В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пленницы


Пленницы

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

В то время, когда засвистел чайник, Лори открыла свои глаза. Боль пронизывала все ее тело, а вместо слов вырывались только хрипы. Она попыталась пошевелиться, но от этого рана снова открылась и принялась кровоточить. Голова кружилась, а руки пробирал озноб и колики. Это такое ужасное чувство...
- Где мы? - она не могла подняться, поэтому спрашивала глядя в потолок. Сью она не видела, но еще совсем недавно она слышала ее голос. Хотя, может быть она потерялась во времени и прошло не пять минут, а несколько дней... Она абсолютно не понимала, как очутилась на мягкой перине.
Но нет, это не было помутнением и Сьюзан тихонько ответила ей. Вкратце пересказала все, что случилось и о чудо-спасителе, который был им посланием Бога. Единственное, что смогла сделать девушка - это расплыться в мучительной улыбке.
Неужели спасение было уже так близко? Он вызовет скорую помощь и полицию и девушки снова окажутся дома?
От того, что ранение было в районе лопатки - разрыв мышц затруднял ее дыхание, она не могла вздохнуть.
- Я не могу дышать... - хриплым, стонущим голосом произнесла девушка.
Сью метнулась к двери и резко остановилась. Ее большие глаза с испугом уставились на Лор. Она тихонько пересказала все то, что услышала сейчас за дверью.
- Ружье. - приподнявшись через силу, она увидела его приставленным у порога - Не думай ни о чем и стреляй, если хочешь жить! - шепотом, но убеждающим тоном проговорила она. Сил не осталось даже разговаривать.
Она снова откинулась на подушку и уставилась в потолок. Ее угнетало то, что она в самый важный момент своей жизни оказалась настолько беспомощна.
В этот момент двери распахнулись, а жизни обеих пленниц оказались в руках хрупкой Сьюзан.

+2

22

Я вернулась к Лори и пересказала ей все услышанное. Не знала, может ли она понять мои слова сейчас вообще или нет. Просто выговорилась, дословно передав происходящее. Вот так вот. Лесник изначально был жутким злом, правой рукой Марка... хотя... кто чьей был рукой, и что она там делала - уже не наше дело. Главная задача наша была - сбежать. И отсюда в том числе. Но как это сделать, когда подруга по несчастью теряет кровь прямо вот на этих покрывалах-простынях?
- Я не могу дышать... - я положила ей руку на здоровое плечо и прошептала, -Знаю, знаю, потерпи, постарайся, скоро все будет хорошо. Помощь придет за нами, - агаааа, как же, жди-пожди. Никто даже не догадывается, где мы. А нянюшка, хоть и ищет свою непутевую подопечную, то наверняка в парке с книжечкой. Или еще где. Неважно. Но точно не в сердце леса, в дурацкой избушке, окруженной психами и песиками плотоядной наружности. С раненой соседкой на руках.
- Ружье. Не думай ни о чем и стреляй, если хочешь жить! - непонимающе уставившись на Лор, я промямлила, -Но...я не могу...в человека...того, - слова закончились и остались лишь жесты. Но... Звук падающего тела заставил отвлечься от собственных размышлений. Лори упала на подушки и затихла, хотя как на первый взгляд, то все еще пребывала в сознании. Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд... гм. То есть я не об этом. Двери распахнулись, и на пороге появился довольный собою лесник. Он скомандовал мне выключить кипевший чайник, а сам подошел к побледневшей девушке, явно проверить наличие у нее остатков сил. Я же действительно отправилась было на кухню, но в последний момент завернула и схватила ружье, направив его на Джексона.
-Стой, стрелять буду!
Тот расплылся в довольной улыбке и сделал шаг вперед. Я растерянно попятилась, прижимая оружие к себе.
-Не горячись, деточка, за что ты хочешь стрелять в бедного дедушку?
Еще шаг вперед. Ружье дрожит, за дверью слышится удаляющийся лай. Песики решили уйти? С хозяином? Но ведь они же вернутся, точно, я уверена, я все слышала!
-Вы в сговоре с тем, кто нас похитил, - пытаюсь обойти лесника стороной, чтобы приблизиться к Лори, а мне в ответ, -Да подумаешь, мелочь какая. Он вас любит, чего бегаете? Ну идите сюда, посидите, он вернется, и все будет хорошо. Будьте милыми девочками, и никто не пострадает.
Он стал быстро приближаться. А я что? Ну а что я? Попятилась на этот раз в сторону подруги, шаг за шагам. Назад. Назад. Страшно было до жути, аж коленки тряслись, да губы сжимались. Уж не говоря о том, как стучали зубы и ходили ходуном руки. В голове до сих пор голос повторял "стреляй, если хочешь жить". Лесник подошел вплотную и, видимо, захотел отобрать у испуганной девушки заряженное (да-да!) ружье. И руки независимо от мозга сами сделали необходимое - выстрел. Джексон скривился и рухнул на землю, а где-то в животе зияла солидного размера рана. Я разом побледнела, ослабела и, охнув, села на кровать, схватив Лор за руку. Убила. Я его убила. Он труп. Из-за меня. Наверное, долго бы так сидела да рассуждала, но вовремя вспомнила, что Марк где-то на подходе. Погоревать о своей грешной душе да грохнуться от впечатлений в обморок смогу и потом, а сейчас главное она. Девушку я перехватила руками где-то в районе талии и по-простому потащила к выходу из избушки, заставляя перебирать ногами.
.... Ветер взъерошил наши волосы. Вот он, очередной виток "свободы".

+1

23

Старик вернулся. Он вошел в избу и первое, куда он направился - была лежанка Лори. Он склонился над ней, и девушка впервые увидела его лицо. Такое морщинистое, глаза потухшие а губы полопавшиеся. Он не был похож на монстра или маньяка. Что заставило этого старичка сотрудничать с извергом, издевающимся над невинными девушками? Ведь он, наоборот, должен поддерживать справедливость и порядок, защищать тех, кто нуждается в защите. Но, как показывает пример с самим Марком, - внешность бывает очень обманчива...
-Стой, стрелять буду!
Честно говоря, Лори серьезно сомневалась, осмелится ли девчушка взять в руки ружье. Но Сью снова удивила свою подругу. Она выглядела очень отважно. Ради этого момента Лор даже приподнялась на здоровом локте, чтобы хотя бы взглядом придать уверенности девушке, одобрить ее поступок. Но та даже и не взглянула на нее. Она, казалось борется сама с собой: мораль против звериного инстинкта самосохранения. И второй после нескольких минут колебаний поборол первого. Она спустила курок и старик опустился, истекая кровью. Зрелище не из приятных, но только не тогда, когда изо всех сил стараешься выжить.
- Ты умница, не испугалась. Я в тебя верила... - Лор почувствовала, как ее руку сжали, и попробовала сделать то же самое, но пальцы ее словно не слушались, они отказывались сжиматься.
Сьюзан подняла ее за талию и как можно скорее повела к выходу. Это, конечно, была задача не из легких: голова кружилась от потери крови, больно было дышать. Она практически не могла стоять, опиралась всем весом на эту хрупкую девчушку. И было страшно: вот устанет она, да и бросит Лор умирать посреди леса, за несколько шагов до свободы...
- Только не бросай меня, пожалуйста... - с блестящими от слез глазами проговорила она поворачивая измученное лицо навстречу девочке.- Я так ждала этого дня... Я хочу жить!
Девушка перебирала ногами, стараясь как можно меньше причинять неудобств своей спасительнице, опоре. Она уже привыкла к этой боли, что с каждым движением раздирала ее спину. Точнее, привыкла не кричать, привыкла терпеть. Солнце уже село, стало холодать. Сколько они уже шли? Час? Может и все пять, они потеряли счет времени. Изредка они останавливались и отдыхали, но в страхе быстро продолжали свое движение. Они уже обе иссякли. Девушки практически не разговаривали, тратить силы еще и на это было бы слишком расточительно.
- Ты не устала? Может остановимся? Переждем ночь? Ничего ведь не видно...
В кромешной темноте были видны лишь силуэты деревьев, а что уж говорить о лесном буреломе, через который и днем-то еле пройдешь. Они постоянно спотыкались, охали и продолжали брести. Силы были на исходе, необходимо было немного передохнуть.
- Все, делаем привал. - она отпустила свою спутницу, за которую держалась на протяжении всего пути и обессилено рухнула на холодную землю. - Нам повезло, что нет дождя. Почва сухая, можно даже поспать на земле, на это сейчас необходимо, иначе, без сил нам не вернуться домой...
Лори привалилась здоровым плечом к дереву. Только сейчас, находясь в покое, она осознала, как гудит и стонет все ее тело. Руки трясутся, а голова кружится, как после американских горок. Стало страшно. Кто знает, сколько им еще предстоит идти? Выживут ли они без воды и еды столько времени?
- Как ты себя чувствуешь?
Ответ Сью она уже не расслышала, провалилась в забытие, заснула, либо потеряла сознание, но боль вдруг отступила и это было важнее всего. Отдохнуть - и снова в бой. Да, именно так...

+1

24

-Не брошу, - я пыталась улыбнуться, хотя кому, собственно, эта улыбка была нужна? Лор, которая болезненно морщилась от каждого движения? Деревьям, равнодушно взирающим на все вокруг? Или маньяку, которые наверняка уже следует за нами? А, может, трупу лесника? -Держись за сознание, говори со мной, мы совсем скоро будем спасены окончательно, потерпи чуть-чуть, все будет хорошо, - только верила ли в это я сама?
Шаг, два, три... мы идем, быть может, целый час. Солнце нам не освещало путь, позорно скрывшись за горизонтом. Холодный ветер трепал мокрое от пота платье, зубы стучали, как у голодного волка. А мы все шли и шли, медленно, но верно пробираясь к свободе.
Только мешал этот злосчастный бурелом, из-за которого мы в десять минут выбились из сил. Подруга без сил, мешком с костями, рухнула на землю, что-то бормоча. Я же вытирала испачканными в крови руками мокрое лицо. Нога заныла еще больше, -Нам нельзя привал, нас ищут, мы должны идти дальше, - вопрос Лори застал врасплох, заставив на секунду задуматься, -Нормально, я... - но она, кажется, уже спала (ведь спала же?), опираясь на дерево, -Ладно, поспи минут десять, я на разведку схожу, - непонятно кому, да и зачем, сообщила я.
Сходить и посмотреть, какая дорога нас ждет дальше? О да, конечно. Только вопрос - а смысл? Неужели если я сейчас найду путь с наименьшим количеством кочек, то это чем-то поможет несчастной? Она потеряла столько крови, ее лицо белым-бело, щеки впали, а я... убила человека. Пусть даже спасая нас... все равно сидеть в тюрьме. О, а знаете ли, какие в Германии тюрьмы? Женские? Лучше и не думать об этом, я по телевизору их видела, ой жуть, аж страх пробирает до пупа. Маньячки, извращенки...и я, обычная девчушка-блондинка с тоненькими трясущимися ножками. Брр.
Вот лезу сейчас через поломанные деревья и сквозь сжатые плотно губы пытаюсь проскрипеть, как же, Боженька, больно! А главное, как протащить через это все несчастную раненую. Вот что тоже было немаловажно. А не то нагонит нас этот дядька, да на землю повалит, а мне больше не хочется испытывать на себе этот... как его... секс. Потому что он противный!
О! Полянка! УРААААА, СПАСЕНЫ, здесь можно и поспать, и, может, даже добыть костер...как-нибудь. Надо бы еще посмотреть, что там за пенек в серединке странный, может, это чей-то привал тоже? Только...чей?
Шаг. Подозрительный звук. Еще один. И еще. Хлюпанье. Я шла и старалась не обращать на это свое внимание ровно до тех пор, пока не почувствовала, что ноги все больше погружаются в какую-то жижу...грязь... даже не знаю, как это назвать. Плавно проваливалась в болото... Стоп. В БОЛОТО!? Я дернулась в сторону, но, пока думала, уже по колено увязла в этом. Туда-сюда...и ничего. Не вырваться. Еще несколько сантиметров, хлюпанье усиливается. Я рвусь. И никакого эффекта. Этот  кошмар поглощает меня, будто даже на ужин, раззявив зловонную пасть и не давая вырваться.
-Лоооори, на помооооощь! - надежда на то, что раненая подружка подскочит и помчится меня спасать, угасала с каждым мигом. Подбородок... жижа заливается в вопящий рот, заставляя выпучить от ужаса глаза. Я утону... утону? Умру? На...навсегда? А как же нянюшка? И Лор? И...свобода?
...Болото со страшным чвяком смыкается над моей макушкой. Это конец. Мой конец...

0

25

Я пыталась убить боль,
Но сделала еще больнее.
Я лежу и умираю,
Я погружаюсь в смерть, в горе и предательство,
Я умираю, молюсь, истекаю кровью и кричу:
Неужели я настолько заблудшая, чтобы быть спасенной?
Неужели я настолько потерянная?
Мои раны плачут о могиле,
Моя душа плачет о спасении...
Ты отречешься от меня, Христос?

Тело обмякло, руки и ноги ватные, а голова настолько тяжелая, что ее трудно держать на весу. Все это настолько страшно, что трудно писать словами.Ты вроде в сознании, пытаешься бороться за свою жизнь, но тело тебя абсолютно не слушается, отказывается повиноваться твоим приказам, просьбам и даже мольбам.
Тьма. Рой отчаянных мыслей настигают тебя повсюду,  ты никак не можешь выкинуть их из головы: ты бессилен. Переполняет чувство обреченности, отчаяния, желания, чтобы это все прекратилось как можно скорее. Причем, уже совершенно не важно, по какой причине: будь то смерть или спасение. Это невозможно терпеть, боль разрывает тело и мысли, больше нет сил бороться, нет сил раскрыть глаза, ты просто позволяешь тьме поглотить тебя полностью...
-Лоооори, на помооооощь!
Отчаянный крик вырывает девушку из плена страха и боли, их этой черной воронки. Вот только легче от этого не становится: ни пошевелиться, ни подняться, и уж тем более никак не помочь своей подруге. Внутри полнейшее опустошение, осознание того, что выхода больше нет, спасения нет... Она почему-то чувствует в голосе Сьюзан нотки отчаяния и предсмертной агонии, шансов выжить нет ни у одной из пленниц. Без подруги Лор обречена...
Я не сделаю ни шага. Я приму свою смерть, я буду сильной до конца...
Ее пробирает озноб, а рану на спине словно посыпают солью - она начинает гореть, выворачиваться наизнанку и причинять невыносимую боль, от которой перед глазами пляшут звездочки. Что это? Это конец?
Из горла вырывается дикий крик, но звука больше нет...

***

Рыжая девушка подскакивает вся в поту и оглядывается по сторонам. Ее плечо жутко ноет и его пробирают колики, она нервно хватается за него, но на руке не остается следов от крови. Перед ней вырисовывается силуэт подруги, зареванной и опухшей.
-Мы же сильнее одного мужика! Стукнем его да сбежим!
Лори помутненным взглядом оглядывает помещение. Они все так же находятся в подвале, а плечо затекло от неудобной позы, в которой спала девушка на бетоне. Так получается, что никакого побеги и не было с роду?? Что все это плод ее бурной фантазии? С одной стороны, она была так рада, что снова видит эту маленькую отважную девчонку, да так, что даже обняла ее. Но с другой стороны, это означает, что им, возможно, никогда снова так и не увидеть солнца...
- Мы сбежим, обещаю тебе, мы справимся. - по ее щекам текли крупные горькие слезы отчаяния и только что пережитого шока, хоть и во сне.
И тут все начало происходить в точности, как во сне. Марк заявился к ним, начиная приставать к Лори, а Сью отчаянно огрела его костью по голове.
- Бежим! - крик этой маленькой блондинки эхом отразился от голых стен подвала.
- Нет, я должна кое-что сделать...
Оторвав через всю полосу от своего платья, Лор сделала жгут и перекинула его через шею обидчика. Глаза ее подруги округлились и стали размером с медный пятак, но Лори даже и не думала останавливаться.
Она не засекала по времени, сколько стояла так и душила этого гада, но почему-то ей это доставляло неимоверное удовольствие, она квиталась с ним за все то, что он уже наделал, и за то, чего еще не успел. Когда его лицо посинело, а тело обмякло, она отпустила его и направилась к выходу.
- Идем. Главное, не ходить в лес, пойдем к трассе.
Свет больно ударил по глазам, заставляя их сощуриться. Но это была приятная боль, оповещающая о скорой свободе и завершении этой ужасной истории, которая теперь осталась позади. Начинается новая глава их жизни...

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пленницы