Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Случайности не случайны


Случайности не случайны

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Участники: Brooklyn Jordan & Sharon Raymond
Место: Полицейский участок, квартира, улицы, больница (всего понемногу)
Время: октябрь 2011
Время суток: день
Погодные условия: солнце, +10-+12
О флештайме: Анонимный звонок приводит офицеров полиции к ничем не примечательному жилому  дому. Однако во время захвата, неточность плана квартиры приводит к тому, что одному человечку удается скрыться. Вот же удивление, когда буквально через несколько часов детектив случайно встречается с этим самым человечком в больнице...

http://uploads.ru/i/K/8/v/K8vXw.png

0

2

Суета началась еще до того, как Шерон появилась в полицейском участке. Ордер на арест подозреваемого в убийстве привел женщину в другой конец города. Тем не менее, сейчас она вернулась в участок, ведя впереди мужчину, закованного в наручники. Он даже не пытался сопротивляться, был уверен и спокоен. Все они такие поначалу. Слишком самонадеянные, всегда полагают, что учли все моменты, все детали. А потом замирают от удивления, когда каким-то образом детективы находят нужную ниточку и стучаться им в двери с ордером на арест. Шер не успела дойти до приемной, в которой и проходило оформление «новоприбывших». Откуда-то из угла вылетел начальник и пояснил, что в департамент поступил анонимный звонок, якобы крупная партия наркотиков находилась где-то на Гарден Стрит 4 в квартире 22. Достаточно точная информация, - подумала женщина, передавая подозреваемого детективам из своего отдела. Очевидно, что спланировать точную операцию нет возможности, времени в обрез, потому необходимо взять людей, отправиться на место и по дороге скоординировать свои действия. План квартиры уже принесли, оставалось расставить людей так, чтобы у потенциальных преступников не было пути к отступлению.
Шерон не стала спорить, несмотря на то, что устала, работая целый день на выездах. Оперативную работу она любила, да и в участке сейчас больше не было старших офицеров, имеющих  опыт подобной работы. Можно было, конечно, вызвать группу SWAT, однако это крайняя необходимость, а офицеры, как поняла Реймонд, даже не знают, если ли кто-нибудь в этой квартире или она пуста. Когда все собрались, а это человек 15, десять из которых патрульные офицеры, Шерон провела краткий инструктаж и подвела итоги, показывая все на плане квартиры:
- Мы перекроем все. Пожарная лестница, крыша – все будет под нашим контролем. Но мне не нужны осечки, - обратилась женщина к трем новичкам, которых решили взять с собой. – Вы войдете в квартиру последними. Вопросы? Вот и ладушки, - произнесла Шерон, когда офицеры отрицательно покачали головой.
На улице всех уже ждали автомобили. Черный автобус принял самое большое количество людей, Шерон села за руль своего Форда, в который погрузились еще трое. Полицейские быстро оказались на нужном месте. Никто не включал сирен, вполне понятно, что это не могло способствовать неожиданному появлению. Когда машины только подъезжали, офицеры нацепили на себя бронежилеты. Не самая удобная вещь, но часто спасающая жизнь. Однако внезапно обычные уличные звуки нарушила... сирена.
- Твою мать! – не выдержала Шерон, посмотрев в зеркало заднего вида.
Вся секретность – коту под хвост. Одна единственная патрульная машина нарушила все планы, и о прибытии полиции уже наверняка услышал весь дом. Но деваться было некуда, теперь действовать нужно быстро и оперативно, в соответствии с планом, составленным за пять минут. Такой расклад повышал опасность для сотрудников полиции в случае, если в квартире находились вооруженные люди. У них теперь есть время подготовиться, а может даже и скрыться.
- Вперед! Вперед! – скомандовала Реймонд в маленький микрофон, прикрепленный к воротнику, а через маленький наушник могла услышать, как приказ доводят до остальных.
Полицейские двинулись в путь с оружием наготове. Надо признать, в этот момент, Реймонд думала не об удачном аресте, а о том, как бы зарядить в голову тем умникам, которые решили появиться эффектно, и заодно запороть всю операцию. Полицейские рассредоточились по своим точкам. Детективы быстро оказались на втором этаже. Медлить было уже некуда, а потому, как только женщина кивнула напарнику, тот выбил ногой дверь, и Шерон первая оказалась в помещении.
- Сакраменто PD. Никому не двигаться!

0

3

Брук, вжавшись в спинку затертого до дыр красного дивана, следила взглядом за Николасом и пыталась не упустить ни слова из его уст. После прошлого раза, Рей старалась быть как можно более сконцентрированной на деле. Итак, мешок в портфеле, тело ожидает разрешения отправиться домой, спрятать партию и ждать звонка.
Ник что то долго и нужно говорил, вставляя почти через каждое слово мат или же просто недовольное рычание. Сегодня их гораздо меньше, чем было в прошлый раз. Джордан осторожно выпрямилась, чтобы лучше рассмотреть присутствующих, но вскоре вновь вжалась в диван под суровым взглядом мужчины.
- Брук, не подводи меня и в этот раз. На тебя я надеюсь больше всего. – Лин понимающе кивнула, и прижав к груди портфель, тихо сглотнула. В прошлый раз почти всех накрыли с кокаином. Всех, кроме Рей. Ей единственной удалось укрыть у себя партию, и в этот раз ей достался самый большой мешок. Какая ответственность, какой взрыв адреналина, какая гордость за себя. Тем не менее, Рей хотелось уже поскорее сбежать из этой пропахшей никотином квартирки, закрыться у себя в комнате и надеяться, что завтра, по дороге в больницу ее не остановит какой нибудь коп с просьбой показать содержимое сумочки.
Но внезапно резкий звук полицейской сирены нарушил спокойствие всей кампании. Некоторые резко вскочили со своих мест и сиганули прочь, кто то с ужасом смотрел по сторонам. Единственное же, что пришло в голову Джордан, это подойти к окну и разведать обстановку.
У подъезда остановились две машины, черный фургончик и стандартная офицерская машина. Из нее оперативно высыпались люди в форме и направились внутрь дома.
- Парни, к нам гости. – Навернео впервые в жизни голос у Бруклин дрожал. Да, она действительно боялась. Боялась что ее. Такую молодую и красивую посадят в тюрьму, где она прогниет все лучшие годы своей жизни, так и не родит сына, не выйлет замуж. Ну и что что это не входило в близжайшие планы на жизнь, Джордан все равно сейчас испытывала ужасный страх.
Тем временем в квартире происходило нечто, народ носился как сумасшедший, не зная куда бежать. Кто то закрылся в туалете, чтобы смыть в канализацию свою партию и прикинуться невиновным, кто то сделал попытку уйти через главный вход.
Джордан действовала иначе. Распахнув окно, девушка сделаа шаг на широкий карниз и с ужасом глянула вниз. Брюнетку тут же встретил прохладный сильный ветер, который намеревался скинуть беглянку вниз, прямо в руки поджидавшей полиции.
За спиной резко открылась входная дверь, и Брук услышала требовательный женский голос. Рефлекторно, Рей подняла руки в воздух, но ноги все равно вели ее в перед. Очередной выброс адреналина, Джордан слегка улыбнулась взрослой блондинке, и сделав еще один шаг, скрылась из поля зрения лейтенанта полиции.
Было страшно. В голове кружились разные мысли в стиле «Джордан, ты суицидница» и «Эй, смотри куда идешь». Краем уха рокерша слышала шебуршение в квартире. У нее было не так уж много времени чтобы унести свою задницу подальше от этого места. Интересно, сколько нужно времени, чтобы повязать семерых крепких парней. Хватит ли Джордан времени завернуть за угол здания, добраться до пожарной лестницы и избежать столкновения с копами? Хотя это было вряд ли. Может удастся забраться на крышу и улизнуть через главный вход? А ведь это идея.
Крепко прижимаясь спиной к холодной кирпичной стене и как можно быстрее передвигалась в сторону спасительнйо лестницы.
- Черт, и почему я не Фейт.

+1

4

Для Шерон ситуация была привычная. Никто не удивился тому, что в квартире началась суета. Каждый, находящийся здесь, попытался скрыть следы своего присутствия или же, хотя бы, следы преступления. В работе Шерон многое бывало. И так как вся неожиданность появления развеялась в воздухе, у здешних домочадцев, коих оказалось не так уж и мало, человек 6-7 на первый взгляд, было время подготовиться к появлению полиции. Слава Богу, обошлось без оружия. С пистолетом наготове, женщина сначала рванула к парню, который заперся в туалете. Не трудно понять, что раз речь идет о наркотиках – именно от них он сейчас и попытается избавиться. А потом все, ноль. Иронично, но если ему удаться покончить с уликами – ни о каких обвинениях не может идти и речи. Система правосудия. Реймонд ударила плечом о дверь, но она оказалась запертой. Тогда женщина отошла назад и со всей силы ударила дверь ногой. Та послушно распахнулась. Не став медлить, Реймонд ворвалась внутрь и заломала руку парню, в чьих руках был заветный пакетик наркотиков. Тот вскликнул, но Шер уже доставала наручники, придавив спину преступника коленом. Совершенно случайно женщина посмотрела вперед и увидела не самую лучшую картину. Нацепив наручники, Шерон замерла, наблюдая, как молодая девушка пролазит через окно, а потом эта улыбка, как будто ей было проще спрыгнуть, чем попасться в руки сотрудникам органов правопорядка. А Реймонд приходилось видеть и не такое. Люди стреляли друг в друга ради того, чтобы не попасть в тюрьму. К счастью, это был не тот момент. Однако тут же в Шерон заиграл азарт. Передав арестованного коллегам, женщина бросилась к окну. Она высунула голову. Черт, какие же они ненормальные. Неужели это стоит того? - подумала Шерон, отмечая, что карниз не так уж и широкий. Ну, по крайней мере, для такой коренастой женщины, как она сама. Впрочем, кого это останавливает? Боже, Шерон, зачем ты это делаешь? Это глупо, глупо, глупо, - мысленно твердила себе Реймонд, перекидывая одну ногу через окно. Она взглянула  вперед. Пожарная лестница была гораздо ближе, чем изображено на плане, по которому и проходила операция. Сегодня все против полиции.
- Не двигаться! – приказала Шерон, и второй ногой ступив на карниз. – SPD!
Не трудно догадаться, что Реймонд не впервой стоять на краю обрыва. Правда, несмотря на относительную частоту таких ситуаций, менее страшно от этого не становится. Всегда есть шанс сорваться и разбить себе голову, а жить хочется. Впрочем, несмотря ни на что, делать нужно, и Шерон делала, делала, преодолевая страх, хотя в мыслях уже перебрала все возможные нецензурные слова и относительно ситуации, и относительно своего поступка.
Реймонд медленно подбиралась к девушке. Так, скорее всего, успеет добраться до лестницы, у которой, к сожалению, никого не было. Потому, женщина просто достала пистолет и наставила дуло на незнакомку. Тем временем, двое других нашли иной путь отступления. По трубам, она начали карабкаться наверх, на крышу. Шерон видела, но ее внимание было приковано к другой особе. Казалось, что там девушка, те парни и есть зачинщики. Но в работе не раз приходилось сталкиваться с тем, что серые мышки скрывали за собой гораздо больше грехов.
- Стоять! – уже с пистолетом в руке, приказным тоном проговорила Шерон. – Я не хочу стрелять, но черт подери, - с этими словами женщина посмотрела вниз, - мне уже все равно.   
На самом деле Реймонд лукавила. Она не имела права открыть огонь. Девушка была не вооружена и не представляла опасности. Многие так и уходят – только потому, что полицейским запрещено пользоваться оружием в такие моменты. Конечно, сейчас пистолет держала Шерон Реймонд, для которой правила носили всего лишь рекомендательный характер, а не обязательный, как это было у других, более послушных полицейских. Знал бы кто-нибудь, сколько раз она спускала курок вопреки уставу – волосы дыбом встанут от таких стражей правопорядка. Однако здесь иная ситуация. Молодая девушка, не совершившая особо тяжкого преступления, за которое можно было бы поплатиться жизнь. А Шерон не настолько лишена нравственных и моральных принципов, так что оружие – всего лишь игра.

+1

5

До спасительной лестницы оставалось совсем немного метров. Шаг, еще один шаг, сильный ветер всячески пытался скинуть девушку вниз, но Джордан была серьезно намерена и крепко держалась за кирпичную стену.
- Не двигаться!
Требовательный женский голос заставил Джордан оглянуться. Из окна, от куда буквально пару секунд назад выпорхнула Рей, выглядывала взрослая женщина и вид у нее был весьма суровым. Хотя копы бывают другими? Бруклин пока таких не встречала.
Не смотря на всю серьезность слов незнакомки, да и еще очередное упоминание о том что да, мол, это полиция Сакраменто, сумасшедшая, ползи обратно и мы тебе ничего не сделаем, Джордан лишь сильнее прижала к груди свои рюкзак и окинув блондинку каким то обреченным взглядом двинулась дальше.
- Стоять! Я не хочу стрелять.
Стоп, стрелять? Джордан резко остановилась прямо перед железной лестницей, спиной чувствуя железное дуло пистолета лейтенанта. Конечно любой нормальный и адекватный человек попытался бы избавиться от свертка, состроить невинную рожицу и прикинуться ни в чем невиновной овечкой. Но мы же помним что на карнизе высокого здания стоит Брук, что человек она далеко не самый обычный, и манипулируют ей не всегда мозги.
- Тогда не стреляй. – Вполне логичный ответ, Рей кинула на женщину суровый взгляд через плечо, но тут же ее лицо было спрятано под непослушными волосами. –  Опусти пистолет и дай мне уйти? – Наглость второе счастье, да? Джордан убрала волосы за уши и одарила копа очередной легкой улыбкой. Мол как можно меня, такую очаровательную подозревать в чем то плохом?
- Идиотка, беги! – с крыши послышался громкий требовательный мужской голос. Девушка резко подняла глаза и увидела на крыше Николаса,  эмоционально размахивающего руками. По его лицу и так было видно как он сейчас материт Рей, и брюнетка вновь сделала попытку к бегству.
Теперь нужно было действовать куда быстрее, нужно было бежать со всех ног. Ник, тот еще придурок, спалил Рей, и теперь сделать вид что она тут в общем то и не при чем вряд ли получится. Девушка ухватилась ладонями за железные прутья лестницы, которая, кстати сказать выглядела не очень безопасно, и рванула вниз.
На всю улицу вдруг прозвучал выстрел. От испуга и неожиданности, руки брюнетки соскользнули, и с громким визгом Джордан проехала вниз как минимум три-четыре этажа. Неужели лейтенант все таки открыла огонь?
Оказавшись на земле, Брук первым делом осмотрела себя на наличие огромных пулевых ранений, сломаных костей, мало ли что с ней могло случиться. Взгляд вверх. А незнакомка все не останавливалась и двигалась следом за Джордан, слегка вжимая голову в плечи и пытаясь не реагировать на начавшуюся во дворе пальбу.
  - Зачем ты это делаешь? Зачем тебе нужна какая то девчонка? Я тут! – Господи, Николас, неужели не видно что это не обычный глупый коп. Джордан зачесала волосы назад, и оглянувшись, рванула куда то в сторону темных переулков. Самое ужасное то, что этого района девушка совершенно не знала. А если ее быстрые ноги приведут ее в тупик? Но ведь дуракам должно вести, нет?

+1

6

- Есть такое понятие, как «надо», - произнесла Шерон, не опуская пистолет, в ответ на логичное замечание девушки.
Но так оказалась решительнее, чем могло показаться с первого взгляда. Куда ты, ненормальная?! – мысленно прокричала Шерон. Голос как будто пропал, от вида, как незнакомка рванула вниз, к лестнице. И тут выстрел. Женщина рефлекторно пригнулась, насколько это позволял карниз. Откуда и в кого? Реймонд посмотрела наверх, на крышу. Ее внимание пытался отвлечь какой-то парень. И что за отношения у них такие? Не каждый день встречаешь преступников, которые прикрывают друг друга, отвлекая внимание полиции на себя. Впрочем, могла быть и другая причина, по которой Шерон и не поддалась желанию подняться наверх и надрать парню задницу. Возможно, раз он отвлекал, значит, у девушки было что-то ценное, стоящее, что могло бы упечь в тюрьму всех участников сегодняшних событий.
- Черт! – вырвалось у Шерон, когда девушка сорвалась и полетела вниз.
Детектив дернулась, но, поняв, что ничем помочь не может, решила просто продолжить путь, спрятав пистолет обратно в кобуру. За 30 лет занятий каратэ, женщина достаточно напрактиковалась в ловкости, а потому без труда схватилась за перила и перелезла на пожарную лестницу. Теперь можно было подняться, либо за этими придурками на крыше, либо за девчонкой. И Шерон выбрала второе. Очень быстро, перепрыгивая поручни, женщина оказалась на земле. Парни на крыше продолжали что-то кричать, но Реймонд была сконцентрирована на девушке. Бронежилет замедлял скорость, но Шер всегда отличалась своим атлетизмом. Мало кто мог поспорить с ней в беге. Детектив забежала за угол и резко остановилась, вглядываясь вперед и пытаясь разглядеть девчонку. Вот! – наконец-то зацепилась она и сорвалась с места, доставая пистолет из кобуры. На сей раз шутить никто не станет. Ситуация вышла из под контроля давно, и если Шерон придется стрелять, ради того, чтобы остановить девчонку – что ж, значит такой у нее сегодня неудачный день. Держа пистолет  дулом к верху, Шерон прибавила скорости, перестав замечать все творящееся вокруг. А зря. Резкий автомобильный сигнал. И только благодаря отменной реакции и рефлексам, Шерон подпрыгнула, понимая, что удара не избежать. Женщина ударилась спиной о лобовое стекло, автомобиль затормозил, она скатилась по капоту и упала на землю. Подпрыгнуть при столкновении – означало спасти ноги от переломов. Правда, боль ощущалась все равно. Но Реймонд не привыкать, к тому же она так была увлечена погоней, что, казалось, не заметила, как ее сбила машина. Чего уж говорить о боли. Женщина встала и посмотрела вперед, пытаясь найти глазами девчонку. В этом время, из машины вылетел водитель, который тоже здорово перепугался. Он хотел закричать, но, увидев бронежилет и значок, ступил назад и начал что-то говорить, спрашивать, все ли в порядке. Но Шерон как будто не слышала его, не замечала, она искала девушку. И вот она.  Реймонд рванула вперед, но второй выстрел, прогремевший позади, около того дома, заставил ее вновь затормозить. В операции участвовали новички, которые по неопытности могли нарваться на пулю. Женщина посмотрела в сторону скрывающейся брюнетки, потом снова в сторону переулка, откуда донесся выстрел.
- Дерьмо! – рявкнула она, разворачиваясь по направлению к переулку.
Шерон даже не заметила, как с ее лба медленно начала стекать кровь. Впрочем, не столь серьезно, да и времени не было обращать внимание на такие мелочи. Забежав за угол, детектив увидела коллегу, валяющегося на земле. Он был жив, но над ним стоял парень. Как раз тот, который и пытался отвлечь ее внимание с крыши несколько минут назад. По крайней мере, так показалось.  Увидев офицера полиции, он навел дуло пистолета на нее, Шерон сделала то же самое.
- Не нужно, - медленно подходя к преступнику, спокойно проговорила Реймонд. – Опусти пистолет. Ты ничего этим не решишь. Все кончено.
- Правда? – парень нервничал, отчего становился еще опаснее. Теперь, он перевел дуло на раненного офицера. – Советую опустить пистолет тебе. Иначе и он здохнет.
С такими людьми Шерон общалась часто. Опусти пистолет, не прыгай с крыши, ведь жизнь прекрасна – как она устала от этих фраз. Каждого полицейского, так или иначе,  можно было считать психологом (ну, немножко). Их учили сдерживать эмоции, разговаривать с такими людьми спокойно, с пониманием, а порой и с заботой. Выказывать им свое сочувствие. Но сегодня Шерон была не в настроении говорить успокаивающие слова человеку, который и без того прострелил ногу полицейскому. 
- Не здохнет, - уже не так спокойно, а достаточно жестко и уверенно проговорила Реймонд, преподнесла как факт. Она приподняла пистолет, чтобы мушка была на уровне глаз. Женщина прицеливалась. – Моя пуля на скорости 800 метров в секунду пробьет спинной мозг у основания черепа. Ты будешь мгновенно парализован, палец даже не дрогнет. Думаешь, мне слабо? Опускай...
А как насчет такого аргумента, а не вшивых нравоучений и просьб опустить пистолет? Много деталей, да и сказано убедительно. Впрочем, так оно и было. Конечно, 9-миллиметровый пистолет это не винтовка с оптическим прицелом. Но у Шерон еще никто не отнял значка «снайпера из пистолета», так что задача выполнима. Парень усмехнулся. Его рука дернулась, что Шерон расценила, как отказ и спустила курок. Все вышло в точности, как она и сказала. Парень запрокинул голову назад, и в течение двух секунд находился в таком состоянии, после чего его бездыханное тело упало на землю, а пистолет выпал из руки. Реймонд подбежала к коллеге.
- Я и так здохну! – истерично вопил он. Крови и вправду было много, пуля задела артерию, но это не повод считать себя трупом.
- Не здохнешь, - повторила Шерон, - и не такое видела, - быстро расстегивая свой ремень, добавила она.
- Ты чего? – удивился детектив, отвлекаясь от ранения.
- Кошмар, - остановившись, сморщилась Шерон. – Был извращенцем, извращенцем и остался. Никакой фантазии..., - протягивая ремень через ногу мужчины, проговорила Реймонд.
Женщина сильно затянула ремень поверх раны, чтобы замедлить кровотечение. Детектив закричал от боли. И его можно было понять, не самые лучшие ощущения, когда внутри твоего тела разрывается пуля. Шерон нащупала рукой маленький микрофон, прикрепленный к воротнику.
- Танго 1013. У нас код 10-33. Офицер ранен, срочно нужна помощь, - проговорила она в микрофон. – Повторяю. 10-33. Офицер ранен. Срочно нужна помощь.
- Танго 1013. Вызов приняли. Машина скорой помощи в пути.
При таких операциях, как правило, несколько машин скорой помощи (в зависимости от количества задействованных людей), всегда стоят наготове в случае, если кто-то будет ранен. Так что помощь должна была прибыть немедля, тем более, когда по рации передают о ранении полицейского – машина мчится еще быстрее. О местонахождении врачам, конечно, сообщают заранее. То же самое с частотой радиопередачи, которая блокируется для остальных и свободна только для офицеров, участвующих в операции и операторов больницы (чтобы не было путаницы, кто связался и где находится). Ожидая скорой, Шерон посмотрела на парнишку, которого застрелила несколько минут назад. А ведь все могло закончиться иначе. Он был преступником, наверняка, убил бы и Шерон и ее коллегу, будь у него такая возможность, но почему женщине все случившееся все равно кажется неправильным? Оставляет неприятный осадок в душе...

+1

7

Бруклин неслась со всех ног, крепко прижимая к груди этот чертов черный сверток. В голове крутились настолько разные мысли и настолько неприличные, что я даже не буду об этом говорить. Тщательно огибая все преграды в виде уличных лавочек и мусорных баков, Брук надеялась скрыться из поля зрения настойчивой женщины и оказаться дома.
Метро. В метро ей будет намного легче затеряться в толпе, там таких лохматых девушек как она, как говорится, хоть под поезд бросай. Слегка выкинув перед собой правую руку, Рей оценила, успевает ли она нужную ей электричку, одновременно поражаясь, от куда у нее сейчас столько спокойствия?
За спиной были отчетливо слышны шаги лейтенанта. Стоит отметить, эта женщина была в отличной форме, и Джордан стала даже переживать за свою свободу. Да, конечно утренние пробежки и постоянные тренировки дают ей большую фору, но было очевидно, незнакомка тоже была не из робкого десятка.
Резкий визг тормозов, громкий удар, который буквально заложил уши брюнетки, от чего Рей даже забыла передвигать ногами. Беглянка резко встала, и кинула на свою преследовательницу взгляд, но… Похоже игра в кошки-мышки была окончена. Крепкая женщина упала с капота машины, и слегка пошатываясь быстро выпрямилась, тут же начиная осматриваться по сторонам.
- Черт возьми, это наверное жутко больно. – Джордан слегка нахмурила брови, вдруг осозновая для себя что ей жаль эту женщину. – Господи, какая я добрая. –Помотав головой и кинув в сторону полицейского прощальный взгляд, девушка вновь дала газу и понеслась в сторону близжайшей станции метро.
Сейчас она себе напоминала героиню фильма «Беги, Лола, беги!», хм, а может покрасить в красный? А вот и долгожданный спуск в подземку, где Рей наконец смогла сбавить темп и как следует отдышаться.
Адреналин стал потихоньку выветриваться из крови брюнетки и взамен острым ощущениям пришел страх, панический страх. Поняла это Бруклин именно тогда, когда обессилев после долгого бега устало свалилась на свою кровать. Макс уже смотерла далеко не первый сон, и будит ее только ради того чтобы пожаловаться и выговориться? Вы шутите? Это же совсем не в духе Джордан.
Ночью Брук так и не смогла уснуть. Ее мучало какое то непонятное ощущение, у нее была какая то твердая уверенность в том что что то пошло не так. Возможно кого то из них поймали, быть может кто то проболтался, выдал информацию об остальных и уже утром в квартире девушек будут нежданные гости. Бруклин даже боялась в первую очередь не за себя, ее больше волновала судьба Макс. А если копов вдруг заинтересует и ее род деятельности? Что тогда они будут делать? Они не такие уж влиятельные персоны, чтобы кто то из криминальных личностей вдруг пожелал их спасти. То есть, все? Прощай молодость?

На часах показывало ровно 6.00.Осторожно выключив будильник, который должен был зазвенеть через две минуты, Джордан отправилась устраивать рыльно-мыльные процедуры и отправится на работу. Чувствовала она себя ужасно. Ночью ей так и не удалось поспать, но быть может на работе ей получится отвлечся от неприятных мыслей и все таки поверить в то, что ее персона особо никого не интересует.
Бруклин была готова через час. Свежая одежда, которая слегка пахла фиалкой, знакомый рюкзак, все с тем же черным мешком, все тоже нервное состояние. До больницы девушка решила добираться на автобусе.
- Джордан. Ты решила в кой то веки прийти на работу пораньше? – Толстая темнокожая медсестра по имени Молли. Она всегда недолюбливала Рей, хотя не так, она всех недолюбливала и в принципе пользовалась взаимностью. На лице женщины появилась довольная улыбка, от чего та стала еще больше похожа на жабу. – Только давай без объятий, ладно? Я не в духе. – Кинув портфель в свой шкафчик, Брук быстро сменила уличную одежду на синий костюм и убрала волосы в высокий хвост.
Молли же не сводила с девушки недовольного взгляда, как будто нянька, которая следит за непослушным дитем.
- Черт возьми, что ты на меня уставилась как удав на свою жертву? Давай лучше попьем кофе? Я даже поделюсь с тобой шоколадкой. – девушка высунула из кармана любимую «Аленку» и игриво помахала ей перед носом жабы. Лицо у женщины тут же изменилось, улыбки и след простыл, а на лакомство тетка теперь смотрела как хищник на добычу.
- Что на тебя сегодня нашло, Джордан? Хочешь я тебя обрадую? Сьюзен заболела, и сегодня ее обязанности выполняешь ты. – услышав эту новость, Рей лишь устало закатила глаза. – Эта курица болеет каждый месяц. Я надеюсь на ее посту нет ничего страшного ведь да?
Брук серьезно посмотрела на медсестру, а та лишь молча уставилось в пол, проецируя на своем лице довольную улыбку.
- Нет же, всего то раненный коп. И еще парочка пострадавших. Слышала, вчера на Бейкер-стрит были какие то разборки. - Дальше Брук не слушала. Почему? Ну как вам сказать, разве Молли могла знать об этом больше чем сама Рей?
Чернокожая что то говорила, а Джордан, пытаясь заставить свои руки не трястись, отыскала в кармане медицинскую маску, и напялив ее на лицо отправилась работать.
Надо как можно скорее от них избавиться.
- Доброе утро. – после кроткого стука в дверь, медсестра прошла в палату и остановилась около постели раненого. Этого мужчину она видела в первые, и на душе стало как то легче. Рей стянула с лица маску и широко улыбнулась пострадавшему. – Как вы себя чувствуете? И кто же вас так беспощадно?

+1

8

Как и ожидалось, машина скорой помощи подъехала быстро. Крови коллега потерял не слишком много, и парамедикам удалось убедить нервного детектива в том, что он будет жить. Шерон помогла погрузить мужчину в скорую, отмахнулась от врачей, когда те пытались осмотреть ее лоб, и направилась к дому, как только телом парнишки занялся коронер. В туалете все еще валялось несколько пакетов наркотиков. Не так много, как ожидали полицейские, но и этого хватало для обоснования своих действий, в частности погони, и трупа в переулке. Но ведь это не все, так быть не может. Уж слишком уверенно говорил человек, анонимно звонивший в полицию. И что-то подсказывало Шерон, что девушка та унесла неплохую часть белого порошка. А если и не его, то уж точно чего-то, что не стоило показывать представителям закона. Впрочем, сейчас следовало заняться не только ее поисками, но и подытожить все произошедшее. А это рапорт, больница, без которой женщине все же не обойдется, беседа с начальством, многочисленные подписи... В общем, не удивительно, почему Реймонд считает оперативное задержание – самой легкой частью работы.
Женщина вышла на свежий воздух и, наконец-то, сняла с себя жилет, сразу почувствовав какую-то легкость. Сегодня он ей не пригодился, на самом деле, когда стреляют в бронежилет, боль практически такая же, как и без него. Просто последствия другие. Шерон закинула защитное одеяние в багажник автомобиля, больше оно ей не понадобиться. В ближайшее время, по крайней мере. Через несколько минут к многоквартирному дому подтянулось начальство и, конечно, детективы отдела внутренних расследований. Они – стандартные участники в случае, если полицейские используют оружие. Правда, у Шерон не было настроения рассказывать, почему она прострелила парню голову, сейчас о своей голове стоило подумать. В это самое время, к женщине подошел начальник, который, приказным тоном, отправил своего детектива к другой подъехавшей скорой помощи.
Реймонд оказалась в больнице через несколько минут. Парамедики пришли к выводу, что рана несерьезная (Шер усмехнулась, она твердила это всю дорогу), однако наложить парочку швов придется. Могло быть и хуже, этот процесс не такой болезненный, как может показаться. Иголку в голове и вовсе не чувствуешь, когда тебе вкалывают обезболивающее. Пока Шер сидела на операционном столе, а один из хирургов пытался ее заштопать, в помещение вошли коллеги. В руках у них была папка. Пойманных парней пробили по базе ФБР и полиции, и нашли фотографии нескольких девушек, которые были замечены с ними ранее. Реймонд внимательно всматривалась в каждое фото, у нее была отменная зрительная память, а потому, женщина уверенно отмела всех кандидаток.
- Нет, - провожая взглядом очередную фотографию, протянула Шерон. – Ее тут нет.
- Извините, - подал голос хирург. – Я вас зашиваю. Не двигайтесь.
Реймонд не подала никаких признаков того, что услышала наставления, однако дергаться перестала. Она отдала документы детективам, которые поспешно покинули больницу.  И день закончился примерно так же, как и начался: тихо и спокойно. Поблагодарив врачей, Шерон отправилась домой, пообещав при этом, вернуться завтра. Нужно проверить швы, да и навестить раненного коллегу, которого сегодня будить не хотелось. Дома Реймонд появилась поздно. Домочадцы все уже спали, даже нянечке пришлось остаться. Впрочем, она привыкла, да и платили ей неплохие деньги за сверхурочную работу. Заснула Шерон быстро. Два дня на ногах доведут до истощения кого угодно.

Ровно в половину седьмого утра женщина открыла глаза и протянула руку, чтобы отключить будильник. Тот всегда был поставлен на 7.00, однако это, скорее, мера предосторожности, ибо Шерон прекрасно вставала и без него. Но ведь разные случаи бывают. Дома было тихо, все еще спали, потому только ротвейлер по кличке Зевс запрыгнул на кровать, чтобы поприветствовать хозяйку, пожелать ей доброго утра, облизав лицо. Шерон оттолкнула пса, но сделала это не грубо, а достаточно аккуратно. Душ, традиционная пробежка, большая кружка кофе. К этому времени как раз проснулись и остальные. Женщина потискала на руках маленькую дочку, поцеловала в лоб сына, и вновь отправилась на работу, строчить рапорт, жалея о том, что не может провести сегодняшний день с семьей. Но, по правде, у Шерон были и другие планы. Она хотела навестить коллегу, которого впервые настигла пуля. На работе никто не станет злиться по поводу ее опоздания, после вчерашнего – это позволительно. Так что Реймонд заехала в какой-то магазин, накупила фруктов и прочей ерунды, которая может пригодиться, и отправилась в больницу. Вежливая медсестра в приемной назвала палату, несмотря на то, часы для посещения приходились на другое время. Полицейские, знаете ли, для них всегда делают исключение.
- С почином тебя! – открывая дверь, восторженно и бодро произнесла Шерон в сторону коллеги.
Она поставила пакет с провизией на тумбочку и пододвинула стул поближе к койке. Мужчина, кажется, выглядел гораздо лучше, да и настроение у него повысилось. В палате так же находилась медсестра, правда на нее Шер не обратила особого внимания.
- Женщины любят шрамы, - кивая, продолжала беседу Реймонд. -  А полицейского, получившего пулю, начинают еще больше уважать. Он как... авторитет. Собственно, - женщина облокотилась на стул, - потому я такая авторитетная.
Шерон усмехнулась. Нет, ее тело не было напрочь пробито пулями, но женщина все-таки могла похвастаться шрамом на ноге (он появился еще во время военной службы), а так же несколькими точечками в области плеча, от автоматной очереди.  Нужно было еще найти доктора... Уайлдера. Или как там его. Он должен был проверить надежность швов, наложенных вчера вечером. От этой мысли, Реймонд рефлекторно дотронулась до головы, после чего подмигнула мужчине.
- Тоже, знаешь ли..., последствия. Хорошо меня тот Форд приложил, - Шер даже запомнила марку, хотя тогда изначально казалось, что ей не до машины, как и до всего прочего.

+1

9

С души как будто камень упал. Бруклин поправила выпавшую из хвоста прядь, и пока полицейский весело рассказывал ей о своем вчерашнем приключении, читала историю его болезни. Вернее то, что ей было дозволено там читать. Назначений для этого парня было не так уж и много, ежедневная перевязка и обезболивающие.
Джордан кинула на парня оценивающий взгляд и дружелюбно улыбнулась.
- Не переживайте, мы быстро поставим вас на ноги. – карта пациента была возвращена на прежнее место, и Рей кивком головы дала понять мужчине, чтобы тот готовился к процедуре. – Знаете, наши медсестры могут вылечить одной лишь улыбкой.
Брюнетка выпустила из шприца воздух, и принялась за выполнения самой простой процедуры. Рука у нее была легкая, и пару раз начальство предлагало ей работу в процедурном кабинете, но Брук каждый раз отказывала. Пятидневка – это далеко не ее любимый график работы. Да и как то тяги не было, понимаете?
- Вот правду говорят, что мужчины в форме обладают самым хорошим терпением. Можешь одеваться.
И тут двери в палату открылись и внутрь зашла высокая светловолосая женщина. Судя по ее голосу, настроение у нее было весьма хорошее. Незнакомка опустила на тумбочку пакет с «апельсинами», и устроившись на кровати у друга начала что то весело говорить.
А вот Рей сейчас было совсем не до веселья. Конечно она узнала эту женщину, этот голос, это лицо. Ведь это именно она гналась за Бруклин до самого последнего, и знаете, она бы точно ее поймала, если бы не тот форд.
В палате тут же стало душно, по спине Джордан побежали предательские мурашки, а руки затряслись, от чего девушка чуть не выронила шприц на пол.
Так, женщина, держи себя в руках. Эта дамочка даже не смотрит в твою сторону.
И верно, Рей сегодня просто чертовски везло, прямо как утопленнику. Осторожно натянув на свои нос медицинскую маску, и собрав весь свои инвентарь, брюнетка, как мышка, тихо и незаметно направилась в сторону дверей. Иногда хорошо быть человеком без лица, согласитесь, как часто вы запоминаете лицо уборщицы, продавщицы, кондуктора, той же самой медсестры?
- Джордан, чего это ты трясёшься как осиновый лист? – мать твою, Молли, почему ты всегда так не вовремя со своими замечаниями. Не могла подождать когда я выйду из палаты и разрешу тебе со мной разговаривать, нет?
Конечно эта чертова толстушка привлекла все внимание к молоденькй медсестре, которая вжав голову в плечи пыталась как можно скорее скрыться из помещения.
- Все нормально. – Да, черт возьми, нормально!! – Уйди с дороги. – Голос Бруклин был немного резким, а Молли не собиралась уступать ей дорогу, ее рот широко раскрылся, видимо собираясь произнести еще какую нибудь пакость, но рокерша недолго думая оттолкнула медсестру в сторону и быстрым шагом направилась в процедурный.
Она нервничала, да, и надеялась. Надеялась на то что лейтенант не придаст странному поведению медсестры особо значения. Что она не узнала ее голос. Что никто вчера не называл ее по имени.

+1

10

Шерон посмотрела на часы, сожалея о том, что не может провести в больнице больше времени. Знаете, когда человек получает пулю – это не только шрам (на радость женским глазам), это еще и боль, как физическая так и душевная. Какая-то травма заставляет офицеров уходить с работы, бросать дело своей жизни в опасениях снова испытать этот кошмар. Конечно, рана мужчины была несерьезная, но такому человеку, как он, и того достаточно, чтобы психануть и скрыться из виду. Уж Шерон-то видела людей. Это сейчас он бодр и весел, а что будет завтра? В общем, руководство не просто так сразу после ранения назначает обязательные часы у психотерапевта. Хотя вот Шер, лично для себя, считала это излишним. Вот еще, тратить по часу каждый день только ради игры в молчанку с абсолютно незнакомым человеком. Да и по поводу чего? Того, к чему женщину готовили на протяжении долгого времени, начиная с учебы в Вест-Пойнте: преодолевайте боль и идите дальше, не можете идти – ползите, не можете ползти – найдите того, кто вас понесет. Вот и все. Ну а в данном случае, конечно, помощь психотерапевта будет не лишней. Впрочем, Реймонд – не психотерапевт, так что можно было уходить, оставив пациента на попечение врачам и его семьи, которая наверняка скоро прибудет. Да и собственные швы нуждались во внимании хирурга.
- Девчонку нашли? – заинтересованно спросил мужчина, когда Шерон уже отодвинула стул, на котором сидела, на место, к стенке.
- Нет, - быстро ответила она. – Но найдем. Сейчас мы пробиваем контакты тех парней. У того, которого я застрелила, не было при себе документов, - женщина подошла ближе к койке, - но криминалисты и медицинские эксперты уже работают над этим. Ну, в общем, - Шер улыбнулась, - процедуру ты знаешь.
Женщина пожелала коллеге скорейшего выздоровления, пообещала, что вскоре вновь навестит его, но на сей раз, с группой поддержки. Она быстро пробежалась по перечню фруктов, купленных в магазине, отчего мужчина, разумеется, рассыпался в благодарностях и заявлениях  о том, что этого не стоило делать. Как обычно в общем. А потом что-то произошло. Шестое чувство, интуиция, - назовите, как хотите, но Реймонд обернулась. Как раз в тот самый момент, когда медсестра, на которую до сих пор не обращали никакого внимания, пыталась выйти из палаты. И ей помешали. Та самая женщина, которая стояла в приемной, а сейчас явно не понимала причины резкости, вырвавшейся из уст коллеги. Зато понимала Шерон, которая и двинуться не могла от удивления. Твою мать..., - тут же подумала она. Девушке не нужно было даже поворачиваться. Память сыграла свое дело. Это телосложение, этот голос, который, так или иначе, возвращал детектива к тому моменту, к тому карнизу, и к тем словам «опусти пистолет и дай мне уйти». Ошибки быть не может. Первая реакция Шерон: достать пистолет, приставить дуло к голове... Бруклин (кажется, так ее назвала медсестра), и превысить свои полномочия настолько, чтобы раз и навсегда отучить ее лазить по карнизам, и убегать от полиции.
Эту увлеченность, это удивление заметил и коллега. Правда, он-то не видел девушку, а потому реакция Шерон была для него непонятой. Мужчина окликнул лейтенанта, та наконец-то отвлеклась и, обернувшись, улыбнулась пациенту со словами «все в порядке». Все и вправду было в порядке. Шерон многое решила для себя за эти несколько секунд. Женщина, как ни в чем не бывало, дружелюбно махнула коллеге в знак прощания и подошла к двум медсестрам. Незаметно Шер сильно сжала свою руку на локте брюнетки, чем окончательно дала понять девушке – ее узнали.
- Прошу прощения, амм..., Молли, - смотря на бейджик сжимая руку еще сильнее, улыбнулась Реймонд. – Мне надо переговорить с вашей коллегой. У меня к ней есть пару вопросов, ну и просьб, - с этими словами женщина показательно кивнула в сторону коллеги, делая вид, что просьбы эти буду касаться лучшего обслуживания. – Понимаете?
Наверняка, если бы сейчас в двери стол какой-нибудь обычный гражданский, Молли, наверняка бы возмутилась и выпихнула наглеца из больницы (учитывая, что часы посещения приходятся на другое время). Но как откажешь офицеру полиции? Женщина понимающе кивнула и отошла в сторону. Шерон снова мило улыбнулась и с такой же улыбкой посмотрела на Бруклин. Вот и чудненько. Не отпуская девушку, а напротив, сжимая свою руку на ее локте еще сильнее (злость все-таки подступала), Реймонд повела ее куда-то вдоль коридоров, или потащила..., трудно сказать. Понимая, что Молли все еще провожает их взглядом, хотелось спрятаться куда-нибудь, зайти за угол, найти пустующее помещение. Но Шерон не знала планировки больницы, а потому распахнула первую попавшуюся дверь. Какой-то склад шприцов, капельниц и прочего медицинского оборудования. Сойдет. Рывком женщина отпустила медсестру и закрыла дверь. И вот они наедине, в маленьком помещении, куда еле поместятся и пять человек.
- Привет, привет, - улыбнулась Шерон, но улыбка ее не несла ничего хорошего. – Я тут..., - женщина махнула большим пальцем в сторону, но тут же прервалась. Она была раздражена, нервничала, была готова сорваться и наказать девчонку, из-за которой полицейский сейчас лежал с огнестрельным ранением. Но стоило успокоиться. Спокойно, спокойно, - мысленно твердила себе Реймонд. – А впрочем..., - она отмахнулась. Несвязанная речь и тяжелое дыхание подтверждали истину – женщина злиться, и это скверно. – Ты ведь тоже меня узнала, – наконец-то, совладав с собой, заговорила Шер. – Что, в принципе, не важно, потому что я-то тебя помню хорошо. Ну, давай знакомиться. Шерон Реймонд, - женщина протянула руку, по ее глазам и строгому тону было понятно, что она не шутит и поздороваться нужно, - лейтенант детектив SPD. Это меня сбила машина, когда я пыталась поймать на редкость шуструю и отчаянную девицу, это я вылезла на долбанный карниз, когда эта самая девица решила скрыться от полиции.  Это я оказывала первую помощь своему коллеге, своему другу, когда его ранил один из приятелей этой девицы. Чувствуешь закономерность? Куда не сунешься – повсюду эта девица!
Чем больше Шерон говорила, чем больше вспоминала о вчерашнем дне – тем сильнее злилась, это отчетливо прослушивалось в ее голосе. Женщина по-прежнему стояла, протянув руку Бруклин. Почему бы сразу не арестовать ее и не отвезти в участок? Ох, вы плохо знаете лейтенанта Реймонд, в голове которой всегда крутятся свои, своеобразные мысли...

+1

11

Уйти Рей так и не удалось. Ощутив у себя на локте чьи то крепкие цепкие пальцы,  Бруклин лишь серьезно посмотрела на Молли. Знаете, вот если бы Рей умела убивать взглядом, то женщина умерла бы тут же, даже не успев сказать какое нибудь очередное замечание.
Но было уже поздно. Незнакомка крепко держала ее за руку, явно не намереваясь отпускать в ближайшее время. Всем своим нутром Джордан чувствовала что ей предстоит очень серьезный разговор. Хм, а может получится его как то избежать? Но что то подсказывало что очередная попытка убежать не сильно поможет делу. Да, конечно, бегунья из Бруклин вышла бы очень неплохая, но теперь, к сожалению, эта женщина, та что держала Джордан за предплечье, теперь знала всю нужную информацию о девушке. Ее имя, место ее работы, должность. Ну а дальше, сами понимаете, ничего не стоило копнуть и глубже.
Нацепив на лицо смиренное выражение лица, и даже выдавив из себя улыбку жабе, Рей лишь согласно кивнула.
- Да-да, конечно. – Молли была немного удивлена. Это было ясно по ее округлившимся глазам, которые вот-вот собирались вывалиться из орбит. – Я скоро буду. – То ли попытавшись успокоить свою нелюбимую напарницу, то ли себя, Рей тихо буркнула и пытаясь поспевать за блондинкой, Лин быстро шагала в сторону кладовой.
- Привет-привет.
Бруклин ощущала себя сейчас как минимум героиней какого-нибудь триллера. Ну знаете, где маньяк находит себе жертву и пытается всячески ее запугать. В размышлениях на тему, бояться ей или все таки строить из себя крутую девочку, Джордан лишь молча кивала головой. Нет, ну а что тут скажешь? Здравствуйте, я так рада нашей встрече? Нет, ну не лицемерить же в первый день знакомства?
От железной дверцы шкафчика, к которому была прижата Джордан, по спине побежали мелкие мурашки. Шерон, а так оказывается звали женщину, сейчас была похожа на охотящуюся львицу, которая готовится сделать первый прыжок. Она еще сильнее сжала предплечье Рей, от чего та слегка поморщилась и вырвала руку.
- Да, я вас узнала. – потирая больное место, Джордан кинула на полицейского недовольный взгляд. – Вы для этого за мной гнались? Чтобы познакомиться? – на губах появилась неуверенная улыбка и тихий смешок. Конечно, сейчас было совсем не до шуток, и обжигающе холодный взгляд Реймонд доказал это в очередной раз.
- Не понимаю о ком вы говорите. Я обычная медсестра и не сделала ничего плохого. Разве что оказалась не в том месте и не в то время. – Бруклин посмотрела прямо в глаза Шерон для большей убедительности. Я невиновна. Я не сделала ничего плохого. Ты не сможешь ничего доказать.
Вообще Рей была впервые в такой ситуации. Не смотря на свои характер и образ жизни, до сих пор ей удавалось избегать такого тесного контакта с полицейскими, и сейчас девушка не знала как правильно себя вести.
Тут же признаться Шерон в своей виновности и сесть далеко и надолго? Или же делать вид что ты тут не при чем?
- Мне очень жаль. Я не хотела чтобы кто то пострадал из за меня. – Тяжело выдохнув, Джордан закрыла глаза и прикусила губу. Отчаянье и страх. Нет ничего ужаснее этого ощущения. – Я просто бежала.

+1

12

Наверное, Шерон бы рассмеялась, если бы не была в таком бешенстве. А именно так можно было охарактеризовать ее нынешнее состояние. Девушка тут же начала оправдываться. Не в том месте и не в то время. Да, так говорили многие, если не все. По правде, выходило у Бруклин это чертовски убедительно, и Шерон бы наверняка повелась, если бы не участвовала в том задержании. Девушка была в квартире, ее видели – факт. Она пыталась убежать и подвергла опасности жизнь полицейского – факт. Она пыталась убежать и, собственно, убежала – факт.  Один из преступников даже пытался отвлечь внимание полиции, чтобы дать этой брюнетке скрыться – и это факт. Существует еще немало мелочей, плюс, самая важная – настроение Реймонд. А женщина была готова разорвать собеседницу, прямо сейчас пойти в суд и сказать, что видела ее не только в квартире, но и с наркотиками. Конечно, с белым порошком Бруклин никто не видел. Но слово полицейского – так уж повелось, им все и всегда верят, их показания не проверяются, так что девушка влипла и влипла основательно. А ведь она даже не представляет, что за человек перед ней стоит. Человек, которому ни одни правила и уставы не писаны, человек, который не раз превышал должностные полномочия, что приводило к летальному исходу. О да, эта женщина была не так проста, какой могла показаться с первого взгляда...
Желание засмеяться вылилось в легкий смешок. Реймонд немного отошла, все еще пытаясь держать себя в руках. Бруклин – прирожденная актриса, и это разозлило детектива еще больше. Это вранье, как она от него устала...  Шер медленно закивала, продолжая усмехаться.
- Обычная медсестра..., - нервно повторила она, после чего резко развернулась и въехала кулаком в полку.
Прозрачные пакетики с дезинфицированными шприцами попадали на пол. Шерон выпустила пар, представляя на месте полки – лицо Бруклин. Женщину все называли импульсивной, так оно и было, радовало то, что и отходчивой ее тоже называли. И злила Шер не только сложившаяся ситуация. Ранение коллеги, опасность для остальных офицеров – вот основная причина. На самом деле, полицейские всегда славились взаимной толерантностью и взаимовыручкой. Поверьте, если бы на месте Реймонд стоял другой офицер, медсестру бы уже сейчас выводили в наручниках из больницы. Но, как уже оговаривались, этому детективу не писаны ни правила, ни устав, а иногда и о моральных принципах стоит забыть.   
- Просто бежала... Ага, - вновь проговорила Шерон, после чего подошла к Бруклин чуть ли не вплотную. Нагнувшись, компенсируя разницу в росте, женщина посмотрела собеседнице в глаза. – Полицейский ранен, - тихо, почти шепотом, проговорила она, - в квартире найден килограмм чистейшего наркотика, из-за которого, от передоза, уже умер человек, а второй находится в критическом состоянии. Если ты думаешь, что эти вшивые оправдания спасут тебя от ответственности за все это – ошибаешься.
Реймонд сделала два шага назад. Она начинала успокаиваться, уже сформулировав у себя в голове примерный план действий.  На самом деле, Шерон не врала. За пособничество в таких серьезных преступлениях срок положен не намного меньше того, который причитается организаторам и исполнителям. Как уже понятно, доказать причастность Брук не сложно, а учитывая ранение полицейского – суд будет беспощаден. В который раз можно столкнуться с ситуацией, где слово «полиция» играет ключевую роль. Мало кто представляет, каким влиянием на самом деле пользуются офицеры..., даже и они сами порой не осознают всех привилегий. Чего не скажешь о лейтенанте Реймонд.
Злость потихоньку отступала, когда Шерон смогла нормально смотреть на девушку, она подошла ближе и грубо сорвала со спецодежды бейджик, на котором было четко прописано имя и фамилия. Бруклин Джордан, - мысленно повторила Реймонд прочитанное.
- Ладно, Бруклин Джордан, - махнув бейджиком, приступила к делу Шерон. – Заканчиваем этот спектакль, я сыта по горло, хотя твой артистизм впечатляет. Итак, у тебя есть варианты...
Женщине и самой было противно от мысли, что она может отпустить участницу вчерашних событий, во время которых был ранен офицер полиции. Однако, девушка могла стать полезной и привести к другим людям, людям посерьезнее.
- Так или иначе, ты выйдешь из больницы и поедешь со мной, - с этими словами Шерон бросила бейджик собеседнице. – Но сделаешь это либо в наручниках..., либо без них. Все очень просто.
На самом деле, страх, который слабо просматривался в глазах Бруклин, и стал тем катализатором, который немного усмирил нрав Шерон. Как мать, она не особо гордилась собой в этот момент, момент, когда загнала в угол, словно дичь, молодую девочку. А ведь детектив о ней даже ничего не знает... Впрочем, от этих мыслей быстро избавляешься, когда дело касается жизней и безопасности невинных людей, и сейчас, дальнейшее развития отношений, сотрудничества, зависело только от мисс Джордан.
- Все, что мне нужно – правда. Решение за тобой.  Но я бы не советовала портить себе жизнь. Охранники в камерах, знаешь ли, не очень любят заключенных, из-за которых стреляют в полицейских. Но я не пугаю, - тут же заметила Шерон, вскинув руки. – Нет, нет. Просто хочу, чтобы юношеский максимализм не помешал тебе принять правильное решение. Ну, если ты им страдаешь, разумеется, - дополнила женщина, невольно вспоминая собственную племянницу, как яркий пример данного синдрома. - Ты им страдаешь, Бруклин?

+1

13

А Реймондс была явно не в духе. Нет, Бруклин конечно предполагала что полицейские народ с характером, и что вряд ли в их числе может оказаться нежная и ранимая особа. Но поведение блондинки слегка напрягало Джордан, да-да, напрягало. Приоткрыв один глаз, Рей с ужасом наблюдала как Шерон крушит их маленькую кладовую. Этот удар в потолок. Черт возьми, странно что на личико девушки не повалилась белоснежная штукатурка. Хотя нет, сверху посыпались одноразовые шприцы, и Бруклин, стряхнув со своих плеч шуршащие пакетики, грозно посмотрела на Реймонд.
- Я никого не заставляю его употреблять. – Говорила Джордан сквозь зубы, от чего некоторые слова звучали не совсем ясно. Но она пыталась себя сдерживать, ведь все таки хамит полицейскому было наверное как то неразумно. Тем временем Шерон продолжала свою лекцию об ответственности, о том что доказать вину девчонки ей не будет ничего стоить. А в душе у Рей начинался пожар. Девушка вдруг вспомнила то, как ее ежедневно отчитывали в детском доме. Вот так, каждый день малютка Брук стояла в кабинете директора, и понуро опустив голову слушала нотации.
Из тебя не вырастет ничего путного.
Ты станешь наркоманкой и умрешь не дожив до 30 лет.
Ты позоришь всю школу.
От переполнявшей ее злости, Рей сжала руки в кулаки так, что ногти впивались в кожу. Неужели она действительно на столько плоха? Я все таки пошла не по той дорожке?
Тем временем блондинка сорвала с груди медсестры бейджик и вслух прочитала ее имя. Как будто ножом по сердцу. Бруклин подняла глаза на женщину, ожидая услышать еще что то в духе «ты ничтожество» и «тебе давно пора сидеть в тюрьме». Но нет. На лице лейтенанта появилась кривая ухмылка, и в голове Рей тут же возникла ассоциация с шляпником.
У нее было два пути. Проснуться и понять, что все это не сон. Это реальность, детка. Плохие девочки всегда должны быть наказаны, а хорошие поощрены. И кажется Шерон дает ей возможность исправиться. Дает шанс доказать ей, и в главную очередь себе, что она не настолько безнадежна.
- Бывает иногда, признаю. – Брюнетка лениво пожала плечами и посмотрев Шерон прямо в глаза слегка улыбнулась. Конечно она выберет второй вариант, она же не суицидница? Казалось Бруклин давно ждала чтобы кто то прополоскал ей мозги. Чтобы кто то поставил ее на место.
- Я пойду с тобой, хорошо. Но! – Не смотря на то, что Рей находилась не в том положении, чтобы ставить какие то свои условия, Бруклин прикрепила бейджик на место и направилась к выходу. – Я не хочу чтобы обо мне сплетничали. – Девушка оглянулась на женщину через плечо и одарила ее каким то чистым и невинным взглядом. Как это странно, чужие, совершенно незнакомые люди способны пробраться тебе в самую душу, и вытащить наружу твое настоящее я. Чуткое, ранимое и наивное.
- Я расскажу все что потребуется. Все что я знаю. – Брюнетка медленно открыла перед собой двери, впуская в кладовую свежий воздух и немного света. Молли все еще стояла в дверях палаты того раненого копа, и Рей непроизвольно поежилась от ее стеклянного и удивленного взгляда. – Ох, чую работать мне здесь будет еще веселее чем раньше. – Рокерша сделала один большой шаг из подсобки и развернувшись на каблуках оказалась лицом к лицу к блондинке.
- Я постараюсь вам помочь. Да, я была в этом районе вчера и кое что видела. Может стоит переговорить с глав-врачом? Я думаю он не откажется и отпустит меня с вами. – Джордан говорила громко и отчетливо, чтобы чудачка Молли слышала каждое слово. Знаете, не смотря на свою виновность, выглядеть преступницей ей все равно не хотелось. Ей здесь еще работать. А кто хочет видеть среди своих сотрудников уголовницу? И Джордан надеялась что Шерон пойдет на уступки. Ну прости, у меня с головой не все в порядке.

+1

14

Все слова Бруклин женщина слушала внимательно. Она стояла в одном и том же положении, задумчиво смотрела куда-то в пустоту, но сумела уловить все сказанное. Шерон продолжала так стоять и тогда, когда девушка прошла мимо и открыла дверь. Лейтенант усмехнулась, а после повернулась, взглянув в глаза Бруклин. Знаете, обычно ни о каких условиях не может идти и речи. Будь сейчас другая ситуация, Реймонд бы, наверное, громко рассмеялась и надела наручники. Однако этот юный взгляд заставил мать двоих детей не только не отреагировать должным образом, но и согласится с условиями. Впрочем, это было трудно назвать таковыми, бывало и круче.  Шерон подошла к девушке, и, опустив голову, слабо закивала.
- Ладно, - проговорила она. – Но ты мне расскажешь все. Если у меня возникнуть хоть какие-нибудь сомнения в правдивости твоих слов..., - с этими словами женщина  развела руками, как будто говоря «ну тут уж ничего не поделаешь».
Шер посмотрела на медсестру, которая все еще стояла около палаты коллеги. Женщина направилась прямиком к ней, честно говоря, ей не хотелось тратить время на беседы с главным врачом, когда решение было рядом.
- Она, - Шерон указала на Бруклин, - пойдет со мной, - после женщина улыбнулась и помахала коллеге, который тоже прислушивался к разговору. – Я – лейтенант детектив Шерон Реймонд и ваша сотрудница может стать важным свидетелем в одном деле. Сообщите об этом руководству, а в случае чего, - Шер достала из заднего кармана брюк визитку, на которой были написаны ее координаты и нарисован значок, - моя визитка. Пусть свяжутся, если возникнут вопросы.   
Казалось, Молли никогда в жизни не видела перед собой офицера полиции. Женщина замерла, держа в руках визитку, она удивленно смотрела на блондинку. Шерон не отставала, пилив медсестру взглядом. Только взгляд этот был полон сарказма, казалось, Реймонд сейчас рассмеется. К счастью, этого не произошло, Молли пробормотала что-то вроде «хорошо, опять все здесь на мне» и удалилась. Шер же, вновь махнув коллеге на прощание, жестом подозвала к себе Бруклин. Не дожидаясь пока она догонит, женщина дошла до приемного покоя. Как раз в этот момент из-за угла вырулил доктор, лицо которого было до боли знакомо. Уайлдер! – тут же пронеслось в голове Шерон, и она не ошиблась.
- Лейтенант Реймонд, - увидев пациентку, недовольно произнес он. – Вы правда...
- Нет, нет, - перебила доктора Шерон, хотя даже не знала, что он собирается сказать. – На парковке стоит синий Dodge, - обратилась она к медсестре. – Жди меня возле него.
Доктор Уайлдер, кажется, удивился такому стечению обстоятельств. Он проводил взглядом медсестру, а потом удивленно посмотрел на Шерон. Но та не растерялась, собственно, доктору не положено знать, никому не положено.
- Моей собаке плохо, - махнув рукой в сторону Бруклин, серьезно пояснила Шерон, хотя за этими словами, конечно, был слышен сарказм. – Очень плохо..., а я все равно здесь, ток что...
Уайлдер, поняв, что сунул нос не в свое дело, указал женщине на смотровой кабинет. Глубоко вздохнув, Шерон пошла по указанному направлению, правда, по ее выражению лица можно было подумать, что ведут ее на пытки. Женщина села на стол, на котором сидела еще вчера, и хирург начал осматривать швы. Он приподнял прозрачную пленочку, которая  скрывала нитки. Бубня что-то себе под нос, кажется, он дотронулся и прощупал каждый шов.
- Все прекрасно, - подытожил он, вновь скрывая рану под прозрачной пленкой. – Все держится...
- Я уже могу идти? - не выдержав, перебила доктора Шерон.  Кто знает, сколько времени займут его тирады о дальнейших посещениях больницы, уходу за раной... Как будто Шер этого не знала, как будто впервые в жизни ей наложили швы.
Хирург сморщился и отошел, молча дав понять, что идти можно прямо сейчас. Он черкнул что-то в амбулаторной карте и договорился о консультации через три дня. Реймонд послушно кивнула и вышла из кабинета. Направляясь к выходу, она подмигнула медсестре, которая уже сидела за телефоном.  На парковке стояла Бруклин, как ей и было сказано, возле синей машины.
- Молодец, - заметила Шерон, надевая солнечные очки. – И да, - подходя к двери, вспомнила женщина. – Пока будешь устраиваться, постарайся  вспомнить имена посредников. Ну, - пожала плечами она, - или хотя бы одно.
Реймонд наконец-то погрузилось на удобное сидение Доджа и повернула ключ зажигания. Без посредников дело обойтись не могло, слишком уж неопытными парни выглядели в этом деле, так или иначе, им нужен был поставщик. Плюс, товар слишком чистый. Шерон могла лишь предположить, что поставщики как-то связаны с бандами, у этих чертей, всегда получается достать качественный товар, а в данной ситуации, убийственно качественный – буквально.

ps|скрыть

Я так грубо подтолкнула Бруклин к парковке, просто решила, что иначе тебе будет не о чем писать)

+1

15

Завидев доктора Уайлдера, Шерон резко обернулась к Бруклин и грубо отправила ее на стоянку искать какой то синий додж. Мать, если бы я знала кто такой додж и с чем его едят… Джордан одарила лейтенанта усталым взглядом, но тем не менее направилась в сторону выхода, по дороге зайдя в сестринскую, чтобы прихватить с собой вещи.
Накинув поверх медицинского костюма кожаную куртку и взяв руки портфель, Ли тут же замерла, раздумывая на тему, стоит ли брать с собой то, что может в очередной раз доказать ее виновность. А вообще стоит ли доверять этой Реймондс? Ну да, эта женщина пообещала ей свободу, она не выдала ее перед Молли, но где гарантии что это все не для того чтобы засадить Джордан за решетку без лишней суматохи и очередного бега по утреннему Сакраменто.
- И куда ты собралась? – За спиной послышался знакомый мужской голос, и натянув на лицо довольную улыбку, Бруклин резко обернулась. Кристиан. Черт возьми, как он сразу не пришел в голову медсестре? – Держи. – Сунув в руки парню рюкзак и поправив волосы, двинулась в сторону выхода. Блондин выглядел немного озадаченным, он немного покрутил мешок в руках и вопросительно посмотрел на подругу. – Прибереги это для меня, хорошо? Я попала в неприятности. – Рей задумчиво прикусила нижнюю губу и каким то пустым взглядом рассматривала свою обувь. Затем пожала плечами. Темные локоны слегка подрагивали при каждом ее движении. – Ну как в неприятности… В общем доигралась Джордан в плохую девчонку.
Рядом с Джокером было сложно оставаться грустной и печальной, хотя Рей просто не любила его расстраивать. Девушка едва улыбнулась и подмигнула блондину.
- Рюкзак не открывать. Если не приду завтра на работу, то ищи меня в полицейском участке.
Лениво помахав парню рукой, Джордан все таки осмелилась пойти на поиски загадочного синего доджа. Это ведь машина, да? Не смотря на свои весьма неплохие навыки вождения, в марках машин Бруклин разбиралась… Да что я говорю, она в них вообще не разбиралась, и оказавшись на стоянке была рада обнаружить лишь одну машину названного цвета.
- Господи, Бруклин, ты идиотка. Что ты делаешь? – Кажется до нее только щас стала окончательно доходить вся суть происходящего. И да, она собирается ехать в полицейский участок, замаливать свои прошлые грешки и молиться чтобы Шерон оказалась человеком слова. Что то было в этой блондинке, чему Рей безоговорочно доверяла. Может это ее серьезный и внушительный вид, а может Джордан просто не хотела оказаться на месте потолка в подсобной.
Ждать лейтенанта долго не пришлось. Ли лениво покачивала ногой и скрестив руки на груди наблюдала за походкой женщины.
- А ты ожидала что я опять устрою тебе гонки по улицам города? Я не настолько отчаянная как тебе могло показаться. – Шер отключила сигнализацию и Брук ловко забралась на заднее сиденье автомобиля. Устроившись по удобнее, Джордан с какой то нежностью провела ладонью по кожаной обивке и перевела взгляд на водителя.
- Я знаю всего два имени. У меня не было желания знакомиться со всеми теми парнями. – Додж резко двинулся с места, и Рей, облокотившись на спинку сиденья стала провожать взглядом свою больницу. Она не совсем понимала, и не совсем знала что расскажет Шерон. Она не знала что именно интересует эту женщину. Хотя наверное чтобы понять нужно тоже работать копом.
Почти всю дорогу они обе молчали. Шерон изредко смотрела на свою заложницу через зеркало заднего вида, а Брук лишь наблюдала за проезжающим мимо пейзажем.
- Ты говорила что один из парней умер. – да, этот вопрос сильно волновал брюнетку. Выпрямившись, и заметив в поле зрения полицейский участок, Рей серьезно посмотрела на блондинку. – Кто это был?
И куда делся волевой и сильный характер Брук? Почему в присутствии Шерон она вдруг стала такой покорной и спокойной? А так будет со всеми представителями власти? Что это такое? Страх за себя или все таки уважение?
- Я пойду сама, хорошо? Я не собираюсь убегать. – выбравшись из автомобиля, Джордан тут же подняла руки вверх в знак протеста. Нет, она не нуждается в том чтобы ее вели под руки или же тащили за волосы.
- Доброе утро присутствующим. – сделав что то вроде реверанса, Джордан широко улыбнулась всем присутствующим и легкой походкой следовала за Реймондс. – А можно мне кофе? И пончиков. Хочу почувствовать себя героиней того популярного сериала, как он там назывался?
Юмор. Да, наверное он сейчас был необходим Джордан как глоток воздуха. Преступница в обители людей закона и порядка. Итак, где мой костер? Где мой электрический стул? Висельница?

+1

16

- Кто знает. Хотя пуля-то в любом случае летит быстрее. Это я..., для размышления, - протянула Шерон в ответ на вопрос Бруклин о попытках убежать.
С этого момента женщина была целиком и полностью погружена в свои мысли, изредка отвлекаясь на никчемных водителей, коих в Сакраменто хватает. Чтобы не загружать себя лишними вопросами со стороны девушки, Шерон включила магнитолу и включила достаточно громко. Додж быстро преодолел расстояние от больницы до полицейского участка. Как раз в этот момент Бруклин задала не самый просто вопрос для лейтенанта. Нет, она не единожды убивала при задержании, любой, кто часто участвует в таких операциях, убивал..., но там совсем другое, там молодой парень, который пошел кривым путем и в результате закончил так же, как заканчивают большинство. Впрочем, Шерон забудет об этом, через неделю, через две, но забудет, зато не забудут другие. Его семья, его друзья, а Бруклин?
Первые несколько минут Реймонд молчала. Только тогда, когда синий автомобиль остановился на парковке за зданием, женщина повернулась назад, сняв при этом очки. Нет, на ее лица вы не увидите ни капельки сожаления, просто, когда сообщаешь о чьей-то смерти – всегда неприятно.
- Не знаю, - проговорила Реймонд, после чего опустила глаза, понимая, что девушка может помочь и в этом. – При нем не было документов, - голубые глаза снова коснулись брюнетки. – Но это тот, который с крыши пытался отвлечь мое внимание на себя... Я застрелила его, - тихо добавила женщина, - когда он пытался убить офицера. Можешь начинать меня ненавидеть.
С этими словами Шерон вышла из машины. Все равно, как относится к ней Бруклин. Девушка здесь только ради показаний, да  Реймонд никогда в жизни не пожалеет о том, что спустила курок ради спасения жизни коллеги, друга. Женщина снова поставила автомобиль на сигнализацию и зашла в здание, периодически поворачиваясь и следя за тем, чтобы девчонка шла рядом. Та, казалось, чувствовала себя неплохо, или наоборот, чертовски нервничала, что и заставляло ее улыбаться и здороваться с незнакомыми людьми.
- Идем уже..., - протянула Шерон и, чтобы Бруклин не отвлекалась на бесполезные приветствия, снова взяла ее за локоть и повела в свой кабинет. На сей раз, хватка была не такая сильная и грубая, вела девушку Реймонд достаточно аккуратно, не таща за собой, как делала это в больнице. – Пончики, - смотря вперед, проговорила Шерон, - гребаный стереотип.
Женщина завела Бруклин в кабинет и указала ей на стул, стоящий напротив одного из двух столов. Да уж, во многих фильмах полицейских изображали с пончиками, ну, патрульные и вправду баловались этим делом, так как это была самая дешевая и доступная еда. Но, когда дело касалось детективов, и других старших по званию – этот стереотип не действовал. Впрочем, кому какая разница? Всем своим безразличием к просьбе, женщина дала понять, что о пончиках и кофе можно забыть. Дело – вот о чем нужно думать. Шерон села за свой стол и включила компьютер. На самом деле, полицейский участок – начало пути. Они заехали сюда только для того, чтобы пробить имена, которые Бруклин любезно согласилась назвать. А далее... будет оперативная работа. Конечно, брать с собой гражданское лицо – нарушение всех правил и уставов, как и отпускать девчонку на свободу, впрочем, беря у нее неофициальные показания. Хотелось поскорее найти распространителя наркотиков, и помощь девчонки пригодиться.
- Так, называй имена, - произнесла Шерон, как только компьютер загрузился. – Ты с ними пересекалась? – тут же спросила она. – Ну, или, по крайней мере, может видела, как твои знакомые с ними встречались, получали наркотики?  Кстати, - задумчиво протянула Реймонд, постукивая пальцем по столу, - как звали того парня?
Не трудно догадаться, что Шерон имела в виду, как раз того мальчишку, который кричал с крыши и который оказался застрелен. Его имя многим поможет, да и семье нужно сообщить, если у него таковая есть...

+1

17

Новость о смерти Ника буквально выбила Бруклин из ее и без этого шаткого равновесия. Эти тупые ухмылки, глупые приветствия и просьба о пончиках. Единственное о чем Джордан сейчас молилась, так чтобы ноги не подвели ее и держали на ногах. Шерон тем временем подхватила девушку за локоть и быстрым шагом вела, видимо в свой кабинет. И что оставалось Рей? Только следовать, и пытаться удерживать на лице смешную ухмылку.
Двери в кабинет закрылись. Рей вяло растеклась на жестком стуле и пустым взглядом осматривала письменный стол лейтенанта. Компьютер, небольшая стопка с бумагами, черная подставка для ручек, глядя на которую Бруклин тут же захотелось ее покрутить.
- Да ладно, по тебе и так видно, что ты не фанатка пончиков. – Джордан слабо улыбнулась, но тут же ее лицо стало серьезным. Ни одного намека на ухмылку, что было совсем не в духе брюнетки.
В кабинете тихо зажужжал работающий процессор. Шерон что то тихо печатала на клавиатуре, а Бруклин лишь ждала. Ждала когда блондинка будет заваливать ее вопросами о вчерашних парнях, о том, кто их начальник, и что было в рюкзаке Джордан.
- Мы звали его Ник. – Девушка опустила взгляд на свои руки и стала нервно щелкать ногтями. Был ли смысл выдавать всю информацию о своем защитнике? Но да, у него наверняка была семья, и эти люди имеют право знать о смерти своего сына. – Его настоящее имя Элвис Сантьяго. Он приехал в Сакраменто из Мексики два года назад. Я познакомилась с ним в больнице. Работал с теми парнями около 6 месяцев.
Брюнетка резко замолчала, быстро разбирая мысли в своей голове по местам. Что полезного она еще может сказать Шерон? Только имя заказчика. И то, его условное имя.
- Я не знаю заказчика в лицо. Я видела его всего пару раз и то, либо спиной, либо в профиль. – Джордан наконец перевела взгляд на Реймонд и слегка прикусила нижнюю губу. Знаете, это все таки не самое приятное дело, сдавать тех, на кого работаешь. И конечно Брук боялась за себя, боялась что после этого разговора с Шерон, она вернется домой и не найдет там Макс. Затем пропадут ее парни из Вертиго. Ну а затем и ее настигнет та же участь.
- Что будет со мной? Ну, после того как я расскажу тебе все что знаю? – Прервав свои честный рассказ о плохих мальчиках и волшебном белом порошке, Рей серьезно посмотрела в глаза лейтенанту. -  Ладно. Я слышала что его многие называют Мачете. И знаешь, у него есть шрам на левой стороне лица. Такой длинный, он кончается где то около ключицы. – Брюнетка провела пальцем по своей ключице и с ужасом поежилась.
Мало кто знает что причиной возникновения этого страшного шрама на лице одного из  наркоторговцех Сакраменто является как раз мачете. Но Брук это знала. Потому что это знал Элвис. Потому что Элвис был геем. Потому что Мачете любил геев.
- Я знаю его настоящее имя. Я знаю его адрес. – Джордан закрыла глаза, и спрятала свое лицо в руках. Ей было стыдно за себя. За то что она такая маленькая и болтливая девочка. Она боялась что за это ей грозит большая опасность. Смерть. Но вдруг у нее получится избежать мести? Ведь нет гарантии того, что Мачете узнает что именно она слила его. Что именно она, девушка с быстрыми ногами и отличной реакцией предала своих ради свободы.

+1

18

- Зато фанатка других изделий фастфуда, - без особого интереса, задумчиво проговорила Шерон, будучи полностью увлеченной монитором компьютера.
Сарказм?  Если бы! Как она сама говорила: «Я же сильная женщина, и эту силу нужно подкреплять. Недалеко я убегу, если буду питаться исключительно травой». Так что, рацион Реймонд был весьма разнообразен. А, учитывая образ жизни, ежедневные игры в догонялки – не стоит удивляться, что к своим 37 годам ее фигура осталась примерно на том же уровне, на каком была и лет 10 назад. Ну, плюс мышечная масса, разумеется. Впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Все мысли детектива были заняты делом и этим чертовым наркотиком. Не часто в Сакраменто доставляют такой товар. Гораздо чаще люди погибают от плохого его качества, нежели от излишне хорошего. В любом случае, лавочку нужно прикрыть и сделать это как можно быстрее. Шерон ловила каждое слово девушки, несмотря на то, что изначально могло показаться, будто детектив увлечена только компьютером. Женщина, молча, записала на бумажке имя парня, которого вчера застрелила. Теперь это работа других детективов.
Когда Бруклин спросила про то, что будет с ней после показаний, Реймонд наконец-то отвлеклась и посмотрела на собеседницу. Правда, женщина ничего не ответила, она просто вдохнула, задумчиво кинув взгляд куда-то наверх, в пустоту, а после снова вернулась к монитору, на котором уже появилась база данных полиции. Пароль, - прочитала высветившееся сообщение Шерон. – О, мрак... Какой у меня пароль? Проблема, знакомая каждому, впрочем, Реймонд с ней быстро разобралась.  Только после загрузки базы данных, женщина повернулась к Бруклин, продолжая вникать в ее слова. И, на свое удивление, Шерон услышала знакомое прозвище – Мачете.
- Вот, дерьмо, - не выдержав, выругалась Реймонд и потерла переносицу.
Женщина глубоко вздохнула и посмотрела на Бруклин. Ну и вляпались же вы, - подумала она и о девушке и об ее кампании. Знала ли Шерон Мачете? Несомненно, знала, ведь он что-то вроде авторитета на криминальных улицах Сакраменто. Хотя лейтенант всегда считала, что мужчина из себя ничего не представляет, его шрам, наверное, так действовал на мелких торговцев. Хотя ничего особенно в этом шраме не было. Сальвадорцы, или MS-13 – одна из самых жестоких банд Калифорнии, чье излюбленное оружие мачете, полоснули ему лицо во время спора. Вот и вся история. Тем не менее, многие боялись его, потому и слушали. Этим и воспользовалась Шерон..., и речь идет о ее старой привычке – о сотрудничестве с представителями преступного мира. Правда, сотрудничество всегда строилось на взаимовыгоде и правилах, которые Мачете нарушил, начав распространять в том районе наркотики. Пришло время навестить старого «друга». Однако, Реймонд заинтересовало имя этого мужчины, забавно, она разговаривала с ним не раз, а вот имени не знала – одно из его условий.  Но раз Мачете можно их нарушать, значит, нарушит и Шерон.
Однако женщина не спешила продолжать это подобие допроса. Бруклин. Каждое последующее слово давалось ей все труднее. И Шерон это видела, понимала. По правде сказать, страх девушки, который наверняка сейчас переполняет ее сердце, – вполне обоснованный. Это не мелкие уличные торговцы с маленькими пакетиками экстези, это серьезные люди, способные на многое. И особенно сильно не любили они предателей. Но об этих мыслях говорить Джордан не следовало, хотя она и сама это наверняка понимала. Зато следовало сказать другое.
Реймонд встала и подошла к Бруклин, присев на корточки около стула, на котором та сидела. Женщина положила руку на подлокотник и опустила голову, думая, с чего начать.
- Тебе страшно, я понимаю, - тихо и спокойно произнесла Шерон, одарив девушку понимающим взглядом, которого та еще не имела чести наблюдать. А Реймонд и вправду понимала, ни Бруклин первая и ни Бруклин последняя, кто решается сделать правильный шаг, но шаг этот непростой: его сопровождает ужасный страх, страх за собственную жизнь и жизнь тех, кого ты можешь подставить. Так что же в нем правильного? А может как раз то, что папок о смертельных случаях, лежащих у Реймонд на столе, станет гораздо меньше. Или что такой опасный человек, как Мачете, наконец-то, получит по заслугам. Трудный вопрос и, наверняка, у каждого свой ответ.
- Мне нужно это имя, Бруклин, - так же мягко проговорила Шерон. – И адрес, - добавила она, понимая, что такие люди, как Мачете, в принципе, на одном месте долго не задерживаются. – Ты можешь сейчас этого не понимать, но то, что ты делаешь... Это действительно хорошо, правильно, - мысленно закончила свою фразу Реймонд. – Для этого нужно быть сильным человеком, действительно сильным и... смелым. А я..., я обещаю, что с тобой ничего не случится.
Женщина говорила убедительно, по крайней мере, для большинства людей, которые оказывались в такой ситуации. И в большинстве своем, Шер сдерживала обещание, ей удавалось сделать это. А в этом случае достаточно было просто постараться, чтобы никто не узнал о том, что именно Бруклин дала показания.  Впрочем, даже если не удастся, Реймонд достаточно подготовлена  для того, чтобы ответить на любой вызов... Возможно, немного самоуверенно, но Шер и вправду не видела конкурентов среди этих наркоторговцев, каким бы авторитетом они не пользовались. Грубая сила – вот, что они понимали. Но с Шерон Реймонд и ее навыками это не пройдет.
- Ты у меня спросила, что будет, когда ты все расскажешь, - спустя минуту молчания, наконец-то решила пооткровенничать женщина. – Я тебе отпущу. Без записи в личное дело, без официального оформления показаний – без последствий и какого-либо напоминания о том, что ты была здесь. Я не могу тебя заставить, не имею права, учитывая опасность, которую представляет эта ситуация. Но я прошу, помоги мне.
Шерон надеялась, что мысль о последующей свободе без последствий, придаст Бруклин уверенности. Но женщина особо не обольщалась на этот счет, девушке и вправду было о чем подумать. Со стороны можно было поразиться, как человек, настолько скептично настроенный к этой медсестре, внезапно стал таким мягким и понимающим. Но в том была вся Реймонд, такая разная, со своим обостренным материнским инстинктом, пониманием страха, который одолевает девушку, и тягой к хорошим людям, которые просто запутались. О да, вы не ослышались. Хорошим. Что-то не позволяло Шерон повернуться спиной к этой девочке, что-то подсказывало, что Брук как раз из числа тех людей, которые изначально создают впечатление бестий, но за оберткой кроется совсем иная начинка. Ей еще не поздно изменить свою жизнь...

+1

19

В кабинете лейтенанта было прохладно. Спрятав лицо в своих ладошках, Рей тихо дышала и пыталась ни о чем не думать. А в голове творился такой беспорядок, что тут явно без ста грамм не разберешься.   
Джордан со всей силы зажмурила глаза. И вдруг. Как будто в голове резко загорелась лампочка. Вместо сцен вчерашнего происшествия перед глазами девушки появился двухэтажный светлый домик. Карамельная крыша, светлые широкие окна. Какая то женщина машет ей рукой. Она улыбается. Ее волосы, они были точно такого же цвета как у Рей. Женщина указывает в сторону дома, она что то говорит Джордан. Она называет ее Агатой.
- Тебе страшно, я понимаю.
От внезапного голоса Джорадн едва заметно дернулась. Девушка опустила руки от своего лица и теперь недоуменно смотрела на блондинку. До брюнетки не сразу дошло как полицейская оказалась рядом, почему она смотрит на нее таким понимающим взглядом, почему Рей ей верит.
- Есть немного, да. – Бруклин едва улыбнулась, ее улыбка была какой то благодарной. Рей обняла себя за плечи и подобрав под себя ноги, перевела взгляд на открытую форточку. Кто эта женщина? Почему у Джордан было явное ощущение что она ее знала. Еще это имя… Агата. Девушка поежилась, а лейтенант тем временем задавала свои вопросы.
- Имя и адрес… - Прикусив нижнюю губу, Рей снова ощутила что возвращается в реальность. Шерон все так же сидела у ее стула и гипнотизировала рокершу спокойным взглядом. – Как ты думаешь, я сильная? А смелая? – Рей не нарывалась на комплименты, нет. Возможно ей нужен был какой то толчок для того, чтобы осознать что это именно так. Ведь сама Джордан себя считала трусливой и слабой. Той, кто не смогла держать язык за зубами. Но знаете, Реймондс внушала куда больше доверия чем тот самый Мачете. Тем более работала она на него только ради Элвиса. Но парень мертв. А стоит ли его смерть дальнейшей работы на гея в возрасте?
- Его зовут Итан Хермсворд. По моему он немец. – Брюнетка слегка нахмурилась, вспоминая правильно ли сказала фамилию влиятельного наркоторговца. – Он живет недалеко от театра Лючия. В его квартире всегда пахнет грязью. Точного адреса я не знаю. У меня плохая память на номера. Дом находится сразу за зданием театра. Серый кирпич, второй подъезд. Седьмой или восьмой этаж, входная дверь обделана зеленой кожей, рядом всегда стоит кошачья миска. Руперт. – Джордан перевела взгляд на лейтенанта. Вообще Бруклин явлалась весьма ценным источником информации. Да, она никогда не запоминала точные данные в стиле адреса, номера телефона. Но вот мелочи, которые часто говорят о человеке почти все, их девушка запоминала на ура. Она так же знала где хранится запасной ключ, знала все входы и выходы из квартиры. И да, она знала где именно Мачете хранит свой товар. – Это его кот.
А в душе появилась надежда. Вообще Брук уже почувствовала свободу на вкус. Девушка быстро встала с места, отряхнула невидимую пыль с колен и серьезно посомтрела в сторону дверей.
- Я могу идти? Я ответила на твои вопросы честно. Я даже сказала больше чем должна была. – Джордан едва улыбнулась, намекая на кота Итана. Эта информация была явно лишней.
Несколько мгновений она молча стояла и смотрела в глаза лейтенанту. Ну вот, пришло время расходится, ведь так? И как себя вести? Кидаться женщине на шею со слезами и криками, спасибо моя хорошая, не дала бедному ребенку сгнить в тюрьме?
Или же вернуть свою репутацию крутой девочки и просто молча уйти?
- Спасибо, лейтенант Реймонд. – Бруклин с каким то удовольствием произнесла это имя. Хотя возможно в ней говорила некая эйфория и тяга к свободе? Хотя было какое то ощущение что общение с Шерон еще не подошло к концу. – Я ведь больше не нужна?

+1

20

Шерон была удивлена вопросом девушки. И дело не в том, что прозвучало неожиданно, просто, как можно такое спрашивать, отвечая полиции на вопросы, которые могут стоить многого... В понимании лейтенанта смелость – это нечто большее, чем ежедневное столкновение лицом к лицу с самыми отъявленными злодеями общества, это нечто большее, чем осознанный риск и махания пушкой. Скорее, это внутренне состояние, когда ты делаешь то, что другие не могут, зная, что это нужно и это принесет пользу, зная, что это опасно для твоей жизни... Уж Шерон-то знала, она многое повидала за свой служебный опыт, как в полиции, так и в вооруженных силах. Особенно в вооруженных силах, несмотря на относительно маленьких срок пребывания там.  Женщина задумчиво начала вертеть на пальце свое кольцо, гравировка на котором гласила «United States Army», и она не спешила отвечать. А Бруклин продолжала говорить. Как и ожидала Реймонд, Мачете сменил место жительства. Вероятнее всего, он сделал это после осознанного нарушения условий между такими полицейскими как Шерон и своими прихвостнями. Женщина невольно усмехнулась, когда Джордан заговорила о кошачьей миске. Девушка знала больше, чем можно было предположить. И это могло помочь. Правда, при мысли о том, что нужно взять с собой гражданского, молодую девочку, могло стать плохо. Мало того, что это нарушение всех правил и уставов, так это еще и создание угрозы ее жизни. Впрочем, поймите и Шерон. Она – коп, который хочет покончить со всем этим, а Бруклин – молодая преступница. Да, да, именно преступница, которая могла уже сидеть за решеткой и ждать суда, если бы не наткнулась на лейтенанта Реймонд в той больнице. Так что, когда девушка облегченно встала, Шерон последовала ее примеру и выпрямилась, развернувшись спиной к собеседнице. Реймонд потирала переносицу, оттягивая момент ответа на заданные вопросы.
- Погоди немного, - произнесла женщина, взяв со стола бумажку, на которой записывала имя убитого парня.

После лейтенант вышла и направилась к столу, который стоял около самого выхода. Детективы не без удивления приняли подсказку, однако в полиции, редко когда интересовались источниками информации, если «радость» приваливала со стороны. Но, к сожалению, неожиданно в помещении появился как раз тот человек, которому до всего было дело, - бескомпромиссный прокурор Купер. Этого человечка здесь не особо любили за его высокомерность, попытки казаться всезнайкой, а так же за любовь подставлять других и выходить победителем самому. Вот и сейчас этот противный мужчина, завидев имя на записке, не без интереса глянула на кабинет Шерон, где виднелась Бруклин.
- Это она твой источник? – смотря на дверь кабинета, не поздоровавшись, спросил Купер.
- Что? – обращая внимание на Бруклин, переспросила Реймонд. – Нет, - быстро ответила она и тут же снова отвлеклась, объясняя детективам дальнейший план действий.
Джордан должна остаться незамеченной, и здесь, и в прокуратуре. Не для кого не секрет, сколько дырок существует и там и там, сколько сотрудников продаются плохим ребятам за хорошее вознаграждение, так что Куперу сегодня не удаться найти себе новое дело. По крайней мере, не в этом отделе. Шерон ответила убедительно, она вела себя безразлично, как будто девушка и вправду не играла никакой роли в расследовании. Отменная актриса. Правда, Купер был достаточно навязчивым человеком.
- Правда? – переспросил он. – Потому что мне кажется, что ты скрываешь свидетеля.
Здесь уже реакция Реймонд последовала незамедлительно. Она отвлеклась от детективов и, выпрямившись, встала прямо перед помощником прокурора.   
- А мне кажется, - с наглой улыбкой проговорила она, - что ты лезешь не в свое дело. Это подружка моего сына. Личные проблемы, знаешь ли.  Так что адьос.   
- Проблемы станут не личными, если выяснится об неофициальных показаниях...
Купер был таким же наглым и не собирался уступать, хотя этой битвы ему не выиграть. Шерон ничего не ответила, она просто смотрела в глаза мужчины, который подошел к ней еще ближе, чуть ли не вплотную. Битва взглядов, со стороны казалось, что это перерастет в драку, да и Шерон перестала улыбаться. Мужчина приподнял подбородок, чтобы казаться выше, но тщетно. Так или иначе, они были одинакового роста.   
- Шерон..., - произнес один из детективов, пытаясь предотвратить назревающий инцидент.
- Я не идиотка, Томми, - быстро проговорила Реймонд, не открывая взгляда от прокурора.
Одно дело нагрубить ему, совсем другое – набить морду, что трактуется как дисциплинарное нарушение. Плюс со стороны полицейского, плюс в сторону государственного служащего – последствия серьезные, и женщина это понимала, хотя очень хотелось когда-нибудь сломать этому петуху нос. Правда, коллега не мог предугадать действия женщины, а потому решил вмешаться, протиснувшись между конфликтующими сторонами.
- Все! – строго проговорил он. – Каждый идите по своим делам!
- Какой ты сегодня злой, - усмехнулась Реймонд и, нагло  подмигнув Куперу, вновь направилась к кабинету. 

Зайдя в помещение, Шерон закрыла дверь, она задумчиво, смотрела на Бруклин еще в течение нескольких секунд. Вернувшись к реальности, женщина глубоко вздохнула и вернулась к своему стулу. Если отпустить Бруклин сейчас – прокурор кинется на ее, словно лев на добычу. Тогда можно забыть об обещанной безопасности, это точно. Вариант дальнейших совместных действий устраивал Реймонд куда больше, да и, кроме того, будет обидно прийти домой к Мачете без ордера и ничего не найти. Нет, Шерон не нужно официальное основание для того, чтобы ворваться кому-нибудь в квартиру и устроиться там погром, но смысл от него, если это ни к чему не приведет? Возможно, Бруклин, со своим очевидным даром замечать мелочи, запомнила гораздо больше, чем рассказала.
- Тебе придется поехать со мной, - наконец-то заговорила Шерон. -  По дороге расскажешь обо всех деталях, которые ты успела запомнить о Мачете. Обо всех. Это может быть крайне важно.
Женщина открыла дверь, пропуская Бруклин вперед. Помощник прокурора уже наблюдал за парочкой хищным взглядом, но сегодня ему не повезет.
- Ты была там? – вполне логичный вопрос, учитывая, как детально Бруклин описала жилище известного преступника.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Случайности не случайны