внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lullaby of terrorland*


Lullaby of terrorland*

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Sonya Blade, Eiric Dunne
Место: Канада, Торонто.
Время: 3 месяца назад.
Время суток: будет меняться, и не раз.
Погодные условия: лето же, жара и солнце - день чудесный.
О флештайме: Одиночки впервые работают вместе. Одна ошибка будет стоить жизни не только им, но и маленькому ребенку. Работать в команде - не так легко, как кажется. И всё же - судьба человечества - слишком многое зависит от них. И вообще в четыре утра толкового описания придумать не получилось)
_________________________________________________________________
* Отсылка к песне Эллы Фитцджеральд "Lullaby of birdland".

+3

2

Вы не подумайте чего, но у Сони такой талант изображать шлюх, что мир кино потерял великую актрису в ее лице. Во всяком случае, Бруно Гварди повелся как мальчишка, перед носом которого помахали эротическим журналом. Так и здесь: пары выпитых коктейлей, тройки голливудских улыбок, четверки призывных взглядов и многообещающей выдачи номера мобильного вполне хватило, чтобы несколько раз прижаться к главарю канадской террористической группировки и договориться с ним о встрече со вполне понятным исходом. А в то время, пока Соня и Бруно заседали в итальянском ресторанчике, Эрик усиленно работал над своими приспособлениями перед готовящимся делом. Как там говорят? Женщина не должна влезать в дела мужчины? Вот и Соня не стремилась досконально изучить методы партнера по установке смертельных сюрпризов на территории врага. Она занимается своим делом – он своим.
И когда ночью они уселись перед экранами маленьких мониторов, отображающих вид с камер слежения, бельгийка, пожевывая бутерброд с сыром и ветчиной, свободной рукой расписывала в блокноте нужные ей расчеты.
Это вам не картину вынести – это ребенок, живой, совсем маленький, плачущий и…ребенок! И если уронить золотую статуэтку, то можно подобрать ее обратно и забыть, а тут простым «забыть» не отделаешься!
Всё утро она, и далеко не одно утро, вместе с куклой ребенка идентичного размера в рюкзаке (Соня любя назвала ее Донатс), упражнялась и так, и сяк, вертясь на портативных турниках, рассчитывая вес и стараясь проделывать трюки с наибольшей осторожностью.
- Донатс, я уже слишком стара для всего этого, - периодически болтала женщина, - а в тебе килограммов шесть, как минимум...
А вечером было много кофе, немного еды, немного сна и снова наблюдение, обсуждение, подготовка. И Эрик, с такой тщательностью прорабатывавший все версии происходящего, походил на зануду-профессора из Гарварда, хотя Соня никогда не была в этом университете, и уж подавно не была знакома хотя бы с одним из этих профессоров.
Соня то, Соня это! Соня, ты должна уложиться не в семь минут, а в шесть сорок две! Соня, возьми нож, я тебе говорю! Соня, свари кофе, ленивая женщина…
Его нельзя было винить: он знал о ее достижениях, но никогда не видел в действии. А теперь они должны быть заодно и провернуть очень сложное дело, на кону – жизнь младенца. И если со скоростью у женщины проблем практически никогда не возникало, то красть ребенка она собиралась впервые в своей жизни. И не просто взять на руки и уйти из дома, пока никто не заметил, а пролезть с ним по вентиляционной шахте, а потом наверх да и на крышу, а оттуда по туго тянущейся веревке до дерева, и вообще это не кража, а занимательное пособие для Лары Крофт, ей богу. И это – внимание! – лишь один из вариантов побега, когда в руках воровки окажется крохотное живое существо.
Рука потянулась к тарелке, ощупала пустое дно, голова повернулась от мониторов к посуде, а затем полный страдальческого упрека взгляд был переведен на жадного ирландца.
- Данн, это совсем-совсем-совсем, а вообще так – совсем – не по-товарищески!

+2

3

К выбору штаб-квартиры для будущего дела он подошёл со всей серьёзностью. И хорошо ещё, что не пришлось никого убивать для освобождения недвижимости, а то ведь раньше были и такие прецеденты. Соня, наверняка, была бы против трупа в соседней комнате? Женщины… В общем, квартира была снята трёхкомнатная, ибо помимо всего прочего Эрику необходим был свой личный угол для подготовки плана, техники и осмысления всех его дальнейших действий. А в одной комнате с Соней, - которая везде носилась с куклой и трюкачила с ней не хуже циркового жонглёра, – это было бы проблематично. Знаете ли, сбивало с основной мысли. А нужно было подготовиться основательно… Кстати, о подготовке. Они впервые работали с Соней в паре, он, конечно, сначала возникал мол «чего я один не справлюсь с десятком идиотов и одним младенцем?», однако прокрутив в голове несколько раз план спасения ребёнка в одиночку собственными руками, он понял, что в конце операции малыш скорее всего будет нежилец… А заказчику ребёнок нужен был целым и невредимым. А кто у нас по краже мелких объектов мастер? Конечно же, Блэйд, хотя сам Эрик об этом только слышал. Вот и выпал ему случай убедиться в правдивости ходящих вокруг неё легенд. Женщина его взялась за дело со всем присущим ей боевым настроением. Данну необходимо было расставить взрывчатку и скрытые камеры по периметру объекта? Не вопрос. Соня взяла на себя роль отвлекающего манёвра. Очаровывала где-то этого оленя Бруно, пока Эрик ползал по стенам и газону его особняка, присобачивая камеры слежения и компактные бомбы собственного приготовления. Несколько камер внутри здания, нужно было установить в какой комнате держали младенца. Ну, и пару бомб внутри помещения, взрывать, так взрывать! Чтоб камня на камне не осталось, а, следовательно, ни улик, ни свидетелей. Долой всех и вся, да здравствует ирландский максимализм! К слову, пока он прятал в землю подле дома одну из бомб, аккуратно прикрывая всё это дело слоем зелёного газончика, на Эрика напала соседская собака и хорошо так вцепилась челюстями ему в ногу. Глупое животное подумало, что Данн за кустом кость закапывает. Ага, как же. В это время, отбиваясь от злобного мобса и прыгая на одной ноге к забору, он очень сильно был зол на Соню, которая сидела сейчас в каком-нибудь ресторане, кокетливо хихикала и попивала свои любимые коктейли. Где в этом мире справедливость? Нет её. Покончив со всеми подготовительными работами, он наконец-таки пришёл обратно в штаб-квартиру и наскоро переоделся. Нужно было ещё настроить микрофон для Сони, ибо пока она будет на объекте, он просто обязан держать с ней связь, а иначе как ему угадать в какое время именно нажимать на кнопку взрывателя? Женщину свою взрывать ему было жалко, что уж там, привык он к ней, она ему уже стала как родная, да и ребёнок! Нельзя забывать про ребёнка…
В комнате Эрика было четыре монитора, каждый был разделён на шесть секторов, в которых отображалось изображение посылаемое скрытыми камерами.
- Ай, да я! – произнёс, потирая руки, весьма довольный собой и своей работой. – Что там у нас с кофе? Есть ещё? Ага, - уселся в кресло, попивая горячий бодрящий напиток, и стал водить по мониторам пальцем, - Смотри. Тут входные двери, две бомбы по бокам, тут и тут. Из этой двери они за тобой точно уже не погонятся. Так… Коридоры, а вот, здесь держат ребёнка. – Из комнаты вышла женщина с младенцем на руках и, судя по всему, направилась на первый этаж, в кухню.
- Так. Ну, всё. Теперь думай, как ты с этим мелким спиногрызом будешь оттуда выбираться. У тебя на всё про всё будет минут семь, но учитывая погрешность, то шесть минут и сорок семь секунд. Я тебя, как мог, обезопасил, а вот вынести его тебе придётся самой… - пауза и внезапное озарение, - Жрать хочу. Пошли телек смотреть…
Что может быть лучше приятного просмотра дурацкого фильма ужасов под вкусную еду в компании любимой женщины? Только просмотр дурацкого фильма ужасов под вкусную еду без этой самой женщины, которая ела быстрее, чем электровеник подметает.
- Данн, это совсем-совсем-совсем, а вообще так – совсем – не по-товарищески!
Учитывая, что он за своей второй половиной вообще не поспевал и его то и дело шлёпали по руке, пока он пытался достать хоть что-то из тарелки, Данн даже немного обиделся.
- И это говоришь мне ты? Да тут жратвы было на троих, а ты всё умудрилась практически в одиночку проглотить. Я больше не буду есть с тобой из одной тарелки и плевать насколько это романтично. Я до сих пор голодный… - проворчал себе под нос и с тяжким вздохом отправился вместе с пустой тарелкой на кухню.
- Ты бы не ела столько, а то в вентиляционную трубу не пролезешь, -  открыл холодильник и начал шарить взглядом по полкам. – Остались только чипсы и вчерашние сандвичи с сёмгой, – крикнул из кухни так, чтобы Соня его услышала, и потащил всё это дело в гостиную. 
- На, - по-товарищески поделился жратвой, которую поставил на журнальный столик перед диваном, - и куда в тебя столько влазит, вроде мелкая, а аппетит как у двух здоровых мужиков…
Снова плюхнулся на диван рядом со своей женщиной и откусил кусок от сандвича.
- Не боись, я попробовал, сёмга не испортилась, так что есть можно, - улыбнулся одновременно тщательно пережевывая пищу, - А завтра нас уже тут не будет. Дома поедим, как нормальные люди.
Ага, это был намёк на то, что кому-то придётся варить Эрику борщ…

Отредактировано Eiric Dunne (2012-10-25 20:53:48)

+2

4

Ну да, обнаружив в ванной залежи перепачканной в грязи и собачьей слюне одежды, Соня удивилась, но виду не подала – ее не испугать такими банальными вещами! А чего он хотел? Да пожалуйста – отправляйтесь сами строить глазки ублюдку, вот только вряд ли его привлекают особи мужского пола, мистер Эрик Данн.
Соня слушала мужчину внимательно, снова и снова поглядывала на мониторы, а затем закрыв глаза, воспроизводила в голове план здания, запоминая все необходимые ей локации, через которые она войдет и выйдет.
- Как, как…как замечательная псевдо-мать, - буркнула воровка, - в нашем деле главное что? Главное в нашем деле – СОСКА! – с видом триумфатора женщина вытащила откуда-то из задних карманов штанишек произведение искусства, по слухам, обладающее волшебным свойством успокаивать младенцев. Помахала им в воздухе и положила на стол.
А потом началось ворчание. Нет, я всё понимаю, возраст-то солидный, кризис и все дела, но…
- Ты меня убить хотел, и еда – самая примитивная месть, на которую способен этот бельгийский разум, - женщина демонстративно ткнула пальцем себе в висок – мол, это еще что – я и не такое могу.
– Остались только чипсы и вчерашние сандвичи с сёмгой, - Соня, возлежащая на диване с видом шальной императрицы, аж кофе поперхнулась от возмущения.
- И куда это, интересно, подевались шесть куриных ножек за время моего отсутствия? – этаким слащаво-возмущенным тоном поинтересовалась Блэйд, пока Данн возился на кухне и импровизировал там еду.
- На, - коронный взгляд «вы все говно», - и куда в тебя столько влазит, вроде мелкая, а аппетит как у двух здоровых мужиков…
- И что? - резонно заметила Соня. Как говорят люди, эта фраза – лишает аргументов самого натренированного оппонента, и дальнейший спор затевать бессмысленно. Куда, куда…в сиськи!
А ведь плюхнулся – дай Боже. Абсолютно не заметил, что частью своей филейной метко попал на Сонины пальцы левой руки, и он совсем не смутился, когда женщина вскрикнула и попыталась вытащить израненную дивной наглостью конечность.
- Не боись, я попробовал, сёмга не испортилась, так что есть можно, - а я всё равно засеку двадцать минут, и надеюсь, что ты успел упомянуть в завещании о передаче мне своей квартиры и того свитера с оленями…
- И всё-таки я осмелюсь напомнить тебе, что туалетная бумага кончилась…, - осторожно произнесла бельгийка, поглядывая куда-то в сторону, - но я, кажется, видела возле дома заросли лопухов, так что…
О чем это мы? О фильме ужасов. О самом неинтересном фильме ужасов из всех когда-либо просмотренных Соней Блэйд. Даже ее поднятие ноги вверх и нажатие пальцем на кнопку выключателя было куда интригующе, чем весь сюжет фильма и грим актеров вместе взятые. Хотя вряд ли Сонина нога смогла бы конкурировать с шедеврами жанра хоррор, но это был какой-никакой – а показатель.
В почти полной темноте, когда горит только экран телевизора и тот – в мрачных тонах, была робкая надежда на хоть какую-то зрелищность. Но уже через три минуты ее голова упала на грудь Эрика, и из-под клока волос раздалось равномерное сопение. Я еще раз повторяю – сопение, а не храп. Всё-таки Соня выпила ближе к вечеру парочку коктейлей, и ей нужно отдохнуть – завтрашний день будет тяжелым и плодотворным. В отличие от некоторых, которым всего-то пару кнопок на детонаторе нажать, ей придется выполнить всю важную и сложную работу. И вот потом посмотрим, кто кому еще борщ будет готовить!

+3

5

Ирландец тщательно пережевывал свой вчерашний бутерброд, когда Соня вспомнила про закончившуюся туалетную бумагу. Оторвал взгляд от монитора телевизора и посмотрел на сидящую рядом женщину.
- Тем более, тебе есть меньше надо. А то вдруг от переедания приспичит и что потом? – озадачил любимую, со всей возможной серьёзностью созерцая её прекрасное личико, - Вместе с унитазом побежишь на улицу к лопухам? – отложил бутерброд в сторону и весело рассмеялся, - Не забудь меня разбудить, хочу на это посмотреть.
Грузно плюхнулся на спинку дивана и, зевая, почесал себя по животу. Да, денёк сегодня выдался у него не лёгкий. Эрик, конечно, занимается спортом, для поддержания физической формы, но всё же не каждый день ему доводится через заборы перелазить и по балконам прыгать. А после позднего ужина, так стало хорошо, прям разморило совсем, и ничего делать уже не хотелось. Он бы прям на диване так и уснул, тупо таращась в одну точку по центру телевизионного экрана. Но Соня решительным движением ноги, - к слову, у неё чудесные ножки, - выключила телек и прервала всю глубокомысленную медитацию Дана, который отвлёкся на её тёмно-красный педикюр.
Протянул руку и обнял девушку за плечи, притягивая её к себе:
- А знаешь… - начал было говорить Эрик, но голова Сони упала ему на грудь, и почти сразу послышалось громкое «сопение». По утверждениям Блэйд, она никогда не храпит. Ну, не будешь же ты с ней спорить, когда она бьёт себя в грудь и смотрит на тебя обиженными до глубины души глазами? Хотя, у Дана и возникала порой идея записать «сопение» Сони на диктофон…
Вздохнув, он осторожно чтобы не разбудить, взял Соню на руки, и вместе с ней поднявшись с дивана, унёс свою приятную ношу в спальню. А она совсем как маленький ребёнок даже не просыпается, когда он укладывает её на кровать и укрывает одеялом. Он ещё несколько минут стоит рядом, задумчиво смотря на её спящую. Ещё совсем недавно она была его «заказом», но Эрик не смог её убить. Он подпустил эту женщину слишком близко к себе, расслабился в её присутствии и ослабил свою бдительность под её звонкий весёлый смех, живой блеск в карих глазах… Она стала его слабостью, Данн понял это ещё несколько месяцев назад. В тот день это была его квартира, и он также наблюдал за ней, но только сидя в кресле, напротив постели с так же мирно спящей Соней. Помнится в ту ночь он так и не уснул, терзая себя выбором: выполнить работу или нарушить все правила, когда-либо созданные им самим… И в итоге она сейчас здесь, с ним, и он нежно проводит костяшками пальцев по её щеке. Он ни разу не пожалел о сделанном им выборе и принятом решении. Видимо, так должно было случиться.
Через несколько минут, он ложится рядом и обнимает её со спины:
- Хороших снов… - шепчет её в макушку и почти сразу проваливается в сон.
***
- Соня, просыпайся.
Пять минут спустя:
- Соня, подъём, пора уже вставать…
Ещё через пять минут:
- Да, просыпайся ты уже… - тормошит девушку и вытаскивает подушку из под её головы, - Ты всё дело проспать собралась, Блэйд?! – сбрасывает с неё одеяло и кидает подушку в сторону.
- Если через минуту не встанешь, я тебя засуну в ванну с холодной водой… - тихо проговорил, нависая всем своим не малым ростом над кроватью и скрестив руки на груди.
***
- Соня!
Выскочил из своей «аппаратной комнаты» и подбежал к женщине.
- Держи, - всучил ей в руки микрофон, - Начинай говорить, когда я уйду опять в комнату…
Ушёл.
- Работает! – крик из аппаратной, - Связь чёткая и отличная слышимость! – снова вернулся к Соне и помог ей надеть микрофон.
- Будь всегда на связи, каждое действие озвучивай мне, – машинальным движением поправляет её наушник. – Не забывай, если что, я буду в машине, на той стороне улицы нужного нам дома. Если что-то пойдёт не так, сразу говори мне…
Нахмурившись, серьёзно посмотрел на неё сверху вниз. Как же он за неё переживал… Так беспокоился, что уже готов был сам за тем младенцем идти и рискнуть безопасностью несчастного ребёнка…
Взяв её лицо в свои ладони, наклонился и крепко поцеловал её в губы.
- На удачу… Всё, можем ехать.

+2

6

Ктоооо тут еще побежит? Напомните-ка, кто тут из нас двоих и сыр, и рыбку пропавшую съел, а, а, Эрик? Но Эрика уже не было. В этом сне были только Соня, Джейсон Стэтхэм и овечки. Лысина Стэтхэма героически поблескивала в утреннем шанхайском солнце, они медленно плыли на большом плоте и переправляли овечек с одного берега реки на другой.
- Если через минуту не встанешь, я тебя засуну в ванну с холодной водой…, - так уж получилось, что во сне Джейсон внезапно начал говорить какой-то бред, но ради его улыбки Соня была готова поддержать игру.
- О, засунь меня полностью, - робко пролепетала бельгийка, подмигнув и продолжая гладить овечью шерсть, - Мы должны в буфет еще успеть – коньяка хлестануть…
Но Соня не успела договорить, потому что Эрик вдруг взял да и подло одарил ее струей из чайника. И всё бы хорошо, если б он не закипел минутой ранее. Чертов садист, пытки тебе тут что ли?! Ну и что, что она громко во сне разговаривает – так что же ее за это – кипятком поливать?
***
- Начинай говорить, когда я уйду опять в комнату…, - ты сам напросился…
- А ты меня задушить хотел? Удавкой горло стянуть и чтоб посинела? Или пристрелить? Но это же не твой стиль, а я такая красавица, что мне бы что-то оригинальное…отдать на съедение крысам!
- Работает!
- Или нет…вот растворить полностью в кислоте – оригинально, но ведь тогда никто не узнает, как погибла Соня Блэйд…
- Связь чёткая и отличная слышимость!
- Нет, ты от темы не уходи, - Соня схватила его за руку и повисла на мужчине, словно в далеком детстве, - что бы ты выбрал, м? Оооо….ООО! Гильотина! Шикарно же. Ты бы отрубил мне голову на гильотине, да, да, родной? – вам тоже кажется, что умоляющий взгляд щенячьих глазок в контексте разговора совсем неуместен, да? – родной, ну скажииии….
Каждое действие озвучивай мне…эти слова напомнили Соне даже не совместные вылазки с Анной, а инструктаж, который проводили ей наставники – Джин и Мак – лучшие в своем деле, деле воров необычайно умных, ловких и способных. Но Соня давно уже не девчонка и тоже побывала в разных передрягах.
Вы вообще удивитесь, узнав, сколько на самом деле внутренней силы в этой маленькой женщине, такой безобидной внешне. Попасть в тюрьму в 19 лет, в незнакомом городе, в заведение, где не менее сложно выжить, чем в мужском. И провести там долгие три года. Это вам не пятнадцать суток в каталажке за хулиганство, в камере с парочкой таких же идиотов.
- На удачу… Всё, можем ехать, - мадре де диос, ей хотелось, чтобы этот момент длился вечно, а губы Эрика никогда не останавливались, поэтому когда он ее отпустил, Соня издала легкий вздох разочарования и скорчила обиженную рожицу.
- Подожди, - она снова схватила мужчину за руку, заставив его остановиться, - я должна тебе сказать…если что-то с нами случится…я не ем детей, это все слухи... убила бы того, кто рассказал о том дурацком случае! Мне сказали, что это национальное африканское блюдо…я не виновата…ты мне веришь?
Соня погрузила в машину всё нужное себе снаряжение, не забыла она также и про соску с рюкзаком, из которого предварительно был выложен Донатс. Мне будет тебя не хватать, пупсик! – мысленно смахнула слезу воровка, усаживаясь в салон автомобиля. Сейчас придется попотеть, и если Леди Спид Стик не оправдает ее, Сониного, доверия, то в скором времени компанию кто-то ограбит…

+3

7

- Подожди.
Соня схватила его за руку и Эрику пришлось остановиться:
- Жду, - вопросительно уставился на девушку и выжидающе изогнул правую бровь.
- Я должна тебе сказать…если что-то с нами случится…я не ем детей, это все слухи... убила бы того, кто рассказал о том дурацком случае! Мне сказали, что это национальное африканское блюдо…я не виновата…ты мне веришь?
- Cad é?¹ – неожиданно для себя он перешёл на родной ирландский, а в его глазах был нескрываемый шок от услышанного. Его женщина и каннибал? «Ни хрена себе…» подумал ирландец и попытался воспроизвести в уме картину, где Соня поедала суп из младенцев в обществе полуголых африканцев…
- Bhuel, ionadh tú dom², - откашлялся Данн, понимая что ребёнку может угрожать двойная опасность, теперь уже со стороны поедающей детей Блэйд. – Если ты даже совершенно случайно решишь оттяпать от нашего пятимесячного голубоглазого задания лакомый кусочек, нас будут очень долго и нудно подвергать самым ужасным пыткам. Поэтому держи себя в руках… Críost³, верю-верю... - вздохнул Эрик и вышел из квартиры.
Захлопнул за собой дверцу джипа и завёл двигатель. Окна машины были тонированные, слегка больше чем того требовали нормы закона, но пока Эрику не было выписано ещё ни одного штрафа. Счастливая случайность или подозрительная закономерность? А, пусть это останется под занавесом тайны. Он надел солнцезащитные очки и поглядывая в зеркала бокового и заднего вида, выехал со стоянки на дорогу. Им не нужно было ехать далеко, поэтому он не спешил и не вдавливал педаль газа в пол. Ехали они медленно, аки среднестатистическая американская семья, ни разу не привлекающаяся за превышение скорости.
- Ты же помнишь, чего делать не следует? – с неким волнением в голосе спросил Данн, - Если тебя застукают на горячем и ты не успеешь до этого момента взять ребёнка, то забудь про него и беги оттуда как можно скорее. Мы всегда можем испытать удачу ещё раз, а если тебя поймают… - он не закончил фразу. Эрик был в принципе не особо романтичный. Да, эмоциональный, но не шибко лиричный. В его жилах текла кельтская кровь, любовь к войнам и временами излишняя агрессивность, жестокость в действиях, изощрённость в способах убить человека, но вот, по части чувственности – тут были проблемы. Для него изначально чрезвычайно трудно было признать себе, что он что-то чувствует к Соне, а уж сказать ей слова любви и вовсе казалось ему чем-то непосильным. Однако он действительно старался меняться ради неё. Эрик даже привык к ароматизированным свечам в ванной, хотя всё равно не мог понять, где там эта прелесть, которую ему нужно в них рассмотреть. А сейчас он как любой другой человек, переживал за свою любимую, но не знал, как ему это озвучить. Нервничая, сильнее сжимал пальцами руль и искоса поглядывал на девушку сидящую рядом.
- Я не хочу, чтобы ты рисковала, - сказал, останавливая машину напротив дома, в котором находился ребёнок. Джип стоял неподвижно, но двигатель ещё работал, издавая тихое равномерное гудение. – Постарайся уложиться в срок, - «а если не успеет?» пронеслось в голове, а в глазах мелькнула тень тревоги. Если она не уложится вовремя, он пойдёт туда за ней, и тогда Данн не сможет обещать «чистой» работы, всё будет очень и очень «грязно», и наверняка попадёт в утренние теле-новости и на первые полосы всех газет.
- Если что-нибудь пойдёт не так, тебе стоит только меня позвать, и я приду, - он коснулся ладонью её щеки и нежно погладил. – Договорились?

_____________________________
¹ - что?
² - ну, ты меня и удивила.
³ - Христос.

Отредактировано Eiric Dunne (2012-11-08 17:53:10)

+2

8

Так часто в жизни бывает – ты с человеком откровениями делишься, от сердца последний кусок совести откалываешь, а он не хочет тебя утешить, обнять, нет – он начнет издеваться, предварительно сказав пару-тройку бранных слов на каком-то тарабарском наречии. Поговаривают, ирландское…
– Если ты даже совершенно случайно решишь оттяпать от нашего пятимесячного голубоглазого задания лакомый кусочек, - кто - я? Моя бессмертная душа? - нас будут очень долго и нудно подвергать самым ужасным пыткам. Поэтому держи себя в руках…
Такого удивленного лица Соня Блэйд не делала еще с тех времен, когда мама призналась, что все подарки на Новый Год делал папа и мистер Куртуализ из соседней квартиры. Ей было всего девять, когда открылась ужасная правда о персоне Санта-Клауса. А ведь когда-то Соня хотела стать миссис Клаус…
- Полегче, юноша. Перед тобой стоит не только женщина с красивой грудью, а еще и профессионал! – гордо воскликнула Соня, добавив к интонации нехилое такое возмущение, - к тому же я завтракала…
Как-то слишком быстро они переместились от темы неумышленного каннибализма к машине, где Эрик гаркнул на подругу, когда она захлопнула дверцу чересчур сильно. И громко. И как тут ему объяснить про силушку богатырскую, благодаря которой их операция пройдет более, чем успешно, м?
- Ты же помнишь, чего делать не следует?
- Да не буду я его есть, - проворнякала бельгийка и отвернулась к своему окну, безразлично взирая на улицы Торонто. Как говорила Сонина мама – тут и пешком пропешковаться недалеко.
- Если тебя застукают на горячем и ты не успеешь до этого момента взять ребёнка, то забудь про него и беги оттуда как можно скорее…
- Э, э, э! – пришлось снова повернуться, ведь не будет же она возмущенно скандировать в закрытое окошко? Тонировка – это, конечно, хорошо, случайные прохожие даже не догадаются о том, что происходит за этими стеклами, но ведь Соня-то знает!
- Я справлюсь, - Блэйд улыбнулась с изрядной порцией нежности во взгляде, - не нужно настраивать себя на другой исход. И меня тоже. Мы справимся.
Ну, разве можно не растаять от того, что наемный убийца – еще и ирландских кровей! – так о тебе беспокоится, и при этом обожемой совершенно не смущается? Вообще, в их отношениях Соня видела много чего странного. Эрик не разбрасывал по дому носки и закручивал тюбик с зубной пастой. Он смеялся над многими шутками Сони, а ведь она считала их глупыми. Он расставил в ванной множество ароматизированных свечей, и только потом, когда заводил морщившую нос Блэйд с зажмуренными глазами, только потом узнал, что его женщина терпеть не может эти штуки. Не глаза, а свечи. А самое главное – он ее не убил, за что ему вовек почет и хвала, ведь труда особого это сделать ему бы не составило. И никому не составило. Бельгийка по своей натуре – балаболка да ловкач, но уж никак не баба, которая одним махом семерых спецназовцев, а вторым сварит борщ и нажарит картошечки фри. А жаль...
Минутка нежности напоследок была крайне сентиментальной, но если бы кто-нибудь, увидев это, рискнул заржать – ирландец бы его грохнул, а бельгийка – обчистила кармашки. Но мы помним, что окна тонированные, а минутка это шестьдесят секунд…
- Я буду держать тебя в курсе, - торжественно пообещала Соня, снова улыбнулась, и, скорчив шутливую гримасу, чмокнула мужчину в нос. Затем быстренько закинула на плечи рюкзак для малыша, а остальные принадлежности уже были расфасованы по карманам да застежкам на одежде. Черной, аки ночь.
К стене здания пробраться было легче всего. Легче, чем зайти в него и выйти, ведь там – снаружи – раскинулись зеленые кусты, с легкой руки садовода принявшие вид прямоугольных параллелепипедов. Эта местность считалась отдаленной: здесь не дебоширила молодежь, не было ругающих всех и вся старушек, лишь небольшие аккуратные дома на довольно таки не близком расстоянии друг от друга. Соня взбиралась по мраморным подоконникам – там одной ногой зацепилась, там другой, там на руках подтянулась – главное в нашем деле теперь не только соска, а еще и баланс. А когда карие глаза да маленький нос появились напротив нужного окна, Блэйд тихо произнесла:
- Нянька спит. Охраны нет. Вижу ребенка, - и когда-то я прокляну человека, который придумал, чтобы окна открывались наружу, а не внутрь…

+1

9

Он настраивает себя на другой исход? Нет же, он не настраивает… С чего это ему настраивать? Ирландец сурово уставился на женщину подле себя и тяжко вздохнул. А вообще-то да, признайся сам себе мистер Данн, ты боишься, что Соня съела слишком много котлет и не пролезет в окно… Или застукавший её на горячем охранник, прежде, чем пристрелить бельгийку, позариться на её красивую грудь и ещё много чего красивого, что было сейчас надёжно скрыто под чёрным комбинезоном. Мысли сами неслись гурьбой куда-то не в ту степь и Данн уже был готов сказать нечто типа «Сиди, женщина, я сам всё сделаю!», но его застали врасплох поцелуем в его ирландский нос и упорхали из машины с рюкзаком на спине, благо, обещав вернуться…
- Да уж, попробуй только не держать меня в курсе, - проворчал Эрик, включая аппаратуру и беря бинокль в руки. Смотреть через бинокль в тонированное окно машины было неудобно и темно, поэтому ему пришлось опустить стекло, чтобы обзор был тот, что надо. Он чётко видел перебегающую от куста к кусту фигуру Блэйд, видел, как она начала взбираться по подоконникам на нужный этаж. В этот момент он даже подобрался весь, чрезвычайно внимательно следя за каждым движением женщины. И вот тут-то! Внезапно, в перед биноклем ирландца появился конопатый нос и нетерпеливо шмыгнул, пока Данн крутил колёсико резкости, пытаясь понять, чё за херня такая происходит?
- Добрый день! – громко зазвенел писклявый голосок девочки-скаута.
Эрик убрал от лица бинокль и, злобно щурясь, уставился на ребёнка.
- Хотите купить печенье? – рыжая девочка в жилете цвета хаки и кучей разноцветных значков на нём, ткнула под нос ирландцу пачку печенья. От неожиданности Эрик даже подскочил на своём сидении, ей богу, пачка остановилась в каком-то миллиметре от его физиономии.
- Мне не нужно печенье… - раздражённо выпалил и отодвинул от себя руку девчушки.
- Это вкусное печенье! – обиженно возразила рыжая и опять протянула товар к мужчине. – Купите печенье!
- Да не нужно оно мне! – прорычал Данн, то гневно взираясь на ребёнка, то пытаясь снова поймать взглядом Соню, - Иди, девочка, иди… - пару раз махнул ей рукой, как если бы это была назойливая муха, хотя, по сути, для него ребёнок-скаут, как и вообще любой другой ребёнок именно назойливой мухой и являлся. Он не испытывал к детям каких-то особенно трепетных чувств и никогда не задумывался о возможном собственном потомстве. Может быть, на него таким образом сказалось детство в приюте и не лёгкая жизнь? Причин может быть масса, но вот сейчас он реально грешным делом уже было подумал запихать эту пачку с печеньем несчастному скауту в глотку…
- Ну, купи-и-и-т-е-е-е, - противно заныл ребёнок, причём громко так заныл, что люди вокруг начали оборачиваться на звук, а лишнее внимание Эрику было ни к чему.
- Ладно, ладно! Чёрт с тобой, - затараторил ирландец и быстренько достал портмоне. – Столько хватит? – спросил, всучив в руку девочки двадцатидолларовую купюру.
- У меня сдачи нет, возьмите ещё одну пачку? – шмыгнула носом рыжая девочка и достала откуда-то ещё упаковку этой дьявольской выпечки. – Его мама делала, вкусно, - закивала головой рыжеволосая в то время, как Эрик в отчаянии и бешенстве стал методично биться головой от подголовник кресла.
- Окей, сколько там ещё? Давай всё, столько хватит? – добавил ещё сто баксов, лишь бы этот «монстр» свалил куда подальше и не мешал дело делать. – Всё, beannacht*, то есть, пока, - он развернул девчушку двумя руками и не сильно подтолкнул, - И чтоб я тебя больше не видел… - пригрозил на последок и вновь припал к биноклю, завидев Соню уже на нужном этаже.
- Нянька спит. Охраны нет. Вижу ребенка, - сообщила бельгийка в микрофон, и Эрик не замедлил с ответом:
- Отлично. Действуй, только осторожно, не разбуди няньку… - сказал и глянул на часы. Кажется, всё пока шло по плану, и они укладывались в заранее намеченный график.
_____________________
*beannacht - прощай

Отредактировано Eiric Dunne (2012-11-25 13:10:42)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lullaby of terrorland*