vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Кофейня "Traveler's Coffee"


Кофейня "Traveler's Coffee"

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы работы:</b></center><br>
пн: 09:00 - 23:00<br>
вт: 09:00 - 23:00<br>
ср: 09:00 - 23:00<br>
чт: 09:00 - 23:00<br>
пт: 09:00 - 23:00<br>
сб: 10:00 - 24:00<br>
вс: 10:00 - 24:00<br></span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 177px;margin-left: 300px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLq.png" ><span>"Traveler's Coffee" рад Вам в любую погоду: здесь можно скрыться от изнуряющей летней жары, согреться холодными зимними вечерами у камина, почитать книги или посмотреть кино. Пригласите для компании друзей, любимого человека или можете остаться наедине со своими мыслями и, сидя на мягком диванчике, смотреть, как дождь барабанит по стеклу. 
Свежие газеты ждут, что Вы полистаете их за завтраком, кофейные чашки нетерпеливо позвякивают, а стулья дожидаются момента, когда смогут подставить Вам свои изогнутые спинки.
Заходите  ли Вы позавтракать или забегаете быстро пообедать, а, может, приходите, чтобы вкусно поужинать – наша кофейня всегда ждет Вас.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26HW4.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">кофейня "traveler's coffee"</div>

<div class="saccita">6519 Savings Pl, Sacramento, CA 95828</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

0

2

«Вы – главный герой своей жизни! Вершите судьбу!».
Что за чушь? Кто придумал этот бред, что за бессмысленный набор слов? Эй, люди-газетчики, вы нормальные? В наше время вообще-то принято выдумывать пафосные заголовки и статьи, в которых ничего не кроется. Масс-медия упорно работает, этакая машина развлечений, чтобы развеселить людей от млада до стара. Интересно, что они могут предложить людям вроде меня?
У меня была жена. Ее звали Оливия. Теперь она умерла, и я вместе с ней.
Я сворачиваю газету в трубку, отбрасываю куда-то на другой край столика – и бумага, не удержавшись, падает на пол. Ну и черт с ним, уберут.
Я, вообще-то, очень не люблю выходить из дома в три часа дня, когда школьные уроки как раз заканчиваются, и крикливые мамочки ведут своих чадушек по домам. Потому что я эгоист и не хочу травмировать свою психику еще раз, уже который.  Меня раздражает вид счастливых людей, улыбающихся и смеющихся своим радостям. Потому что тогда сразу кажется, что все эти люди счастливы потому, что у меня счастье кто-то забрал. Закон сообщающихся сосудов, ну вы помните из школьной программы еще, да? А если долго думать об этом – рука сама тянется к старой двустволке, старой двустволке отца, которого я, кстати, называю не иначе как «сэр Генри» - меня так воспитывали.
Так вот. Если же отринуть все сомнения и начать палить по прохожим, то добра не будет. Я, конечно, уже заслужил славу социопата, но убийцей быть не хочу. Поэтому обычно я развлекаюсь тем, что рисую на бумажных стаканчиках забавные рожицы, а потом рву каждый из стаканчиков на мелкие огрызки. Не сильно-то помогает, если уж быть совсем честным. Наверное, психолог, к которому меня записала мама, был бы недоволен такими моими действиями. Но я – вот жалость-то! – ни разу у него не был. Потому что предпочитаю, чтобы в моих внутренностях, фигурально выражаясь, никто не ковырялся. Это только мне можно, и то редко, когда я совсем уж напьюсь и забуду о недумать.
Недумать, кстати, мое любимое слово. Это типа мантры, оно меня преследует вот уже год. Это уже почти как домашний зверек. Мы просыпаемся вместе, я и недумать, идем к окну, зачем-то стоим там долго и смотрим на улицу. Потом – завтрак или его подобие. Недумать любит молоко, я его ненавижу. Затем мы сидим в кресле – до темноты. Хотя иногда, стоит задремать, и недумать убегает, просыпаешься – а воспоминания тебя с головой захватили. Тогда обычно остается только обнимать голову руками, орать, драть ногтями стены, как будто я – кошка, которая хочет кота, да пить, пить, пить… До беспамятства.
Ладно, кому интересны мысли тридцатилетнего ипохондрика? Стой, Гарри, ты забыл, тебе уже тридцать один. Хэппи бездей ту ю, ха-ха.
Официнтка в белой юбке ставит передо мной чашку кофе с корицей. Я не люблю корицу почти также сильно, как молоко. Девушка растягивает губы в улыбке – мол, понравилось? Угрюмо утыкаюсь носом в чашку – мне не до общения.
Разобиженная мадам уходит. А я кошусь на газету, но поднимать ее не рискую – слишком много информационного мусора.
Зачем, спрашивается, я сижу в этой кофейне? Вы не поверите. Честное слово, не поверите. Я заказал девушку.
Нет, ну я не извращенец какой-то, да и потом, сексуального желания у меня не возникает уже дай бог памяти сколько. Да и поговорить я тоже не хотел, не знаю, чего я вообще хотел и чем думал. Это все Оливер, недо-друг, пере-приятель, зашел тут на днях, похлопал меня по плечу и сказал так с сожалением, мол, бабу тебе надо. Я поражаюсь, как он вообще в дом ко мне не побоялся зайти, а уж вопрос, как я его впустил, вообще не рассматриваем. Я ж социопат, помните? Привет, я Гарри, мне тридцать…а, нет, стоп, тридцать один, и я ненавижу людей.
Так вот. Я зачем-то позвонил в эскорт-агентство,  заказал девушку, назначил встречу в кофейне, и это б все ладно. Но ведь я собрался и пришел на эту встречу! Вопрос – зачем?
Черт знает. Мне неплохо в своем одиночестве. Никто не отвлекает меня от перелистывания старых альбомов, пьянки и грустного созерцания. Поговорить просто захотелось.
Сэндвич отдает песком и я откладываю его на край тарелки – ну нафиг. А дверь кофейни хлопает, и показывается на пороге девушка – блондинка, да еще в красном. Женщина-вамп, да уж.  Вот ко мне с моим везением придет баржа в капри и будет мне жаловаться на свою ужасную жизнь. Я, разумеется, разозлюсь и начну объяснять ей, что ужасная жизнь у кого-кого, но не у нее точно. Баржа обидится и пошлет меня подальше, стребует на чай и гордо удалится, а я в который раз подумаю, что я идиот.
Ладно, чего уж там. Сам виноват, в сущности.

+2

3

- Где тебя высадить, Бри?
- А? – мужской голос безжалостно врывается в мое сознание. Я вздрогнула и оторвала взгляд от запотевшего стекла автомобиля. – Разве мы уже приехали?
Бэн кивнул, а я принялась усиленно тереть окно, соображая, что нахожусь у дверей одной из местных кофеен города. Это шутка такая?
- Издеваешься? Если это шутка, то явно неудачная, - я закинула ногу на ногу, удобно расположившись на заднем сидении авто и полезла в крохотную сумочку за помадой.
- Нет, я проверил, клиент указал именно этот адрес, - Бэн припарковался у тротуарной дорожки и выжидающе постукивал пальцами по рулю автомобиля.
- Лучше не бывает, - я злобно захлопнула крышечку зеркальца и, освежив макияж, тряхнула копной кудрявых волос. - Что за идиот выбросит кучу денег на встречу в кофейне? - фыркаю, рассматривая свое отражение на запотевшем стекле.
Я потратила на прическу около часа. Я выбирала наряд и туфли добрых сорок минут и молчу в тряпочку об остальном. За каким, спрашивается, хреном? Чтобы меня привезли в какую-то забегаловку? Ради этого я изображаю щенячий восторг и преданно заглядываю в глаза чертовым "клиентам"? Потрясающе. Моя низкая самооценка упала ниже уровня канализационного люка.
А ведь я собиралась провести вечер в раковине пришельца-отшельника. Погулять с Робином, пройтись по магазинам, поругаться с сантехником, который во второй раз лохонулся с потайной системой труб. Ах, да, я еще собиралась в пух и прах разругаться со своим риеэлтором, ведь эта скотина продала мне новехонький дом, но умолчала о возможных косяках бывших владельцах. Настроение, вообщем, такое...Боевое. Поэтому только лишь заслышав в трубке знакомый голос, предупреждающий о том, что мои запланированные дела летят коту под хвост, мне захотелось разбить телефон о стену, не иначе. Но ничего не поделаешь – пришлось заставить свою тушку выбраться на свет Божий.
К слову, это мой первый выход в "свет" после возвращения из клиники. Я вернулась еще более подавленной, чем обычно, поэтому решила оградить свою персону от общения с внешним миром. Но и тут мне не повезло.
- Потрясно выглядишь, - подмигнул Бэн, рассматривая мою фигурку в зеркало заднего вида.
- Закрой рот и выключи печку, - не очень любезно отозвалась я, натягивая сползающее платье на грудь.
Почему красное? Потому что сегодня я очень злая и очень красивая.
- Во сколько тебя забрать? – спросил водитель, игнорируя мою первую и последнюю просьбу.
- Не знаю, я позвоню, - я уверенно толкнула дверцу автомобиля и уже собиралась выбираться наружу, как этот кретин снова окликнул меня.
- Бри, ты забыла свой плащ!
- Вижу, идиот! – я резко схватила легкий плащик с заднего сидения и от души хлопнула дверью. Бестолочь, можно подумать я бы не заметила.
Черный кадиллак неспеша тронулся с места, пару раз мигнув фарами на прощание. Я поежилась и поспешила нырнуть в теплую кофейню, чтобы не пришлось снова надевать плащик. Я же хочу произвести впечатление, в конце то концов.
Платье на месте, чулки поправила, сумочка на плече болтается – вроде ничего не забыла. Оглядываюсь по сторонам, выискиваю среди редких посетителей именно своего "клиента". Черт, не люблю я это слово, поэтому буду назвать его по имени. Гарри Бэррэт, именно так представился мой будущий собеседник. Я понятия не имею чем он занимается и что из себя представляет, так как прервала телефонный разговор с агентством раньше времени. Единственное, что мне удалось понять – он важная шишка. По описанию подходил молодой мужчина, уткнувшийся куда-то в свои мысли. Ага, отлично, цель найдена.
- Надеюсь, я не заставила себя долго ждать, -  нацепив на лицо улыбку, я плюхнулась на сидение, аккурат напротив мрачного рыцаря.
Избавившись от ручной клади, я привела волосы, с которыми уже успел поиграть ветер, в порядок, а после принялась разглядывать равнодушно-отсутствующее выражение на лице мистера Бэррета. Во мне что-то не так? Я плохо выгляжу? Ну да, после лечения в клинике я еще не успела набрать вес, но синяки под глазами замазала на отлично. Или он не любит блондинок? Может, не стоило одевать платье?
- Бри. И нет, меня назвали не в честь сыра, - я представилась и нервно улыбнулась, вынимая из сумочки пачку сигарет. – Не против?
Когда я нервничаю – я курю. А когда я курю, то мой большой и бесполезный рот занят. А если он занят, это значит, что я выгляжу как умная блондинка. Поправочка, как умная и очень молчаливая блондинка. На языке крутился вопрос типа "А что, мы так и будем здесь сидеть?","Мы никуда не опаздываем?", но я посчитала подобный поворот событий верхом неприличия. Вместо этого я с любопытством разглядывала мужчину напротив. Мистер Гарри Бэррэт выделялся на общем фоне, как, скажем, стол или стул, но пройдя мимо него на улице я бы обязательно обернулась. Есть в нем что-то такое, что не позволяет отвести взгляд или переключиться на другой объект. Всему виной - глаза. Я выпускаю из легких сигаретный дым, но никак не могу заставить себя посмотреть на стол или на салфетки.
- Не желаете сделать заказ? - к столику подоспела юная и очень сердобольная официантка. Она положила передо мной меню, но я к нему даже не притронулась. Зачем, если мы здесь ненадолго?
Я благодарно кивнула девушке в белом передничке и вновь переключила свое внимание на голубоглазого.
- Эм...- неуверенно начала я, подыскивая нужные слова, так как совершенно растерялась. - А куда мы поедем? - с надеждой в голосе спросила я, стряхивая пепел в прозрачную пепельницу.
Я не знала как начать разговор. Мне не хотелось. Вернее, хотелось только одного - чтобы это закончилось и поскорее.

+2

4

- Надеюсь, я не заставила себя долго ждать.
Да ты везунчик, Бэррэт! Та самая блондинка в красном, которая ну просто ослепительно прекрасна, и в другой жизни я бы обернулся ей вслед, так вот, та самая блондинка стоит перед моим столом и вовсе не напоминает баржу. Слушайте, тут должен быть подвох.
Я щурюсь, но киваю на место напротив меня. Развожу руками, мол, простите, мисс, сегодня вам надо побыть простой девчонкой.
Девушка, кстати, оказалась без комплексов и  шлепнулась на сиденье неподалеку от меня. Я подавил ухмылку – помнится, раньше мне нравились напористые. Вспомнить хотя бы Оливию, вот уже где была пробивная…. Стоп! Недумать, ко мне.
- Бри, - представилась блондинка. Я потер затылок ладонью. Она наверняка знает мое имя, но…
- Гарри Бэррэт.
Обычно услышав мое имя, люди начинают сразу же восклицать: «Тот самый Бэррэт? Тот, который построил памятник жертвам холокоста на главной площади? Тот, кто финансирует больницу?». Нет, это не я. Это мой папочка выкупает себе место в раю. Я же бездарно прожигаю жизнь, как говорит мама, пропиваю ее и прокуриваю. Плохой, плохой Гарри. Будь у мамы воля, она потыкала бы меня лицом в могилы моей семьи, причитая о том, что они не просто так умерли. Но знаете, все это чушь. И умерли они именно что просто так. Поэтому мне ничего не остается – только пить по-черному, да стулья в стены швырять.
Недумать куда-то убежал. Пришлось заказывать виски. Вот всегда так – впрочем, я даже люблю такой телепорт, потому что где бы ни заснул, просыпаюсь дома. Не знаю, какие силы вытаскивают меня из канавы или из паба, но утром я просыпаюсь на пороге дома, иногда в постели, иногда на лестнице. Но сам факт, что в своем доме. Алкоголь помогает забыть, я правда и вечера тогда не помню, но не помню и всего остального. Так проще. Наверное, мне нужно лечиться. То-то папа был бы рад: Гарри Гамильтон Бэррэт III загремел в наркологическую клинику. Какой пиар! Моему семейству, которое так заботилось о своей чести, разумеется, это было бы не на руку.
Я так погрузился в свои мысли, что и не заметил, как Бри закурила. Вот откуда берутся слухи, что Гарри Бэррэт – неучтивый кавалер. Впрочем, оно так и есть, кавалер из меня ужасный, вот Оливия..нет, стоп.
- Не желаете сделать заказ?
Нет, Бри отказалась. Кстати, Бри – это сокращение от какого имени-то? А то я люблю людей полными именами называть, а как же тут назвать, если не знаешь?
Официантка положила меню на столик и собралась было удаляться.
- Виски. Три четверти.
Если официантка и удивилась, кто пьет виски в три часа дня, или сколько там на часах, то виду не подала. Кивнула и удалилась, а я нагло залез в пачку девушки, которую та бросила на столик. Достал сигарету, засунул в рот.
- А куда мы поедем?
- Лично я – никуда. Я собираюсь напиться.
Будничный тон. Усталые глаза. Я такой милый на самом деле. Нет, подумать только, я заплатил кучу бабок, чтобы вызвать шикарную девушку, хотя для душевных разговоров мне бы и проститутки хватило, а теперь вынужден ее разочаровать тем, что вовсе не собираюсь вести ее в высший свет, как она привыкла. Ну да, кофейня и виски – все, чего можно ожидать от непутевого Бэррэта.
Наверняка, эта Бри – та еще штучка. Ну кто работает в эскорт-агентствах? Блондинки-содержанки, которых хлебом не корми, дай залезть в чужой карман. А я что, у меня и брать-то нечего. Да уж, облом по всем статьям.
- Я советую, - говорю я, выпуская дым изо рта, - Заказать себе что-то. Я плачу. Мы тут долго сидеть будем.
Впрочем, чего это я все решаю за девушку?
- Если ты хочешь – можешь идти, тебе же сначала, наверное, платят? Или давай я заплачу за потраченное время.
Боже, что я мелю? Чушь какую-то.
- Слушай, извини. Просто мне хотелось с кем-то поговорить.
И я уже наговорил достаточно. Так что лучше бы мне заткнуться. Я затушил сигарету прямо о стол и бросил на пол, фу, какой неучтивый.

+1

5

Когда я приду домой, то обязательно приготовлю себе лимонный пирог. Поставлю мясо мариноваться на ночь, потушу овощи на завтрашний обед, посмотрю перед сном "Вечернее шоу", потом кулинарный канал, а затем усну в своей большой кровати. Если, конечно, не вырублюсь на диване с Робином в обнимку. Черт, почему это платье постоянно сползает? Мне неудобно, молния сбоку врезается в кожу, а каблук на моих туфлях выше, чем я привыкла носить. Потеряла сноровку, наверное, за время своего продолжительного "отпуска".
Интересно, о чем думал мистер Бэррэт, произнося свое имя вслух? Ну да, я кивнула и уткнулась в недры своей сумочки в поисках сигарет. Мне нет дела до его имени - я отсижу свое заказанное время и свалю домой поближе к дивану и кулинарному каналу. Лимонный пирог, не забыли?
- Виски. Три четверти, - сначала мне показалось, что я ослышалась. Мотнула головой. Нет, со слухом все в порядке. С алкоголя день начинают либо аристократы-болваны, либо законченные алкоголики.
Помнится, я могла напиться уже к восьми утра. Женщина-дура, что с меня взять? А кто же господин Бэррэт? Что-то мне подсказывает, что первый вариант вкупе со вторым. Первый тревожный звоночек. Я нахмурилась, а потом стыдливо отвела взгляд, чтобы не глядеть на удаляющуюся официантку. Как картинка из прошлого, которое старательно желаешь забыть.
Хамство! Нет, мне не жалко сигарет, я поражена тому, с какой легкостью он берет в руки мои вещи. Мои. А я собственница. Молча откидываюсь на спинку стула, скрещивая руки на груди. А этот Гарри не так прост, как кажется на первый взгляд. И пусть Вас не вводят в заблуждение его дивные печальные глаза и длинные ресницы. Хам! Но настолько очаровательный, что во мне проснулось нездоровое любопытство. Я люблю мужчин, которые в состоянии бросить мне вызов. Составить конкуренцию. И пусть Вас не вводит в заблуждение моя ангельская внешность и по-детски надутые губки. Что ж, посмотрим кто кого.
- Лично я – никуда, - не меняя ехидного выражения лица, закидываю ногу на ногу. - Я собираюсь напиться.
Бинго! А я так и знала, я подозревала. Но, посмотрите, с каким душевным надрывом он произнес эту фразу! Уляля. И даже его низкий, но такой приятный слуху, прокуренный голос не способен меня переубедить. Итак, методом научного тыка я вычислила типичного мужика, обиженного жизнью.
- Как скажешь, - просто и с улыбкой заявила я, пожимая плечами. - Ты всегда открываешь алко-тур в обеденное время?
Стараюсь выглядеть как можно более непринужденно. Любопытствую невзначай, но наверняка. Кто же обвинит блондинку в любопытстве? Не смешите, право же. Плевать, что мы не попремся в какое-нибудь жутко пафосное место для зануд - мне интересно и на планете Гарри Бэррэта.
- Я советую, - наш герой картинно курит, а мне стало не по себе от пристального взгляда его глаз. - Заказать себе что-то. Я плачу. Мы тут долго сидеть будем.
Я молча смотрю на него. Он издевается? У него чувство юмора такое, что ли? Или я совсем от жизни отстала? Только я открыла рот, чтобы возразить, как у столика материализовалась сердобольная официантка. Она поставила перед мрачным рыцарем дозу отборного алкоголя и уже собиралась смыться, как на этот раз тормознула ее я.
- Принесите мне то же самое, - не ожидали да? Вот такая я внезапная. Бывшая алкоголичка, которая вот так просто решила заказать себе виски посреди бела дня. - Пожалуйста.
Что-то из оперы "шапку не надену, уши отморожу, пусть маме будет хуже." Не знаю за каким хреном я подталкивая себя обратно на скользкую дорожку, усыпанную цветастыми бутылками. Я еще не придумала. Еще не решила что буду делать со своим граненым стаканом самого Сатаны. Ну да ладно, все не так уж и страшно на самом деле. Девушка кивнула и испарилась.
- Если ты хочешь – можешь идти, тебе же сначала, наверное, платят? Или давай я заплачу за потраченное время, - а вот тут я уже надулась и оскорбилась до глубины души.
Зачем он разговаривает со мной как с проституткой из мотеля? Я, между прочим, занимаюсь всей этой хренью только для того, чтобы не разочаровать близкого мне человека. Думаешь, вот так легко и просто выдавливать из себя улыбку по щелчку пальцев, а после чувствовать себя бездушной марионеткой, смывая в ванной остатки макияжа перед сном? Нет. Ты, мать твою, нихренашечки об этом не догадываешься.
- Знаешь, тебе не обязательно вести себя, как придурок, - я сложила руки в замок и наклонилась через стол поближе к своему собеседнику. Улыбаясь своей самой милой улыбкой, разумеется. - Оставь свои деньги, я никуда не пойду. И, для справки, я не проститутка. Деньги можешь перечислить непосредственно агентству.
Я заметно погрустнела и обратно откинулась на спинку стула. Зачем задевать мои чувства этими бумажками? Какой же Вы невоспитанный, господин Бэррэт!
На мое счастье снова материализовалась официантка. Она с грохотом поставила стакан прямо перед моим носом, а после с гордостью удалилась. О, алкоголь! Как вовремя. Самое время сделать глоток и включить режим стервы в более привычное для меня "оn".
- Слушай, извини, - медленно поворачиваю голову в сторону хама. - Просто мне хотелось с кем-то поговорить.
Поговорить? Поговорить?! Серьезно? Заведи себе хомячка и с ним разговаривай! Кажется, я дошла до той степени раздраженния, когда влегкую смогла бы плеснуть отборным виски в его печальную самодовольную физиономию.
- Поговорить? Ты пригласил меня сюда, чтобы поговорить? - с раздражением в голосе переспрашиваю я, следя глазами за несчастным сигаретным бычком, который Гарри безжалостно отправил на пол.
И тут я сделала то, на что при обычных обстоятельствах ни за что не согласилась бы. Встала со своего стула и медленно прошествовала к мягким сидениям с подушками, где и покоился мой спутник-алкоголик. Повезло, что рядом с ним никого не было и для моей тощей задницы нашлось место.
- Ну, давай поговорим, - спокойно говорю я, плюхаясь рядом с господином Бэррэтом близко-близко. Настолько близко, чтобы ему стало некомфортно от одного моего присутствия. Да, я тоже могу быть бестактной.
- О чем ты хочешь поговорить? - томно спрашиваю я, закуривая очередную сигарету. - О голодных детях в Африке? О пользе социальной рекламы? О политике? М? - выдыхаю сигаретный дым куда-то в сторону, притягиваю к себе бокал с виски.
Я захотела сделать глоток, но у меня ничего не вышло. Один лишь только запах этого напитка, запах, возбуждающий меня всего пару месяцев назад, вынудил поставить бокал обратно на ровную поверхность стола. Черти, не получилось понтануться.
- Эй, - выпустив очередной клуб дыма наружу и закинув ногу на ногу так, чтобы показался кружевной край моих чулок, я жестом подозвала официантку. - Принесите мне салат с курицей, печеного лосося под соусом, шарик мороженного и клубничный коктейль. А, и еще виски. Два, - кричу я почти через весь зал, но меня это ничуть не смущает. Я хочу немножечко поиграть.
- Не волнуйся, я поделюсь с тобой, - придвигаюсь к Бэррэту еще ближе, чем раньше.
Сейчас, кажется, я могу пересчитать веснушки на его лице. Все до единой. Как думаете, он уже пожалел о том, что вообще со мной связался?

+1

6

- Ты всегда открываешь алко-тур в обеденное время?
- Обычно это бывает еще раньше, но сегодня – особенный день.
Бэррэт, ты точно свихнулся! Что за ерунду ты городишь? Наемной партнерше вовсе ни к чему знать о том, что ты напиваешься почти каждый день.
Людям совершенно плевать на чужое горе. Знаете, недавно заметил. За всеми словами соболезнования обычно не кроется совершенно ничего. Люди кивают, строят озабоченные рожицы, но на самом деле им плевать. Поэтому не думайте, что я буду обнажать свою душу этой Бри, которой тоже плевать – да-да. Девочка шла хорошо провести время. Я совершенно отстал от жизни, я даже не знаю, что, в общем-то, входит в ее обязанности. Я должен отвезти ее куда-то в дорогое место? Или может, она ждет секса? Или ничего не ждет? Почему мне не рассказали об этом, когда я заказывал девушку? Плохо работаете, господа.
- Принесите мне то же самое.
Я, конечно, поперхнулся дымом сигареты. Ничего не сказал, отвел глаза и снова затянулся – но, простите, три четверти виски? В обед? Для хрупкой блондинки? Она думает, что я потащу ее домой? Если мне повезет, то через пару часов я опять засну в канаве, так что пусть не рассчитывает. Это мне-то плевать, а вот Бри, наверное, будет жалко испачкать свое красное и короткое платье, которое привлекает взгляды всех мужчин в кофейне. Эх, Гарри, совсем ты скопытился, даже не посмотрел в аппетитный вырез на груди. Уж не сочтет ли это Бри оскорблением?
Официантка все еще стояла около столика, будто поджидая, что я опровергну заказ. Наивная. Ведь не мне решать, пить моей новой знакомой или нет. Я кивнул, а потом внезапно решил:
- А несите-ка бутылку. Всю. Непочатую.
Официантка выразила своим видом презрение к непочтенному сыну Бэррэтов и удалилась. Я хмыкнул.
- Знаешь, тебе не обязательно вести себя, как придурок.
- Прости. Так вышло.
Вы услышали в моем голосе хоть капельку сожаления? Нет? Вот и я нет. Пора бы научиться просить прощения за свою невежливость.
Сказать по правде, я таким не был.  Я хорошо воспитан и знаю, что можно говорить в приличном обществе, а что нельзя. И Бри обидеть я точно не хотел. Просто после смерти Оливии, а самое главное, после смерти моей дочери, я понял, что все эти манеры не дают ровным счетом ничего. Они не приносят счастья, они не помогают в жизни. И как-то быстро все забылось – в какой руке держать фуршетную вилку, что говорить даме, которая входит в комнату. Вот и сейчас я веду себя как свинья, потому что если секс-услуги не предусмотрены контрактом моей спутницы, то я по-настоящему ее оскорбил. А значит, она может встать и плеснуть мне в лицо виски – и гордо удалиться. Странно, почему она так еще не сделала.
Официантка приносит бутылку спиртного, не высший класс, конечно, как пьет моя семья, но тоже сойдет. Я сдираю пробку, разливаю янтарную жидкость по стаканам, подвигаю один Бри. 
- Ладно. Давай заново. Я Гарри Бэррэт. Мне хреново и я не знаю, зачем я тебя позвал. Это не свидание, и вообще черт знает что. За знакомство.
Я двигаю свой стакан к ее, не отрывая его от столешницы, чокаюсь и залпом опрокидываю спиртное. Жидкость льется в желудок, в груди становится тепло. Еще пара стаканов, и виски будет идти сразу в голову – и тогда я потеряю самообладание, разгромлю чертов бар и поплетусь куда-то, как мне кажется, домой. Спросите, зачем я напиваюсь, если знаю, что так будет? А все просто. Недумать мне тогда не нужен. Я забываю. Моя маленькая терапия, лучше всяких психологов. Временная амнезия, хотел бы я иметь память, как у рыбок. Забывать то, что было минуту назад.
Впрочем, я не хочу забывать свою семью. Я просто хочу, чтобы мне было не больно. Чертовы врачи не прописывают снотворное и обезболивающее, приходится топить себя в алкоголе.
- Поговорить? Ты пригласил меня сюда, чтобы поговорить?
- Ты же сама сказала, что не проститутка, - парировал я, потирая глаза ладонями. Хотя секс-то интересует меня меньше всего, - Впрочем, если бы ты ей и была – мне это не нужно.
И вот тут Бри меня удивила. Встала, обошла столик и плюхнулась рядом со мной. Да уж, поистине необыкновенная девушка, другая бы уже давно сбежала от меня-идиота, а эта сидит, смотри ты, да руку к стакану с виски тянет.
- Ну, давай поговорим.
Она прижимается ко мне своим бедром, и я тут внезапно думаю, что это мне секс не нужен. А вот ей – кажется, она не против.
Жму плечами, отодвигаюсь немного. Секс – это не ко мне.
- О чем ты хочешь поговорить? О голодных детях в Африке? О пользе социальной рекламы? О политике?
Бри захотела отпить виски, но почему-то поморщилась и не стала пить. Я посмотрел на нее с интересом. Проблемы с алкоголем? Ого, да ты подруга по несчастью!
Блондинка тем временем ведет себя вызывающе – демонстрирует всем свое нижнее белье, кричит на весь зал. Если бы это меня волновало… Но нет, я смотрю на это сквозь пальцы, хотя соседние столики уже косятся на нас. Смешная парочка – парень в потрепанных джинсах и девушка в вечернем платье. Привыкайте, мистер гари Великолепный на сцене!
- Не волнуйся, я поделюсь с тобой.
- Ешь на здоровье, я не люблю закусывать, - сообщаю я и снова опрокидываю стакан.
И через полчаса, приговорив почти бутылку в одиночку, я что-то жарко доказываю Бри, а полное имя ее, оказывается – Бриджет.
- Туманы Англии не позволяют устанавливать там солнечные батареи, и если анализировать рынок, то видно, что неоправданно большое количество денежных средств тратится на обеспечение…
А вы думаете? Я ж не тупой все таки, меня тянет обсудить мировые проблемы. Лучше их, чем автомобили. Потому что тогда я медленно скачусь к… Ну-ка, Бри, давай еще выпьем!

+1

7

Нервно стучу пальцами по поверхности стола. Что значит "сегодня особенный день"? Это значит, что сегодня он пьет меньше, чем обычно, или наоборот? Черт, голубоглазый меня совсем запутал. Мне никак не удается раскусить его, добраться до таинственной середины. Быть может, оно и к лучшему - мой интерес не угасает, а это значит, что я могу развлечься прежде, чем утолю свое любопытство.
Мне снова интересно. Я подпираю щеку рукой и пытаюсь сообразить - кто же из нас идиот? Этот Гарри, который, по ходу, ошибся в выборе эскорт агенства, я со своим везением или девочки, что заседают в нашем офисе каждый божий день? Нет, я этого так не оставлю - завтра же явлюсь в Платинум и устрою скандал! Кого мне подсунули? Этот Бэррэт совершенно не связан с мафией или прочим дерьмом, от которого я предпочитаю держаться подальше. Хотя у меня есть еще один вариант - Боженька опять наказывает меня за многочисленные грешки. В церковь сходить, что ли? Эй, официант, у вас есть святая вода? Разбавьте мой виски, пожалуйста!
- А несите-ка бутылку. Всю. Непочатую, - я подозревала, что все обернется именно так.
Делаю жест в стиле рука-лицо, так как бороться с позывами к пьянству бесполезно. И почему нельзя просто сказать "Бухать не хорошо, положи на место"? Что же, сегодня игра идет не по моим правилам.
- Прости. Так вышло, - совершенно равнодушно брошенная мне фраза. А где сырный соус? Я не буду есть ее сырой.
- Ничего. У нас в Германии и за меньшее расстреливали, - непринужденно пожимаю плечами, оглядывая пустым взглядом зал. - Шутка.
Лицо у меня такое, словно я произношу речь на поминках, но не как не шутку. Мое чувство юмора, по видимому, осталось где-то за дверью. Бог мой, надо бы забрать его обратно - там же холодно, замерзнет. Чай, не май месяц уже. Скоро Рождество, улыбки и подарки. Именно в эти моменты до меня доходит истинный смысл создания семьи - тебе не приходится встречать Рождество в одиночку с китайской едой и дешевым теле-шоу на вынос.
- Ладно. Давай заново, - о, в ком-то проснулась совесть? Она есть, она существует! - Я Гарри Бэррэт. Мне хреново и я не знаю, зачем я тебя позвал. Это не свидание, и вообще черт знает что. За знакомство.
- Бриджет ван дер Берг, - деловито представляюсь, откидывая прядь кудрявых волос назад, - жаль визитку не захватила.
Я широко улыбнулась. На самом деле мне хотелось сказать что-то гадкое, но, услышав, что моему собеседнику хреново, я решила умерить свой пыл. - Хреново? На сколько по десятибальной шкале?
Лукаво улыбаюсь, стараясь перевести неприятную тему разговора в шутку. Ну, или на худой конец сгладить напряжение. Мне давно не признавались в этом "хреново" - чаще я слышала от мужчин что-то вроде "Ты ниибаца какая красивая" или "Не хочешь сходить куда-нибудь?", ну или совсем из ряда вон "Прыгай в тачку - красивая, поехали кататься!"
- Ты же сама сказала, что не проститутка, - ура, мне удалось отстоять свою честь, пусть и таким не совсем красивым способом. - Впрочем, если бы ты ей и была – мне это не нужно.
Нет, Вы слышали это? Вы ЭТО слышали? Всем нужно, а ему не нужно. Хочется взять этого недоумка за плечи и потрясти хорошенько со словами "Серьезно? Нет, серьезно?". Если бы не макияж, то и я бы потерла удивленные глазки. Ну ладно, ковбой, этот раунд ты выиграл.
А с другой стороны...А с другой стороны он не считает меня проституткой. Это ли не повод расслабиться? Я могу ровно дышать, не ожидая, что господин Бэррэт вдруг начнет лапать мои коленки или лезть под юбку. Бог мой, какая редкость для моей профессии.
- Спасибо, что предупредил, - высокомерно вздергиваю носик, - это очень ценная для меня информация.
Надеюсь, он понимает, что я опять издеваюсь? От безделья я прокручиваю в голове наш разговор и в моем мозгу запоздало всплывает слово "свидание". Странное и такое чужое на вкус. Я не была на свидании...Ну...Никогда. Всякие цветочки-поцелуйчики у двери всегда были для меня чем-то неизвестным, то, чем я наслаждалась с экрана телевизора. В реальной жизни все происходит совсем иначе - ты влюбляешься, теряешь голову, теряешь самоуважение, контроль, и вязнешь в болоте собственных чувств и эмоций, не способная самостоятельно разобраться во всей этой чепухе в силу возраста и отсутствия опыта. Вот она, какая любовь, а Вы как думали? Оставим свидания для кино, а виски и мрачного рыцаря напротив - для моей реальной жизни.
Ага, мой коварный план сработал - Гарри чувствует себя неуютно в моем обществе, ему даже неприятно контактировать со мной и кусочком своего тела, насквозь пропитанным алкоголем. Помнится, он хотел шлюху - он ее получил. На моих губах победная ехидная ухмылка - да, я такая, если меня разозлить. Не советую экспериментировать.
- Ешь на здоровье, я не люблю закусывать, - отчего-то захотелось связать этого глупца и запихать ему в рот кусок свинины. Нет, ну кому он хуже-то делает? И если мистер Бэррэт считает, что я от него отвяжусь - он глубоко ошибается. Не хочет - захочет. Не любит - полюбит. А у меня хороший аппетит и я этого не скрываю.
Мне неприятно, что бокал виски смотрит прямо на меня. Почему бы не заказать вина, например? Непременно белого! Или, может, красного? Под цвета лака на моих ногтях. Я чувствую отвращение, когда рука Гарри вновь и вновь подносит бокал горячительной жидкости к его губам. Хочется разбить бутылку о стену и никогда не вспоминать о том, что она вообще когда-то стояла в центре нашего столика.
- Может, тебе уже хватит? - робко, с надеждой в голосе спрашиваю я, разделываясь с лососем и запивая все это дело молочным коктейлем. А Вам слабо?
Но, увы. Вряд ли этот болван меня послушает. На его бледных щеках заиграл румянец, а язык сам собой развязался. Ясно. Напился.
- Туманы Англии не позволяют устанавливать там солнечные батареи, и если анализировать рынок, то видно, что неоправданно большое количество денежных средств тратится на обеспечение…
Точно напился, отвечаю. Туманы Англии...Вы слышали? В мозгах у тебя туман, Бэррэт! Как мы запели, как заговорили. Как жаль, что у меня нет настроения вести псевдо-светские разговоры в этот злосчастный день и час. Я ловлю себя на мысли, что вообще ни о чем думать не могу.
- К черту Англию, - я хлопнула ладошкой по столу, отчего пожилая пара за столиком напротив нервно оглянулась, - ветровые генераторы обошлись бы дешевле! Предлагаю поставить один из них прямо на Биг-Бэн.
Заливисто смеюсь, касаясь острыми лопатками мягкого сидения. Нет, я совершенно не пьяна, просто мне весело. Наверное. Я еще не решила. Внутри какое-то смешанное чувство и я еще не поняла на что это похоже.
- А ты симпатичный, - неожиданно для себя заявляю, вновь подпирая щеку рукой и провожая взглядом хер знает какой по счету бокал в руках голубоглазого.
И я бы наверняка в очередной раз сказала гадость или отшутилась, но телефон в крохотной сумочке, что я оставила на своем стуле, завибрировал. Ну вот, опять! Кого там черти принесли? Без нотки стеснения я привстала, перегнулась через стол, отчего бедняга пошатнулся, звякнув бокалами, чуть не угодила в салат грудью, но выудила айфон на свет Божий. Не глядя нажимаю на сброс. Я же на работе в конце-концов.
- Так что там про Англию? - наблюдаю за тем, как тает мое клубничное мороженное в вазочке и делаю вид, что мне интересно поддерживать эту беседу. На самом же деле я просто хочу послушать господина Бэррэта.
Настырный айфон, который я положила аккурат перед собой, снова завибрировал. Да еб...Что на этот раз? Надеюсь, что-то срочное. Беглый взгляд на табло - упс, входящий звонок от Джереми.
- Прости, это по работе, - я мило улыбнулась и отвернулась в сторону, поднося трубку к уху. - Я сейчас занята, не могу говорить. У тебя что-то срочное?
Но Джереми и его словесный понос просто не остановить. А с каким воодушевлением он сообщал мне о том, что престарелый мистер Майерс, который очень любит присылать розовые орхидеи после обеда, которые я в свою очередь тут же отправляю в урну, изъявил желание в очередной раз блеснуть своей подружкой-блондинкой на людях.
- Что? - раздраженно переспрашиваю я, - Нет, Джереми, нет, - пытаюсь возразить я, не замечая, как повышаю голос. - Твой обожаемый мистер Майерс только и знает, что хватать меня за зад! - парочка за столиком напротив снова обернулась, а я поддалась на хладнокровные манипуляции своего босса, лишь только услышав сумму. - Ладно, твоя взяла. Я пойду. Но весь прием простою, прижавшись спиной к стене.
Нажала на сброс и мысленно вернулась к своему горе-собеседнику. Ты опустошил почти целую бутылку? Серьезно?
- Черт, - запускаю обе руки в волосы, переваривая только что поступившую информацию. Ну вот, опять придется куда-то пилить завтрашним вечером. - Звонок от босса, - я виновато улыбнулась и вновь нацепила на лицо маску ни чем не обремененной дурочки, чтобы не выдать своего разочарования. - Хочешь мороженное?

+1

8

- Хреново? На сколько по десятибальной шкале?
- На двенадцать.
Гарри – ты мастер кадрить девушек. Нет, в самом деле. Оливер бы убил меня, если бы узнал, что вместо секса с жаркой блондинкой – а он именно на это и намекал подсовывая мне телефончик эскорт-агентства – я буду капать ей на мозги и бухать с ней напару. Ну простите, как уж получилось.
Знаете, на самом деле, странно, что я ее еще не напугал. Наверняка в ее работе на одного нормального парня приходится пять извращенцев. Я, как настоящий эгоист, думаю, что я нормальный, но на самом деле я явно похож на психа – заплатить кучу бабок (ладно, уж это меня не волнует) за «поговорить»? Да еще напиться дешевым виски?
Если бы я приглашал кого-нибудь в дом, я бы дал ей попробовать настоящий, хороший, коллекционный коньяк. Иногда, когда мне становится грустно, я бью бутылки дорогого пойла – папа все равно купит еще. Ей бы понравилось, почему-то думаю я.
У меня была жена. Ее звали Оливия. Она умерла, и я вместе с ней. Наверное, мне не стоило замыкаться в своем горе, еще тогда, год назад, когда… да ладно, черт с ним. Почему бы не вспомнить на минуточку? Честное слово - всего секунда.
В тот день тоже была вот такая погода. Сначала солнце, а потом дождь. Как я только позволил ей сесть за руль? Она недавно получила права, чувствовала себя неуверенно за рулем… И почему, почему она не вызвала няню? Почему она взяла нашу дочь с собой?
Иногда, когда я напьюсь, я начинаю во всем винить Оливию. Потому что она ушла и унесла с собой Сьюзен – и оставила меня в тридцать – эгей, ты не забыл, тебе уже тридцать один! – у разбитого корыта. Моя жизнь совершенно ничего не значит. Дерьмо.
Тот, кто сказал, что время лечит, видимо, забыл добавить, как много этого самого времени может понадобиться. Потому что прошел год, а мне не легче. Я кутаюсь в свое горе и не желаю из него вылезать. Я говнюк? Возможно. Я помню, как первый раз плакал в объятиях отца, когда он приехал ко мне тем же вечером в офис. Я не знал, что делать. Я позвонил ему и сказал:
- Оливия умерла. И Сьюзен тоже.
И он заплакал, честное слово, заплакал, он плакал не о моей жене, но о своей внучке. А я стоял, как громом пораженный, потому что даже не успел выйти из офиса, когда мне сказали, что ничем не помочь. Я положил трубку на стол и ждал, пока он приедет, нелепый, в пижамных штанах. Ждал-ждал, а когда он приехал и обнял меня – заплакал уже я. Почему-то совсем не унизительно вспоминать об этом. Я тряпка.
- Может, тебе уже хватит?
Оно бывает. Если погрузиться в воспоминания с головой, не замечаешь, что ты, оказывается, уже стакан об пол разбил, да выпил остатки спиртного.
- Официантка, - пьяно кричу я, - Еще бутылку!
Еще немного, и они выгонят тебя, Гарри, проносится в голове, но я остервенело срываю пробку с бутылки и пью виски большими глотками. Горло жжет
- А ты симпатичный, - сообщает моя девушка – интересно, могу я называть ее так в этот вечер? и смеется. Она не пьет, только ест еду, приготовленную в этой мерзкой – почему она вдруг кажется мне мерзкой? – забегаловке.
- Ты тоже ничего, - отвечаю, ни в чему не обязывающий легкий флирт. Вообще-то, я не умею флиртовать. С Оливией этого было не нужно, она смешно морщила нос и говорила: «Янки, да ты свихнулся?». Да, милая, окончательно и бесповоротно.
Потом я опять пью. Подозрительно быстро вторая бутылка подходит к концу, и я даже немного готов ругаться с местным начальством – они что, бадяжат виски? Почему я еще не валяюсь на полу, почему я еще помню? Мне это совсем не нравится, мы так не договоривались.
А потом у Бриджет ванн дер Берг – наверное, она родовитая, папе бы понравилась девушка с такой фамилией – звонит телефон. Она почти укладывается на стол в тщетных попытках достать сумочку в цвет ее чулков, и наконец достает ее. Я равнодушно курю, снова пью, опять курю. Люди косятся на нас – мы представляем собой диссонанс, и им это не нравится. Шикарная блондинка и потрепанный жизнью мужик – нет, это вовсе не голливудская сказка с хорошим концом.
- Хочешь мороженое?
- Нет, не хочу. А кто такой мистер Майерс? Типа постоянный клиент?
Я злой сегодня. Сам не знаю, как так вышло, что пепельница, полная окурков, внезапно слетела на пол, и, о ужас, виноват в этом был я.
Я поднимаю глаза на свою спутницу, извиняюсь, блеснув глазами.
- Он платит больше?
Похоже на аукцион?
- Тебе надо уже уйти?
И в голову приходит решение:
- Если я заплачу больше, ты останешься?
Звучит наверняка ужасно, но мне очень не хочется, чтобы она уходила. Только вот не надо тут петь про любовь с первого взгляда, про всякие ванильные сцены. Мне просто не хочется, имею я право на желание? Я не так уж много хотел в этой жизни, в последний же год вообще обходился минимумом. На моих счетах куча денег, но тратить их некуда – моя дочь никогда не пойдет в колледж. Так могу я потратить их на развлечения?
- Останешься?
Да, Гарри, ты разучился просить людей. С какой стати ей оставаться – неучтивый ты хам?
- Пожалуйста. Оставайся.

+1

9

Странно слышать, что кому-то так же хреново, как и мне. Вернее, мне не просто хреново, мне тупо никак. Я устала жить в непросветной темноте, но и при искрящемся свете моя жизнь невыносима. Поэтому я где-то между, так старательно свожу свою жизнь на "никак". Никаких эмоций, никаких приключений на пятую точку. Ничего. Ни-че-го. Только прогулка с собакой перед сном и все. Проще простого засунуть себя в капсулу до лучших временем, нежели биться в истерике каждый божий день, виня всех и вся в том, что я такая неудачница. До лучших времен, помним. Когда-нибудь они обязательно наступят. А пока что будем считать, что я сдала себя в музей имени Неудачницы Бри. Посмотрите на меня! Я живу совсем не так, как бы мне хотелось, я занимаюсь не тем, чем бы я хотела. Дошло до того, что я сижу совершенно не в той одежде, в которой вышла бы из дому в любой другой день, когда не приходится строить из себя фифу. Почему я никогда не делаю то, чего хочу?
- Двенадцать? - я присвистнула. - Да, хреново быть тобой, - заявляю с неподдельным оптимизмом в голосе. Ну да, бедный Гарри, ему от чего-то так плохо, но если я начну его жалеть, то он меня возненавидит. Мужики вообще не любят, когда их жалеют. Мне кажется, что Гарри очень одинокий человек, раз докатился до "свидания" с незнакомой девушкой сомнительной репутации и не менее сомнительным родом деятельности.
Пока я путаюсь в тумане мыслей, неугомонный Бэррэт просит принести бутылку. Еще одну. Бутылку виски. Господи, да я воды столько за день не пью - куда в тебя влезает-то? Меня передернуло от вида коричневатой жидкости и его бокале, я предпочла закурить, чтобы немного отвлечься. Ловлю себя на мысли, что мне хорошо. Нет, ну правда хорошо, в самом прямом смысле этого слова. Не так хорошо, как бывает от алкоголя, когда голову просто вырубает, а как-то легко. И пусть этот Бэррэт тот еще хам - меня это ни сколечки не смущает. После совместной жизни с Ричардом я разучилась обижаться на банальности.
- Ты тоже ничего, - отличный комплимент, Гарри, просто класс!
Девушки любят слышать в ответ что-то подобное. Ладно, я не буду вредничать, а просто спишу эту "приятность" на то, что голубоглазый плохо ознакомлен с тем, что находится у меня под одеждой. И нет, я сейчас не о том, о чем Вы успели подумать, мои маленькие извращенцы.
- Нет, не хочу, - Гарри отказался от моего щедрого предложения и мне ничего не оставалось, как отправить ложечку мороженного себе в рот. - А кто такой мистер Майерс? Типа постоянный клиент?
Спасибо, Бэррэт, я чуть не подавилась. Пару раз кашлянув в кулачок и выпучив глаза от столь неожиданного вопроса, я напряглась каждой клеточкой своего тела. Какое тебе дело, а? Зачем суешь нос? Я не хочу об этом говорить.
- Нет, он просто мудак, - холодно отозвалась я, вспоминая, что мистер "постоянный клиент" коллекционирует чучела белок. Брр, гадость то какая, согласитесь. Да и разговоры о мертвых белках как-то не особо располагают к теплым дружеским беседам. Я молчу о том, что порой мне хочется прилепить на лоб мигающую вывеску "Интим не предлагать" как раз для таких настырных, как этот Майерс.
- Он платит больше?
Ох, не судьба мне доесть это чертово мороженое!
- Какое тебе дело сколько он мне платит? - равнодушно отозвалась я, желая как можно скорее замять денежный вопрос. В эту минуту я чувствую себя очень уязвимой. - Просто пей свой виски.
Переполненная пепельница полетела к чертям, то есть, на пол, практически в самую преисподнюю. У нашего столика моментально нарисовалась недовольная официантка, а мой телефон опять завибрировал. Я закатила глаза и не глядя нажала кнопку отмены входящего вызова. В следующий раз просто оставлю его дома.
- Тебе надо уже уйти?
Кажется, мистер зануда считает, что я хочу свалить. Ну, а что, собственно, он должен был думать? Я постоянно хватаюсь за телефон, мне названивают какие-то странные мужики и мое мороженое почти растаяло. Точно так же, как и я. Сейчас я напоминаю себе ложечку подтаявшего клубничного мороженого.
- Ну...эээ, - замялась я, полностью вырубая телефон, чтобы не повадно было названивать, ага.
- Если я заплачу больше, ты останешься? - фраза, которая выбивает меня из колеи.
- Почему ты считаешь, что я сижу здесь с тобой только из-за денег? - как-то слишком серьезно и напористо спрашиваю я, снова придвигаясь ближе. На этот раз я скорее в недоумении, нежели желаю отомстить за только что сказанную голубоглазым фразу. - Не нужны мне твои деньги, Бэррэт. Лучше купи себе конфет или попугайчика.
Не хочется расстраивать этого оболтуса, но сегодня мне никто не заплатит. Я провожу время впустую и, собственно, могла бы развернуться и уйти еще в тот момент, когда он заговорил со мной о постоянных клиентах, но задница будто приросла к мягкому сидению этой чертовой кофейни.
- Останешься? - я разобижено надулась и отвернулась, гордо задрав носик. - Пожалуйста. Оставайся.
Хорошо, что Гарри не видел как сильно округлились мои глаза от удивления. Пожалуйста? Оставайся? Нет, он серьезного этого хочет? Ну я же баба стальная, меня подобными глупостями не проймешь, но было одно маленькое "но" во всей это причудливой истории - никто и никогда не просил меня остаться вот так просто, искренне. Почему-то из уст голубоглазого это не звучало пошло (а я уже успела наслушаться, поверьте), а как-то даже по-особенному трогательно. И я, как полагается настоящей женщине, сдалась.
- Останусь, - твердо, серьезно, еле слышно произнесла я и откинула волосы назад, вновь разворачиваясь к своему собеседнику. - Только ради Бога прекрати.
Мне не понравилось, что мне понравилось. Чушь, правда?
Я наблюдаю, как к нашему столику приближается сердобольная официантка, а рядом с ней вышагивал, по всей видимости, администратор.
- Вон, вон, это они разбили пепельницу и намусорили! - ее костлявый палец указывает прямо на нас, а я понимаю, что нужно срочно хватать Бэррэта в охапку и драть когти, иначе скандала не избежать.
- Кажется, это за нами, - я приподнимаюсь с места и шепчу Гарри, - а вот теперь давай сюда свои деньги.

► ► ► вывалились из кофейни, пошли на набережную

+1

10

Я наконец-то увидел свою любовь, ту, которая  заставила мое сердце биться чаще, ту, которая сделала мою жизнь куда более насыщенной, чем раньше. Я вхожу в эту кофешку и сразу вижу странную картину, блондинка сидит с каким-то мужчиной и обсуждают что-то между собой.
- Он платит больше? – Я очень удивился услышав такое от мужчины в возрасте, тем более еще и пьяного , но потом я сразу услышал дерзкий ответ от девушки:
- Какое тебе дело, сколько он мне платит? - Такого дерзкого ответа он не ожидал услышать от такой на виде воспитанной, прелестной дамой, но что я могу поделать? Каждый живет, как он хочет и разговаривает, как он хочет. Вдруг  какой-то человек показал на них пальцем и они мигом умчались. Гм, что же они натворили? Ладно, это не мое дело. Я сел за свободный столик и позвал официанта:
- Официант! – И мигом ко мне подбежал официант и робким голосом спросил:
- Что вам? – Ну, а что может просить такой человек как я? Тем более еще рокер, а так же у которого случилось самое лучшее событие в жизни – влюбился:
- Мне пожалуйста бутылку коньяка самого дешевого и какого-то салата.   – Я достал свой бумажник и посмотрел на мои средства и пересчитал. Я конечно думаю, что мне хватит, но мало ли, жизнь это же такая штука, что не срачка, так понос! Официант ушел, а я сидел и думал об жизни, об будущем, об группе, как я её соберу… Вообщем, сошелся на том, что будет, то будет. Я достал свой телефон и зашел в интернет, так сказать, в ожидании чуда. Чудо к нему не пришло и он выключил интернет, достал плеер и стал слушать старый добрый рок:
- Bury all your secrets in my skin
Come away with innocence, and leave me with my sins
The air around me still feels like a cage
And love is just a camouflage for what resembles rage again…
- Я уже начал засыпать под рок, как тут подошел официант и сказал:
- Ваш заказ, сэр. С вас ровно 20 долларов – Я дал этому официанту его 20 долларов и стал пить коньяк и закусывать салатом. После 2-х стаканов я чуток опьянел и крикнул:
- Выпивки всем! – И тут меня осенило, что я сделал! Это же, блин, я 100 долларов выкину на ветер. О… Какой же я дурак, блин. Что же делать? Ко мне подошел официант и сказал:
- Точно всем? – Я так обрадовался, то что он не раздал всем выпивку и пискнул:
- Нет! Не надо! – Официант ушел, а моя душа была чистая, фууух. Теперь я понял, что делает с людьми алкоголь…

0

11

Этот мир лишен смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.
Альбер Камю

Это был один из самых обычных рабочих дней, после праздника в банке было не так уж много народу, даже отсутствовали коллеги, которые обычно отличались примерной выдержкой в плане посещения, но как оказывается и у них есть предел. Рабочее место мисс Софии Петит, известной среди некоторой прослойки населения, как хороший информатор в плане взятия и выплаты различных кредитов, и, также приятный собеседник, думающий не только о работе, но и о жизни, был завален какими-то приятными безделушками. Скажем, на столе, был лишь планшет, книга под названием "Квест", далее какие-то карандаши вместе с ручками. На столе было несколько полок, на которых ровными стопками были отсортированы по алфавиту какие-то имена кредиторов, также названия некоторых предприятий, какие-то ценные бумаги, в которых были сведения о тех, кто все еще выплачивает свои долги, также некоторые акции банка, которые Петит должна была дополнить, для привлечения новых клиентов. В плане клиентов, Петит частенько везло, обычно попадались хорошие люди с благими намерениями, зачастую выплатившие все в сроки, но были и те, кто тянул чуть дольше нужного, они обычно нужны были самому банку, но не Софии. В прочем, ее сейчас это не волновало, сделав за день бесчисленное количество звонков и переслав некоторое количество писем по почте, мисс Петит могла с чистой совестью наслаждать концом рабочего дня. От Новгодних праздников в помещении осталось практически все и эти красивые, яркие вывески гласящие громкими фразами о наступающем году, фонарики, лампочки, гирлянды, парочка елочек, одну из мисс Петит сама нарядила, она как раз стояла около ее стола. Перед входом в банк, была еще одна, только побольше. Она и олицетворяла начала чего-то хорошего, нового и дорого, как говорил директор банка. Клиентов сегодня было не мало, но и не сказать чтобы много. Какая-то женщина с ребенком, желающая купить все необходимое для обустройства комнаты, далее последовал бизнесмен, его имя Петит запомнила хорошо, его звали Габриэль, оно показалось ей необычным. Этот Габриэль показался ей подозрительным типом, от чего Петит проверила в базе данных его личные данные. Нет, мисс Петит не отличалась подозрительностью, но лучше убедиться лишний раз в обратном, чем потом винить себя о не проделанной работе. В итоге, Габриэль получил свой крeдит, только с двойным процентом, ну так получилось, если считать то, что Петит потребовалось для создания его анкеты выслушать тираду о том, какой он хороший бизнесмен и как зарабатывает на жизнь, кроме того, как он пробился в люди и так далее. София была ответственным человеком, пунктуальным и серьезным на счет жизни и работы, но в то же время вежливой и улыбчивой личностью. Когда все таки стрелки часов достигли конца рабочего дня, Петит начала собирать свои вещи. Настроение у нее было сегодня ладное, какое-то умиротворенное. Положив в сумку планшет, какие-то бумаги и взяв в руки книгу, Петит направилась в кофейню, она как раз располагалась по дороге домой. Зайдя в кофейню, София заняла столик около окна, повесив свое пальто на вешалку продолжила чтение, ей нравилась эта книга, но давалась ей с трудом, она была на русском языке, а корни мамы забывать нельзя, что ж, значит, нужно что-то делать.

+1

12

Детская вера - надломленная и тонкая вещь, и всем на свете, конечно же, хочется в нее верить. Верить в само знание того, что дети, они, вроде как, невинные, наивные и так далее;
А от сердечной недостаточности каждый год умирают тысячи людей;
Другим на рождество Санта дарит хорошие вещи;
Феникс смотрит на администратора кафе тупо, невыносимо идиотски. Феникс стоит, покачиваясь, и выдавливает:
- Господи!
- Боже, - повторяет Феникс. И сразу спрашивает: - Ваша жена знает?
- Пока нет.
В голове у Ника - тревога нарастающей волной, в душе у него чувство полной неотвратимости и неминуемости случающегося. Фениксу кажется, что он очень долго сидел в уютной темной комнате, а потом кто-то перевернул все вещи, так легко находимые наощупь, включил яркий искусственный свет и теперь кричит, кричит и веет холодом.
Феникс стоит, покачиваясь.
Фениксу нужен мозгоотбеливатель. Феникс с удовольствием развидел бы мир прямо сейчас.
Но вместо этого спрашивает:
- Вы завтракали сегодня по-нормальному?
Он, конечно же, отвечает нет, и гонит Феникса тащить к пятому столику нечто сбалансированное и пароварочное. Но Феникс все смотрит и смотрит на него. Старый администратор спрашивает:
- Почему ты присматриваешь за мной, Фарадей? И посоли сильнее.
- Нельзя сильнее. Ваша жена периодически сюда заходит и просит меня это делать, награждая щипком за щеку. И это помимо того, что Вы мне дороги. Я думаю, всех бездомных и несчастных детей следовало бы отдать вам. Вы хороший человек.
Пароварка переливается всеми оттенками кровавого оранжевого. Цветом яичного желтка. Такой цвет должен заряжать энергией, но Феникса тошнит. Овощи и куски мяса в прозрачном пластике - мертвые, но обогащенные витаминами. Старый администратор напротив - обогащенный витаминами, но разрушаемый болезнью;
а Ник ничерта не понимает в машинах и наверняка что-то сломает во время готовки какого-нибудь бредового ленча, когда будет подменять Харви;
Феникс прощальным жестом выкладывает на тарелку трупы шпината и моркови и полуразложившуюся на мышечные ошметки говядину, чтобы отнести это клиенту.
Вечерний скорый Вестервилль-Сакраменто прибывает на третью платформу.
Феникс мысленно представляет себя своего рода Гарри Поттером.
В какой-нибудь параллельной вселенной он был бы Гарри Поттером.
Но Феникс нет - он просто Феникс, для кого-то глупый, честный мальчик; он просто мечтает, чтобы в мире было меньше боли и люди умели видеть и понимать. Феникс, мальчик, готовый удавиться за чайную ложку любви и лишние пять минут, которые ему подарят на фантазии.
Феникса выносит толчеей и толкучкой в промезршем предбаннике, он спрыгивает на платформу и думает:
Господи, зачем я это все делаю?
Ведь я ненавижу чертово кафе!
Но он ведь работает в этом кафе, чтобы обеспечивать себе хоть какую-то стабильность, и присматривает за старым администратором, выбора нет, поэтому Ник спрыгивает на платформу и поправляет свою школьную сумку.
Феникс давно не просчитывает маршрутов - он знает дорогу до каждого столика так идеально, что может пройти ее у себя в голове. Пятый столик. Вперед и вперед, поворот, поворот и снова вперед - за садящимся вдалеке солнцем. Щиколотки Феникса болят из-за перетянутых ботиночных шнурков, на лице - постоянная извиняющаяся улыбка, а в карманах у него полно всякого хлама - камушки и обрывки салфеток, на которых он записывает приходящие по ходу дня в голову мысли и ошметки идей, характеров, которые он потом вечером может вывалить грязным бумажным хламом на стол и заняться его изучением; ах да, еще монеты и чертов маркер из волшебного набора. Салфетки - это то, что нужно Фениксу больше всего на свете. Когда он переходит на бег, он летит среди набитых людьми столиков и бегающих туда-сюда коллег, не обращая внимания на шуршание салфеток в карманах, болезнь старого администратора и громкий хохот людей. Феникс резко поворачивает голову, растягивая свой путь при помощи ненужных маневров, чтобы увидеть больше, заметить больше, найти нужное.
И наконец, вдыхая карамельный запах жженых листьев, он замечает то, что ему было нужно.
- Здравствуйте, мне неловко вот так вторгаться в ваше безусловно личное пространство, но мне кажется, что мы где-то виделись.
Через пар, вьющийся над тарелкой со свалкой овощей, Феникс рассматривает девушку напротив, которая по счастливой случайности оказалась тем самым клиентом; он, безусловно уверен, что сказал глупость, но назад дороги нет - там, в тылу, разваливающийся старый администратор, тошнотворная пароварка, неловкое молчание и пронзительный крик невысказанных сожалений.

Отредактировано Phoenix Faraday (2013-01-04 21:54:36)

+2

13

— Представьте, что ваш дом горит и вы сможете вынести оттуда только одну вещь.
— Я возьму с собой огонь.
Жан Кокто

" До сих пор Норд ни разу не ошибся. Я за него. Два голоса против одного. Вы победили, Гальтон. Поздравляю. Мобилизуйте всю свою интуицию и логику. Обидно будет вас потерять, когда мы настолько приблизились к тайне. " - Прочла мисс Петит сидя за столиком у окна, окно, да, это было ее любимое место. Подальше от кухни и запахов, но поближе к дороге, ей всегда хотелось куда-то уехать и даже если она останавливалась, хотелось уехать, бежать, будто впереди нечто такое, чего она всегда ждала. Даже сейчас мисс Петит посещали такие мысли, о том, что она просто стоит на месте, желание, которое так присуще всем девушкам и женщинам на всем белом свете не осуществилось, ей хотелось, точнее, она летела сюда для того, чтобы осесть, основаться, но пока прогресса не было видно. Сейчас Петит была в каком-то другом измерении, дочитывая страницу, София настолько погрузилась в чтение, что подошедший юноша, даже не отвлек ее рассеянного внимания. Посмотрев глазами сквозь какую-то одурманенность, Петит перевернула страницу и дочитав предложения "На этот раз нужно выбрать один пузырек не из четырех, а всего лишь из трех. Цель совсем близка, не ошибитесь! Последствия неправильного выбора необратимы..." произнесла:
- Приветствую, Вы только что направили мои мысли в нужное русло. - Произнесла Петит и перевернув книгу вверх ормашками улыбнулась, она выбрала правильный вариант ответа, заложив закладкой нужную страницу, София мило улыбнувшись, все еще радуясь вновь правильно выбранному ответу, прибавила:
- Мне тоже так кажется. - Тихо произнесла девушка внимательно вглядываясь в черты лица юноши, который стоял напротив нее. У этого молодого парня были красивые черты лица, немного грубые, но это ему очень шло, весь его вид был какой-то помятый, но очень продуманный, как казалось Софии. Да, наверное они где-то пересекались, но где? Петит начала перебирать различные вариации, на ум шло только на работе, потому что, хотя почему именно не понятно. И, если честно, то он не был похож на официанта, Петит никогда бы не подумала об этом встретивши этого человека так, вне работы.
- Меня София зовут... - Немного робея сказала Петит указывая на место напротив себя. Она не думала ни о каких формальностях, людей сейчас было не очень много, а сидеть в одиночестве не хотелось.

+1

14

Приглушенный ресторанный свет, синюшные в полутьме рубашки официантов и пятно черного на диване напротив под переборы пианинных клавиш, восемьдесят восемь только что пройденных шагов перед глазами, сцепленные вместе чьи-то вилки, люстры едва слышно качаются, волосы прошедшей мимо девушки обдают рыжим и блестят медью, волоски на руках встают дыбом;
тяжестью по ботинкам течет сигаретный дым;
Черт возьми, здесь же запрещено курить!
- Меня София зовут...
- Я вспомнил! Вы в банке работаете! Я ваше имя на карточке прочел, когда был там в последний раз и видел вас там.
Окно бросает тусклый вечерний свет наискось от девушки напротив, а Феникс бросает в воображаемое окно между ними воображаемые камушки один за одним. Нику нужен этот ритуал, эти короткие удары о стекло - на его личном шифре это "позвольте мне писать о вас".
Позвольте мне писать о вас.
Позвольте мне кричать о вас.
Позвольте мне делать то, что я действительно умею.
Феникс на мгновение закрывает глаза и ждет привычного хлопка воображаемый оконной рамы и теплых ладоней на своем лице, и то, как собеседник привычно забросит конец шарфа ему на шею и будет ругать за слишком короткое пальто. На его личном шифре это будет означать одобрение. Разрешение.
- Позвольте мне писать о вас.
- Юноша! - зовут его, - Подойди-ка!
Феникс подрывается на зов, ураганом Катриной смахивая столовые приборы со стола, тысячу раз виновато извиняясь, виновато улыбаясь, потирая рукой лоб.
Виновато надеясь, что он в очередной раз не напугал собеседника своим поведением.
Девушка за столиком у стены рассказывает ему про все девочковые завороты в мозгах, каким-то образом умудряясь вклинивать в рассказ названия заказываемых блюд. Феникс вспоминает Гермиону и цитирует у себя в голове Гарри Поттера.
Фениксу правда хотелось бы быть Гарри Поттером, и он опять вспоминает о том, как рисовал в детстве шрам на лбу карандашом для глаз тёти Ханны.
Ночное кафе переливается всеми цветами, которые есть в спектре дешевой гирлянды за пару центов. Феникс ведет с темнотой свою незримую битву за солнце, околевая, и чувствует себя - неумолимо - Холденом Колфилдом.
Иногда Фениксу кажется, что он скорее всего проиграл все битвы. А Сакраменто поворачивается к нему демонической стороной, и Феникс никак не может понять, где находится.
Но вскоре клиенты от него отстают, поезд приходит в пять сорок пять на платформу номер девять и три четверти, и Ник снова оказывается напротив девушки, которая всё еще красива даже в этом тусклом зловещем свете и которая каким-то магическим образом не покинула до сих пор кафе.
Феникс неловко местится незванным гостем напротив, прижимая к груди поднос, будто поднос - единственное его оружие в этой битве за свет.
- Позвольте мне о вас написать? Вы не подумайте, я не маньяк, не извращенец, ничего такого. Я хочу попросить вас подарить мне частичку себя. Вы понимаете? Это как рисование... только словами. Я опишу ваш портрет, знаете? Это как... Рассветный Восточный Гарлем похож на персик, и на Неон-авеню нужно ждать автобуса в Вестервилль - того рейсового, что в пять утра, чтобы это увидеть... Понимаете? Запечалеть мгновения? Только письменно? Я понимаю, что глупо об этом спрашивать, но это было бы не совсем честно... и вообще... я никогда на самом деле не видел рассветный Гарлем...
Феникс задумывается и сосредоточенно опирается подбородком на прижатый к груди поднос.

0

15

Этот юноша почему-то интриговал мисс Петит, от него, будто бы исходило какое-то странное излучение, невидимое, но такое, которое можно было почувствовать. Какое-то необъяснимое, тонкое и в то же время сильное, каким-то ореолом вокруг был описан молодой человек, Петит показалось, что это действительно так, или она слишком много сегодня читала и погрузилась под тонкую пленку невероятных событий, под слияние реальности и вымысла, но порой это было так волшебно. София с интересом посмотрела на, а как его зовут? Если с работы, то, нужно срочно вспомнить имя, имя, имя, так как так, мысли хаотично начали искать ответ на этот вопрос, если с работы, то точно Петит надо было вспомнить, обычно она запоминала такие детали, хотя бы что-то, какая-то ассоциация. Мозг начал думать, лихорадочно и впадать в легкое оцепенение, когда юноша сел на предложенное место напротив девушки, Петит неожиданно вспомнила фамилию, да, это было нелепо, но память выдала только это, улыбнувшись уголками губ, девушка начала отвечать на поставленный вопрос. Ее немного озадачил он, но ей всегда хотелось быть героиней книги, или хотя бы героиней страницы, листа или же предложений. По натуре, Петит чувствовала в себе возможность и вдохновение для написания чего-либо, в детстве она пыталась что-то писать, но потом, отрицала все и просто стирала и из памяти и из написанного. Это немного загнало Софию в тупик, она колебалась не более нескольких секунд, вся эта обстановка в кафе будто действовала на рациональный мозг Петит как-то смягчающе. Все движения и жесты и даже то, как сидит юноша, заставляли Софию верить тому, что он говорит, возможно у нее было непоколебимое выражение лица, так как Петит ощущала некую робость образовавшуюся за этим столиком:
- Фарадей, не помню имя, простите. - Оборвала тишину София, это было неправильно обращаться к человеку по фамилии, ведь у каждого есть имя, но как на зло она его не помнила.
- Вы так красиво говорите. - Констатировала факт мисс Петит слегка облокотившись локтями на столик, сидящий напротив Фарадей, с прислонившимся к нему подносом, выглядел убедительно.
- Хорошо. - Она сама не думала, что сможет ответить именно это. Порой, Петит не соглашалась на авантюры, хотя это ей показалось очень заманчивым предложением, как любая девушка, ей было приятно, хотелось конечно чего-то особенного. Эта аура вокруг всего вокруг потихоньку зомбировала мисс Софию, но это уже не имело никакого смысла, лучше было погрузиться в неизведанную пыльцу от красивого цветка, чем понять, что ты никогда там не побываешь.

+1

16

Феникс выглядывает в окно и видит только бесконечные рытвины и раздолбанный асфальт грязной дороги. Ему кажется, что жить в Сакраменто - отвратительно и одновременно прекрасно.
Еще Феникс видит призрака.
Тётя Ханна.
Она стоит, вся в белом, на самом краю разметки, откуда когда-то улетали железные птицы. Сладкий мусорный туман течет мимо ее лица, поднятой в приветствии руки, сочится между пальцев.
Фениксу кажется - время застыло и растянулось. Порвалось по краям и его стало слишком много. Девушку напротив уже давно должен был увести под руку кто-то, но они сидят друг напротив друга.
Будущие кто-то.
Бывшие все что угодно.
- О, раз так, то я заканчиваю через...
Быстрый взгляд на часы, которых нет и никогда не будет на руке. Замешательство и попытка выцепить руку проходящего мимо Харви, спешащего с заказом к третьему столику. Направо, направо, налево и не оступись о нахлест ковра. "Да отвали ты, Фарадей". Снова виноватая добродушная улыбка. Близорукое высматривание часов на противоположной дальней стене.
- ... через... пятнадцать минут! Я мог бы проводить вас до дома.
Цирк да и только.
Девушка говорит, что доверяет ему. Шея ее под белым воротничком такая же белая, как призрак тёти Ханны, и сам Феникс такой же.
В застывшем растянутом гипсовом слепке времени, обезображенном слезами и предательством.
Феникс прекрасно понимает, что любое подобное знакомство это полный и беспросветный конец. Это еще хуже, чем узнать, что ты никогда не видел рассветного Гарлема, который похож на персик, что ты можешь умереть в любую минуту, а твоя женя даже об этом не знает, или то, что твоя мертвая тётя стоит сейчас за окном у древней разметки и приветственно машет.
Феникс бы с удовольствием сейчас споткнулся о нахлёст ковра вместо Харви.
Они постоянно играет в игру на чужом поле. Места, которые для людей бывают их личными, с заброшенными классами, с расстроенным фиолетовым роялем на четвертом этаже, с поцелуями на перевернутых стульях, переходят к нему. Как и мысли, эмоции, чувства.
В Фениксе сокрыта великая сила разрушать чужие миры, убивать самое лучшее, душить зародыши счастья. Феникс чувствует себя, как начавшая цвести зимой вишня, в кровавых пятнах на белом.
В мужском туалете Феникс переодевается после смены, стараясь не испачкать свой свитер.
В мужском туалете Феникс почти что плачет, не смея вдохнуть; и не смея выдохнуть. Тётя Ханна возможно сейчас улетает, поднимаясь над Сакраменто, поднимаясь над целым морем из облаков. Может быть, она тоже грустит. Ведь когда убиваешь мир, в котором было все...
Ник возвращается в зал, предварительно сорвав со стен матовый глянец "меню на сегодня" и смяв в хрустящий полиэтилен, та девушка в зале - как в плену за арматурными рамами французских окон.
Великолепно!
Феникс видит эту девушку в будущем, смеющейся, яркой, как обломок разноцветного стекла.
Феникс чувствует себя человеком без лица.
Феникс стремительно идет через зал, оборачиваясь на прощальные зовы. Все в нем дышит, дышит людьми.
Феникс чувствует себя ураганом. Без лица, без сердца. Эти понятия для Феникса так давно равноценны!

Феникс прорывается через тот временной отрезок застывшего пластика, который соответствует двадцати минутам от остановки на Неон-авеню до Гарлема.
И спрашивает:
- Все нормально? Я не был слишком резок, когда попросил тебя об одолжении?
Девушка молчит. Молчит и молчит. Феникс тоже.
В душе Феникс ноет, и канючит, и всхлипывает; оправдывает свой жалкий образ в этой книге.
Когда они выходят из кафе, Феникс просит разрешения отойти на минутку и спешит туда, где ему причудилась злосчастная тётя Ханна. Дорога и полустертая, уже никому ненужная разметка. Никого нет.
А девушка говорит, что сейчас уже не возьмешь автобус. Что слишком поздно.
Фениксу хочется петь прямо посреди пустынной улицы, став объектом насмешек народа за витриной. В комнате-развалине он точно это сделает.
Он чувствует себя спасенным.
И спешит прямиком к девушке, что ожидает его через дорогу.

Отредактировано Phoenix Faraday (2013-01-05 23:41:34)

+1

17

После того как София вышла из кафе, сквозь ноздри просочился свежий воздух, относительно свежий, если сравнивать с тем, что было в помещении. Как бы то ни было, Петит поняла, что что-то не так как должно быть. Например, то, что сейчас плохая мысль лезла в голову даме, ей сейчас казалось, точнее, причудилось, что Феникс похож на сумасшедшего или являлся таким же. Оказавшись на улице, мисс Петит огляделась по сторонам, никого и ни души. Город будто застыл в ожидании чего-то, улочки отдавали каким-то приятным запахом остановившегося времени, бродячие кошки спали где-то на старых, ветхих крышах города, собаки лежали на тротуарах около пригорода. Этот город отчасти был чистым, сейчас, на этой улице, было неплохо, небольшая улочка с видом на виднеющийся за домом парк отдыха, куда обычно отправлялись все после работы. Феникс куда-то исчез на пару мгновений, София не успела даже ничего ответить на то, что он произнес еще внутри здания, да и отвечать не нужно было, он понял все без слов. Между ними, наверное, появилась какая-то цепочка, ниточка, по которой они понимали друг друга, или, ей так казалось. Петит не знала как себя вести в такой ситуации, она была очень мнительным человеком с холодным расчетом, сейчас, когда она вышла на улицу, она все также оставалась той же улыбчивой собеседницей за столиком около окна, но как любая дамочка старше семнадцати лет, боялась случайных знакомств. Ей было известно немного об этом человеке, но провожать до дома? Стоит ли? Петит терзала себя сомнениями недолго, из-за угла появился тот молодой человек, которого она и ждала. Приняв решение, что лучше пройтись пешком, тут и недалеко было, даже если и устанут ноги, можно было легко доехать за пять минут. Мисс Петит повернулась в сторону большой дороги, и, дождавшись молодого человека, медленно, но верно зашагала в сторону перекрестка, что был впереди. Были слышны отдаленные звуки машин, каких-то выхлопов, людей, обрывки фраз и каких-то шумов доносились до улицы, по которой шли эти двое. В сознании Петит ворошились мысли и поймать хотя бы одну, было бы тщетной попыткой, которая не привела бы ни к чему хорошему. Побежав за одной мнимой мыслью, Петит бы застряла в непробудном лесу тяжелых дум.
- Первая наша встреча не заставила меня думать о том, что вы творческий человек, сейчас это видно. – Произнесла Петит, переходя дорогу и улыбаясь своим каким-то мыслям, что не были произнесены вслух. Действительно, первая встреча Феникса и Софии была настолько мимолетной, что заметить каких-то деталей было невозможно. Сейчас, когда же Фарадей шел рядом, Петит понимала, что именно пишут в книгах и показывают в кино про творческих людей, про их взгляд, жесты, манеру говорить и одеваться, зачастую они не похожи, но в них есть что-то общее, что видно со стороны обычному человеку. Творчество и искусство это два разных дома, или же все-таки один? София не стала думать об этом вопросе, ей он показался на данный момент, неуместен.
- У вас необычное имя. – Прибавила девушка, так как последние несколько секунд ее мысли были озадачены именно этим. Феникс, это волшебное звучание, связанное с каким-то сокрытым смыслом. Интересно, что означает перевод этого слова? А Феникс, это имя греческое или итальянское? Или вообще относится к другой нации? Да, София слышала много разных необычных имен, которые резали ее слух, Фарадей относился к одним из них.

+1

18

Вечерние города - завораживающие. Каждый город несет в себе какую-то задумку, идею, магию; и в сумеречный час-за-час до полного захода солнца, когда небо совсем потемнело, а фонари еще не зажглись, когда машины проносятся мимо, словно космические корабли - огромные и влажные, в брызгах минувшего дождя.
Каждый город - это всего лишь способ рассказать историю следами, знаками, граффити и окнами на запад. Все города просто обожают истории.
Если вовремя не закончить свою, то клетка схлопнется.
Феникс почти слышит проворачивание проржавевших цепей, опускающих решетки.
К-клац. К-кранк. К-кранк. Перевод строки.
Кранк-Кранк-Клац. Замена листа.
Феникс просто рассказывает Сакраменто свою историю.
Он убегает под утро, когда хозяйка дома, в котором он снимает комнату, отлучается в туалет. Старуха, которая всю ночь просидела в гостиной со включенной лампой, поджидающая его с
Феникс
Как ты мог
Когда ты уже
Кранк!
Феникс бесшумно выскальзывает в пыльное пятичасовое пространство, слушает пару секунд тишину. Потом Феникс умывается в туалете кафе, наверняка, словно в рекламе, плещет водой в лицо из лодочкой сложенных ладоней. Спустя мгновение слышно ударившуюся о фаянс струю жидкости.
На самом деле, Фениксу хочется выть. Даже от звука того, как его старый администратор опорожняет мочевой пузырь, ему хочется убежать от сюда.
Обо всем написать, кранк.
Обо всем написать, клац.
И вот он убегает. За девушкой, что показалась ему вырванной из переплета его книги, в которой всё должно быть идеально и выверено до последнего абзаца. Он убегает, и бредет за девушкой по мостовой, но на какое-то время Феникс выпадает из времени и пространства, летит в никуда по наклонной, даже не чувствуя ногами каменной кладки. Зрачки ему щекочут красные и желтые огни, белые таблички СТОЙТЕ и ИДИТЕ, меняющие позиции раз в тридцать секунд, зеленые гирлянды круглосуточных магазинов и уличных кафе.
- Первая наша встреча не заставила меня думать о том, что вы творческий человек, сейчас это видно.
Феникс усмехается куда-то в криво наброшенный шарф и пытается сравнять с девушкой шаг, с трудом отрываясь от уличных заманчивостей.
- Это еще хорошо. Нет, правда, хорошо... Некоторые после первого же взгляда принимают меня за придурка или какого-нибудь местного городского сумасшедшего... Это еще хорошо, что вы так не подумали.
Зима проходит так незаметно. Ветер треплет яркий полосатый зонт очередного кафе. Глядя на этот зонт, Фениксу вспоминается мороженое, которое они ели с тётей Ханной, по двенадцать долларов за порцию - с вафлями, шоколадной крошкой и каким-нибудь безумием.
Феникс шагает за девушкой, думая о том, что пора бы уже что-нибудь сморозить, думая о том, что на самом деле ему хочется ни о чем не думать. Всё обычно приходит само.
А когда он приходит в себя, то почему-то стоит...
Стоит у входа в подземный городок, из которого несет пряностями, девушка, которую он провожает, шагает вперед, оборачиваясь, а он стоит, слушая дребедень из "Волос" Стефани, кранк-клац, и на самом деле ему просто ужасно нужна сигарета.
Во всех фильмах хорошие парни, страдая и не зная, что делать, просто покупают пачечку сигарет.
Феникс смотрел много фильмов.
Он просит сигарету у молоденькой девчонки с сине-зелеными волосами. Догоняя девушку из кафе вместе с ней, незаженной, между пальцев, он вспоминает - у него нет ни спичек, ни зажигалки. У него нет ничего, он даже не набрал себе палочек корицы из кафе, как обычно делает после окончания смены.
- У вас необычное имя.
Феникс догоняет отзвуки ее голоса.
- Да, мать назвала меня так, перед тем, как сбежать куда-то на конец света. После того, как я вышел из клиники, отец начал говорить, что мое имя символично. И что оно определяет мою судьбу. Отец очень любил маму.
Шарф, ты такой интересный. Феникс копается в его шерстяных складках, думая, что лучше бы он заговорил первый. Не рассказывать же девушке о том, что его возвращение после той-самой-клиники, после практически полностью восстановленной личности, были и правда похоже на восстание из пепла.
- Какое у вас... самое любимое место в городе? Я сегодня уже скорее всего не попаду домой, а если есть возможность более веселого времпрепровождения, чем сидение на лавочке и высматривание темноты. Хотя, безусловно, в этом есть что-то завораживающее...
Темнота. Феникс ненавидит ее.
Сегодня он не хочет засыпать на скамейке в подземном торговом центре, уровнем выше над ревущей махиной метро, с пустым пластиковым стаканом в руке.
Кранк-кранк.
Смена листа.

0

19

В Фениксе было что-то такое, чего не было у других, наверное это то самое неуловимое, и, явилось мыслью о том, для некоторых людей, что он немного вышел из ума, а для других явился пищей для разума. Но у Петит получилось серединкой на половинку, знаете, она была по своему сумасшедшей, да и все мы сумасшедшие в чем-то своем, кто-то любит готовить, кто-то любит математику, кто-то кошек, кто-то любит и жить не моет без адреналина, кто-то пишет книги, а кто-то не делает ничего и считает, что это правильно. Ведь никто из нас не может обвинять другого в не правоте мыслей или неправильности поступков, если конечно вы не близкие люди или же родственники. Конечно, было правильным сказать, что у каждого человека есть свой плюсик, у некоторых это выявлено явно, у других проявляется со временем, а у некоторых, а некоторые заканчивают чем-то плохим. После того, как девушка услышала про клинику, брови невольно вскинулись вверх, Петит старалась не смотреть на задумавшегося о чем-то Фарадея, ей казалось это странным, рассказывать о клинике совершенно не знакомому человеку, ну да, они виделись, но не то чтобы рассказывать такое. Хотя в этом ничего такого не было, просто удивление Петит было настолько видимо, что только через пару секунд, брови девушки приняли нормальное состояние. Тут последовал факт из биографии Феникса, то, что его бросила мать, точнее оставила, наверное не могло не сказаться на состоянии его души и вообще на восприятии мира и становлении его мировоззрения. Петит не знала что ответить, да и не пришлось, так как следующий вопрос заставил мозг Софии работать и перебирать множество путей, по которым она ходила здесь. Она привыкла прикидывать маршрут с помощью карт, ей нравилось представлять в своем воображении, какие-то карты и маршруты, направления, она занималась этим несколько раз в неделю, знаете, очень хорошее занятие, с пользой для всего. Этот своего рода навык, который София нарабатывала всю свою жизнь, практически никогда не давал неправильных путей, сейчас, Петит прикинула в голове, где должно быть не очень темно и красиво, да и неподалеку от дома, как ни как ночевать она собиралась там. Улыбнувшись своим мыслям, Петит ответила:
- Я думаю, можно пойти в сторону набережной, там не темно, красиво. - Вспоминая какие-то обрывки воспоминаний проговорила Петит. Конечно, наверное это было не правильным тащить туда молодого человека, это отдавало каким-то романтизмом и циничностью со стороны Софии, она так думала. Надеясь на то, что у Феникса не возникнет таких мыслей, Петит пересекла дорогу и повернув за угол ведущий прямиком к набережной, прибавила:
- От сюда недалеко, там красиво. - Затем, полился очередной поток мыслей, но Петит тут же его откинула на второй план, она хотела почувствовать ауру, в которой находился Феникс, это ее так воодушевляло, ведь Фарадей был какой-то потусторонней личностью, ей было интересно как именно он отреагирует.

---> набережная

0

20

<===Площадь

Весь путь до кафе парни проделали в гробовом молчании. Лично Лео понятия не имел о чем можно говорить с неприятным ему человеком. Одно дело – поогрызаться на чужие реплики насмешками и пренебрежением, по меркам игрового мира, и совсем все складывалось иначе в режиме реального времени. Сказать, действительно, было нечего…
Как Монтанелли и думал, в «Traveler’s Coffee» никого не наблюдалось, только компания молодых ребят, то ли старших школьников, то ли студентов-первокурсников в дальнем углу кофейни. Но это было не так уж важно, пусть себе сидят, тем более, что часть внимания местного персонала они, все таки, забирали на себя. Уж очень сильно не хотелось сидеть под пристальными взглядами официанток, которым не терпелось предложить свою помощь.
- Смотри-ка, а тут бисквитов видимо-невидимо, - «подивился» Лео, качая головой и внимательно просматривая меню.
Сейчас он подкалывал Дана, именно так представился парень, чисто из природной вредности, да и просто не желая сдавать позиции – единственное, что ему осталось – не проиграть словесную перепалку, а иначе житья спокойного не будет.
- Мда уж, а я и не думал, что за милую хрупкую друлю может сидеть качок как ты.
Что правда, то правда. Отчего-то была твердая уверенность, что за персонажем сидит задохлик, который особо ничего из себя не представляет. Такого хотелось припугнуть, чтобы при виде перса Лео больше не возникало желания сыпать редкими, но меткими оскорблениями. А вот этого даже рисковать запугивать не стоило – заведомо провальная идея. Именно так-то и ответил Лео на поставленный "Поночкой" вопрос еще там на площади.
Жестом подозвав официантку и сделав заказ, который она, в принципе, знала наизусть – далеко не первый раз захаживал, а так же дождавшись, когда тоже самое сделает Дан, парень откинулся на спинку диванчика, пристально смотря на него:
- Ну, рассказывай, чем тебе так не угодила моя скромная персона?
Хотя тут все было наоборот. Стоило Лео углядеть друг на горизонте, как просто не мог удержаться и не « поздороваться» привычным способом. И кто же виноват, что они так не кстати (или все-таки кстати) оказывались, «совершенно случайно», в одном и том же месте, в одно и то же время. Судьба, не иначе.

Отредактировано Leo Montanelli (2013-01-27 10:37:49)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Кофейня "Traveler's Coffee"