vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » easier to run


easier to run

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://10pix.ru/img1/2682/8459952.gif

Участники:
Chester Borden - Max Summers
Rocky Houston - Charlotte Doherty
Место:
спальня, квартира Макса и Чарли, Майами, США.
Время:
16 февраля 2012 года
Время суток:
поздний вечер - утро и день следующего дня
Погодные условия:
не важны
О флештайме:
Очередная ссора между Чарли и Максом. Оба уставшие после долгого рабочего дня, но именно в этот вечер мисс Доэрти захотелось от своего суженого любви, нежности и ласки. Огрызнувшись один раз, парень разжигает огонь ссоры и сбегает от девушки в спальню о чем тут же жалеет. Чарли, имея очень вспыльчивый характер начинает атаковать Макса всем, что попадаетс ей под руку. Этим "всем" оказывается небольшой флакон духов, который мгновенно летит в направление Саммерса. Тот уворачивается, но не слишком удачно...

+1

2

Like stop. Bring it back bring it back. Как мне хотелось вернуть свои слова назад, эта ссора совершенно не входила в мои планы. Мне хотелось лишь спокойно провести наш вечер наедине, как удачное завершение сложного рабочего дня. И всего лишь. Но, зная наши вспыльчивые натуры, мы не могли промолчать. Однажды, еще, когда я работал барменом в Сиднее, то услышал одну странную, но такую правдивую фразу. Ее произнесла очень интересная и в меру пьяная девушка. «Могу ведь промолчать, знаю, что могу. Но не молчу!» И сейчас, когда ты смотрела на меня, сжимая и разжимая кулачки, прищуривая глаза, мне хотелось лишь сгрести тебя в объятия и не отпускать. Но я на столько устал, что у меня не было сил даже отвечать на твои слова. Голова безумно болела, где-то пульсировала в левом виске и не давала покоя на протяжении всего дня. Она то утихала то вновь появлялась. Словно давала напоминать о себе мол вот она я, Макс, не забывай, я все еще тут. Ненавижу.
Из-за этого противного голоска в моей больной голове, у меня не получалось адекватно и в нужной мере реагировать на просьбы постояльцев и начальников. Что тоже несомненно начинало раздражать. Завтра должен был приехать владелец отеля, чтобы провести очередное собрание для всего персонала. А значит, я должен был быть огурчиком, ведь мне придется общаться с ним непосредственно. При личном контакте. Поэтому придя домой мне хотелось лишь завалиться на диван, обняв тебя и пораньше лечь спать. Это было единственное желание, которое я мог испытывать идя домой. А вместо этого, что я получаю? Правильно. Ссору, истерику и кричи со стороны своей половинки. Мы стояли по среди гостиной, по разные концы дивана. Я молчал, мне не хотелось ничего говорить, просто потому что я устал. По спине и руках проходит волна мурашек, оставляя за собой приятное ощущение того, что ты живой. Но чем она была вызвана? Тем ли, что Чарли говорила правду или же тем, что я на самом деле переживал?
В голове крутится мотив песни, что весь день меня донимал. Он был простой и тихий. Нежный и успокаивающий. Я провожу ладонями по лицу, убирая волосы со лба, и смотрю на Чак. Одного взгляда хватает для того, чтобы поймать ее настроение. Ту толику злости, которая передается воздушно-капельным путем между нами. А, может, и на ментальном. (да-да, Макс Саммерс знает и не такие слова) Я чувствовал, как дыхание становилось частым, а пальцы сжимались в кулаки.
- Чарли, ты понимаешь, что я хотел провести спокойный вечер. А не как обычно выяснять отношения. Или же для тебя это спокойно уже?! – ооо, у малыша Макса прорезался голос. Я иногда ловлю себя на мысли, что, думаю и говорю совершенно разные мысли
(могу же промолчать)
словно это два разных человека. Я чувствовал, как учащается сердцебиение и какой-то противный комок вставал в горле. Кажется, что это было сожаление? Не знаю, но уже сейчас, не слушая, что говорит Чарли, я разворачиваюсь и медленно иду к двери в спальню. Время было около двенадцати ночи, значит вставать через часов шесть. Дерьмо. Открываю дверь и чувствую ладонь Чарли на своей спине.
- Чак, отвали. Я устал, хочу в душ и спать. И тебе советую сделать то же самое, - одергиваю плечом, скидывая ладошку Доэрти с себя. Мне удалось обойти уже добрую половину комнаты, направляясь к шкафу, чтобы взять чистую одежду, как меня прострелила мысль. Одинокая, но безумно правдивая. Точнее правдивая до безумия. «Ты назвал ее Чак. Парень, ты покойник». Прикрываю глаза и поворачиваюсь к своей девушке. Да, бинго. Перед моим взором открылась картина типичной Шарлотты Доэрти. Раскрасневшиеся щеки от злости, волосы, выбившиеся из высокого хвоста. Я видел как побелели костяшки на ее руках, она сжимала ладони пальцами, которые впивались в кожу ногтями. А это ох как иногда больно, я по себе знаю.
- Нам надо успокоиться и лечь спать, - иначе, завтра твоей съемочной группе не поздоровится, - Ни к чему хорошему этот разговор сейчас не приведет, - но механизм запущен. А если его и можно было остановить то до того момента, как я назвал свою девушку по имени, которое она ненавидела больше всего в жизни. Саммерс, ты идиот, тебе говорили это, так ведь? Вечер обещал быть жарким и веселым, но только не в привычном смысле жарким. Эта ссора отпечатается в моей голове на долго, я был уверен.

0

3

Самое ужасное в моем характере - это полное осознание того, что конфликтов я могу избежать, и где промолчать я знаю, и как сделать так, чтобы все остались довольны. Доэрти вообще такие, судя по Генри или например по моей мамаше, которые профессионально умеют повернуть ситуацию так, как будет выгодно исключительно им, а выглядеть будут белыми овечками. Это определенно передается по генам, это определенно наше, но есть ситуации, в которых держать контроль я не могу. Я могу быть недовольна, но сдержана с начальниками или преподавателями, но не дома, не с человеком, который точно забудет об этом через пару дней. Говорят же, что мы делаем больнее всего тем людям, которых любим, только я сейчас сомневалась очень, что этот твердолобый чурбан что-либо почувствует кроме раздражения от моей бравады. Меня бесило это еще больше. Я искренне понимала его усталость, но не могла не обращать внимания на свою, говорить о том, что стоять за стоечкой в гостинице намного проще, чем весь день носиться по площадке как сумасшедшая, а капризные клиенты это совсем не тоже самое, что капризные певички, дети, актеры, режиссеры, которые постоянно чего-то требуют: поди туда, не знаю куда. К концу дня мой мозг был подорван взрывом из атомной бомбы, и всего, что я сейчас хотела, это немного внимания, а не сухое "отстань", я ненавижу такое обращение, тем более ко мне. Саммерс знал на что подписывался, когда переезжал вместе со мной6 устраивался на работу, а теперь намерен трепать мне нервы из-за любого удачно подвернувшегося случая? Я недоумевала, слушая какие-то бредовые объяснения, не понимала и слова того, что он говорит, как бы не пыталась вникать, не получалось.
В один прекрасный момент я просто застываю как изваяние, требуя адекватных объяснений сказанных им за сегодняшний вечер слов, или хотя бы его поведению. Малыш, все устают, это не повод вести себя как трамвайное хамло по отношению ко мне. Меня полностью выбивает из колеи это потребительское отношение. Гнев, праведный гнев, из-за одного пустяка, который я не в силах оправдать в собственных мыслях, накатывать волной, хочется его чем-нибудь сильно треснуть за этот пустой взгляд в стиле "когда ты уже заткнешься", а после него вряд ли меня уже успокоят какие-либо слова. По квартире разносится гром из баса Макса, кажется, стены будут дрожать, если он скажет еще что-то немного громче. А интересно, спокойно это как в его понимании? Как обычно устроившись на диване с бутылкой пива и чипсами за просмотром какой-то тупой передачи, которая полностью отключает его переработавший мозг?
- Я хочу внимания, слышишь ты, блять, внимания, но ты слишком твердолобый и эгоистичный, чтобы понять то, что не одному тебе необходим отдых! Можешь идти и развлекаться в компании себя и себя, - я расчитываю на то, что он сейчас заткнется, а я просто уйду на кухню, когда тот устроится у нас в комнате, пусть делает что захочет. Мне надоело. Надоело выяснять отношения по каждому пустяку, но когда ты сталкиваешься с полнейшим безразличием каждый божий день, моя реакция просто не может не последовать за его выражением лица, которое просит кирпича. Разворачивается и уходит, все верно, но кажется он не хотел затыкаться, и при этом совершил грубую ошибку:
- Чак, отвали. Я устал, хочу в душ и спать. И тебе советую сделать то же самое, - долбанный-ты-кретин, сколько раз я просила тебя меня так не называть? Я просто застываю на месте от шока. Да, не раз я слышала от тебя это идиотское сокращение этого и без того идиотского имени, ты постоянно подшучиваешь надо мной только и называя Чак, но сейчас это был лишь повод. Лишь повод для меня завестись еще больше. Как красная тряпка для быка, он будто сказал "да, малыш, давай засунь мне мой язык в задницу", как же это меня достало. Я даже вряд ли думала о том, что делаю, просто заскакиваю в комнату вслед за ним.
Что-то говорит, но я уже не слышу, мне абсолютно насрать на то, какие очередные бесполезные доводы ты приведешь, что скажешь, как меня назовешь, чем объяснишь свои слова или как оправдаешься, просто за эти мгновения мне срочно необходимо выпустить ту злость, которую ты впустил в меня. Рука сама дотягивается до первого попавшегося флакона на моем зеркале - духи или что-то еще, без понятия, - замахивается и метко отправляет склянку прямо в Саммерса. Я не знаю, как это получилось, но швырнула я именно с той силой, насколько была способна и сомневалась, что ее было достаточно, чтобы выместить мою злость. Но следующая картина выводит меня из состояния агресси одним щелчком пальцев.
Не успев как следуют увернуться от летающих объектов, ты принимаешь удар метко в лицо, а я закрываю свои глаза руками.
Шок приходит быстрее, чем приходила ярость, чем любая злость на тебя, и я не была готова увидеть то, что натворила. Не хватало слов, воздуха, я поняла, что должно быть сошла с ума, раз непроизвольно позволила себе такое. Перед глазами только сжатый в кулак флакон, твое лицо и удар. Твою же мать. Что там происходит? Но убрать руки нет сил, мне страшно.

0

4

…мне страшно было осознать то, что в этот момент произошло между нами. Этого никогда не было и даже не получалось представить, что наши ссоры дойдут до такого. Я мог лишь ошарашено смотреть на Чарли и пытаться понять, почему так все произошло. Но, в голове (где-то в районе виска) пульсировала лишь боль, которая сопровождала меня на протяжении всего вечера. Казалось, даже время стало течь намного медленнее. Я слышал, как тикают часы на тумбочке или же на моей руке. Это не имело значения. Я слышал как в гостиной орал телевизор, но на него тоже, собственно, было наплевать. В голове до сих пор шумели твои слова, сказанные слишком высоким голосом и в такой привычной (любимой) грубой манере. Почему так случилось, что мы оказались вместе? Как я понял, что люблю тебя? Такие странные слова для нас. Для тех людей, которые ненавидели друг друга с самого детства. Казалось, мы заочно недолюбливали один другого. А, может, так оно и нужно было? Может, это судьба у нас такая была. Ненавидеть друг друга с детства, чтобы потом, когда повзрослеем, влюбиться и бросить все предрассудки к чертям собачьим и влюбиться?
Я не знаю. В этот момент я ничего не понимаю. Лишь чувствую, как бешено, колотится сердце, словно в предвкушении чего-то, что должно произойти в эту минуту. Казалось, это тупое предчувствие, не основанное ни на каких фактах, просто интуиция. В такие моменты в голове нет ничего, а тело напряжено практически до предела. Я чувствовал, как сердце бьется где-то в районе горла. Скажи мне, что ты Макс Саммерс, через десять лет будешь жить с Чак Доэрти, я бы никогда не поверил. А скажи, что я буду любить ее, так вообще бы быстро набил морду. Глаза пристально следили за Чарли, которая, смотрела на меня глазами, полными злости и ненависти. Как часто я видел этот взгляд, предназначающийся мне. Я успел изучить, как ее карие глаза меняют свой цвет от тепло-влюбленно-зеленого до холодного-безумно-изумрудного. Казалось, что я могу наблюдать за ней очень долго, мне нравилось это. Смешно, правда?
Очень. Особенно, когда я начал понимать, что сейчас Чарли разозлилась не на шутку. Когда ее тонкие и длинные пальцы начали обхватывать что-то за спиной. Я начал понимать, что предчувствие не обмануло меня и сейчас что-то случится. Мне в момент становится страшно, но деваться некуда. Я лишь стою как вкопанный, наблюдая за тем, как в мою сторону летит небольшая склянка духов. Тех, что я давным-давно подарил тебе. Да, они тебе и тогда не нравились. Все происходило так медленно, что казалось, за все это время я мог увернуться от летящего предмета. Реакция не должна была меня подвести, но нет сил оторвать глаз от Чарли, которая раньше меня поняла то, что натворила. Она закрыла глаза ладонями и сжалась. Я тут же захотел подойти к ней. Даже попытался сделать шаг вперед, но меня остановила тупая боль. Она была столь неожиданная, что я даже (вскрикнул) слишком шумно вдохнул. Затем послышался звук разбивающегося стекла и твой всхлип. Я трясу головой, о чем тут же жалею. Она отдается тупой болью в области виска и скулы, на несколько миллиметров ниже первого.
У меня хватало сил лишь подойти к Чарли. Я видел, как ее начинало трясти, а мне инстинктивно захотелось ее обнять и прижать к себе. В голове не было ни одной мысли о том, что произошло, и что могло произойти, попади Чарли на несколько миллиметров выше. Мне было совершенно плевать на себя. Голова болела, но не смертельно. Главной мыслью, которая родилась в моей голове, была лишь Чарли. Я подхожу к ней и обнимаю. Прижимаю к себе и чувствую, как она утыкается носом мне в грудь и тихо всхлипывает. Я глажу ее плечи, стараясь успокоить.
- Тише, малыш. Все хорошо, успокойся. Все хорошо, - меня не хватало на более длинные предложения. Странная боль возвращалась на исходное место. Где ей и положено быть. Левая щека неприятно саднила, и я чувствовал, как ушибленное место пульсировало, - Чарли, милая, я с тобой. Не надо, пожалуйста, - тихий шепот, мне не хотелось говорить. Да и больно было. Словно зубная боль, где-то внутри меня. Я хочу избавиться от нее, но не сейчас. Чувствую, как ты медленно поднимаешь голову, и наши взгляды встречаются. Пытаюсь улыбнуться тебе, но выходит лишь тупая и кривая ухмылка. Меня охватывает злость на себя. За что и почему? Кто бы знал. В голове билась лишь странная и слишком громкая мысль о том, что во всем этом виноват лишь я. Ведь не так сложно было промолчать и не затевать всю ссору. Стоило просто сказать «прости», обнять свою девушку намного раньше, чем тогда, когда ее била безмолвная истерика. Ты кретин, Макс.

Отредактировано Chester Borden (2012-11-05 23:04:25)

0

5

Игрок удален, эпизод отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » easier to run