Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мысли ни о чем


Мысли ни о чем

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Emma Roze
Место: город N
Время: 13 сентября 2013 года
Время суток: полдень и далее
Погодные условия: серое небо, тучи, на горизонте проблески лучей солнца
О флештайме: ничего особенного, просто немного о тараканах в голове и вне ее.
*любое совпадение имен, наименований и событий случайно и злому умыслу не подлежало*

Отредактировано Emma Roze (2012-11-15 17:47:33)

0

2

... Сегодня пятница тринадцатое. День, когда детишки прячутся под кровать, в надежде спрятаться от своих страхов. Молодежь посмеивается друг над другом, собираясь в кучки на кладбище или у кого-нибудь дома. Парни шугают девушек, мечтая словить от них легкий поцелуй. Взрослые не обращают внимания на даты, у них нет соотношения день недели - дата. Точнее, им просто не хочется придавать какого-то значения всему этому. Зачем из серых будней выделять что-то одно? Дополнительная трата сил. Нечисть, вполне возможно, бегает по домам, желая урвать частичку ужаса, того, чем они питаются.
Погода сегодня тоже не жаловала населению лучи оптимизма. Серое небо с огромными тучами, так и грозящее разразиться ливнем или даже градом. А то и снегом. Хотя, постойте, какой в сентябре снег? Лишь на горизонте одинокое рыцарь-солнце пыталось пробить копьем своих лучей это безрадостное состояние мира. Но не справлялось с этим. Безумие сильнее. Мое безумие в том числе.
... Я сидела за рулем своей новенькой ауди, расправляя одной рукой белоснежное платье. Пробка из унылых авто рассасываться не хотела никак. Толпа торопилась на работу, с работы, на свидания и дискотеки. В полдень? Да. Бывает и не такое. Мои нервы были напряжены до предела, одинокая венка вздувалась на шее, показывая недовольство хозяйки. Здесь ехать-то... пять минут! Почему никак не добраться до места назначения? Куда я торопилась так? В церковь. По так называемому личному делу. Сейчас же попросту сидела, просиживая свою психику прямо тут, на этом ровном месте. А чему вы удивляетесь? Да. Я ненормальная, больная, если так позволено говорить о людях с моими... мыслями. Мне нельзя вспоминать. Слишком много всего не очень приятного приходит на ум за мои восемнадцать с небольшим лет. Это глупо, грустно, но сожалеть о подобном нельзя, иначе, как обещают гадалки, синоптики наших судеб, будет еще хуже, разразится гром смерти.
.... Я бибикала проезжающим мимо велосипедистам. Просто так, от скуки. И задумалась о... собственном детстве. Волна воспоминаний захлестнула с головой. Задержать дыхание и нырнуть в них. Только не надолго. Иначе случится непоправимое...


Я стояла во дворе собственного дома и восторженно рассматривала мой новый черный велосипед. Ну, не совсем новый. Совсем не новый. Вообще-то, если по-честному, это был мамин велосипед. Но с тех пор, как она стала носить очки, он по праву перешел ко мне. Такой блестящий, а кое-где и с маленькими ржавчинками, большой и, словно конь, рвущийся в путь. Моими маленькими ручонками было не удержать эту красоту просто так. Помогал папа. Он же его там как-то настраивал полчаса, а затем с улыбкой позволил на него присесть. Ооо, эти сладостные мгновения, когда ты чувствуешь под собою прохладное седло. Счастье переполняет, от восторга хочется кричать "уииии"... Кто бы мог подумать, сколько зла он мне принесет.

... Я помотала головой, вырвавшись из пучины воспоминаний. Вполне бессовестно задрала платье и посмотрела на свои ноги. Все они были в самых отвратительных на свете шрамах. Это он. Это мой черный конь. Я уже два года на нем не езжу. Родители запретили. Каждый раз, когда на него сажусь, во что-нибудь врезаюсь. Моей семье вообще не везет с велосипедами. Бабушка попала под машину, там был виноват пьяный водитель, конечно, но все же,.. а потом долго была на грани жизни и смерти. У меня это очаровательное средство передвижения решило побаловаться по-другому. Дождалось, когда придется ехать очень долго, да еще и нагруженной мешками, а потом... враз сбило все свои тормоза. Даже, сказала бы, убило. И я слетела на всех парусах с огромной горы по кочкам и колдобинам, да, Боже, я же живу в городе N нашей милой России, я не говорила? Ну вот. Теперь будет понятно, откуда такие дороги. Только не спрашивайте, откуда такое  имя, все равно не скажу. Мы отвлеклись. С той горы я летела прямо под колеса очередному лихачу. До столкновения оставалось около трех секунд, пока не пришлось выбирать. Что же? Рванула руль в сторону, в канаву, кусты и так далее. Пропахала головой асфальт, на ногу упал велосипед.... Я, вся разбитая, провалялась дома черт его знает сколько времени. И после этого мне его запретили. Ходила в гараж, навещала старого черного железного друга, гладила его по педалям... Ненавидела и проклинала. Испортил мне тело. Я же испортила ему карьеру транспортного средства, досрочно отправив на пенсию.
... Автомобильный гудок заставил вздрогнуть и дернуть руль в сторону. Мимо пронесся желтый мерседес. Скривила губы и завернула в нужный поворот. Вышла из машины, расправила платье и огляделась. Примерно в ста шагах от меня по влажной зеленой траве... была церковь. Нужная мне церковь. Пора уже откинуть все свое прошлое и начать жить с нового листа.
... Без пяти час дня. Сегодня пятница тринадцатое. И я выхожу замуж.

внешний вид

http://s2.uploads.ru/3bJtd.jpg

Отредактировано Emma Roze (2012-11-13 21:00:47)

+2

3

... Неспешные шаги по мокрой траве, я несу туфли в руке, иду босая, чтобы ощутить своими ногами живительную прохладу природы. Почти наслаждаюсь собой и всем происходящим, я люблю, я любима и совсем скоро стану женой. Возле церкви наверняка уже расхаживает в ожидании жених, мы с ним встречаемся около трех лет. Правда, правда. Ни разу не пробовали жить вместе, но да это ерунда, справимся. Я иду аккуратно, придерживая еще и подол платья, чтобы он не стал случайно зеленым от такого марш-прохода. Мимо пробегает маленькая собачка, но почему-то рядом со мной тормоозит и начинает истошно лаять, словно видит призрака. Она надрывается, ее тоненький писклявый голосочек дрожит, но в нем уже слышится натужная хрипотца. Еще чуть-чуть, и песик останется без голоса. Но да мне-то какое дело. Не моя псинка. Пусть о ней другие заботятся. Была бы пища - накормила бы. А так... пусть бежит дальше своей дорогой и не оглядывается назад. Здесь слишком много всего нехорошего происходит. Пусть даже и в моей голове. Снова волна воспоминаний накрывает, сдавливая голову в тисках боли, с каждым разом все тяжелее, я прикладываю руку ко лбу, чтобы стало легче. Нет, нет, не сейчас, нет...

Я сидела на корточках, поглаживая рукой автомобильную шину, что была вкопана заботливой рукой человека в землю. Внутри нее росли цветочки, алыми бутонами они распускались навстречу...грязи. Да, здесь не было ошибки, эти странные растения никогда не поднимали свои цветения вверх, к солнцу, они всегда будто грустили по чему-либо утраченному. Повсюду была подозрительная тишина, сквозь которую пробивался разве что шум деревьев от легкого дуновения ветерка да щебетание одинокой птички. Сижу и скорбно смотрю вниз. Хочу увидеть скрывающееся под землей. Но не могу. И никогда уже не смогу, никогда. Выливаю воду из пластиковой леечки на шину, а потом крошу хлебушек. Нет, не булочку, а именно хлебушек, черненький такой, свежий, хрустящий. Как он любил. Мой пес. Он похоронен здесь.

... Я достала зеркальце и посмотрелась в него, поправляя прическу и морщась. Внимательно заглянула с помощью этого нехитрого предмета себе в глаза. И знаете, там светилась боль. Нет, не такая, как у тех, кто потерял родителей или любимых...там особое что-то, сломавшееся. У меня же просто... печальное сожаление. Все животные, все эти самые преданные на свете существа погибали рядом со мной. Единственный продержавшийся долгое время, мой личный ангел-хранитель... кот, живший у бабушки. Он появился, когда я была совсем малюткой. Маленький котеночек, пушистик, комок шерсти. Мы росли вместе. Я училась ходить, а он убегать, потому что малютка тягала его за шкирку по полу. И кидала с дивана, желая проверить, всегда ли коты приземляются на четыре лапы, как сказала мама. Мы проводили с этим котом все выходные бок о бок все выходные четырнадцать лет подряд. Потом он умер. От старости. И это понятно. Вполне логично. Рыбки, которые с моим появлением на свет не могли выжить в больше месяца. Черепашка Степашка, умерший буквально через неделю от того, что заживо поджарился в аквариуме, потому что что-то там ВНЕЗАПНО случилось с регулятором температуры. Бабушкины собаки, поумиравшие в течение пяти лет с моего рождения. Кошка, убежавшая из дому. Мы не нашли ни ее трупа, ни даже ее следов пребывания на улице или следов побега. Мой пес, которого мы купили, когда я пошла в первый класс. Он был мне, как младший брат. Или даже старший. Провожал постоянно, встречал, приносиил игрушки и добродушно "делился косточкой", мы постоянно возились на полу с новой игрой. Я его всей душой обожала. Уезжала в лагерь и плакала, потому что малыш мой лежал у сумок и отказывался встать и отойти. Бывало и такое. Он жил с нами три года. А потом, стоило мне не возвращаться домой из-за болезни две недели... я тогда жила у бабушки... он умер. И мне сообщили об этом лишь спустя четыре дня. Только когда похоронили, родители позвонили мне и все сказали. Тогда, наверное, впервые за свою маленькую и славную жизнь у меня случилась истерика. Я лежала и плакала в подушку один день. Другой день монотонно била на улице кулаком в дерево, пытаясь понять, чувствую ли вообще эту физическую боль. И так продолжалось долго. Потом несколько лет молчала о нем, потому что любое воспоминание вызывало слезы. И сейчас...тоже. Это при том, что мы заботились обо всех них, как о собственных детях, я лично принимала каждое существо за родное дитя, моя мама... бабушка... они ... отдавали им все, что только могли, что только могло им понадобиться...  Злой рок, мое проклятье не избавили их от этого.
... Мне казалось, что я слышу лай собаки. Ах нет. Это действительно он. Тот пес вернулся. Мотаю головой, пытаясь придти в сознание. Боже, что происходит? Почему именно сейчас эти дебильные волны начали накрывать меня? Почему нет солнца? Почему эти тучи так давят на сознание? Когда я успела пройти этих сто шагов до церкви? Хватаюсь за тяжелую железную ручку. Удивительно, что вокруг тишина. Они не ждут свою невесту? Я опоздала? Но нет. Где-то далеко бой очевидно старинных часов отбивает время... Час дня. Сейчас я перечеркну всю свою прошлую жизнь, став замужней женщиной. Отпускаю подол все равно испачкавшегося платья. Значит, так суждено. Значит, так все и закончится. Или начнется.

0

4

... Открываю дверь, неуверенно делая шаг вперед. Должна зазвучать особая торжественная музыка, помогающая собраться с силами, присутствующие встанут, а мой жених восхищенно начнет подаваться вперед, будто не может устоять на месте от столь чудной красоты. Смущенно улыбаюсь, прохожу внутрь и... ничего не происходит. Внутри все украшено цветами и лентами, лепестки алых роз печально разбросано по полу, но никого нет и никто не хочет радоваться. Медленно, все еще надеясь на чудо и крики "сюрприз", подхожу к алтарю. И снова ничего. Как есть, в белом платье, присаживаюсь на ступеньку. Непонимающе смотрю по сторонам. Здесь две малюсеньких капли крови, да вот тут же, на полу, будто кто-то уколол палец. Внимательно рассматриваю, а затем стираю их подолом. Что здесь было? Откуда кровь и где мой любимый? Но лишь мерное покачивание фитилей свеч и завывание снаружи было ответом мне. Боже. Боже. Быть может, мне все показалось? Это все, все мираж? Капли крови на моем подоле вызывают еще волну воспоминаний, куда сильнее и болезненнее, чем все предыдущие. Кричу от боли, хватаясь за голову и пригибаюсь к полу, пытаясь снизить эти ощущения. В таких случаях говорят, проще отрезать се сверху вплоть до шеи, чем пытаться что-то лечить. Слушаюсь и киваю, повинуясь собственному голосу в мыслях.

Я лежала на полу собственной комнаты, ощущая свою опустошенность. Доски неприятно холодили спину, голые ноги мерзли без шерстяных носочков и брюк, которые валялись неподалеку. Этот неловкий момент, когда тебе не к кому пойти за помощью. То странное состояние, мыслишь, что теряешь веру в жизнь. Я лежала и чувствовала себя абсолютно потерянной в этом мире, но все же... где-то глубоко в душе... понимала, что любая трудность закаляет. Даже эта так называемая неурядица. Глупая, незначительная. Мне надоедает мерзнуть на полу, и я иду к письменному столу, чтобы спрятаться под ним на полчасика, все обдумать и решить, как мне жить дальше с этой, казалось бы, глупой мыслью. Сегодня ко мне приставал мой отец.

... Я поднялась на ноги, неуверенно тронула одну из лент и заплакала. Сложно осознать, что тебя в один из самых важных дней в жизни никто не ждал. И что все это было обманом, розыгрышем, дурацкой шуткой. Хотя нет, все это пепел в голове моей от приступов, не может быть, никто бы так не поступил! Лечу, метаюсь я по церкви, словно птица, загнанная в плен. Ищу следы пребывания человеческие... И не нахожу. Кроме тех капель крови, которые, судя по месту их нахождения, мог оставить лишь жених. Или в крайнем случае отец, который... Видя, как дочурка взрослеет и расцветает, не мог упустить момент, когда ее, как бутон, сорвет какой-нибудь молодой повеса. И сам решил урвать пальму первенства и... заодно насладиться видом юного тела. Пришел раз в комнату, скрутил и сдернул брюки, чтобы, не задумываясь о чувствах дочери, терзать собственной рукой между ее ног. Не замечая, как она вырывается. Не видя, как она плачет. Так продолжалось около пары месяцев. В ход пошли еще и губы, язык, но... Слава всему святому, что его штаны по-прежнему оставались на месте. Каждый раз после случившегося, я лежала на полу и от собственного бессилия плакала. Потому что не могла рассказать моей ранимой матери ровным счетом ничего. Боялась, что все эти фразы погубят ее, как погубили и мою душу его действия. Отец поступил ужасно, и мотивы его остались не понятыми мною. Моей обиженной душонкой. Я его простила за это. И за то, что спустя эти годы продолжает вести себя, как ни в чем не бывало. Нет. Не простила все же.
... Очухиваюсь на полу, скрюченная от боли. Все лицо в слезах. Они не могли меня бросить, не могли. В маленьком окошке церкви видно, как надвигается на город гроза. Надеюсь, что все-таки не буря, а то остаться здесь одной было бы страшновато. Слышится, как редкие капли дождя стучат о лестницу. Тяжело, словно вынужденно. Кап. Кап. Моя душа, истерзанная волнами воспоминаний, грустно поет старинную балладу о любви простой девушке к прекрасному принцу. Встаю, чтобы выйти наружу, но слышу раскатистый гром, приближающийся сюда. Поздно, приплыли. Боже. Выпрямляю спину и поправляю платье, чтобы сидело идеально. Но оно такое...грязное. Пыль от пола, зеленые следы от травы мокрой, капли крови на подоле. Ох. Боюсь до жути такой погоды. Главное, чтобы новая волна воспоминаний не подошла. А то будет совсем беда.

0

5

Стою. И дрожь неизвестного происхождения пробивает с головы до пят. То ли страшно, то ли холодно. Погода становится все более жуткой, гром уж ближе, в маленьком окошке отражается молния, ветер свистит со страшной силой, заставляя единственное дерево рядом с церковью зло царапать своими ветками ее стену. Надо найти убежище себе на случай бури. Но что? Скамьи? Или алтарь? Но... это же... кощунство. Брожу туда-сюда, бормоча ругательства. Да, да, знаю, что сие грех! Нет, нет, мне не страшно за это урвать кару на свою голову. Просто мне жутко, а это - единственный способ справиться со своим страхом. Я все еще не могу поверить, что здесь никого нет. Все равно хожу и жажду увидеть. Хоть кого-нибудь. Хоть что-нибудь, напоминающее мне о них. И не могу, не могу, не могу!
И тут дверь церкви резко открывается, пропуская сильнейший порыв ветра, а затем захлопывается! Все свечи разом тухнут, и маленькое помещение быстро погружается во мрак. Я пугаюсь и лезу на одну из скамеек, чтобы выглянуть в окно, ведь еще день, как так? Почему тьма? Но и снаружи не было видно абсолютно ничего. Даже ни одного просвета. Медленно спускаюсь, чтобы не упасть, и слышу:
-А как тебя зовут? - и я-таки от неожиданности рухнула прямо на пол, пытаясь найти источник звука. Но как это сделать в темноте? Разве только по шуму, по ветерку от резких движений. Но воздух так и оставался на месте, лишь тоненький голосок, будто бы детский, повторил, -А как тебя зовут?
И я начинаю плакать, мне страшно, завывая в тон ветру, так становится хоть немного легче, я не слышу этого голоса. Да и подумать, обойдя всю церковь, никого не нашла, а тут вдруг откуда ни возьмись детский голос? Каждый бы испугался. Я так думаю. Голову захватывает привычная уже боль. Ну, воспоминания, давайте, вперед! Только побыстрее, я все же хочу сегодня еще стать женой.

Я сидела в метро и шарила руками вокруг себя. Что-то мягкое, а здесь что-то теплое, где-то возгласы, откуда-то даже шипение. Мерное постукивание колес еще больше давит на психику. Сейчас моя остановка, нужно взять сумку и выйти, чтобы дальше уже подняться наверх и идти по своим делам. Но я не могу этого сделать. Надо посидеть и подумать, что делать. Душу уже очень некстати охватывает паника, зубы мерно стучат, а мысли в голове лихорадочно бегают. Объявляют мою остановку. Но я не могу выйти. Потому что я резко перестала видеть. И в этот миг все вокруг черно.

...Очнулась от собственных криков. Как же неприятно, с каждым разом все больше складывается ощущение, что мою глову хотят разрубить на куски без анестезии! Морщусь и ворчу под нос, пытаясь отползти поближе к алтарю, там теплее и не так дует. Не могу понять, почему, почему именно сегодня все вспоминается? Именно тогда, когда мне нужно собраться, взять себя в рукии и заняться поисками жениха и гостей, я волочу свое свадебное платье по полу, превращая его в тряпку для вытирания пыли? Такова судьба? Нет, вы шутите? -Так как тебя зовут? - звонкий голосок над ухом посреди полной темноты заставляет вздрогнуть и заорать во весь голос. Но надо успокоиться. Вдруг это один из тех детей, что разбрасывал цветы? А если он что-нибудь знает о пропаже остальных? Нервно глотаю комок в горле и говорю пропадающим через звук голосом, -Эмма, - наступает тишина, во время которой я уже почти решаюсь открыть дверь церкви и идти на ощупь, к машине, чтобы уехать, чтобы гнать мою ауди, пока сквозь этот ад не пробьется хоть лучик света. Но тут.. -Эмма, почему ты не хочешь видеть меня? - в голоске слышится обида, но уже через секунду раздается веселый детский смех. Меня охватывает паника, руки отбивают на коленях марш, взгляд перестает быть осмысленным, туманится и.., -Потому что я не могу видеть.

Почему я теряла зрение несколько раз? По непонятным причинам оно то пропадало, то возвращалось и при походе к врачу оказывалось, что на деле оно идеальное. Что происходило в эти моменты в моей голове? Страшно представить.  Это как гром среди ясного неба, как погода в России, идешь и не знаешь, что будет через секунду. И хочется злиться, а не можешь, потому что от этого еще больнее, еще страшнее.... и в душе больше одиночества. Чувствуешь себя беспомощным. Каждый, каждый может обидеть тебя. А ты никогда не узнаешь, кто это сделал. И не увидеть маму, и будущих детей осознавать и представлять себе только на ощупь... страшно? И мне. Было. В те моменты.

... Я подорвалась и побежала к двери, сзади слышался все тот же детский смех. Надо вырваться из этой церкви, улететь, убежать, уползти, добраться лишь бы до машины или до ближайших знакомых. Но здание словно не хотело выпускать, снаружи раздался какой-то грохот, жуткий, будто метеорит упал на Землю. Заклинив дверь. Плакала, рвалась, взывала о помощи...ничего. Неужели конец света? Или конец меня? А, может, начало?

0

6

Наверное, когда первый маленький осколо стены грохнулся на пол, я забыла испугаться еще больше. Просто медленно обернулась, "проплыла" к месту случившегося и подобрала эту крошечную штукатурочку. Покрутила-повертела ее в руках и кинула по направлению к детскому смеху. Тот резко оборвался и обиженный голосок спросил: -Зачем ты это сделала, Эмма? Я вернулась и продолжала отчаянно биться в дверь, рвать ее на себя, умолять отпустить на волю, к любимому. Птичку заперли в клетке, а она не жалела себя, лишь бы вырваться. Улететь в небеса. Заплакать не позволяла отчаянная жажда во что бы то ни стало увидеть себя снаружи этой злосчастной церкви. Я уже не хотела замуж, совсем. И раньше-то было без разницы, обвенчают нас или нет. А теперь уж совсем расхотелось. Любить можно и без специального документа. Верно? Не обязательно идти в белом платье, чтобы знать, что тебя он любит. Совсем несложно любить взамен, если у тебя нет на пальце того-самого-кольца. Тем более, давать клятвы, "пока смерть не разлучит нас". Неужели язык то же самое не повернется сказать, если перед вами не будет строгого священника?
И я полезла к окну, чтобы понять, можно ли вылезти через него. Со стены отвалилось еще пару кусочков, да побольше. Мелко задрожало все здание церкви, пол пошел в пляс в обнимку со скамейками, по которым я пыталась прыгать. Детский голосок уговаривал меня слезть, а единственное, что освещало передвижения, одна надежда на все, на жизнь и смерть, было окно. Достаточно глупая и грубая попытка почувствовать возможность убежать.

Она лежала на кровати в собственном доме. Ну как лежала...металась. Лоб и щеки горели, а по щекам струился пот. В глазах застыли огоньки мучений, а губы дрожали в диких криках. Врач в соседней комнате беспомощно разводил руками перед убитыми горем родителями. Он ничего не мог сделать. Она медленно умирала, впадая в забытье. Ее сознание уже давно перестало являться в этот мир, пропадая где-то там еще. Какая ее свалила болезнь и почему, не знал никто. Просто однажды молодая цветущая девушка вернулась непривычно поздно из института и упала перед порогом собственного дома. Потеряв сознание. Похоже, что окончательно.

... Платье мешало подтянуться на руках, пришлось медленно и с чувством отпарывать ставшие родными куски ткани. Пару сантиметров. Еще чуть-чуть. И еще. Наконец, дернув так, что предмет одежды порвался аж до нежно-белых кружевов трусиков. Хотя кому какая разница, если нет спасения?
Окно оказалось слишком маленьким, для белки или маленькой собаки оно было бы в самый раз, но не для такой девушки, как я. Пусть хрупкой, но все же. Я пыталась пролезть в него и так, и так, но... не выходило. "Добрый" детский голосок все глубже проникал в мою голову, внушая неконтролируемую панику. Он советовал, смеялся, плакал, звал меня и вновь смеялся. А потом сказал идти к алтарю немедленно. И я послушалась, пошла, натыкаясь в кромешной тьме на скамейки и прочие предметы быта церквушки, негромко проливая слезы над судьбой. Там кто-то стоял. Я чувствовала это, слышала и, кажется, даже почти видела. Дуновение ветра от движений... я бегу. Спотыкаюсь, падаю, но бегу. Расшибла локти, я чувствовалал, как по ним что-то медленно стекает. Кровь или паранойя? Приближаюсь, утыкаясь ладонями в кого-то. Да, именно, в кого-то. Теплое тело под костюмом, запах...чересчур знакомый резкий запах одеколона... Это он. Мой. Любимый. Я чувствую. Могу узнать его из миллионов людей. И в этот момент внезапно зажигаются десятки свечей по всей церкви. Вновь. Но их сияние нестабильно, ведь само здание дрожит от наступающего землетрясения. Если это, конечно, оно. Милый. Жених. Он был... весь в крови. Лицо, очень бледное, грудь, особенно живот, вся рубашка насквозь пропитана кровью, от этого и запах был чересчур резким. Что с ним случилось? Он стоял и со странной улыбкой смотрел на меня. Но стоп...разве это важно? Прямо за ним упал сверху кусок потолка, он даже не вздрогнул, лишь привычным движением и каким-то брезгливым смахнул с плеча восставшую пыль. О Боже. Я приникла к нему всем телом, не боясь испачкать платье, уткнулась носом в шею, вдохнула любимый аромат...и заплакала. Он рядом, со мной, что еще может быть лучше? Наверное, хотелось выжить. Ибо детский голосок пропал, освобождая сознание. Теперь мы были только вдвоем. Любимый, охнув, неловко прижав к себе. И мы стояли, обнимаясь, и смотрели вверх. Видя и слыша, как рушится церковь. Большими обломками. Прямо на нас.

Стоны затихли, а девушка на постели резко замерла. Доктор поспешил к ней, провести необходимые процедуры. Была надежда, малюсенькая надежда, что она выкарабкается. И да. Кажется, что-то начинало происходить. Она открыла глаза. Обвела все внимательным задумчивым, совсем не замутненным взглядом и... улыбнулась. Затем ее пунцовые щеки резко побледнели, а глаза закрылись. Она всего лишь умерла. Какой простой конец...

0

7

И сердце кровью облилось,
В последний раз затрепетало,
Вдруг дикий вопль... разорвалось,
И разом биться перестало,
И тихо все - все тихо стало. (с)

http://f1.mylove.ru/4ErIGg7ATt.jpg

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мысли ни о чем