Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » порванные нити


порванные нити

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Marshall Anderson & Brooklyn Jordan
Место: Сакраменто, Городской парк "William Land Park"
Время: около двух месяцев назад
Время суток: день
Погодные условия: На дворе август, на небе солнце и белые облака, вокруг все душит последними днями лета и каждый пытается урвать свой луч тепла. Тучи обходят Сакраменто стороной, а деревья не спешат сменить свой наряд.
О флештайме: В мае месяце Бруклин нашла своего отца, а так же узнала о существовании старшей сестры. Если отношения с отцом у неё налаживались, то вот с Маршалл дело не ладилось. Девушки не могли найти точек соприкосновения, когда семья собиралась вместе, то они ограничивались пустыми фразами и старшая Андресон вечно спешила уйти по делам. Надо ли говорить, что их отцу эта ситуация не нравилась? В какой-то момент Десмонд решил взять дело в свои руки. Он позвонил каждой и назначил встречу, сказал, что надо поговорить о чём-то важном. Маршалл не могла отказаться, так как отец первый раз ее о чем-то попросил, Бруклин так как они часто встречаетесь.

+2

2

Ты когда-нибудь беспокоился о том, что всё может быть разрушено,
И заставляло ли это тебя плакать?
Когда ты там делаешь своё дело,
Ты просто плывёшь по течению?
Скажи мне, ты просто плывёшь, плывёшь по течению?
Pink - Try

Она торопилась и в тоже время считала, что чертовски опаздывает. А у неё встреча с отцом в парке. Потому что пару дней назад позвонил и предложил увидеться, ему нужна была её помощь. Её, ни чья-то ещё, а её. Это было так приторно сладко и отдавало ложью, но она просто не хотела искать подвох. Зачем? Это её счастье, пусть и всего на пару минут, когда они истекут, она снова начнет трезво мыслить. Тогда счастье сгорит подобно бабочке, что слишком близко подлетела к огню. "Такое ведь впервые". Она не верила, где-то у неё в голове до сих пор вертелась мысль, что это всё сон, прекрасная иллюзия, которую создало воображение, насмотревшись на страдания сердца. Это важно, да важно или нет? Девушка замерла с пиджаком в руке. Она не могла поверить, и это было... больно. Так, что хотелось забиться в какой-нибудь угол и реветь, поедая мороженое ложками. Он ведь всегда не замечал её! А может... может ей стоит позвонить и сказать, - "А знаешь папа у меня дела! Да, сегодня не могу и завтра тоже. Потом? Когда-нибудь потом. Быть может в субботу? Быть может через пару сотен дней?" Ей просто хотелось быть кому-то нужной, а не чувствовать себя забытой куклой. Игрушка, которая уже надоела. Ведь она предсказуема. "Я ведь никогда не строила планов, но всегда так боялась доставить проблемы. Я была... вот именно была. Меня нет". Руки трясутся, а губы о чем-то говорят. Она, наверное, просто не выросла или в ней что-то сломалось? Какой детали тебе не хватает Шелл? Какие осколки царапают память? Что не дает просто идти вперед? Ведь это так просто не оборачиваться и жить лишь завтра, а она как будто нитями крепко привязана. Она упала, приземлилась на мягкий ковер, и захотелось струсить. Пусть думает, что хочет. Она не собачка, которая бежит по первому зову. "Хватит, я устала. Мне надоел этот замкнутый круг. Чем больше я пытаюсь, тем меньший результат это дает. Я так больше не могу, мне надоело делать попытки стать частью чего-то и каждый раз понимать, что я за гранью. Просто лишняя". Слезы, боль, удивление, а вот и ответ, который так долго искала. Лишняя. Вместе с матерью их семья потеряла нечто важное. Они как будто статуэтка счастливой семьи, без главной детали рассыпались на части, и не могу найти обратные пути. Удар, ещё один, эти глупые слезы и мысли вперемешку, не одной драматически красивой, не одной солнечно яркой, а всё просто... как и есть в жизни, реальный хаос, когда плевать на то какие слова. "Я обещала". Кому? Что? Разве она уже не отдала все долги? Сколько ещё можно платить по счетам и делать вид, что только отцу было больно? В этом снежном королевстве был не только король, что не мог жить без своей королевы, но и Герда с Каем. Только вот Герда принесла весну и оживила короля, а Кай. Что ж Кай? Ему остались его льдинки и чувство чего-то упущенного. По сути одна дорога в никуда. "Но ты обещала". Да, Маршалл обещала, когда ночью засыпала, что позаботиться об отце, что не будет плакать, станет сильной и никогда не сдастся. Но сейчас как кажется, легко сделать этот шаг в пропасть и не пытаться лезть в эту идиллию. Обещания надо держать и она сдержала, а теперь время для Изабеллы. Или Бруклин? Как теперь её звать? Арша смотрела на свою сестру и не видела её. Где та маленькая девочка? Где те смешные хвостики и тот обиженный взгляд? Не чужая, но и не своя. Незнакомка, да. Эта девушка была незнакомкой. Время, как жестокий художник стерло старые нити, а вот новые забыло нарисовать. Не сложилось, не сошлось. Какая разница? Действительно, какая, ведь слово есть слово. Как это просто, оказывается, встать, умыться, по новой создать образ, взять в руки сумку и сделать решительный шаг. Она пойдет туда и выскажет ему всё, пусть знает, что не только он тонул в этом океане отчаянья! Только вот, как ни крути, у него пусть и незаметно была она, а у неё никого, одна лишь пустота. И ей бы сейчас пафосно с грустью сказать,- «И на него я потратила свою юность?» Только не выходит, она ведь должна подниматься, пытаться, пытаться и снова пытаться и так до конца. Дверь захлопнется непривычно громко. Выпускаешь пар? Не надевая маску, прячешься во льдах. Глупая, даром, что взрослая. Она считает ступеньки, специально не сядет за руль машины, а решит прогуляться. Ветер обязательно поддержит и выгонит прочь все дурные мысли. Что будет потом, если она скажет? В какие тартарары отправится её мир? Слова ведь как птица, выпустишь - не воротишь. Ей так хочется закрыть глаза и сказать себе, что это всё сон. Дурной сон, кошмар и когда она вновь откроет их, то Иззи будет опять смеяться, мама звать к обеду, отец станет прежним и вокруг родная Ирландия. Ей Америка не принесла счастья, а лишь бросила книгу её жизни в огонь и сказала,- «Напиши заново». Только вот слов нет и чернила смешались со слезами. Что писать? Что она запуталась, как и её наушники, что живет на волне депрессия fm? Когда-нибудь она сможет начать, но только не сейчас и точно не завтра. "Всё будет хорошо, где-нибудь, когда-нибудь, с кем-нибудь". На дворе было лето и всё так сверкало, а у Андерсон на душе кошки и желание наконец-то расставить всё по своим местам. "Мне больше не пятнадцать и я не нуждаюсь в их внимании. Не нуждаюсь, да?" Парк встретил её смехом детей, влюбленными парочками и яркой зеленью. Картина казалось утопической и не реальной. Она прошла к фонтану и замерла, ожидая увидеть знакомую фигуру, только...
- Не может быть
это был не тот человек, который звонил, который опять нарушил слово. Но ей ли привыкать? В её сторону шла незнакомка-сестра. Их нити были порваны, осталось лишь кровь. Она, конечно, не вода, но и любви не создаст. Что такое кровь? Н-и-ч-е-г-о. Людей связывают другие узы, свои они просто потеряли, и может где-то в старом доме, они прячутся за куклами и детскими стихами.

+1

3

Я в очередной раз опаздывала на встречу с отцом, суетливо перебирая ногами, и надеясь, искренне надеясь на то, что Десмонд уже привык к моим таким нелепым и неожиданным появлениям, что в этот раз тоже пришел немного позже назначенного срока.
Знаете, что особенно? Я нашла отца уже два месяца назад, но до сих пор не могла отчетливо вспомнить хоть что-нибудь из своего прошлого. Да, мужчина каждый раз рассказывал мне увлекательные истории, показывал фотографии, что удалось спасти, читал мне сказки, что когда то рассказывал мне перед сном, но тщетно. Я лишь очарованно смотрела на него, казалось, просто боясь поверить в то, что когда-то у меня была настоящая семья. Меня любили, мной дорожили, за мной ухаживали. Представляете, я ходила на гимнастику, была самой успевающей девчонкой в группе. У меня был розовый костюм и две дерзкие косички, что торчали в разные стороны. Меня обзывали сатаной в юбке, потому что ни одно занятие не проходило без того, чтобы я не запульнула снарядом в чью-либо голову. Весело? Не знаю, в тот момент когда отец заливался хохотом, вспоминая очередную мою шалость, я виновато опускала глаза, почему то чувствуя себя дискомфортно.
Не подумайте превратно, возможно… возможно, мне просто хотелось узнать, что до той аварии я была другим человеком. Ну, воспитанной и правильной Изабеллой, которая умеет вести себя в обществе, аккуратно обращается со своими вещами и не бросается в опасности с головой. Но нет, я была все той же чудачкой, только звали меня иначе, и шалости у меня были более невинные и детские. Иззи. Так он меня называл.
В общем, я торопилась, время от времени срываясь с места и переходя на бег, все-таки в присутствии Дезмонда я еще не забывала про правила приличия и помнила, опаздывать – это не есть хорошо.
Забегаю в этот кафетерий, где каждый раз проходили наши встречи, пытаюсь восстановить свое дыхание, хватаясь свободной рукой за грудь. Тщательно осматриваю помещение, надеясь поскорее отыскать отца взглядом, но… Его не было.
Наш столик был абсолютно свободен, и я, немного растерявшись, сделала первые неуверенные шаги в его сторону.
- Что-нибудь будете?
Голос молодого официанта вырвал меня из омута воспоминаний и размышлений. Может отец написал мне смс? Звонил? Предупредил о переносе встречи, а я, Бруклин-дырявая голова, снова пропустила его слова мимо ушей и все забыла? – Капучино и пару пончиков. Любых.
Отмахиваюсь от юноши, словно от надоедливой мухи, устало укладываясь на столе, надеясь, что мужчина просто опаздывает, что не случилось ничего страшного. Я его жду, и буду ждать до тех пор, пока мне не принесут мой заказ.
В помещении играла тихая веселая музыка, я даже тихонько стучала в такт ногой, пока двери резко не распахнулись, впуская к нам прохладный воздух с улицы и незнакомую девушку. Почему я обратила на нее внимание? Знаете, бывают такие действия, которым мы не можем найти объяснение. Так же и я сейчас подсознательно просто знала, что она пришла ко мне.
Мы встретились взглядами, и что-то в моей голове буквально щелкнуло.
- Маршалл. – ее имя, такое необыкновенное и красивое срывается с моих уст, и я поднимаюсь с места, не отрывая от брюнетки пристального озадаченного взгляда. Я узнала ее, конечно, узнала. И не благодаря фотографиям, что так часто показывал мне отец, нет. От нее веяло чем-то родным. То ли это аромат родной Ирландии, то ли ее взволнованный вид, не знаю. Но я была уверенна, что не ошиблась.
А теперь спросите меня, обрадовалась ли я нашей встрече? Отнюдь. И дело не в том, что мне она не нравилась, я ее не любила, ну или какие обычно отношения связывают двух родных сестер? Я ее не знала. Опасалась. Ведь именно она избегала со мной встречи эти два долгих месяца.
- Почему ты не хотела со мной знакомиться? – в этом вся я. Не предлагаю ей сесть рядом со мной, даже не указываю в сторону соседнего места. Нет, я нападаю. Обиженно смотрю в ее синие глаза, складывая руки на своей груди. – Я слишком плоха для твоего общества?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » порванные нити