vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Кофейня "Traveler's Coffee"


Кофейня "Traveler's Coffee"

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

Код:
<!--HTML-->
<div style="position:absolute;margin-top: 80px;margin-left: 535px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HN9.png" ><span><center><b>часы работы:</b></center><br>
пн: 09:00 - 23:00<br>
вт: 09:00 - 23:00<br>
ср: 09:00 - 23:00<br>
чт: 09:00 - 23:00<br>
пт: 09:00 - 23:00<br>
сб: 10:00 - 24:00<br>
вс: 10:00 - 24:00<br></span></span></div>

<div style="position: absolute;margin-top: 177px;margin-left: 300px;"><span class="mark"><img src="http://funkyimg.com/i/26HLq.png" ><span>"Traveler's Coffee" рад Вам в любую погоду: здесь можно скрыться от изнуряющей летней жары, согреться холодными зимними вечерами у камина, почитать книги или посмотреть кино. Пригласите для компании друзей, любимого человека или можете остаться наедине со своими мыслями и, сидя на мягком диванчике, смотреть, как дождь барабанит по стеклу. 
Свежие газеты ждут, что Вы полистаете их за завтраком, кофейные чашки нетерпеливо позвякивают, а стулья дожидаются момента, когда смогут подставить Вам свои изогнутые спинки.
Заходите  ли Вы позавтракать или забегаете быстро пообедать, а, может, приходите, чтобы вкусно поужинать – наша кофейня всегда ждет Вас.<br><br>
<center><img src="http://funkyimg.com/i/26HW4.png" ></center>
</span></span>
</div>

<div class="htmldemo"> 

<center><div class="sacth">

<div class="sacttitle">кофейня "traveler's coffee"</div>

<div class="saccita">6519 Savings Pl, Sacramento, CA 95828</div> <br>
<hr>
<div style="width: 480px; border: 2px solid white;">
<img src="http://funkyimg.com/i/26HJu.png"> 
</div>
</div></center>
  </div>

0

21

- Начало игры -

Внешний вид (вместо куртки рабочий фартук)
Мой рабочий день подходил к концу. В кафетерии было не так много народу, как несколькими часами ранее, когда мне приходилось бегать от одного столика к другому, быстро записывать пожелания клиентов, а потом чуть ли не со скоростью света разносить заказы посетителям. Хорошо, что народа сейчас было не так много, и поэтому я преспокойненько смогла зайти в подсобку, чтобы позвонить Грегу, дабы напомнить ему о том, что скоро мой рабочий день подойдёт к его логическому завершению. За своими ребятишками из баскетбольной секции он частенько забывает обо всём. И как только сия миссия была выполнена, я снова вернулась в зал, где меня поджидала Мария – наша администраторша, которую без миниатюрной синей папки и большой кучей бумажек увидеть, лично мне, никогда не доводилось.
- Лили, отнеси чашечку кофе за третий столик, Эшли пришлось уйти чуточку раньше, – не отрываясь от документов, попросила Мария, как только я вошла в комнату персонала. Ни сказав не единого слова, а, только еле заметно кивнув головой в знак согласия, я отправилась на кухню, дабы забрать заказ и как можно скорее отнести его посетителю кафе. Как обычно задумавшись о чём-то своём, я чуть не врезалась в клиента, но, хвала небесам, я успела увернуться, дабы избежать столкновения, что нельзя сказать о чашке, стоявшей на подносе, который предательски дрогнул в руке и опрокинулся назад и, как обычно по закону подлости, прямо на колени женщине, пришедшей несколькими минутами ранее. От волнения я сильно прикусила нижнюю губу, таким вот образом пытаясь не расплакаться прямо здесь и сейчас, и виновато опустила взгляд вниз, не зная как оправдать себя.
- Простите, пожалуйста, - наконец-то жалобно выдавливаю я, не рискуя посмотреть в глаза женщине, которая наверняка сейчас попросит позвать администратора, дабы пожаловаться на меня, впоследствии чего меня могут лишить премии или чего хуже – работы. – Извините, я правда не хотела, просто так вышло, - всё так же неразборчиво бубнила я, хватая со стола салфетки и неуверенно протягивая их женщине. – Возьмите, пожалуйста, и… я так понимаю, – тяжело выдохнув, начала свою недолгую речь я, наконец-то набравшись смелости посмотреть в глаза незнакомки, – мне нужно позвать администратора? – Ещё сильнее прикусив губу, поинтересовалась я, всё так же крепко удерживая поднос в руках, из-за чего на некоторое время мне показалось, что он вот-вот треснет. – Или мы сможем как-нибудь разобраться мирным путём? – Последнюю фразу я произнесла так тихо, что изначально мне показалось, что я и не говорила её во все, а просто о ней подумала. Но всё-таки я надеюсь на то, что эту ситуацию мы сможем разрулить без вмешательства Марии, которая вынесет мне строгий выговор.

0

22

>>>Книжный магазин "The bookstore"

Идти так с Валентино было тепло и уютно. Привычно. Прижимать к себе это хрупкое, тонкое тело. Но вот только неизвестно, что произойдет в следующий момент. Ведь у Росса по сто пятниц на неделе. И если он вдруг виснет на шее, то, возможно, через несколько секунд оттолкнет. Поведение этого парня невозможно было предсказать. И оно вовсе не поддавалось никакому логическому объяснению. Просто тараканы в голове Тина и его импульсы. Наверное, Дитте даже немного привык к такому, потому что стал наслаждаться настоящим, тем, что есть прямо сейчас.
- Да. Все так же - чем попало,- Герд и не ожидал иного ответа.
Честно говоря, и сам немец питался тем, чем придется. Обычно это была доставка пиццы или суши на дом, закуска в клубах и барах, куда он теперь часто приходил и по работе. Иногда еда в ресторане, если шли серьезные переговоры. А вот в кафе Герд наоборот не питался. Не очень красиво будет, если он станет обсуждать дела и жевать пироженное. Бывали моменты, когда он выбирался в ресторан не по работе, а оттого, что очень сильно захотелось мяса. Но организм уже привык к такому разнообразию и к тому, что его редко кормят. Впрочем, Тин, наверное, помнит, как питался немец. Но слова самого Росса Герхарду не нравились. Да и не нужно было Валентино поддерживать имидж гулены, как немцу, а значит, и есть нормально мог.
Они свернули в сторону какого-то кафе, и Герд открыл перед Тином дверь, пропуская парня внутрь.
- Мой номер не изменился. Ты мог позвонить, чтобы я заказал для тебя столик. Ты слишком особенный, чтобы есть непонятно что и неизвестно когда.
Заведение, внутри которого они оказались, было тихим и почти пустым. Здесь было как-то по-домашнему уютно, но с некой ноткой строгости. Герд усмехнулся, да, это впрямь соответствовало его мальчику. Возможно, Тин и выбрал его из-за этого.
Герхард отодвинул стул у одного из столиков, помогая парню сесть, а сам опустился с противоположного края. Не обнять, не поцеловать. Все что можно, лишь задевать друг друга ногами или касаться чужой руки.
Дитте выложил на стол пачку на тот случай, если Валентино захочет покурить. Раньше же тот брал его сигареты. Если только не бросил. Сам же мужчина затянулся.
К ним подошла официантка и спросила заказ.
- М, мне кофе "Амаретто". А ему,- взгляд и кивок на спутника.- Все, что он закажет в двойном размере. И если он будет отмалчиваться, можете пытать.
"Амаретто. Это шедевр, если кофе приготовлен правильно. Но если нет, то это самые приторные помои. Что ж, попробуем как тут."
После этого Герхард моментально переключил свое внимание на Валентино. У них и в лучшие времена общение складывалось далеко не самым удачным образом. А что уж говорить о времени, когда они каждый сам за себя?
Предстоящий разговор начинал пугать своею неизбежностью. Возможно, он тоже послужил причиной для откладывания встречи.
Герд стряхнул пепел и снова затянулся, медленно выдыхая дым под потолок. Взгляд проводил таявшие в воздухе светло-серые узоры. Можно было только закончить побыстрее с неприятной частью. А так хотелось и не начинать. Немец слегка наклонил голову набок, рассматривая парня. Протянул руку, осторожно убирая прядь с лица ему за ухо.
- О чем ты хотел поговорить, Тинни?- Герд мягко улыбнулся, словно подбадривая начать.

Отредактировано Gerhard Ditte (2013-09-04 01:17:56)

+1

23

>>>Книжный магазин "The bookstore".

- Мой номер не изменился. Ты мог позвонить, чтобы я заказал для тебя столик. Ты слишком особенный, чтобы есть непонятно что и неизвестно когда.
  Валентино усмехнулся, проходя в уютную кофейню. Здесь он бывает не раз, и место было довольно-таки приятным.    Он приходил сюда, когда хотелось сменить обстановку и немного побыть вне дома. В этом городе было не так много полюбившихся ему мест, но это заведение занимало в его личном списке едва ли не верхнюю строчку.
- И как ты себе это представляешь? Ты в Нью-Йорке и тут звоню я, прося забронировать столик в ресторане? - он тихо рассмеялся, присаживаясь на стул, - Не говори ерунды, Герд. Я не беспомощный и магазин приносит доход, пусть и небольшой. К тому же, я умею готовить, мне этого вполне достаточно. Не за чем лишний раз тратиться на рестораны, - с улыбкой отмахнулся он, хотя на самом деле просто не хотел выглядеть приживалкой.
  Да и где это видано, чтобы звонить бывшему с такими просьбами, после всей той истории с разрывом. Кто он ему? "Никто, в том-то и дело," - невесело хмыкнул про себя Росс.  И потом, такие просьбы имеют свойство порождать за собой ложное мнение, далеко нелестного характера, а ему меньше всего хотелось выглядеть в глазах Дитте меркантильным, расчетливым и наглым. Но об этом, естественно, умолчал, лишь нагородил той правды, которая была очевидна. Все же, Валентин - взрослый, работающий человек. К чему создавать сложности?
  Тин посмотрел как немец закуривает, но сам брать сигареты воздержался. Помнил, что тот курил эту сладкую на вкус дрянь с вишневыми добавками, но при этом всегда ворчал на резкий, въедливый ментоловый запах, который источали, напитавшись дымом, волосы Валентино. Столько воспоминаний при взгляде на такие мелочи...
- Простой черный, - улыбнулся он официантке и прибавил, покосившись на Дитте, - И ваш сэндвич с индейкой, - конечно же, он сильно понадеялся, что девушка его послушается и не станет удваивать заказ, как того требовал Герд. Все равно ему не съесть больше той порции, к которой привык.
- О чем ты хотел поговорить, Тинни? - и ведь тоже волнуется. Не по голосу он судил, нет. В глазах тревожная искорка залегла.
  Вот и вернулись к тому, зачем вообще сюда пожаловали, хотя Валентино надеялся, что Дитте примет его слова у магазина, как предлог, уйти от постороннего внимания. Правда, поговорить тоже было нужно, объясниться, в конце-концов, потому что, если все пойдет по старому, то Росс просто не выдержит и сбежит еще раньше.
  Он долго думал, прежде чем начать. Вначале хотел было что-то произнести и даже рот открыл, но потом облизнул губы и закусил нижнюю молча до тех пор, пока не принесли заказанное.
- Почему ты пришел? - Валентино обнял чашку ладонями, вжимая голову в плечи, боясь услышать  и правду, и ложь,- Я имею в виду, что поменялось? - он опустил взгляд и вздохнул. Все слова разом куда-то забежались,  оставив Валентино наедине с его консноязычием.
  Зря, наверное, он все же затеял этот разговор. Ни к чему было и перетрясать прошлое, оно все это не давало Тину покоя, а значит надо было разобраться во что бы то ни стало, а уж потом думать, как быть дальше.

+1

24

Похоже, что Валентино и сам не заметил, что настаивал на разговоре. А сейчас волновался. Дитте молча наблюдал, как парень собирается что-то сказать, осекается, отводит взгляд. Ну а что немец мог сделать? Его вовсе не привлекало копошить старые раны. К тому же, если бы он попытался подбодрить парнишку, тот мог бы замкнуться сильнее.
Герхард затушил докуренную до фильтра сигарету в пепельнице. Он всегда скуривал их до конца, за что Тин ворчал на него. Герд вновь взглянул на Росса. Тот мог и просто встать и уйти, ведь Дитте пока его не держал. Да, потом бы обязательно нашел и поймал, но сейчас мальчик итак был запуган.
"Ты слишком много себе надумал, из-за чего рушишь все между нами,"- немец вздохнул. Ну, когда же этот ребенок поймет, что счастливым может быть каждый?
Валентино заговорил только тогда, когда принесшая их заказ официантка отошла. Дитте проводил молоденькую девушку задумчивым взглядом. Да, эти разговоры не для посторонних ушей. Это только их, личное. Но, может, стоило заказать что-то покрепче кофе? Хотя, тогда бы Росс не поверил бы, что немец серьезен. Вот только выпивка помогла бы отогнать его собственное напряжение. Да и Тину стоило бы выпить. А то вон как волнуется, даже не может сформировать мысли вслух.
Герхард вздохнул, не спеша отвечать на вопросы. Сделал глоток. А здесь весьма неплохой "амаретто".
- Тинни,- Герд поставил чашку, глядя в нее.- А я и не уходил. Это ты меня выгнал. Ты и не хотел слушать меня тогда. Я и сам не знал что делать. Вроде все стало так хорошо. Я хотел предложить тебе поехать со мной, чтобы не расставаться. Но ты решил иначе. Ты ведь знаешь, для меня такие отношения впервые. Откуда мне знать, как успокаивать в таких ситуациях парня?- Дитте сильнее сжал чашку, а потом выдохнул, успокаиваясь.- У меня не вышло тебя забыть. Да я и не хотел. Ждал, что ты остынешь и хотя бы позвонишь. Не знал, как к тебе подойти. Ты выставил все так, будто я твой насильник и ты меня ненавидишь. А сейчас… я просто хотел проверить как ты. Не думал, что тебя встречу.
Герхард наконец оторвал взгляд от чашки и посмотрел в глаза собеседнику. Уверенный взгляд, дерзкая усмешка. Дитте придвигается к столу чуть ближе.
- А вот теперь не убежишь, ангел. Не отпущу.
Немец чуть откидывается на спинку стула и продолжает пить кофе. Приходит абсолютная ясность, что хоть ему и хочется услышать положительный ответ на свои слова, но его уже не волнует, что решит парень. Потому что сейчас он совсем не намерен отступать.
- Ты кушай, милый,- вот он уже нежно улыбается, словно и не говорил с Валентином совсем иным тоном.- Если еще захочешь, не стесняйся.
И все же, находясь в столь расслабленной позе, теперь Дитте был готов вскочить в любую секунд и поймать парня. Он совсем не знал, какова будет реакция на его слова. Возможно, Тинни просто решит сбежать и побыть один. Раньше Росс так иногда делал. Тогда немцу тоже приходилось хватать удиравшего парня и прижимать к себе. Дитте уже давно понял, что нельзя оставлять Валентино с собственными мыслями надолго. Вот только собственный привычный образ жизни, да и работа, не позволяли находиться около Росса все 24 часа в сутки. А тут этот нежный парнишка явно мог обидеться, что ему напомнили, как все было на самом деле и кто же виноват в разрыве. Наверное, все могло сложиться иначе. Наверное, они бы не потеряли столько лет. Если бы Дитте не нужно было срочно лететь в Нью-Йорк.
Герхард больше склонился над столиком. Взял чужое лицо за подбородок, заставляя приблизиться.
- Не понимаю, как ты так просто забыл, что ты мой, Валентино,- при словах его губы задевали чужие. А потом он снова отодвинулся и убрал руку от чужого лица.
"А еще я не люблю все эти разговоры. Это ты тоже забыл?"

Отредактировано Gerhard Ditte (2013-09-04 09:16:32)

+1

25

"Он опять это сделал.." - Валентино чисто на автомате проследил, как уголек сигареты почти гаснет сам у края фильтра, а дым становится чуть более едким, щекочет ноздри и заставляет, наморщившись, спрятаться за чашкой.
  Пока ждал ответа, он успел всыпать туда приличное количества сахара и размешать. Получилось до приторного сладко, но ему так нравилось, хотя многие посчитали бы его пристрастия форменным издевательством над напитком.
  Еще один тяжелый вздох, когда Герд все же решил дать ответы, и ведь он оказался прав. Это Тин его тогда бросил, сам, накрутив себя до такой степени, что начали трястись руки. Просто встал и ушел, прихватив свои вещи. Горько, что так вышло, и они не сумели поговорить раньше: Герхард просто не успел объяснить, ну, а Валентино был всего лишь глупым подростком. Сейчас, правда, умнее не стал, иначе бы не стал вытряхивать на свет божий все неприятные подробности.
- ... Ты выставил все так, будто я твой насильник и ты меня ненавидишь. А сейчас… я просто хотел проверить как ты. Не думал, что тебя встречу.
  Валентин вскинул на Дитте возмущенный взгляд:
- Я никогда так не думал! И не ненавидел тебя! - вспыхнув, Росс едва не опрокинул чашку и даже чуть привстал, моментом остывая и опускаясь на место, - Я думал, что для тебя это все игра... когда хочется попробовать интереса ради, а потом ты... - пальцы нервно зарыскали по краю стола, -Поэтому и решил все сам оборвать, чтобы избавиться от возможного разочарования.
  "А получается, что сам стал его причиной... " - снова опустил взгляд, чувствуя как горят скулы.
  Однако если Герхард еще тогда собирался предложить ему уехать, то все, что успел напридумывать себе Валентино, было в корне неверным. Дурак, ни меньше, ни больше. Снова подняв извиняющийся взгляд на мужчину, парень вздрогнул и неловко улыбнулся. Ну вот, снова эта его усмешка, от которой сбежать хочется только сильнее, но инстинктивный страх приковывает к месту, напоминая, что не стоит искушать судьбу и злить Герда.
- Просто ты был для меня первым. Во всем, - совсем по-детски надулся, переводя взгляд в стену, и, решив, что уже достаточно глупостей наболтал, принялся жевать сэндвич, не ощущая вкуса, будто траву жуешь - аппетит сам собой куда-то пропал, как и желание очередной раз сбегать. Не нужно это, хот бы потому, что, раз уж появился такой шанс, то нужно разобраться со всем раз и навсегда, и не оставлять недосказанности.
  Да и сомнений не оставалось, что ему просто не надут уйти, не даром  же Герд придвинулся ближе и, хотя внешне был более, чем спокоен, внутренне был напряжен до предела. Да и сам Тин напрягался ровно до того момента, пока немец не заставил его податься вперед, снова заставляя губы гореть от поцелуя. Росс прикрыл глаза и даже дыхание задержал, услыхав:
- Не понимаю, как ты так просто забыл, что ты мой, Валентино, - а после вернулся на место, мягко улыбнувшись.
- Я всегда считал себя твоим, как бы там ни было. И.. я не убегу. Больше не убегу, - может все это романтическая блажь, но никто так и не смог выместить Дитте из его сердца. Порой это даже мешало, а сейчас Тин был готов хоть на лбу написать его имя, чтобы ни у кого не возникло сомнений.
  Так или иначе, все эти неприятные разговоры надо было закруглять, а то, не успев встретиться, перессорятся и снова все пойдет по дурному кругу, хотя и можно было бы свести встречу в более спокойное русло.
  Зато, после небольшого прояснения, стало неловко.
- Герд, а что теперь? - отложив недоеденный сэндвич, Валентин посмотрел на остатки кофе и решил не допивать - уже не хотелось, он был вполне сыт, - То есть, мы теперь... вместе?
  Руки, оказавшись свободными, потянулись к пачке сигарет, выуживая те, что лежали в кармане кофты. Обычные, без добавок. Росс оперся локтями на сто, осторожно закуривая, будто Дитте начнет еще и за это отчитывать.

+1

26

Герд заметил, как его мальчик добавляет в чашку сахар. Сам он терпеть не мог подобное издевательство над напитком. В конце концов, из-за этой сладкой смерти невозможно почувствовать настоящий вкус кофе или чая. Но Тину он только один раз сделал замечание по этому поводу. В самом начале их отношений. Высказал свое мнение, но запрещать и укорять не стал.
"Он так и не изменил этой своей привычке. Сластена."
- Я никогда так не думал! И не ненавидел тебя,- Росс отреагировал очень бурно на его слова.
"Сколько же ты себя накручивал?"
Честно признать, Дитте был удивлен словами парня. Да, сначала это, возможно, и была игра. Ну, где-то первую неделю. А может и меньше. Герду хоть и было интересно пробовать все новое, но он никогда не был настроен бегать за мальчиками, добиваясь их взаимности. Он и секс-то с ними не представлял. Для Дитте это не было просто опытом с парнем. Он по-настоящему хотел Валентино. Терпел все капризы парня, ходил за ним, ухаживал. Он и сам себя тогда не понимал. И совсем не думал, что после секса все закончится. Он строил уже планы, что они будут делать дальше. А потом все оборвалось. Банально, глупо и больно. Он бы даже отменил самолет, чтобы найти парня и поговорить с ним, но из Нью-Йорка позвонили. Он не знал, что устроили его работники, но они почти прикончили проект, на прибыль от которого и должен был дальше развиваться филиал в Сакраменто. Этот филиал уже не был просто хорошей идеей, он стал поводом вернуться к Россу. И немец уехал, чтоб все уладить. Ему понадобилось время. Странно, когда ты всегда был с девушками, а тебя бросает парень. И мир переворачивается не во время новых для тебя отношений, а именно после разрыва. Тогда же появляется время, чтобы все обдумать, понять, осознать и принять себя. И у него этого времени было очень много. Именно поэтому Герд знал, что все было всерьез. Именно поэтому у него не получилось никем заменить маленького дьяволенка в своей жизни. Девушкам чего-то не хватало, а на парней как-то и не тянуло. Первый и единственный. Все это было странно и ново, но казалось очень правильным. Вот только думалось, что Валентино не захочет возвращаться.
- Просто ты был для меня первым. Во всем,- поведение Росса при этих словах заставило улыбнуться. Совсем как ребенок. Вот только все куда серьезнее. Герд сделал еще глоток. А ведь и правда, для него все это было просто впервые с парнем. А что если для Валентино это были первые отношения, да еще и с парнем, и первый секс? Немец и не задумывался об этом. А выходит, что так все и было. Им надо было не устраивать весь этот фарс, а поговорить уже давно. В самом начале.
- Ты мог сказать все это раньше. А не держать в себе и страдать из-за этого. Но да, назад уже не повернешь. В следующий раз, не накручивай себя, а говори сразу.
- Я всегда считал себя твоим, как бы там ни было. И.. я не убегу. Больше не убегу,- странно и неприятно кольнуло. Конечно, немец и не отпустил бы мальчика, но почему-то показалось, что Валентино это внушает сам себе. Именно внушает.
"Ну, почему мы оба все еще сомневаемся?"
- Герд, а что теперь? То есть, мы теперь... вместе?- Тин отложил еду, на что немец поморщился. Так мало ест, нужно это исправлять. Но не сейчас. Сейчас его малыш итак напуган. Вот, даже закурил какие-то дешевые сигареты.
Ответить нужно, но отвечать всегда можно по разному. Немец поднялся со своего места и подошел к Россу со спины, наклонился над парнем, заставляя его поднять голову, удерживая за подбородок, мягко улыбнулся.
- Я бы сказал, что тебе решать. Но разве я смогу тебя теперь отпустить, котенок? Конечно, мы вместе,- было плевать, что подумают окружающие. Да и их здесь немного. Герд заставил Валентино встать, сел на его место и посадил парня на колени, лицом к себе. Одной рукой удерживает за талию, а другой перебирает пряди.- Почему ты так мало ешь?

+1

27

Он опустил виноватый взгляд, прекрасно зная, что и раньше мог просто сесть и поговорить с Гердом, но тогда он был юн и не совсем дальновиден, тем более, что именно в Дитте воплотилось первое юношеское чувство Росс, пугающее и своей новизной, и теми обстоятельствами, при которых имело место быть. Все это, снежным комом навалилось на Тина, придавило и расплющило, оставив его совершенно растерянным наедине с самим собой.
  Тогда ему нужны была поддержка, которой неоткуда было ждать, а с Герхардом он просто не мог объяснится - все же велика разница в возрасте, образ жизни который вел Дитте тоже наложил свой отпечаток. Тогда Валентно замкнулся и все вышло... вышло так, как вышло.
  Сейчас же, с одной стороны было неловко, а с другой глаза резало от подступивших слез - с души словно камень свалился. Пусть сейчас его слова звучали неуверенно и слишком забито, а растерянный взгляд шарил по столу, ему до ужаса хотелось снова прижаться к Герду, но так тяжело рушить все возведенные когда-то препоны.
- Я постараюсь, - тихо, виновато проговорил Валентино.
  И ведь он честно будет пытаться, хотя сейчас это довольно сложно представить, Росс никогда не умел раскрываться перед окружающими. Но ради Герхарда, он совершит невозможное - усилие над собой, чтобы уже наверняка сохранить эти отношения. Глупо упускать второй анс, если уж жизнь снова свела их.
  Но, пока что, он ждал ответа на свой вопрос. Ждал и удивлялся тому, что Дитте внезапно решил встать. В душе что-то болезненно сжалось, словно  страх, что вот-вот немец уйдет, снова пустил корни, но Герд удивил его еще больше.
  Тин задрал голову, смотря в его глаза чуть напугано, почти не веря, но после улыбнулся, прикрыв глаза. Он в свое время уже достаточно решил и обрек обоих на шестилетнее безвестие, дурные мысли и страх новой встречи. Теперь хотелось отпустить это от себя, наконец почувствовать рядом надежного человека и забыть обо всем том кошмаре, что окружал его это время. После смерти родителей он, как никогда, чувствовал себя одиноко, да и едва ли кто-то сумел бы стать к нему ближе. Сам Валентино этого не хотел, разменивался лишь на ничего не значащие связи и по большей части не запоминал ни лиц, ни имен тем, с кем спал. В его сердце, глубоко внутри, жил лишь один человек, которого не смогло вытравить оттуда ни время, ни собственные запреты, ничего.
- Ты как моя мама, - беззлобно улыбнулся парень, ткнувшись носом в шею немца - так было спокойнее всего, - Сколько помню себя - всегда так ел. Она часто ругалась, что я тощий, как дитя концлагеря, но больше в меня было не запихнуть, как ни старайся. Отец потом за меня вступался, мол: не хочет - пусть не ест. Он бы тебе понравился, - грустно поведал он Герхарду, обнимая его за плечи, - Он меня защищал, когда я признался, что гей. Мама тогда знатный ор подняла, но потом, кажется, просто смирилась. Они умерли, знаешь?  Мама пару лет назад, а отец - через полгода. Жаль, что не удалось вас познакомить.
  Уложив голову Дитте на плечо, Тин тихо сидел, прислушиваясь к непривычному внутреннему спокойствию, разливающемуся внутри, словно только что обрел свое место в жизни.
- Герд, пойдем домой, а?

>>> 15th Street 21/1263.

Отредактировано Valentine Ross (2013-09-07 03:15:38)

+1

28

Только сейчас, когда парень сидел у него на коленях, Герд понял как же сильно соскучился по Валентино. Да, он думал о нем, вспоминал его. И хотел снова увидеть. Но сейчас он понимал, что и отпускать его не хочет. Хочет сильнее прижимать его к себе, не отпускать. Этот парень очень странно на него влиял.
- Ты как моя мама, - Росс уткнулся носом в его шею. Это было так странно. В последнее время с ним ничего подобного не происходило. Очень уютно, спокойно и как-то слишком по-домашнему. Немец продолжил гладить его по волосам.
- Сколько помню себя - всегда так ел. Она часто ругалась, что я тощий, как дитя концлагеря, но больше в меня было не запихнуть, как ни старайся. Отец потом за меня вступался, мол: не хочет - пусть не ест. Он бы тебе понравился. Он меня защищал, когда я признался, что гей. Мама тогда знатный ор подняла, но потом, кажется, просто смирилась. Они умерли, знаешь?  Мама пару лет назад, а отец - через полгода. Жаль, что не удалось вас познакомить.
"У него родители умерли? Да у него много всего произошло."
Сложно было поверить, что этот невинный на вид парень пережил много всего. Все же Герду казалось, что Валентино некое эфимерное создание. Словно ангел. Вечно милый, где-то в своем мире, но уютном мире, где все хорошо. А ведь на самом деле мальчик на его руках даже очень сильный. Герхард помнил, как парень был привязан к родителям. Для Росса вообще семья была на первом месте. А вот для немца это было непонятно. Да, у него были неплохие отношения с родителями, но им было как-то проще быть каждому самому по себе, а не такой сплоченной командой. Так и хотелось узнать, что же его мальчик делал все это время, как держался и кто был с ним рядом, но не стоило говорить об этом. Нужно оставить прошлое в прошлом.
Немец осторожно поцеловал парня в макушку. Это казалось лучше, чем запоздалые слова соболезнования, которые больше раскроют старые раны.
- Герд, пойдем домой, а?- это прозвучало так слабо. Немец улыбнулся, теперь Росс был похож на маленького ребенка, которому нужна защита.
Герхард подозвал официантку и попросил ее принести счет.
Конечно, Дитте мог отвести Росса к нему домой, да и идти тут ближе. Но немец привык встречаться с девушками, а когда им плохо, то сильным должен быть парень. Он должен защитить и подставить плечо. Поэтому обычно он водил домой к себе, чтобы девушка не оставалась в таком состоянии одна. Вот и Валентино он не мог отвести домой к парню. Но и к себе отвести не мог. Герхард жил в студии звукозаписи. Вернее, в комнате рядом с его кабинетом. Это было удобнее и более близко ему, чем всякие отели или дома. Хотя, у него была недвижимость в этом городе. Его уговорили купить. Но немец там так и не был ни разу. Правда, это было лучшим вариантом.
Дитте расплатился по счету, оставив столько же на чай. Не всем могло понравится их с Тином поведение, но за такую сумму персонал закроет глаза и даже, возможно, утихомирит других посетителей, кто отнесется к подобному слишком бурно. Все же не все любят лицезреть однополые отношения.
- Конечно, мой ангел,- Герхард взял на руки Валентино, прижимая сильнее и понес его к выходу.
"Пусть возмущается, но так не сможет передумать."

>>>15th Street 21/1263

+1

29

Well, she ain't no Cinderella, when she's getting undressed,
'Cause she rocks it like the naughty wicked witch of the west...

Nickelback - Shakin' hands


Тяжелый день, определенно очень тяжелый день. Сестры решили основательно подготовится к новому году и повесили на Логана должность главного верблюда. Они выбирали подарки, а ему пришлось таскать тяжеленные пакеты. Но слава богу, со временем до женщин Фортуно дошло, что рабовладельческое право уже много лет, как отменили. ЭлДжей избежал подобных издевательств и удалился восвояси по своим делам, коих было не так уж и много. Всего-то отвезти пару-тройку документов на офис, забрать любимый костюм из хим.чистки и прикупить рубашку от Tom Tailor, так сказать парадно-выходную. Последняя была катастрофически испорчена на свадьбе у Гвидо... одна прекрасная особа пролила на нее бокал с красным вином. Завершив шопинг, мужчина решил зайти выпить кофе неподалеку. С выбором заведения тянуть не пришлось... каждый раз он посещал одно и тоже кафе, садился за один и тот же столик, выпивал крепкий американо без сахара и пялился в окно на прохожих. Он всегда был через чур занят собой и своими мыслями. Хитросплетения, которые каждую секунду переваривала его голова порой непонятны даже ему самому. Он помнил, что сегодня у него встреча с "клиентом" и безумно надеялся, что объектом его воздыханий не будет какая-нибудь страшная мегера с отвратным характером. Что касается вкуса ЭлДжея Фортуно - здесь осечек никогда не было. Ты можешь быть хоть трижды ведущей моделью "Victoria Secret", но... если твоя последняя прочитанная книга "Букварь", то гуляй вальсом отсюда. Он ненавидел вечно худеющих дрыщлявых анорексичек и любил, когда у женщины есть лишний жирок за который можно схватится. Да, и вообще дохера и больше критериев. Ему хотелось видеть взрослеющую умную даму, с собственными взглядами на жизнь; читающую Ремарка, Достоевского; цитирующую философию Канта и Гегеля; хорошенькую, светлоглазую и с грудью второго размера; смешную, покорную и одновременно свободолюбивую. Короче, мне кажется или она еще не родилась. Во всяком случае, ЭлДжею было плевать. Он насмотрелся на охренительно большое количество самых разнообразных женщин, и порой даже считал их "одна-две штуки"... не заморачивался, ибо они того не стоили. Пустые, обыкновенные, никакие. А ему нужна искра, которая поможет разжечь давно забытое пламя. Азарт, адреналин, фантазия. Где вы молодые годы?
- Спасибо, - поднимает глаза на молоденькую рыжеволосую девушку, принесшую ему кофе. Почему он раньше не видел ее здесь? Уже целый год, он несколько раз в неделю приходит сюда... и их взгляды встретились впервые. Где-то это уже было. Глаза. Такие знакомые. Жаль, что здесь нельзя курить.

+1

30

Прошло уже почти четыре месяца с переезда Алиры в Сакраменто. Девушка начала немного привыкать к жизни в другом городе, значительно отличающемся от Нью-Йорка, познавая законы и порядки нового места обитания. Могла ли Сорроу когда-нибудь подумать, что ей придется покинуть любимый город и начинать жизнь с нуля, тем более в таком юном возрасте. Ответ прост - никогда. Однако жизненные обстоятельства сложились иначе. Оставатясь в Нью-Йорке, Алире было душно, тошно и невыносимо. Развод родителей стал слишком большим ударом для девушки. Нужен был толчок, способный отвлечь ее от насущных проблем и помочь забыться, им и стал внезапный переезд и поступление в университет Сакраменто. Спасибо бабушке за оставленную после смерти квартиру. Первый месяц дался ей очень тяжело. Привыкшая к постоянному вниманию отца, поддержке и его помощи, остаться одной, скажем так - непривычно. Но так нужно. Алира уже не ребенок, пора строить свою жизнь. С матерью она не хотела общаться, по крайней мере пока. Девушка не понимала, как можно изменять такому хорошему, доброму и чуткому человеку, как ее отец. Она была еще настолько чиста и невинна, что порой верила в чудеса, которые к сожалению в нашей судьбе редко происходят.
Отец присылал Алире деньги на ремонт жилья и за два с половиной месяца квартира бабули из тусклой и скучной превратилась в шедевр. Евро ремонт отражал оптимизм и позитив, который присущ девушке, а картины, которые занимали значительную часть помещения - ее творческое мировоззрение.
В университете учиться Сорроу нравилось и не составляло ей особого труда и усилий, поэтому с недавнего времени Алира утроилась на работу в кофейню. Свободное время нужно как-то убивать, да и лишние деньги никогда не помешают.
На дворе стоял декабрь, преддверие нового года. Люди носились, как сумасшедшие, выбирая подарки, заказывая места в ресторанах, закупаясь продуктами. В это время года все будто с ума сходят, но эта суматоха и приносила девушке настроение праздника. Сама Алира решила отпраздновать новый год с отцом, который должен был приехать на праздники к ней, если не возникнет никаких проблем на работе.
Кафе было переполнено. Официанты только и успевали бегать от столика к столику. Подойдя к одному из клиентов, Алира аккуратно поставила сделанный заказ напротив мужчины.
- Спасибо - Он отвлекся на мгновение от своих мыслей, подняв на девушку глаза. Их взгляды встретились на долю секунды, но от этого незначительного контакта по ее спине побежали мурашки.
- Еще что-нибудь заказать желаете? - Слегка улыбнувшись, спросила у незнакомца. Его Сорроу видела здесь впервые за недельную смену своей работы в заведении. Взгляд упал на запястье мужчины. - Прикольно, моя фамилия. - Непроизвольно вырвались ее мысли в слух. Румянец тут же проступил на щеках девушки. Убрав выбившуюся прядь рыжих волос за ухо, Алира ожидала ответ на ее вопрос.

+1

31

Dreams are made winding through her hair. Еще раз вспомним о том, что Логан Фортуно встречал множество разнообразных женщин и ни одной из них не позволил остаться надолго в своем сердце. Это было, как чертово наваждение. Что-то безрассудное, до боли близкое и одновременно далекое. Он наблюдал за каждым ее движением, полувзглядом, полусловом, запоминал мелодию голоса. Рыжая была через чур молода, чтобы стать хотя бы на секунду отголоском давнего прошлого.
- Фамилия? - он запнулся, самостоятельно взглянув на собственное запястье. Enjoy and sorrow. Безупречный сатир на миг позволил себе умереть; и тут же воскрес от глубокого сна. На губах заиграла самодовольная улыбка. Взгляд резко остановился на глазах. Значит, у Джеммы была дочь от этого стареющего импотента. Тени сомнений раз и навсегда покинули его разум, и теперь он close to flame. Это ведь реальный шанс вспомнить былые годы. И он уже далеко не восемнадцатилетний мальчик, у которого в голове добрая куча непонятных фантазий о светлом будущем и большой любви. Он отвык делать глупости и вряд ли еще когда-нибудь набьет татуировку с фамилией возлюбленной. ЭлДжею совершенно нет дела до высоких чувств, да и отсутствие суицидальных наклонностей на лицо. Вырос и возмужал. И всегда добивается того, чего пожелает его темная душа.

So close to the flame,
Burning brightly...
It won't fade away,
And leave us lonely.

- Присядь, милый, - Джемма сделала глоток кофе, оставляя на чашке красный след от губной помады. Взор на долю секунды потупился. С одной стороны, парень понимал, что у их отношений нет будущего... но все же, безумно надеялся на ее снисходительность. Мечтал, что через пару лет закончит университет; она разведется с мужем и "always, forever and together". Он знал все ее привычки: сколько ложек сахара кладет в чай; какие сигареты курит; какой алкоголь предпочитает; стучит пальцами по столу, когда нервничает; обожает апельсины и черешню... и целая куча всяких мелочей, на которые мистер Сорроу возможно не обращает должного внимания, - Я думаю, нам не стоит больше встречаться. Понимаешь? Я взрослая женщина и мне нужен более смышленный любовник, - Джемма нагло ухмыльнулась. Как потом стало известно, ее новой "игрушкой" стал аспирант кафедры криминалистики. А ЭлДжей... Он не мог поверить, что все просто так. Его чувства никому не интересны. Он стал обыкновенным посмешищем. Очередным мальчиком на побегушках. Отчетливый стук по вискам, и бег вникуда. Лишь бы подальше от нее; в пустоту; в тишину. Лишь бы не слышать это проклятое имя и забыть мягкий голос. Gone with the sin. Бежать, бежать, бежать. Навстречу ветру; накидаться в ближайшем баре дешевым пойлом; сесть за руль отцовской машины и вжать педаль в пол. Ему плевать, что завтра в некрологах появится его имя, а она, возможно, просто пожмет плечами, вздохнет и скажет: "Идиот". Его поражало хладнокровие этой невозможной женщины. И как же хочется свернуть ей шею или просто пристрелить. Но легче ведь не станет. Он только будет винить себя и подолгу смотреть на старую фотографию из выпускного альбома. Логан никогда и никого не впускал так глубоко к себе в голову, поставив бронированную дверь и повесив амбарный замок. Тут она... Джемма ворвалась туда с чемоданами и заявила: "Теперь я буду жить здесь".
...Разбиться? На смерть. Отпустить руль. И хватит этой бесконечной гонки. Лучше ее не было и не будет.

- Во сколько вы заканчиваете свою работу? - ЭлДжей мягко улыбнулся и посмотрел на часы, пытаясь отогнать воспоминания и наваждение. Ему нужно было убедится в своих догадках. И если это она, то почему в Сакраменто? Или судьба-злодейка всех загонит в угол?

Отредактировано Logan Fortuno (2013-12-24 17:59:38)

+1

32

Алира не любила находиться в неловких ситуациях, сейчас по ее мнения была одна из них. Хотя что девушка такого сказала? Подумаешь, заметила татуировку, схожую с ее фамилией. Однако это было интересно. Что может значить эта наколка на запястье мужчины? Но спрашивать незнакомого человека об этом по крайней мере не культурно, в конце концов подобные надписи обычно означают что-то личное, чем не хочется делиться ни с кем и только ты один знаешь смысл, который закрыт для глаз окружающих. Совсем недавно Сорроу тоже хотела набить себе татуировку, один из японских символов на шее, однако позже передумала, эта идея, видимо, как внезапно пришла в ее голову, так и покинула ее, а это может означать только одно, значит не так Алира и нуждалась в этом, если быстро забыла.
Мужчина рассматривал девушку, чем заставил пылать ее щеки еще больше. Снова подняв взгляд, заметила, что незнакомец о чем-то задумался, все также осматривая ее персону.
Алира привыкла к мужским взглядам на себе, ведь была довольно симпатичной и привлекательной молодой леди. Но старалась не обращать на это внимание. А  с такой работой можно ожидать всего, чего угодно, особенно в позднее время, когда какой-нибудь не совсем молодой мужчина начинал к ней подкатывать. А вы как думали? Такова участь официантки.
Отношение к мужскому полу у Сорроу было странное. Если бы она хотела, могла бы завести отношения уже давно. Но девушка решила, что еще слишком молода для этого, тем более она никогда не любила и возможно даже не влюблялась, были симпатии, но этого для нее мало. Как бы это смешно не звучало, Алира мечтала о большой любви, точно не такой, какая была у ее матери с отцом. Девушка клялась себе, что никогда не поступит так со своим будущим мужем, что будет любить своих детей и уделять им максимум внимания. Внешне она была похожа на мать, но характер достался от отца, за что была огромная благодарность судьбе с ее стороны. Так что пока решено было отдавать все свои силы творчеству и  любимому делу, наверное в данный момент искусство было главной любовью ее жизни.
- Во сколько вы заканчиваете свою работу? - Из раздумий Алиру вывел мужской голос.
- В одиннадцать. - Ответила Сорроу, таким простым тоном, будто у нее спрашивают который сейчас час, но далее осеклась. - А что? - Переминаясь с ноги на ногу, девушка вновь взглянула в голубые глаза своего собеседника. Какая разница этому мужчине во сколько она заканчивает? Неужели он один из тех, кто хочет залезть к ней под юбку? Алира попыталась отогнать от себя подобные мысли, не все же мужчины одинаковые, мало ли зачем ему нужна эта информация. Хотя зачем еще? Смысла гадать не было, сейчас она получит ответ на свой вопрос.
Услышав за спиной голос управляющей, Сорроу обернулась, словив на себе ее неодобрительный взгляд. И правда, что-то девушка слишком задержалась около этого столика. Клиентов тьма, работы куча, не до разглагольствований в данный момент, тем более у Алиры за эту неделю накопился ни один выговор. То кружку разбила, то вид кофе перепутала или вовсе разлила его. К любой работе нужно привыкать. Пока у нее это особо не получается.
- Извините, мне пора. Вам еще что-нибудь принести? - В последний раз уточнила девушка, прежде чем вновь вернуться к своим обязанностям.

+1

33

Такого же просто быть не могло. Все же, им стоило поговорить. Пусть не слишком открыто и пусть он не будет рассказывать ей все о своей жизни. Но Логан должен, нет, просто обязан узнать. Если все-таки эта девушка... Эта... он даже не спросил ее имя. Взгляд на бейджик... Алира. Хм. Забавно. Перед глазами тут же встал образ рыжеволосой вампирши из фильма "Ван Хельсинг". Наверное, одна из его маленьких эротических фантазий с самого университета. Это не было банальным подкатом, он не так прост, как кажется на первый взгляд. Обыкновенный красавчик с ирокезом и игривыми глазами - да, ладно... прекратите, увольте, помилуйте.
- Значит, я буду ждать Вас в одиннадцать, - кривая ухмылка без намека на большие обстоятельства. Его смешил этот мир со своими правилами, уставами и стереотипами. Люди верят только первым впечатлениям, не копают глубже - пожимают плечами и живут дальше. Раньше Логан Фортуно боролся за свои чувства и пытался что-то изменить. Бесплатный волонтер. Теперь же только хладнокровие, только хардкор. Если остальным - насрать. Какого лешего, он должен нервничать? Измеряйте благополучие людей по толщине бумажника; верьте в любовь после первого дорогого подарка; заражайтесь вирусом равнодушия, ведь он распространяется так быстро. Была бы его воля, он с удовольствием работал проповедником, но на этом можно сделать славу, а не карьеру. А его устраивала позиция, где он может манипулировать людьми безо всяких стараний... если, конечно, не учитывать долгие годы обучения в университете. К тому же, в его сердце осталось что-то человеческое - помощь брошенным парням минус одно очко от кармы.
- К слову, я не собираюсь к Вам приставать, если Вы уже решили позвонить какому-нибудь амбалу, чтобы тот провел до дома, - полуулыбка, Фортуно делает глоток кофе и идет прочь из этой кофейни. Ему еще нужно подумать. Может он и не придет, найдя занятие поинтересней. Но заставить девушку ждать и тем самым разочаровать её - не в правилах Логана. А к черту. Если в ее жилах течет кровь Джеммы Сорроу - она лучшая находка за все минувшие года и, возможно, именно она поплатится за то, что много лет назад сделала ее мать. Ему явно не хватало острых ощущений. Главное, не наступить на те же грабли... женщины из этого семейства обладают диким и совершенно восхитительным обаянием. Но Фортуно уже не тот. СОВСЕМ ДРУГОЙ. Не верит в счастливый случай; не будет кидаться в омут с головой; никакого always and forever и over and over; никаких татуировок в "честь".
Он остановился возле собственной машины и взглянул в небо. Что ты, блять, делаешь, Логан? К чему весь этот цирк? Может просто совпадение? А может судьба? Никогда в нее не верил, но один вечер порой переворачивает твой четко выстроенный мир с ног на голову. Играй. Играй, как в последний раз. Заново погрузись в яму собственного подсознания; выпусти сумасшедших демонов наружу - пусть пляшут; вытащи иллюзии наружу и пусть они абсурдны - дай волю самому себя.
- К чертям собачьим, - произносит куда-то в воздух, подкуривает сигарету и плюхается на водительское сидение своей канареечной Шеви. Never again - он всегда выполняет обещания данные самому себе.

+1

34

Улицы ====>

Что такое завтрашний день? Слепая уверенность в то, что в тебя не врежется машина или ты в неё, не размажет по асфальту каток, не нападёт в тёмном переулке маньяк-неврастенник. Глядя на Куинтона, Кромвель не была уверена только в последнем. Убежденность в том, что он не вонзит в её преждевременно защищенную плоть и, на данный момент, открытую только со спины, стрелу с ядом была ми-и-и-зерной.
Она сидит напротив и кусает язык, продолжая ненавидеть его. Снова. И снова. И снова. И снова. И так до бесконечности.  Ненавидеть за собственную слабость, за трясущиеся колени и ком, застрявший в горле, готовый в любую минуту вырваться наружу в ошмётках рыданий. Она боялась садится с ним в машину; идти впереди, чувствовать холодный взгляд за своей спиной - ощущение будто привязали к позвоночнику длинную деревянную доску. Не можешь согнуться, не можешь поддаться вперед, не можешь ускорить шаг. Многие люди совершенно нормально себя чувствуют в компании подобных, но ей как-то плевать с высокой колокольни на чужие чувства. Леона Кромвель не была трусихой, но и оставаясь наедине с убийцами, ей было, мягко говоря, не уютно. Грубо говоря - пиздец, как не уютно.
- Я забыла у тебя свой шарф, - у такой женщины как Тигра, явно множество таких дорогих безделушек, и она вряд ли бы заметила потерю одного какого-то шарфа. Но нужно было с чего-то начать диалог, тем более Куинтон вел себя гораздо спокойнее, нежели в момент их первой встречи. Возмутительно расслаблен и неподвижен, а ее это раздражало. В разные периоды жизни находились люди, которые считали, что читают ее наизусть. Она же и сама находила в себе новые, поражающие непредсказуемостью, черты. Игра полуслов, понимание полувзглядов; также поэтично, как в ее любимых произведениях литературы, которые она любила перечитывать по нескольку раз в возрасте двадцати лет.
- И я бы предпочла забыть о том инциденте у тебя дома. Если тебя мучают угрызения совести, и ты хочешь извиниться... я тебя уже простила, - посреди обеденного стола две кружки ароматного кофе, заказанные парой минут ранее; такие шикарные женщины в возрасте после тридцати уже не заботятся о собственном здоровье, и переходят с полезного зеленого чая на крепкий эспрессо.
И вроде бы время оттаять, начать улыбаться, размякнуть. И грани чашки так приятно греют руки; и его глаза - тёмные, загадочные, будто затягивают в омут и заново раздевают. А может быть, и плохо, что раздевал только глазами. Не раздел руками/зубами/любыми другими частями тела. Она ловит себя на отвратительно порочных мыслей, качает головой из стороны в сторону - "не хочу в тебя. в твою душу. в твою улыбку." Лишь бы не так, лишь бы не зацикливаться. Кромвель обреченно закрыла глаза, понимая, что влипла и будет долго и нудно мучить свой мозг совершенно изнуряющими мыслями. Задача его появления - вывернуть наружу; её задача - остаться не тронутой и скрыться восвояси. Вынуждаемая быть кем-то, попытка затеряться за спиной той, которую со временем породило сознание освобождает наружу юную, чистую душу Леоны Кромвель. Слабой девушки и мечтательницы, с ума сходившей по английской литературе и героям лирических пьес. Критика, мнение, образ. Никакого отношения к ней сегодняшней это не имеет. Проходит доля секунды, и она вновь поднимает свой тяжелый взгляд на собеседника, демонстрируя пуленепробиваемый блок. Иначе такая открытость может убить. Уже чуть раз не убила, навалившись грязью, предательством, банальным отчаянием и попытками суицида.
kingdom burning down and no one here to save you ©
Жаль только, что алкоголь, как анестетик не притупляет чувство восприятия боли и реальности. Леона не пила посреди дня, но сейчас не отказалась бы от пары капель коньяка в своей чашке. Они - враги; они - непримиримые соперники. Это даже читается в занятой позе друг напротив друга.
- Сидя здесь, я могу опоздать на работу и получить выговор от начальство; стало быть, ты мне должен, - скрипучая, едкая фраза и саркастичная ухмылка. Ей нужно успокоится и смириться со своим положением; ей нужно выдохнуть, прогоняя прочь дурацкие мысли; ей нужно перестать играть. Или быть может, вывалить всё, о чем она в курсе. Рано. Слишком рано. Хотя, одного ма-а-а-ленького факта было достаточно, чтобы встать и свалить к ебеням, сменить фамилию и вернуться обратно в Ирландию.

+1

35

Все будет хорошо, - звучит, как заученная молитва, но Гуидони верит, что скоро все встанет на свои законные места. Он не старался ненавидеть мир, людей, обстоятельства, - все отлично, а если нет, то, значит, скоро изменится к лучшему. Зачем кого-то ненавидеть, когда ты и только ты виноват в своих неудачах?... А эта самая темная полоса была херовой, такой длинной со знаком бесконечности. Создавалось ощущение, что она уже никогда не кончится. И он не преувеличивает, если не сказать, что преуменьшает. Да, суд оправдал его, но копы, эти дворовые псы, все еще жаждут крови мафиози, выискивая любую зацепку, чтобы снова возбудить дело против Куинтона. Наверное, поэтому он так не хочет заводить какие-либо отношения с незнакомцами. Ему хватает и старых взаимоотношений, новых заводить - нет смысла. Пускай продолжают стоять на пороге, в жизнь свою Гуидони впускать никого не собирался... Хотелось бы так надеяться, но, увы, Леона слишком быстро осталась в его памяти ярким пятном, тогда еще оставив дверь в его квартиру приоткрытой. Знаки... Означало ли это то, что она хотела вернуться? Он её спросит чуть позже, когда напряжение спадет и она сможет заговорить с ним на одной волне, без толики ненависти. А дальше... Черт его знает, что будет дальше. Он не ясновидящий, чтобы предсказывать будущее. За настоящее ручается, на дальнейшее не претендует.
Они подъезжают к кофейне: Куинтон припарковывает авто Кромвель на удобном месте и они выходят из салона, захлопнув за со собой двери с громким стуком. В таких кафетериях Гуидони обычно подписывал контракты, договаривался с сотрудниками, но никогда не приходил сюда с женщинами. Они, то есть женщины, любят не только ушами, но и глазами: заместо жалких кафешек должны быть дорогие итальянские или французские рестораны с галантными официантами, прекрасным видом на город и ко всему этому обязательно должно прилагаться вино старой выдержки. Они уверены, что стоят большего и вряд ли когда нибудь решатся пойти в кинотеатр на задний ряд вместо всего этого пафоса и красот. Леона... Гуидони уверен, что она смотрит на деньги и на меньшее никогда не согласится.
- Я забыла у тебя свой шарф.
У такой, как она, шарфов этих - тысячи, не меньше. Причина его упомянания в другом, ведь так? Улыбается, встретившись взглядом с обладательницей темно-карих глаз.
- Чем не повод заехать ко мне? Только не смотри на меня так. Я предлагаю тебе свои услуги. Я тебе шарф, ты - продлишь нашу с тобой встречу до следующего утра.
- И я бы предпочла забыть о том инциденте у тебя дома. Если тебя мучают угрызения совести, и ты хочешь извиниться... я тебя уже простила.
- Не обманывай меня. Я не люблю ложь. Тебя что-то удерживает, верно? Ты все так же смотришь на меня с той ненавистью или это... что-то другое? Я все равно узнаю, рано или поздно, о чем ты сейчас так озабочена.
- Сидя здесь, я могу опоздать на работу и получить выговор от начальство; стало быть, ты мне должен.
Все та же улыбка. Гуидони хмыкает, пожимая плечами. Холодный расчет. Да, эта рыжеволосая бестия живет только по ним.
- И кем же ты работаешь? Может, я имею связи с твоим начальством. Я далеко не самый последний человек в этом городе, ты ведь понимаешь?

+1

36

Мрачно усмехаясь, Леона устраивается поудобнее в кресле. Приятно скрипит потёртая кожа, разгоняя здешних комнатных демонов по углам. Может ей пора носить что-то еще более мрачное, нежели рабочие костюмы? Что-то более закрытое под горло? Грязно серое, с юбкой в пол и жёстким воротом. Тогда ни одна рука, ничего другого у мужчины не поднимется при взгляде на неё. Искоренить красную помаду, возможно, выкрасить волосы в тёмный и стать настоящей образцовой мамашей-наседкой. Она, ведь, никогда не стремилась найти правильного мужчину и выйти замуж. Окончательно угробленная эмансипацией Леона Кромвель вполне обходилась без мужской руки в доме, вооружаясь мобильным телефоном и кучей номеров специальных служб.
Не уж то, после их очередной встречи, она будет навязчиво чувствовать запах его дорогого парфюма там, где его нет; или оборачиваться на любую тень в подворотне; и уж точно она перестанет спускаться на первый этаж по тёмной холодной зоне.
Но вот они сидят друг напротив друга.
Уютная кофейня.
Белые чашки и блюдца.
Каждую минуту.
Секунду.
Ничего.
Не происходит.
- Скажи мне, у кого ты учился так отвратительно ухаживать за девушками? - это была не встреча, даже не свидание. Леоне абсолютно плевать на окружающую её обстановку; все равно, что по радио вместо привычной классики в ресторанах играет что-то из ранней Бритни Спирз, а у официантки сквозь униформу проглядывается нижнее белье. Чёрт возьми, абсолютно всё равно. Она уделяла драгоценные минуты собственного рабочего времени только за тем, чтобы расставить точки над "и" и никогда не видеть этого человека с его пошлыми ухаживаниями. Знаете, есть такие мужчины, с которыми приятно находится рядом ровно до той отметки, покуда они не открывают рот. Куинтон Гуидони, по всем меркам, был именно из таких. Он напоминал ей невкусную конфету в яркой обертке. Снаружи эффектно, а внутри какой-нибудь мега-полезный для здоровья чернослив. И если он хотел заинтересовать женщину подобным образом, то очередная попытка увенчалась провалом.
- Я помощница президента "Good morning, Sacramento", мистера Морта Эддингтона. И я не думаю, что у тебя есть с ним какая-то связь, - более того, она была даже в этом уверена. Вдобавок к "элитному" детству и безрассудных "за тридцать", она питала злобу абсолютно ко всем, кто общался с ней не в той манере, которая ей была приятна. Её самооценность превосходила в разы всё её существо; а мужчина, сидящий напротив напоминал провинциального простачка в дорогом костюме.
Банальные фразы. Высосанные из пальца причины. И Леона тупо утомилась.
- Слушай, если ты хочешь продолжать мучить меня своими бесполезными пошлостями - я лучше уйду сразу, - мда, Кромвель сама толерантность. Градус почтения и терпимости в ней крайне стабилен и удивителен в своём красноречии. В самолёте к кричащим ребёнком или со старушкой, задумавшейся на лестничной клетке — Тигра первая, кто разевает пасть. Хотя, детей и любила больше всего. Но посторонние шумы терпеть не могла, - А если есть что-то по существу, вперед, - она отхлебнула из чашки, заключая в мыслях, что кофе здесь готовить не умеют. И вряд ли она оставит на чай той официантки, чьи дешевые трусы успела заценить.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Сакраменто » Кофейня "Traveler's Coffee"