Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Любишь, любишь, любишь или нет? - Секрет!*


- Любишь, любишь, любишь или нет? - Секрет!*

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Ксандр и Анна
Место: вы не поверите, но... Россия, Москва.
Время: Полтора года назад, май 2011
Время суток: день.
Погодные условия: в жуткой России только сошел снег, +4 градуса - без куртки не обойтись.
О флештайме: необыкновенные приключения итальянцев в России, if you understand what I mean;)

* - отсылка к песне Агаты Кристи - Секрет.

+1

2

Анна натянула на нос солнечные очки еще в самолете. Но как только вышла из железной птицы и ветер в мгновение растрепал ее безукоризненную прическу, поняла – что зря. Потому что Россия – это вам не Америка или Италия. Это суровая страна, в которой был Сталин, Хрущев и Достоевский. А еще матрешки, русская водка, Кремль и медведи. Это все Аня прочитала в книге, которую купила в Сакраменто – называлась она: «Россия для русских» и вся сплошь была пропитана каким-то едким сарказмом, оценить который из-за незнания все подоплеки, Анне не удалось.
Она подхватила за руку Ксандра и двинулась к выходу из Шереметьево. Странное название – Ше-ре-ме-тье-во. Что бы оно значило?
Им было велено изображать парочку туристов, мирных и спокойных. И видели бы вы лицо Вити, когда он просил свою жену быть девушкой, хоть и понарошку, тому, кого он, вообще-то, очень не любил.
А все зачем? Затем, чтобы поговорить с какими-то правительственными верхами, забрать у них небольшой чемоданчик с фиг-пойми-чем. И все это – в условиях жуткой конспирации, так, чтобы никто не подкопался – ни страшное КГБ, ни американская разведка, ни, упаси боже, итальянские шпионы. А то скандал же международного масштаба, чу!
- Как тебе Москва? – спросила на итальянском Аня у Ксандра, пока они садились в такси. Ей самой Москва не понравилась. Май месяц, а на улицах лед пластами лежит, Аня на своих шпильках чуть не навернулась, и только локоть Романо спас ее от разбитого носа. И холод тут стоял жуткий, тундра просто, а не Москва! Ужас.
- А отель нам забронировали? – поинтересовалась Анна у своего кавалера, но тот только беспечно отмахнулся. Страшный дядька какой-то явно нерусской национальности, с золотыми зубами, хихикнул про себя и сказал что-то вроде: «Нэ парься, дэушк, довезу в лучший вид!».   
И Анна поняла, что это будет просто жесть, а не Москва.
Ох, и зачем она согласилась на эту авантюру? А все потому, что когда Витя делает глаза мимими, отказать невозможно.
А вот отель поразил своим великолепием – позолота повсюду, бронза и мрамор – просто варварское великолепие. Анна, аскетичная к стилям, даже как-то и стушевалась, пока человек, сопровождавший их с Ксандром, торговался с портье. Потом консенсус был достигнут, паре выдали ключи от номера, пожелали приятного отдыха и проводили на двадцать пятый этаж отеля. В общем, странные они люди, эти россияне.
- Слушай, говорят, они пьют какой-то рассол. А что это такое? – спросила Анна, разглядывая в окно Москву. Вид им открывался чудесный, Аня уже успела пробежаться по всем комнатам номера люкс, оценить его красоты и даже в туалет заглянула – а там унитаз на золотых лапах. Ужас какой!
Да, в общем, Москва Анну поразила. Интересно, что сам Романо думает поэтому поводу?

Выгляжу вот так:*

http://s3.uploads.ru/ZwPfY.jpg

+1

3

- А у вас есть ещё вот эти орешки? – остановил проходящую мимо стюардессу и пошелестел в руке пустым пакетиком из-под фисташек. Перед ним был выдвинут импровизированный навесной столик, приделанный к спинке сидения напротив, а на столике гора скорлупок от фисташек. – И ещё две бутылки воды можно? Ань, воду будешь? Нет? Тогда одну бутылку, пожалуйста. И три пачки ещё вот этих замечательных орешков, да, - показывает пальцами цифру «III» и улыбается девушке в униформе.
***
- Слышишь, мужик, если ты сейчас своё кресло не поднимешь, то начнётся внеплановая миграция мудаков на юг, методом выбрасывания их из окна самолёта… - прорычал Романо, нависая над упитанным мужчиной сидящим перед ним, - Что «му», что «му»? Ты бык что ли? – сверкал глазами Ксандр, схватив мужчину за шиворот, когда его подруга потащила его за руку, - Ань, я спокоен. Да, нормально всё, Ань… - садится обратно на своё место, - Не буду я его выкидывать через окно… И топить в унитазе тоже не буду… - нервно хрустнув шеей, клятвенно обещает Анне никого не убивать. А руки-то так и чешутся, зато «мудак» теперь сидит смирно и даже не думает опускать кресло, только просит шёпотом стюардессу пересадить его куда подальше от этого «психа» сидящего за ним… Ну-ну…
***
Застегнул молнию куртки под самый подбородок и, сменив суровую мину на выражение лица «а-ля свой парень в любой компании», широко улыбнулся и подал Ане руку.
- Это типа весна, да? – всё ещё улыбаясь, спросил у девушки, - Это ж зима настоящая… Я задубну в своём куртице… - а ему и правда было не особо тепло, всё же погодные условия совершенно разные и понятие весны как-то у Романо шло в разрез с температурой в минус сколько-то там градусов по Цельсию…
- Как тебе Москва?
Захлопнул двери такси и глянул на Аню.
- Не знаю я, город как город, люди как люди, но холод собачий… А тебе как? – сообщил таксисту адрес и дал команду ехать.
- Надо купить что-то потеплее тебе, да и мне тоже… - высказал мысли вслух, - Не хватало ещё, чтобы ты заболела.
А за окном автомобиля мимо них проносились серые здания, среди которых ещё угадывались «хрущёвки» СССР-овских времён. Ксандр как-то видел репортаж, где сообщали о том, как одно из таких зданий провалилось под землю, мол под ним протекала подземная река и смыла почву, унося с собой и жилой дом со смешным названием, и людей находящимися в нём…
- А отель нам забронировали?
- Что? – греясь, потирает руки и выдыхает ртом белый пар. Машина машиной, а и в салоне не больно тепло было, - А… отель, да. Конечно, забронировали. Один номер люкс в «Савой», нам обещали обстановку выдержанную в итальянском стиле, тебе понравится… - сказал в заключение и взял в руки ладонь Ани, чтобы тоже немного согреть. - Замёрзла? – спрашивает, грея дыханием и сжимая в ладонях её маленькую ручку, - Ничего скоро приедем, отогреемся. Закажем горячий обед, что-нибудь из местного меню… Ну, посмотрим…
- Слушай, говорят, они пьют какой-то рассол. А что это такое?
Выпускает её руки и лезет в карман за телефоном, попутно отвечая:
- Рассол? Ахахах... – раскатистый смех Романо заполнил салон машины, - У-у-у, кроха, эта такая вещь… В общем, русские верят в то, что после хорошей пьянки от похмелья помогает жидкость из под маринованных огурцов. Ну вот, эту хрень они и пьют, она называется рассол. По мне, так средство абсолютно бесполезное, а вот огурчики-то… - Ксандр сделал паузу, и у него забурчало в животе, - … огурчики - просто как оргазм, но без секса! – мечтательно досказал свою мысль и откинулся на спинку пассажирского сидения, громко причмокнув. Да, у Романо всегда был жуткий аппетит и он почти всегда был голоден, как не спроси. У кого что, а у него всё ещё растущий организм, требующий постоянной подпитки - именно так он вечно отшучивался.
***
А отель таки был чудненьким. Радовало то, как обстановке комнат приятно удивлялась Аня, бегая из одной комнаты в другую.
- Моя невеста первый раз в России, - улыбнулся швейцару и всучил ему чаевые в руку за то, что тот притащил в номер их багаж. А потом закрыл за русским кудрявым пареньком двери и пошёл искать Аню.
- Ань, ты где? Ань? Я жрать хочу, давай поедим?

+3

4

- Как же холодно! - похожая на воробья Донато, подпрыгивала перед огромным окном в пентхаусе, снятом специально для итальянцев, - Нет, ты посмотри! Май месяц! А у них - снег!
Она указала пальцем в окно, потом подышала на стекло, отпечатала сжатую ладонь и нарисовала пальчики - вот тебе пяточка, Ксандр!
Романо пока распространялся об огурчиках, и на последней фразе Анна подняла одну бровь вверх и удивленно посмотрела на друга.
- Без секса? - переспросила она, - Да, Ксань, пора тебе жениться!
Потому что Романо был старше Анны на пару лет, но все еже неженатый. Такой мужик - и неокольцованный, непорядок. Пару раз, кстати, Аня видела его с какими-то дамами, покосилась на них как собака на облезлого кота, но ничего не сказала - потому что первое правило хорошей дружбы: никогда не критикуй пассию своего друга. Вон Ксандр молодец, слова плохого про Витю не сказал, хотя наверняка думал, ох, думал.
А Витя тоже помалкивал, только иногда, когда в их доме сковороды и тарелки, он орал что-то про многочисленных друзей Анны, причем, всех мужского пола. "Королева френдзоны, мать твою, - бесновался муж, - С бабами ты дружить не можешь? Запуталась, поди, в своих мужиках!". Анна, швыряя дорогой фарфор на пол, кричала в ответ, что мол: "мы и с тобой сначала были друзьями!". И тогда Витя выходил из себя - потому что друзьями они не были. "Ты опять спутала меня со своим качком!" - и в голову Анны летит пепельница. Анна уворачивается и бросает в ответ вазой эпохи Реннесанса: "Идиот, я тебя ни с кем не путаю". В общем, вот так весело проходят дни в семье Донато.
- Ань, ты где? Ань? Я жрать хочу, давай поедим?
- Ой, - Ксандр отвлек Анну от воспоминаний, - Конечно, давай!
Она подлетела к столику у выхода, схватила папку, лежащую на нем, и оказавшуюся меню и принялась листать. Попутно завалилась на диван, ногами на спинку и головой вниз - она не похожа а летучую мышь, вовсе нет.
- Ой, смотри, а что такое draniki? Странное слово какое.... И moroshka? Вот! Я знаю слово "борщ", будешь борщ? - итальянка очень любила поболтать. Ну вы поняли, да?
- Слушай, с борщом однажды такой момент вышел дурацкий! Я решила научиться его готовить... и Хабиба позвала в гости. Кто ж знал, что свекла так пачкается? Он пришел, подумал, что я в крови, и давай с автоматом скакать по дому, как горный козел!
Это был даже более неловкий момент, чем тот, когда я узнала себя в порно-ролике... кхм, даа...

Поняв, что сболтнула лишнего, Аня принялась торопливо названивать вниз - и общаться на чистом итальянском с портье. Он пообещал доставить еду в пять минут, и  Анна позорно сбежала из гостиной в спальню, якобы вещи раскладывать - потому что и правда, ляпнула ерунду какую-то!
Вообще-то, Анна не могла бы сказать, что так уж любит есть. Но когда из гостиной запахло борщом, блинами, и еще какой-то вкусняшкой, она не выдержала. Вылетела из спальни пробкой, уставилась на поднос, полный еды. Чернокожий (почему-то!) официант ласково улыбнулся Донато и двинул головой, мол, налетайте.
- А что это за горячие сопли? – спросила Анна, указав на розовую тягучую жидкость.
- Кисель, мисс, - был ответ.

+1

5

- Да, Ксань, пора тебе жениться!
Озвучила диагноз доктор Анна Донато. Он очень медленно окинул её взглядом:
- Знаешь, вы мне уже дырку в голове проделали этой своей фразочкой. Хотите чтоб женился? Да без проблем вообще, завтра пойду и женюсь на Диане, например, она хорошо танцует стриптиз… - задумчиво и хитро щурясь смотрит на девушку сидящую рядом, - или на Сисиль, она в постели такое вытворяет, что бурная половая жизнь будет обеспечена до глубокой старости. Какую подскажешь выбрать? – иронично изогнул правую бровь и добавил: - А может здесь кого мне найдём? Настоящую русскую женщину! – и демонстративно сжал кулак в воздухе показывая мол «Во!», - Говорят, они все как на подбор огонь просто. Хотя нет, языковой барьер всё же постелью не заполнить… Учить русский я пока не готов, а поговорить иногда да хочется, не с самим же с собой разговаривать… - кивнул в подтверждение своих слов и отвернулся к окну.
Устал он от этих извечных подколов со стороны Ани и их общих друзей. Хотел бы жениться – женился давно. Уж выбор у него был всегда, да только ни одна из них не могла заставить его смотреть на неё такими глазами, какими Ксан смотрит на Анну. Не было в них чего-то… Чего-то такого, что он находил только в этой женщине. Называйте как хотите, родственные души ли, химия чувств ли, но с этим бороться за столько лет он устал. А уж он старался! Можете поверить на слово, одно время «забыть Анну» было даже его первоначальной целью, но нет… Не выходит, поэтому просто перестал Романо бороться, смысл? И так понятно всё… И Витторе тоже догадывался, иначе бы не смотрел всё время косо да с подозрением на Ксана в присутствии Анны, да и без её присутствия тоже. Был у них разговор перед отъездом, когда Витторе в тишине своего кабинета напомнил Ксану, кто из них тут муж, а кто должен следить за своими руками и мыслями:
«- И ещё, я надеюсь, мне не нужно тебе напоминать, что Аня моя жена, что бы вы там в России не изображали? – задал вопрос босс, а Ксан молча без выражения каких либо эмоций «а-ля морда кирпичом» глядел ему прямо в глаза.
- Мы друзья и ты это знаешь. Не понимаю к чему этот вопрос. – и испытывая на себе его непроницаемый взгляд ореховых глаз, хрен поймёшь о чём Романо думал на самом деле. Вот, Донато и занервничал, играя желваками и хмуря брови. А ещё у босса привычка была, поджимать нижнюю губу в раздумьях, как обиженный ребёнок не иначе…
- Не понимаешь? Думаешь, я не вижу, как ты на неё смотришь?
Вот и подошли они к самому интересному. «А что же это такое наш драгоценный Витторе увидел?» улыбнулся про себя Ксандр.
- Я смотрю на неё, как на женщину, которая значит для меня больше, чем сестра. – ответил и понимай как хочешь. – Думаю, инструктаж закончен? Я пойду, а то мы на самолёт опоздаем. -  говорит уже поднимаясь с кресла и подходя к двери.
Рука задерживается на позолоченной ручке:
- Ты, конечно босс, но мой тебе совет, как от человека, который знает её намного дольше твоего. – напряжённая пауза и прямой взгляд глаза в глаза двух мужчин горячо друг друга ненавидящих, - Она твоя и никто здесь не претендует на твоё место в её жизни. Но не ставь её перед выбором, Витторе. Потому что может оказаться так, что в результате мы оба будем очень сильно удивлены… и не факт, что один из нас будет удивлён приятно.
Да, Ксандр всегда пренебрежительно относился к Витторе, но ему пришлось оказывать тому дань уважения, когда он, Романо, вступил в ряды мафии Сакраменто. Это работа и ничего личного. Отношения босса и капореджиме, за которыми такая густая чаща недосказанного, что в эти дебри и лезть не стоит…»
***
А сейчас она лежит как ребёнок на диване, задрав ноги к потолку и читает меню со смешным акцентом выговаривая русские слова. Он не мог не улыбнуться.
- Да, борщ подойдёт, обойдёмся без этих страшных названий.
Садится рядом с ней, опираясь спиной на спинку дивана, в положении полулёжа-полусидя, и обнимая одной рукой подушку.
- Да ладно? – переспрашивает, весело смеясь от рассказанной истории про борщ и Хабиба. – Ахахах, жаль, я не присутствовал при этом, - и от смеха в его глазах, смотрящих на неё, появился озорной блеск.
Но следующая фраза девушки заставила его чуть ли не подпрыгнуть на месте от удивления.
- Порно-ролик? Что? – провожает взглядом куда-то быстро удаляющуюся Анну. – Ты куда убежала? Какой ролик, Ань? Ань!
А за этим последовали громкие крики на чистом итальянском, ибо синьора Донато не желала рассказывать подробностей, а Ксандру они были весьма и весьма необходимы…
***
Романо ничуть не удивился чернокожему официанту. Россия страна многонациональная и так, что уж тут удивляться появлению среди местных жителей афроамериканца.
- Прежде, чем так коситься, давай попробуем? – улыбается своей «невесте» и даёт официанту на чай, закрывая за ним двери.
Отпил из стакана, попробовал и даже не поморщился.
- Знаешь, похоже на талое желе. Тебе должно понравится, - подмигивает и налетает на еду. И всё было такое вкусное, что уже через минут пятнадцать на столе ничего не осталось.
- Ох, хорошо поели… - тяжко вздыхает и отставляет тарелку в сторону.
- Давай повторим план наших действий? – предлагает, салфеткой вытирая губы и бросая оную на стол.
- Во сколько мы должны к ним подъехать?

+2

6

- Да без проблем вообще, завтра пойду и женюсь на Диане, например, она хорошо танцует стриптиз. Или на Сисиль, она в постели такое вытворяет, что бурная половая жизнь будет обеспечена до глубокой старости. Какую подскажешь выбрать?
- Не, ну Ксань, - Анна, конечно, захотела было спросить полное имя и номер страховки загадочных Дианы и Сисиль, но не стала, вместо этого только развела руками, - Жениться на проститутке – не выход. Надо кого-то хорошего подыскать.
Да-да, того, кого я не захочу тотчас медленно убить. А такие вообще бывают? Фу, Аня, фу такой быть, честное слово, собака на сене!
Но, с другой стороны – это же Аня. Избалованное чудо природы, которое привыкло шевелить пальчиком, когда ей что-то надо, и получать это самое что-то как по мановению волшебной палочки. Так что простите, Донато мысленно разводит руками, какая есть.
- Да, борщ подойдёт, обойдёмся без этих страшных названий.
- Pampushki, - медленно, со вкусом сказала Анна и сочно расхохоталась, - Что за слово дурацкое? Ну вот Ксан, как ты думаешь, назовут что-то вкусное вот таким мерзким словом?
Но потом Ане пришлось бежать, потому что кто-то здесь, и мы не будем показывать пальцем, ДА, АНЯ? слишком болтлив и не умеет хранить секреты. И хватит уже оправдывать все горячей итальянской кровью, просто ты болтушка та еще, вот и все.
Поэтому Донато заперлась в спальне, вещи раскладывать, разумеется, было не надо, они здесь на пару дней, и если придется – будут убегать по крышам (ладно уж, я загнула, Анна не умеет бегать по крышам. Вот Ксандр умеет, ну, то есть, наверняка умеет, потому что нет вообще ничего, что не умел бы Ксандр). Поэтому Анна приблизилась к зеркалу, принялась тщательно изучать свое лицо. Что там изучать, спросите, ты его двадцать с лишним лет в зеркале видишь! Но ведь нет же, давай разглядывать да искать на лице признаки старения.
Анна рассмотрела свои зеленые, с золотистыми прожилками глаза, пухлые губы, потрогала пальцем родинку над правой бровью, покачалась из стороны в сторону на пятках, а потом унюхала прекрасный запах из-за дверей. И голод пересилил чувство «я-такая-дууууура!».
Ксандр уже закрыл дверь за официантом, тот спрятал в карман чаевые, а ее «жених» решил таки попробовать «горячие сопли». Фуу, Ксандр, не пей, захотелось крикнуть Анне, давай лучше проверим на кошечках, если они останутся живы…
- Знаешь, похоже на талое желе.
- То есть, я похожа на человека, который любит талое желе? – подняла одну бровь Анна, усаживаясь рядом с другом своим сердечным.  Ммм, вон какие-то блинчики, хоть и черные, но пахнут вкусно, надо попробовать…
Запомните, дети. Если вы сели есть с Ксандром – вы уйдете голодными. Потому что Романо – как снегоуборочный комбайн – мете просто все. Ну Аня-то ладно, она же у нас вечно с комплексом мамочки, так что только погладила его по голове да тоненько протянула что-то вроде: «Совсем похудел, кушай, прелесть». К вящей радости Анны, Ксандр также уничтожил кисель, и не пришлось  пить эту гадость. А когда Ксандр сытый, его тянет на подвиги. Поэтому Анна снова улеглась на диван, ногами на спинку, поболтала ими в воздухе и согласно сказала:
- Давай. Мистер Pavlovec будет ждать нас в клубе «Чайная роза», он где-то неподалеку от Кремля, но на самом деле, черт их знает, насколько это далеко, в десять часов утра. Если все пройдет гладко, мы вручим ему кредитку с доступом к деньгам, получим чемоданчик – и не спрашивай меня, что там, мне такие подробности не сообщают, и нам нужно будет встретиться с нашим курьером, дипломатом Ivanovum. Он крупный деятель и багаж его не досматривают в аэропорту. Он и перевезет чемоданчик в Сакраменто. Мы отправимся рейсом №254 в Сакраменто через два дня, разумеется, если все продет гладко. А сейчас я хочу шампанского, потому что у нас еще куча времени.
Анна сняла трубку телефона, набрала номер портье и заказала бутылку. А потом включила телевизор:
- О, смотри, Рики Мартин! Слушай, он такой красавчик с бородой! Новый имидж, видимо… – Анна задумалась, - Тоже себе так хочу!
А тем временем в дверь постучали. Уже другой официант – они что, решили постричь бабла с крутых туристов? – худенький мальчик с бифокальных очочках, сиротливо держал бутылочку в руках. Анна хмыкнула, встала и забрала «Мюэт» из рук официанта. И неожиданно решила блеснуть интеллектом:
- Бродячий алхимик превратил питтогенератор бреда в золотой кирпич! Кажется, он и сам не понял, как у него это получилось.
Парнишка посмотрел на Аню, как на сумасшедшую, и скрылся за дверью. Донато обреченно вздохнула:
- А я, кажется, сама не поняла, что сказала.
Она протянула бутылку Ксану и предложила ему открыть ее.

+1

7

- Ну вот Ксан, как ты думаешь, назовут что-то вкусное вот таким мерзким словом?
- А по-моему, интересное слово такое, - задумчиво протянул Романо, - Pampushka… необычно звучит.
- То есть, я похожа на человека, который любит талое желе?
Он возвёл глаза к потолку и тяжело вздохнул.
- Нет, Ань. Ты не похожа на человека, который любит талое желе, поэтому мне и достанется больше. А ты потом смотри, не пожалей, - подмигивает девушке и допивает оставшийся кисель.
Девушка уже улеглась обратно на диван и принялась повторять ему их общий дальнейший план действий. Ксан же в свою очередь, приоткрыл окно и закурил:
- Не дует? – спрашивает у Анны, щёлкая зажигалкой, - Накинь что-нибудь, если замёрзнешь, - сделал затяжку и конец сигареты загорелся ярко оранжевыми быстро тлеющими огоньками.
- Мистер Павловец? – переспрашивает и выдыхает клубок белого дыма, который тут же растворяется в прохладном весеннем воздухе, где-то за окном. – Это случайно не бывший «вор в законе» Пётр Павловец? Этот мужик тесно связан с русской мафией, я о нём слышал. Но от него можно ожидать чего угодно… - ещё одна затяжка, отстранённый взгляд и на этот раз он пускает дым носом, в задумчивости зажав в губах сигарету. – Недавно я слышал, что его понизили в «звании» из-за его любви нарушать правила их криминального круга. Но разорвать с ним всякое сотрудничество, как и ликвидировать, никто не рискнул, он слишком полезен и у него множество связей. Влиятельный чёрт, - добавил в заключение и потушил сигарету о дно пепельницы, после чего сразу же закрыл окно.
- Понимаю, что ты не можешь мне сказать, что в этом кейсе, но мне дьявольски интересно, что же такое может предложить нашей группировке Павловец… - а уж, если ему было интересно, он об этом обязательно узнает. У Романо не было такой привычки, как рисковать жизнью не известно ради чего, а ведь ещё и рисковать жизнью Анны.
- Всё пройдёт нормально, если только нас не будут ожидать какие-либо неприятные сюрпризы, всё же этот мужик доверия у меня по одним только слухам уже не вызывает.
А раз нет доверия, то себя нужно максимально обезопасить. Вот этим Романо и займётся в свободное время, которое у них осталось до намеченной встречи.
Аня включила телевизор и начала восторгаться Рикки Мартином и его бородкой:
- О, смотри, Рики Мартин! Слушай, он такой красавчик с бородой! Новый имидж, видимо…Тоже себе так хочу!
Ксан удивлённо изогнул правую бровь и с подозрением посмотрел на девушку. Но почти сразу его губы растянулись в широкой улыбке:
- А это идея, крох. Замаскируем тебя под мужика. Сделаем из Ани, настоящего брутала Антонио Донато. Парик, грим, накладная борода, мужская одежда, - и никто даже позариться не подумает на всю твою скрытую природную красоту, - договорил и тут же рассмеялся, представив Аню с бородой и кустистыми бровями над яркими изумрудными глазами. Соблазнительный такой мужичёк бы вышел, не иначе.
- Да ладно тебе. Шучу я, шучу, - оправдывается поднимая обе руки на уровне плеч, раскрытыми ладонями в сторону девушки, в жесте мол «сдаюсь, не надо меня колотить».
Пока Аня забирала у официанта шампанское, Романо натянул на себя куртку и взял с собой приличную сумму наличных.
- Я быстро, нужно кое-что прикупить из того, что нам не удалось привезти с собой из Америки, - по-отечески целует девушку в висок и покидает их номер, закрывая за собой дверь.
Пара звонков к знакомым, переехавшим когда-то из Сакраменто в Москву, и он уже знал точный адрес места, где можно было за деньги купить даже гранатомёт, что уже говорить о банальных пистолетах, в которых они сейчас нуждались.
В номер Ксан вернулся через часа три, с чёрной сумкой на половину набитой оружием. Улыбнулся Ане и бросил ношу на диван, расстегнул молнию предоставляя её внимания пистолеты со сбитыми номерами, упаковки патронов к ним, магазины, несколько гранат и пару ножей.
- Выбирай, но я бы посоветовал что-нибудь поменьше. Такое, чтобы под женской одеждой было не заметно, – предлагает Ане и одновременно снимает с себя куртку. – Ты шампанское всё выпила? Или что-то ещё мне осталось? – шутливо смотрит в сторону зеленоватой бутылки и улыбается.

+2

8

- Мистер Павловец?
– Ага, он самый, но я о нем ничего не знаю, - сообщила Анна, покачивая ногой в воздухе, и Ксандр тут же решил ее просветить.
– Это случайно не бывший «вор в законе» Пётр Павловец? Этот мужик тесно связан с русской мафией, я о нём слышал.
Думаете, это мафия Сакраменто страшная? Вовсе нет, мафия Сакраменто милая, состоит из прекрасно сложенных дяденек, да прекрасных, чего греха таить, шикарных женщин. А вот русская мафия, эти люди в ушанках и с медведями на поводках – вот это страшно, поверьте мне. Русские мафиози, они ж ничего не боятся, и там, где американец уже упадет замертво, они только хмыкнут и будут дальше делать свою работу. Видимо, милый дядя Павловец был из той же оперы.
- Понимаю, что ты не можешь мне сказать, что в этом кейсе, но мне дьявольски интересно, что же такое может предложить нашей группировке Павловец…
- Не то, что бы я не могла, - доверительно сообщила Донато, - Я просто не знаю. Витя мне не сказал, у нас как-то не принято спрашивать – все, что нужно, он мне рассказывает, а я не лезу в его душу.
Врет, смотрите же, врет и не краснеет! Но на самом деле, в семье Донато было заведено так – никаких секретов друг от друга. Так что если уж Вито не сказал ничего по поводу содержимого чемоданчика, то  там явно химическое оружие, а то и что похуже!
- Сделаем из Ани, настоящего брутала Антонио Донато, - предложил Ксандр, пока Анна восхищалась Рики Мартином. Донато аж поперхнулась и посмотрела на Романо с прищуром:
- А ты знаешь толк в извращениях!
Пока официант вручал Анне бутылку, а она блистала своим «красноречием», ее спутник уже экипировался по полной и собрался куда-то, что-то покупать.
- Ксан, ты же не знаешь Москвы, а вдруг ты потеряешься, что я тогда буду делать? – поинтересовалась Донато, но в который раз убедилась – когда мужик решил, ему плевать. Ксандр вот решил и не подумал о том, что несчастной, маленькой, губастенькой Анюте будет страшно в этом оплоте коммунизма одной. Ишь ты, куртку надел и пошел!
Разумеется, сначала вернулся и поцеловал Аню в висок, но это мало успокаивает.
- Ну что, милая, остались мы вдвоем? – грустно спросила Аня у бутылки и налила себе полный фужер.       
И через три часа, окончательно напившись, Донато опрокинула пустую бутылку на пол, рассмеялась хриплым смехом, а потом пошла переодеваться.
Впрочем, до переодевания не дошло. Анна нашла проигрыватель, включила его, и песня так понравилась ей, что она начала танцевать под музыку. Одна песня сменялась другой, а Анна вытанцовывала по номеру в зеленом белье.
[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/Kings_Of_Leon_-_.mp3|Песня[/mymp3]
Она совершенно забыла о том, что остановилась в гостинице не одна, совершенно забыла о ночной сделке. Алкоголь ударил в голову, хотя сильнее уже бить было некуда, и Анна просто отдалась танцу.
Когда звучит музыка – тебе не важно, что произойдет с тобой через пару минут. Что произойдет с тобой через год, черт, да что вообще с тобой произойдет. Ты просто танцуешь, забыв обо всем.
Анна приподняла свои тяжелые волосы, двинулась вперед на носочках, придерживая их руками, обнажая шею. Она танцевала, закрыв глаза, бедрами вырисовывая замысловатые узоры. Ей правда было хорошо. Она двигалась в такт чувственной музыке, закрыв глаза, и даже алкоголь не заставлял ее шататься – каждое движение Донато было выверено и так совершенно – она и сама бы удивилась, глянув со стороны на свой танец. Так грациозно она давно не двигалась, наверняка, виновато шампанское, а еще чувство совершенной свободы, которое внезапно налетело, будто ураган, и заставило ее танцевать.
Анна так увлеклась, что и не услышала, как дверь номера хлопнула. Остановилась она только тогда, когда услышала за спиной:
- Выбирай, но я бы посоветовал что-нибудь поменьше. Такое, чтобы под женской одеждой было не заметно.
И тогда внезапно очарование танца пропадает, и Анна опускает руки вниз. Волосы падают на плечи, и Донато внезапно соображает, что стоит перед другом в одном белье – и это по меньшей мере неприлично.
- Прости, я ничего тебе не оставила, - говорит Анна, краснея, а сама думает, что лучше сделать – вести себя так, будто ничего не случилось, или бежать скорее в комнату, закрывая пылающее лицо?
Она выбирает третий вариант, хватает с дивана белый халат и накидывает его на плечи, туго завязывает на талии и подходит к сумке. Почти не шатаясь.
- Кольт возьму, пожалуй, я люблю эту модель, - сообщает Донато и трет лоб: ей стыдно.

+1

9

[mymp3]https://dl-web.dropbox.com/get/Public/okean_elzy_-_ya_ne_sdamsya_bez_boyu.mp3?w=ec7876dc|Я не сдамся без боя...[/mymp3]
Шо ж це я, шо ж це я не зумів
Зупинитися вчасно, все ясно
Зі мною тепер і назавжди, пізно не йти
Не йди від мене

Зайдя в номер, Романо даже внимания никакого не придал играющей в гостиной музыке. Неторопливо расстегнул молнию своей осенне-весенней куртки и начал медленно стягивать её, высвобождая руки из рукавов как раз в тот момент, когда его взгляд наткнулся на женщину в зелёном белье, застывшую посреди комнаты. Даже не нужно объяснять почему Ксандр несколько секунд тупо таращился на Анину грудь, которую так соблазнительно украшал и подчёркивал все изгибы шёлковый зелёный бюстгальтер с чёрным кружевом. При всём при этом, не скрывая от воображения Романо почти ничего, и взгляд буквально оказался прикован к её красоте, а ореховую темноту его глаз тронула пелена желания и внезапно появившиеся в них искры давно подавляемой им страсти. Он потерял дар речи, он потерял слух, потому что всё вокруг перестало иметь значение и потеряло форму. Ксан не видел комнату, не слышал музыку, всё его внимание было захвачено этой женщиной стоящей перед ним. Куртка, которую он ещё недавно пытался с себя стянуть, безвольно упала на пол, а в руке остался судорожно зажатым лишь только один её рукав…
И вот интересно, за что его так наказывают-то? Вроде живёт себе спокойно, тихо-мирно, и потом неожиданно "бах!" и опять его тычут носом в его безответную любовь. Не дают забыть того, что только её он так страстно желал за всю свою жизнь, только её так любил. И сейчас в очередной раз, ему злорадно напомнили о том, что он потерял когда-то, и что уже никогда не будет его… Женщина, к которой он не имеет права прикоснуться в эту самую минуту, когда его ладони так жаждут прикосновений к её гладкой коже…
Хто ти є? - Ти взяла моє життя
І не віддала
Хто ти є? - Ти випила мою кров
І п'яною впала

В горле пересохло, а показавшиеся ему часами минуты, в которые он жадно пожирал взглядом Анну, внезапно прервались. Девушка спохватилась, подбежав к дивану и наскоро накинув на себя гостиничный белый халат. Мог ли мужчина, такой как Ксандр Романо, смущаться чего-либо? Вы будете смеяться, но да, именно сейчас он смущённо спрятал глаза под ладонью, прижав указательный и большой пальцы к бровям, при этом вновь отворачиваясь в сторону принесённой им сумки.
- Я… в общем, заебался, пока нашёл этого Андрюшу, мать его… - перевёл тему, стараясь придать всей ситуации как можно более непринуждённый вид, хотя возможно ли это? Когда сердце всё ещё бешено колотится в груди, а она подходит ближе, так, что Романо слышит аромат  её духов, а её локоть касается его руки и по его телу мгновенно пронеслась волна почти болезненного желания. Он резко делает шаг назад, будто отпрянув от чего-то, что могло быть ему неприятно, но чувства его охватившие характеризовались в точности до наоборот. Швыряет куртку в кресло у стены и в несколько шагов подходит к бару, беря в руки перво-попавшуюся бутылку какого-то виски и делая пару больших глотков.
Я налию собі, я налию тобі вина
А хочеш із медом

- Кольт возьму, пожалуй, я люблю эту модель.
Несколько капель виски скатились с его губ по подбородку и он вытер их тыльной стороной руки, с силой зажмуривая веки.
- Отлично. Значит, бери кольт… - говорит, стоя спиной к Ане и иронично ухмыляясь самому себе. – В любом случае, безоружными на встречу мы не пойдём… - захлопывает сильнее, чем того требовалось дверцу бара, задержавшись ладонью на деревянной резной столешнице.
«Что же ты делаешь со мной?..» усталый вопрос, который он не вправе и не в силах ей задать, той, которая уже давно овладела его сердцем и разумом.
- Ань, - берёт себя в руки и поворачивается к девушке, а когда его взгляд снова устремлён на неё, то в нём уже почти нет и намёка на недавний избыток чувств, о котором теперь напоминает лишь медленно затухающий блеск в карем омуте его глаз. За всё это время их совместной дружбы он научился мастерски подавлять в себе любые вспыхивающие в его душе страсти… - Я предлагаю отдохнуть перед поездкой, - коротко улыбается, будто ни в чём не бывало, однако рука крепче сжимает горлышко бутылки, - не знаю, как ты, а я устал после перелёта и пару часов сна мне сейчас просто необходимы… - «ага, также, как и холодный душ…» - Не хочу из-за усталости и невнимательности подвергать нас опасности. Ну, ты меня понимаешь… - разводит рукой в сторону, а, собственно, что конкретно она сейчас должна понимать? Дай Бог, не самое очевидное… - Я перед сном заскочу в душ и переоденусь, ты, наверное, предпочтёшь кровать? Значит, я посплю на диване, - делает вывод и направляется к двери, за которой скрывалась ванная комната. – И ложись спать, Ань. Много шампанского на кануне сделки – это не хорошо.
Закрывает за собой дверь и прислоняется к ней спиной. А ещё нехорошо раздевать взглядом женщину, которая считает тебя лучшим другом, да что уж там, почти братом…
- Скотина ты, Романо… - хрипло ворчит себе под нос, ставя бутылку на пол и включая воду в душе. – Мудак… - ещё немного и вещи летят на чёрную плитку, а он встаёт под ледяные струи воды. Вздрагивает и ёжится от холода, но не отступает, терпит скрепя зубами и опираясь руками о стеклянную стенку душевой. Разум проясняется почти также быстро, как и то, как Ксандр начинает замерзать… Пару раз поворачивает кран с горячей водой, и теперь уже с тяжёлым вздохом расслабляется под тёплыми струями. Если бы все его проблемы можно было смыть водой, если бы всё было так просто… Но он это переживёт, всегда раз за разом он преодолевал эти чувства вновь, и сейчас он не намерен сдаваться…
Твої очі, кличуть, хочуть мене
Ведуть за собою
Хто ти є? Й ким би не була ти
Я не здамся без бою

+2

10

Ей было стыдно. По-настоящему стыдно. Она и сама бы не объяснила, почему именно. Просто уверенная в себе и своей сексуальности Аня рядом с Ксандром превращалась в восемнадцатилетнюю дурочку, и искренне поражалась взглядам, которые бросали на нее мужчины.
Но знаете, что еще? Когда Анна, раскрутившись, взмахнув тяжелой копной волос, повернулась к двери и застыла, увидев Ксандра, она заметила в его глазах что-то странное. Желание? Наверняка это было оно. И вот тогда Донато задумалась – потому что обычно Романо никаких признаков сексуального желания не проявлял. Поэтому Донато удивилась, смутилась и …испугалась.
Она накинула на себя халат в тщетной попытке скрыть замешательство. Дура, ах, какая дура! Ну неужели тебе так уж хотелось танцевать,  что ты забыла о старом друге, который вот-вот должен вернуться? – корила она себя. Она рассматривала вполне себе обычный кольт так, будто это было редкое оружие, а все потому, что поднять глаза на Романо она стеснялась.
Ксандр сказал что-то хрипло, и тут Донато словно по голове чем-то тяжелым стукнуло – ему тоже было неловко! Ах, господи ты боже мой, он тоже переживал, ну и дура же ты, Аня!
Она встала спокойно, все еще продолжая держать в руках пистолет, отвернулась к окну, повернувшись к Романо спиной.  Посмотрела, сколько патронов в магазине, передернула плечами на слова друга.
- В любом случае, безоружными на встречу мы не пойдём.
Раздается стук, и Аня вздрагивает, оборачивается и видит, что Ксандр изо всей силы захлопывает дверь бара. Анна кусает губы, она уже готова расплакаться из-за своей глупости, но она снова отворачивается, а Ксандр уже снова что-то говорит. Аня смотрит на него через плечо, и видит, как блеск, который она принимает за блеск раздражения, в его глазах потихоньку тухнет. Кажется, буря прошла стороной, но только Донато совсем не легче.
- Я предлагаю отдохнуть перед поездкой.
И руки сжимаются на горлышке бутылки, а по щекам ходят желваки. Аня, вся внутренне сжившись, кивает неуверенно.
- Ты, на верное, предпочтёшь кровать?
Я, наверное, предпочту с тобой.
- Да, пожалуй, кровать, - отвечает Донато, кладет кольт обратно в сумку, осторожно и бережно, все так же избегая смотреть на Ксандра.
- Значит, я посплю на диване.
Он скрывается в ванной комнате, и Анна летит к двери на цыпочках, на носочках, чтобы он не услышал. Прижимается щекой к двери, холодному темному дереву, тяжело дышит – и слушает. Он что-то говорит, но она не может разобрать слов и от злости даже тихо топает ногой, но тут же осекается, и просто молча слушает плеск воды.
А потом вода выключается, и Анна бежит от двери подальше. Халат падает с ее плеч на пол, но она не стремится его поднять – как ураган заносится в спальню и захлопывает дверь. Света нет, и Ксандр подумает, что она уже спит.
Да только сна ни в одном глазу. Анна садится на пол, рядом с кроватью – в том же зеленом белье, в комнате темно и почему-то прохладно – кожа тут же покрывается мурашками. Она стягивает с постели покрывало, кутается в него, а мысли, мысли в ее голове – будто тараканы, разбегаются  кто куда, верещат что-то, и алкоголя в крови уже нет. Точнее, он, конечно, никуда не делся, да только Аня почему-то совсем трезвая. «Лучше бы мне заснуть» - думает Анна, но засыпает только через пару часов, когда весь номер погружается в темноту. Там же, на полу, завернутая в одеяло, и последняя мысль ее меркнувшего сознания – «Надо было уступить кровать Ксандру, мне она ни к чему».
А утром ее будит будильник, восемь утра, подъем. Господи, из-за этой смены часовых поясов такое чувство, будто она поспала всего пару часов… стойте, так и есть. Шесть часов всего, этого недостаточно для полноценного отдыха. Ладно, сойдет.
Все тело затекло от неудобной позы – а вы пробовали спать на голом полу? Анна встает, кое-как потягивается, зевает и идет в ванную – в душ, потом почистить зубы, привести себя в порядок, причесаться, замазать синяки под глазами.
И через полтора часа, то есть ровно в девять тридцать, выходит из спальни. Ксандр еще спит, и Анна, громко цокая каблуками – непонятно, зачем они ей в номере – подходит к кровати, сдирает с Романо одеяло:
- Подъем, дорогой! У нас сегодня долгий день, - сообщает громко и идет заказывать завтрак в номер, - У тебя полчаса на все про все. Потом мы поедим и отправляемся в город.
Заказ сделан, сейчас будет доставлен, Анна наклоняет шею в разные стороны, причитает что-то о том, что ее точно продуло, а сама смотрит на Ксандра:
- Ну вставай же, соня, нам правда скоро пора, - хихикает она. От вчерашней неловкости не осталось и следа.

Новый внешний вид

http://s2.uploads.ru/w78yH.jpg

+1

11

После контрастного душа стало легче, мысли прояснились, и чувства снова были загнанны в тёмный угол его души. Завернувшись в белый махровый гостиничный халат, он подошёл к зеркалу и провёл ладонью по запотевшей поверхности, тут же натыкаясь взглядом на своё отражение. Оперевшись руками на края мраморного умывальника, он ещё несколько минут молча разглядывал своё лицо. Отчего-то у него появилось ощущение, что человек, которого он сейчас видит в отражение, ему незнаком. То  же лицо, те же глаза, но это не тот человек, каким он был раньше.
- В кого ты превратился Романо? – риторический вопрос, который вслед за ним повторяет его отражение. – Закончишь тут со всем и уедешь из Сакраменто. Пора… - говорит чуть тише, но не менее утвердительно. Это решение, - покинуть Калифорнию, - зрело в нём слишком давно, и, кажется, теперь он был готов к переменам.
Глубокий вдох и Ксан отворачивается от своего отражения и выходит из ванной. В гостиной пусто, темноту комнаты нарушает тусклый свет одинокого бра возле дивана. Вещи его лежали тут же, подле софы в дорожном чемодане, поэтому он наскоро переодевшись в футболку и спортивные штаны, бросил халат в кресло напротив.
Из комнаты Анны не доносилось ни звука, и итальянец сделал вывод, что девушка уже спит. «Хоть у кого-то тут нет проблем со сном…» мысленно проворчал и щёлкнул выключателем, потушив в комнате свет. Ещё где-то пол часа он молча смотрел напротив, в зашторенное полупрозрачными занавесками большие окна. С дивана ему был не виден ночной город, но за то в его поле зрения попадала большая круглая луна. И ему показалось, что она была намного ярче здесь в Москве, чем в Сакраменто. Потом, вдоволь насмотревшись на земной спутник, Ксан наконец-то улёгся спать, подложив под голову одну их декоративных диванных подушек и укрывшись клетчатым шерстяным пледом. Он уснул почти сразу же, провалившись в омут тревожного сна, без каких-либо образов с одной лишь тёмной пропастью, в которую он раз за разом неизменно падал…
***
- Подъем, дорогой! У нас сегодня долгий день, - с него наглым образом стянули плед и начали громко будить. Романо поёжился и отвернувшись лицом к спинке дивана, свернулся калачиком.
- Да, да… уже встаю… - промямлил сквозь сон и потёрся щекой о подушку.
- У тебя полчаса на все про все. Потом мы поедим и отправляемся в город.
Резко открывает глаза и сразу же щурится от яркого дневного света:
- И тебе доброе утро, мой генерал, - шутливо отозвался Романо и поднялся со своей импровизированной «кровати», вальяжно почёсывая живот сквозь ткань футболки.
- Закажи что-нибудь мясное, отбивные там или что-то в таком духе. Завтрак должен быть плотный, - высказал своё пожелание итальянец и окинул взглядом фигуру Донато. Та была одета в строгий деловой брючный костюм, однако это не мешало девушке смотреться в этом наряде гармонично, вот только блузка…
- Ань, ты бы ещё пуговицы две на блузке застегнула, нам проблемы ни к чему, - заметил капореджиме и поплёлся умываться, - И это, если у тебя там планы нарядить в пижонский костюм и меня заодно, то я тебя разочарую – не будет этого. – произнёс на ходу и скрылся в ванной. Вот чего-чего, а костюмчики Романо не выносил просто, и принципиально их с собой не брал. Одежда эта уж больно не удобная, да и чувствовал он в ней себя весьма неловко.
Затем был быстрый завтрак, во время которого Ксан диву дивному удивлялся, что же это за блюдо такое «shashlik» и как так получилось, что до сих пор он ни разу не пробовал нечто такое же вкусное. В общем, умял итальянец аж четыре шампура, смачно запив это дело горячим чёрным чаем.
- Приедем в Сакраменто, обязательно нужно будет поискать русский ресторанчик. Клеевая штука, этот shashlik, – мимоходом сказал он девушке во время того, как проверял магазин пистолета и укладывал его себе за пояс. Аккуратный армейский нож по обыкновению был спрятан в ножнах на правой щиколотке. Всё же и в далёкой стране Романо не изменял самому себе и не ходил на сделки не экипированный хотя бы по минимуму.
- Всё, поехали? – спрашивает у девушке и открывает ей дверь. – А каблуки ты зря нацепила, Ань. Могла взять с собой ботинки на ровной подошве, во-первых на улице местами ещё есть лёд, а во-вторых мы на встречу идём не с представителями общества садоводов, - тяжело вздохнул итальянец и покачал головой.

+3

12

- Да, да… уже встаю…
- Романо, - громко и властно объявила Аня, - Ты что думаешь, я с такими уловками не знакома? Ты очень коварен!
И адски расхохоталась – у нее вообще было поразительно бойкое настроение, ей хотелось крушить и ломать все вокруг. Это вроде как и не ярость, а нечто…озорное, что ли?
- Давай-давай, дорогой! – Анна стянула одеяло с Ксандра, секундочку полюбовалась телом друга, а потом, как и полагает мужней жене, отвернулась и быстро направилась к шторам, раздвинула их, потом заказала в номер еду, как и просил Ксандр – для него помяснее, для себя – овощей. Она вообще мало кушала, особенно на завтрак, а в этой варварской России, когда даже на завтрак – пельмени, нужно быть особенно аккуратной.
- Ань, ты бы ещё пуговицы две на блузке застегнула, нам проблемы ни к чему, - подал голос из ванной Ксандр. Аня аж поперхнулась чаем, который имела удовольствие вкушать.
- Ты что, смеешься что ли? Какие проблемы? Я дерзкая и сексуальная, - она облизнула губы и положила ногу на ногу, - Мужчины таких любят. И потом, - скромно призналась, - Тут больше нет пуговиц. И вообще, охальник, ты куда смотришь?
Рассмеявшись своей проницательности, Аня принялась за морковные палочки.
Через двадцать пять минут они были готовы. Донато засунула в сумочку пистолет, еще один хлопал ее по спине в кобуре, которая за пиджаком была не видна. Знаете, оружие, оно всегда полезное. Особенно в чужой стране, где по Красной площади разгуливают медведи. Медведей, конечно, Аня не видела,  но каково может быть мнение о Москве у американцев – спишем годы жизни в Америке на гражданство.
- Всё, поехали?
- Поехали.
– А каблуки ты зря нацепила, Ань.
- Я мастер спорта по бегу на каблуках. И по всему остальному на каблуках, - подмигнула Донато, первой выходя из номера, - А еще, скажу тебе по секрету, их, в смысле, каблуки, можно пристроить в чьей-то заднице.
О боже, Донато, ну что ты несешь? Анна даже покраснела немного и пошла к лифту. Ксандр двигался где-то сзади, они спустились вниз на огромном лифте, всем в позолоте, и добрый дядя-швейцар поймал им машину. Вы не поверите, она была такая тесная и узкая.
- Что там написано? – заглянула за плечо водителя – почему-то тоже черного и волосатого, с золотыми зубами – здесь все таксисты такие? – Jiguli? Что есть Jiguli?
Она недовольно выбралась из машины и покачала дяде-швейцару головой. Тот свою ошибку понял и вызвал хорошее такси. Ну как хорошее, машина была не очень, но это все же была БМВ, а не чудо российского автопрома со странным названием, поэтому в нее Донато уселась почти без пререканий.
Машина тронулась и началось:
- Ксань, ты посмотри на это здание, из чего его строили?
- Ого, это что, костел? Церковь, говорите? Красивая!
- А где здесь лежит этот русский со смешной фамилией? Ленин? Ах вон там? Интересненько!
- Ого, смотри, модный молл, я хочу туда, мне надо посмотреть камни!
- Всего двадцать долларов? Как-то дешево, нет? Вы нас не обманываете?

В общем, по всей видимости, когда машина прибыла к месту назначения – большому казино, вывеска которого утром не горела – и водитель, и Ксандр были счастливы. Аня же только потряхивала своим высоким хвостиком и глазела по сторонам – она вообще была любознательной.
У входа дорогу парочке перегородила солидная, шкафоподобная охрана. Анна только плечами пожала:
- Нас ждет  мистер Pavlovec.
Так как говорила она на английском, ее явно не поняли. Но дядьки услышали знакомую фамилию, посторонились, один сказал что-то в шипящую рацию. Путь был открыт, а из дверей на мафию Сакраменто уже летел парень педиковатого вида. Он быстро протараторил:
- ЗдравствуйтеменязовутГарри, намсюда!
И повел Ксандра и Аню по коридорам. Они, переглянувшись, последовали за ним.

+1

13

- Я мастер спорта по бегу на каблуках. И по всему остальному на каблуках, - получил в ответ Ксан и пожал плечами, закрывая двери за девушкой, цокающей высокими каблуками по мраморному покрытию пола в коридоре.
- Да, кто ж спорит-то? – вздохнул итальянец, - Но всё равно, не понимаю я вашего женского стремления наряжаться на такие вот «стрелки». – Если говорить на чистоту, то Романо вообще мало что понимал из того, что люди любят называть «женской логикой». Нет, оно, конечно, может быть случится так, что и каблуки Ани в ход пойдут, но шанс на такой исход событий один на тысячу.
- А еще, скажу тебе по секрету, их, в смысле, каблуки, можно пристроить в чьей-то заднице.
На лице у идущего позади Анны мужчины мимика резко поменялась, и от удивления вверх медленно поползли обе брови.
- А ты жестокая, - усмехнулся и зашёл вслед за ней в большой позолоченный лифт. – Мда, - вздохнул Ксан, рассматривая стены лифта украшенные сусальным золотом, - правду говорят, что русского хлебом не корми, дай только состоянием своим повыпендриваться… А ты видела их зубы? – спросил открывая двери перед Аней и выпуская девушку из отеля, - Они носят золотые коронки, это же пиздец! – Романо поморщился и стал наблюдать за тем, как швейцар попытался усадить Донато в машину гордо носящую название «Jiguli». Итальянец поулыбался, дождался пока Аня вылезет из тесной машины и сосувствующе глянул на швейцара, которого уже во всю сверлили недовольным взглядом зелёных глаз.
Затем они уселись в БМВ далеко не последней модели, но это и не суть важно, главное едет и не чувствуешь себя в авто как килька в консервной банке. И началось:
- Ксань, ты посмотри на это здание, из чего его строили?
- Не знаю, Ань. Хочешь, на обратном пути зайдём и спросим?
- Ого, это что, костел? Церковь, говорите? Красивая!
- Да, красивая, только почему разноцветная такая? – по мнению итальянца, разрисовывать церковь в зелёные, голубые, жёлтые тона – это нонсенс какой-то.
- А где здесь лежит этот русский со смешной фамилией? Ленин? Ах вон там? Интересненько!
- А сколько, говорите, он там уже лежит? – переспросил Романо водителя, - Да ладно? О я ебу! Ань, когда я умру, чтобы кремировала меня, ясно? Ну его на хрен такое извращение терпеть… И никакой земли, онли хардкор, огонь и чтобы спалило дотла, а пепел развеешь над океаном. Вот тебе моё слово… - сказал абсолютно серьёзным тоном и как-то брезгливо посмотрел в сторону мавзолея, где лежал тот самый Ленин.
- Ого, смотри, модный молл, я хочу туда, мне надо посмотреть камни!
- А что, там камни какие-то особенные? Ну, зайдём, посмотрим, раз хочешь.
- Всего двадцать долларов? Как-то дешево, нет? Вы нас не обманываете?
Ксан наклонился и прошептал Ане на ухо:
- Не говори, что у тебя есть «много» денег, а то мало ли… не доверяю я этому… с золотыми коронками и в засаленной шапке-ушанке, – итальянец покосился на водителя.
И вот машина остановилась у главного входа в казино, и фальшивые «муж и жена» выбрались из салона авто на морозную улицу.
- Ну, Ань, не забывай, ты теперь носишь фамилию Романо. Главное не спались, никто не должен знать, что ты жена Витторе, - шёпотом украдкой напомнил он девушке и они вдвоём вошли в здание. Правда, не сразу вошли-то, ибо их по началу не хотел впускать охранник, такой себе сибирячек под два метра ростом, чем-то напоминающий братьев Кличко. А Ксан любил бокс, и он мог многого не знать о России, но вот Владимира и Виталия, знаменитых русских боксёров он знал и уважал.
Затем, когда они оказались уже внутри помещения к ним подбежал паренёк сомнительной наружности. Почему сомнительной? Да потому что, он обделил своим вниманием глубокий вырез Аниной блузки и подхватил под локоть Романо, который вылупив на него свои внезапно увеличившиеся в размере глаза, тут же руку высвободил и поменялся с Аней местами, мол «женщина, будь той спасительной разделяющей преградой, которая спасёт мою мужскую честь». А имечко у этого русского американца оказалось типичное и часто встречающееся на «Диком Западе» - Гарри, вот только на ковбоя он был совсем не похож.
Их провели через весь игровой зал, затем они остановились у дверей в какую-то комнату.
- Мистер Павловец ждёт вас здесь, я буду вашим переводчиком. Пётр плохо разговаривает на английском, - прошептал Гарри и открыл перед «супругами» двери.

+2

14

Видели бы вы, какими глазами Романо смотрел на педиковатого парня с сережкой в правом ухе. Нет, ну тут все, в принципе, понятно: геи западают на накачанных и брутальных парней, а Ксандр – просто классический накачанный и брутальный парень, да еще и с пистолетом, if you understand, want I mean. Так что неудивительно, что Гарри, которого Аня про себя уже позвала «Грязным» - в честь героя любимого вестерна, подхватил под локоток мужественного Ксандра и понесся вперед. Что-то быстро-быстро лопоча. Ксандр же только вытаращился, и Аня поняла, что чьи-то внутренности сейчас будут разбросаны по всему казино, поэтому ненавязчиво отвела руку Гарри (о господи, да у него ногти бесцветным лаком покрыты!) от руки Ксандра и доброжелательно улыбнулась, сообщив, что «мистер Романо, к сожалению, уже занят». Гарри посмотрел на нее, как на врага народа и пошел вперед.
- Мистер Павловец ждёт вас здесь, я буду вашим переводчиком. Пётр плохо разговаривает на английском.
- Вот черт, - обратилась к Ксандру Аня на итальянском, - Я уверена, что он переврет все мои слова, потому что я «заняла» такого лапусика, как ты, - она нервно хихикнула и предложила Романо вести переговоры самому. Уж его слова Грязный Гарри перевирать не будет!
А тем временем они прошли в кабинет и Анна осмотрелась. И в ужасе прикрыла глаза. Мать моя женщина, эти русские! Картины из-под кисти подражателей Рубенса – голые девки в бане, голые девки в реке, просто голые девки. Повсюду позолота, огромный деревянный стол из карельской березы, а в середине комнаты, вы не поверите, фонтанчик, настоящий декоративный фонтанчик. Аня зажмурилась, испугавшись.
Толстый мужик, сидевший за столом и куривший сигару, что-то добродушно сказал, а Гарри тотчас перевел:
- Как Вам обстановка кабинета?
- Да я в шоке от такой красоты, - честно ответила Анна и широко улыбнулась Павловцу. Тот встал, пожал руку Анне, потом Ксандру, жестом указал на кресла, стоявшие напротив его стола – все помнят, дорогого и из карельской березы! Он снова сказал что-то по-русски, и Гарри снова выступил в роли переводчика:
- Сигары? Простые сигареты?
- Нет, спасибо, не курю, - покачала головой Аня, и сережки в ушах закачались в такт движению. Павловец уставился в ее вырез, она неуютно завозилась. Одно радует – этот точно не педик!
- Итак, - начал говорить дородный мужик, и Гарри затарахтел на английском, - Я говорил с Витторе буквально пару часов назад. Мы условились, что чемодан с содержимым, - Павловец прервался, чтобы затянуться сигарой, Гарри тоже замолк, не сводя влюбленного взгляда с Романо, - окажется сразу у Иванова. Вы можете ему позвонить.
- Что? – Анна недоверчиво подняла брови, - Еще вчера план был другим. Мы должны забрать чемодан у Вас, и сами должны отвезти его Иванову.
- План изменился, все согласовано, - кажется, Павловцу самодеятельность Анны не понравилась. Но, простите, так дела не делаются!
- Я позвоню Витторе, узнаю, - медленно сказала она, вынимая из сумки телефон. Павловец злобно ощерился:
- Вы что, мне не верите?
- Не то, что бы, я просто следую инструкциям, сами понимаете, - Донато   развела руками, - Наемная служащая.
Она набрала номер мужа, а сама бросила взгляд на Ксандра. Потому что просто чувствовала – здесь дело нечисто. Черт, ну почему всегда такие вот неприятности? Я начинаю думать, - подумала Анна, слушая губки в трубке, - Что я приношу мафии несчастье.
А уже через минуту Анна подняла глаза на Павловца и во взгляде ее не было ничего приветливого.
- Витторе сказал, что план старый. Где наш груз?

+1

15

Если, конечно, Гарри ещё шарил на английском, то услышав из уст Анны итальянскую речь, слегка шире обычного раскрыл глаза, а затем подозрительно сощурился, явно пытаясь понять, о чём же сия прекрасная леди глаголит? А Ксан ехидненько так улыбнулся и возьми да и ответь подруге также на родном итальянском:
- Лапусика? – переспрашивает, продолжая улыбаться с явной растерянности горе-переводчика, - Как однако ты ко мне не равнодушна, - подшутил над девушкой и продолжил уже более серьёзно, - Не беспокойся, этот парень прекрасно понимает, что его ждёт, если с нами что-нибудь случится из-за него. – Затем вновь глянул на Гарика пытающегося уловить из итальянской речи хоть мало-мальски знакомые слова, - А если не понимает, я ему объясню по мере необходимости…
Затем они оказались в кабинете Павловца. Собственно, сам кабинет никаких особых впечатлений на Романо не произвёл, единственное – так это фонтан. Ксан долго думал, на кой ляд в рабочем кабинете нужен фонтан? Потом не найдя этому вопросу подходящий логичный ответ, забил на это гиблое дело понять «русскую душу» и решил сразу перейти ко второй фазе напряжённых межнациональных отношений – простить.
От комментариев он воздержался, ибо Аниного шока, как на лице, так и в словах было весьма предостаточно и хватило на них двоих. И от сигары он тоже отказался, всё-таки они сюда по делу пришли, а не кубинские покуривать, поэтому, чем раньше они решат все вопросы, тем будет лучше.
Однако, как оказалось, планы резко изменились, при чём всё указывало на то, что инициатором нововведений был именно Витторе Донато.
- Не может быть, - возразил итальянец, уставившись на русского с недоверием, - Нам дали чёткие инструкции, и об изменениях никто не говорил.
Анна поспешила узнать интересующую их информацию у первоисточника – Витторе, сразу же набрав телефон босса, в то время как Пётр начал ёрзать на стуле и сыпать обвинениями, мол, не доверяют ему «честному» две «грязные» американские личности.
- Спокойно, - он приподнимает руку, открытой ладонью к сидящему за письменным столом Павловцу. Жест вроде бы успокаивающий и ничего особого не предвещающий, но уже опуская руку обратно, Романо как бы между прочим, ненавязчиво поправляет край куртки, теперь ему будет проще достать пистолет. Затем рука опускается на подлокотник кресла в котором сидел Ксандр и замирает, только улыбка на его губах скользит, то появляясь, то вновь исчезая во время того, как они в Петром сверлили друг друга взглядами.
- Витторе сказал, что план старый. Где наш груз?
Слова Анны пронзили словно гром давящую тишину кабинета. Романо всё это время был одно сплошное напряжение, готовый ко всему и неотрывно следящий за каждым движением сидящего напротив Павловца. Вот только, беда пришла оттуда откуда её не ждали. Тот самый Гарри педиковатого вида неожиданно для всех достал из-за полы своего пиджака пистолет и направил его на Ксандра.
- Тише, миссис Романо, - обращается к Анне на английском, держа под прицелом итальянца, - Сейчас будет говорить мой босс, а вы внимательно его слушайте, - неестественно-зловещая ухмылка исказила худое лицо, теперь уже полностью разбив в дребезге образ безобидного паренька и превратив его в хищного коршуна.
- Итак, - начал на русском Пётр, и его подельник тут же стал переводить сказанное им на английский, - Я хотел дать вам шанс уйти, но… - Павловец развёл руками и встал из-за стола, поправив пиджак, - американцы слишком подозрительны, в этом ваша беда, и именно поэтому вам придётся отсидеться в подвале, пока мы совершим сделку и получим свои деньги. Да, да, кое-кто предложил за товар вдвое больше вашего, с небольшим условием… - улыбка Петра совсем не красила, хотя он скорее всего об этом не подозревал, - люди, которых послал Витторе Донато за товаром, должны умереть. Уж не знаю, чем вы ему так не угодили, но как только я получу свои деньги, вы распрощаетесь с жизнью. Об этом позаботится Гарри, который всё это время будет за вами следить. – Пётр подошёл к двери, а рыжий парень снова хищно улыбнулся, видимо уже предвкушая двойное убийство. – Всего вам хорошего… хотя, вам это желать уже нет смысла, – отшутился напоследок бандит и скрылся за дверью.
Гарри дёрнул пистолетом, направленным на Романо и громко приказал:
- А теперь встали оба, медленно… - уточнил и вновь повысил голос: - Гриша, Иван! – в кабинет ввалились два амбала, готовые внимать приказам.
- Обыскать этих двоих и одеть на них наручники, - сказал на русском, но смысл и так был понятен, так как Анну и Ксандра тут же начали обыскивать, шаря руками по их телам.
- А баба-то ничего, - хохотнул Гриша, бесцеремонно лапающий Анну и между делом изъявший из её кобуры пистолет.
- Руки убрал! – Ксан дёрнулся в сторону русского, въехав ему кулаком прямиком в нос, от чего у Григория сразу же из носа хлынула кровавая юшка. Но больше он ничего сделать не успел, потому что был остановлен ударом рукояти пистолета по затылку.
- Нерусь, блять… - пренебрежительно выплюнул Иван, стоя над Ксандром лежащим без сознания на дорогом ковре.
- Уберите их отсюда в подвал и глаз с них не спускать, - на итальянцах защёлкнулись браслеты железных наручников. Анну повели по коридору в сторону подвала, Ксана потащили туда же, держа под руки и пришёл в себя он далеко не от нежных поцелуев. Открыв стальную дверь подвала и проведя в него Анну, итальянца Ваня решил спустить вниз по лестнице, он подтащил Романо к первой ступени и отпустил руки, давая телу свободно падать. И о, да! Полёт Ксана кубарем по ступенькам, с битьём всего чего только можно об деревянные выступы лестницы, закончившийся приземлением мордой в голый бетонный пол – было весьма красочный и полным впечатлений для самого «лётчика», ибо пришёл в сознание он уже где-то на ступеньке второй.
- Сука… - прохрипел он лёжа на сыром полу, - Съездили, блять… А-а-ань, - позвал он девушку и попытался пошевелиться, чтобы найти её взглядом, но только снова выругался, ибо везде адски болело, - Кроха, ты в порядке? - спрашивает переворачиваясь на бок и тяжело дыша. И что за мания такая у русских строить такие большие и высокие подвалы? Не иначе, как специально для гостей иностранных...

+2

16

- Тише, миссис Романо.
- Я не…
Смешная шутка. Слушайте, педикам, вообще-то, не пристало носить с собой большие пушки в штанах, if you understand what I mean. Педики на то и педики, и именно поэтому Гарри Анне и не понравился – он, злобно сощурившись, целится в Ксандра, но дырки проделать хочет явно в Донато. Ах, какая ирония.
-Сейчас будет говорить мой босс, а вы внимательно его слушайте.
- Я не понимаю по-русски, идиот Вы этакий, - прошипела в ответ Анна, она же у нас бой-баба и готова хамить парню, у которого в руках пистолет, - Вам придется переводить!
- Да, да, кое-кто предложил за товар вдвое больше вашего, с небольшим условием…
Идиоооот. Анна вымученно улыбнулась, слушая Павловца. Кем бы он ни был, Витя с него спустит шкуру. И отдаст на растерзание педику-Гарри, а это, между прочим, похуже смерти!
- Люди, которых послал Витторе Донато за товаром, должны умереть.
- Экие тут у вас в России люди злобные, - деланно удивилась Анна, - Мистер-как-Вас-там, а ты переводи, - она бросила злой взгляд на Гарри, - А Вы в курсе, что с Вами сделает Вито? Ну мне так, для себя, чисто поржать.
- Об этом позаботится Гарри, который всё это время будет за вами следить, - Петя даже не слышал Аниного вопроса. Донато же неожиданно хрипло рассмеялась – с ума сойти, ее убьет пидорас. Соня бы оценила эту иронию, честное слово, ей бы понравилось!
Павловец, тем временем, как настоящий, прости господи, профессионал, оставил «чету Романо» в кабинете, а сам ужом – что при его пузе проблематично – выскользнул за дверь. Гарри что-то прогавкал, появились два амбала, и тут же начали поигрывать мышцами. «Так это их так зовут, - догадалась Донато, - А я подумала, он гавкал».
А тем временем амбалы был и рады пощупать всю из себя такую шикарную Аню, и она даже, не сдержавшись, подмигнула Гаррику и на английском предложила:
- Так и быть, красавчик, можешь пощупать за попу Ксандра, она у него, знаешь ли…
Гарри – вы не поверите – залился краской, а русский, который добрался уже до бедер Анны (милок, поверь, ТАМ я точно ничего не прячу), что-то сказал, по всей видимости, непристойное, Анна сощурилась:
- Ты меня еще без одежды не вид…
Поздно. Ксандр, кровушка твоя горячая, итальянская, ну зачем было быть этого мудака? Уж я бы потерпела, что, впервой, что ли меня обыскивают? Но нет, кто-то же у нас герой, кто-то же схлопотал по затылку и улегся на ковер отдыхать. Анна только горестно вздохнула – потому что парниши только и ждали, что она порвет блузку у себя на груди и бросится в бой…ну или хотя бы просто порвет блузку. Анна им не доставила такой радости, покорно дала себя увести. По ступенькам, как пела рыбка Дори в мультике «В поисках Немо», все вниз и вниз. Кстати, мужик, который ее вел, оказался вполне себе вежливым, даже за локоток придержал, чтобы Донато на своих двенадцати сантиметрах не навернулась вниз с лестницы. Вот что значит хорошее воспитание и любовь к людям! С Ксандром обошлись похуже, он как раз таки и пропахал лицом ступеньки вниз, и улегся на полу под лестницей, похожий на половую тряпку. Накачанную и красивую половую тряпку, если быть честной.
Анна услышала, как дверь захлопнулась где-то там наверху, подивилась еще, откуда тут, в центре Москвы, катакомбы? Потом присела на пол, пачкая свои новые, специально для поездки купленные брюки и подползла к Ксандру поближе.
- Давай, устраивайся у меня на коленях, - весело предложила она, - И ни в чем себе не отказывай.
Почему, спросите, Анна веселая? Потому что это идиоты забыли вытащить из ее кармана мобильный. Ну ладно, пистолет забрали, черт с ним, но мобильник-то, мобильник! Профессионалы, дааа.
Анна помогла Ксандру улечься поудобнее, уложить голову на ее коленках, а потом села думу думать.
- Слушай, Ксандр, вот как ты думаешь, кто эти таинственные перекупщики? Я-то с партнерами не знакома, а вот ты, может, кого-то и знаешь?
Нет, ну правда ведь интересно, надо попробовать понять, перед тем, как ОМОН вызывать. Или кого там? Сразу Вите? Но тогда от Москвы камня на камне не останется. Печально будет, все же культурное наследие.

+1

17

- Ёбаная жизнь, - выругался Романо и сцепив зубы попытался приподняться. Какой у них теперь план? А, б, в или может ещё какая неведомая буква? Что скорее всего, ибо что делать дальше неизвестно. «Ладно, в конце-концов, будем импровизировать…». В полутьме подвала, освещаемого только одной лампочкой у входа, он таки разглядел силуэт Анны. «На ногах стоит, не ревёт, одежда на месте, значит, всё пока не так страшно…» сделал вывод Ксан, пока девушка подползала к нему на коленках.
- Ни в чём себе не отказывать? – он улыбнулся и положил голову на её колени. При других обстоятельствах он вряд ли позволил бы себе нечто подобное. А сейчас… Сейчас он прилично избитый, они оба в сыром подвале, и скорее всего их ещё до полуночи пристрелят. Стараясь не думать о том, насколько она сейчас близка, он мысленно прикидывал план дальнейших действий:
- Ай, бля, - прошипел Романо, когда от умственных потуг он по привычке нахмурил брови, и рассеченная одной из многочисленных ступенек бровь, дала о себе знать. Но внезапно, глаза его широко распахнулись, ибо именно в этот момент его посетила гениальная мысль. – Ань, слушай, а у тебя там никаких заколок в причёске нет? – волосы у девушки были собранны наверх, и оставалась надежда, что у неё где-нибудь да таки завалялась хотя бы что-то что можно использовать в качестве отмычки. – Есть? Ну слава богу… - вздохнул Романо и нервно поглядывая на дверь, развернулся к Анне спиной и подставил свои руки в наручниках. – Ты же умеешь этой хренью наручники-то открывать? Чё? Нет? – Ксан аж через плечо покосился на девушку, мол, как это так, жена босса мафии и не умеет наручники невидимкой открывать. А потом вспомнил, что это не просто там какая-то оторва, а Анна, которая в принципе с наручниками дел то иметь не должна, но вот почему-то вечно встревает в какое-то дерьмо. – Ладно, пробуй. Разогни её, чтобы она тоньше стала, ага. Теперь всунь в замочную скважину, там есть выступ внизу, нащупала? Молодец. Теперь возьми вторую невидимку и суй туда же, поворачивай её пока не наткнёшься на второй выступ, он повыше и побольше. Нашла? Дави на него, - и заветное «щёлк» возвестило о том, что с одним браслетом Аня справилась, а со вторым Романо уже мог и сам разобраться, профессионал же, ему две секунды делов. Освободившись от наручников, Романо поспешно наклонился к Анне, обхватил её лицо ладонями и чмокнул аккурат посередине широко распахнутых и часто моргающих, явно удивлённых зелёных глаз.
- Умница же, золото, а не женщина, - весело хохотнул Ксан и опустил руки, тут же принявшись руками ощупывать свои рёбра и хмуро кривится. – Так, вроде, кости целы, одни ушибы, что радует, - превозмогая боль, поднялся на ноги и начал размышлять вслух, - Перекупщики кто? Я в душе не ебу, кто они такие. У нашего босса насобиралось столько врагов, что тут в пору играть в угадайку, хотя шансов таки угадать очень мало. Я о русских мало что слышал. Был какой-то Ки-се-лёв, вроде, - Романо постарался по памяти выговорить правильно непривычную русскую фамилию. – С ним у Вито были какие-то тёрки пару месяцев назад. Отказал он этому Киселёву в чём-то, может, это он так обиду свою решил показать? Хуй его знает… Но больше никаких русских партнёров я не помню.
Закончив с насилованием собственной памяти, Романо взялся за голову и тяжело вздохнул:
- Блять, и оружие забрали, суки… Даже со свободными руками против вооружённого Гриши или «шалунишки» Гарри не попрёшь. Надо было бронижелеты надеть… Ну ничо, - Ксан потёр пальцем переносицу и повёл плечом, - в следующий раз умнее будем.
Оптимистично так. А что? Даже в тупиковой с первого взгляда ситуации, нужно сохранять оптимизм и надежду на положительный исход. Самовнушение, мать его…
- У тебя по ходу тоже всё отобрали? Ну, конечно, не оставят же они кого-то из нас с пушкой, а жаль…

+1

18

- Да-да, Романо, я три раза предлагать не буду, - Анна пододвинула коленочки поближе к голове Ксандра, чтобы он на них уютно устроился. Пол холодный, Ксаня заболеет, простудится и умрет – и что это будет? Хрень от слова совсем.
– Ань, слушай, а у тебя там никаких заколок в причёске нет?
- Обижаааешь, - протянула Донато, ковыряясь руками в земле в волосах. Высокий хвостик только и держался, что на честном слове и куче невидимок. И хотя стоит только достать одну – и прическа опадет, чего не сделаешь ради старого друга?
- Ты же умеешь этой хренью наручники-то открывать?
- Нет.
- Чё?
- Нет.
- Нет?
Сильно тебя, милок, по голове стукнули, подумала Анна, жалея Ксандрюшу, погладила его по плечу, мол, милый, не переживай, и тебя вылечат, и меня вылечат. Ксандр, обернувшись, взирал на Анну так, будто она сказала – да я борщ никогда не готовила, а что за смешное слово «минет»? Донато даже обиделась искреннему удивлению, скользящему в глазах друга – это что, такой важный навык? Важнее, чем уметь стрелять или выносить свою задницу целой из приключений?
– Ладно, пробуй.
Анна была послушной ученицей. Отогнула черненькую ножку заколки, покачала из стороны в сторону, чтобы она стала совсем тонкой, потом принялась шуровать в замке наручников. Ролевые игры? Спросите об этом у Ани!
Нет, серьезно. Подвал. Два человека. Наручники. Кубики пресса у одного, сиськи у второго. Янепошлый.
Щелк! Это у меня запястье щелкнуло – успела удивиться Анна, пока Ксандр торопливо снимал с себя второй браслетик, а потом быстро-быстро (он вообще такой молниеносный!) целовал Анну в нос. Или в лоб…
- В лоб, - занудила Донато, - Целуют покойников, а я еще пока тепленькая и дай бог буду еще лет сорок…
И началось! Анна не умеет молчать – это вам на заметку, она говорливая, как говорится, я итальянка и я не могу сохранять спокойствие.
- Умница же, золото, а не женщина.
- Я еще крестиком умею вышивать, - покраснела Анна, отмахиваясь от похвалы Романо. Oh stop it you… что замолчал, продолжай!
Потом начался сеанс ощупывания, Аня хотела съязвить, но не стала, помолчала, пока Ксандр производил текущий осмотр, покусала свои пухлые губы, поднялась с пола, отряхнула коленки от налипшего мусора и достала мобильник. С одной черточкой батарейки и совсем слабым сигналом.
- Они б сняли с нас бронежилеты, ну, Ксань, - надула губы итальянка, а потом тяжело вздохнула, - Действуем по стандартной схеме?
Стандартная схема – это Анина грудь. Без футболки-рубашки-майки и всего прочего. Обычно действует на мужчин завлекающе, - Я зову, ты стоишь за дверью. И тебе надо успеть его вырубить до того, как он прикоснется к королевскому телу.
Анна кивнула и бросилась наверх по ступенькам, пока Романо ее не отговорил.
- Ээээй, ребята, я пить хочу, - позвала в дверь женщина, - найдется у вас что-нибудь для бедной девушки? Горбачев! Водка! Перестройка! – три последних слова на русском языке.
За дверью послышались шаги. Анна торопливо расстегнула оставшиеся на блузке пуговицы. А потом в дверном проеме появился Гриша, и Донато только улыбнулась призывно:
- Эй, красавчик!
Нихрена он не красавчик, уж поверьте мне. Гриша выпятил губы, выкатил глаза, и кое-что в штанах у него тоже стало выпирать. Смотри ты, какой быстрый.
Но где же Ксандр?

+1

19

Ксан поднял взгляд на Анну и усмехнулся:
- А ещё в лоб целуют детей, но почему-то первое о чём ты думаешь – это покойники. Нет, Ань, пора тебе в отпуск, заработалась ты, – затем потёр запястья на которых ещё недавно были наручники и продолжил, - Вот выберемся отсюда, - «хотя я не имею не малейшего представления о том, как мы это сделаем», - и отправим мы тебя на каникулы, куда-нибудь где море, солнце, пляж… - Ксан умолк, пристально разглядывая двери. – Крестик – это хорошо, нолик – тоже неплохо, - сказал он даже не вдумываясь в смысл фразы сказанной Аней. Его сейчас больше интересовало то, как бы им двери открыть, сколько там охраны их ждёт, как минимум уже троих они точно знают. Хер с ним самим, вот если подруга его пострадает – он себе этого не простит...
- Что? – его отвлёк голос Ани, которая не прекращала с ним разговаривать, - Что есть «стандартная схема»? – Романо с подозрением сощурился не сводя взгляда с итальянки, - Аня… - начал было он голосом полным предостережения, но девушка приступила к действию быстрее, чем он смог бы её отговорить. Да и по ступенькам подняться, ей невредимой было куда легче, чем ему, после того, как по нему будто мусоровозом проехались. – Кого ты позовёшь? Стой, женщина! – негромко возразил Ксан и последовал за Анной чуть прихрамывая на правую ногу, - Аня, ёб твою мать, стой кому говорю! – но поздно, она уже бросилась со всех ног наверх по ступенькам и начала кричать. Последние слова Романо вообще не понял, кроме «водки», конечно. Уж что это за огненная вода такая он прекрасно знал. В общем, он добрался до двери, встал за неё, Аня проорала все слова на русском, которые знала, Романо сделал жест «рукалицо» плавно перетекающий в движение рукой, когда католики крестятся перед молитвой. Уж помощь какого-нибудь из святых им бы сейчас не помешала, как говорится «Не за себя прошу, а за эту неугомонную женщину, Господи!»…
За дверью послышались шаги, потом поворот ключа в замке, скрип открывающейся двери и в дверном проёме освещаемое висящей над дверью лампой появилась русская рожа Григория. Аня начала расстёгивать пуговицы на блузке, а Ксан же сощурился и гневно сжал губы, играя желваками.
- Эй, красавчик! – сладеньким голосочком позвала Анна бугая и тут Романовские нервы не выдержали.
Взявшись за край двери рукой, он со всей силы налёг на эту самую дверь и впечатал её в Гришу. Русского мало того что дверью ударило прилично, так он ещё и затылком об косяк приложился, после чего медленно осел на пол, что-то вяло промычав перед тем как отрубиться.
- Застегнись, - рыкнул Ксан и, сев на корточки, стал обшаривать Гришу на предмет оружия. Найденный пистолет он отдал Анне, а себе взял свой же нож, который у него наглым образом отобрали.
Так, где-то там их ждали ещё как минимум двое. Романо поднялся, пнул ногу русского, которая загораживала выход и кивнул в перёд, говоря Анне - мол, «иди за мной».
Впереди был длинный коридор, который выходил, судя по всему, в ту часть казино, где располагалась кухня. Не спеша, короткими перебежками Романо добрался до двери кухни и замер прислушиваясь. Кажется, там кто-то был, ибо слышался стук посуды и шаги чьих-то ног. Повара ли?
- Гриша, чё там баба та орала, ну? – послышался голос и дверь кухни приоткрылась. Видимо Иван забеспокоился о коллеге, который пошёл проверять пленников, и решил проверить как у того дела. Зря он это сделал. Ксан уже сделал два уверенных шага вперёд, навстречу выходящему в коридор русскому и всадил нож ему в живот. Главное в нашем деле что? Правильно, эффект неожиданности. Иван схватился руками за плечи Романо, но это вряд ли ему бы помогло. Ещё одно размеренное точное движение и итальянец перерезает мужчине горло, тут же пачкая свою одежду в чужой крови, хлынувшей из вскрытой артерии.
Так. Вроде, шума не подняли, и пока целы. Через кухню наверняка можно было выбраться на улицу. Ксан кивает Анне и идёт в кухню, которая к их счастью была пуста.
- Отлично, - наконец-то говорит он и вытирает губы тыльной стороной кисти руки, в которой всё ещё зажат нож. – Нам нужно уходить, если в живых хотим остаться. Нас кинули это очевидно, и ловить нам тут вдвоём нечего. Нам это в одиночку не разрулить, нужна помощь наших. Поэтому в темпе двигаем в отель, собираем вещи и в аэропорт. Дай бог, за нами не будет слежки, хотя в этом я сильно сомневаюсь… - взглядом он уже отыскал служебный выход, который вёл на улицу.
- Сейчас главное – добраться до машины живыми.

+2

20

- Ну ты суро-о-о-ов, - восхищенно протянула Донато, пожав плечами. Гриша валялся на полу поверженный, голова у него была похожа на грецкий орешек – только тронь, и расколется, а Ксандр уже играл сурового дядьку и рычал на Аню, мол, прикройся, женщина. И чего это мою честь друзья берегут почище мужа? – запоздало разозлилась Анна, а потом сделала «пфф». Ксандр такой смешной, когда пытается казаться сердитым и серьезным. Не этот ли самый брутал сидит у Ани дома, кошку Мону на руках качает и делает ей в пузико «пшшш-пшшш»? То-то же, господин Романо, Вы в моих руках, я слишком много знаю.
Аня приняла из рук Ксандра пистолет, щелкнула затвором. А потом непонимающе посмотрела на друга:
- Mia madre! Ксандр, да это же русский пистолет.
Донато не хотела держать в руках русское оружие. Еще взорвется у нее в руках, кто их знает там, этих русских, где и в каких состояниях они собирают свои цацки.
- Может, я возьму нож?
Романо взглянул на Анну, как на говно, итальянка заткнулась и зашевелила ножками быстрее, а ведь она была на каблуках. Которые очень удобно использовать при устранении враждебно настроенных объектов, да-да. Вот ходить на них не так чтобы удобно, зато невысокая Анна становится на десяток сантиметров выше и уже чувствует себя доминирующей массой.
- Ксаня, ты смотри, какая у них тут плитка, - восторженно зашептала Донато, - А какая отделка стен! Помнится, я говорила Вито, мол, давай мы в Плазе такое сделаем, а он: «Нет, дорого». А у них, ты погляди, мамочки…
И никогда не берите с собой Анну на тихие спец-задания. Пока Ксандр добирался до кухни и убивал несчастного, ни в чем не повинного братка, Анна все рассматривала наборный паркет, ножкой по нему топала, только что не отковыряла досочку, чтобы забрать домой. В качестве образца.
- Нам нужно уходить, если в живых хотим остаться.
Анна переступила через труп, подняла глаза на Ксандра.
- Был бы тут Джонни, - сказала она с ностальгией в голосе, - Он бы стену проломал, натуральный Халк. Он это любит.
Стоит вспомнить Мексику, а точнее, блокпост на границе, который Уэйт снес просто в мгновение ока. И вообще, вся Мексика была фейспалм, а теперь в фейспалм превращается еще и Москва. Чудны твои дела, господи, подумала Анна, наверное, я приношу мафии несчастья. То героин уплыл, то что-то в чемоданчике из-под носа исчезло – не к добру.
- Ладно уж, пошли, - смотрите, какая королевишна, разрешила Романо двигаться к выходу, - Опять бежать?
- Сейчас главное – добраться до машины живыми.
- А что, - невинно спросила Анна, - Машина-то у нас есть?
Из коридора послышался странный звук.
-  Ксаня, - испуганно спросила Анна, - А русские не умеют восставать из могил?
Показался Гриша, держащийся за голову. Анна взвизгнула и кинулась наутек. Ксандр сопел где-то позади, тоже бежал, они неслись к выходу, словно гончие, совершенно не подумав о том, что ведь Грише-то сейчас своя голова важнее, чем два американца-придурка.
Анна вылетела на улицу, сделала пару шагов по земле, и тут ноги ее разъехались, и она шлепнулась прямо своей мадам Сижу в жидкую грязь. Ай да Аня, ай да молодец.
- ТВОЮ МАТЬ!
Донато вцепилась в штанину Ксандра, кое-как собрала свои ноги, выпрямилась в вертикальное положение и сурово сообщила:
- Не дай бог я увижу улыбку на твоем лице! Или ты расскажешь кому-нибудь, например, Уэйту или Риккарди. Я тебя прикончу, Ксандр, своими собственными руками. Посмотри, попа сильно грязная?
И вообще, давай-ка, Романо, раздобудь нам машину.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Любишь, любишь, любишь или нет? - Секрет!*