Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » feeling a moment


feeling a moment

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Brooklyn Jordan & Randal Andrews
Место: A Street 25/14
Время: 11 ноября 2012 года
Время суток: около восьми часов вечера
Погодные условия: не имеют значения
О флештайме: в отличии от Рендала, Бруклин особо тщательно готовилась к этому дню. Подбирала подарок, составляла меню, научилась кое-чему новенькому. Посмотрим, получится ли у нерадивой овечки как следует поздравить своего принца с днем рождения?

http://s3.uploads.ru/y7nLw.png

+1

2

Настоящая любовь начинается там, где ничего не ждут взамен...(с)


Ты даже не можешь себе представить, как я трепетно и верно ждала сегодняшнего дня, как волновалась и миллионы раз перебирала в голове исход событий сегодняшнего праздника. Примеряла кучу вариантов, представляя, а как оно все это будет?
Веришь - нет, я волновалась, дико, безумно волновалась, что мне не удастся сделать для тебя настоящий сюрприз. Увы, жизнь не наградила меня хорошей фантазией и какими-то супер умениями, и я переживала, что не смогу тебя удивить. Все это время, время подготовки к твоему празднику я думала о том, а как же тебя поздравляли девушки до меня? Что они делали? Почему то я вспомнила Пандору, когда-то ты мне рассказывал, что она делала для тебя потрясающие вещи, интересно, какие? Вряд ли мне удастся перепрыгнуть ее подвиги, хотя знаешь, я и не старалась. Мне не хочется быть лучше кого-то, мне хочется просто сделать тебе приятное. Поздравить, удивить и провести этот особенный день в твоей кампании. Ведь я люблю тебя, знаешь?
Я оказалась в твоей квартире около одиннадцати часов утра, с кучей пакетов в руках и желанием успеть, все сделать до твоего прихода. Возможно, правильным решением стало бы отвезти тебя в какой-нибудь ресторан, или же другое необычное романтичное место, но, черт возьми, хотелось сделать что-нибудь своими руками. А что я умела делать? Только готовить и творить безумства. Именно так в твоей гостиной появился стол, который я стащила из квартиры Тайлера. Он же, помог мне установить кое-какую штуковину в твоей спальне, искренне надеюсь, что ты не зайдешь туда раньше времени и не испортишь себе сюрприз. Ну и так, по мелочи, куча воздушных шариков, маленьких вырезных открыточек, на каждой из которых я написала кое-что о тебе. Кое-что хорошее! Я даже воздержалась от своих любимых обзывалок, решив, что хотя бы один день в году не буду называть тебя обидными словами. Хотя я уверена, ты на них никогда и не обижался.
Пару раз я набирала твой номер, и ты сообщил, что приедешь только к восьми часам вечера, кажется, совсем не понимая причины моего волнения. Рен, неужели ты позабыл о своем дне рождения? По крайней мере, по твоему спокойному тону у меня сказывалось именно такое впечатление. Но, думаю, так даже лучше, зато мой сюрприз на самом деле станет для тебя неожиданностью, и я смогу с гордостью доказать для себя, что на что-то я, да и способна.

До твоего прихода оставалось совсем немного времени, у меня все было уже готово, и я, требовательно рассматривая себя в зеркало, мысленно пыталась успокоить и убедить в том, что у меня все обязательно получится.
Знаешь, в последнее время для себя я сделала очень много выводов. Это здорово, когда у тебя в жизни есть человек, которого тебе хочется радовать. У меня есть ты, и я готова устраивать для тебя такие вечера с маленькими шалостями хоть каждый день, и не важно, ответишь ты мне взаимностью, устроишь мне что-то взамен, поверь, это такие глупости. Я ничего от тебя не жду, совершенно. Не жду никаких громких поступков и лестных речей, меня не волнует твое материальное положение, о котором, кстати сказать, я до сих пор точно ничего не знаю. Мне не важно, кто твои родственники, какие тайны мира ты скрываешь в своем прошлом, все это казалось такой ничтожной и совершенно ненужной информации. Мне хватало одного, ты со мной, ты рядом, я чувствую, что нужна тебе, и мне хочется отблагодарить тебя за это. Хочется подарить тебе весь мир, всю себя, отдать полностью до капли, не требуя ничего взамен. Мне ничего от тебя не нужно, веришь? Только возможность быть рядом, любить тебя и чувствовать твое тепло.
И сейчас, поправляя упругие каштановые локоны, я улыбалась своему собственному отражению, чувствуя безмерное счастье. Это действительно счастье – любить кого-то. Искренне, преданно и верно, так, как я люблю тебя.
Слышу, как тихонько поворачивается ключ в дверном замке, судорожно натягивая на ноги туфли, что купила на днях в дорогом салоне. Специально к твоему дню рождения, да, хотелось порадовать тебя не только накрытым столом, но и своим внешним видом. Ты же так редко видишь меня в платье и при макияже.
Стоило было тебе оказаться в дверях, как я повисла у тебя на шее, не давая возможности даже раздеться. От тебя веяло прохладой и улицами, люблю этот запах, тут же зарываюсь носом в твою куртку, крепко обнимая за талию.
- Я тебя уже заждалась, именинник! – чуть приподнимаюсь на носочки, касаясь твоих теплых мягких губ. Какой ты все-таки у меня высокий, даже на каблуках я еле дотягиваюсь до тебя. – Давай, раздевайся, у меня для тебя есть сюрприз, ну! – помогаю стянуть с тебя куртку, быстро отправляя ее в сторону вешалки и утягивая тебя в сторону гостевой, где, в общем-то, тебя и ждал твой праздничный ужин. – Все сама! Правда, мясо еще в духовке, ой, и вино в холодильнике. Ты садись, я быстро.
Я оставила тебя одного всего на пару секунд, вновь возвращаясь в комнату с бутылкой белого вина в руках.
- Только не говори, что ты забыл про свой праздник. – Ну, еще бы, ни за что не поверю, что в твоей голове не появилась даже мысль о том, что я могу подготовить для тебя ужин. Поднимаю свой бокал, присаживаясь к тебе поближе и тихонько чокаясь. Звон хрустальной посуды наполнил помещение, и я, вновь касаюсь губами твоей щеки, шепотом произношу свое трепетное, неумелое поздравление. – С днем рождения, мой оленик. Люблю тебя одного. И в честь своего праздника, можешь стребовать с меня одно желание, ну а я… Я постараюсь его выполнить.
Ты ведь не попросишь о чем-нибудь невыполнимом, верно?

+3

3

Стало быть, многие думают, что мужчины совершенно не в состоянии запомнить важные даты, я таким не страдал, и помнил не только дату своего  рождения, но и тот день, когда нерадивая Бруклин чуть не угодила под колеса моей машины, а потом стала моей мишенью. Так вот, сегодня одиннадцатое ноября, день, когда двадцать семь лет назад в Лондоне появился на свет такой бессовестный и безответственный человек – я. Никаких особых эмоция на счет этого праздника я не испытывал, и если для кого то день рождения только раз в году, то для меня двадцать седьмой раз за жизнь – это через чур. А ведь когда то будет и пятьдесят, и семьдесят. Только вообразите, сколько фальшивых улыбок и искусственных поздравлений вы получите?
В полдесятого утра, когда теплое калифорнийское солнце ласкало лучами лица прохожих, я  заехал за Рей, она ждала меня около своего подъезда и теребила в руках сумку. Ничего особенного не случилось,  так начинается почти каждый мой рабочий день, который я провожу на телестудии.
Мы приехали в высокое многоэтажное зеркальное здание, на ресепшене уже висела яркая и до безобразия нелепая вывеска, гласившая «С Днем Рождения, Рендал!», обычно такую «красоту» весели у входа в честь каждого рождения кого-либо из сотрудников девушки-секретари после рабочего дня. И представив, как Бруклин, держа в зубах полоски липкого скотча и скрепки, вставая ногами на мягкий крутящийся стул и пытаясь прилепить растяжку ровно, громко матерится. Картина получилась настолько радужной, что я рассмеялся, интересуясь, ее ли рук дело, но Джордан в своей типичной манере отмахнулась и ушла работать.
В офисе девушки подарили мне от лица компании небольшой пакет, в нем я обнаружил бутылку коньяка и одеколон, в стандартный комплект не хватало только трусов и галстука, хотя я и сам не оригинален на подарки.
А дальше все было как обычно, компьютеры в честь моего дня рождения сдавали сбои еще чаще, видимо, усиленно поздравляя, к тому же полетел главный сервис, и вместо положенных пары часов до обеда, я торчал на работе до четырех. А на шесть у меня была назначена встреча с нотариусом, она, к слову сказать, женщина, но совершенно не в моем вкусе, блондинка с острыми, даже какими-то злыми чертами лица.
Когда я выбирался из небоскреба, то заметил, что Бруклин на рабочем месте уже нет, на вопрос, где эта овца, мне ответили, что она ушла сегодня в час, ко врачу.
Хм, и почему она мне нечего не сказала о своих планах?

Уруру, уруру,
День рожденье
Раз в году!

Когда я открыл дверь. Ты сразу кинулась мне на шею, и я уловил тепло твоего надушенного и ароматного тела, улыбаясь, как школьник, получивший пятерку – все всю ширь своего рта. Ты такая замечательная, и я знал, что в этот день ты не оставишь меня без подарка. За все то время, что мы сегодня находились вместе и порознь, я неоднократно прокручивал в голове всевозможные варианты презента: думал на самый банальный в виде второго одеколона, но ты не такая посредственная, ты бы не додумалась. Потом думал на романтический ужин, и достойной отговорки, почему его может не быть, не нашел. Или на то, что ты сделаешь что-то из ряда вон выходящее, например возьмешь отгул на работе и весь завтрашний день мы проведем вместе.
- Какой сюрприз? – целую тебя в лоб, мягко трепая по каштановым волосам и с долей иронии вспоминая те времена, когда ты была блондинкой.
Я не любитель сюрпризов, но от Рей веяло домашним уютом, теплом, и я не сомневался, что ее сюрпризы мне придутся по душе.Твои цепкие маленькие ручки торопливо снимают с меня куртку. Я вижу, как горят твои глаза и тебе не терпится похвастаться своими стараниями. Я так же быстро снимаю ботинки – ведь я тоже хочу скорее увидеть, что же такое ты там приготовила?
Вся наша кухня благоухала  запахом мяса и еще каких-то искусных блюд, я даже рот открыл от удивления, переводя взгляд золотисто-карих глаз то на накрытый стол. То на тебя. Неужели сама?
Подхожу к тебе, обнимая за тали и чуть приподнимая над полом, благодарственно целуя в конопатый носик.
- Вот это да, а я то ожидал одеколон, - наш чистый смех заполняет квартиру и эхом отлетает от стен.
- Я все помню, еще не такой старый, - хотя и не акцентировал на этом дне никогда особого внимания.
Мы садимся за стол, я беру в руки фужер и внимательно смотрю в твои лучистые серые глаза, ты такая сосредоточенная и немного смущенная. Слежу за линией твоих губ, стараясь не прослушать поздравление, а я это могу, запросто, просто залюбовавшись твой красотой. Твой нос тыкается мне в щеку, и я кладу ладонь на твое колено, все еще сосредотачивая внимание.
- Спасибо… Праздник бы не получился таким замечательным, если бы не ты. Возьми завтра отгул и съездим в зоопарк, ну или в парк аттракционов, куда захочешь, а то да выходного дня еще далеко. Ой, нет, я придумал желание по лучше. - Обнимаю тебя за плечи, делая еще один глоток напитка. – Переезжай ко мне? - Ну грех бы было не воспользоваться ситуацией, согласитесь?

Отредактировано Randal Andrews (2012-11-19 22:04:49)

+2

4

- Зачем тебе два одеколона? Нет, я купила тебе носочки и пару ажурных трусиков. – Наш смех наполнил всю гостинную, чуть заглушая играющую фоном музыку. Не поверишь, я была так счастлива, как будто сейчас мы празднуем мой день рождение, и это меня ждет куча подарков и сюрпризов. Но нет, сегодняшний день был куда лучше, ведь сегодня на свет появился ты, мой самый лучший мужчина. Осторожно провожу ладонью по ежику твоих светло-пшеничных волос, вновь касаясь теплыми губами твоих уст. Люблю тебя радовать, люблю видеть этот довольный гордый блеск в твоих золотисто-карих, эту наглую самоуверенную улыбку, мне нравится тешить твое самолюбие.
- Тебе уже почти тридцатник. Я рядом с тобой чувствую себя малолеткой. Кстати, как ощущения? Нигде не болит, не ноет, не колет? Или мы не будем задумываться об этом лет так до пятидесяти? – шутливо пихаю тебя в бок, выуживая из под самого носа белоснежную тарелку, намереваясь наложить тебе всего-всего вкусненького из того, что я успела за сегодня приготовить. – И да, тебе придется все это съесть. Я, конечно, немного перестаралась, но ты у меня такой тощий, даже пуза нет! – забираюсь рукой под твою серую майку, проводя ладонью по твердому прессу. Когда ты успеваешь следить за фигурой, с учетом того, что ты чуть ли не каждую неделю водишь в меня в мою любимую булочную. – Даже потискать не за что. – С наигранной обиженной моськой произношу я, вручая тебе тарелку с салатами и бокал вина.
Ну а дальше, поздравления, мои скомканные пожелания и признание в любви, ну и заодно шанс для тебя зажелать что-нибудь приятное для себя. Интересно, чего ты захочешь?
Отгул? Внеплановый выходной и поход в зоопарк?
- Переехать? – вот уж чего я не ожидала, так этого. Я заметно осела, изумленно хлопая ресницами и глядя себе на коленки. Мне казалось, что после того разговора, после не самой удачной встречи с Макс мы закроем эту тему. Не то, чтобы мне не хотелось к тебе переезжать, но ты уверен, что еще не слишком рано? Что ты готов терпеть меня ежедневно, каждое утро вставать раньше положенного срока, смотреть со мной по вечерам твои нелюбимые сериалы, делиться домашним компьютером для того, чтобы я установила на них The Sims?
И я улыбнулась, хватая со стола виноградинку и запуская ее в рот.
- Хорошо, я обязательно к тебе перееду. – на твою ожидаемую довольную реакцию чуть вытягиваю руку вперед, пытаясь тебя немного успокоить. – Ну, погоди-погоди, я же не сказала – когда перееду, верно? Я пообещала, что твое желание обязательно исполнится, но о сроках мы не уславливались. – едва слышно смеюсь, обнимая тебя за шею и чмокая в подбородок. – Ну хорош, ты же сам прекрасно знаешь, что это зависит не только от меня и моего желания. Моя бы воля, я бы уже перетащила сюда все свои вещи, кота и его лоток. Хотя моих шмоток в твоей квартире и так предостаточно. Наверное, тебе придется меня украсть. Вкусно тебе?
С надеждой поднимаю на тебя свои серые-пасмурные глаза. Знаю, в твоей жизни были свидания куда романтичнее и экстравагантнее, но я всего лишь простая уличная девчонка, и все что я умею делать – это готовить и накрывать столы. Хотя нет, теперь я умею и кое-что еще.
- У меня есть еще пару подарков для тебя, один сейчас, второй после ужина. Не жди от меня ничего необычного, там все просто. – ну да, не умею я дарить бессмысленные, но необычные подарки, мне кажется это немного обидным и не нужным. Сувениры могут затеряться, открытки порваться, и я всегда предпочитала дарить вещи, которыми человек будет пользоваться.
Поэтому спустя пару минут я появилась из спальни с небольшим подарочным пакетом в руках.
- Там фотоальбом. Наш. – Тихо дополняю, вручая его в твои руки. – Я его уже заполнила, тут есть даже фотографии с весны. И знаешь что? Мы с Макс были в гостях у Донато, и я у нее в архивах нашла фотографию со дня нашего знакомства. Помнишь то золотистое платье и туфли? Вон смотри. – перелистываю на самую первую страницу, указывая пальчиком на карточку, где были изображены чета Донато с какими-то незнакомыми людьми, а на заднем фоне… мы, поедающие канапешки. Ты, с совершенно равнодушным видом, с бокалом шампанского в руках и я, с горящими глазами, с набитым ртом и с декольте, из которого вот-вот моя грудь выпрыгнет наружу. – Она сказала, мы испортили этот кадр и я могу забрать фотографию себе. Смотри-смотри, тут много чего есть.

+1

5

Ты же знаешь, что я искал тебя,
И заглядывал в облака.
Это может быть, если веришь ты,
Всё у нас в руках.

Ох уж эти шуточки про возраст, к чему это клонит моя благоверная? Боишься, что еще пару лет и мы не сможем производить потомство?
- А  ты и есть  малолетка, не обольщайся, - двадцать один год – это мало, я в этом возрасте еще учился в университете и в моей голове гулял студеный ветер, ни о стабильной работе, ни о семья я в ту пору и не помышлял, вот и в твоей голове сейчас опилки.
- Я не старый, я мудрый, - передо мной появилась тарелка, сначала она была пустой. Но потом количество еды, появляющееся на дне, стало увеличиваться в геометрической прогрессии. Скажи, Джордан, ты решила закормить меня до смерти?  На самом деле мне было дико приятно, что ты уделяешь мне свое внимание, не смотря на то, что когда-то раньше я тебя обижал и не был самым  идеальным человеком на всем белом свете.
Мое желание тебе не понравилось, судя по растерянному выражению лица, может мне стоило загадать что-то более универсальное и зависящее только от тебя?
Ты произнесла не очень убедительную речь, и я даже хотел обидеться, ну все таки исполнять желаний «ну когда-нибудь» не честно, но уже спустя пару секунд в моей голове крутилось нечто пооригинальнее:
- Хорошо, тогда когда-нибудь не считается, его я загадаю на следующий год, а в этом давай ты бросишь курить? Это же не зависит от твоей сестры, тетушки или дядюшки? – Делаю глоток вина, наблюдая за твоим меняющимся выражением лица. Ну а что ты хотела? За то честно. По лицу снова расползлась довольная улыбка, кажется, мне удалось прощупать почву и произнести те слова, которые загнали тебя в тупик.
- А еда да, очень вкусная, но в этом плане у тебя руки всегда были из того места, в тебе погиб легендарный кулинар, а ведь на первый взгляд и не скажешь, что ты можешь приготовить блюдо и не пострадать, - я задумчиво прикусил губу, отправляя в рот очередную партию божественно вкусного салата.
Когда ты сообщила о том, что после ужина меня ждут еще два подарка, я даже забыл сделать вдох – настолько велика была интрига. На что же еще способна твоя юная и необузданная фантазия?
Ты вернулась так быстро, что я даже не успел заметить твоего отсутствия, держа в теплых руках небольшой синий подарочный пакет, и я все же решил, что участь обзавестись трусишками и одеколоном меня не миновала. Но нет, раньше, чем ехидная ухмылочка  слетела с моих губ, ты сообщила, что в пакете фотоальбом.
Ух ты, мне никогда не дарили фотоальбомы, я сразу же стал серьезным, подзывая тебя к себе поближе.
Я достаю толстую небольшую книжечку из упаковки, откладывая ту на стол и слушая твое довольное щебетание. На самом деле не смотря на всю свою циничность и не желание разговаривать на личные темы, я оценил твой подарок, он был очень милым и трогательным, не каждая девушка найдет время и желание поднять из архивов фотографии, вставить эти цветные картинки в альбом и красиво все надписать. Меня тронуло. Я обнял тебя за плечи, целуя в макушку и наблюдая за тем. Как ты медленно перелистываешь хрустящие страницы.
Какой это был день? Тринадцатое февраля? Вот так вот один испорченный кадр четы Донато стал для нас началом новой жизни, счастливой и длинной. Я знал, что все лучшие дни у нас еще впереди. Пусть порой и казалось, что лучше уже просто не бывает. Бывает, еще как бывает.
Я положил свою руку по верх твоей, на секунду закрывая глаза. Сейчас мне было важнее почувствовать твою любовь, твое внутреннее тепло, твою искренность. Ты так старалась, что я не находил достойных слов благодарности, я просто стоял, уткнувшись носом в твои густые темные волосы, отдающие ароматом цветочного шампуня, смотрел на белоснежные страницы с фотокарточками и молчал. Мысленно я возвращался к каждой из них: вот мы на лайнере в Бостоне, ты широко улыбаешься, сжимаешь в руках коробочку вишневого сока, морской ветер растрепал наши прически, и вроде ничего такого, просто картинка, но эта картинка хранит в себе нежные и значимые воспоминания. Ты открываешь следующий лист, тут уже фото, сделанное четырнадцатого февраля на телефон, мы в суши-баре, тогда еще совсем почти не знаем друг друга, дурачимся. И эта твоя ужасная подводка для глаз, черная-черная. Указываю рукой на снимок, обнимая тебя за талию.
- Никогда больше не крась так глаза, поняла? Меня пугает этот макияж, - снова смех, мы сегодня пол вечера смеемся. Пролистав альбом до самого конца, откладываю его на край стала, касаясь губами твоего теплого подбородка.
- Мне очень понравилось, поставим в шкафчик и будешь клеить туда фотки дальше. Даже боюсь придумать, что ты еще хочешь мне подарить, - не то, чтобы я сильно насиловал свой мозг и мучился в догадках, все равно узнаю, но было любопытно. Специально оттягиваешь этот момент, злодейка?

Отредактировано Randal Andrews (2012-11-27 16:31:30)

+2

6

Когда ты вдруг решил изменить свое решение по поводу своего желания на день рождения, я лишь довольно улыбнулась, кидая в твою сторону заинтересованный взгляд. Интересно, что за безумная идея появилась в твоей голове, от чего на лице засияла светлая лучезарная улыбка, а в глазах цвета орехового дерева заплясали озорные огоньки.
- Бросить курить? – я чуть не поперхнулась, как раз не во время запуская в рот очередную вилку с лакомством, тут же пытаясь откашляться и глядя на тебя удивленным и немного ошарашенным взглядом. К этому я была совершенно не готова, даже не смотря на то, что ты «пилил» меня по поводу этой пагубной привычки уже с июля месяца. Спокойно, занудно, но с завидной постоянностью ты напоминал мне о том, что целовать курящую девушку занятие не самое приятное, на что я предлагала тебе целовать кого-нибудь другого. Нет, сигареты мне не важнее тебя, просто я знала, что ты сможешь смириться с этой моей привычкой, по крайней мере, ты вел себя так, что я не думала даже в этом сомневаться, а сейчас… Заставить меня бросить таким наглым и хитрым способом!
Я обиженно глотала терпкий воздух нашей гостинной, терроризируя тебя хмурым взглядом. Так и хотелось сказать тебе что-то обидное, что это не честно, и что мне совсем не хочется отказываться от такой маленькой гадости, как пара сигарет в день. Но я пообещала, и ты этим воспользовался…
И я лишь согласно кивнула головой, быстро поднимаясь на ноги на мгновения скрываясь за дверьми в спальной, возвращаясь уже с подарком в руках.
Мой презент для тебя, мне кажется, он тебе понравился. По крайней мере, мне очень хотелось в это верить. Я перелистывала белоснежные листы книжечки, останавливаясь на самых своих любимых кадрах, в ожидании поднимая на тебя свои серые любопытные глаза. Что ты скажешь? И скажешь ли вообще? Но сейчас комнату занимал лишь мой беззаботный лепет, я словно радио, разряжала обстановку своей болтовней, рассказывая о том, где и как я раздобыла очередную фотографию.
Знаешь, порой мне и правда не хватало твоих слов, твоего одобрения, твоей реакции, и сейчас, неугомонно треща я пыталась уловить каждое твое слово, каждый твой вдох, пытаясь урвать из них хоть капельку, чуточку того внимания, признания, что были мне так необходимы. Что я тебе так же необходима и важна, как ты мне.
Сейчас, перелистывая страницы фотоальбома, вспоминая победы и поражения, я вспомнила не только о хороших моментах в нашей жизни, но и о плохих. Знаешь, я никогда не была злопамятной, но почему то некоторые обиды мне до сих пор очень сложно от себя отпустить. Не потому что мне нравится о них помнить, а потому, что для этого нужно время. Я ни на секунду не сомневалась в своих чувствах, в том, насколько сильно я в тебе нуждаюсь, не сомневалась я и в тебе, отчаянно веря, что ты так же сильно зависим от меня. Можно ли так говорить? Мне – да.
- Себя. – С совершенно серьезным видом произношу я, уголки губ чуть поднимаются вверх, и я взъерошиваю твои волосы, осторожно касаясь устами кончика твоего прямого, идеально прямого носа.
А дальше мы продолжили наш ужин. Моя беззаботная болтовня вновь наполнила помещение, а ты снова слушал меня, и мягкая улыбка не сползала с твоих мягких и манящих уст. Вечер постепенно переходил в ночь, в гостинной воцарился полумрак, и вскоре между нами повисла пауза, как раз в тот момент, когда я коснулась губами своего бокала с шампанским. Я знаю, ты ждешь заключительный презент, тебе любопытно, но ты слишком горд и упрям, чтобы спросить меня в лоб.
- Подожди секунду, я тебя позову. – дарю тебе чувственный поцелуй, через силу отрываюсь от тебя, скрываясь за дверями, что ведут в спальню.
Хочешь знать, что тебя тут ждало? Я, как в любом фильме про любовь, подготовила нашу спальню к тому, чтобы как следует поздравить тебя с твоим праздником. Свет потушен, светлые стены освещали лишь тусклые огоньки свечей, и я уже судорожно стягивала с себя платье, с опаской глядя на установленный по среди твоей комнаты шест. Конечно, я нервничала, но уверенно гнала от себя мысли о неудаче куда подальше.
Напоследок, убеждаюсь, что все готово, и зову тебя, приглашая присоединиться ко мне и получить свой заключительный подарок.
Ты появляешься на пороге в комнате, вижу на твоём лице чуть ошарашенную, но до безумия довольную улыбку, вновь целую тебя, стараясь зарядиться от тебя твоей уверенностью. Все будет хорошо же, да? Мне нечего стесняться, меня никто не увидит кроме тебя, здесь и сейчас, только тихая музыка, только тусклый свет дюжины свечей, только ты и я, и наше большое и искреннее чувство, одно на двоих.
- Молчи лучше, я жутко волнуюсь. – Нервная улыбка скользит по моему лицу, и я касаюсь руками твоей ладони, медленно провожая тебя до кровати и усаживая напротив себя так, чтобы тебе было все отлично видно. Вновь касаюсь твоих манящих, наконец отрываясь от тебя и делая пару шагов в сторону музыкального центра, давая тебе первый шанс как следует рассмотреть мое нижнее белье. Спальня наполнилась тихой мелодией, песню я подбирала очень долго, и в результате выбор пал именно на эту. Гляжу на тебя через плечо, медленно покачивая бедрами в такт, губами произнося самые сокровенные и важные слова в своей жизни, те слова, которые я говорю далеко не каждому. – Люблю тебя.

+1

7

Мы ночью ходили с тобой в магазин,
Чтобы купить конфеты.
Пока мы ходили, ты рассказала
Мне два отличных секрета.
Первый секрет – это то,
Что случается с каждым – ты влюблена.
Но самый приятный второй секрет:
Ты влюблена в меня.

Если у меня спросят, как я отмечал свой день рождения несколько последних лет, то я промолчу. Промолчу потому, что сказать мне будет попросту нечего. Этот день, одиннадцатое ноября, не был помечен красным маркером в календаре моих друзей, я не строил необъятных планов, я вообще не придавал празднику никакого значения. Просто еще один день моей жизни. Но сегодня, не смотря на то, что за окном властвует колючий ветер и поторапливает одиноких прохожих в квартиры, сегодня я осознавал, что меня любят, и это волнующее и щекочущее чувство приятным теплом разливалось по телу.
Я следил за каждым твоим грациозным движением, ты словно дикая кошка ступала мягкими лапками на ковер, поворачивалась через плечо и загадочно улыбалась. И взгляд у тебя был тоже такой… кошачий, леденяще-серый, окутывающий и заставляющий обнимать себя за плечи и вздрагивать. Что ты задумала, плутовка? Какие сюрпризы меня ждут еще сегодня ночью?
Я сделал шумный выдох, пытаясь разглядеть в пепельных очах ответ на свой вопрос. Твои губы неспешно разомкнулись и по комнате, словно шелест осенних листьев, разлетелось «Се-бя». Я мысленно разложил это вкусное слово на части, смакуя каждую букву. А какая ты?
Когда мы познакомились, я считал, что ты еще совсем дите, ветреное, наивное и неразумное. Уже через несколько минут, когда ты стояла на крыше, боясь даже шелохнуться, но с отважным блеском в глазах, я понял, ты смелая. Ты страстная, это я узнал, когда ты в клубе чуть не вырвала волосы моей спутнице. Ты хитрая, об этом напоминала пролитая кружка горячего кофе на блузку моей коллеги. Ты ураган самый страстных страстей, чем дольше я с тобой знаком, тем загадочнее ты становишься, ты как книга, написанная на чужеземном языке, чтобы понять тебя хоть немного, нужно приложить усилия.
И вот, ты скрываешься за дверью нашей спальни, да, именно нашей, твой и моей, и пусть пока ты не дала согласия на переезд, я добьюсь этого. Я провожаю тебя янтарно-карим взглядом в спину и отворачиваюсь к окну. Район, в котором я жил, в такое время суток казался совсем покинутым, взору не открывался широкий проспект, я не видел, как живая гулящая толпа прохожих возвращается с работы домой, как проезжают трамваи, ничего, чтобы напоминало о том, что мы живем в сердце Сакраменто. Окна выходили на речной пейзаж, и около одиннадцати вечера нашему с тобой взору могла представать невероятная картина: алый закат разливается по бескрайним волнам, лижет бегущие волны… А мы бы с тобой могли стоять на берегу и строить планы на будущее, слушая тихие напевы чаек.
Будущее, какие оно у нас будет?
Твой резкий альт вырвал меня из пучины раздумий и я обернулся, непроизвольно улыбаясь.
В приглушенном свете озорных бликов пламени ты казалась чистой и непорочной, слишком женственной, бархатным цветком, и я бы никогда не поверил что ты – воспитанница детского дома. У тебя нежная фарфоровая кожа, стан облачен в тугой черный корсет, а на стройных ногах красуются чулки из почти прозрачной ткани. Ты само совершенство: с миндальными дымчатыми глазами, озорной улыбкой, притаившейся в уголках губ и гривой темных волнистых волос, спадающих на плачи и сливающихся с ночью. В тебе удивительным образом сейчас переплелись девственная чистота и твердый женский стержень.
Я так и стаял, изумлено глядя тебе в глаза и боясь, что этот мираж расстроится, что ускользнет, как ускользает сквозь пальцы горячий песок.
Чуть разомкнув губы я хочу сделать тебе комплимент, но ты подаешься на встречу, делаешь жест рукой и просишь молчать. Я молчу, жадно пожирая тебя  глазами, как будь то ты самый ценный бриллиант.
Ощущаю прикосновение тонких теплых пальцев к своей ладони и опускаю глаза. Аромат фиалок не отпускает, он словно разливается по комнате, поднимается к потолку и впитывается в стены. Этот дом без тебя уже не сможет, он зачахнет, потому что ты даришь нам жизнь.
Пространство заполняет мелодичная музыка, сначала она чуть резкая, но очень быстро меняется, я не успеваю даже понимать что происходит, не сразу замечаю в нашей комнате шест, установленный в самом центре, не сразу понимаю, для чего, ведь ты не умеешь танцевать.
Но миф о себе, очередной миф ты развеяла очень быстро. Как только ты скользнула руками по своему телу, по бедрам, поднимаясь выше, я понял, что все это было ложью и провокацией, тебе просто нужно время, место и атмосфера.
Ты завораживала, пленила и сводила с ума, я был не в силах отвести от тебя взгляд, жадно выхватывая каждое движение и стараясь его запомнить. Делаю несколько шагов назад, нащупываю кровать, чтобы сесть, наконец, легкий шок меня отпускает, я уже спокоен. Я горжусь тобой, тем, что ты у меня такая талантливая. И смелая, ведь это страшнее, чем стоять на крыше пятого этажа?
Сквозь отрывистые звуки я четко услышал три слова, услышал, прокрутил их в своей голове и поднялся на ноги, чтобы притянуть тебя к своей груди.
Ловко обхватываю тебя за талию, теперь твои дымчатые смотрят прямо на мое лицо, ты кажется мне растерянной.
- Я тоже тебя люблю, - касаюсь губами горячей кожи, спускаюсь от шеи к ключицам и понимаю, что делить этот танец с тобой, ощущать твое желание, твое тепло гораздо приятнее, чем просто быть сторонним наблюдателем.

+2

8

Я, может быть, и не очень умная, зато я знаю, что такое любовь.

В комнате было немного прохладно, осторожный, едва заметный ветер врывался в нашу спальню сквозь приоткрытую форточку, волнуя пламя свечей и заставляя на моей светлой коже появляться мелкие, едва заметные мурашки. Или же это было от волнения?
Знаешь, сегодня мне до безумия, просто невыносимо сильно хотелось сделать все идеально, сделать так для тебя, в твой день, в твой день рождения. Сейчас, глядя в твои чистые кофейные глаза, я не могла поверить, что когда то этого теплого и любящего взгляда не было в моей жизни. Что со мною не было тебя. На мгновение, мне захотелось вспомнить, какая я была до встречи с тобой? Чем я занималась, что я делала, о чем мечтала? Чем была занята моя голова? И я ловила себя на мысли, что весь этот год я не жила, я просто существовала, пытаясь собрать по осколкам свое разбитое сердце, в надежде на то, что если упрямо делать вид, что в моей жизни все идеально хорошо, так и будет. Но нет, каждый день был окрашен всеми оттенками серого, я не радовалась мелочам, и казалось, даже моя улыбка не была искренней, я не могла насладиться жизнью так, как наслаждаюсь ей сейчас.
Ты помнишь, как все начиналось? День нашего знакомства? Могла ли я тогда подумать, что тебя, до неприличия смазливого мужчину со скверным характером и завышенной самооценкой я буду любить так сильно, что казалось, что однажды ты просто задохнешься от этого моего безграничного внимания. Мне тебя мало, мне мало даже тогда, когда мы все сутки напролет проводим вместе. Наедине. И никого, кроме нас двоих, даже случайные телефонные звонки не отвлекают нас друг от друга. Скажи мне, разве это нормально? Ведь это не болезнь? Конечно нет, ведь только рядом с тобой я забываю совершенно обо всем, обо всех людских проблемах. Есть только ты, твой тихий спокойный голос, твои любящие прикосновения и внимательный взгляд карамельных глаз.
Сейчас ты тоже смотришь на меня, а я, полностью поглощенная твоим вниманием, твоим восхищением, напрочь забываю о своих комплексах, я забываю даже о том, что совсем недавно не могла даже прямо стоять на высоченных каблуках. А сейчас, чувствуя музыку, отдаваясь ей в руки и медленно закрывая глаза, я плавно двигалась в такт, осторожно касаясь кончиками пальцев темной плотной ткани, что словно капкан, окутывала мое тело.
Стараюсь для тебя, стараюсь удивить, ловко обхватывая стройными ногами шест, плавно скользя вниз, вновь оказываясь на твердой поверхности. Знаешь, сейчас, когда я смогла начать, я совершенно не чувствовала страха, лишь желания показать себя, желание тебе понравится, желание разбудить в тебе мужчину, возбудить, заставить думать только обо мне. Люблю ловить на себе эти твои восхищенные взгляды, это ведь не плохо?
Но я не успеваю закончить, не успеваю показать тебе все, на что я способна, как вдруг оказываюсь в твоих объятиях. Встревоженно смотрю в твои карие очи, вижу в них отражение свечи и хочу спросить. Что то случилось? Тебе не понравилось? Почему ты меня остановил?
Но я слышу ответное признание, от чего по моему телу тут же раскатилась волна жгучего наслаждения и гордости, чувствую твои теплые прикосновения к своей талии, твои нежные поцелуи, намереваясь все же продолжить свои танец.
- Ну не торопись. – обнимаю тебя за шею, касаясь тонкими пальцами затылка, запуская их в твои густые колючие волосы, касаюсь теплых губ чувственным поцелуем, через мгновение поворачиваясь к тебе спиной и прижимаясь бедрами, позволяя твоим рукам держать меня в танце, помогать мне, поддерживать.
Так мне нравится даже больше, знаешь, чувствовать твое участие, твою заинтересованность, твое желание. Мои руки уже скользят по твоему телу, поначалу обнимая тебя за плечи, а потом ниже, спускаясь ладонями к джинсам и проводя кончиками пальцев по тугой молнии. Моих губ касается взволнованная улыбка. Ты хочешь меня, а значит, мои старания не напрасны.
Касаюсь тонких лямок на своем корсете, легкое движение руки, и узелки развязываются, тугая ткань ослабляет свои оковы, позволяя увидеть светлую кожу. Ненужная сейчас нам вещь летит к черту, я даже не смотрю в ее сторону, вновь впиваясь в твои очи лукавым взглядом.
- Раз уж ты решил тоже поучаствовать, тебе не миновать той же участи. – Хитрый блеск в моих глазах, а я уже касаюсь губами горячей кожи на твоей шее, ловкими пальцами расстегивая медные пуговицы на твоей рубашке. Я не спешу, мне некуда спешить, хочу полностью насладиться властью над тобой. Ты мой,  только мой, целиком и полностью. Целую каждый сантиметр кожи, что открывается под джинсовой тканью, забираюсь ладонями под нее, касаясь кожи, проводя ноготками по ребрам, заставляя тебя морщиться от удовольствия. Я тоже умею дарить свои ласки, и я не только умею, я искренне хочу это делать. И я это делаю.

+2

9

Жизнь двоих гораздо счастливее,
когда желание понимать важнее,
чем быть понятым; когда желание
сделать приятное не таит в себе планы
получить что-то взамен, даже благодарность.
Когда любовь не меняется даже на любовь,
а только дарится. (с)

Я касаюсь тыльной стороной ладони твоей шеи и вдыхаю аромат фиалки, немного жмурюсь от сладкого запаха, не желая открывать глаза и отрываться от нашего спонтанного танца. Мне нравиться касаться подушечками пальцев каждого сантиметра твоего обнаженного горячего тела.
Мы сумасшедшие, непонятные никому, только друг другу. Мы те, кому удалось познать биение сердца в унисон, кто даже дышит в такт дыхания любимого. Люблю тебя бесконечно, безгранично, бездонно, продолжая ласкать твое тело, касаясь губами светлой мраморной кожи, перехватывая твои запястья и целуя их неистово и горячо. 
Ты любишь меня, ты отдаешься мне, каждый твой поворот, даже самый неосторожный и неловкий, каждый шаг, изгиб твоего тела – все принадлежит только мне: твои чистые и ясные дымчатые очи, и полумесяц хитрой улыбки. Матовое сияние ламп, что разливается по комнате и окутывает импровизированную сцену делает тебя еще более загадочной и притягательной. Я с упоением глотаю каждое твое движение, наблюдая за тем, как ты медленно вонзаешь свои острые коготки в мои джинсы и сползаешь на пол.
Как жаль, что ты сковываешь мои движения своим коротким, но таким четким «не торопись», а я хотел тебя, изнемогал от желания скорее разоблачить твою бессовестную натуру, распять твое обнаженное тело на нашем мягком ложе. Да-да, нашем, я не устану повторять, что мне в радость делиться с тобой каждой мелочью, будь то таблетка аспирина или даже пакетик от чая, один, заваренный на две кружки. Но ты останавливаешь меня, сдерживаешь мой порыв, и я не знаю, что теперь делать? Просто стаять и наблюдать за необычайной для тебя грацией? Отточенными, но в то же время спонтанными движениями? Рей, детка, ты сводишь меня с ума и я полностью в твоей власти, я не доживу до ночи, до того момента, как мне будет позволено стянуть с тебя  белье.
Снова поравнявшись со мной взглядом, ты берешься за ворот моей рубашки. Признаться, в ней дико жарко. Ловкие пальцы начинают расстегивать медные пуговицы, первую плавно и терпеливо, вторую и третью с чуть большим усилием и напряжением, финальные ты едва ли не оторвала, избавляя меня от тесной одежды.
Я снова прикрываю глаза, из моей груди вырывается стон, сигнализирующий о том, что я хочу тебя, здесь, и чем быстрее, тем лучше. Пальцами крепко впиваюсь в густую копну твоих шелковых прядей волос, которые хаотичными волнами спадают на плечи и все так же неизменно пахнут твоими любимыми цветами. Мне кажется, что ты вся соткана из цветов, из желаний, из снов, из всего самого сокровенного, что я бы только мог захотеть. Иллюзорная, ненастоящая, но в то же время горячая, из плоти и крови, наяву. Стоишь сейчас передо мной. Нет, ты танцуешь, позволяя моим рукам путешествовать по изгибам твоего тонкого стана, обнимать тебя за талию, закручивать в танце, резко отпускать, с силой притягивать к своей груди и с пылом целовать тебя в податливые губы. Как только на твое лицо попадал луч света, как только я мог различить в полумраке твои уста, я спешил прильнуть к ним и растянуть наше удовольствие. Я совсем позабыл, что у меня чертов день рождения, все, не нужны мне никакие праздники, только ты, родная.
Музыка все также струилась по комнате, поднималась по стенам, и эхом отражаясь от них возвращалась в наши души.
Не забуду, еще очень долго не забуду эту нашу с тобой игру, нашу страсть и нежность, нашу заботу и желание удивить в одной шкатулке чувств.
Беру тебя за бедра, в этот раз уже более настойчиво и прижимаю спиной к холодному металлическому шесту. Ты, выгнувшись, словно дикая кошка, обнимаешь руками меня за шею.
Поцелуи, медленные и вдумчивые, покрывают твое тело, начиная от тонкой шеи и спускаясь в ключицам.
Головокружительное чувство накрыло меня, сейчас я был полностью сосредоточен только на тебе, на том, как унести тебя в Рай наслаждений, потому что ты для меня и так постаралась и превзошла все мыслимые ожидания.
- Где ты так научилась? – Сквозь дымку, застелившую сознание произношу тебе в уста, вновь касаясь их требовательным поцелуем. Обхватываю тебя за пояс и мы медленно опускаемся на пол, сейчас из одежды на тебе только трусики и чулки… Совсем скоро… Совсем. Провожу пальцами по твоей возбужденной груди, убирая с нее пряди спутанных локонов.
- Хочу тебя. – Произношу тихо, полушепотом, аккурат тебе на ушко, щекоча своим дыханием.

+1

10

Еще никогда в жизни мне не было ни с кем так до безумия хорошо и комфортно. Всем своим телом, всей своей душой сейчас я чувствовала, я знала, ты – определенно мой человек, только мой, ты пустил меня к себе в сердце, позволил добраться до самых потаённых уголков твоей души, научил меня тебе доверять. Не представляю, а как это, без тебя? Без твоего горячего дыхания, ласкового взгляда, теплых прикосновений. Не мыслю ни дня, ни часа, ни минуты, хочу быть рядом с тобой ежесекундно, навсегда.
И сейчас, чувствуя, как твои сильные руки обнимают меня, как ты жадно вдыхаешь аромат моего тела, как касаешься влажными губами моих плеч, мне хотелось буквально кричать от счастья, кричать всему миру о том, что мне удалось найти тебя, мою половинку, человека, который одним своим существованием способен делать меня абсолютно счастливой.
Я подаюсь тебе навстречу, сковывая наши тела крепким и искренним поцелуем. Мое тело уже сводит от желания, и я едва стою на ногах, чувствуя, как меня с головой накрывает волна жгучего возбуждения, страсти и меня охватывает лишь одна единственная горячая спутанная мысль о том, как сильно я тебя хочу.
Но ты не даешь мне свободу действий, совершенно не даешь мне управлять самой, нет. Ты слишком импульсивный, слишком упрямый, слишком жадный, и ты торопишься, крепко сжимая меня в своих сильных объятиях и прижимая спиной к прохладному шесту, от прикосновения с ним, по коже побежали мелкие мурашки, я не сдерживаю тихого стона, вновь ловя на своих губах твой горячий поцелуй.
Это невероятно, просто немыслимо, как ты действуешь на меня. Казалось, весь мир просто перестал существовать. Стены нашей спальни исчезли, так же, как и ушел пол из под ног, и наверное, если бы ты не держал меня крепко за бедра, я бы точно свалилась под натиском своих собственных эмоций. В душе закипал ураган, ураган желаний и страстей, в голову лезли самые разные мысли, преимущественно пошлые, но сейчас мне было совершенно не стыдно в этом признаваться. Это же ты, а разве с тобой может быть по-другому?
- Ходила на курсы. – Довольная улыбка касается моих губ, и я, наконец, открываю глаза, чтобы увидеть твое лицо, твой взгляд, окутанный пеленой возбуждения. – Не ожидал? Тебе же понравилось? – Не знаю, зачем я это спросила, ведь твоя реакция на мой подарок была весьма очевидной. Но я же должна была убедиться, знаешь, мне было важно тебя удивить, дать тебе понять, что ты не просто очередной молодой человек в моей жизни, хотя знаешь, я не из тех, кто будет встречаться с кем-либо для галочки. Ты особенный, и я без сомнений могу сказать о том, что ты самый важный, самый необходимый для меня человек. И ради тебя я готова пойти на многое. А уж обучиться стриптизу, это далеко не самый грандиозный поступок, однако.
Но мои влюбленные мысли были вновь прерванные страстным поцелуем, и я, не в силах сопротивляться собственным желаниям, покорно разрешаю тебе опустить нас на пол. Я вижу, как ты изнемогаешь от желания, и поверь, сейчас я испытываю то же самое, но мне хочется тебя подразнить, хочется позаигрывать с тобой.
От прикосновений подушечек пальцев к моей груди, из моих легких вырвался требовательный стон. Рендал, ты сводишь меня с ума, заставляя полностью терять над собой контроль. Ты пользуешься этой своей властью надо мной, своим влиянием, тем, что сейчас мои мысли, мои действия, все было посвящено лишь тебе. Ты самый родной, самый любимый, и я, зарываясь пальцами в копну твоих светлых волос, касаюсь мягкими губами мочки твоего уха, второй рукой обнимая твою ладонь, спуская ее ниже, по своему животу, туда, меж своих бедер. Хочу показать тебе, что я тоже тебя хочу.
Твои руки касаются тонкой шелковой ткани моих трусиков, и я блаженно закрываю глаза, произнося лишь губами.
  - И я тебя, очень… - До безумия, до безрассудства, полностью теряя над собой контроль, над всем, что сейчас происходит вокруг нас. Вновь поцелуи, требовательные, страстные, полные любви и желания обладать. Казалось, нам было мало, мы не могли насытиться друг другом, просто не в силах отпустить друг друга, дать своим телам расслабиться.
Но я пересиливаю себя, чуть отталкивая тебя ладошкой от своей груди, переворачивая тем самым на спину. Я тоже хочу дарить тебе ласки, дарить прикосновения, дарить свою любовь и внимание. Мне хочется делать тебе приятно, это делает меня счастливой.
Касаюсь губами твоей шеи, провожу языком тонкую линию по груди. Мои руки уже вовсю пустились изучать твое крепкое спортивное тело, и когда же мне удастся тебя откормить, а? Слышу твои довольные стоны, они заставляют меня улыбаться, и с большим рвением задаривать твое тело своими ласками. Вот я уже касаюсь поцелуями твоего живота, ловкие пальцы расстегивают молнию на джинсах, и я резким движением освобождаю тебя из их узких оков.
Я совсем забыла про свою главную миссию, танец, стриптиз, к черту все это. Я так и сидела в одних трусиках (кстати, это были и правда стринги!), чулках и туфлях, наклоняясь над твоим телом, полностью порабощенная возбуждением и желанием, касаясь через тонкую ткань твоих боксеров терпким поцелуем.

+1

11

Мы совпали с тобой,
совпали
в день, запомнившийся навсегда.
Как слова совпадают с губами.
С пересохшим горлом —
вода. (с)

Твоя горячая кожа, покрытая россыпью мурашек, таяла от моих прикосновений. Я медленно покрывал гибкое тело чередой коротких поцелуев, спускаясь все ниже и ниже, касаясь губами пупка. Затем обхватил руками твои бедра, медленно спуская шелковые трусики, избавляя тебя от последнего элемента одежды. Финальный шаг в искусстве раздевания сделан, и предмет туалета опускается на пол.
Кусаю тебя в плечо, позволяя перевернуться и оказаться с верху, некоторое время размышляя над тем, стоит ли бороться за лидирующую позицию или разрешить тебе хоть раз править балом?
Ощущаю затылком прохладу, поднимающуюся от паркетного покрытия в спальной.
Ты сводила меня сума, заставляла меня гореть из нутрии и желать тебя так сильно, как я не желал никогда и ни одну женщину. Конечно, за мои четверть века с небольшим у меня было много романов. Большинство из них мимолетны, когда на утра я не мог вспомнить даже имя той, с которой просыпался в одной постели, да и узнавал ли я это имя вообще? А ты, с тобой все было иначе, с самого начала наши чувства, противоречивые, непонятные, странные спутались в прочный клубок. Я знал, я верил в то, что это надолго, навсегда. И сколько бы не было вокруг нас с тобой людей красивый, статных и безупречный, я всегда буду желать только тебя одну, за то, что только ты одна – не такая. Не от мира сего, не идеальная, недосягаемая. От одной только возможности прикасаться к тебе, ласкать твое тело, ощущать его реальность в твоих ладонях я испытывал нарастающую волну эйфории. И сейчас, когда ты бала уже сверху, когда касалась моего торса своими теплыми и чуть влажными губами, мне оставалось только закрывать глаза и получать удовольствие, окунаясь в пучину блаженства. Обхватив тебя за стан, я овладел твоим телом, шумно выдыхая и замечая, как ты блаженно закрываешь глаза.
Наши движения становились все интенсивнее, а души сплетались в едином оргазме. Я так хорошо тебя чувствовал, понимал, что сейчас мне казалось, что я не просто на какой то время завладел тобой, что ты была частью меня. Всегда. Той частичкой, которой мне всегда не хватала. Идеальным финальным пазлом мозаики моего характера чтобы быть чуть добрее, чуть сдержаннее, вернее и ответственнее.
Мое сокровенное все: концентрация моего внимания, заботы и преданности. Я только твой, окутан твоей влюбленностью, оцепенел от щекочущего чувства, что вот уже полгода порхает внизу живота.
Хорошо ли, плохо ли то, что мы в месте, но так должно быть, так есть и я этому безумно, просто безудержно рад. Я часто (для меня) думаю о том, что ждет нас дальше, какими мы будем лет через десять, и знаешь, в этом далеком будущем я вижу нас вместе, все такими же веселыми, молодыми и беззаботными. Когда человек любит, его душа не стареет, это воистину молодящее чувство. Потому что в это минуты, часы, дни, годы мир вокруг занимает, и все твое естество поглощено объектом желания. Ты слишком занят для того, чтобы стареть.
А еще я решил, не сейчас, а с неделю назад, что мы поедем на Рождество в Австралию, в Сидней и познакомлю тебя со своими родителями. Сильно сомневаюсь, что им моя персона, в прочем, как и твоя, будет интересна, но знаю, что тебе это необходимо, посмотреть, откуда я родом и как выглядят мои мать и отец. Впрочем, отец мне не родной, но я даже не знаю. Стоит ли беспокоить тебя такими пустяками.
Я открыл глаза, крепче сжимая тебя за бедраа и любуясь твоим совершенно безупречным телом, стройным, спортивным, блестящим в свете тусклых комнатный ламп, слабо мерцавших под потолком.
Ты – совершенное несовершенство, такая разная, многогранная, но удивительно цельная личность. И я горжусь тобой, и тем, что имею возможность любить тебя, да хотя бы прямо здесь, на полу нашей спальни, не важно где.
В эту ночь мы даже не забыли о контрацепции, браво, хотя, кажется, ты уже пьешь какие то таблетки. Может быть нам не так уж и нужно предохраняться, а?
Хотел ли я от тебя детей? Пожалуй, было бы здорово, если бы нас объединяло нечто большее, чем наши чувства, намного большее.
Никогда не думал о семье, о детях, о том, чтобы где то остаться на долго, пусть даже в этом забытом Богом Сакраменто. А тут начал думать, и эти мысли мне нравятся, представляешь?
Ты наполнила мою жизнь новым смыслом, настоящим, потому что все, что было до тебя – погоня за лучшим, поиски новых и острых ощущений, бесконечное становление себя в обществе – все это было пустое. А настоящее – вот оно, это ты, та, которую я сейчас сжимаю в своих объятиях, под финальный выдох, вырвавшийся из грудной клетки.

+1

12

Задыхаясь от собственного желания, полностью поглощенная возбуждением, сейчас я понимала, я осознавала для себя, что ты единственный, действительно единственный человек на свете, ради которого я была готова даже умереть. Это что то невероятно, знаешь, ты и я.
Наверное, мы, как раз те, над которыми никогда не будут властны законы природы. Совершенно разные, непонятные никому другому, кроме друг друга. Ты – безумной талантливый, до неприличия красивый молодой человек, умный, образованный, стремящийся куда-то ввысь, а я? Я меркну по сравнению с тобой, совсем не блещу талантом. Я не получила высшее образование, у меня нет высокооплачиваемой работы, у меня нету даже собственной квартиры, но зато у меня есть ты, ты, и наша с тобой, одна на двоих крепкая любовь, разве этого не достаточно?
Вспомни, сколько раз люди с удивлением оборачивали в нашу сторону головы, сколько раз твои знакомые со смехом в глазах реагировали на это банальное представление – это моя девушка. Твоя девушка? – каждый раз переспрашивали они, и я лишь недовольно хмурила нос, сильнее впиваясь тонкими пальцами в твою ладонь.
Ну и что, ну и что, что мы разные? Разве это не самый главный наш плюс, наша особенность, наша изюминка. Мы те, кто смогли разрушить стереотипы, мы двое – словно сошли со страниц детской сказки, где принц влюбляется в нищенку, где их любовь, их преданность, их верность славится во веки веков. А может быть и мы с тобой когда-то, в прошлой жизни, были одними из героев этой самой сказки? Я твоя королева, а ты мой рыцарь, скажешь, что это снова мои буйные и чрезмерно красочные фантазии? Ну и пусть, а я люблю думать о нас, мечтать, разукрашивать наши и без того цветные дни в еще более яркие и радужные краски.
Хочется тебя удивлять, шокировать, заставлять каждый раз с замиранием сердца ждать новой встречи. И однажды, в один прекрасный день, такой же как этот, я просто заявлюсь к тебе на порог со своими вещами, и я верю, я знаю, это будет для тебя приятным сюрпризом, долгожданной неожиданностью, ведь я знаю, как ты хочешь этого, хочешь, чтобы мы жили вместе.
Задумывалась ли я, что нас ждет дальше? Ну в плане, задумывалась ли я о создании семьи и детях? Нет, наверное, нет, в моей бестолковой голове просто не от куда появиться таким серьезным и по истине взрослым мыслям. Я сама еще озорной ребенок, девчонка, без всякого желания взрослеть и становиться старше, мудрее, осторожнее. Мне хорошо быть такой, озорной чудачкой, именно такой ведь ты меня и полюбил, разве нет?
Финальные аккорды нашего марафона, и я устало опускаюсь тебе на грудь, касаясь влажными губами твоей теплой кожи, благодарно даря ей трепетные поцелуи. Приятная усталость разлилась по всему телу, и я даже не могу разговаривать, лишь терроризируя тебя внимательным взглядом. Люблю на тебя смотреть, как ты спишь, как ты водишь машину, едва заметно хмуря брови, замечая перед глазами красный цвет, как ты осторожно помешиваешь чай ложкой, а затем делаешь пару крупных глотков, оставляя прибор в бокале, как недовольно морщишься, когда я заставляю с утра есть тебя кашу. Господи, Рен, как я раньше жила без всех этих мелочей?
Как мы провели оставшуюся ночь? После безудержной страсти и очередного позыва любить друг друга безмерно, мы оба отправились в душ, проведя там не так уж много времени, вновь возвращаясь в спальню и укрываясь от ночной прохлады под ароматными шелковыми простынями.
А завтра, завтра нас ждет новый день, и да, я все-таки взяла отгул, чтобы провести его с тобой. Мы съездим в центральный парк, или все-таки я разрешу отвезти себя в зоопарк, даже не смотря на то, что сейчас не сезон. Или быть может, мы отправимся в парк аттракционов? Хотя знаешь, я была готова просидеть завтрашний день дома, перед телевизором и тарелкой чипсов, главное, чтобы ты был рядом со мной. Разряжал своим размеренным и спокойным дыханием тишину, изредка касаясь моих коленок своими теплыми ладонями.
- Сладких снов, именинник! – очередной поцелуй касается твоего лба, я чуть взъерошиваю твои влажные волосы, устраиваясь на боку и обнимая тебя за плечи. Тебе уже двадцать семь лет, пугала ли меня эта цифра? Все-таки, для мужчины и девушки это весьма и весьма ощутимая разница, но я, увы, ее совершенно не чувствую. То ли это я такая умная и взрослая, то ли это ты такой балбес. Хотя это совершенно не важно, ведь главное, что мы просто есть друг у другу, и ничто, ни разница в возрасте, не уровень интеллекта, ни внешние данные не смогут нам в этом помешать.

0

13

*закончили*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » feeling a moment