Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Хо`гошо, сегодня я веду. В п`гошлый `аз мы заблудились!


- Хо`гошо, сегодня я веду. В п`гошлый `аз мы заблудились!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Рик Тернер, Венсан Вальц.
Место:
Кондитерская Вальца, Сакраменто.
Погодные условия:
Тепло, хорошо и в городе обстановка жизнеутверждающая.
О флештайме:
Они познакомились недавно, но уже с завидной периодичностью просыпались вместе, исследовали новый для Рика город и просто хорошо проводили время. Они по-прежнему не многое знали друг о друге, но работали над этим почти так же активно, как и занимались сексом. Впрочем, секс – это тоже отличный способ узнать друг друга. Но здесь речь пойдет об ином…

Отредактировано Vincent C. Waltz (2012-10-31 00:24:50)

+3

2

Внешний вид

http://s2.uploads.ru/lDNGe.jpg

-Так, здесь я кажется уже был, - выдохнув, Рик почесал в затылке, оглядывая небольшую улочку в спальном районе Сакраменто, - Вот черт!
Тернер провел в этом городе уже неделю, а ориентировался ничуть не лучше, чем в первый день приезда. И что самое забавное – Ричард умудрился заблудиться даже с Венсаном, хотя парень прожил в Сакраменто довольно долго. Интересно потеряшность передается половым путем? И если это действительно так, то у них большие проблемы. Ибо не далее, как два дня назад Рик, намереваясь удивить своего любовника, выспрошал у консьержки о том, какое самое романтичное место в Сакраменто, и получив ответ, гордо ворвался в кондитерскую Вальца под вечер. И  не менее гордо уволок его в это самое место, вот только от волнения перепутал все сказанное, и оба мужчины растеряно и уныло взирали на совершенно незнакомые улицы в какой-то дыре. Удивить получилось, а вот выбраться вышло не сразу. И сейчас Тернер вновь заблудился.
Нервно дернув бровью, Рик скрипя и душой и сердцем вынул мобильный из заднего кармана джинс, и найдя номер Кристофа, нажал кнопку вызова. Впрочем, Вальц не торопился отвечать, и не дождавшись ответа, Тернер быстро написал смс: «Крис, я снова заблудился». Трагично вздохнув, Ричард уселся на ступеньки одного из домов, смиренно ждать ответа. Ну, а что еще оставалось растяпе-писателю, если весь его поникший и взъерошенный вид напрочь отпугивал прохожих. Да и дорогу как-то спрашивать совершенно не хотелось. И когда только Рик перестанет быть таким идиотом? Риторический вопрос, ибо ответ и так ясен – никогда.
Мимо проходили люди, не обращая внимания на мужчину, сидящего на ступеньках подъезда многоэтажного дома. А он не смотрел на них, полностью погрузившись в свои мысли.
Какие у них с Крисом были отношения? Тернер не знал, вернее старался не думать об этом. Им было просто хорошо вместе. Они наслаждались друг другом, и это было искренне. Рядом с Венсаном мир казался проще и чище, а сердце не редко замирало от одного лишь взгляда, ладони теплели от одного только прикосновения. Романтика романтикой, однако, все это вызывало столько сомнений и столько вопросов. Но одного Тернер не смел отрицать, и только одно принял безоговорочно быстро. Писатель чувствовал то, что никогда и ни к кому не чувствовал раньше. Люди обычно называют это чувство влюбленностью. Мужчина так легко поддался этому ощущению, что даже не заметил того, что сам Кристоф чувствовал что-то совершенное иное. Слишком уж сильно француз цеплялся за Рика во время секса. Слишком часто отводил взгляд, когда Ричард говорил что-то о том, что никогда не отпустит его. Не верил? Вероятно. Но, почему? Тернер никак не мог взять в толк, ведь он действительно говорил о том, что было у него на сердце, и всячески давал понять то, что эти отношения многое значат для него, хоть и найти какого-то верного определения им было сложно. Но, разве дело в определениях?
Звук долгожданного сообщения буквально вознес до небес, подарив такую шикарную возможность не забивать себе голову глупостями. Наскоро прочитав смс, Тернер задумчиво нахмурился так ничего и не поняв. Но, благоразумно решив следовать изложенным в сообщении инструкциям, и поймав такси, сунул мобильник водителю под нос, на что мужчина коротко кивнул, и ответил:
-Понял. Тут не далеко.
Усевшись на заднее сидение, Ричард без особого интереса смотрел в окно, вновь уступив нерадужным мыслям. Меньше всего Рик хотел причинять боль тому, в ком видел сейчас едва ли не смысл своего пребывания в Сакраменто, а возможно и куда более глубокий. Но и не замечать этого странного поведения, Тернер больше не мог. Только вот спрашивать об этом мужчина как-то не решался не то боясь неосторожно ранить, не то опасаясь узнать о том, что все это не более чем приятное времяпрепровождение. Первое же пугало больше всего, ибо Тернер хоть и был не слишком внимательным к чувствам других, но слепым он точно не был. Кристофа что-то терзало, и это самое что-то становилось все более ощутимым.

Тонкая грань между реальностью и выдумкой. Такая тонкая, что одно вполне себе способно прикоснуться к другому. Обняв, крепко-крепко, и что-то отдать. На память. Чтобы и с той и с другой стороны было что-то чужое. И люди путали. Метались. Терзались. Не замечая того, что все это игра. Забавная. Странная. Увлекательная.
«Найди пять отличий». Найди и спрячь, дабы вновь и вновь возвращаться в своей реальности к чему-то нереальному.

-Приехали, - повернувшись к пассажиру, возвестил таксист, И Тернер совершенно машинально достал из бумажника купюры,  даже не смотря на них, расплатился с таксистом.
Захлопнув дверцу, мужчина чуть улыбнулся, увидев знакомое крыльцо, и вывеску с французским пейзажем на ней. Все на этой улице было уже слишком родным, потому как Рик, за последние несколько дней, провел тут не мало времени, и запах, исходящий из кондитерской, был каким-то особенным, привычным и теплым. Это в корне отличалось о того места, в котором он имел удовольствие заблудиться несколько минут назад. И даже люди на этой улочке были другими, приветливо улыбались, некоторые кивали в знак приветствия, видимо решив, что Рик тут поселился.
Впрочем, не смотря на всю эту теплую атмосферу, Тернера не покидало странное беспокойство. Вначале этот звонок, на который не ответил Кристоф, хотя не поступал так никогда, а теперь и его отсутствие на этом самом крыльце, под этой самой вывеской с французским пейзажем. А ведь парень всегда ждал его прихода, прислонившись к стене, и едва заметно улыбаясь.
Слегка нахмурившись, Рик оглянулся по сторонам, однако француза видно не было, и немного посомневавшись, мужчина поднялся по небольшой лестнице, открыл дверь кондитерской, отметив тот странный факт, что вновь ждал звона колокольчика. Не тренькнуло. Обидно. Нахмурившись еще больше, Тернер оглядел зал. Как всегда, кондитерская бурлила жизнью. И это было неудивительно, ибо сладости тут были что надо. У прилавка и за столиками переговаривались люди, сновали официантки, разнося заказы. И вновь ощущение того, что Америка осталась за дверью, уступив место более изысканной Франции, незамедлительно ворвалось в душу. Легкий французский мотив, разливающийся из аккуратных, стилизованных под роспись самого зала, динамиков смешивался с приятным запахом вкусностей, от чего голоса становились тише, суматоха напрочь исчезала, и даже такое множество народа не вызывало давящего ощущения толпы. Размеренно протекали беседы, лениво поглощались сладости, и теплые улыбки не сходили с лиц. Это была та самая атмосфера неспешности, в которую хотелось окунуться, как освежающий родник, после шумного и пыльного города. Ричарду нравилось тут, ибо каждый метр, каждый элемент дизайна буквально кричал о том, что все здесь было сделано с любовью. И каждый, кто заходил сюда определенно мог рассчитывать на самый маленький кусочек этой любви.
Одна из официанток приветливо улыбнулась писателю, и что-то сказав милой старушке, быстрым шагом направилась к нему. Тернер вспомнил ее сразу, вернее вспомнил то, что их уже знакомили, вот только имя он все же забыл. Морща лоб, и перебирая в памяти все ведомые ему имена, Рик не сразу заметил то, что девушка оказалась рядом, и нежно пропела:
-Привет, Рик. Ты к Кристофу?
-Привет, - растерянно улыбнулся Тернер, так и не подобрав подходящего имени, - Да, я думал, он на улице, как обычно, но его нет…решил поискать.
Девушка убрала блокнот, в который видимо записывала заказы, в карман, и указав на лестницу, ведущую на второй этаж, ответила:
-Он там, к нему пришли. Позвать?
А вот это было уже более чем странно. Кто мог оказаться настолько важным, что Венсан бросил работу, и удалился от посторонних глаз? Хотя, что вообще Рик знал об этом парне? Разумеется, ничего. Потому на подобные выводы он просто не имел права.
-Нет, не стоит. –сказал он, ероша пальцами волосы на затылке, - Это наверняка что-то очень важное. Я подожду его за столиком….-вновь осмотрев зал на предмет свободного столика, Тернер добавил, - Вон за тем, в углу.
Девушка кивнула, и улыбнувшись, спросила писателя о том, что ему принести, на что Рик загадочно улыбнулся, по-детски испытывая странное влечение к сладостям, и попросил чашку кофе и пирожное.
Удобно разместившись за выбранным столиком, мужчина положил мобильный рядом с чашкой кофе, только что принесенной любезной официанткой, и бесцельно глазел на посетителей. Тревога так и не отступила. Мысли путались, складываясь в глупейшие предположения, и тут же разбивались о один неоспоримый довод – Рик ничего не знал о Кристофе. Совершенно ничего.

+4

3

Внешний вид

http://s3.uploads.ru/X0clp.jpg

Все в жизни Венсана стремительно менялось. Слишком стремительно он бы даже сказал. Но в то же время не сказал бы, что ему это не нравилось. Все действительно было очень быстро, неожиданно, чарующе и дико приятно. Но вместе с тем и тяжело, и страшно, и неопределенно. Как и в любой ситуации, тем более связанной с отношениями двух людей, в этой тоже были свои «но». Не самые приятные. Они, как и всегда, призваны были омрачать общую обстановку любви, добра и эйфории. И блестяще справлялись со своими целями! Венсан был столько же несчастен, сколько и счастлив. С одной стороны, Вальц нашел человека, с которым ему было тепло и приятно. Рик в последнее время был всем миром для него, как это и бывает, когда вдруг влюбляешься и взаимно. Этот мужчина был потрясающ в своем несовершенстве, очень талантлив и до безобразия мил. Они бегали вместе, ходили в один спортзал, поедали сладости в кондитерской и гуляли по городу. А еще просыпались все чаще и чаще в одной постели. И все бы идеально, если бы не та вторая сторона, что не давала ему покоя. Венсан был ранен в прошлом, и, может быть, все это было глупо, слишком сентиментально и не по-мужски, но он боялся. Он долгое время был один, практически всю жизнь, если быть точнее, а все, что у него было, разбилось тем самым человеком, которого он так любил. Это было слишком тяжело. Слишком больно. И Венсан почему-то поверил в то, что иначе не бывает. Сначала ведь и у них со Стивом все было хорошо, и романтика, и потрясающий секс, и прогулки совместные, а после он вдруг нашел кого-то еще и выкинул Венсана из своей личной жизни, оказывается, считая все это лишь развлечением. Еще больнее было осознать, что пока Венсан строил надежды и витал в облаках, Стив был с кем-то еще, кто-то еще удостаивался его внимания, с кем-то еще он ложился в постель. Вальцу было тридцать лет сейчас, с тех пор прошли годы, но у него не складывались отношения с того самого времени. Драма молодости все еще следовала за ним по пятам. И он был уверен, что и в идеальном их романе с Риком кроется что-то еще. А его сказанная непостоянность и вовсе не давала покоя, наверное, Венсан просто боялся снова прислониться к кому-то, потому как «кто-то» обязательно шагнет в сторону и француз повалится на пол. Униженный и растоптанный.
- Нет, ты представляешь?! Эта сучка еще после всего этого выставила меня виноватым! Да меня из-за неё загребли, в опорном пункте держали, да еще и штраф заставили выплатить! Иногда я уверен, что ненавижу её. – Стив закинул ноги на его стол и громко возмущался, рассказывая о том, как они с его дамой сердца повздорили, и чем это обернулось для него, потому как эта самая дама была той еще лисой, выкрутилась, а любимого бросила.
- Надо было позвонить мне, - отозвался Венсан, пытаясь высвободить из-под ноги друга, любимого и дорого, папку. – Подними ноги, `аз уж снимать их не хочешь.
Освободив тому место под конечности, Вальц откинулся в своем кресле и, покачиваясь, все смотрел на свой мобильный телефон. Рик должен был явиться с минуты на минуту и у них были планы на этот вечер, но Стив, как и всегда, свалился на голову Венсана, как снег и всполошил всех в кондитерской. Кристина, которая его ненавидела, уже успела подать ему соленый кофе, вызвавшись лично обслужить гостя, а тот успел выпить его всем на зло и поулыбаться рыжей администраторше. Вальц даже не отреагировал на все это. Всему этому было не время сейчас. Не так все должно было быть в этот вечер. Неправильно.
Вообще, пережив все тогдашние свои чувства, обиды и расстройства, Венсан сумел вдруг вернуться к дружеским отношениям со Стивом. Ему было все так же больно и плохо, но он не желал отказываться от человека, с которым был дружен с самого своего переезда. И что уж греха таить, Венсан просто хотел быть рядом. Если не в качестве партнера, то быть хотя бы другом, выслушивать, помогать, оберегать и спасать. Он уже давно не имел ни желаний, ни мечтаний о том, что у них вдруг все получится. Вовсе нет, скорее Вальц уже точно знал, что надеяться просто не на что. И потому он совершенно спокойно, скорее даже с дружеской радостью, проводил время со Стивом. Но не в этот день. Не в это время. Чувства Венсана сейчас были обнажены, нервы натянуты, воспоминания свежи. Все было не так, как должно было быть для Стива. Ему нельзя было этого показывать. Иначе он испортит все. Стив, увы, умел только разрушать и портить. Создавать у него никогда не получалось.
- Ааааа, черт! – Стив посмотрел на часы и подорвался с места. – Надо идти, у нас сегодня в «Джокере» спор с Меган, выберем друг другу по жертве и пойдем соблазнять на спор. А может, одну жертву выберем, кто быстрее! Пошли с нами, а?
- У меня планы. – Улыбнулся Венсан, поднимаясь тоже. - `Габота сама не делается. Так что хо`гошо отдохните, не болей на ут`го.
- Хоть проводи меня тогда уж, засранец! Совсем забыл своего старика, а я ведь скучаю! И все время пытаюсь тебя выловить, а ты все… работаешь, - Стивен скривился недовольно. – Ну, признайся, ты просто пялишь чью-то попку, да? Или не попку?
- Иди в «Джоке`г», - Обреченно вздохнув, выдал Венсан, а Стив захохотал, как всегда глупо пошутив. – Я п`говожу.
Закрыв свой кабинет, Венсан пропустил Стива вперед, однако тот обнял его одной рукой за шею, и они вместе спускались по лестнице в зал. Кристина, сидящая за стойкой, очень и очень недовольно покосилась на эту картину. Эта рыжая женщина была единственной, кто знал историю Венсана от и до – больше никто, даже сам Стив. Потому она так на него и реагировала, собственно говоря. Потому так люто ненавидела и всеми фибрами души она не одобряла того, что Вальц близко дружил с этим «членоголовым придурком». Слабо улыбнувшись ей, мужчина вымученно следовал рядом со Стивом. Ему было больно. В его теле словно бы происходило какое-то странное столкновение чувств, воспоминания о тех старых, покрывшихся пылью в задворках души, к Стиву, и новых чувств, что окутывали его в этот момент по отношению к другому человеку. Венсану хотелось скорее выгнать, выпроводить своего приятеля, чтобы дождаться Рика и забыться рядом с ним. Странно, Венсан боялся того, что происходило, и все еще не доверял этим ощущениям, но только с Риком ему было спокойно и хорошо. И сомнения подавлялись нежностью. Вальцу снова и снова хотелось просто довериться, но способен он был лишь на маленькие шажки.
- Слушай, мы давно с тобой никуда не выбирались, - живо трындел ему на ухо Стив, ероша пальцами его волосы на затылке. – Давай сходим в какой-нибудь клуб, потанцуем, м? К черту Мег! К черту баб! Только ты, я и много алкоголя. Ну и людей, которые… ну ты же все понимаешь, дружище!
- Посмот`гим. – Кивнул Венсан, вежливо и натянуто улыбнувшись. Стив всегда был человеком невнимательным к другим, да еще и чурбаном, так что он даже и не заметил того, как вел себя друг сегодня. – У меня сейчас много `аботы, мы ведь хоти немного `гасширить эту кондитерскую и отк`гыть еще одну в д`гугой части го`года. Так что…
- Трудяга. – Стив, наконец, убрал от него свои руки. – И зануда. Эх, всегда ты таким был!.. Ладно, чувак, давай. Я пойду. Отдохну за тебя тоже!
Притянувшись к нему совсем близко, Стив намеревался дружески поцеловать в губы на прощание, но Венсан в самый последний момент подставил щеку и наморщил лоб. А еще через мгновение снова фальшиво улыбнулся другу, прощаясь с ним. Как только Смит пропал из виду, француз прикусил щеку изнутри, поправил ворот свитера и пошел, словно неживой, ничего не видящий и не слышащий, обратно к лестнице. В свой кабинет. Нужно было привести себя в порядок перед тем, как явится Рик. Что-то он задерживался… Впрочем, оно и хорошо. Чем меньше он будет знать о Стиве, тем лучше. По крайней мере, пока. Венсана аж затошнило от мысли о том, что к человеку, к которому душа лежит, он сейчас относится неуважительно, собираясь что-то скрывать. Едва сдержав не то рык, не то стон отчаяния, Вальц прибавил шагу, поднимаясь по лестнице. Кристина, поднявшись со своего места, направилась за ним следом. Следом побежал и кое-кто другой…

+1

4

Я дарю тебе одиночество
На стекле в твоем отражении.(ц)

Бесцельно тыкая ложечкой, с причудливой резной ручкой, в пирожное Рик не мог заставить себя съесть и кусочка. Где-то внутри медленно расползалась все та же тревога, холодными руками обнимая замирающее сердце. За окнами уже медленно прогуливался вечер, даря прохожим загадочные улыбки, зажигая фонари, и бархатно напевая о какой-то вечной любви, что определенно идет следом. Тернер улыбнулся, бросив это странное занятие – тыкать несчастное пирожное, и сцепив руки в замок, положил на них подбородок, разглядывая людей в кондитерской в оконном отражении, что улыбались друг другу, о чем-то живо переговаривались, или молчали, сидя в одиночестве. О чем они думали? Например, вон тот мужчина, что с нежностью смотрит на своего сына, уплетающего за обе щеки кусок шоколадного пирога. Наверное, о том, что вот это забавное существо – центр его вселенной. Или вон та женщина, что ласково улыбалась мужчине, державшему ее за руку. Может быть, она думала о том, что наконец-то нашла свое счастье. А вон та, уже не молодая дама тоскливо взирала на шумную семью из четырех человек, что сидели за столиком напротив. Возможно, она тоже мечтала о такой вот большой и взбалмошной семье. Рик прикусил щеку изнутри, и тихо выдохнул. Как ни крути, а счастье – это люди. Те, которые рядом. Те, которых любишь. Был ли Венсан таким человеком? Ричард мог бы придумать херову тучу доводов и причин, чтобы не считать его таковым, но не один из них уже не работал. Кристоф был именно тем, с кем впервые Тернер почувствовал разницу между счастьем кого-то любить, и милой влюбленностью, радующей всего лишь на время.
Опасные мысли. Неуместные. И тоска, на пару с тревогой уже победно и гаденько потирали руки, пиная растревоженное сердце. Вот так вот взял и проиграл битву за собственный разум, за собственную свободу. А ведь даже и не стремился выиграть. Рик отменил все, что планировал. Сакраменто уже рассматривался им всерьез и надолго. И все это из-за одного человека. Тернер не знал о том, что он мог дать Крису, не смел утверждать о какой-либо серьезности, но не скрывал и такой возможности. Он просто не умел забегать вперед. Не умел давать надежду. Всего лишь хотел отдавать тепло и ласку, а сроки не имеют значения. Ну, а что еще оставалось? Не мог же он сказать Вальцу «Я останусь с тобой навсегда». Ложь. Красивая и слишком ответственная. Рик всегда повторял совсем другое «Я никогда тебя не брошу и не сделаю больно». Это то, что он чувствовал. То, на что действительно был способен – не сделать больно, и придти по первому зову, не обуславливая это рамками каких-либо отношений.
Внезапность телефонного звонка. Растерянный взгляд на дисплей, и надежда, погасшая с одним лишь вздохом. Это была Билли.
- Ричард, мать твою, Тернер! – Рик тихонько постучал телефоном по лбу, жмурясь и негромко матерясь. Крик Билли Свон с легкостью доносился из трубки даже на приличном расстоянии от уха.
-Какого черта в моей почте еще нет файла с рукописью?! – Тернер улыбнулся во все тридцать два будто бы мисс Свон могла его увидеть, - Рик, я из кожи вон лезу дабы не терять связь с тобой в любом уголке планеты, пока твоя задница путешествует, поднимаю на ноги все местные тех службы, дабы у тебя был доступ к Интернету в любое время суток, будь ты хоть на Аляске в стойбище северных оленей! Пью успокоительные, пока вокруг тебя вьются издатели! Хожу к своему парикмахеру ежедневно, закрашивать седые волоски, пока ты едва ли не босиком по высоковольтным проводам гуляешь! Потому, милый, родной мой Рик…-женщина перевела дыхание после бурной тирады, и видимо, вновь набравшись сил, заорала в трубку так, что Тернер едва не оглох, - Где моя последняя глава?!
По правде сказать, Ричарду в последние дни было совсем не до работы. Вернее, он напрочь о ней забыл, растворившись в таких теплых объятиях Венсана. О какой работе может идти речь, если все мысли Рика были заняты французом?
-Билли, я тоже так тебе рад. Так соскучился по твоему крику, и готов еще раз двадцать сорвать все сроки, дабы ты вновь мне позвонила, - нагло врал Тернер, почесав свободной рукой в затылке, - Мне немного дописать осталось. Потерпи немного. К концу недели последняя глава у тебя будет.
Рик хоть и не был постоянным в чем-то, но к работе он старался относиться со всей серьезностью. И если уж сказал о том, что последняя глава будет у Билли, стало быть эта самая глава у нее будет. Так же как и прошлый раз, когда Тернер с упоением слушал крики Билли, когда из всей книги писатель отправил ей всего лишь последнюю главу.
-Запомни, детка – нежно проворковала в трубку Билли, - Если к концу недели ее не будет, то я приеду за ней лично!
Ричард засмеялся, впервые за вечер почувствовав хоть какую-то легкость. Свон пусть и производила впечатление злой, и хамоватой особы, но никогда такой не была. Эта женщина не раз спасала Рика, избавляя от проблем, и даже потакала всем его выходкам. Билли была из тех женщин, рядом с которыми мужчинам было неуютно. Сильная. Властная. Целеустремленная. Наверное, именно поэтому у нее так и не сложилась личная жизнь. Тернер никогда не лез ей в душу, а она не давила на него. Билли Свон была не просто издателем, она была тем самым незаменимым другом, с которым можно просто молчать. И даже ругаясь с ней, и подтрунивая, Ричард слишком любил её и был благодарен за все.
Впрочем, радость быстро погасла, так же как и появилась. Выхватив взглядом из множества посетителей кондитерской Венсана, Тернер едва смог выдохнуть. Француза за шею обнимал какой-то парень, и увлеченно что-то рассказывал.
-Да-да, Билли…я понял, все сделаю, - растерянно ответил он, и не став дожидаться ответа, нажал кнопку отбоя.
Такого он уж точно не ожидал. Значит, все это время Крис был вот с этим парнем? Именно из-за него не отвечал на звонки? Облизнув губы, писатель отвел взгляд, невольно хмурясь от болезненных ощущений удушающей обиды.
Как принято говорить в таких случаях?
« -Вот тебя и послали, парень.» - Тернер взъерошил волосы, и вновь зажмурился.
Верить в это не хотелось. Смотреть на это тем более. Не мог же Крис так откровенно прижиматься к Рику по ночам, ничего не чувствуя. Не мог целовать так жадно, если Тернер был всего лишь на время. Догадка пришла слишком внезапно, больно пройдясь по душе. Ричард вновь сощурившись посмотрел на парня. Красивый. Самоуверенный. Наглый. Неужели Венсан так отчаянно цеплялся за Рика только потому, что Тернер был заменой. Заменой вот этому?
Покачав головой, Тернер сосредоточенно уставился на того, кто нагло висел на французе. Этого не могло быть. Рик сам себя накручивал. И прежде чем делать какие-либо выводы, нужно было поговорить с Венсаном. Но, с другой стороны Ричард вдруг поймал себя на том, что просто не хочет говорить с ним об этом, боясь услышать именно то, к чему пришел он сам.
Воздуха катастрофически не хватало, нужно было что-то сделать. Но что? Подойти, потребовать объяснений? Писатель перевел взгляд на Криса, и сердце еще сильнее сжалось. Француз выглядел слишком подавленным и расстроенным. Болтовня этого парня определенно угнетала его. А может быть, так действовало на Кристофа его присутствие? Рик растерянно смотрел на то на незнакомого парня, то на любовника, не в силах разобраться в своих ощущениях. Ревность сводила с ума, но и она вдруг запнулась о сомнения. Странные. Тягучие. Словно что-то изводило Вальца изнутри. Будто что-то буквально впивалось в него железными тисками, заставляя натянуто улыбаться и прятать взгляд.
-Что происходит, черт возьми?! – шепнул сам себе Рик, поднимаясь со стула.
Напряженно впившись взглядом в парня, что потянулся к Кристофу с явным намерением поцеловать, Тернер так крепко сжал кулаки, что даже не почувствовал того, как больно ногти впивались в кожу. Казалось, общая оживленность этого места напрочь исчезла, а тихая музыка растворилась в бешеном стуке сердце, которое долбилось о ребра. Весь мир пропал. Людей рядом не было. Не было совершенно ничего, кроме оглушающей боли. И Рик не сразу даже понял то, что Вальц отвернулся, избегая поцелуя.
Вот и все. Они попрощались. Парень исчез за дверью, а в кондитерскую вновь вернулись люди, звуки и запахи, на какое-то мгновение оглушив мужчину. И только сейчас Рик услышал собственное дыхание, напряженное и тяжелое. Только сейчас ощутил леденящую пустоту внутри. Всего каких-то пару часов назад Тернер мечтал о том, как сделать этот вечер удивительным для Кристофа. Всего каких-то несколько минут назад Ричард считал то, что счастье именно в этом человек, только рядом с ним. А сейчас стоял совершенно разбитый, и опустошенный. Вальц даже не заметил его, вновь поднимаясь по лестнице. И Тернер не мог не игнорировать то, насколько растревоженным и потерянным был сам Венсан. Пустые глаза. Нервным движением поправленный воротник. Француз будто спешил спрятаться от всех. Он будто ждал чего-то, и в тоже время опасался этого. Рик нахмурившись, оцепенело следил за тем, как его любовник быстро поднимался по лестнице, и за ним, сорвавшись со своего места, побежала какая-то рыжая девушка. Рик уже видел её, но не помнил имени. Казалось, она была встревожена не на шутку. Что же тут произошло? И кто был этот парень? Тернер больше не собирался мучить себя догадками, и едва не свернув стул, побежал вслед за ними, спотыкаясь о ступеньки.
На верхнем этаже кондитерской писатель ни разу не был. Потому оглядевшись, Тернер едва не потерял из виду Вальца, и спешившую за ним девушку. Все помещение было уставлено еще запакованными столами и стульями, будто готовилось стать вторым залом, гораздо больше и уютнее первого этажа. На потолке и стенах была все та же великолепная роспись неизвестного художника, и среди всего этого еще необжитого беспорядка и приглушенного света заметить ярко – рыжие волосы девушки не составило труда. И поколебавшись немного, Ричард направился следом за ними, не особо раздумывая над тем, можно ли ему тут находиться. На такие раздумья не было времени. Все, что сейчас хотел Рик, так это обнять своего любовника, и попытаться заглушить его боль. Своя же собственная нехотя отходила на второй план, вместе с сжигающей обидой.
- Крис, - негромко окликнул он француза, нагнав их с девушкой практически у двери, - Подожди, иначе я тут просто заблужусь…
Выдохнув, мужчина почесал в затылке, и не сразу решился взглянуть на Вальца. Больше всего Рика страшило то, что он мог увидеть. Может быть он, Ричард, ошибся, и Кристофу сейчас нужен кто-то другой. Или вообще тот хотел бы остаться один, и Тернер был сегодня совершенно не к месте. Только мужчина был слишком напорист и упрям, чтобы позволить Венсану вот так вот уйти. И пусть тот хоть в любви другому признается, Рик все равно не бросит его. Ведь обещал. Даже если так, даже если был заменой, Тернер способен понять многое, и отметать с ходу то, что Венсану было довольно больно, он не будет.
-Я все-таки добрался, благодаря твоим инструкциям, - сообщил писатель, и вдруг вспомнив о том, что рядом стоит девушка, мужчина растерянно улыбнулся, и быстро пожал ей руку, - Здравствуйте, меня зовут Рик. Если нас уже знакомили, то простите мою бестактность, но я часто забываю имена. Это не нарочно, уверяю вас…
Немного нахмурившись, Рик все-таки выпустил руку девушки, почесав в затылке. Иногда он все же был слишком странным и непосредственным.
-Я немного волновался, ты не отвечал на звонки, и зашел сюда, мне сказали, что ты с кем-то наверху, и я решил подождать. Надеюсь, ты не против, - избегая прямого взгляда, сказал Рик, стараясь непринужденно улыбаться, но этого задора хватило не на долго, - А этот парень, с которым ты был, твой друг?
Каким же глупцом Рик сам себе казался. Он говорил не то, что хотел сказать. Он делал не то, что хотел сделать. Наблюдая за всем издалека, мужчина все определил для себя. Сейчас же, находясь так близко, француз вновь волновал все чувства, будоражил и сводил с ума. Хотелось взять его за руку и быстрее увести отсюда. Хотелось обнять, и не терзать не себя ни его вопросами. Хоть боль все еще душила, а сомнения раздирали на куски.

+1

5

Венсан не был мямлей. И он вовсе не пресмыкался перед своим другом, не побоялся бы дать ему отпор, если бы такая ситуация вдруг случилась. Они даже ругались пару раз и Вальц картаво орал на Стивена, посылал его «к че`гту», запинаясь и путаясь в словах. Помнится, тогда он еще ярче чувствовал, какой же сильный языковой барьер существовал между ним и остальными, несмотря на все его знание английского языка. Нет, он определенно мог поставить Стива на место. Мог заткнуть. Но нет, не делал этого, просто потому что этот человек был для него другом и, в сущности, он не сделал ничего необычного, неправильного и обидного. Он был самим собой, искренне соскучился и зашел к нему, чтобы повидаться. И в другое время он был бы рад его визиту, был бы живее и чмокнул бы его в губы, прощаясь, как он делал это с незапамятных времен. Только теперь что-то изменилось, было иначе. Все это... Все было так глупо! Нелепо! Просто трагикомедия какая-то! Только нервно усмехаться и молиться, чтобы это был дурной сон. Лишь игра воображения, а после пробуждения все бы кончилось. Но нет. Явь. Настолько явная явь, что впору было бы плакать из-за всей этой ситуации.
Когда Венсан так встрял? Почему он чувствовал себя так, словно оказался в ловушке? Чего бы он хотел? Француз сам едва ли мог ответить на этот вопрос. Самое неприятное ощущение - это не знать, чего ты хочешь. Метаться. Бояться. Пытаться спрятаться, когда хочется душу нараспашку! Внутри кипела непонятная обида. Не то на себя, не то на Стива, не то на Рика, не то на весь остальной мир. Вальц не понимал, почему ему было так плохо сейчас. Из-за своих чувств к лучшему другу, что когда-то сношал его и выкинул после? Что это за чувства? Это уже не та слепая подростковая любовь молодого парня, это уже и не любовь вовсе, а что-то... какая-то зависимость от него. Мучительное желание удержать рядом и прогнать с глаз долой, чтобы не видеть больше его нахальной физиономии, не слышать глупых шуточек и разговоров о его даме сердца, на которую он так жаловался. Из-за Рика, что вдруг разрушил его спокойную размеренную жизнь своим появлением и вламывался в его душу так беспощадно разбивая любые стены, любовно выстроенные Венсаном вокруг себя?
Оглушенный, готовый сорваться на бег, Венсан старался скорее скрыться в своем кабинете. Поднимался быстро, стремительно, не позволяя повести себя так, чтобы привлечь чье-то внимание, хотя позади уже слышался резвый стук каблуков Кристины - она как всегда была на шпильках и передвигаться тихо не могла. Он даже не сбавил шаг, чтобы дождаться девушку и успокоить, как-то даже глупо и упорно не оборачиваясь, якобы не замечая. На что он надеялся? На то, что дверь перед её носом захлопнет? Тогда она её выломает. Да и не закроет, все равно они встретятся глазами возле его кабинета и переговорят. Возможно, Венсан просто силился придти в себя до того момента, чтобы сказать, дескать, устал или, может быть, что-то еще. А возможно он просто не думал в этот момент. Просто хотелось спрятаться.
- Крис, - Остановившись, Венсан зажмурился и, вздохнув, повернулся. - Подожди, иначе я тут просто заблужусь…
Неожиданное появление Рика сбило его с толку и ошарашило, появилось еще большее желание хлопнуть дверью перед носами тех, кто так яро за ним несся. Кристина смотрела на него встревожено и нервно косилась в сторону Тернера, которого видела в последнее время часто, но не знала, что у них с шефом творится. Ситуация складывалась нелепая. Даже комичная. Только смеяться совсем не хотелось.
Мысль о том, что Рик видел сцену с участием Стива, холодком прошлась по позвоночнику. Не то, чтобы Венсан боялся скандала или ревности, он не сделал ничего неправильного и, если уж на то пошло, все произошедшее далеко нельзя было назвать чем-то вроде измены хотя бы потому, что Вальц явно не получал от происходящего удовольствия. Это заметил бы любой, кроме Стивена, конечно. Он на подобную чуткость был способен едва ли.
-Я все-таки добрался, благодаря твоим инструкциям, – Мужчина кивнул в ответ, дескать, хорошо и слабо улыбнулся. - Здравствуйте, меня зовут Рик. Если нас уже знакомили, то простите мою бестактность, но я часто забываю имена. Это не нарочно, уверяю вас…
- Кристина. - Кивнула рыжая администраторша, растерянно косясь на Венсана и нервно улыбаясь. – Приятно познакомиться. Я администратор кондитерской. И нет, вам не придется испытать неловкости, потому как нас действительно еще не знакомили.
Вся ситуация несла какой-то нелепый характер. Все словно было хорошо, знакомства, встреча, которая назначена была на этот вечер…. Но они все трое знали, что происходило что-то неладное, знали, что не все в порядке и молчали, предпочитая делать вид. Хотя, Венсан был готов поспорить, это ненадолго, потому что это совсем не стиль Кристины и сейчас её, наверное, сбил с толку только лишь Рик, иначе бы она уже все вытрясла из Вальца. Что-что, а это она делать умела. Всегда.
-Я немного волновался, ты не отвечал на звонки, и зашел сюда, мне сказали, что ты с кем-то наверху, и я решил подождать. Надеюсь, ты не против, - Неожиданно для себя, Венсан улыбнулся, слыша в тоне Рика волнение и видя, как он старается это скрыть.- А этот парень, с которым ты был, твой друг?
- Врагу таких друзей не пожелаешь! – Кристина раздраженно повела плечиками, зло хмурясь. – Что он опять сделал? Он обидел тебя?
- К`гистина… - Почти укоризненно глянув на подругу, Венсан вздохнул. – Все хо`гошо, ладно? Я в по`гядке и Стив тут не п`ги чем. Не в том, что я в по`гядке… В общем… - Он недовольно фыркнул, запутавшись в словах. – Все хо`гошо. Возв`гащайся в зал.
- Конечно! Там где порядок – Стив всегда не при чем! – Рыжая девушка откинула волосы за спину резким движением. – Я пойду вниз, большой начальник. Но если что – я всегда на связи, ты знаешь.
- Спасибо. – Искренне улыбнулся Вальц и, взяв Рика за руку, завел в свой кабинет. – Ты п`гости за все, что там п`гоизошло. И за то, что п`гишлось ждать. Я не знал, что он ко мне п`гидет. Он никогда не п`гедуп`геждает…

Кабинет Венсана

http://s2.uploads.ru/Vlkrh.jpg

Его кабинет, в отличие от кондитерской, был довольно строгим. Никаких росписей, никакой музыки. Однако здесь все равно, пусть по-офисному, но было уютно. Светлое небольшое помещение, кремовые стены и пол, офисная мебель из светлого дерева. Венсан постарался сделать это место уютным, потому как предполагал, что много времени будет проводить именно здесь, но, как оказалось, работать в зале ему нравилось куда больше, хотя и не сказать, что кабинет оставался бесхозным. Нет, Вальц работал там с бумагами и принимал людей, но в остальное время он предпочитал оставаться в основном зале. Часто даже обслуживал посетителей сам или по воле этих посетителей присоединялся к ним, дабы поболтать и выпить кофе. Что ни говори, а постоянным посетителям Венсан очень нравился.
Устало опустившись на диван, Вальц взъерошил свои волосы и постарался расслабиться. Он понимал, что нужно поговорить с Риком. Хотя бы объяснить ему все, однако одна мысль об этом заставляла недовольно капризно морщиться. И будь Венсан чуть менее честным и искренним, то он бы отвертелся от объяснений, но совесть и теплые чувства к Рику не позволяли ему так поступить. Потому француз прижался к Рику, поцеловав того в шею и обняв за пояс одной рукой, лег головой ему на плечо.
- Тот па`гень мой д`гуг. Лучший д`гуг. – Заговорил он тихо, поглаживая Тернера по боку теплой сухой ладонью. – Его зовут Стив. Мы познакомились с ним, когда я только сюда пе`геб`гался… и стали близки, вместе гуляли, он показал мне все здесь.
Чуть хмурясь, Венсан не знал, как стоит рассказывать подобное. И стоит ли вообще что-то рассказывать? Это ведь прошлое, которое никак не мешало настоящему. С другой стороны, картина, которую сегодня созерцал Рик, не казалась безобидной, и Венсан это понимал. И хотел быть честным, просто не имел особого опыта в таких разговорах и длительных отношениях вообще.
- Я когда-то был влюблен в него. – Сказал он, подняв голову и посмотрев на Рика. - Очень. Само`газ`гушающе любил. А он меня нет. Не так, как надо…. И считал все `азвлечением, он… ты сам видел, он повеса, `азвязный… Секс для него ничего не стоит. Не стоил и со мной. У нас уже ничего нет, все изменилось, мы п`госто д`гузья. П`гавда сегодня он был мне почти п`готивен и я не хотел, чтобы вы столкнулись. Он все по`гтит. И `евнует меня. Поэтому…
Он чувствовал себя глупо. Нелепо. Хотелось спрятаться где-нибудь в туалете и не выйти, пока о нем не забудут. Но Венсан стойко сидел, смотря на Рика, ожидая его реакции на этот рассказ.

Отредактировано Vincent C. Waltz (2012-11-16 17:30:26)

+1

6

Медленно расползался туман липкого страха, цепляясь за звенящую тишину. Заполняя некогда теплое пространство ледяным холодом. Душа так замерзает. Так становится пустой, впуская в себя иссушающий страх, рожденный в самых темных уголках сознания, воспитанный сомнениями.
-Мысли материальны? – нашептывал новорожденный страх, ласково обнимая замирающее сердце,- Нет. Только я. Только страх обладает способностью выбираться из вязких глубин размышлений, и становится осязаемым, ощутимым, реальным. Не мысли. Только страх.

Рик уже давно привык к тому, что иногда производил впечатление чертика, внезапно выпрыгнувшего из табакерки. По крайней мере, по растерянному лицу девушки можно было легко прочитаться все то удивление, с которым она смотрела то на писателя, то на Венсана. Но, стоило бы отдать ей должное, нашлась она быстро. 
- Кристина. – Тернер улыбнулся, разглядывая новую знакомую, не особо заботясь о том, что это было неприлично, – Приятно познакомиться. Я администратор кондитерской. И нет, вам не придется испытать неловкости, потому как нас действительно еще не знакомили.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы не заметить того же удивления и в облике самого Вальца. Его растерянность, и даже некий испуг. Что же должна была означать та сцена внизу? Ричард почувствовал себя еще хуже, чем до этого, и едва не пропустил реакцию девушки на невинный вопрос Тернера.
- Врагу таких друзей не пожелаешь! – писатель, немного сощурившись, внимательно посмотрел на Кристину, ничем не выдавая своего интереса и уж тем более страха, – Что он опять сделал? Он обидел тебя?
А вот это было уже тем самым, что и ожидал услышать Тернер, ибо идиотом мужчина никогда не был, хоть и производил впечатление растяпы. Рик не сразу заметил то, что едва ли не царапал кожу ногтями, сжимая кулаки. Кто же был тот парень, и почему Кристина так насторожилась, что едва не через две ступеньки перепрыгивала, пытаясь догнать Венсана? Все эти вопросы не давали покоя, и заботливо нянчили растущую злость, и на мгновение унявшуюся ревность.
- К`гистина… - вскинув бровь, писатель пытливо уставился на Криса, едва сдерживаясь, дабы не потребовать объяснений сию же секунду, – Все хо`гошо, ладно? Я в по`гядке и Стив тут не п`ги чем. Не в том, что я в по`гядке… В общем… Все хо`гошо. Возв`гащайся в зал.
- Конечно! Там где порядок – Стив всегда не при чем! – Кристина все же не решилась спрашивать дальше, не упустив шанса таки вставить свое замечание, Рик даже улыбнулся уголком губ, эта девушка ему уже определенно нравилась, – Я пойду вниз, большой начальник. Но если что – я всегда на связи, ты знаешь.
- Спасибо. – Рик только и успел выкрикнуть в след удаляющейся девушке «приятно было познакомится», немного растерявшись, и с подозрением косясь на француза с чего бы это Кристине называть его большим начальником,  как Венсан, взяв писателя за руку, потащил к ближайшей двери, к слову единственной, на которой была табличка, которую Рик так и не успел прочитать, - Ты п`гости за все, что там п`гоизошло. И за то, что п`гишлось ждать. Я не знал, что он ко мне п`гидет. Он никогда не п`гедуп`геждает…

Ревность, как яд, зеленой, противной жижей стекала по тончайшим стенкам из звенящего хрусталя. И тонкие переборки лопались, пропуская её все глубже в душу. Смердящий запах, источаемый этой зловонной мерзостью, напрочь лишал способности хоть как-то дышать. Все, некогда ценные, трепетно оберегаемые чувства, воспоминания, ощущения тонули в вязкой жиже, разрывая перепонки гортанным, надрывным плачем.
Зажмуриться. Закрыть уши ладонями. Не слышать. Не дышать. Не чувствовать. Да, это был единственный путь, единственный способ сберечь еще хоть что-то. Андриан выдохнул, вытирая противную испарину со лба, и осклабившись, улыбнулся. Ревность, как яд…как производное сладкого порока. Как холодное лезвие между ребер, обжигающее ледяным прикосновением к испуганной любви. К дьяволу эту самую любовь. Злость на время отрезвляла и обостряла все чувства. А стало быть еще можно было что-то спасти. Главное – бороться.

Тернер на мгновение замер, оглядываясь, и невольно жмурясь. Отлично освещенное помещение было ярким, даже пугающе ярким пятном по сравнению с темным коридором, в котором он был всего пару секунд назад. Светлая мебель, теплого, и неизменно светлого оттенка стены. Небольшой диванчик. Письменный стол. Это место отличалось своей простотой и какой-то незатейливой красотой от удивительной росписи нижнего этажа. Не было так же и той музыки, что легким бризом разливалась по залу кондитерской, успокаивая и придавая все тем же пейзажам ощущение одухотворенности. Да и вообще в этой комнате было тихо, будто весь шум остался за дверью, вместе и с тем странным мирком, в коем так легко было прижиться, растворяясь в ванильных облаках сладостей.
-Ничего. – просто ответил Рик, пожав плечами, - Я даже не знаю о том, кто это…а ты уже извиняешься…
Не смотря на все еще бушующие чувства, Тернер до сих пор не мог решить – в праве ли он вообще о чем-то знать, и уж тем более задавать вопросы. Но, ревность ломилась в сердце, злость пыталась ворваться в сознание, а любопытство уже разливало чай по чашкам, приготовившись спрашивать и слушать. Как-то неловко выдохнув, мужчина с мгновение наблюдал за французом, что устало устроился на диване, и выглядел едва ли не загнанным в угол всей этой странной ситуацией. И вновь что-то шевельнулось в области сердца, тоскливо заныв, и крепко сжав холодными пальцами горло, так, что дышать становилось непереносимо трудно.
Присев с ним рядом, Рик бережно прижал к себе любовника, зарываясь носом в его волосы, и закрывая глаза, писатель снова сумел потеряться в чувствах и мыслях, коими его наделял этот парень, волнуя и тревожа душу так, что становилось страшно. Никто до него не смог затронуть Тернера так глубоко и крепко.
- Тот па`гень мой д`гуг. Лучший д`гуг. – Рик прижался щекой к виску Криса, крепко прижимая его к себе, и внимательно вслушивался в его слова,– Его зовут Стив. Мы познакомились с ним, когда я только сюда пе`геб`гался… и стали близки, вместе гуляли, он показал мне все здесь.
Прикусив щеку изнутри, Тернер невольно напрягся, уже зная то, что могло скрываться за этим коварным словом «близки». Но мужчина и не думал перебивать. Просто слушал. Трепетно пропуская каждое слово через собственную кожу, будто холодные иглы.
- Я когда-то был влюблен в него. – Венсан посмотрел на Тернера, и словно бы ждал какой-то реакции, какого-то взрыва, или просто холода, но писатель лишь грустно улыбнулся, заглядывая в глаза французу, и все так же не произнося ни слова. Нужно ли что-то говорить о том, что в момент этого признания глупое сердце странно сжалось, забывая стукнуть о ребра.
-Очень. Само`газ`гушающе любил. А он меня нет. Не так, как надо…. И считал все `азвлечением, он… ты сам видел, он повеса, `азвязный… Секс для него ничего не стоит. Не стоил и со мной. У нас уже ничего нет, все изменилось, мы п`госто д`гузья. П`гавда сегодня он был мне почти п`готивен и я не хотел, чтобы вы столкнулись. Он все по`гтит. И `евнует меня. Поэтому…-говорил Крис тихо, но Рику казалось, будто ему кричали это в уши, он даже невольно поморщился, но не посмел еще как-то проявить все то, что так горько отдавалось сейчас частыми, прерывистыми всхлипами где-то в самом темном уголке сознания. Интуиция и сейчас не подвела Тернера, ведь он сразу понял все то, что творилось с Вальцем. Понял и то, кем мог быть этот парень. И что сейчас мог сказать Ричард? Ничего. Заявить о том, что это прошлое, и нужно послать его к дьяволу и жить тем, что сейчас есть?  Разумно, но не верно. По сути у них ничего и не было. Рик просто ворвался в жизнь Кристофа и наводил там свои порядки, и даже не думал о том, что могло быть после. Не понимал, хотя и замечал то, как Вальц цеплялся за него, как боялся. И только сейчас Тернер понял чего именно. Все те мысли, которые переплетались с наличием в жизни Кристофа еще кого-то, могли катиться нахер. Крис боялся вновь остаться один. Каким же эгоистом был Рик, желая этого парня себе. Мужчина посмел вмешаться в то, в чем не было ему места. Это был другой мир, это была другая жизнь, требующая серьезного к ней отношения. Требующая какой-то надежности. А Тернер…да у него и кота-то не разу не было, просто потому, что животное просто сдохло бы без присмотра. Как же все это было странно и глупо. Неужели Ричард был так наивен, чтобы просто подпустить кого-то настолько близко, и даже не подумал о его чувствах? А ведь если разобраться, Тернер никогда  и не задумывался о том, что чувствовали все те, с кем он был в каких-никаких отношениях. Мужчина просто хотел быть рядом, и получал то, что хотел.
Все вдруг стало таким мерзки, и в первую очередь он сам. Рик зажмурился, крепко обнимая француза. И все-таки, как бы эгоистично это не звучало, а парня отпустить он уже не мог.
-Спасибо, - практически шепотом сказал Тернер, едва заметно улыбнувшись, -За откровенность. Я мог бы сказать, что мне все равно, что было у тебя в прошлом если бы это самое прошлое не наведывалось к тебе с дружескими визитами. Мне не все равно. И я так же не смогу сказать тебе, что правильно в наших отношениях, а что нет, ибо сам этого не знаю. Но я знаю кое-что другое, - погладив Криса по щеке тыльной стороной ладони, Рик пытливо заглянул ему в глаза, -Тебе было хорошо со мной, и ты вовсе не думаешь о нем в те моменты, когда я рядом, просто ты боишься…- запнувшись, Тернер прикусил нижнюю губу, чуть отстранившись, - Ты боишься меня и моей неопределенности…боишься однажды проснуться и понять то, что ты влюблен, а в следующее мгновение остаться в одиночестве, вновь переживая все эти чувства, которые никому не были нужны.
Рик и сам не знал о том, в какой именно момент пришло это нехитрое понимание происходящего, но знал – причина именно в этом. Друг, любовь – все это прошло, иначе Венсан не прижимался бы так к Ричарду по ночам с его-то правдивостью и искренностью. И сейчас Тернер хоть и был несколько сбит с толку, и не совсем уверен в том, стоило ли говорить то, что он хотел сказать в следующую секунду, но почему-то был уверен – путь выбрал правильно.
-И хоть ты боишься своих чувств, боишься моих, но я не он, - твердо сказал Рик, глядя Кристофу прямо в глаза, - И чтобы не случилось, чем бы не кончились эти отношения…я уже однажды пообещал тебе не причинять боли, не оставлять и быть рядом. И я всегда буду рядом. Потому что я тебя люблю, - вот так вот запросто признался Рик, не сводя взгляда со своего любовника, - Потому что ты заслуживаешь того, чтобы тебя любили, и ничего не требовали за это. Так что давай-ка поднимайся, пошли прогуляемся, большой начальник, этот вечер не должен пропасть зря.
Тернер завозился, понимаясь с дивана, явно не собираясь акцентировать внимания на своем недавнем признании. Крепко сжав ладонь француза в своей руке, Ричард потянул его к двери кабинета, чуть улыбаясь, шепнул:
-Впереди будет потрясающая прогулка и не менее потрясающий ужин, - на мгновение остановившись, писатель задумчиво почесал в затылке, - Хотя на счет потрясающего ужина я мог и погорячиться, ибо ужин приготовленный мной сложно назвать потрясающим.
Эта ситуация должна была остаться в прошлом, как и признание Рика впрочем тоже. Слишком быстро и ненужно для обоих. Они должны привыкнуть считать друг друга чем-то более значимым. И перестать терзать себя собственными страхами, и Тернер уж точно не собирался торопить Венсана, ибо и сам не знал, сможет ли он действительно удержать эти отношения.

+1

7

Говорить о прошлом всегда тяжело, особенно если оно болючее настолько,  что зубы до сих пор сводит от одной только мысли. Есть раны, которые не затягиваются, покрываются тонкой коркой и снова начинают кровоточить, стоит только задеть. И даже не имея больше тех чувств, предательство и пляски Стива на чувствах Венсана еще долго будут напоминать о себе. Болью былого предательства и страхом получить новую рану на уже поколеченное и недоверчивое сердце. Когда сильно и самозабвенно любишь и терпишь неудачу, не находя отклика на свои искренние чувства, кажется, что так будет всегда. С каждым человеком. И делиться всем этим с тем, к кому ты начинаешь подобное чувствовать ощутимо страшно и неимоверно сложно.
С Риком всегда было тепло, с момента их первой встречи. Он был ласковым и забавным, внимательным и непосредственным, словно бы всегда самим собой. Венсан влюблялся в него стремительно и словно бы бесповоротно. Иной раз он хотел шагнуть назад, но у него не выходило, и он снова шагал навстречу. Он боялся потерять его, но и отказываться не мог, потому Вальц метался мыслями и внутренне страдал от собственного страха. А еще крепко прижимался к Рику, забывался в его объятиях и только с ним. С ним всегда было очень спокойно, с первой встречи…
- Ты все ве`гно понимаешь… - кивнул Венсан, крепче прижимаясь к Рику.
От понимания становилось легче дышать, а на душе становилось спокойнее. Говорят, что это главное в отношениях и француз был готов с этим согласиться. Его давно уже никто не понимал, а он уже и не искал понимания, забыв, как от этого становится тепло и приятно.
Слушая Тернера, Венсан смотрел на него с нежностью, уже ощутимо расслабившись, как Рик заставил его вздрогнуть от неожиданности своим признанием. Это было слишком неожиданно. Венсан сказал бы даже через чур. И одно волнение сменилось другим. Не слишком ли они торопились со всем этим? Правильно ли все это? Что ответить? Он терялся в вопросах и вариантах ответов на них. Терялся в собственных чувствах и страхах. Хотелось сказать «Стоп!», чтобы весь мир замер и лишь один Венсан мог отойти в сторону, перевести дыхание, выпить чаю и подумать. Все было слишком быстро и как-то очень суматошно. Он мог хоть в этот момент ответить, что чувствовал, но боялся нового этапа, который придет с признанием. Или окончания всего, что тоже немудрено было бы.
Но как забилось сердце, свело живот и перехватило дыхание? Вальц едва не сошел с ума от охватившей его нежности, от невесомого счастья, заставляющего выдохнуть и на миг потеряться в пространстве? Рику хотелось верить. Очень хотелось. И Венсан верил.
- Я тоже люблю тебя… - ответил Венсан, решившись идти до конца.
Он уже шагнул навстречу этим отношениям, тогда, в их первую встречу. И после много раз. Он решил рискнуть, воспользоваться своим шансом на счастье, и сворачивать сейчас из-за призраков прошлого было бы глупо. В прошлом уже многое было испорчено, но ведь у Венсана было будущее. С этим человеком он был счастлив, с ним ему было очень комфортно и тепло. И несмотря его непостоянство – надежно. Почему бы и не попробовать? Венсан понимал головой, что одна неудача не определяет его будущее. Стоило шагнуть сейчас, когда они готовы сказать это, признаться друг другу о своих чувствам, а не жалеть после о недосказанном и несделанном. У них был шанс. Вальц в него верил.
Тернер же если и думал обо всех этих внезапных признаниях, то виду не показал. Вместо того он поднялся со своего места, намереваясь забрать Венсана на прогулку, как они и планировали в этот вечер. Сжав теплую сухую ладонь Рика, мужчина тоже поднялся и покорно потянулся за ним к двери, попутно извлекая ключи из кармана джинс свободной рукой.
- Я уве`ген в исключительности твоей готовки. – С улыбкой кивнул Венсан, закрывая дверь своего кабинета на ключ. – Если что я могу помочь. Или уже все готово?
Поинтересовался он, глянув на своего партнера, спускаясь вместе с ним по лестнице вниз. Жизнь, казалось, постепенно налаживалась, и это не могло не радовать. Успокоившись после недавних событий и разговоров, Венсан уже расслабился и теперь просто наслаждался обществом любимого – он все еще опасался так думать о Рике – человека.
- Только в этот `аз я поведу, - улыбнулся Вальц, лукаво смотря на писателя. – В п`гошлый мы заблудились из-за тебя.
Вот что действительно стало настоящим сюрпризом для Венсана, потому как он довольно неплохо ориентировался в городе и уже давным-давно не путался и, тем более, не терялся. Но прошлая прогулка поразила его до глубины души, пообещав Венсану дико красивое и романтичное место, Рик привез его в какой-то неблагополучный квартал и они блуждали там несколько часов к ряду, пока не поймали такси и не отправились домой.
- Это было очень мило, но… - Венсан оглядел взглядом зал и довольно громко позвал. - К`гистина! – Девушка поспешила к нему, резво стуча каблучками. – Я ухожу. Если что – я на связи. Не забудь п`госледить, чтобы все холодильники зак`гыли, а сегодняшнее обязательно забе`гите домой, чтобы не п`гопало. Зак`гоешь сама и завтра отк`гоешь.
- Хорошо, милый. – Кивнула администраторша с завидным энтузиазмом.
- Посчитай вы`гучку, оставь все в кассе, а я после `азбе`гусь.
- Хорошо. – Снова кивнула рыжая, улыбнувшись во все тридцать два зуба. – Я все помню. Отдохни, Венс.
- Пока, милая. – Ласково поцеловав подругу в щеку, Венсан коротко обнял её в знак прощания.
Выйдя на улицу, Венсан задумался над тем, куда вести Рика. Хотелось удивить его чем-то, не так как он, конечно, ибо его уже никто не переплюнет, но…
- А ты был в ста`гом Сак`гаменто? – с улыбкой спросил Вальц, посмотрев на Тернера, когда они уже подошли к его джипу.

Отредактировано Vincent C. Waltz (2012-12-11 23:55:35)

+1

8

Игрок удален, эпизод отправляется в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Хо`гошо, сегодня я веду. В п`гошлый `аз мы заблудились!