Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И две полоски, словно аксиома...


И две полоски, словно аксиома...

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

http://s2.uploads.ru/t/z8O1e.png

Участники:
Fay Cooper, Damien Goodman, Antony Cooper
Место: квартира Дэми
Время: 7 декабря
Время суток: вечер
Погодные условия: первые небольшие морозы, ветрено.
О флештайме: Если уж пообещал кому-то помощь - отступаться от своих слов низко. Независимо от того с какой просьбой к тебе придут. Даже если эта новость настолько ошеломляющая, что способна разрушить все те воздушные замки, которые ты так долго и кропотливо строил в своей голове.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-14 00:43:27)

+1

2

Это довольно страшно, вы не находите? Это довольно страшно, когда молоденькая девушка – когда единственный человек, к которому эта молоденькая девушка может пойти, это случайный ее знакомый, просто парнишка, сказавший ей пару слов. А ведь стоит она перед его дверью не затем, чтобы тортику с чаем попить, стоит не затем, что бы попозировать для нового портрета или посмотреть (хотя мысль о том, что они, быть может, уже готовы, ну, то, что он эскизами назвал) на платье, в котором она, как обещал ей Гудмэн, она будет идти по подиуму и покорит много-много людей, и может скоро станет знаменитой. Она стоит перед его дверью затем, чтобы решить свою судьбу.
Ей просто не с кем было посоветоваться о таком. Что она могла спросить, что она могла сказать? Он ведь парень, он ведь вряд ли поймет, что это такое – когда у тебя внутри кто-то есть, и с этим кем-то приходится не просто мириться, но и, кажется, жить дальнейшие семь месяцев. Она понимала, что это разрушит все, понимала, что ей можно больше не мечтать о красивом платье, о моде и всем таком, у нее теперь очень нехорошие перспективы, но ведь… но ведь… она просто сидела в коридоре, смотрела на все эти бумажки и плакаты, и поняла, что просто не может сделать что-то плохое, со штукой внутри себя, у нее просто смелости не хватит, да, пусть парень и дал ей достаточно денег.
-Я беременна, Дэм. – она начинает рыдать, как только он раскрывает двери, и вся продуманная осторожная речь идет к чертям.

+1

3

Отложив в сторону наметанный пиджак, Дэмиэн прикрыл глаза. У него был прекрасный день - по традиции он купил в с детства знакомом магазинчике книгу, пополнив тем самым свою личную библиотеку, провел замечательную пару часов за столиком в шоколаднице. Казалось, даже планета вертелась медленно и лениво, чтобы невзначай не ускорить неторопливый ход часов. Он любил такие дни - в них не было ничего особенного, просто спокойствие. Встав со стула, он набросил результат своей работы на манекен и, поправив очки, внимательно оглядел его. Удовлетворительно кивнув самому себе, он вернулся к столу с эскизами. Перебирая пальцами листы бумаги он наткнулся на платье, нарисованное неделю назад для Фей. Да, такие знакомства не забываются и напоминанием о нем служил портрет, все еще стоявший на подставке в углу гостиной. Картина служила напоминанием о всех тех идеях, которые она породила в его голове. Дэми взял в руки эскиз. Ткань, подготовленная для этого платья, терпеливо ждала своего часа на краю стола. Для того чтобы взяться за эту работу нужно было определенное настроение и, кажется, сейчас именно оно настигло парня. Разложив отрез ярко-красного шелка на столе, Дэмиэн поправил очки на носу и взял в руки карандаш. Что может быть лучше, чем провести вечер за любимым делом?
Если бы он успел прочертить хотя бы одну линию на ткани, возможно он, увлекшись, и не услышал бы или сделал бы вид, что не слышит трель дверного звонка. Но к счастью человека, стоявшего сейчас на его пороге, Дэмиэн не успел зарыться с головой в работу. Быстрый взгляд в дверной глазок - на пороге стояла Фей. Хоть Дэмиэн и знал ее недостаточно хорошо, но что-то в выражении ее лица заставило парня встревожиться и как можно скорее распахнуть дверь.
- Вау, - с трудом выдохнул Дэмиэн в ответ на слова девушки и тут же почувствовал себя полным идиотом. Он не знал, что говорить и делать в подобных ситуациях. Обычно в дурацких фильмах за такой фразой следовали вопли вроде "это точно не мой ребенок!", но это был не тот случай. Мысли вертелись в голове с максимальной скоростью, на которую только способен человеческий мозг
- Заходи, быстро, - почти командным тоном произнес Дэмиэн, пропуская девушку в коридор и закрывая за ней двери, - К черту обувь, - он схватил девушку за плечи и повел ее в свою комнату - единственную, в которой горел свет.
- И кто отец? Он вообще в курсе? - нервно меряя шагами комнату, спросил Дэми. Либо он не знает. Либо знает, но выгнал, что еще хуже. И самый ужасный вариант - она сама не знает кто папаша.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-12 22:53:32)

+1

4

Возможно, рявкни он на нее, скажи грубость какую, накричи – она бы более или менее оклемалась и попыталась бы оценить ситуацию здраво и разумно, и вернулась бы все-таки к врачу, с уже более или менее окончательно сформировавшемся решением, избавиться от этого ребенка. Это ведь и в самом деле не вовремя, это может разрушить все то хорошее, что случилось с ней в последнее время…
Но Дэм – он ведет себя совсем иначе. Она опускается в его кровать, пытаясь снять с ног кроссовки и одновременно с этим объяснить, что же именно произошло:
-Я у него работала
– шмыг – и он… он предложил мне деньги, если мы переспим, и я согласилась – хнык; а дальше она чуть кривит душой, впрочем, вполне искренне считая, что именно так все и было. Удивительное свойство человеческой психики, менять прошедшее в удобную для себя сторону… - а мы поссорились, и потом я расхотела, а он меня заставил, ну, просто взял и сделал все, и я говорила ему, что не надо без резинки лезть… - говорит она более чем неразборчиво, из-за слез-то, да еще все время замолкает, пытаясь подобрать подходящие слова. – а он все равно! И я ходила к нему, он кому-то заплатил, и мне тест какой-то сделали, и ему прислали письмо, и там было написано, что это он отец, и он тогда дал мне много денег, и сказал, что бы я сама решала, что делать, а я пошла в больницу, и… и… - она совсем уж долго не может взять себя в руки. – и я не смогла! Мне так страшно было! – она заревела совсем уж неприлично громко.
Что ей делать? Как ей быть? Фэй так страшно, так одиноко… ей просто не к кому пойти, кроме как к Дэмиэну, и не у кого просить совета. В какой-то момент, рыжая не выдерживает и буквально виснет у него на плече, захлебываясь в плечах. Она хочет почувствовать кого-то рядом… и явно не младенца, ближе которого все равно никому быть не получится в ближайшие пару месяцев, исключительно по физиологическим причинам.
-Что теперь будет? И с платьем, и со мной, и со всем?

+1

5

Голос Фей выворачивает наизнанку, ее слова словно ножом проходятся по сердцу. Глупо строить из себя рыцаря, но он правда ненавидит когда плачут женщины. В такие моменты ему хочется встать, развернуть худые плечи и ринуться разукрасить обидчику лицо. Но понимает, что если он и вернется из подобной схватки живым, то успокаивать и ставить на ноги придется уже его самого. Поэтому единственное, что он мог бы сделать в данный момент - оставаться как можно более спокойным и просто думать. Парень продолжал безостановочно ходить из угла в угол, обеспокоенным срывающимся голосом вставляя в размытый слезами рассказ Фей то, что он думал о человеке, который так обошелся с девушкой. В основном это были слова из категории тех, которые воспитанные люди никогда не произносят вслух. Но сейчас он просто не мог остановиться. Ему нужно было выплеснуть свою злость хотя бы таким способом.
Но Фей сейчас было еще хуже. Дэми все же заставил себя остановиться и присесть рядом с ней. Приобняв рыдающую к него на плече девушку, Гудмэн успокаивающе гладил ее по голове дрожащей рукой. Хотя он понмал, что это было невозможно глупо и абсолютно бесполезно, ему просто нужно было дать Фей ощущение хоть какой-то защищенности пока он думает. Он пытался не пропустить дрожь в свой голос, но от переживаний он стал хриплым, словно слова раздирали горло изнутри.
- Насчет платья я бы сейчас переживал меньше всего - это мелочь по сравнению с остальным, - грустно усмехнулся Дэмиэн, хотя все же с жалостью взглянул в сторону открытой двери в гардеробную. На ткань, так ярко горящую алым под светом лампы, о которой придется забыть на некоторое время. Как и о показе. Но зато у нас будет время подготовиться еще лучше, - напускная бодрость вряд ли могла заглушить разочарование, когда до него наконец дошла эта мысль - ему придется отложить все, о чем он так мечтал последние несколько дней на неопределенный срок. Хотя почему неопределенный? Месяцев на девять.
- Знаешь, - произнес Дэмиэн, перебирая пальцами пряди Фей. Каким-то непонятным образом его это успокаивало, - меня тоже нельзя назвать особенно желанным ребенком - я был не самым приятным сюрпризом для моих родителей. И если бы не желание моей сестры иметь младшего братишку, Дэмиэн Гудмен не сидел бы сейчас рядом с тобой, - усмехнулся парень. История, когда-то рассказанная ему Брианой, всплыла в голове. Казалось бы, эта правда должна была сохраниться в его памяти на подушке из обиды и жалости к себе, но этого не случилось - семья каждый день доказывала ему, что он уникальный и замечательный, что они ни за что и никогда не избавились бы от него, несмотря на все сомнения, одолевавшие их. И каждый человек был важен, даже тот, который сейчас ждал своего приговора в теле Фей.
- Одно я знаю точно - мы оставляем ребенка. А отец... Да пусть он катится ко всем чертям.

+2

6

-Я… я так хотела этого показа – платье, это чертовски, чертовски, чертовски важно, это самое важное, что можно случится в ее жизни за последний год, это был ее билет в нормальную жизнь, ее путь воплотить мечту… пусть и чужими руками. – а теперь все закончилось! Я думала денег накопить, на повара выучиться, но я же ничего не смогу теперь! – она выдает ему все, что только приходит ей в голову, все свои мысли, все свои чувства и страхи. Все то потаенное, что сейчас движется внутри нее и что должно выйти наружу. Вы и не представляете себе, как сильно это облегчает душу, то, что она может хоть с кем-то поделиться.
Может быть, она не только за себя боится, но и за ребенка внутри себе. Ответственность за кого-то еще кроме себя, необходимость дать ему все то, чего сам ты был всегда лишен… это мучает и печалит и разрывает тебя изнутри, и заставляет чувствовать себя такой… такой униженной, такой беспомощной и бессильной, каковой она чувствовала себя лишь в детстве. И, бедный Дэм – тебе придется все это выслушать, все ее страхи, всю ее боль, все бесплотные, беспомощные надежды на нечто большее, кои она испытывала когда-то…
-Я… он… я… меня родители не хотели, они никого из нас не хотели, и те приемные родители, которые у меня были, они тоже меня никогда не хотели, и я знаю какого это, и я не хочу… не хочу… чтобы кто-то знал, что это такое из-за меня…
- она всхлипывает.
Всю ее жизнь, она знала только слово «я» и слово «они» - ну как, знала, употребляла. Всегда была одна она, и она боролась со всеми ними – кем бы они ни были. Как бы не менялась ее жизнь, это правило всегда оставалось неизменным. Есть она, Фэй Купер, сирота без надежд на будущее, никому ненужная, никем не любимая девчонка. И есть они все – все те, кто хочет причинить ей вред. А вот тут внезапно, слишком неожиданно для нее появилось это странное – «мы».
-Я… я… я так боюсь! Я не справлюсь с этим! Я не смогу ничего сделать! Как мне быть теперь?

+1

7

Откровенность Фей вызывала у него теплую улыбку. Он никогда не подумал бы, что человек, с которым он знаком всего ничего, сможет вызывать в нем такие чувства - желание защитить, обогреть. Сердце Дэми сжалось, когда он услышал слова Фей о ее семье, точнее семьях, которые так и не смогли дать ей хотя бы частичку настоящего семейного уюта. Он бросил взгляд на зеркало в трюмо - они определенно были странной парочкой.
Говорят, что первое впечатление самое правильное. Сейчас он готов был спорить с этим утверждением до хрипоты. Фей, сидевшая сейчас рядом с ним, была совсем не похожа на ту девушку, которую он встретил в автобусе неделю назад. Нет, внешне  она была абсолютно такой же - те же спутанные рыжие кудри, те же уставшие (только теперь еще и заплаканные) глаза, те же худые плечи и видавшая виды одежда на них. Сейчас рядом с ним был напуганный ребенок, над которым судьба почему-то не сжалилась и подарила очень сложную дорогу в жизни. Он не знал какое впечатление произвел на Фей тогда, в полупустом автобусе. Но она явно не видела в нем человека, который сейчас принимал решение о том, каким образом он собирается спорить с судьбой и крутить Колесо Фортуны в другую, более светлую, сторону.
- Как тебе быть? - Дэмиэн задумался и отпустил плечи Фей. Присев перед ней, все еще сидящей на краешке кровати, на корточки, Гудмэн вгляделся в скрываемое волосами лицо, - Во-первых: ты будешь хорошо питаться - твоя худоба, конечно, вызывает во мне зависть, но так больше не может продолжаться. Теперь это нужно не только тебе, но и ему... или ей, - пожал плечами Дэми, намекая на ребенка, - Во-вторых: ты бросаешь свою работу, потому что нагружать себя в таком положении - самоубийство. И в-третьих: я буду заботиться о тебе. Альтруист-богач, помнишь? - Дэмиэн не переставал улыбаться. Он чувствовал, что сейчас только его уверенность в своих словах и оптимизм, которыми он старался наполнить свою речь, смогут успокоить их обоих. У него был небольшой опыт в таких ситуациях: беременность одной из его близких подруг однажды уже превратила его в курицу-наседку. Его кзнавали в магазинах для беременных и в магазинах игрушек, а в больнице, в которую он периодически возил Эмму, он уже устал объяснять медсестрам что он не отец и просто кивал: "Да, папаша - это я". Забавно будет посмотреть на их лица. Девушка другая, проблемы те же. Поднявшись, он отошел к двери, ведущей в коридор. Открыв ее, он обернулся:
- Я надеюсь, вопросов нет? Потому что ни один из трех пунктов не обсуждается. А пойду, приготовлю что-нибудь поесть - первый номер в нашем плане.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-14 22:01:58)

+1

8

Ну, знаете – это как-то слишком для нее. Ей очень хотелось, что бы кто-то решил все за нее, чтобы кто-то решил, как ей поступать, и просто сказал – «ты будешь делать то, то, и то, а я позабочусь о том, чтобы у тебя все было хорошо», но когда это происходит… ну, знаете… наверное страх, это самое естественное, что она только может испытывать сейчас, и ее можно понять. Это нормально. То, что Фэй не смогла сделать аборта (хотя, может, проспится… подумает хорошо обо всем этом…), это ставит ее теперь буквально в обязанность позаботиться не только о себе но еще и о другом человеке. А ведь она и сама ничего нормально сделать не может, она и себе-то не способна обеспечить более или менее приличную жизнь… сможет ли это сделать для ребенка? Ей крайне не хотелось, чтобы ее ребенку – да и вообще любому человеку – было из-за нее так же плохо, как плохо было ей всю жизнь. Но справится ли она с таким грузом, как младенец, когда по сути еще – ребенок, ничего хорошего в жизни еще не видевший?
Она сама не знает, зачем говорит это:
-Я всегда такая была. Это не из-за еды. Это –
она вспоминает сложное слово – конституция. Она сама такая. – такие глупости помогают ей отвлечься от того, что происходит с ее жизнью.
Это все – одни сплошные американские горки, и как только ей становится лучше, все тут же летит в тартарары, и она… все так хреново сразу же становится! Она так мечтала о том, что станет супер-пупер фотомоделью, красивой такой, но теперь она растолстеет, и станет уродливой такой, страшной, никому ненужной, и все для нее просто закончится. И пусть Дэм, пусть он говорит так уверенно и смело, и обещает ей, что поможет, что позаботится о ней, как в той книге, она все равно… все равно боится. Почему она должна доверять ему? С чего бы ему так заботиться о малознакомой девчонке? Теперь она уже не послужит для него моделью, ничего не сможет сделать для него…
-Я… я… - она сворачивается у него на кровати, слишком усталая и вымотанная для того, чтобы перебраться хотя бы в гостевую. – Мне надо подумать обо всем. Я должна подумать… - она засыпает едва ли не прежде, чем устраивает под головой одну из небольших подушек. Стресс дал о себе знать – она ведь и в самом деле не железная, и нервы у нее не из стали.

+1

9

- Вот и чудесно, - произнес Дэм скорее уже сам себе, чем обращаясь к Фей. Он не любил ночевать вне своей комнаты, но выгонять девушку со своей постели он определенно не собирался. Пусть спит, ей сейчас нужно отдохнуть. Укрыв тихо сопящую девушку одеялом, Дэмиэн включил ночник и заглянув в гардеробную прихватил с собой пару папок с эскизами и недошитый пиджак.
Да, окончание этого дня он определенно представлял не таким. И сейчас ему нужно было прийти в себя - слишком много он сказал сегодня, слишком много ответственности взял на себя. Дэми стоял у плиты и длинной ложечкой медленно помешивал кофе в медной турке. Ему предстояло многое обдумать этой ночью и только кофе мог бы спасти его от сна. Перелив черную жидкость в маленькую чашку и добавив корицу, Он старался не шуметь, чтобы не разбудить девушку, хотя прекрасно знал, что звуки не проникают за закрытую дверь его спальни. В приглушенном свете предметы отбрасывали на стены причудливые тени, в комнате царил полумрак, располагавший к долгим философским размышлениям.  Его завтрашний день будет совсем другим - он будет в ответе не только за себя, но еще и за двоих человек, которым он пообещал быть рядом что бы ни случилось.
В комнате царила угнетающая тишина, подобная той, которая с детства наводила страх на Дэмиэна. Достав из покоившейся на стуле сумки плеер и наушники он включил музыку. Функция случайного выбора словно решила подшутить над ним - мелодичный женский голос пел о разбитых мечтах и загубленной жизни. Ему всегда лучше всего думалось за работой. Или помогало отвлечься - как повезет. Ни то, ни другое ему сейчас не помешало бы. Не делая резких движений, чтобы не задеть чего-то, двигаясь как можно тише Дэмиэн делал длинные резкие стежки на сгибах воротника. Единственной его компанией сейчас были тени и голос Рут Хеншал, звучащий в его голове, но они не могли помочь чем-то дать совет. Хотя песня заставляла верить, что в итоге все будет хорошо. Сделав пару глотков из стоявшей на столе чашки, Дэми поправил очки и выдохнул. Со стола на него, теперь уже как будто бы с издевкой, смотрел эскиз платья Фей. Тебе придется подождать. Совсем немного. Скоро все вернется на круги своя.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-14 23:14:37)

+1

10

Знаете, доставать из машины не самых маленьких размеров картину, а вместе с ней еще и несколько пакетов с продуктами- это вам не самая простая задача. Вот именно сейчас Тони и испытывал на себе эти мучения, стараясь аккуратно расположить в своих творческих руках картину, несколько часов назад купленную одним богачом, и те самые пакеты с едой. Почему, спросите вы, Купер купил еду по пути к Дэмиэну? Ну, это была уже почти традиция готовить что-то вкусное, пока парень дорабатывает свое произведение искусства.
Как оказалось справиться с дверью машины было куда проще, чем открыть дверь в само здание. Слава всевышнему за то, что добрая женщина придержала этого стеклянного монстра пока художник протискивался в помещение.
- Огромное спасибо, даже не знаю, что бы я без Вас делал...- мило улыбнувшись произнес молодой человек, когда дама в пышных одеждах уже выходила на улицу.- Так, теперь дело осталось за малым...нужно достать клююююч...ох, твою ж...
В общем он корил себя за тугодумие весь путь в лифте, ведь подумать заранее и достать ключ было просто невозможно
- Таак, Тони, ты можешь.. осталось только найти какую-то более или менее горизонтальную поверхность.- к счастью разговоры с собой любимым никто посторонний не слышал, да и место, куда он мог поставить пакеты отыскалось очень быстро. Оставив багаж на подоконнике, Энтони быстро достал связку своих ключей, на которой отдельным колечком был пристегнут заветный ключик от квартиры студента. "Это уже ни в какие ворота не лезет!" скажет любой здравомыслящий человек, но тут Купер может поспорить и окажется прав, ведь ключи он получил не из-за какой-то там интимной связи с парнем, а только потому, что они часто обмениваются идеями и макетами, да и вообще Дэм периодически готовит выставки для "Воображения". Тут уж сам бог велел иметь быстрый доступ, при том очень лаже взаимный, ведь Гудмэн тоже получил в дар ключики от закрытого второго этажа галереи.
Итак, разобравшись наконец с непослушной связкой ключей, затарив обратно в руки пакеты и картину, Тони направился к двери. Замок тихонько щелкнул, а ручка повернулась, впуская в квартиру нового посетителя. Ох, знал бы Тони наперед то, что произойдет сегодня, обязательно взял бы с собой бутылку водки. Но, это все в будущем, вернемся к настоящему.
- Эй...Дэм?! Ты дома? Это я, твой любимый работодатель...- не особо громко проговорил молодой человек, а все из-за того, что подбородком он придерживал пакет.- Вот же.. не слышит наверно, он ведь должен быть дома...ай, ладно, разгружусь, потом его найду.
Энтони прямой наводкой направился на кухню, чтобы оставить пакеты с едой, по пути поставив к стенке и виновницу его сегодняшнего посещения юного студента. Ах да, кстати, не поверите, но он даже смог разуться, когда вошел. По пути на эту самую кухню, глаз мимолетом зацепился за портрет какой-то рыжеволосой девушки, стоявший в углу гостиной.
- Дээээмиэээн, ты почему не похвастался тем, что написал портрет такой прекрасной деву...- его голос оборвался, потому что мозг напрочь отказывался работать и верить глазам. Тони уронил на пол пакеты (слава богу, там не было ничего бьющегося) взял в руки холст, внимательно вглядываясь в лицо натурщицы, с которой портрет был нарисован.
- Твою мать... ДЭМ! Где ты видел эту девушку?!- голос почти сорвался на крик, когда Энтони влетел на кухню и застал там хозяина квартиры.- Дэм, умоляю, скажи ГДЕ ты ее видел?
Знаете, в данный момент учитель испытывал такую бурю эмоций, что удержать ее в себе было просто невозможно. Еще никогда и никому не доводилось видеть его таким.

Отредактировано Antony Cooper (2012-11-14 23:52:41)

+2

11

Песни в плеере словно сговорились - одна за другой следовали чересчур слезливые угнетающие баллады, но Дэмиэн был слишком занят, чтобы листать трек-лист в поисках чего-то более-менее активного и оптимистичного. Наконец порочный круг прервался - грусть и печаль в наушниках сменил бодрый голос Фредди Меркьюри, который всегда помогал Дэмиэну отвлечься от самых что ни на есть мрачных мыслей. И именно в данный момент он всего-навсего чувствовал неясный интерес к тому, что же это за "Скарамуш", воспеваемый в "Богемской рапсодии", и почему он собственно должен танцевать фанданго. Едва слышно подпевая знакомому с детства голосу, Дэмиэн положил пиджак на колени и устало откинулся на спинку плетеного кресла. Из-за плохого освещения начинали побаливать глаза, руки уже давно отяжелели, а исколотые иголкой пальцы категорически отказывались продолжать кропотливую работу.
Похоже, кофе даже не собирался выполнять свои прямые обязанности и бодрить организм - веки смыкались, голова отказывалась работать в полную силу. Наверное, ему все же стоило добраться если не до гостевой, то хотя бы до дивана в гостиной. Дэми понимал, что если он сейчас заснет сидя, то назавтра ему обеспечена зверская боль в спине и злость по отношению ко всему миру, но ему было слишком удобно сейчас и организм лениво протестовал против каких-либо перемещений, даже минимальных. А ну и черт с ним, - пронеслось в его голове, когда он подпер отяжелевшую голову кулаком. Nothing really matters to me, - едва слышно промурлыкал Дэми в унисон с постепенно затихающим голосом в голове. Тихий "белый шум", плеер "думает" что бы подкинуть ему теперь. Спокойной ночи, Дэми...
Резкий громкий голос прозвучал словно из другого мира. Хотя нет, он был слишком реальным для того, чтобы быть сном. Дэмиэн с трудом открыл глаза и посмотрел в сторону источника крика. Какого черта? - пронеслось в его голове, когда взгляду представилась высокая мужская фигура. Приглядевшись, Дэмиэн без труда узнал в визитере Энтони.
Тони был частым гостем в доме Гудмэна, приезжал без какого-либо предупреждения и даже был обладателем ключа от квартиры студента - это была привилегия, которой удостаивались немногие друзья Дэмиэна. Ну хоть не грабители, - с облегчением выдохнул Дэми, вытягивая из уха наушник и вставая из кресла. Внешний вид учителя и то, что он натворил в гостиной (в частности портрет, который почему-то был не на своем месте, и хаотично разбросанные по ковру продукты) слегка напугали Гудмэна и если бы он не знал, что Тони - один из самых добрых людей на планете, подумал бы, что Купер хочет убить его, причем немедленно.
- Не кричи, я вообще-то не один дома, - Гудмэн позволил себе шикнуть на учителя, но сейчас он имел на это полное право, - Про этот портрет я прожужжал тебе все уши на прошлой неделе. А девушка, ты не поверишь - я встретил ее в автобусе. Это было самое странное знакомство в моей жизни. Но согласись - Фей просто прекрасна, - усмехнулся Дэмиэн, посмотрев на портрет. Гудмэн не хотел бы казаться самоуверенным, но он гордился этой работой - в ней были океаны эмоций, что было полной заслугой Фей. Он лишь перенес на холст то, что увидел в ней.
Потянувшись за чашкой в которой еще оставалось пару глотков кофе, он с разочарованием отметил, что напиток остыл.
- Кстати, это именно из-за нее я прошу тебя не орать. Ей надо выспаться - тяжелый день был, - как можно более размыто объяснил Дэмиэн. Энтони не нужно было знать подробностей, но показать, что здоровый и спокойный сон этой девушки имеет для него большое значение казалось Дэмиэну делом чести.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-15 00:40:18)

+2

12

- Не мыслимо...просто невероятно...3 года...- он прислонился спиной к холодильнику и медленно сполз на пол, аккуратно отставив в сторону картину. Далее раздался приглушенной смех, такой, как бы сказать, нервный. Тони сейчас не особо мог говорить, потому как перед глазами пролетали куски тех детских воспоминаний, которые, как ему казалось, были давно забыты. Молодой человек вытащил из заднего кармана джинс бумажник, раскрыл его и молча протянул студенту. Внутри красовалась фотография рыжеволосой девушки, которая выглядела немного моложе, чем на его портрете.
- Фэй...Фэй Купер- он сложил руки в замок и подпер ими голову.- Я угробил половину своей сознательной жизни на то, чтобы отыскать ее...и тут на, вот так, чисто случайно...
До его мозга не сразу дошло осознание того, что девушка не только живет в одном с ним городе, но и сейчас находится в квартире Дэмиэна.
- Постой, ты хочешь сказать, что она сейчас здесь? С ней все в порядке?- конечный смысл сказанного студентом наконец был переварен, поэтому Тони старался говорить тише, на сколько это было возможно в его нынешнем состоянии. А состояние это было ох каким эмоциональным, ведь каждая клеточка его организма готова была прыгать от радости. Знаете, можно без преувеличения сказать, что нынешний мир Купера-старшего свелся до единственного желания- увидеть сестру. Поэтому, чтобы хоть как-то успокоиться и постараться привести свое сознание в более или менее рабочее состояние, Энтони решил переключиться на то, ради чего он, собственно, и приехал.
- Могу сказать про портрет только то, что выставлять его мы не будем. Если ты не отдашь его натурщице, то я лично его выкуплю.- он улыбнулся, пусть немного натянуто, но все же было видно, что улыбка шла от всего сердца.- Да, кстати, твой пейзаж купил один богатей, но попросил добавить надпись. Я привез картину и, кажется, оставил где-то в коридоре...сейчас принесу.
После этих слов Энтони поднялся на ноги, пусть это и далось ему не очень легко, и пошел в сторону гостиной, прихватив с собой портрет, чтобы поставить его на место. Да, представляете, что нужно пережить, чтобы из адекватно мыслящего и действующего челоека превратиться в то, что сейчас представлял из себя художник.
Собрав рассыпанные продукты и прихватив стоящую у стены картину, Тони вернулся на кухню.
- Вот, под оберткой лист с текстом, который наш большой босс хотел бы видеть на картине...- он снова улыбнулся, но уже более расслабленно, и принялся доставать из пакета продукты.

+2

13

Дэмиэн непонимающе наблюдал за гостем. Больше всего он боялся, что Тони сейчас упадет в обморок, хотя его еще не отошедший ото сна мозг никак не мог понять чем вызвано это состояние и нервный смешок. Но фотография в бумажнике Энтони объяснила ему если не все, то многое. Глаза Дэмиэна расширились, когда он увидел на куске фотобумаги знакомые черты, только еще более детские, чем сейчас. Купер... Она же называла мне свою фамилию. Говорила, что их много в семье. Но ведь мало ли Куперов в стране? Я не мог догадаться, - пытался оправдаться Дэмиэн хотя бы в собственных глазах. Возвращая бумажник владельцу, Дэми разрывался между желанием быстро побежать и разбудить девушку и необходимости следовать своим же словам, давая ей поспать.
- Да, она спит у меня в комнате. С ней все хорошо, вроде бы, - с заминкой ответил Дэми. В какой-то степени ему было стыдно, что он, мягко говоря, привирал. Но он был уверен, что Фей сама расскажет Энтони о своем нынешнем положении. Если захочет, конечно. Он не знал, что еще можно сказать в такой ситуации, поэтому предвидел неловкую паузу длиною в вечность. Но Купер, к огромному счастью хозяина квартиры, пришел в себя гораздо быстрее и перевел  разговор в другое русло. Возможно, он и сам боится того, что человек, которого он так долго искал, находится на расстоянии в несколько шагов. Я бы, наверное, с ума сошел, - подумал Дэми, быстро переключаясь на благодатную тему, способную дать им хоть на несколько мгновений возможность успокоиться и перевести дыхание от шокирующих новостей.
- Фэй - лицо моего будущего показа. Так что этот портрет мне нужен. Точнее его большие копии, а вот оригинал я с удовольствием подарю либо ей, либо тебе, - выдохнул Дэми. Он понимал, что этот рисунок может быть в какой-то мере личным для этих двоих, но тогда разваливалась вся его идея и амбициозная частичка души Дэми отказывалась жертвовать своей работой. Хотя если бы пришлось - он, наверное, уступил бы.
- Как они мне дороги, - пробормотал парень, принимая из рук Энтони картину и ставя ее на пустующий мольберт. Этот пейзаж был нарисован им, да, но сейчас он сделает эту надпись... И картина окончательно перестанет принадлежать ему - она будет чужой и далекой. За это он ненавидел моменты продажи картин, особенно требования изменений от заказчиков и покупателей - в такие моменты ему казалось, что кто-то требовал от него сделать пластическую операцию собственным детям и это ранило. Но кто платит, тот и заказывает музыку, как бы больно это ни было. И хоть немного оттянуть эту душераздирающую процедуру могло только одно обстоятельство - Фэй.
- Я сбегаю за красками, - скороговоркой произнес Дэмиэн и скрылся за дверью своей комнаты. Тихо подойдя к постели, он присел рядом с мирно посапывающей девушкой и слегка потряс ее за плечо, - Фэй, проснись. У меня для тебя сюрприз. Но для этого тебе придется встать и выйти в гостиную.

+2

14

Сон был болезненным, нервным, недолгим - и, вдобавок ко всему, вместо облегчения, он принес лишь головную боль. Было ли дело в слезах, или в том, что в ее голове роились слишком много мыслей, или в тошноте, волна за волной подкатывающей к горлу, или в чувстве стыда перед Дэмом... Она спала, быть может, около получаса, а когда проснулась, ей стало лишь хуже. Младенец все еще оставался для нее чем-то нереальным, чем-то слишком трагифарсовым даже для ее жизни, чем-то слишком мрачным, и при этом - грозящем испортить все в ее жизни буквально через семь месяцев. Хотя, почему через семь? Он уже испортил, ее карьеру модели, например, которую пророчествовал Гудмэн. Наверное, надо не портить все не только себе, но и ему, надо перестать устраивать разные глупые историки и сделать то, что она должна. Это всего лишь операция. Ничего страшного. Зато потом, она избавится ото всех проблем и скоро станет известной и знаменитой. Конце концов - она не виновата, что младенец появился внутри нее. Младенец тоже не виноват вроде как, но у нее выбор - или реальная, и так слишком невезучая она, или еще несуществующий вроде как младенец, который может все испортить, вообще все испортить для нее. Она не будет говорить про все это с Дэмом, потом просто скажет ему, что ей плохо стало... Это будет нормально. Это будет лучше для них обоих. Можно было бы и прямо высказать свое решение, но ей просто не хотелось, чтобы парень плохо про нее думал. Конце концов, он единственный, кто думал про нее хорошо. Ей надо оправдывает это мнение.
Какое-то время просто пролежав с открытыми глазами, она понимает, что из тошноты и голода побеждает все-таки голод. Дэм, он говорил про ужин, но даже если и нет, то она сама может что-то приготовить на них двоих, она ведь хорошо готовит...
Но она не может заставить себя даже встать, а когда дверь в спальню начинает приоткрываться, даже делает вид, что спит. Но продолжиться этому не дает сам Дэм. Она молча шлепает за ним в гостиную, не слишком понимая происходящее и слегка удивленно смотрит на молодого мужчину у ее портрета:
-А... Эм... Это твой знакомый? О котором ты мне говорил
? - прошло почти пятнадцать лет. Ничего удивительного, что она его даже не узнает. - Художник?

+2

15

То время, что Дэмиэн потратил на поход "за красками" очень хорошо сыграло свою роль в процессе релаксации мозга и организма в целом. Даже эти мгновения стали спасительным кругом, который хоть как-то привел Тони в чувство: он уже не так остро реагировал на окружающую обстановку, пульсация в висках прекратилась, да и сердце, еще несколько минут назад готовое выпрыгнуть из груди, тоже, вроде как, вернулось к привычному ритму.
- Черт...нужно будет извиниться перед ним за весь этот спектакль. Никогда бы не подумал, что позволю себе выглядеть таким упоротым идиотом перед кем-то из друзей...- он засмеялся, тише, чем это делают нормальные люди в обычной ситуации, ведь в соседней комнате спящий человек. Да и, к счастью, смех этот был не таким нервным, как предыдущий.
Когда из коридора послышался шум, Энтони не сразу обернулся, потому как рассчитывал увидеть только Дэма, но, как известно, судьба любит подносить сюрпризы. Их встреча состоялась намного раньше, чем молодой человек мог представить, но все же он сдержался, чтобы не разрыдаться и не кинуться обнимать девушку в тот самый момент, как она появилась на горизонте. Ну, почти сдержался, ведь одна слезинка все же предательски покатилась по щеке.
Он внимательно выслушал вопрос девушки, прекрасно осознавая тот факт, что за годы их разлуки Купер-старший вырос и стал совсем не похож на того мальчишку из соседней комнаты, которого Фэй могла помнить.
- Здравствуй, Рыжик...хотя, даже не знаю, могу ли я сейчас так называть тебя...после стольких-то лет, что мы провели порознь.- он говорил спокойно и мягко, стараясь шокировать свою сестренку как можно меньше, потому как по ее внешнему виду сейчас любой мог бы понять: девушка далеко не в самом приятном положении. И вообще, не двигался с места, чтобы дать Фэй возможность самой сделать первый шаг, когда она будет к этому готова. Поэтому он так и стоял у плиты, облокотившись о столешницу, ожидая действий со стороны родственницы.

+2

16

Похоже, Дэмиэну все же стоило хоть иногда прислушиваться к мудрым мыслям других людей. Особенно к той, которая гласила: сначала думай, а потом делай.
- Нет, я говорил не о нем, - тихо пробормотал Дэмиэн. Он не знал как объяснить девушке сложившуюся ситуацию. А чего он вообще ожидал? Того, что они сейчас с рыданиями кинутся друг другу в объятия как в индийских фильмах или не обремененных сложной сюжетной линией мелодрамах? Фэй говорила, что почти не помнит своих братьев и сестер - логично, что она не узнает. Стоя сейчас за спиной девушки, Дэмиэн понимал, что поспешил. Получилось слишком быстро, слишком резко, словно вынужденно. Их обоих хотя бы мало-мальски нужно было подготовить к такой встрече, а он сбросил их друг на друга, словно лавину. Ну не идиот? Идиот, - спокойно подбросил ему мозг правильный ответ на этот откровенно риторический вопрос. Дэмиэн поднял взгляд на Энотони - в голубых глазах, смотревших сейчас в упор на Купера, были переплетены чувство вины и мольба о том, чтобы Тони сказал хоть что-нибудь. Но, похоже, тот и сам понимал, что он должен делать. Голос был спокойным, каждое слово - взвешенное, словно тщательно подобранное. В который раз Дэмиэн восхитился выдержкой своего преподавателя - он явно должен был учить Гудмэна не только тому, как правильно находить правильный тон и вырисовывать тени, но и как быть спокойнее и сдержаннее. Энтони казался неожиданно уравновешенным, в то время как сердце Дэмиэна колотилось словно сумасшедшее. Немая пауза порождала тишину, с детства вызывавшую у него панический страх.
- Воды, воды... - прошептал Дэмиэн, в два шага оказавшись у холодильника и доставая оттуда графин с водой, в которой плавали дольки лимона. Несколько глотков жидкости, казавшейся сейчас почти ледяной, прокатились по горлу, заставляя вздрогнуть, но уже не столько от страха тишины, сколько от холода. Сейчас он стыдился смотреть в глаза обоим Куперам и кожей чувствовал, что буквально через несколько секунд они перестанут сверлить друг друга выжидающими взглядами и переключатся на него. А Дэмиэн был не уверен, что выдержит двойную атаку.
Сделав несколько неуверенных шагов назад, Дэми понял, что как бы неприятно это ни было - меньшим из двух зол сейчас была доработка картины. Ой, мне же еще работать надо, - пискнул он и быстро развернувшись на пятках с позором сбежал в смежную комнату. Из кухни гостиная была видна, как на ладони (впервые в жизни парень пожалел, что снес стену между этими комнатами). Поэтому как бы ни хотелось сейчас Дэмиэну обессиленно упасть на диван, он все же подошел к мольберту и нехотя начал работу. Хорошая акустика позволяла не прилагая никаких усилий слышать о чем говорят на кухне. Не подслушивать, а просто быть "случайным" свидетелем.

+2

17

Ну, наверное сейчас ей можно и немного потупить. Она просто не может узнать тринадцатилетнего мальчишку в этом молодом мужчине – да и не особенно всматривается-то в его лицо, а то, быть может, ямочка на левой щеке и небольшой шрам под бровью (его, кажется, отец оставил, который любил руки распускать) натолкнули бы ее на воспоминания. Но чего нет, того нет, и она как-то беспомощно смотрит на своего друга, сощурившись. Что здесь вообще происходит? Ей в голову приходит, кто это может быть, и она внезапно краснеет. Надо же, как она мало знает о Гудмене!
-О… так это твой парень… - она как-то мямлит и неловко опускается  плетенный стул, обняв себя за плечи. После теплой мягкой постели, здесь прохладно, но пледа, в который она закутывалась в гостиной, здесь не было, и она просто подбирает под себя ноги, с ее параметрами это совсем не сложно, уместиться с комфортом на таком расстоянии – ее разбитые кроссовки лежат на полу в спальне Дэма. Наверное, стоило бы обуться, чем по холодному ходить здесь.
Наверное, у нее температура. Она касается лба, всего на мгновение, а слова молодого мужчины доходят через шум в голове. Рыжик… расстались… о чем он вообще? Что за чушь? Она приподнимает брови и смотрит на него удивленно и растерянно, и оглядывается в поисках Дэма. Он вообще о чем? И куда пропал ее друг? Он что, сбежал, бросив ее?!? Как это вообще знакомо? Он что, не понимает, что ей сейчас не до светских бесед, даже обладай она хоть каким-то навыком в них?
Она возвращает взгляд на молодого мужчину.
-Простите. Я не понимаю. Вы меня с кем-то спутали, я уверенна. Мы не можем быть знакомы –
он хорошо одет и слишком взрослый, и симпатичный – она бы его запомнила.

+2

18

- Его...парень?- вот сейчас точно лицо Тони вытянулось от удивления. Да, ему не раз говорили, что он выглядит куда моложе своих лет, но не на двадцать же. Правда?
- Нет, у нас с Дэмиэном отношения другого плана... он мой студент, а еще помощник в организации выставок.- Энтони улыбался, стараясь хоть как-то скрыть смущение, в которое его вогнала сестра. Поняв, что разговор предстоит долгий, он решил последовать примеру девушки и тоже сел на стул прямо напротив нее, предварительно налив чашку кофе и протянув девушке, которая явно подзамерзла после сна.- Хотя не могу не согласиться, он очень ничего... Гудмэн, ты сейчас ничего не слышал...
Молодой человек сделал глоток горячего напитка из своего стакана, подбирая правильное начало предстоящего разговора. Ведь он человек взрослый и прекрасно понимает всю щекотливость момента.
- Я ни с кем тебя не спутал, в этом можешь быть уверена, потому что у меня из-за профессии прекрасная память на лица. Но я объясню, почему веду себя так, словно мы давно знакомы.- он закусил губу, стараясь говорить как можно более понятно и уверенно, чтобы девушка не подумала, будто над ней решили подшутить.- Мое имя Энтони. Я родился в округе Кастро в большой семье. Отец не был идеалом, мать его боялась, да и мои многочисленные братья и сестры тоже, ведь он мог по пьяной лавочке хорошенько вмазать кому-то из своих отпрысков.
Купер-старший на пару мгновений замолк, чтобы правильно сформулировать дальнейшую мысль. Он также мельком взглянул на хозяина квартиры, который делал вид, что во всю занят работой над картиной. но Тони прекрасно понимал, что эти ушки тоже слушают, пусть и не специально. А ведь преподаватель никогда раньше не рассказывал Дэмиэну о своем прошлом, да и Фэй, очевидно, тоже не успела этого сделать.
- В один прекрасный день мать умерла, и...отец не особо долго думал, прежде чем отдать нас на попечение социальной службы. Мне, можно сказать, повезло, потому что я попал в дом к бабушке и дедушке, а вот остальных моих родственников разбросали по приютам всего штата. Я уже довольно смутно помню их лица, но вот маленькую рыжеволосую Фэй Купер я уж точно не забуду.- и вот он улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, а после протянул открытый бумажник, в котором красовалась трехлетней давности фотография девушки.- Знаешь, в нашей стране очень трудно найти того, кто выходит из-под надзора социальных служб. Но ужаснее всего то, что за те годы, которые я потратил на поиски, мне удалось узнать хоть что-то только про тебя, Фэй...
И молодой человек замолчал, давая сестре время на осознание того, что она только что услышала.

Отредактировано Antony Cooper (2012-11-15 21:26:26)

+2

19

Слова Фэй о парне настигли Дэма у мольберта и мастерски вогнали в ступор. Занесенная для первого мазка тонкая кисть застыла в воздухе и краска капнула на пол. Нет, ну черт возьми! Опять на том же месте. Надо будет постелить здесь что-то водонепроницаемое или убрать этот несчастный ковер от греха подальше, - промелькнуло в голове Дэма, что и помогло ему прийти в себя, от неожиданного вывода, озвученного Фей. Хотя ее логику вполне можно понять - молодой мужчина вдруг пришел к нему домой достаточно поздно, чтобы подозреваться в близких отношениях.
- Я глух как великий Бетховен. И вообще меня здесь нет, - громко ответил Дэмиэн, стараясь скрыть смех. Это здорово расслабляло, но в том, что на кухне воздух сейчас раскален так, что о него можно обжечься, Дэм не сомневался.
Сейчас на его плечах в традициях дешевого кинематографа сидели ангелочек и дьяволенок. Первый сладко пел о том, что ему, как благопристойному хозяину, необходимо удалиться в свою комнату, чтобы дать этим двоим спокойно поговорить не отвлекаясь на чужого человека. Тот же, который был с рогами, нагло тыкал ему в шею своим трезубцем и призывал на помощь одну из главных слабостей Дэмиэна - любопытство. Команда красных и рогатых победила с разгромным счетом - Гудмэн продолжал стоять у картины, на автомате вырисовывая кисточкой надпись. Он даже не задумывался о том, что там написано - просто дублировал. Что-то вроде "твои глаза такие же красивые как это озеро", только в коротеньких стихах. Боже, как банально. Хорошо хоть еще не уточнил, каким шрифтом это надо писать. Точно для любовницы - показать себя ценителем искусства. Перед женами так не рисуются - они и так знают своих благоверных как облупленных.
Он выводил последние буквы на холсте. И почему его руки, не слушавшиеся еще полчаса назад, вдруг стали работать так предательски быстро? Он старался выглядеть увлеченным работой, но мозг был целиком и полностью в монологе, доносившемся из кухни. Все что говорил Энтони было ужасным в представлении Дэми, но спокойный голос, который рассказывал эту историю словно призывал читать между строк: "Это всего лишь история. Что было, то прошло. И теперь все будет по-новому". Так с ним разговаривала сестра, когда он был маленьким и так же он сам вел задушевные беседы с Кэмероном. Сердце сжалось, снова напоминая о том, как он скучает по родным. Повернув голову, он отыскал глазами семейную фотографию в простенькой белой рамке и улыбнулся ей. В эту секунду его родным вдруг станет теплее на душе.

Отредактировано Damien Goodman (2012-11-16 13:03:50)

+2

20

Ей больше всего хочется схватить что-то тяжелое и разбить его об пол, так, чтобы посуда разлетелась на множество мельчайших кусочков, и от нее все сразу же отстали. Ей сейчас не до разных там светских глупостей и не до знакомств с разными важными людьми, какими бы важными они для нее не были. Ей сейчас хочется поесть, распрощаться с этой едой (она же точно знает, что ее вырвет, ее рвет не переставая не первый день уже), и пойти спать дальше, успокоив себя обманчивым ощущением наполненного желудка. Ей сейчас не до бесед. У нее не просто проблема – у нее беда, и она понятия не имеет, как все это говно разгребет. Она чувствует, как раздражение внутри нее нарастает все сильнее – и не будь она дома у друга, у человека, который вроде как обещал о ней позаботиться, она бы давно сорвалась и показала всем, что думает и чего им всем желает. Но… но она должна быть для Дэма хорошей, очень невезучей молодой особой, которая делает все, что только можно, чтобы жить лучше. Иначе… иначе он не будет ей помогать. А без его помощи рыжик пропадет.
Ну и какая мне разница? Поздравляю, бл*, чувак, ты родился в семейку муда…

Внезапно до нее доходит. Она же жила в округе Кастро, в детстве. Старший из братьев – Тони, его забрали родственники, но не стали забирать остальных. Отец дрочун.
Она хмурится. Напрягается. Подтягивает к себе стакан с кофе было, но слишком резкий запах вызывает удушающий приступ тошноты, и она ставит его обратно. Вот честно – черт знает, как ей к этому отнестись! Нет, она помнила, что у нее есть братья и сестры, но никогда не чувствовала желания найти их. Их семья никогда не была достаточно крепкой, и все ее родственные чувства так и остались в зачаточном состоянии, и сейчас… сейчас она просто не знает, как должна поступить, как может поступить. Броситься на шею ему? Послать нах*й?
Щурится, долго его рассматривает.
-Я…
- молчит. – Я не знаю, как надо реагировать в таких ситуациях. Я не знаю, что должна сейчас сделать, если нормально. – она тяжела выдыхает. Для него это – радость, а вот для нее очередная трудность, которую надо решать. – Я все это помню, но я была слишком маленькой, и я… я просто не знаю, что теперь будет нормальным. – это сложно представить любому человеку, мало-мальски знакомому с Фэй, но в ее глазах, кажется, нечто вроде сожаления. Как бы легче было всем им, бросься она бездумно на шею… - Приятно познакомиться, Энтони.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И две полоски, словно аксиома...