В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Месть сестры порой не к месту


Месть сестры порой не к месту

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Emma Roze, Tony Morgan, Stella Roze
Место: квартира Тони -> полицейский участок
Погодные условия: холод, дождь, сильный ветер
О флештайме:
Из дневника Эммы: Это было 20 ноября. Мы спокойно пили чай, когда вдруг в квартиру позвонили. За дверью стояли полицейские. И они хотели арестовать Тони...

+3

2

внешний вид + с огромным животом

http://cs323819.userapi.com/v323819583/3cfe/QCPXtdc6Z-Q.jpg

Этот день должен был изначально показаться мне странным. Малыши пинались больше обычного, а ноги, казалось, отекли намного меньше. Никто из соседей не будил страшными криками и воплями кофемашины. Тони согласился выпить чай, а не кофе. И это с утра! Нет, все-таки этот день катастрофически странен.
...Я с улыбкой разливала чай по кружкам, стараясь не обращать внимания на игры детей в животе. Они вообще у меня очень активные, а когда срок такой большой, то удивляться не приходится. Может, скоро придется рожать? Ох нет, ведь все еще жутко страшно!
-Хорошее утро, не правда ли, милый? - мы сидели и обсуждали дела насущные, как то - стоит ли покупать игрушки для маленьких сейчас или же после рождения? Вроде бы простая тема, а столько споров! Третья кружка уж в ход пошла. Но мы улыбались. Потому что все это было в радость.
Пока... в дверь не позвонили. В очередной раз. Когда я забеременела, я стала ненавидеть гостей. Особенно таких нетерпеливых, как эти. Они приходили в любое время суток, требовали еды и выпить, что так лень было это все выполнять! Ну вот что, что этим понадобилось так рано, когда все нормальные люди работают или еще только собираются на работу? Это невыносимо, ну! Со вздохом разочарования в этом мире я отправилась открывать дверь.
На меня вылупились четыре удивленных глаза в фуражках или как они там называются. Люди в форме. Полиция. Ах, что случилось?
-Мис...сис, - заикаясь от непонимания моего социального статуса, начал тот, что помоложе, -Здесь проживает мистер Тони Морган?
Вот тут уже пора было бы пугаться. Но нет! Сие нам только снится! Я тут же приняла воинственную позу и, выпятив вперед живот, уточнила:
-Допустим, а что?
В ответ же речи пошли отнюдь не добрые и ласковые. Меня почти отпихнул в сторону старший и пошел рыскать мужчину по комнатам, в то время как я опять напала. На того же младшего:
-Собственно, а что тут происходит?
А что я такого спросила? Зачем так грозно смотреть? Я боюсь. Нет, не убивайте, ааааа! А? Что? Показалось? Ну ладно.
-Тони Морган обвиняется по нескольким статья, и ему придется проехать с нами в полицейский участок, дабы разобраться в подробностях дела.
Господи, он может выражаться понятно и логично? Как так? Куда кто кого обвиняет? За что?
-Ордер на арест присутствует, вот, можете ознакомиться, - на это я лишь машинально кивнула, доверяя нашим органам охраны...только чего? Справедливости, мира и спокойствия? Или наоборот?
-Могу я...с вами? - дрожащим голосом задала вопрос я. Все же лучше разобраться на месте, чем сейчас драться с ветряной мельницей. Молча смотрю, как старший приводит Тони. Он уже в наручниках. А в глазах - немой вопрос. Ну или не немой, если быть точнее, -Сожалею, мис...сис, мы... - нет, этот малый явно не понимает, на кого напал!
...Уже через пять минут мне услужливо подали ручку, чтобы я смогла угнездиться в полицейский автомобиль. Наспех причесанные волосы вновь растрепались, как и все мысли в голове. Что же все-таки случилось?

+2

3

внешний вид

http://s017.radikal.ru/i418/1211/ab/ea8b737f7a19.jpg

Утро двадцатого ноября не был похож на остальные, например Тони согласился выпить на завтрак чай, вместо любимого кофе, что уже само по себе было странностью, чай он никак не признавал, ну если только с лимоном. За столом Морган с Роуз обсуждали небольшие планы на будущее снова улыбки, снова поцелуи, снова разговоры про игрушки для малышей, и про их совместную жизнь. Вопрос о свадьбе так и не поднимался, хотя давно бы уже пора этим делом заняться, ведь травматолог и так опоздал с предложением руки, сердца и своей жизни почти на восемь месяцев.
Звонок в дверь…Эмма пошла открывать, это вошло у нее в привычку. Тони было абсолютно все равно, ведь уже не боялся, что на его пороге окажется Адель, та уехала, да и теперь его не интересовали другие женщины, потому что у него была невеста. Он мечтал о времени, когда родятся малыши, когда у Эммы излечатся родовые раны, и она будет в состоянии заниматься сексом, желание было у обоих, но он так и не посмел к ней притронуться.
И так, этот звонок в дверь, кажется перечеркнул весь этот день. на кухню прошлись люди в форме, проще сказать полицейские и предъявили ему ордер на арест.
- В связи с чем меня хотят арестовать? – спросил Тони, глядя на документ и ничего не понимая из написанного. – В чем меня обвиняют?
Один из полицейских сверкнул глазами полных ненависти, это был тот, что постарше.
- Изнасилование и побои, - коротко ответил блюститель порядка.
От этого челюсть Моргана возможно уже упала и закатилась под стол, он перечитал еще раз ордер и удостоверившись, что это не шутки и вовсе не розыгрыш, встал. Тони искренне не понимал, ведь вроде Эмма не писала на него никакого заявления в полицию, да и вообще травматолог уже давно вел себя очень смирно, даже после посиделок с друзьями. Роуз не разрешала ему пить больше одного стакана виски, и он послушно отказывался от продолжения банкета, так как знал, что пьяный он дурак и может снова наломать дров.
Вот и все на его запястья надели наручники, Морган даже не возмущался и не пытался сбежать, смысла в агрессии не было. Тони проводили к выходу из квартиры, он посмотрел на Эмму и только взглядом спросил, она ли это сделала. Было не совсем логично, парень исправился, вел себя все это время нормально, признаков агрессии не было, он даже не тронул девушку пальцем, хоть и спал с ней в одной постели и даже предложение сделал.
«Почему меня обвиняют? Я ничего такого не сделал. Все было в прошлом, она же меня простила».
В машине было темно и прохладно, а ему даже времени не дали одеть куртку, а на улице не май. Но это пустяки с тем, что его в наручниках вывели из подъезда и усадили в полицейскую машину. Тони слышал голос Эммы, и ему стало легче.
«Она поехала со мной. Она разделит со мной этот ужас. Нет, зря она, ей нельзя волноваться».
И они уже ехали выяснять какие причины для его ареста, если главная пострадавшая Роуз не писала заявлений, и вообще готова стать его женой. Тогда что произошло, и кто написал заяву?

+2

4

Я нервно дернула на руке часы, увидев, с каким любопытством нас осматривают бабульки у подъезда. Одобрительно так. А-ля "ну неужели этот кобелюга попался, спасли бедную девочку, ох уж ирод где". Жалко было. Теперь дети, играя в песочнице, станут жертвами этих гарпий. Обидно. Еще раз дернула часы, да так, что они чуть не сломались. Села в полицейский автомобиль и поежилась от холода. Никто и внимания не обратил. Стыдно, господа!
...Все время этой жуткой поездки я молчала, уставившись в окно. Полицейские переговаривались между собой тихонечко, а Тони...эх...невозможно было понять по его непроницаемому лицу, о чем он думал. Наверное, в глубине души мечтал о топоре или ружье? Кто знает, кто знает. Хорошо хоть, ехали не очень долго и через каких-то двадцать минут уже были на месте.
Странная картина предстала перед людьми, проходящими мимо. Вверх по лестнице гордо вышагивал старший, ведя за собой Тони в наручниках. Окрутили раньше меня, вот же ж где...копы. За ними шел еще один полицейский, вообще не поддающийся никакому описанию, но был с таким грозным выражением лица, будто до дрожи в коленках боялся, что "преступник" сбежит. Лучше б педафилов ловили, честное слово. Мне по-прежнему было непонятно, что же такого натворил мой благоверный. Что детям рассказывать, короче говоря?.. Сзади шла я, довольно заботливо удерживаемая под локоток младшим. Эх, видел бы он, как сейчас выглядит мое пузо без накидки - умер бы от страха. Пятки и малюсенькие ручонки - все это утыкается в живот, пытаясь оттянуть от него кожу как можно дальше. Ощущения не из приятных. Мальчикам снова не угодила активность их мамы.
В самом здании наши пути разошлись, ибо Тони куда-то увели, а я, по-прежнему вверенная младшему полицейскому, осталась в большой комнате, напоминающей офис, где ходило множество таких же полицейских, с интересом поглядывающих на молодую беременную даму. Небось, думают, что я могла эдакого натворить? Как мило. Истинные люди. Гадо-человеки. Обиженно зыркнув на парочку таких любопытных, повернулась и спросила у своего "недонадзирателя".
-Могу я узнать, в чем обвиняется мой жених?
В ответ пошли отговорки типа "да ну что вы, мисс, все нормально, небольшая проверка и т.д." . Знаете, а это искренне и не по-детски начинает злить. Хотя, похоже, у них вообще был свой план на меня.
-Могу я задать вам пару вопросов, для начала полные имя и фамилия, пожалуйста?
А как же чай-кофе-потанцуем? Ну или хотя бы вот вам пончики, вот стульчик, присядьте, вам нельзя волноваться? Молча плюхаюсь на ближайшее кресло, широко расставив ноги и сложив сверху живот, морщусь, тем самым останавливая все возможные возражения.
-Эмма Роуз.
Что вижу я в глазах твоих, о любезный полицейский? Страх, испуг, гнев, удивление, радость? Что хочешь ты сказать мне этим веселым подергиванием левого глаза? Поведай же, о коп, историю свою.
Но...но мисс...так Вы же...потерпевшая. Вы нам нужны для дачи показаний, ох!
Пришла моя очередь перемигаться от удивления глазами, как рождественская гирлянда. А заодно еще и чуть не подавиться пончиком, который любезно предоставил мне добрый дядя (попробовал бы только отказаться!). Но как же это? Что они узнали о нашей жизни? И почему в обход меня? Ничего не понимаю.
-Послушайте, я не знаю, что тут происходит. Честно. Не могу осознать, почему я потерпевшая, а мой жених - преступник. Ведь я никаких заявлений не писала. Так в чем дело?
А в ответ пугающая тишина. И Тони все не возвращается из той комнатки. Боже. Мне начинает это казаться очередным ночным кошмаром.

+2

5

Жутко было находится в полицейской машине с наручниками на запястьях, да и вобще было страшно…страшно было от той мысли, что если они докажут, и если Эмма подтвердит то заявление, и что да, Тони изнасиловал ее, и бил, то уж простите, ему светит такой немаленький срок.
«Я заслужил! Заслужил, но я хотел шанс исправится».
Снова ушел в себя, снова думал, а что было бы если…но все было настолько сложно и настолько невыносимо, сожалеть об ошибках, но именно они подвели его под такое дело, что за ним приехали полицейские и арестовали. Морган снова заставил волноваться Эмму, ну сколько можно уже? Почему нельзя никак судьбе оставить эту пару в покое, без проблем, хотя бы на месяц, или хотя бы до рождения детей. Сидел чернее тучи, смотрел себе под ноги, и просто отключил мозг, чтобы не думать, потому что если он опять начнет думать, то сойдет с ума. Повеселился парень, а теперь платить будет.
«Она же могла мне сказать, что подает заявление, могла просто объяснить, что не может меня простить пока я не получу справедливое наказание за свои действия. Зачем она согласилась выйти за меня? я ничего не понимаю, я запутался».
Когда машина остановилась возле участка, полицейские проводили парня в какую-то тесную комнату, усадив за стол, но наручники так и не сняли. Оставили одного, парень долго осматривал комнатушку, и уже начал придумывать слова, которые он будет говорить, чтобы защитить себя. Тони даже с Эммой поговорить не дали, ему надо было знать, она ли написала заявление или не она.
Вошел один мужчина в костюме, положил на стол свой жетон, пистолет, и сел на край стола, прикуривая сигарету, травя душу травматологу. Голубые глаза врача смотрели на вошедшего, а руки тряслись от адреналина и некого страха.
- Тони Морган. – начал он хрипловатым голосом, сбрасывая пепел в пепельницу, которая уже стояла на столе, и была наполовину наполнена окурками. – На вас поступила жалоба, шучу, хуже, заявление, о том, что вы совершали насильственные действия против Эммы Роуз. И вы понимаете, что это совсем не шутки. Домашнее насилие не приветствуется. – еще несколько затягов сделал мужчина, и потушил свою сигарету, пристально глядя в лицо травматолога. – это тянет от десяти до двенадцати лет лишения свободы.
Тони лишь молчал, потому что ничего другого ему не оставалось, ему становилось с каждой минутой все страшнее и страшнее, прекрасно осознавая, что это вовсе не его махинации с морфием, это хотя бы было от года до трех. Молчал, лучше молчать и просить свидания с Эммой, она должна ему объяснить, ну хотя бы совесть на это у нее позволит.
«Не понимаю ничего, ничего не понимаю».
- Простите, со мной ехала девушка, я могу попросить, чтобы мне разрешили с ней увидится минут на пять? – жалобным голосом спросил Морган.
Полицейский кивнул, и вышел, а вместо него пришли два здоровых мужика в форме, и взяв его под руки, сопроводили до кабинета следователя, где сидела Эмма с удивленным лицом, следователь же покинул кабинет, закрыв его предварительно на ключ, снаружи, и сказал, что у них десять минут. Тони подбежал к девушке и насколько позволяло расстояние между наручниками взял ее лицо в ладони, смотря в глаза.
- Эмми, скажи, это ты написала? Это ты? – потом уже перешел на шепот. – Никто же не знал… в курсе наверное, что меня обвиняют в изнасиловании и избиении Эммы Роуз, а вроде она это ты.
Тут конечно Морган сломал мозг, и ему уже требовался гипс.

+1

6

Спустя минут десять отворилась дверь, пропуская внутрь Тони. Всех из комнаты выпроводили, и остались мы вдвоем с одним большим немым вопросом в воздухе. Мой мужчина подлетел ко мне и как-то не очень аккуратно схватил лицо в свои руки, заглядывая в глаза. Я же испуганно смотрела куда-то мимо, словно насквозь, в стенку. Задумчиво жуя пончик. И отвлеклась только лишь на его голос:
- Эмми, скажи, это ты написала? Это ты? Никто же не знал… в курсе наверное, что меня обвиняют в изнасиловании и избиении Эммы Роуз, а вроде она это ты.
Стоп-стоп-стоп. Избиение и изнасилование? Но...ведь...об этом почти никто не знал. Я рассказала маме и крестной, которая живет за тридевять земель. И сгоряча еще выдала тираду Стелз. Ясно, что виноват кто-то из них. В себе я была уверена. Вроде. Если только не лунатила... Аааа, еще раз стоп. Вот как значит, милый? Ты...подозреваешь меня. Ну хорошо. Я тебе отвечу. Но сначала я и мои сорок слонов станцуем танец живота с примесью гопака на твоем сердце. В ответ нахмурилась и буркнула:
-Не я, - освободившись из его полууобъятий, полуклещей, я встала и прошлась по кабинету, скрестив руки на груди. В голове происходило отсеивание подозреваемых, -У меня сейчас спросили имя и фамилию, а потом почему-то от ужаса охнули, обрадовались и сказали, что я - их искомая потерпевшая. И им нужны от меня какие-то показания. Я даже не знала, за что тебя забрали, пока ты не сказал, - методичные расхаживания, тьфу ты, переваливания по коридору начали раздражать не только меня. За дверью начались какие-то переговоры. Пора было уже что-то надумать. В голове осталось две подозреваемых. Мама за меня могла растерзать кого угодно, а Стелз...ей бы понравилась возможность отомстить Тони, -И если честно, то я в шоке, что ты первым делом додумался обвинить меня. В своей голове, а не вслух, хотя бы за это спасибо, - голос такой же, как и всегда, громкий и почти оптимистичный. Даже не слышно, как дрожит. А все потому, что до сих пор не верю во все это. В душе заела дурацкое "оппа гангам стайл, оэээ, секси лееееди, оп-оп-оп"... Дайте сдохнуть, а? Сейчас начну орать на весь кабинет эту дебильную песню! Зато хоть от проблем отвлекает.
Наконец, я подошла к Тони и, обняв его за шею, прижалась лбом к его горячей щеке. Вздохнула и замерла на секунду. Кажется, господа знатоки, я знаю ответ, крутите барабан, подарки в студию!
-Мне страшно...
Ой блин. Копы вошли. Я же не это просила!! Они уже вновь пытаются увести Тони, а он в ответ пробует их уговорить остаться со мной. В самом деле, а вдруг рожу? Тони-таки оставили в кабинете под присмотром аж четверых полицейских, одним из которых являлся уже полюбившийся моему капризному организму младшенький. Им же можно было манипулировать, а это главное? Смущенно улыбнувшись, кладу недоеденный пончик ему в ладошку. Акт доверия, понимаешь ли. Пусть так думает, а пока я и мои тридцать девять слонов станцуем, ибо сороковой, зараза, сдох от голода.
-Скажите, пожалуйста, офицер, - ослепительно улыбаюсь, подкрепляя результат. Ну и что, что пузо на носу да жених кипит от гнева? Я же на благое дело тут корячусь! -А прежде чем от меня что-либо потребуется, не могли бы Вы дать мне минутку, чтобы я позвонила своей сестре? Голова дырявая, совершенно забыла выключить духовку с пирожками! Ну, понимаете, с вареньем, а ведь они очень нежные, прямо тают во рту... Что? Можно? Спасииибо, не забуду Вас никогда, - я встала и пошла в коридор, уже на выходе смачно чмокнув воздух, адресуя это скорее в поддержку Тони, нежели в благодарность кому-либо. Достаю телефон и набираю номер.
-Аллоуу, у аппарата? Систа, это ты? Приезжай в полицейский участок, я, кажется, от страха сейчас описаюсь!

Отредактировано Emma Roze (2012-11-22 00:49:48)

+2

7

От его слов она наморщила носик, и погрустнела еще больше, и Тони понял, что совершил типичную ошибку, из набора своих ошибок, после он виновато замолчал выслушивая Эмму и пытаясь ее понять.
- Девочка, моя, я не подозреваю, не обвиняю, - шепотом продолжил Морган. – Я просто пытаюсь понять, как это вообще вышло. Мне это очень интересно. Хотя даже если бы это была и ты я бы принял это, ведь виноват я, и меня не без причины все же арестовали, - он поцеловал ее, в висок, когда она нагулялась по кабинету, и через пару минут была у него в объятиях. – странно, это очень странно. Тогда это чудеса. Не бойся, все будет хорошо, любимая моя Эмми.
Бедные полицейские, они наверное в шоке, от этого всего, некая Эмма Роуз написала заявление на домашнее насилие, и они все такие правильные отправились арестовывать преступника. Все вроде хорошо начинается, но это только с виду, потом оказывается, что девушка, приехавшая с этим преступником, оказалась той самой мисс Эммой Роуз, так еще и критически беременной. Вроде парадокс, а вроде это не так и странно, бывает такое, но чтобы оказаться в такой ситуации…сложновато для мозга, ибо он начинает кипеть, в данном случае уже вытек наружу.
Вошли все любимые блюстители порядка, и хотели увезти Моргана, но тот посмотрел на своего следователя.
- Разрешите мне остаться с ней, она на последних сроках, вы же не хотите, чтобы она тут от страха родила, - сказал Тони, и с большим уламыванием его все же оставили, но под присмотром четырех полицейских. – Мистер, сэр, вы думаете, я сбегу и устрою тут дебош?
Но по виду полицейских, Тони лучше бы надо было помолчать, ибо первая  статья по которой его обвиняют, была не очень хорошей, и тем более чуть ли не закидывали камнями за такое. Это похуже морфина будет, намного хуже. Но если он на это пошел, то уже можно было ставить на нем крест, его неуправляемый гнев, вспышки насилия, и помутнение разума в ситуации злости. Теперь он очень сожалел, что еще с самого первого раза и самого и самой первой своей жертвы, он не обратился к психологу, теперь же придется часть жизни, с десяток лет провести в тюрьме.
Эмме удалось выпросить минутку поговорить по телефону, и ушла в коридор, а Морган с опущенной головой сидел и пялился в пол. Ему что-то говорили, но он не слушал, да и какое тут слушать, когда в мозгах вся эта ситуация не укладывается, да и не уложится.
«Как это может быть? Эмма не писала заявление ни в первый ни во второй раз, но заявление от имени Эммы Роуз есть. Парадокс, чистой воды парадокс, я еще на работу опоздал, опять меня будут ругать, опять придется меняться сменами, и ночь проводить в госпитале».
Эмми вернулась, Тони смотрел на нее и ободряюще улыбнулся, чтобы снова опустить голову, смотреть в пол и думать уже о том, как прикрывать свою задницу в тюрьме, переламывая зекам кости, без права их правления, нет вправить можно будет, но только хирургическим путем, а тут Тони, упс, он не хирург он обычный травматолог.

+1

8

От третьего октября 2012 года. Среда.

Еще вчера Стелла узнала о том, что в ее отсутствие Эмма подвергалась насилию и избиениям. И это в ее положении! Не принять это во внимание было бы очень сложно. И какая бы она была сестра, если бы не захотела разобраться с обидчиком? Вот и блондинка не намерена была оставлять это без внимания.
Она уже все обдумала и твердо решила засадить этого подлеца за решетку. У нее было время переспать с этой мыслью и все тщательно обдумать. Были и плюсы (а точнее один здоровенный плюсище - преступник получит по заслугам), но были и минусы. Эмма наверняка все еще любит его и, зная ее характер, скорее всего будет отговаривать писать заявление. А значит, если Стеллс пойдет в обход сестры, то рано или поздно, когда Эм узнает,- она будет злиться. Если не хуже. Но это терпимые последствия, девушка была готова к ним.
Она уже подъезжала к полицейскому участку полная решимости. Это оказалась достаточно длительная процедура. Ее трижды допросили разные следователи, а потом еще отвели на дознание, чтобы все в точности записать с ее слов и прикрепить показания к делу. Все это заняло около четырех или пяти часов.
Как ни странно, это дело вызвало большой резонанс в участке. Каждый, кто слышал эту историю переставал быть хладнокровным копом, начинал эмоционально обсуждать, жалеть девочку и поливать грязью насильника. Жестокость к беременным была редкостью и ужасным аморальным поведением. Каждый хотел наказать обидчика по всей строгости. Многие подсказывали, как стоит поступить дальше, чтобы наверняка засудить его.
- К сожалению, на данном этапе мы не можем открыть дело и задержать его - вздохнул старший следователь и развел руками - У нас просто отсутствуют какие-либо подтверждения. Но это не значит, что дело останется без внимания, не переживайте. Постарайтесь найти свидетелей? Может, кто-то видел ее с побоями?
Щелк! Огоньки засверкали в глазах. Эмма ходила на работу. Нужно привести кого-то из персонала, кто может подтвердить. Переговорив с ним еще немного, у девушки образовался четкий план по сбору информации.

От девятого ноября 2012 года. Пятница.

Все оказалось намного сложнее и дольше, чем Роуз могла представлять. Дело множество раз проходило по всем инстанциям, девушку два раза вызывали в участок и ей приходилось снова и снова подтверждать свои показания, пересказывая их разным людям. К следствию уже были прикреплены показания двух медсестер, которые видели Эмму с синяками на лице. Так же там уютно расположились свидетельствования соседей, которые утверждали, что сначала они слышали крики, а затем видели в окно, как полуголая Эмма выбегала из квартиры Тони и усаживалась в такси.
Всего этого уже было достаточно для ареста. Но следователи почему-то не спешили.
- Почему все так долго? Он гуляет на свободе и, быть может, уже снова кого-то изнасиловал!
- У нас пока нет доказательств по поводу изнасилования в 2010 году. А без этого срок могут скостить. Особенно если она будет его защищать. А вы сами говорите, что такое возможно. Не думайте, что мы тянем время. Мы ищем весомые аргументы, чтобы у нас не выбили почву из-под ног освидетельствованиями потерпевшей. Нужен набор фактов, которые могут существовать отдельно от показаний госпожи Эммы Роуз.
Следователь было достаточно убедителен и Стеллс полностью доверила ему это дело.
- Давайте так: если мы ничего не сможем больше накопать... Установим срок? До девятнадцатого нет новых улик - двадцатого арестуем его по имеющимся фактам. Идет?
А вот это уже было хорошо. Ведь ждать два месяца, быть в постоянном напряжении и стрессе - ну, это очень тяжело. И знать дату вершения правосудия все таки очень приятно.
- Идет.

От двадцатого ноября 2012 года. Вторник.

Внешний вид

Без очков
http://s2.uploads.ru/t/kdMBQ.jpg

Еще с вечера прошлого дня девушка не находила себе места и была взвинчена. Снова и снова думала, правильно ли она поступила, что сделала все в тайне от сестры... Но назад дороги не было и оставалось только лечь по-раньше и набраться сил.
Снова суд.. Снова эта нервотрепка... Как же Роуз от нее устала, черт возьми! Она еще не до конца отошла от развода. Но все это стоило того. Да, именно так решительно была настроена Стеллс.
С самого утра она ожидала звонка следователя. Выпила уже две кружки кофе, но еда в горло не лезла. Было страшно. Ведь не каждый день она собственноручно сажает за решетку бывших парней своей сестры! Единственное, что придавало ей сил, так это то, что он реально это заслужил. Собственно, именно эта мысль и заставляла ее спокойно смотреть в глаза Эмме, на самом деле скрывая от нее страшную тайну.
Раздался звонок и в трубке послышался знакомый мужской голос. Тони уже был в участке и теперь вызывали ее. Она была уже полностью готова, и, накинув шубку, вышла из дома.
И снова звонок.
-Аллоуу, у аппарата? Систа, это ты? Приезжай в полицейский участок, я, кажется, от страха сейчас описаюсь!
На секунду ее сердце замерло. Эмма тоже была там. - ТВОЮ МАТЬ!
- Какого черта ты там делаешь?? - резко вывернув руль своей машины, она рванула с парковки.- Я скоро буду.
Она отключилась и бросила свой телефон на соседнее сиденье. Правда, от той силы, с которой она это сделала, телефон отскочил от кресла и упал в ноги.
- Снова она лезет куда не надо! Это все усложняет...

Отредактировано Stella Roze (2012-11-25 10:09:11)

+2

9

В трубке послышался адски недовольный голос сестры. Вот тоже вопрос - звоню недовольная - в ответ бубубу, звоню счастливая - в ответ бубубу, звоню наигранно оптимистичная - и снова бубубу. Загадка тысячелетия - когда Стелла Роуз говорит что-нибудь иное в ответ, кроме того самого бубубу?
- Какого черта ты там делаешь?? Я скоро буду.
Ну и, если мои догадки верны, ее шок можно понять. Хотя стоп. Кого я только что в мыслях вместе с моими верными друзьями-слонами втаптывала в землю? Сестренку. Сейчас осознать мотивы ее поступка было нереально, но если подумать... что мне обычно несвойственно... так вот, если подумать, то можно найти в голове мысль, что она это сделала ради меня, обиженной маленькой Эми. Которая сама мстить, конечно, способна, но не тем, кого любит или любила.
Со всем этим переплетом идей в голове я и вернулась в кабинет, где царила довольно угнетающая атмосфера. Здесь явно не хватало пива, покера и милых посиделок в компании...ну уж явно не меня с Тони. Сей праздник жизни был точно задуман не для нас. Присела в кресло, вновь согнав чересчур доброго дядьку. Неприятная волна боли скрутила мою поясницу, а ноги инстинктивно сжались. Я же не рожаю, нет? Беспомощно обведя взглядом все помещение, поняла, что тут производить на свет моих мальчиков было бы в крайней степени неприлично. И решила потерпеть. Поджала губы и состроила рожу кирпичом. На все вопросы следователя кивала или мотала головой, часто невпопад, но ничего особенного ему вроде не выдала. Пончиков больше не было, смысл жизни потерян, а на глаза наворачиваются слезы. Да как они вообще могли, так испортить день? Я планировала опять в задумчивости просидеть над уже установленной кроваткой, поглаживая холодный кусочек этого дерева... и думая о том, что совсем скоро прямо вот тут, внутри, будет один из моих малышей. А в другой кроватке - второй. Они будут лупать глазками и издавать какие-нибудь звуки, а то и вовсе пускать слюни. И я буду умиляться, пока Тони на работе. Высушенная, не спавшая столько времени, убитая еще и беготней по хозяйству... буду все равно стоять и умиляться, какие чудесные растут детки.
Не знаю, сколько мы так просидели, думая каждый о своем. Пока на пороге не появилась Стелла, сама красота и холеность, сама шикарность и...месть. Богиня мести. В любой бы другой альтернативе она бы пришла совершенно в другом облике, но сейчас... Я молча смерила ее любопытным взором. От напускного оптимизма уже мало что осталось, но сохранить последние крупинки нужно было обязательно. Любой ценой.
-Стелла... - задумчиво протянула я, пробуя имя на вкус. Никогда не замечала, что оно тянется, как орбит, когда пытаешься надуть жвачный пузырь, как в рекламе. Тянется, тянется, тянется, а потом хоп! И лопается. Оглушая этим звуком всех вокруг, -Стелла, почему ты написала заявление в полицию на Тони?
Наверное, именно на этой фразе лопнула искуственно созданная тишина. Заходили люди, полицейские загомонили между собой, Тони тоже пытался какие-то действия осуществить. Ну а я молчала. Наивно ожидая вразумительного ответа. И ведь так хотелось ошибиться, подумать на кого угодно, но нет... Она с улыбкой смотрела мне в глаза, впервые отвечая признанием на признание в сестринской любви, а сама... Поступила так. Не посоветовавшись. И это было самое обидное, пожалуй.

+2

10

В кабинете, после того, как к нему пристегнули четырех полицейских в охрану, словно он взорвал белый дом, расстрелял семьдесят человек, и еще двадцать измучил, снимая кожу, одним словом был извергом, преступником номер один двадцать первого века. Печаль, трагедия и ужас. Да, он виноват, да он не отрекается от этого, да, готов принять вину, и отсидеть положенный срок, но тем не менее, если заявление написала не Эмма, тогда было удивительно, что вообще произошло, и кто подал. Тем более ему стало совестно, что он подумал на свою невесту, которая сейчас сидела в кресле, возможно рядом, может и нет, но Тони не чувствовал взгляда на себе, да и какое тут.
«Мечтали о спокойной жизни, хотели после моей работы заняться сборкой кроваток для малышей. Слегка не получилось».
Разные мысли лезли в голову, но ничего путного и по теме, лишь воспоминания из прошлого, что он вел себя не подобающе, что с детства был непутевым сыном, был хамом, и аморальным типом. А теперь возмездие пришло. Обидно было, что это была не Эмма, кто-то капнул, кто знал про их отношения и их жизнь, вот только кто?
«Интересно, а если бы мы не встретились возле того фонтана, какая была бы у нас жизнь? С кем бы мы были? Я бы сделал предложение? Я бы стал отцом?».
Морган продолжал сверлить дырку в полу, хотя никакой дырки не было, но его немигающий взгляд смотрел под ноги. Он не думал про тюрьму, ибо она давно о нем плачет, давно, еще до Эммы, ну и Роуз, как финальная точка, этих буйств глупой молодости. Так бы наверное и был бы гул в ушах, если бы не одно маленькое но…
Хотя это не было маленькое но, но так же и не было большим, это просто была…Стелла, вошедшая в кабинет, вся такая…такая…стервозная. Да, от нее несло абсолютной стервозностью, Тони сжал кулаки, потому что до него медленно, но очень верно доходила тоненькая мысль…ведь если это сделала не Эмма, а единственная в курсе всех не очень благоприятных моментах из жизни маленькой Роуз знала только ее сестра, то сложное становится элементарно простым. Если Морган оказался прав в своих умозаключениях, то однозначно…Стелла и есть виновница происходящего.
Вопрос Эммы, адресованный своей старшей сестре, и Тони пока еще молча смотревший на блондинку. Были ли действительно веские причины, чтобы так делать? Месть? Наказание? Или один из способов защитить свою сестру?
- Это, я так понимаю, из-за мести, да? – спросил травматолог, сверля уже блондинку своими голубыми глазами.

+2

11

Войдя в участок она двигалась уже по изученному маршруту. Прямиком к старшему следователю.
- Здравствуйте. Эмма тоже здесь?? - с порога задала самый главный вопрос.
Ее не должно быть здесь. Нельзя ей волноваться! А сейчас, мало того, что она переживает за Тони, так еще и захочет убить собственную сестру. Мда... Все обернулось как нельзя хуже. Но отступать было поздно, да и некуда. Тони уже сидел в наручниках, а заявление на него облетело все высшие суды города (не без помощи все того же ответственного следователя).
- А, Стелла, вы уже здесь? Вам прямо не терпится расквитаться с обвиняемым - он усмехнулся, но почувствовал напряжение девушки - Да.. Эмма Роуз тоже здесь. Они были вместе в квартире, и она настояла поехать с нами. А по закону я не мог ей отказать. Ну и тем более, она потерпевшая. Ее все равно пришлось бы вызвать.
Стелла лишь тяжело вздохнула и отправилась на встречу судьбе. В камеру ее проводил какой-то парень, при этом перечислил что она не должна делать: провоцировать подозреваемого, оскорблять, драться, кусаться и все в этом духе. Молодец, мальчик, свои обязанности знает, но Стелле стало смешно. Скорее от нервов, наверное.
Она оказалась на пороге комнаты, где находились Эми и Тони.
-Стелла...- как много в этом слове странных эмоций. Обычно Стеллс могла с легкостью распознать настрой сестры, но сейчас... Она не набросилась на нее с воплями "за что ты так с нами", или "как ты могла", либо что-то в этом роде. Может, она все-таки поняла наконец, что это все для ее же блага?? Хотелось верить.
-Стелла, почему ты написала заявление в полицию на Тони?
Пффф. Стеллс закатила глаза.
- Потому что он чудовище! - так, стоп. Девушка вспомнила все наставления молоденького лейтенантика (или кем он там был? Какая разница?) и решила оставить подобные комментарии при себе. Меньше всего ей хотелось разделить вместе с Тони место за решеткой. - Ты думала, что я пропущу эту информацию мимо ушей? Ты меня хорошо знаешь, и если хотела избежать таких последствий, могла бы мне и не рассказывать - снова она говорила вовсе не то, о чем думала и что хотела сказать. Не следовало обвинять Эмму в том, что она поделилась такой тайной. Ведь для нее это было намного серьезнее, чем для кого-либо.
- Я не то хотела сказать.. Я рада, что ты поделилась со мной.. Но я не могла этого так оставить. Он должен быть наказан! Если однажды поднял руку на тебя, ты уверена, что он не ударит потом твоих детей?? - она говорила абсолютно искренне и надеялась, что Эми поймет это. Хотя бы в глубине души. Не обязательно признавать этого вслух.
Блондинку не смущало присутствие ни Тони, ни четырех охранников. Она говорила с сестрой, словно они находились одни. Но мужской голос прервал их "задушевный" разговор.
- Это, я так понимаю, из-за мести, да?
Кажется, блондинка почувствовала, как на кончике языка образовывается яд, как у змеи. Глядя на Тони пришла в бешенство. Но, снова припомнив наставления в коридоре, оставила все колкие фразочки на другой случай.
- Нет, это не месть. Это акт правосудия. Не важно от чьей руки ты сядешь за решетку - важно то, что ты понесешь заслуженное наказание.

+1

12

Странный взгляд в ответ. Почти полный то ли сожаление, то ли торжествования. Стелла, я все понимаю, больше, чем ты даже думаешь. Твоя сестра не такая маленькая дурочка, как была. За все то время, что пришлось быть одной... малышка Эми изменилась. И не знаю, в какую сторону. Это не так важно. Главное, что произошло. Важно, что изменилась. Ты видишь это по моим глазам, Стелла? Или нет?
-Ты немного не права, - тихонько говорю и усаживаюсь на это кресло-стул. Сейчас мир вокруг нас исчез. Снова мы. Две сестры. Выясняем отношения. Сколько это могло продолжаться? Не суть. Молча слушаю, что она говорит, -Могла бы и не рассказывать, - эхом повторяю за ней. Если выключить всю эту мимолетную агрессию, легко списываемую на волнение (еще бы, Эмма внезапно! Внезапно! Вновь оказалась в гуще событий), то... она была права. Ее основная мысль, которая передавалась из мозга в мозг, не словами, а взглядами... была верной. Так продолжалось минуты три. Разговоры между сестрой и Тони были для меня бессмысленны. Поэтому я подозвала к себе этого молоденького полицейского, которого буквально сколько-то минут назад подвергла акту дарения ладошке пончика. И взяла его за руку. Как ребенка. С одним исключением: сжала. Сильно сжала. Он скривился, опустившись у моих ног. Еще парочка полицейских подбежало к нам. Боже. Наивные. Они думали, что я рожаю. Ну подумаешь, коленки сжала да зубы стиснула. Это еще ничего не значит. Я смотрела на Стеллу. Как-то по-новому. Не растерянно, не вызывающе, не жалко и не зло. Просто. Просто смотрела. Почти без эмоций. Твердо. С толикой печали в глазах. Ты ведь понимаешь, что навторила, сестра? Дааа...ты осознаешь. Ты правильно сделала. Только зря. Мне с ним еще жить.
-Я думала над этим, - опустила глаза на бедного копа, который пытался подняться, -Если он когда-нибудь поднимет руку на детей...я лично его загрызу. Вот этими вот зубами и руками. Ты знаешь, какие в нашей семье материнские инстинкты. - наверное, Тони удивился. Но прощать, если что-нибудь случится с мальчиками, я не буду. И полицейские не спасут. Убью.
И в этот же миг закрыла глаза. Я устала и хотела спать. А их вопросы-допросы не интересуют. Надоели. ХОЧУ СПААААААТЬ. Уф. Вроде полегче стало. Моего мужчину вместе с парой охранников отвели в другую камеру. Даже младшенький покинул. Мы же с сестрой и старшим копом остались в этом кабинете. Но он все меньше походил на офис. Да и добрый дядька с пончиками пропал окончательно. Посидев так с минутку, я открыла глаза и посмотрела на Стеллз.
-Лучше бы ты пришла посоветоваться. Для начала. Я люблю его. И знаю, что он любит меня, - усталые объяснения, только кого они волнуют? -У нас будут маленькие. И он...сделал мне предложение, Элла, - коп поднял взгляд на мой усталый тон, -Мы вроде как поженимся скоро. Если его не посадят.
И я не хотела ссориться, не хотела упрекать или злиться. Устала, когда все делают в обход меня. Обманывая в глаза. Пора перестать быть такой наивной. Я смотрела в глаза сестре. И хотела лишь одного - чтобы она забрала заявление.

+2

13

С того момента, когда Стелла вошла в кабинет, Тони показалось, что запахло паленым, может, конечно показалось, но приятно было по рассуждать за гранью  нормального.
«О привалила из ада, даже надухарится не успела, воняет пеплом грешников».
Мало кто обращал внимание на Моргана, хотя обращали, указывали в его сторону, говорили о нем, вон даже старшая указала в его сторону рукой. Хотелось закурить, но здесь этого делать было…можно, пепельница стоит прямо на столе, но курить при беременной Эмме он сам не хотел, поэтому решил еще минут десять послушать, и уже просить, чтобы его отвели в камеру.
«Минутку…чудовище? Для тебя, любимая и уважаемая Стелла, я мистер чудовище! Ну да, подниму руку, изобью до полусмерти…тебя, сейчас, вот тогда мне еще за тебя лет пять впаяют. Выйду на свободу как раз через двадцать лет, когда мои дети будут совсем уже взрослые. Какая ты добрая тетя, каких еще свет не видывал».
- Спасибо за честный ответ, - сказал Тони, кивнув головой.
Это больше продолжаться не могло, как в принципе и все что произошло раньше, эта блондинка так была горда собой, что и от ее гордыни несло…возможно это были слишком приторные духи стершей сестры, но уже не суть важна, кажется один из полицейских решил что будет лучше отвезти Моргана в камеру от греха подальше. Это возможно и было правильным решением. Возможно, стоит уже привыкать, что весь мир теперь на протяжении десятка лет будет таким, через решетку, тюремную решетку.
Боятся, следовало не самой камеры, не самой тюрьмы, а ее обитателей, тех же самых заключенных, в их мире все было сложно понять, они уважали грабеж, убийство, продажу наркоты, но только не по такой статье, по которой шел Морган. По его статье, ему светило жить в камере за девушку, которую будут иметь все, смешно и очень грустно одновременно. Как раз переосмысление ценностей произошло в голове Тони, поздновато, хотя оно еще было, когда Эмма от него ушла.
«Надо будет уже готовится к этому, надо уже, а то не успею. Ох уж эти тюремные порядки, да, еще и наколку надо будет тоже сделать, может признаться, что морфином торговал, чтобы не только по статье изнасилование шел».
Оставив его в камере, Морган, попросил, чтобы с него сняли наручники, что в принципе и сделали полицейские. Минут пятнадцать парень ходил еще по камере, а потом уселся на что-то отдаленно напоминающее кровать, прикрыв лицо руками.
«Вот тебе, дорогая и свадьба и счастливое будущее с домом, детьми и собакой. Конечно мечта исполнится, конечно исполнится. Все будет хорошо».

+2

14

Девушка заметила, как Тони менялся в лице. Конечно, ведь он тогда не воспринял ее слова всерьез и уповал на отсутствие доказательств. Но справедливость восторжествовала и дело было возбуждено. Чувствовала ли Стелла гордость или удовлетворение? Нет. И она бы с удовольствием забыла все это как страшный сон и предпочла бы вернуться в то время, где все было хорошо. Но это невозможно, а значит придется идти до конца. Невзирая ни на что.
Тони увели куда-то, а они остались наедине. Точнее не совсем, с ними остался тот самый следователь, который все это время помогал Роуз в сборе доказательств и продвижении дела. За что она была ему безумно благодарна и чувствовала себя обязанной перед ним.
- Знаешь... На счет детей... Если уж ты дважды не смогла предотвратить свое... - язык отказывался произносить эти слова. Но по другому это, увы, не назовешь- Свое изнасилование... То ты уверена, что сможешь его остановить потом??
Неужели она настолько влюблена, что потеряла здравый смысл? Простить такие издевательства... Это нужно напрочь забыть о гордости и самолюбии. Это очень сильно отличало их друг от друга. Стелла бы никогда в жизни не простила. Пусть мать-одиночка, но с чувством собственного достоинства. Эми... В кого ты такая бесхребетная?...
-Лучше бы ты пришла посоветоваться. Для начала. Я люблю его. И знаю, что он любит меня. У нас будут маленькие. И он...сделал мне предложение, Элла. Мы вроде как поженимся скоро. Если его не посадят.
Стелла выслушала всю эту "пламенную" речь и от усталости повторять одно и то же закрыла лицо руками.
- Боже! Ты себя вообще слышишь?? Какая к черту любовь? Ты забыла, что ты женщина!? Твой удел быть любимой и оберегаемой! А любящий человек не станет насиловать и бить тебя! Беременную!!! 
Это был крик души. Она повысила голос и стала нервно жестикулировать, расхаживая туда-сюда по кабинету, не отрывая глаз от сестры.
- Ты простила его от отчаяния? От того, что не хочешь воспитывать детей в одиночестве? Это глупости! Ты молодая, красивая женщина. У тебя еще будет хороший мужчина, который примет тебя с детьми и будет любить еще больше, чем настоящий отец.
Она присела рядом на корточки, чтобы прямо заглянуть в глаза сестре.
- Ну пойми же ты, что единственное, что движет мной - желание защитить вас. - увидев непробиваемый взгляд сестры Стелла снова встала - Когда я пришла к тебе в больницу ты была опустошена! Я думала это из-за моего отъезда, но когда я все узнала... - она заговорила быстро, потому что ком подкатывал к горлу - Я была в тот день у Тони! И знаешь, что он ответил в свое оправдание? Что никто ничего уже не докажет! - она поджала губы, глядя стальным взглядом на девушку в кресле - Вот тебе и любовь!
Она замолчала, выслушивая ответные реплики сестры. Успокоившись, она лишь добавила.
- И никакой свадьбы не будет. Потому что его обязательно посадят. - намного тише произнесла она, чем предыдущие тирады. При этом первый раз за все это время она обратилась взглядом к копу, который молча сидел в сторонке с выпученными глазами.

+2

15

Я косилась на этого сурового старшего копа, который прервал наш завтрак. Лишать беременной законной пищи - будить в ней зверя. Мой же апатичный тушкан если и разъярился, то видно это было с натяжкой. Поэтому возражать сестре приходилось спокойным тоном, удерживаясь изо всех сил от вселенского фейспалма.
-Ему сказала и тебе повторю. Я прощаю, когда вред причиняют мне. Но не детям.
И плевать, что ты меня, Стелз, считаешь прилипшей к белой туфельке какашкой на своем пути. Мне плевать, что ты обо мне думаешь. Мне плевать, что ты моя сестра и что я тебя люблю. Если ты выказываешь подобным странным сочувствием, смешанным с презрением, свое недовольство - делай это полицейским. Хватает мне и обычных врагов, чтобы еще и из тебя его сделать.
Она бегала по кабинету, размахивая руками. Металась. Как загнанная овечка. Ее явно бесил мой спокойный тон. Но ничего поделать с этим не могла. И вот это раздражало. Стелз, само собой. Мне было все равно. Я хотела жрать. И спать. А потому... Это чувствовалось в голосе. Я устала. Сколько можно ставить палки в колеса? Сколько можно под "помощью" прятать очередную подлость или обман?
-Сейчас я любимая и оберегаемая, - на автомате ответила, прекрасно зная, какая речь последует дальше. Блаблабла. И сама знала все это. И сама над этим в Розвилле думала. Только что толку? Не выкинешь из сердца эту любовь, -Я простила его, потому что люблю. И знаю, что больше не позволю ему такое повторить. Как и он сам себе не позволит. Если не захочет потерять меня навсегда, - услышав про молодость и "красоту", горько усмехнулась и продолжила, -Вот про мужчину не надо. Был опыт, - естественно, Декс был причиной моему воспоминанию.
Стелла снова металась, пыталась прожечь меня взглядом, вполне себе безуспешно, а я думала, что же там делают с Тони и почему его не возвращают? Элла пыталась подключить к разговору старшего, но он лишь полуразумно выпучивал глаза и молчал. Стелз летала по кабинету, стараясь образовать вокруг себя смерч. Помогло? Ахах. Да конечно. Я лишь прикрыла глаза и устало вдохнула-выдохнула. На секунду, не больше.
-Ты говоришь это специально, - моя психика была непробиваема, -Чтобы сделать мне больнее. Чтобы я поверила в то, что ему насрать на меня и детей, - слова уже не старалась регулировать. Не до сантиментов, -Ты обо мне беспокоишься, знаю, ценю, но врать не обязательно. Просто признай, что хотела ему отомстить за младшую сестру. И тебе это удалось. Все. Хватит. Остановись. Пока не поздно.
На миг систр замолчала, задумавшись. Но потом, поджав губы, выдала очередную фразу, горько и больно резанувшую по сердцу:
- И никакой свадьбы не будет. Потому что его обязательно посадят.
Хотелось встать и ударить ее. Дать пощечину, чтобы вернуть на землю. Этот миг ярости появился и исчез, я даже не дернулась, лишь сверкнула глазами. И вновь откинулась на кресло. Сидела секунды две. А потом встала, вежливо отстранив старшего копа, который хотел то ли помочь встать, то ли задержать меня.
-Так значит, хочешь сорвать мне свадьбу? Чтобы сестренка одна воспитывала двух пацанов, по ночам рыдая в подушку, что любит заключенного, а ранним утром собирала ему передачки? Ты этого хочешь? - дрожание в голосе постепенно нарастало, я прошла мимо сестры, даже не взглянув в ее сторону, но продолжала говорить, надеясь, что она в связи с этим последует за мной, -Если бы тобой двигала одна забота, было бы все по-другому. Говорю же, забери, забери заявление. Прекрати. Правда. Уже не исправишь того, что было когда-либо. Но можно построить будущее. Исправившись в настоящем, - я двигалась по коридорам, желая услышать голос Тони, -Ты ведь тоже можешь разок поступиться с принципами возмездия.
Вот так и шли процессией - я, сзади сестра, чуть поодаль семенил старший, ругаясь на нас обеих и всех женщин мира. Сколько-то блудили туда и сюда, наконец, я остановилась посреди коридора. План созрел быстро. Почти моментально. Идея была в высшей степени дебильна, но и не на такое пойдешь, когда твоя сестра делает такое.
-Тони, ой! Где ты? - я схватилась за стенку и стала по ней оседать, скрючив ноги, меееедленно, как черепашка, -Тони, мне плоооохо, - плаксивым голосом добавила.  Если он не выбежит, хоть копов напугаю. Одно из двух. И сестра, пока поймет, в чем дело, тоже переживет кое-что интересное. Хотя бы одну сотую того, что пережила я.

+2

16

-Ты говоришь это специально. Чтобы сделать мне больнее. Чтобы я поверила в то, что ему насрать на меня и детей,
Вот как?? Замечательно, сестрица, браво! Я во всем виновата, конечно! Давай, обвини меня во всех смертных грехах, а своего замечательного Тони прощай и дальше.
Она не знала, что на это ответить. Эти слова так больно ударили ее, что она не могла вздохнуть. Виноват он! Не она! Так почему крайней все равно осталась Стелла? Она смотрела на сестру опустошенным взглядом. Никогда, никогда она не хотела бы специально причинить ей такую боль. А именно в этом ее только что обвинили. Да, были времена, когда девушки воевали и старались задеть друг друга за живое. Но это совсем другое дело. Стелла встала на ее защиту, приложила столько усилий, чтобы обезопасить ее и ее детей, пусть не самым хорошим образом, но с благими намерениями. И что в итоге? Может Эмма до сих пор не понимает, что ее сестра может делать для нее что-то хорошее? И до сих пор воспринимает любое ее действие в штыки, ища подвоха. Было обидно. До слез обидно. Душа выворачивалась наизнанку. Черт с ним с этим Тони, пусть живут себе душа в душу - это ее выбор. Но эти слова... они ранили больше всего. Неужели они сделали друг другу столько плохого, что забыли о том, что они семья?..
- Я больше никогда не влезу в твою жизнь, не стану помогать. И пусть ты сейчас скажешь, что я и так ничего для тебя не сделала - пусть будет так. Но больше на меня не рассчитывай. Если ты считаешь, что я могу причинить тебе большую боль, чем тот человек, от которого я пыталась тебя защитить - хорошо, я заберу заявление. Но не называй меня больше сестрой. Такой монстр как я не может быть тебе родственником. - она говорила все медленно и тихо, иногда покусывая губы, чтобы физическая боль превзошла душевную.- Отомстить за младшую сестру? Если бы я мстила - я бы заплатила кому следует и его бы избили до полусмерти. А быть может еще и два раза изнасиловали. А так я восстанавливаю справедливость. Вот в чем разница.
Она не хотела больше ничего ни слушать, ни говорить. Но сестра не отступала и продолжала свою тираду.
-Если бы тобой двигала одна забота, было бы все по-другому.
Интересно, как по-другому? Что она еще могла сделать? Как Эмма представляла себе ее заботу? Что она придет, погладит ее по головке, подставит плечо, они вместе польют его грязью, и на этом вся забота окончится. Только Стелла не такой человек - она привыкла действовать. Причем действовать решительно. И для себя она именно так понимала понятие "забота" в данном случае. Но объяснять она больше ничего не хотела. Хватит, достаточно она уже наслушалась добрых речей сестренки. На всю жизнь хватит..
- Тебе не понять, что мной двигало. В тебе понятие забота напрочь отсутствует, как ты можешь судить о поступках других?? Тебе было бы приятнее узнать, что сестра пропустила мимо ушей твой рассказ и стала жить спокойно себе дальше? Так было бы правильно? Вот только во мне, видимо, больше звериного инстинкта защищать свою семью, чем у тебя.
В этот момент они уже двигались по коридору. Честно, Стелле было абсолютно наплевать, куда направилась ее сестра. Она просто шла сзади. Она решила забрать заявление и больше не встречаться с сестрой. Ни ее, ни Тони она больше видеть не хотела. Слишком сильно она была обижена на Эмму. Ничего, они никогда не нуждались в поддержке друг друга, обойдутся и сейчас.
-Тони, ой! Где ты? Тони, мне плоооохо,
Эмма остановилась и сползла по стене. Первая мысль была шоковая, охватила паника. Но девушке удалось сдержаться, чтобы не подлететь к ней в ту же секунду. Она лишь одарила ее взглядом, полным боли.
- Вызовите скорую. А мне скажите куда пройти, чтобы забрать заявление?
К Эмме подлетело несколько молодых парней в форме, а еще один подошел к Стелле. Она последний раз обернулась, чтобы убедиться, что девушке оказывают должную помощь, а затем она уверенным шагом проследовала в небольшой кабинет, где должна была заполнить все нужные бумаги.

+2

17

В камере было совсем не сладко, двое полицейских стояли как истуканы, перешептывались, сверлили Тони взглядом. Сам же травматолог не чувствовал себя в безопасности, и прекрасно понимал, что все это моралью не закончится, что и произошло. Травматолог был поднят на ноги резким рывком за грудки его одежды.
- Смотреть в глаза! – рявкнул один.
Морган тут же получил удар по скуле кулаком, чуть не упал, справился с равновесием, поднял глаза на молоденьких полицейских, которые вошли совсем недавно. И травматолог уже догадывался, что они в курсе, и что его ждет прекрасная ночь за решеткой.
«Надеюсь, что они сжалятся, и достанут вазелина», - отчаянно подумал он, когда очередной удар прошелся по его ребрам.
-У тебя хватает смелости и наглости смотреть нам в глаза, маньяк несчастный? – с усмешкой произнес, другой, когда Морган уже не выдержал и упал на пол. – Хилый попался, он здесь и ночи не продержится…
Тони прекрасно понимал, что двумя ударами он не отделается, и что его пытки могут продолжатся вплоть до окончания срока следствия. И он уже был почти готов к этому, кроме того момента, когда с него будут снимать штаны и трахать, вот этого он боялся, наверное, больше всего на свете, чем бомжей.
На полу он пролежал не так долго, его подняли и даже усадили на кровать, но тем не менее эти двое стояли над ним скрестив руки на груди, продолжая некий диалог между собой. Тони лишь, молча смотрел в пол, ведь никто наручники с него так и не снял, поэтому лучшая политика, это молчание, это терпение, ведь пока не известна его дальнейшая судьба. Он не боялся очередного удара, он не боялся боли, теперь он боялся за свою семью, за свою невесту, и маленьких, которые со дня на день должна родится.
«Не очень хорошо получилось…они родятся, а их отец за решеткой сидит, по не хорошей статье. И никто не думал, что сложится все так, сложно было осознавать, что видеть я их буду исключительно через фотографии, присланными письмом. Эмми…Морганы младшие…Наверное стоит сказать ей, что я смирюсь, если она выйдет замуж за другого, и будет с ним жить, воспитывая наших сыновей, возможно родит еще, и будет счастливее…».
И тут мысль заканчивается на том моменте, что все произошедшее с ними, было напрасным, все было зря, раз все равно жизнь старательно их раскидывает по разные стороны баррикад. Снова, опять…ничего не сделаешь, машина уже запущена.
«Наверное, надо будет обдумать ту речь, которую мне надо будет произносить… Милая, я знаю, я никогда не был идеальным, и всегда ошибался, сейчас я плачу за эту ошибку, и готов понести наказание за твои страдания. Все оставляю тебе, будь счастлива, и не думай обо мне. Наши дети это сувениры нашей любви, любви, которая не смогла преодолеть жизненные трудности. Я люблю тебя… А потом мне стоит уйти, и больше никогда не появляться в ее жизни, чтобы не мучить, исчезнуть».
В какой-то из моментов очередных глупых вопросов на засыпку копами, Тони стало плохо, сердце сжалось, и казалось, что оно вот-вот остановится. На душе стало так плохо, что хотелось выть волком.
- Ребят…простите, товарищи полицейские, что-то не то, отведите меня, пожалуйста, к моей невесте, пожалуйста… - с мольбой в голосе умолял Тони.
Но те не были из милосердных самаритян, и ему хотели вручить очередную оплеуху, как в камеру ворвался тот самый следователь, и сам вывел Моргана, в коридор, и стоило только травматологу осмотреться, как заметил сидящую на полу Эмму, всю бледную, и какую-то совсем уж слабую. Парень подбежал к ней со всех ног, полицейские рванули следом, Тони лишь закатил глаза, прекрасно зная, что сам он не убежит.
- Эмми, девочка моя, что с тобой?

+1

18

Наступила относительная тишина, ибо Стелла, наконец, начала говорить спокойно. Я заметно расслабилась, потому что прекрасно знала, что мы поругаемся. Мы не можем не поругаться. Так зачем лишний раз принимать все так близко к сердцу? С меня довольно. В детстве Элз с довольно-победным видом уходила куда-нибудь, а я плакала в уголке. Год назад она, торжествуя, она указывала мне на дверь, а я шла ночевать к Алу или в клинику, когда у него был выходной, и он не мог знать о том, что я без крыши над головой. А теперь пришла моя очередь торжествовать, но я... не делала этого. Потому что была... выше или ниже?... подобного. На данную секунду. Или день.
Не знаю, что она подразумевала под заботой. Зайти и посадить человека, от которого у меня дети, за решетку? Это же месть, обычная, даже не холодная, месть. Я и сама так хотела поступить первое время, безумно, даже пару раз пыталась войти в двери полицейского участка. Но нашла в себе силы отвергнуть эту обиду. И билась только за уважение меня, как женщины, и за счастье детей. Чтобы Тони понял, как он ошибается. Хотя нет, вру. Тогда я сама в себе путалась. Но мстить за меня... это неразумно. Лучше бы посидели по-женски с кружкой чая и поплакались друг другу на судьбу, выслушали обиды и забыли бы все, как страшный сон. А то... вышло как-то, как будто без меня меня женили. И это отнюдь не хорошо.
-Ну да, мне, как будущей матери, не понять, что такое забота. Ты права, - горько усмехнулась я. Конечно. Сестра пришла, без ведома пострадавшей написала заявление, без совета или же каких-то слов, молча и тихо. Это забота. Откуда мне знать, что это такое? Как я могу судить об этом? Подумаешь, что вот уже восемь с лишним месяцев я трясусь над своими детьми, лишь бы только все с ними было хорошо. Вкусняшки, туалеты, новенький комбинезончик, витаминки, врачи и уход от Тони, самостоятельное хозяйство, снова вкусняшки, чистота и порядок, тишина и какое только может быть в моей жизни спокойствие, все, все лучшее для них, для моих маленьких, с дрожанием в коленках ожидаемых, сыновей. И этот круговорот безумной любви, когда есть только мы... и все... Нет. Я не могу знать слово "забота", -Наша мама тоже знала обо всем этом, - и что ты на это скажешь, Стелз? Обвинишь и ее в отсутствии заботы, любви и материнского инстинкта, в бесчувственности?
Но мне надоела вся эта ситуация. Скоро рожать, а вокруг такие бойни. Должен быть мир, дружба, жвачка. А как всегда все через жопу. Бегемота.
Я развернулась достаточно резко и, обхватив Стелз за плечи, прижала ее к себе. Насколько позволял живот. Было тяжело говорить подобное. Но и все это время меня изменило. Поэтому прошу во всем последующем винить гормоны.
-Послушай меня, - быстро-быстро зашептала, на все ее ухитрения умудряясь прижимать ее еще сильнее, -Я знаю, что ты хотела как лучше. Я знаю, что ты меня защищаешь. И очень это ценю. Не говори тех глупостей, о которых впоследствии будешь сокрушаться. Мы знаем друг друга двадцать лет и прекрасно изучили характеры друг друга. Так что не надо. Все-все, тише, все хорошо. Не называй себя монстром, не надо. И я от тебя, как от сестры, ни за что в жизни не откажусь. Потому что ты лучшая, - сглотнув ком в горле, продолжила, -Но повторю еще раз, надо было придти и посоветоваться. Я не... в общем, надо было спросить мое мнение, а не поступать так... неосмотрительно, - но Стелла, ты же ни с кем никогда не советуешься?
Но и в этот раз ничего не вышло. Она каким-то образом все-таки вырвалась из моих железных объятий. А, когда я стала сползать по стенке, лишь бросила сухое "вызовите скорую". Вот так. Плюс один в ее пользу в номинации "насрать на племянников". Ко мне бросились молодые мальчики-копы, каждый из которых стремился чем-нибудь помочь. Ну вот вы молодцы. Что тут еще скажешь. Пять баллов. Я лениво отмахивалась, стараясь не заплакать. Потому что лишнее это. Когда твоя семья делает все в обход тебя, а потом еще и предлагает отказаться от родственных отношений - тут ничем не поможешь. И когда Тони подлетел со своими вопросами, я лишь вздохнула и с помощью двух полицейских поднялась на ноги. Кивнула на младшенького:
-Можно мне поговорить со всеми сразу?
... Спустя пять минут я уже вновь сидела в кресле, но совсем другого кабинета. И задумчиво смотрела на Стеллу и Тони. Которые сидели в разных концах стола. Переводила взгляд туда. Сюда. Туда. Сюда. Встала и обошла стол. Сестра упорно строчила свое заявление, об отказе от заявление. Каламбурчик, упс. А меня волновало другое.
-Знаете, у меня сложилось впечатление, что два человека не смогут просто так, из-за двух встреч и одной правды друг друга ненавидеть. Сейчас я словно лишняя в ваших отношениях, третья за бортом. Словно вы пара в ссоре, а я мимо проходила, - закатила глаза на мгновение и продолжила, -Тони, ты правда говорил, что никто ничего не докажет, показывая свой пофигизм в отношении той ситуации и нас с детьми в частности? - тишина, -Стелла, а что тебе такого сделал Тони, кроме того, что обидел твою сестру? Угрожал или бил? - молчание. Скрип ручки по бумаге, -Что ж, если вы и дальше будете молчать, то я избавлю вас от своего общества. Плевать. Разбирайтесь сами, голубки. Отныне у меня рот на замок, а уже через неделю хер вы где в Сакраменто меня сыщите. Приятно было любить вас, - и я рванула из кабинета. Младший пытался задержать меня для дачи показаний, но я от них отказалась. А потому такси уже ждало у крыльца. И что у них там происходило - мне было по барабану, откровенно говоря. Эмма разозлилась. И вновь убежала от проблем.

===> по сюжету домой

+1

19

Молчание, она ничего ему не сказала, не улыбнулась, ни сказала ни слова, лишь опять обратилась к копу, все к тому, же от этого сжимались кулаки сами по себе, и так хотелось этому молоденькому красавчику расквасить морду. Ревность, опять ревность, но такая обида в душе. Он молча прошелся в кабинет, куда их провели. Стэлла на удивление начала писать отказ от возбуждения уголовного дела против Тони, что не могло не радовать, но отношение Эммы к нему стало холодным, она не взяла его за руку, и опять же не сказала ни слова, было обидно…
Минута длилась за минутой, раздражало чирканье ручки по бумаге. Морган опустил голову, и смотрел на свои руки, наручники, понимая, что опять прошла та встряска, которая все меняет в жизни, поменялось, только что?
Молчание, уже такое привычное, что Тони даже привык к скрипу ручки, он догадывался, что ничего хорошего из этого дня уже не выйдет, но чтобы настолько… Эмма начала говорить, при этом, спросив у каждого из находившихся в кабинете вопрос, ответ, который знали только травматолог и блондинка, и ни один не торопился с ответом, Роуз младшая как всегда псианула и:
- а уже через неделю хер вы где в Сакраменто меня сыщите. Приятно было любить вас, - это последние слова, которые она произнесла, прежде, чем скорым шагом покинуть кабинет.
- Постой, ты куда? О чем ты говоришь? – не понял ухода беременной девушки, парень, уставившись за дверь.
Тони решил побежать за ней, но полицейские его остановили, и вернули на место, внутри снова все упало, снова наступила чернота, которая поглощала все живое. В горле образовался ком, снова опустил голову, тяжело вздохнул. Очередное желание умереть, просто не жить, перестать дышать и отправится в другой мир, чтобы не было ничего, чтобы не было боли. Опять переосмысления ценностей.
- И так всегда, как всегда лишь бы убежать от проблем… - устало пробубнил травматолог. – Зря она поехала со мной и начала все выяснять…
«Все к черту! Я устал, я хочу напиться и лечь спать, я устал…».
Подняв голову, Тони посмотрел на Стэллу, держащую исписанный лист в руках. Пустые глаза травматолога лишь наблюдали за действиями Роуз, как она передавала это полицейскому.
«Выйду я отсюда, и что делать? Как что? Конечно же закуплю бухла, много бухла и отправлюсь домой».
Наконец с него сняли наручники, и сказали, что он свободен, конечно, можно было подпрыгнуть до потолка от счастья, но радость пропала, с той секунды, когда Эмма ушла, бросила, очередной раз убежала от проблем. Морган повернул голову к блондинке, кивнул.
- Спасибо, Стэллз - проговорил он, доставая из кармана сигареты, вышел из кабинета, направляясь на выход.
На улице было прохладно, а он в домашней одежде, немного подрожав и взяв себя в руки он закурил, облокотившись на периллы крыльца участка.
«Почему ты всегда покидаешь меня, когда мне нужна поддержка?».

+2

20

Она сидела за столом, а перед ней расположился белый лист. Чистый пока еще. Она вылупилась на него, а в голове были мысли абсолютно с ним не связанные. Она вновь прокручивала в голове все моменты прошлого. Как Эми, беззащитная и такая хрупкая лежит в палате. Она доверила ей свою тайну. Стелла восприняла это как просьбу о помощи, она пожаловалась ей и не осталась проигнорированной. Стелла сделала все, что в ее силах, чтобы защитить сестру. Дальше всплыли моменты, как она выслушивает угрозы травматолога, как он душит ее. Разве она поступила необдуманно, когда писала на него заявление? Она должна была его простить? Но следом всплыли и недавние слова сестры о том, что Стелла специально хочет сделать ей больно и именно поэтому наговаривает на ее любимого. В тот самый момент блондинка в мыслях поклялась никогда не рассказывать сестре о произошедшем между ней и травматологом. Если ей проще жить, закрывая на все глаза - пусть будет так. Все равно она никогда не прислушается к сестре, пока до нее самой это не дойдет.
Если бы ее взгляд мог прожигать, лист ненавистной бумаги уже давным давно разлетелся бы пеплом по небольшому кабинету. Рука никак не могла начать писать. Отозвать заявление - это было последним делом, что бы она сделала самостоятельно. Но Эмма вызвала так много эмоций, раздирающих душу блондинки, что захотелось даже выпустить Тони и доказать ей, что он совсем не такой, как о нем думает ее сестра. Эгоистично? Более чем. Выпустить на свободу преступника только для того, чтобы кому-то что-то доказать. Но такой уж она человек. И ничего не поделать.
Ее раздумья наглым образом прервали. Ну разве непонятно было, что она не хочет больше разговаривать... Но нет ведь, комнатка снова стала забита людьми. Но затем все посторонние вышли, и они остались втроем. Это маленькое помещение стало так наэллектризованно, что это чувствовалось в воздухе. Стелла не подняла и взгляда на них. Она лишь начала быстрым почерком писать свой отказ. Нависшее молчание первой прервала Эмма. Видимо, она и была зачинщицей их совместных посиделок.
Она задавала вопросы, возмущалась, грозным видом что-то заявляла и требовала. По крайней мере так казалось Стелле, ведь суть ее слов она не улавливала, лишь интонацию. Она была погружена в себя. Писала заявление и постоянно думала о том, какую глупость она этим совершает и как потом будет сожалеть. Хотелось скомкать, разорвать, сжечь и выбросить эту бумагу. Но нет, далеко все зашло...
Сестра выбежала из кабинета, а блондинка лишь проводила ее взглядом. На дальнейшие действия мужчины, сидящего напротив, ей было совершенно плевать. Она закончила свою писанину и все так же безмолвно протянула ее старшему следователю. Он понурив голову прочел сие творение и приказал отпустить подозреваемого.
- Спасибо, Стэллз - произнес травматолог, выходя из кабинета.
Она не поняла, было ли это сарказмом, но в любом случае, это фраза вернула ее из глубокого самокопания.
- Это еще не конец. Ты еще обязательно поплатишься. - без эмоций, абсолютно холодно и равнодушно произнесла блондинка. Но смысл был тот же, как если бы она кричала и перебирала все существующие на свете ругательства. Она ненавидела его и желала мести. Холодной, жестокой, кровной мести.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Месть сестры порой не к месту