Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Увы, по решенью коварных небес отмечен я жребием черным...


Увы, по решенью коварных небес отмечен я жребием черным...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Ксандр Романо (Капитан Келлз, Генри Уильям Кавилл, 33 года), Агата Тарантино (Софи Элис Эддингтон, 18 лет) и толпа нпс-ов.
Место: Англия и прилегающие к ней Атлантический океан и Северное море.
Время: XVIII век, 1726 год, лето.
Время суток: меняется
Погодные условия: также меняется
О флештайме: печальная история о том, как боги играют с судьбами простых людей. Что там говорили пираты о женщинах на борту? "Женщина на борту корабля - к беде". Окажется ли эта примета верной по отношению к нашей юной Софи Эддингтон? Которая, по случайному стечению обстоятельств, становится свидетельницей нападения пиратского корабля "Анабель", - под руководством бесстрашного капитана Келлза, - на королевское судно "Английская роза" держащее путь во Францию.

http://s3.uploads.ru/pBDen.png
На юге, на юге, за тысячи миль,
Друг с другом мы там побратались,
Мы жемчуг скупали у островитян,
Годами по морю шатались.
Каких тогда не было в мире чудес!
В какие мы плавали дали!
В те дни был неведом великий Вальдес,
Но все моряки меня знали...

...Я думал - и сила, и радость, и хмель
С годами взыграют все краше,
Увы, я бесславно весну упустил,
Я выплеснул брагу из чаши!
Увы, по решенью коварных небес
Отмечен я жребием черным, -
Я, вольный бродяга Диего Вальдес,
Зовусь адмиралом верховным!

+2

2

Где-то в Северном море, у берегов Великобритании.

Он сидел за большим резным письменным столом, изготовленным из красного дерева и намертво прикрученном к полу его каюты. Из-под высокой спинки оббитого зелёным бархатом кресла, виднелась его слегка наклонённая вперёд голова и широкие плечи. Он сидел почти неподвижно, и только его правая рука, сжимающая гусиное перо, спокойно двигалась во время того, как он большим размашистым почерком делал какие-то записи на слегка желтоватой бумаге. Сэр Генри Уильям Кавилл, граф Лестер из Лестершира, вот уже почти десять лет известен в определённых кругах под именем - капитан Келлз.  Теперь при упоминании о нём никто не вспоминает его семейный титул и честь знаменитого рода. Граф Лестер канул в небытие и на свет появился знаменитый пират Келлз, гроза семи морей, но в большинстве своём от его нападений страдали корабли Английской короны. Он люто ненавидел короля Англии за то, что тот казнил отца Генри за измену. Хотя, на самом деле старый граф Лестер был ни сном, ни духом обо всех этих дворцовых заговорах, он просто пал жертвой чьих-то интриг, а за этим последовало лишение титула, разорение, смерть матери от чахотки… И теперь всё, что осталось у него – это месть королю. За последние десять лет Келлз невероятно разбогател, грабя английские суда, а за его голову была назначена не малая награда. Но пиратский кодекс слишком силён и страшен, над ним не властен даже король, его генералы и их ищейки. Ни один пират не сдаст другого, потому что в результате предатель даже не успеет потратить ни одного дуката из своего вознаграждения - его сразу же казнят его братья, как только он попадётся им в руки.
Келлз выпрямился в кресле и отложил перо в сторону, сложил листы бумаги в стопку и спрятал в ящик стола, когда послышались громкие шаги по коридору и нетерпеливый стук в дверь:
- Капитан! Капитан! Там корабль на горизонте, - дверь распахнулась, и на пороге застыл Джеки, корабельный юнга и просто рыжий парнишка семнадцати лет. – Капитан, там английская каравелла*! – лихорадочно выпалил мальчик и вперил широко раскрытые глаза на всё ещё сидящего в кресле Келлза.
- Каравелла, говоришь… - отозвался пират глубоким баритоном и поднялся с кресла, на ходу одевая чёрный камзол поверх белоснежной рубахи. – Где Томас? – поинтересовался у худощавого юнги, даже не смотря в его сторону.
- Томас на капитанском мостике, сэр, - бойко отчеканил Джеки, - Это он меня послал за вами.
Генри вдел саблю в ножны на поясе, взял в руку треуголку и бросил пристальный взгляд в сторону парнишки, от чего тот слегка поёжился и посторонился, освобождая дверной проём.
- Ну, пошли, посмотрим на ваше торговое судёнышко… - на ходу произнёс пират и прошёл мимо юнги, выходя из собственной каюты, потом вдоль коридора и по лестнице наверх, прямиком на капитанский мостик, где его и ожидал помощник капитана в лице Томаса Грина. В помощниках у Келлза этот морской дьявол был уже почти восемь лет. Грин почтенного возраста (почти 60-т лет) видавший виды пират, без одной ноги (ему её отрезали по колено ещё двадцать лет тому назад в результате одной из битв), но ужасно преданный своему капитану и чрезвычайно чтивший пиратский кодекс.
- В чём дело Томас? – спрашивает капитан и берёт из рук помощника складную подзорную трубу, тут же направляя её в сторону еле виднеющейся на горизонте каравеллы.
- «Английская роза», - сказал старик, становясь рядом с Келлзом и складывая руки за спиной.
- Вижу, - капитан сложил подзорную трубу и облокотился руками о деревянные перила, - Ты же знаешь, что я давно уже не интересуюсь такими мелкими торговыми судами, Том. Мы только три недели назад, как взяли на абордаж английскую каракку**.
- Понимаю, что ты не хочешь размениваться на мелкую добычу, но… - старик сделал паузу, - …в последнее время всё реже у берегов Англии нам попадаются торговые суда с чем-то стоящим.
Келлз нахмурил брови, но продолжал молчать, этим давая понять Грину, что тот может продолжать высказывать свои мысли.
- Мы же собирались сделать перерыв, а потом перебраться к берегам Испании, – напомнил Томас и капитан кивнул ему в знак согласия:
- Твоё предложение?
- Взять напоследок эту каравеллу, а затем залечь в «убежище» на некоторое время, после чего можно и в Испанию, - и старик умолк в ожидании решения капитана.
Ещё пару минут Келлз вглядывался в горизонт, рассматривая мелкий силуэт корабля, а потом выпрямился во весь рост и протянул руку Грину, отдавая ему подзорную трубу.
- Хорошо, - сказал капитан и надел на голову треуголку, - Мы ничем не рискуем в данном случае, а ребятам это будет нечто вроде десерта. А затем в «убежище», нас и так всюду преследуют военные галеры*** короля. Здесь нам находиться стало опасно…
- Ты абсолютно прав Келлз, но грешно будет, если мы не воспользуемся таким удачным случаем, - улыбнулся Томас и подмигнул стоящему неподалёку юнге, который, пристально смотря в сторону капитанского мостика, пытался по выражению лиц капитана и его помощника разобрать, о чём же идёт разговор. А на палубе, в полной тишине, так же как и юнга за капитаном следила вся его команда, готовая действовать по первому приказу.
Капитан Келлз окинул взглядом палубу и всех находящихся в его подчинении пиратов, затем хитро улыбнувшись громко прокричал:
- Поднять паруса! Курс на каравеллу!
Тут же за капитаном послышался другой крик:
- Капитан приказал поднять паруса, дьявол вас побери! Шевелитесь, черти окаянные! – басил старина Грин, а команда уже вовсю носилась по кораблю, распуская паруса и готовя оружие к грядущему нападению…

________________
*Каравелла - торговое парусное судно средней величины, распространённое в Европе в XIII—XVII веках.
**Каракка — большое торговое или военное парусное трехмачтовое судно XVI—XVII веков.
***Галера - гребно-парусное, двух-трехмачтовое военное судно длиной до 60 м с одним рядом весел (50 и более) и трёх—четырёхугольными парусами, вооружённое надводным тараном, а позднее пушками (до 20). Экипаж доходил до 250 человек. Предназначалось для действия у берегов и в шхерах.

+1

3

Несколько часов назад каравелла покинула берега Англии и двинулась по торговому маршруту в сторону Франции. София по прежнему стояла на палубе, смотря в след, ища глазами берег. Но со всех сторон их окружал океан. Очередная волна подкинула корабль вверх и тот пал обратно вниз. София ахнула, цепляясь руками за перила.
- О, София, дорогая, пройдемте в каюту. Не ровен час вы подхватите чуму, а ведь только недавно встали с постели после воспаления легких. А что еще хуже, вас волной опрокинет в пучину. София, милая - раздалось кудахтанья нянечки, которая, шатаясь, скорее из-за своих габаритов, нежели из-за качки, вылезла из каюты. Девушка обернулась на нее и улыбнулась этому зрелищу. В своем мировоззрении Софи часто ассоциировала людей с мифическими животными или домашними питомцами. Вот например миссис Андерсон, нянечка 55 лет, представлялась англичанке курицей-наседкой. Ее отец, мистер Эддингтон, был породистым охотничьим псом, с какими папенька выходил в лес на охоту за лисами. Мать была в глазах юной мисс Эддингтон хищницей, но из-за частой смены настроения маменьки, Софи так и не могла определить кем представить маман.
Кем же была сама София? Девушка не обладала капризным и разбалованным характером, какой был у ее сверстниц, воспитанных в богатых и знатных семьях. Софи Элис была птичкой. Канарейкой. И пусть 18 лет желтая канарейка жила в клетке, но присущее чувство свободы заставляло ликовать от осознания, что ей дали ветер под крылья и разрешили сопровождать судно в другую страну.
Папенька долго сопротивлялся и не отпускал Софию на "Английскую розу", аргументируя тем, что и английский посол справится с задачей заключить договор обмена товарами с французами. "Но папенька, увидев меня, дочь Самого_Эддингтона, они поймут весомость твоих честных намерений. Разреши мне поехать" - и отец поддался, хоть и до конца считал эту идею неправильной. Не гоже почти замужней девушке плавать за тридевять земель. На носу приготовления к свадьбе!
- Эй, там за штурвалом! - раздался крик парня с мачты - Впереди корабль! - матрос, надрывая горло, указал вперед, а затем быстро спустился с мачты, летя к капитану.
- Плывут на нас - покрутив ус, размышлял пузатый капитан.
- Под каким флагом? - тут же в гуще событий оказалась юная София. Перед отплытием маменька долго запугивала свою дочь морскими пиратами, надеясь, что эта опасность остудит пыл девушки. Но Элис только еще больше рвалась в плаванье. и сейчас с замиранием сердца старалась присмотреться к флагу, щуря глаза. Слабое зрение Софи мешало это сделать.
- Английский флаг - крутя подзорную трубу сообщил рядом стоящий матрос после того как недоверчиво оглядел Эддингтон с ног до головы. - Но вам лучше спуститься в ваши каюты - желание скорее сплавить любопытную девушку, нежели действительно уберечь от возможной опасности, просил мужчина.
- Идемте, дорогая София, вас уже заждалась миссис Анабель - нянечка взяла под руку Элис, ведя к лестнице. Но Софи показалось, что Андерсон просто держится за нее, чтоб не упасть.
- С Анабель скучно. Она как и мой отец боится пиратов. Да как давно их не было видно! Всех давно повесили на городской площади английские солдаты. А еще у нее морская болезнь.
- Идемте, идемте. Не ровен час простуду подхватите. Надует чего ветром... - ляпнула нянечка и София беззаботно расхохоталась еще не подозревая, что их беда несется на всех порах им навстречу под ложным флагом английского королевства.

одета

http://lucky-bride.ru/wp-content/uploads/2012/08/kor2-1024x768.jpg

+1

4

Он стоял на капитанском мостике, взявшись руками за перила, и всматривался в морскую даль. Сколько их было? Ограбленных им кораблей, часть из которых была потоплена и навеки похоронена на дне морском? Это всё начиналось с отмщения. Во всех самых жестоких и кровавых поступках людьми всегда руководит месть, жажда воздать виновному по заслугам, но когда речь идёт о короле Англии задача серьёзно усложняется.
«Ещё один корабль, ещё один и ты снова будешь вне себя от злости проклинать мой род и рвать на себе волосы… Английская казна в очередной раз уменьшится в своих размерах и тот факт, что тебе меня не поймать, не насладиться моей казнью, будет лучшей местью…»
В его глазах блестел опасный холодный огонь, пламя которого не греет, от него становится зябко и мурашки бегут по коже, такой взгляд капитана Келлза, взгляд пирата преследующего одну цель – месть, боялись все, кто его знал. Пираты сидящие на вёслах, настороженно косились и переглядывались, когда звучный баритон капитана снова разнёсся над кораблём:
- Быстрее! Шевелитесь, мать вашу! Приготовить флаг! – гребцы поднажали на вёсла и корабль двинулся вперёд быстрее. Юнга побежал крепить к мачте чёрный флаг с изображённым на нём белым черепом – знак пиратского братства. Как только корабли сравняются, флаг английской короны заменят и тогда уже не будет пути назад…
- Подготовить оружие! – резким движением отталкивается от бортика и застёгивает пуговицы на камзоле, следом проверяя свой двухствольный пистолет, в этом деле очень важно, чтобы огниво было сухим, иначе в нужный момент выстрела может не последовать. Весь остальной бой, или как его ещё называют ближний, пираты вели с помощью абордажных сабель и острых ножей и кинжалов. Генри сосредоточившись на уже достаточно приблизившемся торговом судне, сжал рукоять своей сабли и, изъяв её из ножен, поднял над головой.
- Развернуть галеру! Пушки к бою! – ещё не успевший замедлить движение корабль пиратов, начал плавно разворачиваться и с боковой стороны судна одно за другим стали появляться чёрные окна, а из них уже показались и сами пушки. – Поднять флаг! – юнга, который всё это время в оцепенении и немом восторге смотрел на капитана, услышав команду, подпрыгнул на месте и с невероятной скоростью, начал перебирать руками, хватаясь за верёвку приделанную к мачте. И всего через пару минут над кораблём уже развивалось чёрное полотно, внушающее ужас черепом и его пустыми глазницами.
- Огонь! – рявкнул Келлз, направляя остриё сабли в сторону каравеллы. И в туже секунду послышался ряд залпов. Если люди находящиеся на судне решат попробовать уйти, Келлз их потопит вместе с товаром, вместе с людьми. Поэтому единственный вариант для корабля – это сдаться после первых же выстрелов, пока повреждения нанесённые пушками не так летальны…
- На абордаж! – кричит капитан.
- Сабли к бою! На абордаж! – вторит ему Томас, зычным басом поторапливая и приободряя пиратов. Вот в ход пошли крюки на верёвках и топоры, корабли стоят бок о бок, лишь раз покачнувшись от столкновения, и пираты набросились на каравеллу со всем присущим им неистовым запалом. Чьи-то крики  с торгового судна, некоторые из них женские, остальные – это кричащие офицеры сопровождающие груз, они отдают команды, пытаются сдержать напор, затем слышится ряд выстрелов из пистолетов и когда сабли схлестнулись в бою, скрежет метала беспощадно резал слух. Но Келз не стоял в сторонке. Оставив Томаса на капитанском мостике, он последовал на каравеллу следом за всей своей командой, за это его всегда уважали, ибо Генри никогда не избегал сражений.
Когда всё стихло и сопротивление было подавлено, Келлз медленно расхаживал по палубе захваченного корабля и отдавал приказы:
- Товар из трюма «Английской Розы» перенести в трюм «Анабель», - отчеканил, вытирая белоснежным платком окровавленное лезвие сабли. – Добычу поделить поровну, - холодное оружие вновь находит своё место в ножнах на его поясе и капитан останавливается. – Женщин не трогать. Этих двоих, - он кивнул на пожилого моряка и юнгу захваченной каравеллы, - тоже. Им нужны будут мужчины, чтобы добраться до берега.
- Капитан! Смотрите, что я нашёл! – взревел одноглазый Гарри и вышел на палубу, держа в руках девушку, и судя по всему, без сознания. – А может, поделим и это сокровище? – послышалось озорное предложение от пирата и он поднёс «добычу» ближе, так, чтобы Келлз мог разглядеть всю красоту юной англичанки.
- Я же сказал… - гневно начал было Генри, собираясь доступно объяснить Гарри, почему он кусок дерьма, но внезапно взгляд капитана падает на кулон, висевший на шее у девушки. Цепочка раскачивалась, упав набок, так как девушка лежала на руках у пирата, но Генри узнал бы его даже спустя тринадцать лет. Этот кулон когда-то давно он дарил одной маленькой очень милой девочке, которая в будущем должна была стать его невестой. Келлз поджал губы и вновь всмотрелся в побелевшее лицо незнакомки. Кто она и почему носит на шее его подарок? Неужели это Софи? – Её отнеси в мою каюту и если хоть волосок упадёт с её головы, я лично тебя выпотрошу, Гарри, - его угроза произнесённая спокойным размеренным голосом сильнее всего внушала страх, потому что Келлз никогда не выходил из себя на людях и всегда держал своё слово.
- Будет сделано, капитан, - и здоровый бородатый детина, поблёскивая рыжей макушкой послушно отправился исполнять приказ, унося девушку на борт "Анабель".

+1

5

Софи послушно сидела в каюте, пытаясь развлечь себя настольной игрой.
- Прошу, давай еще поиграем. Меня это отвлекает от морской болезни - просит подруга Анабель, пододвигая девушке кости.  София громко вздыхает, забирает кости и трясет их в ладони. Подобные игры никогда не поощрялись дома. Карты, кости, эти игры были не для молодых леди. И будучи маленьким две подруги сами делали себе карту, фишки к ним и по-тихому свистывали кости, когда те укатывались далеко под стол. Тогда это было забавным и интересным. Сейчас Эддингтон все это наскучило. Ее тянуло на забавы по-серьезнее, на заплывы подальше.
- Ну хорошо, кидаю - кости летят на стол и при первом ударе об стол, звучит взрыв. Их Корабль сотрясается. Мои молитвы о конце этой игры услышаны? Но слишком быстро подобные мысли улетели и подтвердились самые жуткие страхи Анабель.
- ПИРАТЫ - закричали сверху солдаты и София съежилась. Нянечка начала биться в истерике, равно пред обморочному состоянию, а подруга пыталась высмотреть детали в овальном окне.
- Нянечка, что с вами? - Элис бросилась на колени рядом, махая веером на даму и ища глазами в поисках воды.
- Мисс. Мисс - с верхней палубы сбежал юноша в английском камзоле. Солдат. - Это пираты. Нам не стоит сопротивляться, если хотим выжить.
- Что? вы не будете драться? Да это же...
- Вступать в бой - самоубийство. Нас потопят. Мы не будем сопротивляться. Это приказ капитана - отрывисто и взволнованно говорил юноша. Да, София разделяла его страха. И то, что ранее казалось ей шуткой и забавой, сейчас приводило всех в оцепенение.
Наверху уже слышался бой и натиск с каким пираты брали в плен "Английскую розу".
- Мою "Английскую розу" - она прикусила губу до крови. Что теперь с ними будет? На ступеньках слышались шаги. Они становились все отчетливее.
- Отойдите мисс - солдат достал шпагу, готовясь защищать, если понадобиться, девушек.
Трагично, но с задачей он не справился. София мало что помнила, когда несколько пиратов оказались в каюте. Слышала глухие крики Анабель и нянечки, словно уши заткнули ватой. Чувствовала дрожь корабля, который был против такого дикого вторжения. И не могла справиться от затягивающего головокружения. Тело пропустило волну мурашек и стало слабым. За силами покинуло и сознание.

Она думала, что умерла. Была сброшена в какую-то холодную яму или просто лежала на дне морском. Но вместе с этим чувством она могла дышать. А значит пираты пощадили ее жизнь. Открыла глаза. Каюта. Она не была похожа на одну из тех, какие София обошла на "Английской розе". Это было чужое место.
- Что это за место? - она спускает ноги с кровати и садиться удобнее. - Что вам нужно от меня? - вот в голосе уже слышатся нотки протеста и храброго характера Эддингтон.

+1

6

- Ты с ума сошёл, Келлз! – вскрикнул Томас, выказывая явное неодобрение решением капитана. Они находились в трюме и осматривали уже перенесённый награбленный товар с «Английской розы». Двое мужчин были сейчас одни и могли свободно разговаривать, как старые добрые друзья. Только по этой причине Келлз позволил Томасу повысить на себя голос, иначе он бы такого вопля в свой адрес не спустил.
- Женщина на борту корабля… Одумайся, пока мы ещё не отплыли! – не останавливался старый помощник капитана.
- Не ори… - раздражённо бросил Генри в сторону старика и отвернулся от него, в глубокой задумчивости разглядывая сундуки. – Я не мог оставить её и уплыть прочь, не узнав кое-что… - он оборвал себя на полуслове и поморщившись, потёр ладонями лицо, будто желая смести с себя какое-то наваждение.
- И что же это? Что может знать эта девчушка такого, что могло бы заинтересовать пирата? Нет, даже не так… - поправился Томас и тут же перефразировал сказанное им, - Что она может знать такого, что могло заинтересовать Келлза?
Генри молчал, упрямо не желая отвечать на все эти вопросы, и Томасу ничего не оставалось кроме как обойти мужчину и заглянуть ему в глаза против его воли.
Ты понимаешь, что на борту корабля полсотни «голодных» мужиков, которые баб три месяца не видели? – наставническим тоном, но уже более спокойно спросил Томас.
- Ничего с ней не случится, я не позволю, – отмахнулся Келлз.
- И что ты планируешь делать потом? Когда узнаешь всё?
- Я высажу её где-нибудь…
- Нам нельзя к берегам Англии, - напомнил Томас.
- Я в курсе, - отозвался капитан, хмуря брови, - Каравелла держала путь на Францию, можно будет сделать небольшой крюк, когда будем плыть в Испанию, и высадить её на французских берегах.
- А до тех пор?
- Она будет при мне. И это не обсуждается… - отрезал Келлз голосом не терпящим возражений.
- Кто она?
Капитан поднял на Томаса тяжёлый и пронзительный взгляд карих глаз:
- Ещё не знаю, но я намерен это выяснить, - и решительно развернувшись на каблуках, капитан быстрым шагом направился к лестнице, ведущей из трюма в отсек для кают.
***
Он заходит в свою каюту почти неслышно, тихо прикрывая за собой дверь. Девушка неподвижно лежала на его кровати и мерно дышала, всё ещё прибывая без сознания.
Келлз подошёл к ней и снова его взгляд приковал к себе медальон на шее незнакомки. Это было так странно снова видеть его, после того как прошло столько долгих лет… Он всё ещё помнил личико той маленькой девочки, которая при виде его всегда широко улыбалась и весело смеялась, радуясь каждому его появлению. Помнил, как его отец объявил о том, что Генри должен будет жениться на дочери друзей их семьи, когда девочке исполнится шестнадцать. И как он, наследник дома Лестер, разругался с отцом в пух и прах, ибо считал это самой что ни на есть нелепостью, и не понимал, как можно планировать брак на будущее и не иметь возможности самому выбирать на ком жениться… И как спустя несколько лет, после смерти отца, потом и матери, решив наконец покинуть графство, он подарил медальон, - некогда принадлежащий его матери, - той самой девочке по имени София. Ей тогда было восемь лет…
Девушка шевельнулась и Келлз отошёл к письменному столу, усаживаясь в кресло. Её глаза медленно распахиваются и, судя по всему, несколько минут она просто пытается понять, где сейчас находится.
- Ты на моём судне «Анабель», а моё имя Келлз, - говорит ровным голосом, не спуская внимательного взгляда с девушки, - Капитан Келлз, - повторил пират и положил руки на подлокотники.
- Сразу объясню тебе всю ситуацию… - начал капитан, предупреждая поток многочисленных вопросов, - Ты пленница на этом корабле и твои передвижения должны ограничиться только этой каютой. Мои ребята не такие любезные, как я, и давно не видели женщин, поэтому это в целях твоей же безопасности. Вокруг нас море, отсюда следует, что бежать тебе некуда. Попытки к сопротивлению, а также любые внезапные выпады с твоей стороны повлекут за собой незамедлительное наказание. Поэтому мой тебе совет… - он сделал паузу на несколько секунд, рассматривая её лицо, - …не делай ничего, что может привести к плачевному исходу.

+1

7

Капитан представился. И София еще оставляла надежды, что этот человек вовсе не пират, а спас ее от тех мятежников и воров. Девушка села, не решаясь подняться на ноги. Еще слаба и не уверена, что не свалиться обратно на койку.
Капитана Келлза Элис не отважилась перебить. В своем кресле и окруженный любимых вещей, он выглядел более чем могущественным. И все меньше походил на спасителя.
- Ты пленница на этом корабле - бух. И уверенность и надежность куда-то рухнула. Казалось, что даже плечи Софии опустились еще ниже. Она начала внимательно слушать. И, конечно, думать о побеге.
В плену у пиратов... дальше мысли не шли, только один факт повторялся по кругу ,как заевшая пластинка. Что теперь ей делать? Как вернуться? Как выжить? И долго ли придется выживать?
Эддингтон еще раз взглянула на капитана, представляя что он может с ней сотворить. Перед глазами начало все кружиться, а качка усиливала этот эффект. Девушка поднесла руку к груди, хватая медальон и молясь своим королям. Спустя минуту Элис удалось сосредоточится.
- Что вы сделали с моим экипажем?! - нахмурив брови, Софи поднялась на ноги, сжимая руки в кулаки. Нет, в драку бросаться не собиралась, понимая, что на лопатки мистера пирата не уложить, но воинственный вид читался в ее жесте и взгляде. Ведь не будет горю конца, если она узнает, что ее нянечка, верная подруга и солдаты, что служили честью и правдой, погибли. Тогда ее ждет та же участь.
- Зачем вы взяли меня в плен? Это варварство! - Дорогая моя, о каким знаках приличия, вежливости и хорошем тоне может идти, когда ты разговариваешь с пиратами?
Она опустила взгляд, осматривая каюту. По словам Келлза ей придется в ней существовать до... До какой поры? Пока они не получат золото отца? Шантаж?
- Это все ради денег, да? - задает вопрос, а сама медленно подходит к тумбе, чтоб незаметно взять в руку кинжал. Прячет оружие за складками платья и так же осторожно продолжает двигаться к капитану.
Один запах и его нет. Ради себя. Ради маменьки и папеньки. Ради Англии и девушка замахивается, чтоб нанести удар со спины.

+1

8

Он смотрит на неё и не узнаёт в ней ту маленькую девочку с искрящимися весельем глазами. Это не может быть она, это не может быть София… Он окидывает её пристальным взглядом в глубокой задумчивости, пытаясь решить, понять, осознать, найти знакомые черты, жесты… Но прошло слишком много времени, как раз достаточно для того, чтобы из памяти смогли стереться дорогие сердцу воспоминания. Её вопросы, его ответы, всё так просто… Он был заведомо готов на них отвечать. На каждый из них, без утайки правды, открыто и честно, ведь он всегда говорил правду, и плевать, что пират… Это всего лишь способ существования, но не определение его сущности…
- С Вашим экипажем? – переспрашивает с долей удивления в голосе. Так значит, это её судно? Её люди и её товар? Не важно, уже не важно… - С теми, кто оказывал сопротивление, разговор был короткий. Остальные же, в основном женщины и двое моряков, были оставлены в живых. Их никто не тронул и они в целости и сохранности смогут добраться до берегов Англии. Теперь Вы должны отблагодарить меня за моё великодушие… - его правая бровь иронично приподнимается и на губах играет лукавая улыбка. Игра в кошки-мышки, он слишком умён и предусмотрителен, чтобы быть в себе уверенным, чтобы не дать себя обмануть твоему наигранно-спокойному голосу.
- Варварство? Может быть… - Келлз поднимается с кресла и склоняется над столом, наливая воду в золочёную чашу.
- Нет, - вода с журчащим звуком наполняет сосуд, пара секунд и графин ставится на место, фиксируясь в серебряном обруче прикрученном к столу. – Мне не нужны деньги, их у меня столько, что Вам и не снилось, леди… Кстати, уж коль я вам уже представился, не могли бы и Вы назвать мне Ваше имя? – он поворачивается к ней как раз в тот момент, когда рука девушки с зажатым в ней кинжалом замахивается над ним, и чаша с громким стуком падает из его руки на пол, разливая по деревянному полу каюты прозрачную жидкость. А остриё кинжала останавливается у его горла, впиваясь кончиком в кожу, разрезая ткань, пуская первые капли крови… Но Келлз слишком быстр и опытен, его рука уже перехватила руку незнакомки, и он уверенно держал её запястье в своей ладони.
- Хочешь меня убить? – незаметно для себя переходит на «ты», его брови хмуро сошлись на переносице, а в карих глазах полыхало живое пламя вскипающего гнева, - Давай же… - подначивает, приставляя кинжал в её руках опасно близко, пуская алую струйку крови по шее вниз, марая воротник белоснежной рубашки. Он не боится умереть, давно уже не боится, но испытывает её сейчас, просто из любопытства, просто потому что ему скучно… Его глаза смотрят надменно сверху вниз в голубые глаза девушки, в чьих руках сейчас оружие способное его убить. И столько в его взгляде достоинства и величия, качества доставшиеся ему от той, прошлой жизни, в которой он был графом. Медленно, не спуская глаз с её лица, он сжимает её запястье так, что ей наверняка должно было стать нестерпимо больно. Кинжал падает ненужной вещью на пол в лужу из разлитой воды…
- Скажи мне, - его рука всё ещё сжимает её запястье, но уже не так сильно. Достаточно для того, чтобы удержать. – Ты действительно думала, что можешь убить человека? – на его лице не дрогнул ни единый мускул, он с некой долей любопытства всматривался в её глаза, пытаясь понять что-то для себя… - Думаешь, это легко? Убить человека? А потом что? Что ты сделаешь с пятьюдесятью людьми из моей команды? Тоже их убьёшь? – его губы изогнулись в улыбке, - Не советую это повторять, потому что я – единственный человек на этом корабле, который способен Вас защитить. И именно поэтому Вы сейчас находитесь в моей каюте, а не в корабельном трюме в обществе моей ненасытной команды… - снова взял себя в руки, снова вспомнил об этикете, и вроде бы объяснил понятно, вроде бы всё ясно. Отпускает её руку и быстрым движением поднимает с пола кинжал, сразу же пряча его в ящик стола вместе с пистолетом, и закрывает на ключ, который прячет в кармане своего чёрного с золотой оторочкой камзола.
Берёт другую чашу и вновь наполняет её водой:
На тот случай, если Вас мучает жажда… - из кармана извлекается белоснежный платок и Келлз пропитывает им маленькую кровоточащую ранку на своей шее. – Откуда у Вас этот медальон? – поворачивается к девушке и наконец задаёт вопрос, который мучил его уже несколько часов. Он бросает взгляд в сторону золотого украшения свисающего с тонкой цепочки и несколько секунд просто смотрел на него в ожидании ответа.

+1

9

- С Вашим экипажем? - вот и начало конструктивного диалога. Кажется, пиратское судно не имело понятие на кого нападает. И София сейчас поняла, что этим вопросом выдала себя. Она могла бы оставаться просто случайной пленницей на чужом корабле. А теперь стала пленницей из королевской семьи.
- Да. Мой экипаж. И мой корабль - бойко заявила девушка, решая перенять манеру у своего собеседника. Главное поглубже скрыть страх. Запереть его в золотую клетку, в которую посадил ее отец.
– Мне не нужны деньги, их у меня столько, что Вам и не снилось, леди… Кстати, уж коль я вам уже представился, не могли бы и Вы назвать мне Ваше имя? - она не отвечает, ее внимание сосредоточено на его слабом месте - он стоит спиной к ней и вроде даже не ожидает удара в спину. Но вот капитан разворачивает и крепко хватает за тонкое запястье Элис. От неожиданности девушка оскаливается, но эта маска рушиться под страхом. Он как скала навис над ней и кажется, что двумя пальцами может переломить кость на ее запястье.
- Хочешь меня убить?
Хочешь знать ответ? Убить? Вряд ли София действительно осознавала тяжесть этой ноши. Но браво ей за решимость и за нож в руке.
- Давай же… - Келз играет с огнем, а она уже не властвует над собой. Ее рука - его рука и он заставляет ее увидеть красную кровь. Едва хватает сил у юной мисс Эддингтон, чтоб не расплакаться. Ее глаза широки от ужаса. Нет, не страх крови, а ситуации. Такая опасность играет в венах и отдает ударом в висках.
Ее брови поднимаются вверх домиком, придавая бледному личину по-истине беззащитный вид. Теперь она знала точно, что убить не смогла бы. Отнять чужую жизнь? Лучше погибнуть самой. Он даст мне быструю смерть?
– Ты действительно думала, что можешь убить человека? - стальным голосом спрашивает он, человек, над которым роем мертвые кружат.
И в жилах стынет кровь от дальнейших слов капитана. Девушка не двигается, дрожит, а на языке так противно защемило, будто после километрового марафона. Оцепенела.
- Хватит. Хватит. Хватит. - кричит на него, боясь всего этого окружение. И стало казаться, что за дверью ее ждут не люди, а звери, голодно дыша и подглядывая в замочную скважину.
Она кусает губы так сильно и поднимает глаза наверх, чтоб не заплакать. Нет, не перед этим человеком, которые подарил ей заточение и ни одного ответа. Только вопросы, вопросы. Сотни, тысячи. Страх неизвестности... это хуже смерти.
Мужчина подает ее кружку с водой, Элис принимает и смотрит на отражение в чашке. Заметно по жидкости, как неровно прыгает на волнах корабль. Вверх, вниз. Эддингтон снова смотрит на пирата и с хмурым выражением лица демонстративно выливает жидкость под ноги. А ведь пить и правда хотелось, но кто-то был горделив и запуган, чтоб сделать глоток пиратского пойла.
– Откуда у Вас этот медальон?
- Что? - неожиданный вопрос застал ее врасплох. И его голос не был похож на то, что он решил забрать медальон. Любопытство? София сжимает медальон в кулачок у себя на шее, пряча подарок, который стал ей талисманом.
- А тебе зачем? - агрессия в голосе, как защитная реакция. - Это мой подарок. Я с ним не расстаюсь десять лет - с той самой даты, как ей вручил эту драгоценность Генри. Славный парень, с которым маленькая Софи любила проводить время. Им пророчили разделить радость и печали вместе. И Эддингтон по своему любила его. Как любят дети? Крепко-крепко обнимают, стискивают объятия, что дышать сложно и не отпускают несколько минут.
- И если вздумал его забрать, я лучше съем его, чем отдам такому как ты! - и в знак серьезности намерений засовывает медальон в рот. А ведь проглотит в самом деле.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Увы, по решенью коварных небес отмечен я жребием черным...