Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Моя муза из Евросоюза


Моя муза из Евросоюза

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Владимир Макаров, Анна Донато и куча нпс-ов.
Место: Германия, Штутгарт.
Время: июль 2010-ого.
Время суток: близится вечер, на часах 17:41.
Погодные условия: достаточно тепло для Германии, недостаточно тепло для Анны. +21 градус по Цельсию, солнца нет, ветер теплый.
О флештайме: как оказаться в неправильном месте в неправильное время. Практическое руководство.

0

2

Внешний вид

http://s3.uploads.ru/lGnA1.jpg

- И занесло меня в Штутгарт! – пожаловалась Анна Хабибу, суровому пакистанскому мужику который поехал сопровождать ее в Германию. Хабиб был старый суровый солдат, он не знал слов любви, а знал только, как рубить носы ятаганом, и поэтому муж решил, что он станет Анне лучшей защитой. Прелестно же.
Они вдвоем сидели в небольшой забегаловке с русской кухней – кто-то однажды дал Хабибу попробовать солянку, и теперь он потянул Анну в ресторанчик с названием «Русская кобыла» - что, простите? Кто мог назвать свой ресторан так? Впрочем, борщ тут готовили неплохой, и когда официантка с косой до пояса и в кокошнике принесла на подносе заказанную еду, Аня изрекла:
- Я не могу скрывать. Я хочу тебя. Всей душой, всем сердцем и телом. Иди ко мне, моя тарелка борща. И ты, хлеб, тоже иди.
Хабиб покосился на хозяйку и пробормотал что-то вроде: «Ох уж этот американка». Анна, конечно, оскорбилась, потому что уж кем-кем, а американкой она не была, но решила не тратить время на препирательства и набросилась на борщ.
Они провели в ресторанчике полчаса, и Анна безудержно болтала, а Хабиб мирно дремал. Проснулся он только на фразе:
- А в кармане у него респиратор гордости. Ты не знаешь, что это такое и зачем он?
Воскликнул что-то вроде:
- Никто нэ должэн знать о мая прэлесть, - бросил смятые бумажки евро на столик и потянул Аню в банк.
А теперь серьезно. Зачем Донато прилетела в Штутгарт, если в Сакраменто банков полно? Все просто. Витя сказал, что если его посадят (ужасный вариант) или убьют (еще более худший!), у Анны должны остаться счета и на ее имя, причем, желательно, не в Америке. Анна покивала головой, открыла счет в первом попавшемся банке, а потом вдруг оказалось, что надо прилететь, подписать кое-какие документы, а еще, оказывается, по условиям договора Анне предоставляется банковская ячейка, и срок ее аренды длится три с половиной года. Прелестно, сказал муж, потирая ладошки, держи вот это яйцо Фаберже и вези туда – если вдруг со мной что случится, обеспечишь себе старость.
Анна посмеялась, потому что до старости как до луны, а запросы у нее немаленькие, но произведение ювелирного искусства все же взяла, купила билет в Штутгарт и забронировала отель. В общем, была в полной боевой готовности.
***
- И вот здесь, фрау Донато.
Анна кивнула, расписываясь на бумажке – это была, честное слово, тридцатая подпись за день. Договоры об аренде ячейки, об открытии счета, о подтверждении открытия счета, о подтверждении подтверждения… У Анны уже рука заболела, она потерла левую кисть о коленку и принялась теребить маленькую бриллиантовую сережку в ухе. Она всегда так делала, когда нервничала или уставала. Банкир, молодой мужчина в отглаженном костюме и очках, придававших ему солидности, сложил все документы в папку и улыбнулся.
- Что насчет отрицательных процентов?
- У Вас они тоже есть? – осведомилась Анна, проводя по губам большим пальцем. Отрицательные проценты, надо же, ей казалось, что они использовались только в банках Швейцарии, а гляди ты. А банкир уже понесся на лихом коньке, будто Анна не знает, что такое отрицательные проценты:
- Это процентная ставка, взимаемая банком с владельца депозита вместо традиционной уплаты ему процентного вознаграждения как кредитору банка, - он остановился, улыбнулся широко и обезоруживающе, - Разумеется, Вы понимаете, что это значит?
О да, Анна понимала. Это значит,  что если она будет платить отрицательные проценты, то ее деньги останутся в сохранности, если она станет Гитлером нашей эпохи и будет поймана на ритуальном сожжении девственниц. Хорошая вещь – это проценты.
- Мне надо посоветоваться с мужем, - Анна склонила голову, банкир кивнул.
И тут откуда-то со стороны входа послышался шум. Причем, не такой шум, будто кто-то папки уронил, а такой, что стало понятно – дела плохи.

+1

3

внешний вид

http://forumuploads.ru/uploads/2009/09/12/1.jpg

Штутгарт. Утро. На заброшенном складском помещении в при портовом районе, несколько мужчин стояли посреди склада, в скудном свете единственного светильника, склонившись над кипой бумаг, разложенных на единственном столе. Все они были собраны и внимательно разглядывали каждую схему, каждый снимок, каждый список вещей и людей. Только один из них говорил и ни смотря на большой поток визуальной информации, его слушали все. Макаров понимал, подобное дело, это все равно что прикурить сигару на складе горюче смазочных материалов, который расположен рядом с набитым взрывчаткой арсеналом. Малейший прокол и все может пойти ко всем чертям.
- Эти буржуи слишком разжились. Не будем забывать, во время Второй Мировой, многие сокровища нашей родины перекочевало в их руки. И пришла пора нам распорядиться тем, что принадлежало нашим отцам и дедам. Почему именно Штутгарт? Все очень просто, это большой и серый город. И нашему нанимателю хочется увидеть в нем больше красок. Я обожаю красный. И мы украсим им улицы этого города. Нас нескоро забудут. - с легкой ухмылкой произнес Владимир.
- Повторим план еще раз? - поинтересовался Кирилл.
- Разумеется, итак...

Штутгарт. Гёльден-штрассе. Центральный банк Штутгарта. День близился к вечеру. Макаров, попивая кофе из пластикового стаканчика, вошел в банк. Он был одет в дорогущий серый костюм от Армани и лакированные черные туфли. Он практически ничем не отличался от всех тех богатеньких снобов, что торчали сейчас в банке, подсчитывая и пересчитывая свои деньги. Он буквально растворялся в их толпе, пусть всего лишь визуально, но все-же. Охрана сопроводила его спокойными взглядами. Даже не стали делать ему замечание по поводу того, что вход с напитками запрещен. Наверное, вседозволенность и есть той самой привилегией германской буржуазии. Ну а поскольку таких в этом банке появляется немало, то и удивляться нечему.
Все идет по плану. Скоро начнем.
Он прошел через весь зал и остановился у самой крайней колонны. Колонна находилась недалеко от офиса директора банка. Складывалось впечатление, что какому-то очень важному и богатому человеку было необходимо поговорить с директором банка. Но дело в том, что его как раз таки и не было на рабочем месте. Более того, его не было даже в городе, сейчас он находился в Берлине, на очень важном совещании. И Владимир об этом прекрасно знал.
Спустя какое-то время мимо него прошел человек в одежде служащего техпомощи, с соответствующим бейджиком, пристегнутом к униформе. Казалось бы, ничего удивительного, однако, когда они с Макаровым почти сравнялись, они обменялись оценивающими взглядами. И было в этом что-то, что могло бы показаться подозрительным, да вот только никому до этого не было дела. Продолжая осматривать зал, Владимир обратил внимание на одну особу, что сидела за столом одного из банковских служащих и подписывала какие-то документы. Но, судя по внешности, она была не отсюда.
Это уже интернациональное дело. Ну и хорошо, слава лишней не бывает...
К Макарову подошел заместитель директора и поинтересовался.
- Я могу вам помочь?

Утро. Склады.
- У нас есть всего одна возможность сорвать куш. Время, от начала и до конца, не более полу часа, иначе возникнут сложности. Итак, я вхожу в банк. Дальше. - сказал Владимир ткнув пальцем на обозначенный на плане вход в банк.
- Я отключаю основное питание. Между отключением основного питания и запуском вспомогательного генератора банка, пройдет десять секунд. У тебя будет всего десять секунд, чтобы пройти просматриваемые участки и не привлечь к себе внимания. - сообщил Алексей, показывая на генераторную комнату в служебной зоне.
- Юра, Лев, спустя пять минут заходите вы. И запомните, ни слова по русски...

Вечер. Банк.
Время неумолимо текло сквозь этих жалких людишек, не подозревавших о том, что сейчас начнется. Прямо напротив входа остановился черный ситроен, из которого вышли... Короче говоря, спустя минуту, на пороге банка возникли два засушенных сутулых джентльмена, явной еврейской наружности. Кудрявые седые бороды, кустистые седые брови, седые пейсики, свисающие из под черных фетровых шляп. На них были черные, поношенные пальто, что закрывали тело почти до колен, кожанные перчатки, старые брюки и коричневые туфли, явно видавшие и лучшие свои времена. Разумеется, их тут-же остановила охрана. И дело не в том, что они евреи, а в том, что не соблюден деловой "дресс-код" столь солидного общественного заведения.
В этот же самый момент, заместитель директора уже в который раз извинялся перед Макаровым, за то, что тот ну никак не может поговорить с директором банка в настоящий момент и предлагал свои услуги. Мысленно, Владимир забавлялся. Знай этот человечишко о том, что тут сейчас должно произойти, он бы не стал стелить тут любезностями в попытках услужить, он бы сейчас находился на пол пути к дому, в попытках спастись.
Между тем, господа пожилые евреи, о чем-то возмущенно переговаривались между собой, на никому непонятном языке, который окружающие наверняка должны воспринять как иврит. Один из охранников, поддавшись смущению, подошел к старикам поближе и попытался деликатно объяснить им сложившуюся ситуацию и положить крест на мимолетно возникающее мнение о национальной предвзятости. Зря он это сделал. Полы плаща одного из евреев разошлись и изумленному охраннику удалось увидеть подвешенный на специальном ремне дробовик марки Винчестер. В следующую секунду, первый охранник словил кулаком в челюсть, а второй огреб рукояткой дробовика промеж глаз.
- Stillsteh, Säue!

Отредактировано Vladimir Makarov (2012-11-14 19:28:43)

+1

4

- Что там за шум? – спросила Анна у банкира, но тут почему-то сразу прекратил понимать английскую речь. Он что-то судорожно залепетал на немецком, для Анны это, разумеется, звучало, как сплошной поток согласных – некрасивый, все таки, это язык. Не то, что английский, а уж с итальянским и вообще сравнивать нечего. Родной язык Анны мелодичный и певучий, прекрасный на слух, а главное – любимый.
Но вернемся к нашим эээ… баранам. Собственно, какой-то шум, банкир, собирающий бумажки со стола в папочку и нежно прижимающий ее к груди – пугающее зрелище. Анна откашлялась и громко спросила:
- Эй, Вы не хотите объяснить, что происходит?
Банкир, вы не поверите, отрицательно помотал головой и указал Анне на выход, честное слово, жест выглядел как «убирайся, мне не до тебя». Анна возмутилась до глубины души и растолкала Хабиба, спящего в соседнем кресле – пакистанец утомился и задремал, как только опустил свою попу на мягкое седалище. Анна помогла Хабибу проснуться – наступила ему на ногу тонким каблуком и прокричала в ухо:
- Хабиб, тут что-то происходит!
Надо ведь знать этого сына пустыни. Он ведь всегда сначала делает, а потом думает, если вообще думает.  Поэтому Хабиб осмотрелся, заметил, что все сотрудники банка устремили свои взгляды в сторону двери, и вообще не смотрят на него, схватил Анну за плечи и в мгновение ока засунул ее под тяжелую мраморную столешницу. И выстрелил в воздух.
- Хабиииб, ты такой идиот! – громко воскликнула Донато, но поздно. Люди уже завизжали, стали тесниться к окнам и черному выходу – потому что у главного входа что-то происходило и туда люди не рисковали соваться.
- Хабиб, задница твоя загорелая, ты сорвал людям мероприятие, - пробормотала Анна, но Хабиб уже лежал рядом с ней и зачем-то вдавливал ее голову в мраморный пол. Слова Донато звучали глухо, а сама она думала о том, что Штутгартский банк сегодня, по всей видимости, стал жертвой ограбления, а поскольку сама Анна принадлежала синдикату, который не гнушался запустить лапу в государственную казну, она вроде как даже сочувствовала тем ребятам, которые решили банк грабануть. Вот уж этот пакистанец, вечно все портит! И зачем только он увязался за Анной?
А тем временем зал затих. Анна приподняла голову и увидела несколько фигур, проходящих в главный зал. И тут же пригнулась обратно – не хватало еще спалиться. Если повезет – мужчины пройдут мимо, возьмут деньги и не захотят выдирать дорогущие сережки из ушей самой Донато. Ну или не захотят брать ее в заложники. Или убивать – внезапно. Или Хабиба, ведь он им всю малину порушил.
- Хабиб, - одними губами прошептала Анна, - Ползи туда!
И указала за стойку, которая была далеко от места, где они сейчас тихарились. Хабиб, разумеется, попытался что-то возразить о том, что он «лючший убийца Сакрамэнто и плэвал он на правила», но поскольку хозяйка тут Донато, да и платит ему тоже Дон, ему пришлось повиноваться. Анной двигал простой расчет – если они найдут саму итальянку, они могут пожалеть ее – ну она женщина все таки. Если найдут Хабиба – ему конец. Он им ограбление запорол, в конце концов!
В зале стало тихо. Анна лежала ни жива, ни мертва, прижималась к холодному полу щекой и старалась не дышать, чтобы слишком громким выдохом не выдать своего присутствия.
Потому что на самом деле неизвестно, как отреагируют налетчики, если увидят, что под столом одного из офисных мест припряталась очаровательная (посмотрим правде в глаза, а вдруг, это ей поможет?) брюнетка?
И тут из кармана брюк раздалась сначала тихая вибрация, а потом Джим Моррисон громко запел свое коронное «People are strange».  Этот звонок у Анны стоял на Витторе, и она только мысленно застонала – конечно, Дон в своем репертуаре и выбрал самый удачный момент, чтобы спросить у «своей зайки», как же у нее дела. Чееерт, вот я влипла.

Офф

Вот Хабиб, он не против, я узнала, типа отполз себе в стороночку и заснул)
И простите за столь дурацкую импровизацию, я была в ступоре)

+2

5

Вечер. Банк.
Как только Юрий и Лев, под видом евреев ворвались в банк, Макаров медленно зашел за колонну. Выглядело все так, словно он еще один перепуганный клиент, который решил спрятаться. Тем временем заместитель директора, с поднятыми руками таращился на вошедших. Решительный малый, ничего не скажешь, храбрец, каких свет ни видывал... Между тем, произошло нечто, что в изначальный план не входило. Со стороны клерковских столов донесся одиночный выстрел в воздух. Владимир не знал, кем был тот идиот, но он однозначно был уверен - он уже не жилец. Юрий и Лев разрядили первые порции дроби в поваленных охранников, после чего развернулись и начали поливать огнем перепуганную толпу. Правда они сдержались на нескольких выстрелах и Макарову не пришлось раскрывать себя раньше времени.
Черт! Теперь придется действовать быстрее...
Тем временем заместитель директора покосился на одну из работниц банка, которая стояла за высокой стойкой и не пытаясь скрываться судорожно давила на тревожную кнопку, которая все никак не желала загораться. Со стороны коридора, ведущего к черному ходу и проходящего через служебный сектор, послышался топот двух пар ног.

Утро. Склады.
- Юра и Лев отвлекают на себя охрану. Я их прикрою. К тому времени, ты Алексей, проникнув в банк под видом электрика,  должен уже быть в генераторной и отключить вспомогательный генератор. Без него отключатся все компьютеры, камеры наблюдения и сигнализация, так как основное питание ты уберешь в самом начале. Им не позвать на помощь, разве что начнется пальба и кто-нибудь с улицы вызовет полицию. Но у нас будет около полу часа, так как полицейские должны будут сперва попытаться удаленно соединиться с системой охраны и запросить подтверждение, чтобы быть уверенными, что это не розыгрыш, ведь сигнала из банка не поступало. После чего уже на место сбегутся все немецкие менты.
- Как быть с дежуркой? Вот она. Там должно находиться от двух, до трех охранников. - встрял Виктор.
- Один охранник должен будет попытаться связаться с полицией по рации. Но дело в том, что ему это будет затруднительно, так как я буду находиться всего в десяти метрах, а глушилка радиосигналов в моем стаканчике имеет радиус до ста метров. Ни одна рация в этом радиусе не будет работать. А об остальных двух я позабочусь лично. - ухмыльнулся Владимир.

Вечер. Банк.
Двое охранников, вылетевшие соколами из помещения охраны, на бегу достав из кобуры пистолеты, встали перед заместителем и "прятавшимся" за колонной Макаровым. Их оружие было нацеленно на  Юру и Льва, которые с такого расстояния попросту не могли достать их. Один из охранников, крикнул им, чтобы они сложили оружие и заложили руки за головы.
Боюсь, вы неверно оценили соотношение сил...
Макаров, который в это время находился вприсядку за колонной, надел кожаные перчатки, извлек из под штанины маленькую прямоугольную штучку, после чего достал из под пиджака пистолет. Резким рывком он отпихнул заместителя директора банка в сторону. Первым пострадал охранник, находившийся справа от Макарова, чьи гениталии приняли на себя разряд электрошокера. Второй-же успел лишь повернуться в сторону напарника, чтобы понять что произошло, и тут он словил пулю промеж глаз. Распрямившись, Макаров поправил пиджак и застрелил охранника, который начинал отходить от тока. Позади послышался хлопок, который принадлежал пистолету с глушителем. Алексей уже покинул генераторную и "зачистил" комнату охраны.
- Никому не двигаться! - крикнул Владимир на английском. И тут сиюсекундную паузу разорвал, усиленный эхом телефонный звонок.
- Эй вы, найдите этот чертов телефон и вырубите его к черту! - крикнул он "евреям".
Лев, передернув цевье дробовика, направился на звук, искать этот чертов телефон. Подойдя вплотную к столу, под которым пряталась брюнетка, отмеченная Макаровым ранее, Лев без особых церемоний ухватил женщину за волосы и потащил по направлению к залу. И плевать он хотел на манеры.

Отредактировано Vladimir Makarov (2012-11-15 20:55:01)

+1

6

А потом в банке началась стрельба, и Донато поняла, что она тут, походу, самый любитель острых ощущений - потому что никто из жителей Сакраменто не попадал в столь большое количество неприятностей, сколько попадала она. Ей что, больше всех надо? Как ни выедет Донато из Сакраменто – так и начинается: и мочку уха ей порвали, и плечо прострелили, и по Москве она с пистолетом побегала, и в Мексике удирала от наркобаронов – нет, знаете, это уже правда перебор.
Витторе, конечно, позвонил в самый удобный момент. Ну вот просто лучше он выбрать не мог. Анна даже специально подняла трубку и оставила телефон на полу – слушай, дорогой, что тут творится.
А потом какой-то неучтивый молодой человек намотал ее тяжелые волосы на кулак и бесцеремонно вытащил из-под стола. Анна только пискнула от боли, про себя подумав, что с удовольствием вырезала бы сердце этому милому человеку.
А парень протащил ее еще пару метров и остановился. Анна подняла глаза наверх, увидела, что он не смотрит на нее, а слушает своего, по всей видимости, босса, и подумала, что пришла пора действовать.
Спасибо милому другу Ксандру – потому что если бы не те вещи, которым он ее научил, лежать бы ей на полу да всхлипывать от боли. Аня, конечно, не владела никакими боевыми искусствами, но кое-что Романо ей показал, а особенно – освобождение от захвата за волосы. Помнится, друг еще тогда сказал, тяжело вздохнув, что с такой шевелюрой, как у Донато, ей придется постоянно с таким сталкиваться, но пока обходилось. Пока что мужчины, с которыми женщина имела дело, имели хоть немного уважения к дамам. Ну что ж.
Анна молниеносно схватила парня, сжимавшего ее волосы, за руки, присела и дернула на себя. Конечно, будь он готов к такому повороту событий, у Ани бы ничего не вышло – она была всего лишь женщиной. НО парень совершенно не думал, что богатенькая дамочка под столешницей может владеть начальными приемами какого-то боевого искусства. От неожиданности он дернулся вперед, полетел Анне под ноги, а она, вывернув его руку, освободив, наконец, свой многострадальные волосы, поставила ногу на левый бок парня и подняла голову.
В лоб ей смотрело дуло оружия, Анна от испуга и не разобрала, какое. Вот так и закончится твоя жизнь, Донато, - злобно пропел голосок в ее голове, но Анна решила все же взять себя в руки. Она тряхнула головой, продолжая сжимать руку оглушенного парня, постаралась убрать из голоса дрожь.
- Грабить банк – это одно, - сказала она, обращаясь к тому самому мужчине, к которому, собственно, ее и тащил тот парень, - А убивать – другое.
На самом деле, в банке были люди, не бог весть сколько, но и не два человека, и Анна надеялась, что грабителей это немного притормозит. Им, в любом случае, надо действовать быстро, а не разговоры разговаривать да ждать приезда копов.
- Я пойду и полежу под стойкой, - мирно предложила Анна, чувствуя, как у нее в груди бешено колотится сердце, - Ладно? Вроде как и не было ничего. А Вы делайте свое дело. Телефон я отключу.
Аня, конечно, не любила подонков, которые обращаются с женщиной как с животным, но в некоторой мере сочувствовала этим ребятам – ей самой не приходилось пока грабить банки, но это ж какой труд! Все организовать, пройти, вырубить охранников – вон, кстати, один на полу валяется с простреленной головой. Так что Анна бы и правда уползла обратно под стоечку и лежала бы там, пока грабители не покинут помещение. Честное слово.

+1

7

Признаться, Макаров ожидал увидеть запуганную, скулящую от страха и боли женщину, молящую о пощаде, так как у нее дома дети не покормлены и муж неудовлетворенный остались, а в банк этот она попала случайно. Но, страха в ее глазах не было, как впрочем не было и мольбы о пощаде. Такой дух в таком теле... Невольно испытываешь уважение к такой стойкости, и в то же время, появляются также мысли о том, что эта выдержка отнюдь не дар природы, а упорно создаваемое качество. В мире не так много типов людей, которые готовы воспитывать в себе решимость и силу духа. А поскольку Макаров не привык делать ошибки, сильных и волевых людей он убирал в первую очередь.
А между тем, Юрий заметил телефон,  лежавший под столом из под которого выволокли брюнетку. Возможно, он бы и не заметил его, если бы люди не распластались бы по полу со страха.
- Она оставила телефон под столом, - крикнул Юра.
- Я вроде бы велел отобрать телефон, а не тащить ее сюда. Ну да ладно, так будет даже веселее... - сказал он Льву.
Но тут произошло то, что удивило Владимира еще больше. Девушка выполнила самую натуральную подсечку, после чего заломила руку, не ожидавшему такой прыти Льву и освободила свои волосы. Конечно, Макаров мог бы еще немного полюбоваться на эту амазонку, наступившую в геройском жесте на тело поверженного врага, но у него не было на это времени. Подняв руку с пистолетом, он нацелился ей прямо в лицо.
Этого идиота я отчитаю потом. Часики тикают. Надо торопиться.
- Грабить банк – это одно, а убивать – другое. - она хорошо постаралась, чтобы говорить уверенно, но отдельные дрожащие нотки нет-нет, да и проскакивали в голосе.
- Для меня это все равно что дышать. Мне плевать, брать банки тихо и молниеносно или дождаться спецназа и устроить тут бойню, после которой копам останется выносить трупы, а мы с ребятами будем отдыхать в баре, пить виски и играть в дартс. - монотонно заявил Макаров.
Сделав резкий шаг вперед, он ухватил девушку за руку и сжал ее, вынудив брюнетку отпустить руку Льва. Как только он вырвался из хватки и поднялся, первым его желанием, наверняка было пристрелить ее, но короткий обмен взглядов с Макаровым, дал понять, что в данный момент он не намерен этого делать. Спорить с Владимиром он не стал, так как понимал, любой его шаг имеет свои причины, да и времени на препирательства не было.
- Работаем. Время уходит. Тащи сюда телефон. Для ее же блага было бы, если в полицию она не звонила, - с этими словами, словно в пируэте вальса, он заломил ей руку за спину и прижал к ее спине,так она точно не вывернется.
Спустя минуту, Лев вернулся с ее телефоном и передал его Макарову, который был вынужден убрать пистолет. Как оказалось, связь в данный момент работала. На дисплее было написано имя Витторе.
- В настоящий момент абонент не может ответить на ваш звонок. Перезвоните после реинкарнации, - с этими словами он уронил трубку, достал пистолет и выстрелил в него.
Тем временем Лев уже уволок за шиворот заместителя директора по направлению к хранилищу. Подошедший Алексей, без лишних слов вручил девушке мешок для мусора.
- Сейчас мы с вами пройдемся по залу и соберем все ценные вещи: кольца, украшения, часы, наличку. Кредитки и чеки не принимаем. Средства мобильной связи кладем на пол и толкаем вон к той стойке. Попытаетесь позвонить, и вас ждет участь этого телефончика... - подтолкнув девушку в спину, он начал их совместное движение по залу.
Тем временем, заместитель директора, начал упрямиться, мол, там всего лишь камеры хранения, а все деньги и ценности, в большинстве своем, находятся в основном хранилище. Но Алексея этот вопрос мало щекотал.
- Ты либо мертвый герой, либо живой трус. Выбирай... - аргумент, более чем веский, а потому в следующую секунду зазвенела связка ключей и защелкали замки.

Отредактировано Vladimir Makarov (2012-11-17 00:25:02)

+1

8

- Она оставила телефон под столом, - громко говорит мужчина из шайки, и Анна даже кривится немного – ну простите, мил человек, мне было не до того, когда Вы мне клок волос с затылка вырвали!
В общем, прописная истина – Донато тут больше всех надо. Она оглянулась на стойку, под которой похрапывал Хабиб, но тот и пальцем не пошевелил, чтобы спасти хозяйку. Хабиб, он такой: вроде смелый, но на рожон соваться не будет? А кто будет, все уже поняли, да?
Самый главный, по ходу, мужчина из их шарашки доступно и популярно объяснил Анне, во что он ставит человеческую жизнь. Донато нервно сглотнула и даже заулыбалась заискивающе – мол, ладно, ребятки, хотите бойню, ради бога, дайте только мне убежать подальше.
Суровый мужчина больно заломал руку Анне за спину. Да что ж такое?
- Знаете, вовсе не обязательно так делать, - то ли попросила, то ли сообщила Анна, - Мне, вообще-то, очень больно.
Парень, на чьем боку еще пару минут назад держалась нога Анны в изящной и очень дорогой туфельке, смерил ее злобным взглядом, и Анна уже была готова попросить главаря этой банды, чтобы он приказал своему псу ее не застрелить ненароком. Проигрывать тоже надо достойно, а то уж больно нехорошо смотрел на Донато этот парень с резкими чертами лица.
Анна задумалась, пока мужчина, сжимающий ее за руку, раздавал приказания. Они все говорили на английском, весьма и весьма неплохо, но вот акцент… будто им не хватало англискости. То есть, и грамматика правильная, и построение, а вот некоторые звуки… Значит, не американцы. И не немцы, иначе говорили бы на родном языке. Залетные гастролеры или давно живущие в Штутгарте «честные воры»? Все интереснее и интереснее, международный скандал? Витя голову оторвет…
- В настоящий момент абонент не может ответить на ваш звонок. Перезвоните после реинкарнации.
- О, нет, - выдохнула Анна. Она искренне надеялась, что Витторе подумает, будто это Хабиб так шутит, потому что для босса мафии Сакраменто собрать десант и выслать в Штутгарт – дело часа, ну плюс/минус на полет, а если суровая и брутальная нога Витторе, а за ним Рика и Джона, Ксандра и прочих дяденек мафиозной компашки Сакраменто, ступит на землю немецкую, то здесь будет жарко (и дайте уже Анне помечтать, что все вышеперечисленные люди и правда прилетят, если узнают, что она в беде!).
Мужчина, тем временем, выстрелил в телефон, и Анна только горестно выдохнула – она любила эту «Моторолу». Ну что за дела такие? Можно понять, конечно, он беспокоился, чтобы она не позвонила в полицию, но Анна-то и номера не знает, по которому надо звонить, а!
Пока суть да дело, Анне в руки всунули какой-то черный полиэтиленовый пакет. Она удивленно посмотрела на мужчину, его вручившего. И что это значит? Самоуничтожение и самовывоз, мол, Аня, ты упакуйся, а мы уж тебя по месту назначения доставим? Боже, ну и странные люди. Точно не европейцы, а! И тут в голову Анны закрались подозрения насчет национальности грабителей. Их устремленность и готовность идти до конца, а также откровенно лобовые методы наталкивали на то, что они… Русские? Какого черта? Самый опасный народ, они же с медведями дружат и водку глушат бутылками! Вот повезло так повезло.
- Сейчас мы с вами пройдемся по залу и соберем все ценные вещи: кольца, украшения, часы, наличку. Кредитки и чеки не принимаем. Средства мобильной связи кладем на пол и толкаем вон к той стойке.
Ну, на самом деле, это была не такая уж и плохая идея. Стать соучастницей ограбления, при условии, конечно, что ее не пристрелят, как свидетеля – это даже неплохо. Разумеется, на барыш Анна не претендовала, ей бы живой ноги унести!
- Окей, поняла.
Она двинулась вперед, поминутно извиняясь и рассчитывая на то, что если кто-то и запомнит ее, то все подтвердят – она спасала свою жизнь.
- Мэм, пожалуйста!
Пожилая немка закинула в пакет свои сережки. Толстый мужчина – золотой «ролекс». А потом Анна присвистнула, разглядывая браслет на руке молоденькой «доски».
- Винтажная работа, изумруды, клеймо Фаберже. Ого.
Она оглянулась на мужчину за ее спиной и подумала, что вот было бы здорово, если бы он разрешил ей забрать этот браслетик себе. В общем, Донато совершенно обнаглела.

+2

9

Часики тикали. Время неумолимо мчалось прочь, приближая момент заключительного этапа миссии. Пленная брюнетка похоже поняла, что выбора у нее нет, а потому она почти что смирилась с отведенной ей ролью. Макарову это даже нравилось. Не каждый день встречаешь сильную девушку, которая все-же знает свое место и готова смириться с положением дел. Однако, складывалось впечатление, что подобные ситуации для нее далеко не новость. Уж слишком легко она все восприняла.
С одной стороны, так и хочется ее пристрелить. Но вот с другой, меня это даже забавляет. Возможно, для нее я сделаю исключение...
По ходу наполнения мешка драгоценностями, брюнетка периодически комментировала "добровольные подношения" от коленопреклонённых германских буржуа, на пользу славных тружеников дробовика и пистолета. Когда в руках брюнетки оказался браслет, она повернула голову в его сторону. Макарв сделал вид, что он ничего не понял в этом типичном взгляде женщины увидевшей дорогую побрякушку и желающей получить себе такую-же.
- Очень хорошо. Положи в пакет. И скажи спасибо, что сережки не отобрал.
Между тем, со стороны служебных помещений вновь донеслись шаги. На этот раз одной пары ног, да еще и характерный скрип роликов специальной тележки, на которой обычно перевозят золотые слитки. Это был Олег, новичок в банде. И Владимиру он не шибко нравился. Хотя, он ведь не Мисс Мира, чтобы нравиться всем, а тем более Макарову. Он выкатил тележку в зал, встретился взглядом с Макаровым и принялся помогать Льву и Алексею нагружать тележку сумками с деньгами, золотыми слитками и мешками с содержимым ячеек хранения. Закончив взымать дань с пленных, Владимир отобрал у девушки пакет и швырнул ее Олегу.
- Мы скоро уйдем, но пока мы еще здесь, не откажите мне в этой маленькой прихоти...
С этими словами он убрал пистолет, развернул девушку лицом к себе и положил ее левую руку себе на плечо. Подмигнув ей, он достал из кармана телефон и через несколько секунд зазвучали первые аккорды танго. В следующую секунду его телефон уже был прикреплен к нагрудному карману пиджака, а его рука легла на талию брюнетки, после чего резко прижал ее к себе. Двигаясь в такт музыке, он в танце провел ее через весь зал. Подчиненные Владимира только криво ухмылялись, пристрастие Макарова к зрелищности им была не в новинку. Пожалуй, один только Олег смотрел на это с нескрываемым удивлением.
И вот в тот самый момент, когда  Владимир приподнял левую ногу девушки, заставив ее прогнуться назад, он заметил боковым зрением поползновение возле стойки. Отпустив ногу брюнетки, он достал пистолет и не целясь высадил три пули по телефону, к которому сейчас пробирался какой-то идиот, решивший, что его никто не заметит. Телефон, под действием пуль даже слегка подбросило, после чего он завертелся волчком и с шлепком опустился на пол. К слову, теперь им придется делать ремонт, так как отполированный до зеркального блеска пол, теперь  был продырявлен в трех местах.
- Еще одно движение и ты отец! - не отрывая взгляда от брюнетки заявил Макаров, после чего все-же посмотрел на "смельчака".
- И последнее, что ты будешь нянчить в этой жизни, будет твой собственный отстреленный член. Так что, на твоем месте я бы даже не дышал. Пять минут! - последнее он адресовал своим помощникам, намекая, что стоит пошевеливаться.
Что касалось "пластуна", то теперь он больше походил на пловца. Даже водоем вокруг себя организовал и в нем был далеко не пот.

+1

10

- Очень хорошо. Положи в пакет. И скажи спасибо, что сережки не отобрал.
Анна обиженно покосилась на мужчину, но ничего не сказала. Браслетик с изумрудами и эмалированными вставками полетел в пакет, жалобно звякнул и Анна даже почувствовала, как он грустит и хочет в ее цепкие ручонки. Ну правда, совсем обнаглела.
Откуда-то из хранилища показалась тележка, нагруженная золотом. У Ани прямо глаза разгорелись. Нет, поймите правильно, она пока еще не стала бы грабить банки, но честной гражданкой не была, любила легкие деньги, а когда  перед лицом сверкают золотые слитки – это же просто ого. Блестящие, такие красивые, такие… золотые! Ну просто прелесть, а не слитки. У Анны, что называется «в зобу дыхание сперло» и он уже почти решилась попросить у сурового мужчины, который почему-то не пустил пулю в ее висок – и, будем надеяться, не пустит – слиток на память, мол, Вы же понимаете, такие ощущения, почти как первый секс…
Мужчина отобрал у нее пакет, швырнул его дружку, дружок поймал – ого, вот это реакция, и Анна уже собралась ложиться на пол и ползти под стойку, как…
- Мы скоро уйдем, но пока мы еще здесь, не откажите мне в этой маленькой прихоти...
И вот тут Донато ничего не поняла. Только раз – и его рука на ее талии, а ее ладошка сжимает его лацкан. А потом звучит музыка, незнакомая, но по отдельным тактам можно угадать, что танго – и двое уже кружатся в танце. Подчиненные большого босса взирали на него с кривенькими улыбочками – Анна надеялась (типичная женщина!), что они завидуют своему боссу, а он вел ее по залу, уверенно и быстро. Анне только оставалось, что подстраиваться – благо, танго был тем танцем, который она умела танцевать.
- Вы очень эксцентричный грабитель, - сообщила Донато, когда мужчина наклонил ее вниз так, что тяжелая копна волос коснулась пола, - Но мне нравятся Ваши методы.
Мужчина ее уже не слушал, он палил по телефону, к которому полз толстопузый мужик, выбравшийся откуда-то из-под стойки. Вот дурак, жизнь ему что ли не мила? – недовольно подумала итальянка, - Только танец испортил.
Пол сверкал дырками, они просто дымились, так быстро в покрытие вошли пули, а суровый мужчина – будто сибиряк – уже вовсю в привычной Анне форме излагал несчастному идиоту, что с ним будет, стоит ему взять телефон в руки еще раз. 
- Еще одно движение и ты отец!
Анна только приподняла брови, лукаво закусив губу. Боже, поистине, это было самое странное ограбление, которое Донато видела в своей жизни!
- Пять минут!
Парнишки вокруг зашевелились. Они принялись деловито упаковывать остатки сокровищ в сумки, люди вокруг притихли – им явно не по нраву была шумная пальба. Настолько не по нраву, что некоторые даже всхлипывали от ужаса. Анна же продолжала стоять рядом с мужчиной, а рука ее так и сжимала его пиджак.
Заметив это, Анна разжала пальцы, неловко улыбнулась.
- А все таки, кто Вы? – спросила она, - Я ни разу не видела такого… экспромта!
И это была правда. Все же мафия Сакраменто привыкла действовать исподтишка, Витторе была на руку сидеть в своем кабинете и отсылать приказы – и пусть простые солдаты хоть все улицы своими кишками увешают.
Эта же компания действовала по-другому. Дерзко и напористо, уверенно и без страха. И Анна могла сказать, что ей это нравилось.

+1

11

Алексей, Лев и Олег уже заканчивали свою работу. Судя по всему, камеры хранения были уже пусты. Тележка под завязку была набита золотом, мешками из камер хранения и деньгами из главного хранилища, а Алексей и Лев все еще грузили сумки. Их они понесут в руках, не оставлять-же. Между тем, Юрий отвлекся на пару минут и пригнувшись, начал колдовать с входной дверью. Тем временем Макаров держал периметр под присмотром.
- Вы очень эксцентричный грабитель, но мне нравятся Ваши методы. произнесла девушка и макаров выпрямился, позволив ей сделать то-же самое.
- Какой бы ни была работа, она обязательно должна делаться со вкусом, иначе это халтура. Считайте, что таков мой взгляд на мою работу.
Между тем, заложники проявляли признаки паники. Они уже не верят, что этот кошмар закончится. Но вся беда в том, что это еще не конец. Великолепно. Паника и последующий за этим хаос, именно то что нужно. Об этом будут говорить во всех новостях и заказы посыпятся как из Рога Изобилия. Остался всего лишь последний штрих.
А теперь добавим красненького...
- Эй, тащи сюда "француза". Он должен им понравиться, он очень эффектный... - от этой фразы Лев тут-же повеселел и припустил по коридору между служебными помещениями.
Между тем, он окинул взглядом помещение, словно старался оценить расстояние от стен, после чего он хмыкнул и не обращая внимания на брюнетку, сделал шажок вправо и три шага вперед. После этого он постоял пару секунд, еще раз присмотрелся и сдвинулся вперед еще на пол шага, после чего сместился, оставив правую ногу на том месте где он стоял.
- А все таки, кто Вы? - наконец-то спросила девушка.
- А разве не видно? Электрик, сантехник и еще садовник на пол ставки... - удивленно посмотрел на нее Владимир, - Хотя, скоро, для вас это не будет иметь значения. Не думаю, что мы еще встретимся.
Спустя пару мгновений вернулся Лев с "французом" в руках. А если быть точнее, это была противопехотная мина Фугаса, слегка видоизмененная умелыми руками Алексея. Лев установил мину именно там, где обозначил ему Владимир, после чего вернулся к хранилищу за сумками. Олег уже увез тележку, а Алексей уже устранил заместителя директора (по сути, он это сделал сразу, как началась погрузка денег, просто никто ничего не услышал из-за глушителя и музыки) и сейчас как и Лев он подобрал сумку с деньгами и уставился на Макарова.
- Я ни разу не видела такого… экспромта!
- Надеюсь, вам понравилось, - он посмотрел на терпеливо ждавших у коридора Юру и Алексея, - Мы сейчас, почти готово. Итак, мисс, становитесь на этот "пьедестал".
Дабы отмести ненужное препирательство, он подтащил ее к мине, взял ее за талию, оторвал от земли и поставил прямо на небольшую платформу, которую специально приделали к мине, чтобы на ней можно было стоять.
- А теперь секундочку внимания! Это - фугасная мина. Если вдруг, наша очаровательная мисс потеряет в весе или от избытка чувств упадет в обморок или ее столкнут отсюда при попытке панического бегства, все взлетит на воздух и ваши ошметки соскребут со стен. Дальше, парадный вход заминирован, если дверь откроется - бум! Ну а если не откроется, то вы можете задохнуться от слезоточивого газа, который начнет подаваться через вентиляцию спустя каких-то несколько секунд. Пойдете за нами, словите пулю. Но судя по шуму на улице, полиция уже здесь, так что шансы у вас есть. И напоследок, мне было приятно с вами работать мисс. Алфидерзейн. До встречи в следующей жизни. - и вправду, снаружи уже ревела сирена, время вышло.
Идеальный расчет.
Быстрым шагом, Макаров и его спутники поспешили через служебный сектор, туда, где в спец гараже стояла инкассаторская машина, которая как раз сегодня должна была привезти деньги из других банков.

Утро. Склады.
- Виктор, Кирилл, возьмете с собой новичка. Вы должны быть у этих ворот за три минуты до начала. Охрана должна будет собраться в этом гараже, к приезду инкассатора. Когда начнем, двое охранников, скорее всего попробуют связаться с комнатой охраны, чтобы уточнить прибытие машины, но не смогут из-за помех. Так-же из-за помех они не смогут вызвать инкассаторов и отменить приезд. Как итог, два охранника пойдут проверить комнату охраны, узнают об ограблении и пойдут в зал. Ждать машину останется всего один. Тихо и бесследно уберете его и под видом охраны дождетесь инкассаторов. Первого инкассатора убрать будет просто он выйдет к вам сам, бумаги подписать. Водила-же не выходит. Выманите его, заставьте открыть дверь. Помните, убрать их надо одновременно или все пропало. Как только транспорт будет наш, Олег придет к нам. Это знак, да и заодно увидит, как мы работаем. Детонатор у двери и дистанционная бомба в машине перед входом должна задержать копов, если они явятся раньше. И помните, все что мы берем, это наше и нужно только для отвода глаз. Заказчик из Лондона хочет получить ячейку 574 и все что в ней есть.

Вечер. Банк.
Деньги были уже погружены, теперь загружались сами исполнители. Все шутили, говорили о том, что купят себе на свою долю. А Владимир и Алексей обсуждали, грузя последние мешки, как скоро дамочка поймет, что в мине нет детонатора.
- Классный сюрприз мы им устроили, Макаров. - хмыкнул одобрительно Алексей, помогая Владимиру залезть в машину.
- Это еще не подарок... - он протянул руку, чтобы помочь Олегу, что шел последним.
Стоило тому улыбаясь взяться за руку Макарова и чуть-чуть подтянуться на подножке, как вся веселость мигом слетела с его лица. В другой руке Макарова был пистолет, из тех, что были у охраны. Миг и Олег, а точнее агент МИ-6 под прикрытием Оуен Вестридж, упал на землю с дыркой в голове.
- А вот это уже подарочек. МИ-6 не скоро его забудет. - закрывая дверь сообщил Владимир. Машина без препятствий покинула оцепленный район.

Отредактировано Vladimir Makarov (2012-11-19 14:08:27)

+1

12

Ииии приз на самую неудачную женскую роль получает… Анна Донато! Неожиданно, верно?
А все потому, что стоять на мине не очень привлекательно. Более того, это вообще ужасно и страшно!  Анна вцепилась руками в пиджак мужчины, посмотрела на него полными ужаса глазами. Он же должен понимать, что она почти со стопроцентной уверенностью разлетится по помещению кровавыми ошметками, а это неэстетично, очень больно и вообще. Умирать не хотелось, и поэтому Донато забормотала:
- Эй, слушайте, я, вообще-то, не хочу умирать.
Ха! Напомните мне, тут вообще хоть иногда слушают женщин? Мужчина начал говорить, и Анна буквально почувствовала, как шикарная темная копна волос на ее голове медленно начинает седеть. Заминированный вход, газ? Ну и плюс детонатор под Аней, не забывайте! Господи, и где я так провинилась, а?
А ведь она могла поспорить, что приглянулась мужчине! Ну, то есть, с какой стати ему с ней танцевать, а не пустить ей пулю в лоб? Ну явно же, симпатичная, на вид, кстати, не совсем умная Анна могла прийтись по душе главарю банды. Но вот детонатор…
- Я что, так плохо танцевала? – дрожащим голоском осведомилась Анна, но ответом ей послужило молчание. Грабители молча собрали наворованное и свалили.
И тут же из-под стола показалась голова Хабиба. Пакистанец выглядел так, будто только что проснулся. Доброе утро, мать твою, Хабиб!
- Хабиб, милый, - тихонько попросила Аня, - Иди сюда.
Люди на полу валялись в прострации. Они, несчастные, просто не знали, куда бежать. Анна громко откашлялась.
- Эм, дамы и господа! Я посоветовала бы вам всем медленно и ползком спрятаться вон за той гранитной колонной.
Люди заропотали, но медленно и печально поползли туда, куда указала Анна. Сама Донато схватила пакистанца за чалму и сказала:
- Хабиб, прости, но из нас двоих мне больше жалко себя, чем тебя. Ставь вот сюда ногу.
Хабиб посмотрел на Анну, как на верблюжье дерьмо, но ногу таки поставил. А Анна свою с платформы сняла. Потом осторожно и очень медленно сняла вторую ногу, подтолкнула Хабиба, мол, дерзай, а сама зажмурилась. Потому что по идее, это вообще не поможет, и сейчас весь банк взлетит на воздух.
Этого не произошло, и Анна открыла глаза через пару секунд. Она, разумеется, не собиралась лежать на полу, как овца, и ждать прихода спецназа. К двери она и не подумала соваться, но вот огромное витражное окно привлекло ее внимание. Анна посмотрела на него, на Хабиба, который замер на платформе изваянием, потом на людишек, жмущихся к стойке. Жалкое зрелище.
Анна выставила пред собой руки и бросилась на стекло, надеясь пробить его своей головушкой. Пробила, собственно, не головой, а телом, подивившись по дороге – это в банке, выходит, не пуленепробиваемые стекла?
В общем, спецназовцам, которые уже готовились штурмовать банк, представилась чудесная картина: огромное стекло разлетается на осколки, и из всего этого безобразия выскакивает перепуганная и вся исцарапанная Анна, падает со всей дури на землю, встает в позу доги-стайл и начинает вытряхивать осколки из волос.
- Я бы посоветовала Вам поторопиться, - сказала Анна, когда все осколки были вытряхнуты из волос. Спецназовцы молча переглядывались.
А Анна встала, отбрела, похрамывая, подальше, и покосилась куда-то в сторону дороги, по которой могли уехать грабители.
"-... Не думаю, что мы еще встретимся.
С моим везением, - подумала Анна, - Мы увидимся еще раз. Но, может быть, тогда сила будет в моих руках.
Из банка доносился мат и звуки чего-то бьющегося. Анна уселась на лавочку и принялась ждать Хабиба.

+1

13

Доиграно, в архив.
Владимир, мне очень понравилось с Вами играть, у Вас прекрасная фантазия и хороший стиль. надеюсь, еще пересечемся!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Моя муза из Евросоюза