vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What if help will never come?


What if help will never come?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Mitchell Breen
Место: Какой-то ночной клуб, потом неизвестное персонажу место
Время: Июль 2009 года
Время суток: ночь и следующие несколько суток
Погодные условия: ужасная жара и духота
О флештайме: Отсылка к 2009 году, когда Митч уже обосновался в Сакраменто и зажил новой жизнью, но прошлое отступать не желает и усердно наступает на пятки.

+3

2

Этому вечеру, как и последующим нескольким суткам,
суждено стать самыми запоминающимися в моей жизни.
Не потому что произошло что-то необыкновенное и стоящее,
а потому что произошло то, что я, возможно,
никогда не смогу стереть из своей памяти.

  Был жаркий июльский вечер. Выходной в душном многолюдном клубе. Вечер, ничем не отличающийся от прочих таких вечеров. Немного алкоголя, сигарет, ритмичная музыка, под которую невозможно не танцевать и много красивых девушек, за которых уже не цеплялся глаз. Ночная жизнь уже приелась, но одновременно и стала частью меня. Ночью я либо работаю, либо отдыхаю в клубах, как сегодня.
  Правильно ли это, такой образ жизни? Знакомства на один вечер, раскованность, пошлость и ни капли стеснения. Но это мое, на сколько бы неправильно это не было. Знакомства на танцполе, у барной стойки или когда тебя целиком обволакивает своим присутствием чудесное создание, как сейчас. Я заметил ее еще вначале вечера. Она олицетворяла собой что-то неземное и недоступное, но безумно манящее. Затем мне удалось урвать пару взглядов и прикосновений на танцполе, но она исчезла. Затем вновь появилась и одарила меня божественной улыбкой, чувственным танцем и... и исчезла вновь. Чертовка.
  Потеряв надежду найти ее среди толпы, я засел за барную стойку, безрадостно наблюдая за танцующими, все еще стараясь отыскать незнакомку. Глупо это, кругом уйма красивых девушек, а я, как последний балбес выискиваю одну. От моих мыслей меня отвлекает рука, легшая на мое плечо. Разворачиваюсь и вижу перед собой ту, кого выискивал глазами последний час или больше. С милой улыбкой на лице и огоньком в глазах. И пусть этот огонек - отблеск прожекторов с танцпола, выглядит сейчас она завораживающе.
  - Я бы выпила чего-нибудь. - прижавшись ко мне и прошептав это почти мне на ухо, она лишает меня на время дара речи. Я даже прикрываю глаза, растворяясь в этом ощущении, в ее присутствии. Таком легком и манящем. Оно захватывает меня и не желает отпускать, или я не хочу этого. Но я все же отвлекаюсь на бармена, заказывая ему какой-то коктейль с неизвестным названием. А в это время моя незнакомка пытается снова исчезнуть, но я успеваю поймать ее и притянуть к себе.
  - Куда ты? - теперь я не хочу ее отпускать. Она уже несколько раз за этот вечер исчезала, еще раз - не отпущу. Она вновь рядом, вновь улыбается и прижимается ко мне, не иначе как пытаясь свести меня этим с ума. Ее руки ложатся мне на плечи, и я снова слышу ее голос, только теперь уже не шепотом. - Я Ева. - вот так легко и непринужденно, да еще и ангельским голосом. Сказать, что уже сейчас я был ею покорен - это, пожалуй ничего не сказать. Ее рука ерошит мои волосы, глаза изучают мое лицо, а я не хочу ломать этот момент, потому что он кажется мне чем-то превосходным. Нет ощущения, что я узнал ее пять минут назад. И что-то мне подсказывает, что это взаимно.
  - Я Энтони. - ох уж эта глупая привычка представляться вторым выдуманным именем. Но я к этому привык, так что всегда так представляюсь. Да, в такие моменты я самая настоящая фальшивка, но и к этому я привык. Она улыбается еще приветливее и склоняет голову набок, оголяя этим жестом шею, и продолжая изучать мое лицо. Теперь она изучает его не только взглядом, но и легкими воздушными прикосновениями подушечками пальцем. И это так чувственно и непередаваемо приятно, черт возьми. Я убираю маленькую прядь с ее личика, отвожу ее в сторону и подхватываю ее подбородок большим и указательным пальцами. Тем самым я даю себе возможность рассмотреть ее, заглянуть в прекрасные глаза, пусть и в таком освещении я не могу рассмотреть их цвет. Мои изучения задерживаются на ее губах, на которых покоится легкая улыбка. И я делаю то, что считаю в этот момент правильным и мне необходимым. Я наклоняюсь к ней, желая ее поцеловать, но Ева, азартно улыбнувшись, кладет палец мне на губы, отстраняя меня. Точно чертовка. Привлекательная, манящая чертовка.
  Отстранившись и еще раз взъерошив мне волосы, Ева прокручивается под моей рукой, как маленькая невесомая куколка, собравшаяся танцевать, оставляет поцелуй на моей щетинистой щеке и отходит, подмигнув мне. По ее губам читаю, что она "на минутку", подмигивает и ускользает вновь куда-то в толпу. Она вновь исчезла, ускользнула, только теперь я не рвусь к ней. Я почему-то уверенный сижу в ожидании за барной стойкой, поигрывая причудливым бокалом, в котором подали коктейль Еве, в руке.
  Проходит минут пять. Ее коктейль, который подали с перемолотым льдом, постепенно начинает таять, с бокалом больше не поиграешься, и я закуриваю сигарету, окутывая несчастный бокал облаком дыма. Ощущаю непонятным чувством на себе внимательный взгляд и начинаю искать источник. Все просто - это Она, напротив меня, через зал, через толпу и через барную стойку смотрит на меня. Ловит мой взгляд и манит меня к себе улыбкой и легким кивком в сторону выхода. Да, давно пора покинуть это заведение. Тушу в пепельнице сигарету, оставляю расплату за выпивку и пробираюсь сквозь толпу к Еве.
  Достигнув того места, где еще минуту назад стояла прекрасная девушка, не обнаруживаю ее и снова начинаю искать ее взглядом. В толпе зала, на танцполе, у бара, у выхода. Да, она уже ждет у выхода. Ждет меня. Эта мысль заставляет меня улыбнуться и следовать за ней. Оказавшись рядом с ней, отказываюсь слушаться себя и сдерживать - прижимаю Еву к себе.
  - Я на машине, идем. - она снова ускользает от меня, из моих объятий, берет меня за руку и тянет за угол. А я следую за ней, не в силах противоречить. На столько я попал во власть ее очарования, что не мог мыслить логично. Да и хотел ли я в тот момент сопротивляться - вопрос очень спорный.
  Мы заворачиваем за угол, она отпускает мою руку и идет к припаркованной рядом машине.
  - Я тоже на колесах, можем ... - но я не успеваю договорить. Что-то тяжелое оглушает меня, сбив тем самым с ног. Мысль о том, что не может такая грязная машина принадлежать такой опрятной девушке уже подтвердилась. Меня тащат к машине, головой вниз, запихивают в салон. Я отрывками слышу голоса. Взволнованный голос Ева, еще какой-то девушки, мужчин. Все это смешивается и я проваливаюсь в забытье.

Отредактировано Mitchell Breen (2012-11-10 01:44:16)

+3

3

Интересно, это на долго?
  Темнота. Духота. Влажность. Последние две вещи у меня не очень укладывались в голове вместе. Все тело ноет, ломит. Видимо я уже очень долгое время нахожусь в одном положении, и все тело затекло. На столько затекло, что я пока не могу понять - сижу я или лежу, и в каком положении все части тело. Еще очень тихо. Не шевелюсь, пытаясь уловить хоть какие-то звуки, которые помогли бы мне сориентироваться. Примерно через минуту до меня доносятся отдаленные шаги и чьи-то тихие голоса. Даже дыхание задерживаю, чтобы услышать хоть что-то, но это ничего мне не дает. Это далеко от меня, значит можно попробовать пошевелиться и оценить ситуацию.
  Открываю и закрываю глаза. Еще раз. Все такая же густая темно. Аккуратно шевелю руками. Я привязан. Руки над головой, разведены в стороны. Ноги не привязаны, немного разминаю их, чтобы вернуть чувствительность. Что еще не так? Кляп во рту. От которого сложно глубоко дышать, которые мешает и с ним просто неуютно. Хотя о чем я - какой тут уют. Будь здесь уют - я бы не лежал на чем-то жестком с привязанными руками в жуткой духоте и с кляпом во рту.
  Я подтягиваюсь чуть повыше, поближе к рукам. Провожу лицом по правому плечу. Оказывается у меня еще и глаза завязаны. Хотя я уже этому и не удивляюсь. Но еще я понял, откуда это ощущение влажности при такой духоте. Все мое тело покрыто потом. Плечо о которое я потерся тоже. Ощущение не из самых приятных.
  Любые движения причиняют боль, дискомфорт и учащают дыхание, хотя кляп этому очень мешает. Голова раскалывается от такой духоты, хочется дышать глубже, полной грудью. Порываюсь сделать пару глотков воздуха полной грудью, но из-за этого лишь начинаю сильно кашлять.
  Шаги, которые были слышны вдалеке, приближаются. Сейчас я понимаю, что эти шаги доносятся откуда-то сверху. Раздается звук металла, предположу, что это замок или какая-то задвижка, звук шагов по ступенькам. Щелчок. Могу сказать, что после него появился какой-то намек на освещение, пробивающееся сквозь повязку на глазах. Значит, до этого я был в полной темноте, как по сути и сейчас. Снова шаги, уже совсем близко. И удар. По лицу. Кажется в переносице что-то хрустнуло. Я бы спросил собственно за что, но кляп во рту, увы. Еще удар. Я даже засомневался, что второй удар был кулаком, без чего-то еще. Не знаю, были ли еще удары, потому что после второго я снова погрузился в пустоту.

+3

4

Мое следующие пробуждение происходит слишком неожиданно. Не знаю, сколько я находился без сознания, несколько часов или десятков минут. Не знаю наносили ли мне еще удары. А еще я не знаю, за что мне их наносили. Знаю то, что в комнате я сейчас не один. Это я для себя решил, что я в какой-то комнате. И почему-то мне показалось, что это подвал, ибо шаги до этого доносились откуда-то сверху.
  Мое пробуждение спровоцировало прикосновение чего-то холодного к моему лицу, от чего я резко дергаюсь, мотнув головой в сторону. Даже в шее что-то слегка защемило от такого резкого движения. Дальше по инерции я пытаюсь отстраниться и отодвигаюсь ближе к изголовью, к которому привязаны мои руки. Но сделав всего пару движений, ощущаю пронзающую боль в плечевых суставах, и из меня вырывается отчаянный болезненный стон, который приглушается кляпом.
  И я замираю. Потому что я ничего не могу сделать. Я не могу увидеть что-либо, что меня окружало. Я не могу увидеть того, кто рядом со мной. Я не могу сказать что-либо, узнать или просто выругаться. Я даже отодвинуться не могу, не причинив самому себе боли. В более унизительном и безвыходном положении я еще не был, стоит признаться в этом хотя бы самому себе.
  - Успокоился? - мою задумчивость прерывает голос. Женский голос. Приятный и мелодичный. Я сразу пытаюсь понять, не та ли эта девушка, что была со мной в клубе. Была со мной. Надо приучить себя называть вещи своими именами. Не та ли это сучка, что заманила меня в эту ловушку. Я ощущаю какое-то движение рядом с собой и машинально поворачиваюсь к источнику шума ухом, пытаясь улавливать и различать звуки, раз уж других способов у меня не осталось. Легкий шум и ощущаю как продавливается матрас на кровати, к которой я привязан. Да, я снова сделал для себя умозаключение, что это кровать. Мне так проще.
  Девушка подсела по ближе и возилась с чем-то, судя по шуршанию ее одежды. - Не дергайся. - теперь голос девушки звучит немного раздраженно. А мне остается лишь повиноваться, потому что у меня нет выбора. Нет смысла брыкаться, отскакивать. Я ничего не могу сделать. И это полная безысходность начинает давить мне на плечи, усиливая боль в них. Я немного отодвигаюсь от изголовья, давая рукам некоторую свободу и отсутствие боли. Я расслабляюсь и откидываю голову на матрас. Инстинктивно закрываю глаза, хотя это ничего не меняет, и теперь мечтаю о такой простой вещи, как возможность положить голову на скрещенные руки на подушке.
  Моего лица снова касается прохладная материя. Наконец, понимаю, что целью было... вытереть мне лицо? Какая трогательная забота. Но я опускаю свое негодование и недовольство этим проявлением доброты или как это вообще можно считать. Мне протирают нос, рот и подбородок. Неудивительно. После ударов  конечно же была кровь. Все же интересно - как давно это было. Хотя по ощущениям все же недавно.
  Спустя пару минут девушка поднимается и уходит. Я слышал шуршание ее одежды, тихие шаги по полу, более гулкие по ступенькам, снова щелчок - наверное я снова без света, легкий скрип двери и снова тишина.
  Сколько в моей жизни было моментов, секунд и минут или даже целых ночей, когда я мечтал о тишине. Глубокой и поглощающей, чтобы отвлечься и не загромождать восприятие отвлекающими звуками. Я действительно мечтал о ней, не понимая в те моменты, что можно найти в ней. И вот сейчас, оставшись наедине с самим собой в полной темноте и тишине, у меня есть уйма времени, чтобы отвлечься от своей привычной жизни и терзать себя вопросами без ответов о причине моего попадания сюда.
  Я пытаюсь подружиться со своими новыми соседями, пытаюсь принять их и заставить не сторониться меня. Я не нарушаю тишину и пытаюсь проникнуться темнотой. Занимаю себя представлениями о том, что это за помещение, в котором я нахожусь, как оно выглядит. Мысленно проделываю путь от кровати по лестнице и наверх. Правильно ли это, ведь я не знаю наверняка выберусь ли я когда-нибудь из этого подвала...

+3

5

Сколько прошло времени? Сутки? Может больше? Наглухо сбитый внутренний режим мне с ответом на этот вопрос не поможет. Мне лишь остается предположить, что нахожусь я в этом душном подвале около суток. Я бы сейчас многое отдал за глоток свежего воздуха, стакан холодной воды и душ.
  - Ну что, пора?
  - Давно уже пора. Сколько он в подвале валяться будет? И почему он вообще здесь?! -
если затаить дыхание, до меня иногда доносятся обрывки фраз, сказанные наверху. Так вот - возмущение по поводу моего нахождения здесь было произнесено знакомым мне голосом. Да, голосом Евы, хотя я не уверен, что это ее настоящее имя. Какой надо быть дурой, чтобы назвать настоящее имя.
  - Лучше спуститесь проверьте как он.
  - Если ты будешь избивать его каждый раз, ...
  - Перестаньте, я проверю.

  Я замираю, весь превратившись в слух, ловя каждое слово, которое долетает до меня. До этого мне не было слышно никаких речей, теперь возможно мои похитители в комнате поближе к подвалу и я могу их слушать, хоть и не всегда. Зачем мне это? По сути ни за чем. Но это ужасно находиться в этой поглощающей с головой тишине, не имея возможности отвлечься на что-то, кроме похрустывания собственных суставов, звуков проминающихся подо мной пружин или скребущихся где-то под полом грызунов. Пожалуй, последние - моя единственная компания, которая так или иначе не в силах меня отвлечь от моих далеко не радужных мыслей относительно себя.
  Металлический звук, скрип двери, несколько шагов по ступенькам, щелчок выключателя. Уже знакомая цепочка действия, на которые я никак не реагирую, ни единым движением. А зачем, ответьте мне? Зачем мне упрощать кому-то из похитителей жизнь? Буду притворяться деревом. Я уже почти сам поверил, что стал растением - все тело давно затекло и ноет, а возможности размяться у меня нет. Вот и лежу на этой кровати и пускаю корни. Больше от меня и не требуется.
  Справа от меня кровать немного прогибается - кто-то присел рядом. У меня даже нет желания отодвинуться в сторону. Пусть это будет первый, кто посетил меня, пусть изобьет меня и я снова отключусь. Я правда хочу отключиться от происходящего хоть ненадолго, потому что элементарное поспать - мне недоступно. Слишком болит все тело и не дает возможности мне расслабиться. Хотя я и ловлю себя на мысли, что периодически я проваливаюсь в какое-то забытье, отключаясь от реальности. Вот только отделить такие моменты мне не удается - все как-то сливается теперь в единую картину - мои провалы в никуда и эта жестокая реальность.
  - Хочешь пить? - пить? хочу ли я пить? А как вы думаете, сидя там наверху? У вас там так же жарко  и душно? Или может у вас там кондиционер? А может еще лучше - напоите меня чем-нибудь, чтобы ласты склеить, сделайте одолжение. Это между прочим негуманно - дать человеку умереть от обезвоживания. Первым отказывает жалко мозг, а ни что-то более серьезное. Сердце например.
  Спустя несколько секунд, киваю в знак согласия девушке, сидящей рядом. Не вижу для себя никакой выгоды отворачиваться от нее сейчас и притворяться деревом. Пить ведь действительно хочется. Да и если она не передумает - я смогу ненадолго избавиться от кляпа, который мне уже порядком надоел и вообще мешает дышать.
  - Я сейчас. - и она быстро поднимается по ступенькам. Прислушиваюсь к звукам, доносящимся сверху. А там разыгралась небольшая ссора на тему того, не слишком ли мне жирно.
  - Нет, Фил, это я предложила. Не ори на меня! Ты сам попробуй там хоть полчаса просидеть, поймешь что к чему. Иди в задницу! - хорошая же у меня команда похитителей скажу я вам. А еще мне до сих пор неизвестно сколько же их всего. Ева, которая выманила меня из клуба, Фил, который по всей видимости приложился к моей моське в первое мое пробуждение, еще девушка, которая так заботливо решила меня напоить. Есть еще несколько, которых я слышу не так четко. Хотя по сути - для меня их количество не меняет ровным счетом вообще ничего. Будь их пять или пятнадцать - я как есть привязанный в подвале - так и был бы.
  Девушка возвращается в подвал и усаживается снова рядом со мной, справа от меня.
  - Может лучше не надо? а она оказывается пришла навестить меня не одна. Этот подвал становится популярен, приходите все, не стесняйтесь. Можете телевизор притащить или хотя бы радио для фона, я вам спасибо скажу.
  - Ты знаешь другой способ напоить его? это отзывается девушка, сидящая рядом. Вторая фыркает в ответ и со словами
  Делай, как знаешь. поднимается обратно наверх. Ясное дело - здесь и пять минут пробыть сложно. Так что это милое коварное создание, решившее позаботиться обо мне - почти герой.
  Обойдемся без глупостей? Я уберу кляп. в ответ я опять просто киваю, а что мне еще остается. Чувствую, как девушка колеблется избавлять меня от кляпа или все нет. Ну а что я сделаю? Укушу ее? Закричу? А теперь спрашивается - а оно все это мне вообще надо? Правильно - не надо. Я приподнимаю чуть выше, пытаясь придать себе хотя бы отдаленно напоминающее сидячее положение.
  Спустя почти минуту, девушка все же неуверенно избавляет меня от кляпа. Я глубоко вдыхаю, ловлю ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Понимаю сейчас, что мне этого ужасно не хватало - этой возможности вдохнуть полной грудью, провести языком по пересохшим губам и просто возможности свободно дышать.
  Моих губ касается горлышко бутылки, и я жадно начинаю пить, боясь, что девушке все это надоест и она спокойно уйдет. Вода почти теплая, слегка прохладная, но мне это сейчас так не важно, важно, что есть возможность выпить хотя бы такой воды, я не привередливый. То ли бутылка была очень маленькой, то ли я пью очень быстро, но бутылка быстро опустошается, а я выпил бы еще пару таких, не отказался бы. Бутылка убрана, в подвале повисает тишина. Возможно стоило бы ее поблагодарить, но у меня нет такого желания. Эта маленькая добрая вещь не перечеркивает того факта, что эта девушка - одна из моих похитителей. Так что, на сколько бы это может показаться невежливо я ничего не говорю и не киваю ей в знак благодарности.
  У меня в голове проносится десяток вопросов, которые мне хотелось задать еще полчаса назад или день назад. И сейчас, когда я, наконец, обретаю возможность говорить - все желание спрашивать отпадает. Я не хочу слышать ответы. Каждый ответ вызовет во мне новый вопрос и так далее по нарастающей - зачем мне это? Зачем изводить самого себя. И в этот момент я понимаю, на сколько наплевательски я стал относиться к самому себе. Я уже поставил на себе крест, уверенный в том, что я отсюда не выберусь, что не переживу это очередное жизненное приключение. Поэтому такое безразличие, такое отсутствие интереса и желания жить и бороться.
  Поглощенный своими размышлениями, я даже забыл, что не один в помещении. Девушка глубоко вздыхает и моих губ снова касается ткань, служившая до этого кляпом. Я так же безразлично подаюсь вперед, чтобы она могла спокойно завязать ткань, оставив меня вновь с этой удавкой. Нет смысла противиться. Если они захотят что-то сделать - они это сделают, с моей помощью или без нее.
  Если будешь тихо себя вести - можем обойтись без него. замираю на пару мгновений и делаю кивок в знак того, что мы действительно можем обойтись без этой удавки. Но во мне снова не просыпается желание благодарить девушку и за это. Она убирает ткань, встает с кровати и уходит. Она, пожалуй, мой самый частый посетитель, но мне от этого не радостно. Она все так же и мой похититель. Не стоит забывать об этом. Шаги по ступенькам, скрип двери и снова разлад среди похитителей на тему моего кляпа. Откидываю голову на кровать и пытаюсь отключиться от реальности. Снова. Потому что находиться в ней сейчас невыносимо тяжко и одиноко.

Отредактировано Mitchell Breen (2012-11-22 22:04:49)

+3

6

Что принесет нам новый день?
Узнаем это лишь к закату.

  - Что с его телефоном?
  - Подыскиваю кого-нибудь подходящего.

  Уже почти полчаса я валяюсь в своем подвале, не издавая ни звука и прислушиваясь к разговорам моих похитителей. Не все их них любят говорит погромче, поэтому до меня доносятся лишь части разговора. Но знаете, мне и этого хватает с лихвой. Меня похитили ради денег. Нет, даже смешно. Ну кому я к черту нужен. Они меня с кем-то спутали или где? Хотя, пусть пробуют, я посмеюсь. Хотя смеяться долго не придется, поймут что за меня получить нечего и убьют. И снова прислушиваюсь к разговорам, пытаясь услышать - кого же они выберут своей целью. Так и хочется им сейчас дать подсказку, чтоб выбрали кого-нибудь из группы Семья или Родственники. На самом деле ни одних ни вторых в моей жизни нет, так что Семья для меня - мафия, а Родственники - знакомые в Полиции. Вот такой каламбур. Так что ребята - выбирайте кого-нибудь из этих групп и вперед, не ошибетесь. А вообще, сразу звоните Гвидо - он все вам организует по высшему разряду.
  Снова разговоры сверху, но я их не разбираю. Перебираю в голове реакции людей, кому могли бы позвонить мои похитители. Позвонят в Полицию? А что бы я сам сделал в такой ситуации или любой другой человек на моем месте? Запаниковал бы - это точно. А дальше по ходу событий.
  По возгласам сверху слышу, что они определились со своим выбором - кому будут звонить, но я не слышу о ком идет речь. В списке контактов очень мало людей, которым до меня действительно может быть дело, которые будут за меня переживать. Тут главное не промахнуться.
  Неожиданно раздается уже привычный металлический звук, резкий скрип двери, щелчок выключателя и тяжелые шаги пары человек.
  - Это лишнее, он не буйный. - знакомый женский голос девушки, которая так любит меня здесь навещать.
  - Это лишь страховка. - мне в горло упирается чуть прохладный ствол, возможно пистолета. Очень красноречиво. - Сейчас я тебя освобожу. Поднимемся наверх,  у тебя будет двадцать минут на душ, туалет и переодеться. Не заставляй меня сомневаться в твоем благоразумии и обойдемся без жертв. - медленно киваю, сжав посильнее челюсти. Снова такая доброта, но складывается ощущение, что я им тут игрушка или животное какое-то. Но ни в моем положении можно жаловаться, остается только стиснуть зубы и молчать, когда хочется плюнуть в лицо тому, кто толкнул эту познавательную речь.
  Мне действительно освобождают руки, снимая наручники. Я машинально начинаю растирать запястья, четко ощущая передавленные места от металла, а в некоторых местах разбитые в кровь от того, что изначально я питал надежды, что смогу избавиться от этих безделушек. Принимаю сидячее положение, все еще растирая запястья, и машинально руки тянуться к голове, к повязке на глазах.
  - Руки! - громкий оклик и пинок ногой в бок делают свое дело, и желание даже потереть подборок или ухо отпадает. Я поднимаюсь на ноги и ожидаю дальнейших указаний - куда идти или чего вообще от меня хотят. За это получаю ощутимый толчок в спину, который буквально сшибает меня с ног. Я почти падаю, пытаясь удержать равновесие, и оказываюсь на коленях, а руками на ступеньках. Оказывается лестница совсем близко, кто бы мог подумать.
  - Перестань! Он же спокойно себя ведет. - снова голос моей защитницы. Я поднимаюсь обратно на ноги, и теперь меня без грубой силы поднимают по ступенькам. Еще вчера я не думал, что поднимусь из этого подвала. И вот, я наверху, но все такой же пленник. Пусть руки и не связаны - глаза закрыты и ощущаю затылком смотрящее мне в спину дуло пистолета. Это, знаете ли, окрыляет.
  Меня доводят до места назначения, впихивают в комнату и я снова слушаю указания.
  - Я закрою дверь и можешь снимать повязку. У тебя двадцать минут. Не трать их на ерунду. Потом повяжешь повязку обратно и я зайду. В твоих же интересах сотрудничать. - куда уж доходчивее. Для убедительности последних снов, снова ощущаю прикосновение металла к коже на горле, нравится этому парню с ядовитым голосом тыкать им в меня. Наконец, дверь закрывается. Я остаюсь один. Ничего нового, кроме развязанных рук и возможности снять повязку. И я ее снимаю, жадно сдирая со своей головы. В ванной комнате очень яркий свет и первые секунд пятнадцать я прищуриваю глаза, потому что ничего не могу разглядеть. Наконец, зрение в норме и я могу видеть. Видеть самого себя в зеркале, висящем в ванной. И я не узнаю себя. Я слишком помят, слишком вымучен, слишком хмур и потерян. Я не похож на себя привычного. Я отвожу взгляд от своего отражения и медленно сползаю по прохладной кафельной стене на пол, закрывая лицо дрожащими руками. Я начинаю плакать и прятать эти слезы в ладонях. Я слишком устал, слишком потерян и слишком измучен. Слишком много неизвестного вокруг и слишком мало привычного. Нет, это точно не я.
  В дверь пару раз сильно стучат, скорее всего с ноги. - Я тебя привел сюда не для того, чтобы ты сопли распускал! - и это приводит меня в себя. Точнее не в себя, это помогает мне отключиться от реальности. Быть отстраненным и не реагировать эмоционально на происходящее. Я здесь, чтобы принять душ - напоминаю себе и начинаю давать себе маленькие указания, которые тут же выполняю. Иначе я имею все шансы сорваться.
  Снимаю с себя одежду, в которой я провел последние пару дней в подвале. Ее можно выжимать, на столько она мокрая. Скидываю одежду на пол и забираюсь в ванную.

  Спустя двадцать минут я уже одетый в чьи-то вещи, и завязываю сам себе глаза. Удручающее это занятие. Уже чувствую себя кротом, прощаюсь снова со своим зрением и затягиваю повязку потуже. Заходит парень, ожидающий все это время за дверью, проверяет повязку, сверху повязывает еще одну и выталкивает меня из ванной. Я уже отстранился от всего этого, и у меня даже не возникает желание ответить этому парню такой же грубостью. Я просто подчиняюсь этому. Этой ситуации, своей беспомощности. Мне больше ничего и не остается, кроме как молча подчиниться, когда мен приводят обратно в подвал. когда меня снова привязывают. Когда мне снова пытаются впихнуть кляп, но меня это снова обходит стороной. Когда меня оставляют одного, снова.

+4

7

Я перестал считать дни. Перестал отдавать себе отчет что именно со мной происходит. Проще отрешиться от всего этого, чтобы мысли не съедали изнутри, чтобы тишина и темнота, кутающие меня, не душили так сильно. Но меня не оставляют одного надолго. Приходит девушка, которая приносит мне воду, не знаю как часто. Но это теперь не вызывает во мне ничего - даже злости. И я решаюсь все же отрешенно у нее спросить. - За что? - мне не нужно говорить много лишних слов. Конечно, она поняла о чем я спросил. За что все это? За что я здесь, за что меня здесь держат? Разве я не в праве знать чем я это заслужил. Но ответом мне служить глубокая гнетущая тишина. Наверное, это и к лучшему. Начнут появляться ответы - и посыпется море новых вопросов. Так что мне пока достаточно этого одного, вокруг которого я и концентрируюсь.
  Меня даже навещает не только та девушка, ко мне заглядывает какой-то громила, который с удовольствием мнет мне ребра. Говоря при этом что-то о том, что все это я заслужил. Знать бы еще чем, но видно это мне в ответ на мой вопрос, заданный девушке. Обидно то, что в этот раз я даже отключиться от всего этого не могу. Я в сознании и все это терплю. И я снова с кляпом во рту, еле дышу и перевариваю новые события, которых не так много.
  Но и на этом визиты в мою тюрьму не заканчиваются. Меня навещает другая девушка. Я ее отличаю по робким шагам по ступенькам. И потом все становится на свои места, после ее презрительной фразы - Надо же, еще живой. - . Это заставляет меня дернуться всем телом, как от нового удара, но нет, меня никто не бьет, но пробивает будто зарядом, и я еле сдерживаю стон боли от болящих ребер. Сколько презрения в ее голосе. И снова вопрос - за что? Но мне вернули мой кляп, и я не могу его задать. Мне остается лишь замереть и прислушиваться к ее действиям, потому что я совершенно не знаю чего ждать от нее. Проходит несколько секунд и она подходит к кровати. Я чувствую легкое прикосновения к своему боку - она ткнула меня пальцем! Неужели проверяет - действительно живой ли? Это немыслимо. Из моей груди вырывается недовольный стон, больше похожий на рык, и эту особу сдувает от меня, словно ветром. И снова я остаюсь один, наедине со своими вопросами.

  - Поднимайся, живо! - меня грубо поднимают, почти выворачивая руки, и тянут с кровати. Все же додумываются отстегнуть руки и выталкивают наверх по лестнице. Усаживают на какой-то стул и приставляют с одной стороны дуло оружия, с другой сторону трубку телефона. Хороший контраст да?
  - Митч, Митч? - слышу я надломленный голос, доносящийся из динамика трубки. Мне не сложно узнать хозяина голоса - нашли же кому позвонить. Хорошо прощупали всю телефонную книжку и нашли человека, который не относится ни к мафии ни к полиции, и, если им нужны деньги, достанет их. Молодцы, браво просто. - Это я, Сидни. - голос получается хриплым и осевшим, но этого вполне достаточно, чтобы узнать меня. - С тобой все в порядке? Где ты? - Я в порядке, Сид, я ... - меня грубо сталкивают со стула на пол, упершись ногой мне в спину. Договаривает по телефону мужчина, говоря, что предупреждал о глупых вопросах. А мне остается только лежать лицом в пол и собирать на себе пыль. Позже меня все же отводят обратно в подвал, привязывают и возвращают кляп. Мне все это противно, но я настолько бессилен. Меня разрывает изнутри от несправедливости и беспомощности. Когда меня оставляют одного, я в который раз пытаюсь освободиться от наручников, сбивая запястья на этот раз в кровь, которую я чувствую стекающую неторопливо по рукам. Мне хочется сломать все здесь, чтобы сделать хоть что-нибудь. Но все это бессмысленно. Пора признаться самому себе, что в подобной хреновой ситуации я впервые. И я разбит и потерян для самого себя.

  Через несколько часов меня ждал конец "моего приключения". Все оказалось очень прозаично - я был залогом возвращения денег. Должок, который за мной числился несколько последних лет. Сидни оказалась умной девочкой и сообщила "хорошим" ребятам о случившемся. Не смотря на осторожности моих похитителей, их все же выследили и они привели к тому самому месту, где сами осели и держали меня в подвале. Но свобода пришла не столько от них, сколько от девушки, которая обо мне, если так можно выразиться, заботилась. Она прибежала, запыхавшаяся в подвал и отстегнула наручники. По ее торопливым действиям не сложно было догадаться, что что-то не так. Я машинально пытаюсь убрать повязку с глаз, но девушка мешает мне это сделать и пытается донести до меня лишь одно. - Мюррей. Билл Мюррей. Запомни это имя. Это он все устроил. Мюррей. Ограбления банков в Нью-Йорке, похищения. Это он. - то, что вся команда похитителей кого-то среди своих не взлюбила было мне понятно уже давно. Мне хочется спросить еще хоть что-нибудь и я порываюсь встать, следуя за голосом, но девушка грубо толкает меня обратно. - Сиди здесь и не высовывайся, тебя найдут! - и я слышу ее поспешные шаги по ступенькам. Я снова один, но на этот раз не в тишине. Я слышу шум на улице, сирены, выстрелы. Выстрелы? Мне почему-то становится не по себе. Я мысленно благодарю девушку, что она вдолбила мне остаться здесь, а не лезть туда, и в тот же момент я переживаю, что это стреляли в нее. По идее я должен бы желать всем моим похитителям гореть в аду, но почему-то не ей.

  Меня действительно находят. Когда все стихло и начался обыск дома - меня находят. Мне наконец позволяют снять повязку с глаз. Оказывается в подвале очень светло и первые несколько секунд я ничего не различаю вокруг. Меня медленно выводят на улицу, поддерживая и не давая упасть, ибо ноги почти не идут. Сейчас день, кто бы мог подумать. Меня ведут к машине, и мой взгляд цепляется за алое пятно на асфальте. Я останавливаюсь и пытаюсь рассмотреть что это. Это девушка. Блондинка. Она лежит на боку, спиной ко мне и не подает признаков жизни. Медики суетятся вокруг меня, но не вокруг нее. Конечно, она мертва. Я узнаю в ней Еву, девушку, которая была в клубе. Девушку, которая меня соблазнила и увела. Девушку, презрительно относившуюся ко мне в подвале. Девушку, голос которой, хлестанет больнее кнута.
  У меня уходит ровно месяц на осознание. Осознание всего, что со мной произошло. Времени хватает с лихвой, чтобы прокрутить все события ровно столько раз, чтобы не свихнуться. Столько раз, чтобы запомнить все детали, не позволяя им ускользнуть от меня. Ровно столько раз, чтобы можно было отпустить и идти дальше. Ровно столько, чтобы можно было продолжать жить.

+2

8

Закончен, можно в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What if help will never come?