ту отвратительную жидкость, которой мне прочищали желудок последние шесть часов. Я еле еле стою на ногах, но аппетита по прежнему нет. Как и желания продолжать свое жалкое существование.

Квартира

Только шатко поднимаясь по ступенькам подъезда, я сообразила, что подвела не только Дэна. Робби! Бедный малыш находится один в квартире со вчерашнего вечера, его даже некому было покормить. Я еще не успела вынуть ключ из замочной скважины, как питомец бросился ко мне, принялся звонко лаять, затем поскуливать и попытаться запрыгнуть на руки. У меня на глаза навернулись слезы. Как я могла забыть об этом пушистом комочке? Никто не сможет позаботиться о нем кроме меня, а я такая безответственная эгоистичная бестолочь. Робби, прости свою нерадивую хозяйку.
- Пушистый, - я опускаюсь на колени рядом с псом, безумие и чувство вины накрывают меня с головой. - Прости, прости меня, я совсем забыла о тебе, - тихонечко шепчу, гладя обеими руками шелковистую шерстку щенка, который вытирается мордой о мои колени. - Прости же меня, прости...
Слезы посыпались градом, я не в силах сдерживать очередной порыв, мне так плохо и больно. Я совсем потерялась.
- С ним надо погулять, - я пытаюсь взять себя в руки и вытираю ладошкой щеки. Слезы удалось остановить, я пытаюсь подняться и ищу глазами поводок. - Как думаешь, он злится на меня? - поднимаю красные от слез глаза на медвежонка и хлюпаю носом. - Робби со вчерашнего вечера ничего не ел. Я идиотка.

+2

7

- Я плохо помню, - наконец произносит Бриджет, которой, кажется, не так уж просто произносить эти слова. Или Дэну так только кажется?
Он честно и совершенно спокойно ждал ответа, не подгоняя девушку, считая это излишним. Они никуда не торопятся, вряд ли блондинка в таком состоянии решится на отчаянные поступки и попросит отвезти её в Мексику. Хотя, если такое вдруг всё-таки произойдет, Рэймонд, не раздумывая, согласится.
Вообще, если хорошенько подумать, парень был готов на многое ради Бриджет. Наверное, даже больше, чем сам предполагал. Новизна чувств, пропитавших всё его тело и разум, открывала неожиданные стороны и качества. Дэн и думать не мог, что может вот так всё бросить и примчаться к девушке, не заботясь о последствиях. Особенно о том, что будет после того, как он отвезёт её домой. Парень вдруг впервые понял, что значит «жить настоящим», когда ты вообще не думаешь о завтрашнем дне, а берёшь от нынешнего всё и по максимуму. Каждый день с Бри был именно таким, что просто не хотелось грузить обоих планами на будущее, а наслаждаться настоящим.
После всего этого сложно вот так взять и стереть человека из своей жизни.
- Кажется, я сделала что-то не очень хорошее, - снова отзывается девушка. Только сейчас Рэймонд замечает бинты на руке. Приходится приложить немалые усилия, что бы отогнать самые плохие мысли о причинах их появления.
Уже на подходе к дому голова Дэна начинает болеть, он слишком много думает о  том, что же всё-таки произошло. И почему Бриджет не спешит рассказать об этом. Но, самое смешное - как бы парень не жаждал узнать, он дико боится того, что может услышать. Что всё плохо, и больше они никогда не увидятся, ведь через три часа у неё самолёт до какой-нибудь европейской страны, если вообще не еще дальше.
- Он разве не.., - удивлённо произносит Рэймонд, закрывая за собой дверь. Стоит ему повернуться и увидеть сидящую на полу Бриджет, которая обнимает щенка и плачет, как парень останавливается на полуслове. Он просто не может поверить в происходящее. Теперь оно кажется ему самым страшным на планете настоящим, которое только может быть. И Дэн вдруг чувствует, что начинает злиться. Да, именно. Потому что искренне считает, что будь он здесь, ничего бы не случилось. Но теперь, когда он рядом, больше такого не допустит.
- Бри, - он поднимает девушку на ноги и берёт её лицо в свои руки. Большими пальцами вытирает слёзы и смотрит прямо в глаза блондинке. – Сходи умойся и ложись, я всё сделаю, - мягко произносит парень, провожая девушку в ванную комнату. Услышав шум льющейся воды, Рэймонд направляется на кухню и наполняет миску Робина специальной едой. Щенок крутится возле его ног, мешая и пытаясь добраться до корма раньше, чем он окажется в миске. – Подожди, дружок, сейчас, - но пёс уже уткнулся мордочкой и наспех поглощает пищу, словно не ел неделю. Что ж, неудивительно, молодой организм, тут всё ясно, да и испугался он, наверное, что остался один на такое время.
Спустя четверть часа, когда Дэн выгулял Робби, они возвращаются домой, и щенок почти сразу, устроившись в гостиной рядом с диваном, засыпает. Рэймонд же направляется на кухню, где орудует какое-то время, а потом направляется в спальню к Бриджет.
- Держи, это чай, - он садится на край кровати и протягивает чашку. Горячий напиток должен помочь успокоиться и расслабиться. – Тебе нужно поспать, - произносит парень, рассматривая блондинку. Нет, сейчас она не в том состоянии, что бы можно было нормально поговорить и всё обсудить. Сначала ей нужно отдохнуть, а он готов ждать сколько потребуется.

Отредактировано Danny Raymond (2012-12-21 23:16:55)

+2

8

Я не понимаю, откуда на меня навалилось это чувство вины и безысходности. Прижимаю к себе малыша Робби и горькие слезы катятся по щекам. Я чувствую себя самой безответственной хозяйкой на свете. Бог мой, я буду отвратительной мамой! Я же могу забыть покормить своего ребенка. Малыш Робби стал мне именно таким ребенком. Я гуляла с ним, кормила, поила, воспитывала, мыла и причесывала каждый вечер. Мы даже вели философские разговоры и куриных крылышках! И он действительно отвечал мне. А теперь я так подвела своего маленького пушистика. У него никого нет кроме меня. Вдруг со мной бы что-нибудь случилось? Даже не хочу думать об этом.
- Бри, - голос Дэна помогает мне вернуться к реальности. - Сходи умойся и ложись, я всё сделаю, - уверенно говорит мой медвежонок, а я беру себя в руки и уверенно киваю головой. Я ему верю.
Чувствую его руки на своих горячих от слез щеках и мне снова хочется плакать. И еще мне очень стыдно, потому что я опять плачу и веду себя как тряпка. Это непростительно для меня. Я же всегда гордилась тем, что такая сильная и независимая. А теперь посмотрите на меня – я плачу и полностью зависима от Дэна. Если он уйдет, то я, наверное, рассыплюсь на тысячу маленьких осколков.
У меня даже нет сил дойти до ванны. Я кладу голову на плечо Дэнни и смиренно иду рядом с ним. Я знаю, что хочу смыть с себя запах больничных простыней, он будто застрял у меня в носу.
- Ты позаботишься о нем? Да? Позаботишься ведь? – не унимаюсь я и немного щурю глаза, когда Дэн включает свет в ванной.
Оставшись один на один с зеркалом и душем, я медленно снимаю с себя одежду и, не особо аккуратничая, бросаю ее прямо на пол. Сейчас мне так плевать на это. Я осекаюсь, когда замечаю бинты на своих руках. Вашу мать, а, и как прикажете с этим душ принимать? Была – не была. На свой страх и риск развязываю чертовы бинты, но очень скоро жалею об этом. Ранки начинают болеть и кровоточить, причиняя мне практически нестерпимую боль. Пришлось по-быстрому вылезать из душа и, завернувшись в полотенце, лететь к аптечке, где я наспех перебинтовала обе руки эластичным бинтом и уже после кое-как переоделась в домашнюю одежду.
Без Дэна и Робби в моей квартире так пусто. И тихо. Очень скоро тишина начинает угнетать меня и я на цыпочках пробираюсь в спальню, хотя в сон меня совершенно не тянет. Что, собственно, удивительно, ведь еще в госпитале меня накачали какими-то успокоительными таблетками. А, еще уколы делали. Фу.
Я не слышала, как хлопнула входная дверь. Я была слишком занята, стоя перед зеркалом в спальне и разглядывая гематомные синяки под ребрами. Прощальный подарок от Ричарда. Что-то вроде маленькой мести стоимостью в три миллиона долларов, которые теперь я должна этому мерзавцу. Сволочь, как он мог? Странно, что в госпитале врачи отчего-то решили, что это сделал какой-нибудь неадекватный мужик на улице, а не мой бывший жених. Я не стала спорить или переубеждать их, я промолчала и со всем согласилась. Да я лучше руку себе укушу, чем обвиню Ричарда в свинском отношении или пожалуюсь на него врачам и властям. Даже когда родители задумчиво разглядывали мои синяки, я отнекивалась и говорила, что ушиблась на тренировке. Отмахивалась. А на самом деле просто Ричи пришел домой в плохом настроении.
- Держи, это чай, - Дэн проходит в спальню, а я торопливо опускаю футболку и ныряю под одеяло. Он не должен знать, что Ричи был здесь три дня назад. Хотя это не сложно вычислить по окуркам в пепельнице, пустой бутылки виски и двум бокалам на кухонном столе. Мой ремень, наверное, все еще валяется на полу, а воспоминания жгут изнутри.
- Спасибо, - сажусь на кровати и принимаю из рук Дэнни чашку, ужасаясь про себя, что руки все еще дрожат. Как у алкоголика. Хотя, постойте, почему как?
- Робби не замерз? – отрешенно спрашиваю я, делая первый глоток приятной жидкости и смотря куда-то перед собой. – Уже холодно, но я еще не купила ему зимний костюмчик. Хотела успеть, пока он еще не подрос. Забыла, наверное.
Я молча пью свой чай, боюсь перевести взгляд на Дэна. Чашка уже наполовину опустела, а я вспоминаю, что мне даже нечем побаловать своего гостя. У меня в квартире только собачья еда и выпивка. А, еще батарея пустых бутылок припрятана.
- Почему ты со мной? – неожиданно прерываю тишину и отрываю чашку от своих губ. Смотрю прямо в глаза парню, на этот раз я действительно не понимаю, почему он все еще рядом, хоть и пытала подобными вопросами ранее. – Ты знаешь обо мне все – мое пьянство, распущенность. Почему ты все еще со мной?
И я искренне не понимаю, что происходит и чем я заслужила подобное счастье в лице, возможно, самого чудесного и преданного человека в своей жизни. А самое в печальное в этой истории то, что я должна от него отказаться, перешагнув через себя в очередной раз.

переоделась

+1

9

- Ты позаботишься о нем? Да? Позаботишься ведь? – спрашивает Бриджет, когда они заходят в ванную комнату.
Ну, в самом деле, что еще может ответить Дэн, кроме как «да»? Он в жизни не станет отказывать дорогому человеку, и уж тем более в подобных вещах. И Рэймонд уже привык, что люди переспрашивают и уточняют, действительно ли парень согласен помочь вот так просто и безвозмездно? Он просто улыбается и кивает, как сейчас, закрывая за собой дверь.
- Пошли, приятель, - хлопнув себя по бедру, Дэн привлекает внимание пса и направляется к выходу, прихватив поводок. Щенок, который, кстати, уже успел подрасти, радостно прискакал, ему два раза повторять не надо, он, завидев в руках Рэймонда поводок, всё понял и оказался у двери раньше, чем парень.
В итоге они гуляют в парке, благо, он не далеко от дома блондинки. Дэн полностью погружен в собственные мысли и не обращает никакого внимания на то, что Робби уже давно готов топать домой и теперь просто скачет вокруг скамейки, на которой в полной задумчивости и сидит парень.
С одной стороны, ему дико хочется узнать, что всё-таки случилось? По какой причине Бриджет оказалась в клинику? Почему она так плохо выглядит, и кто в этом виноват? С другой, услышать ответы стремновато. Рэймонду кажется, что узнай он правду, сделать всё равно ничего не сможет, как бы не хотелось обратного. Господи, да ему всего 20 лет, что он может? Разве что просто быть рядом, как бы романтично и наивно это не звучало.
До квартиры они добираются быстро, а точнее, Дэн просто не замечает, как идет на автомате, продолжая ломать голову размышлениями относительно происходящего.
И я скажу, что это уже порядком подзаёбывает, правда. Всю свою жизнь Рэймонд точно знал, что надо делать, говорить и чувствовать. Всё было чётко и ясно, никаких неопределённостей, намёков и полутонов. И достаточно легко представить, каково ему сейчас.
- Нет, он набегался и вряд ли замёрз, - отвечает парень. – Ещё успеешь, - как-то приветливее отвечает Дэн, пытаясь выдавить улыбку. Впервые получается паршиво. Хотя, под стать настроению. Нет, они должны что-то с этим сделать. И делают, точнее, Бриджет делает, задавая вопрос. Вполне логичный и справедливый. На который есть один ответ, но озвучивать его кажется Рэю весьма сомнительным делом. Никому от этого лучше не станет, проблем он не решит, так зачем всё усложнять?
Он слегка качает головой, поджимая губы, мол, да ладно, как будто ты не знаешь. Впрочем, вся надежда на понимание испаряется, когда Бри повторяет вопрос, но уже уточняя, хм, нюансы. Дэн шумно вдыхает, как будто собирается что-то сказать, но продолжает молчать. Сложно подобрать нужные слова, когда уже готов ответ, который-блять-нельзя-произносить. На мгновение в голове мелькает мысль, что вот же оно, прекрасное объяснение. Ведь он действительно знает и про пьянство, и про распущенность, и все равно с ней. Боже мой, ослеплённый любовью парнишка готов принять девушку такой, какая она есть, но что мешает ей увидеть и осознать всё это?
Рэймонд знает, что как только он откроет рот, будет нести всякую киношную чушь вроде «для этого не нужны причины, просто мне хочется быть рядом», «мне кажется, мы нужны друг другу» и т.п. А теперь, внимание, это самый тупой момент в жизни, когда выбираешь между «я люблю тебя» и «я не знаю».

+1

10

Пустота ходит где-то рядом с одиночеством. Порой мне кажется, что она принимает вполне осязаемую, густую форму и разгуливает в стенах этой маленькой квартирки. Пустота не имеет звука. Поэтому ее выносить совсем не сложно. Гораздо труднее бороться с вязким одиночеством. Всю абсурдность ситуации я могу заметить только тогда, когда остаюсь в этих серых стенах совершенно одна. Тишина не бьет по вискам, но заставляет сердце учащенно биться. Я замерла, сжалась, напряглась всем телом, а глаза...Они рыскают по комнате, будто бы ждут угрозу откуда-то сверху или с левого бока. Чего я жду? Не знаю. Но мне страшно, очень страшно. Мне кажется, что я стала настолько безумна, что у меня вот-вот начнется паническая атака. Дыхание становится невыносимо тяжелым, меня бросает в жар, а затем холод, я знаю, я чувствую, что дверь вот-вот откроется и...
А дальше наступило долгожданное облегчение. Вернулись. Я размеренно выдохнула и ощутила себя на три четверти в безопасности. Мне все еще совестно перед Робином за то, что я оставила бедного малыша на целых два дня в пустой квартире и когда я вспоминаю об этом – на глаза наворачиваются слезы. Мне совестно и перед Дэном, но так не хочется выглядеть в его глазах еще большей размазней. Хотя куда уж хуже?
- Нет, он набегался и вряд ли замёрз.
А ты? А ты не замерз? Как ты себя чувствуешь? Что у тебя на душе? Язык прилип к небу, мне ничего не хочется, даже говорить. Хочется закрыть глаза и утонуть мордочкой в подушке на ближайший год.
- Спасибо, - вот и все, что мне удалось выдавить из себя.
Почему Дэн молчит? Он не знает ответ? Или знает, но не хочет говорить? Может, боится? Ну, знаете, типичные людские страхи и тому подобное. Или он боится меня? О, нет, только не это. Я не хочу.
И, как только я мысленно окрестила себя бездушной злодейкой местного разлива, на меня снизошло озарение. На долю секунды показалось, что я хожу бок о бок с этой странной правдой. От неожиданности у меня перехватило дыхание. Я поднимаю свои округлившиеся от удивления глаза на Дэна, а сердце вновь сжимается в колючий комочек. Ответ, он же вот здесь, на поверхности, только руку протяни.
Я подношу пальцы к губам, все еще не в силах скрыть нахлынувшей волны чувств и эмоций. Комок поперек горла не дает мне возможности произнести и слова, да и какая разница, если я все равно не могу вспомнить ни единой буквы. И все верно – я не доверяю словам, я верю поступкам. Чтобы Дэн сейчас мне не сказал, мое отношение к нему не поменяется, потому что я уже сделала для себя всевозможные выводы. Да, возможно, мне все еще сложно поверить в то, что мой милый медвежонок действует от сердца даже тогда, когда я пропадаю, напиваюсь и умышленно отталкиваю его от себя. Да, мне сложно поверить в то, что он не такое же дерьмо, как и все остальные. Я важна для него. Каждая наша встреча, каждое прикосновение значит для него ровно столько же, сколько и для меня. Я об этом не знаю наверняка, просто чувствую. Сейчас мне хочется обнять его, уткнуться носиком в плечо и почувствовать себя тем беспечным подростком, коим мне так и не удалось побыть. Эту стадию я миновала, вернее, у меня ее попросту украли, выкинув в океан суровой взрослой жизни, где приходилось выживать путем воровства и иногда даже убийства. Неужели это не пугает Дэна? Я убивала и сделала бы это снова. И знаю, что сделаю, если хоть одна мразь вздумает покушаться на спокойствие моих друзей и близких. Меня уже не изменить. Только рядом с этим парнем я чувствую себя чуточку лучше, будто прикасаюсь к чему-то светлому и еще неиспорченному. Я знаю, что должна поставить жирную точку и оторвать от себя эти чувства раз и навсегда, но я просто не могу этого сделать. В чем проблема? Не в первый раз приходится сжимать волю в кулак и действовать так, как нужно, а не так, как хочется, но волей судьбы я поступаю совершенно иначе. Как жаль, что от рождения мне достался мужской ум и женское сердце.
- Дэнни, послушай, - мой голос звучит мягко и непривычно тихо, я беру его руку в свою, стараясь заглушить подступающие слезы.
Так много воспоминаний связано с этим местом. Они приходят ко мне даже через прикосновения руки. Помнишь, как я заболела? О, это была самая кошмарная неделя в моей жизни! Я мучилась от жара, от кашля и соплей, а ты старался облегчить мои страдания. Помнишь? Как я прижимала твою руку к себе и шептала что-то вроде "Дай мне подержать ее еще немного". Помнишь?
- Кажется, у меня действительно проблемы, - я стыдливо потупила взгляд. – Я уезжаю завтра рано утром. Говорят, в клинике Святого Антонио самые лучшие врачи штата.
Кто бы только знал, как тяжело давалось мне каждое слово. Я будто в преступлениях сознавалась. Словно каялась, проговаривая свои неудачи вслух.
- Есть еще кое-что, что ты должен знать, - на этот раз поднимаю глаза без какого-либо намека на страх и стеснение. – Я врала тебе. Вернее, недоговаривала. Ты не спрашивал, а я... - речь внезапно оборвалась, я почувствовала себя эгоисткой, желающей отделаться от чувства вины.
И тут меня прорвало. Я начала говорить и говорить, говорить и говорить. Кажется, я начала с тех самых пор, как Ричард предложил мне стать его женой, а я с дуру бросила учебу. Как меня втянули во все это криминальное дерьмо. Как скрывалась, бегала из штата в штат. Как нашла приют в местной мафии. Как встретила друзей и свой личный островок спокойствия. Как не хотела отдавать многомиллионный долг и откуда у меня руки в царапинах и гематомные синяки с кровоподтеками на обеих сторонах ребер. Я больше не боялась.

+1

11

Возможно, Бриджет и не догадывается, что сейчас говорит с самым понимающим человеком, который когда-либо встречался в её жизни. Подобные выводы сделаны не случайно, а после услышанного. Что важно, ведь девушка рассказала всё как есть, не скрывая ничего.
Дэн слушал внимательно и не перебивал, считая это излишним, особенно, когда дорогой ему человек решил открыться полностью. В этом парень не сомневался, было видно, с каким трудом некоторые вещи давались блондинке. Она говорила, поглядывая на Рэймонда, и у него было такое ощущение, что девушка просто не может поверить, что Дэн все еще сидит и слушает её. А это так. Проходит достаточно времени, как Бриджет переходит к последней, финальной части, а до парня вдруг доходит, что от него тоже кое-что потребуется. Разумеется, помимо усвоения информации. Но что именно? Он не знал, пока не знал, потому что услышанное нужно было хотя бы сначала просто переварить и осознать. Соотнести с тем, что там когда-то понапридумывал у себя в голове. Когда же блондинка заканчивает свою историю, Дэн еще с минуту просто молчит. Ловит её взгляд и почему-то сдерживает улыбку, считая это неуместным.
- Эм, знаешь, - начинает парень, стараясь смотреть на Бриджет, - это много. Действительно много, - продолжает Рэймонд, пытаясь найти нужные слова. Ну и куда эти суки подевались? – То есть, я имею в виду.. В общем, - нервно усмехается и тут же стирает с лица это выражение лица. – Блять, - Дэн проводит рукой от подбородка почти до самого затылка, пытаясь взять себя в руки и хоть что-нибудь уже сказать вразумительное. Ну или хотя бы предложение.
- Я бы очень хотел, что бы ты сказала мне об этом раньше, - вскоре признается парень. Неизвестно, как бы он себя повел, случись такое, загадывать вообще нет смысла, но, возможно, все было бы иначе. Впрочем, сейчас легко так говорить и так же просто представить, что бы можно было сделать, и Рэймонд это понимает, хорошо понимает. Ему искренне хочется помочь Бриджет, но как именно – без понятия. Дэн готов на многое, и он даже сам не представляет, как далеко он бы смог зайти, лишь бы как-нибудь решить проблемы. Правда, реальность такова, что его желания и возможностей недостаточно. И любые попытки будут пустой тратой времени и сил. В итоге вопрос остаётся открытым – что делать?
Ответ пришёл не сразу, а уже гораздо позднее. После того, как он провел с Бри весь вечер, большую часть которого они просто лежали на кровати и практически не разговаривали. Девушка устроилась в объятиях Рэймонда, и этого было достаточно. Обоим.
Все равно придётся отпустить. И незачем тратить это время на ненужные слова. Каждый из всё прекрасно понимает. Поэтому и молчит.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » you lose - you die