Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Фрейд бы плакал


Фрейд бы плакал

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s3.uploads.ru/6qafb.gif


Участники:
Nick Carter & John Wait
Место:
госпиталь
Время:
где-то в сентябре
Время суток:
день
Погодные условия:
в больничке прохладно, кофе из автоматов и медсестры красивые
О флештайме:
- Здравствуйте, меня зовут Гарри.
- Здравствуй, Гарри. Поаплодируйте Гарри.
- Меня бросила жена и вчера я хотел покончить жизнь самоубийством.
- Поаплодируем Гарри.
- Здравствуйте, меня зовут Сэмми.
- Здравствуй, Сэмми. Поаплодируйте Сэмми.
- Я боюсь зеленого цвета.
- Поаплодируйте Сэмми. Сэмми, вы плачете? Сэмми! Я полагаю, нам нужен перерыв.
...и прочие радости групповых сеансов психоанализа.

Отредактировано John Wait (2012-11-23 20:44:01)

+3

2

Внешний вид

http://s3.uploads.ru/KgzVE.jpg

Пенсионерка нашла на улице кошелек с десятью тысячами долларов,
и как честный, порядочный человек… она поступать не стала (с.)

9.00 a.m.
Дом Картеров

Ник заходила в кухню всё еще сонная, не открывая глаз, но идя на запах чего-то восхитительно вкусного и ужасно съедобного. Мартин орудовал с плитой и кастрюлями, дядя спокойно перелистывал хрустящие страницы свежей утренней газеты, и царила полная неописуемая идиллия, которую даже управляющий умудрялся не нарушать. И правильно – это обязанность Ник, которая неудачно наткнулась мизинцем о ножку стула. Полетел стул, на него полетела Ник, изо рта вылетело нехорошее слово, а Джеймс Картер отодвинул газету вниз и одарил племянницу насмешливым взглядом.
- Я в порядке – спасибо, что спросили, - буркнула младшая Картер, поднимаясь с пола и усаживаясь рядом с родственником. Рука девушка потянулась к миске салата, из которой выглядывал солидный кусок помидора, и получила по руке по этой ладонью от дяди. Спросонья всё еще плохо соображая, Ник дала сдачи, шлепнув дядю по руке в ответ, а управляющий только хмыкнул.
- Я записал тебя на сеансы психотерапии, - сказал Джеймс, вновь углубляясь в газету и изучая ее содержимое.
- Да? Он будет копаться в моих мозгах?
- Нельзя копаться в том, чего нет, - с иронией вставил свои пять копеек товарищ Мартин, помешивая половником суп. А запах, запах-то! Дивный аромат, который действовал получше любого будильника и любовной затрещины от родственника.
- Ты считаешь свою племянницу психом? – поинтересовалась Ник, изучая содержимое газеты со своей стороны. О, в жилом районе устроили перестрелку…в зоопарк привезли ленивцев…на стадионе завтра будет бейсбольный матч…ОТРЕМОНТИРОВАЛИ ДОРОГУ ВОЗЛЕ КЛУБА ЭЛЬДОРАДО! Уииии…
- Я? Господь упаси…все! – Ник только-только намеревалась возразить, но передумала, и лицо ее выражало абсолютное согласие со сказанным.
- Зачем мне психотерапия? Я всем довольна, пока не начну говорить с Авраамом Линкольном.
- В два часа дня.
- Они меня украдут и продадут на органы.
- Адрес госпиталя ты знаешь.

14.12 p.m.
Госпиталь

Если дядя рассказывал докторше, или как ее там называть, о проблемах своей племянницы – какие проблемы, всё отлично! – то должен был упомянуть о том, что пунктуальность не входит в число ее добродетелей. Она припарковала Хонду метров за десять от входа в госпиталь, а затем прошла внутрь, спрашивала как пройти к такому-то кабинету, и на каждом углу ее отправляли в разные стороны, пока наконец уборщица внушительных размеров не взяла дело в свои натруженные руки.
Стучаться у Ник тоже не было привычки, поэтому она повернула ручку и хотела уже распахнуть дверь, как обнаружилось, что та закрыта. Ник пару раз еще подергала, пока не додумалась толкнуть дверь в другую сторону. И – о, чудо!...
Большая комната, стульчики поставлены по кругу, во главе круглого стола – женщина лет сорока-сорока пяти, в очках с тонкими стеклами и белом халате поверх брюк и бежевого свитера. Этот неловкий момент, когда примерно 10-12 пар глаз разом поворачиваются в твою сторону и пялятся.
- А ты, должно быть, Ник Картер, - приветливо и громко сказала психотерапевт, и указала рукой на единственный свободный стул, - ты немного опоздала, но на первый раз это простит…
- Ланселот, Галахад, сколько лет, сколько зим! – воскликнула Ник, взмахнув приветственно рукой, однако, ответом ей было молчание, внимательный изучающий взгляд докторши, и…разочарование. А ведь она считала себя человеком с классным чувством юмора, мда…
- Присаживайся, Ник, мы рады тебе, - кто б сомневался, дядя сказал мне ваши расценки…
- Кстати, чья там красная Мазда у входа стоит? – весело продолжила Картер, проходя к указанному месту и присаживаясь на стул. Король Артур снова отозвалась, - вам там птичка на окно насрала… - пауза.
- Давайте продолжим. Сейчас очередь говорить переходит к…

Отредактировано Nick Carter (2012-11-23 22:59:40)

+3

3

вв

http://s3.uploads.ru/asAHO.jpg

- Джон, зачем вы связали мальчика с офтальмологического отделения? - лавируя по коридорам госпиталя, вопрошала медсестра Меган, приставленная к Уэйту к качестве телохранителя.
- Мне было скучно, - буркнул Джон.
- Джон! - в сорок шестой (Уэйт считал) раз за эти два часа повторила его имя Меган. - Вы хоть понимаете...
- Да все я понимаю. И он был не против, кстати. А потом мы поиграли в Скайрим.
- Джооон, боже!
- Меня уже отругала его мать, я пообещал ей, что больше не буду связывать ее сына, - видя на горизонте два значка ЭМ и ЖО, Уэйт свернул влево, к значку ЖО. Это была хитрожопая тактика, чтобы запутать медсестру. Потом он резко развернется к ЭМ, а Меган врежется в стену. Хэдшот!
- Ему нельзя играть в компьютерные игры, у него проблемы в глазами! - уже зная все хитрожопые тактики Джона наизусть, сестра открыла Уэйту дверь в мужской туалет и пропустила его вперед. - Вы что, не знаете больничных правил?
- Откуда мне их знать? - расстегивая ширинку, спросил Джон. - Я здесь в первый раз, - думал Уэйт и был не прав. - Закройте дверь с обратной стороны, пжалста.
Как оказалось, Уэйта в этой больнице знали если не все, то подавляющее большинство. С ним постоянно здоровались, дарили ему конфеты и приносили апельсины люди и врачи, которых он вообще видел в первый раз в своей жизни без воспоминаний. Недалече как вчера к нему пришел какой-то стоматолог, то ли Рено, то ль Пьюзо... В общем, странная фамилия у него была и выглядел он как-то педиковато, но Джон с охотой поболтал с ним, а потом послал нахуй, заявив, что кариеса у него нет.
Кроме того, за Уэйтом постоянно ходили люди в черном и какой-то пакистанец афганской наружности с чалмой и ятаганом наперевес, от чего бедному и больному Джону стало казаться, что вся его жизнь - одна большая нелепая ошибка. Вот это вот последнее и заметил его лечащий врач, который подослал к нему психолога. Милая доктор Рид с четвертым размером груди поговорила с Джоном и решила, что ей не помешает поговорить после этого со своим психологом. Психолог психолога Рид поговорил со своим психологом, тот со своим, и тот со своим и в конце концов вся гильдия мозгоправов Калифорнии решила, что Джону Уэйту нужна групповая терапия.
- Групповая - в смысле как в порно? - спросил Уэйт, не имея ничего против такого исхода событий.
- Нет. Групповая в смысле психотерапия, - ответила ему доктор Рид и Джон печально опустил взгляд с ее г... лаз на пол. 
Сейчас, заканчивая все свои черные дела он думал только о том, что забыл сохраниться последний раз в Скайриме, а ведь он успел столько вещей спиздить, накинув трактирщику на бошку кастрюлю из сена! Грустьпечаль, но Билли - так звали его юного друга - пообещал, что играть без него не будет. На том и порешили.
- Джон, вы все? - послышался голос Меган из-за двери.
- Йеп! - моя руки, крикнул Уэйт, хотя очень хотелось сказать, что у него диарея и это надолго и видимо сеанс психотерапии и обнимашек придется на сегодня отложить.
- Пойдемте, Джон, лучше не опаздывать, - раскрывая настежь дверь и смущая других пациентов, позвала его медсестра.
Штука, которая дует на руки и тем самым их сушит, традиционно не работала именно тогда, когда к ней приближался Джон, поэтому он обтер ладони об штаны и двинул за Меган.

- Вы обещаете, что будете хорошо себя вести?
- Я буду пусечкой, обещаю, - спускаясь на первый этаж, улыбнулся Джон. А потом они вошли в коридор, где собрались все собратья и сосестры по несчастью. Уэйт посмотрел на них и... - Я передумал. Я не хочу быть пусечкой, я хочу читать рэп.
- Уже поздно, Джон.

- ...и мне удалили матку, - расплакалась какая-то девица напротив и жирный волосатый мужик, сидящий с ней рядом, принялся ее успокаивать.
Джон сидел, скрестив руки на груди, закатив глаза и закинув ноги на единственный свободный стул, и пытался мысленно посчитать, сколько сигарет он успел бы выкурить за это время. Сколько вообще сигарет могли выкурить все люди на земле за это время. Сколько из этих миллионов умрет в ближайшие десять лет от рака и когда это сука Меган оставит его в покое. Вот и сейчас она сидела рядом и постоянно тыкала его в бок, мол, хотя бы сделай вид, что слушаешь и сопереживаешь. Уэйт кивал и очень старался делать вид.
И что он узнал? Этой телке вырезали матку и теперь у нее никогда не будет детей. Жирный мужик постоянно жрет и не переносит лактозу, но он так любит молоко, что все равно его пьет и его постоянно пучит. Бабулька слева хочет секса. Женщина еще левее умирает от СПИДа, пару справа пытался убить грабитель, у третьего по счету от входа мужчины зависимость от интернета, девушку с рыжими волосами изнасиловали и так далее по списку. Просто клуб униженных и оскорбленных, блеать.
И тут дверь отворилась и вошло еще одно чудо.
- Ланселот, Галахад, сколько лет, сколько зим! - о, шалом, православные. Джону захотелось сделать рукалицо, но он удержался и даже убрал ноги со стула.
- Давайте продолжим. Сейчас очередь говорить переходит к… - доктор оглядела присутствующих и да. Взгляд ее остановился на Джоне. - Прошу вас, - кивнула она и Меган снова пихнула его локтем в бок.
- Меня зовут Иоанн, а это пророк Моисей... - Уэйт указал на медсестру, темной тенью постоянно следующую за ним. - И мы хотим, чтобы вы присоединились к нашей секте...
- Джон! - шикнула та в свою очередь.
- Ну Меган! - Джон всплеснул руками. - Кому здесь вообще интересно, как меня зовут?! Кому здесь интересно, что меня пару дней назад двинули кирпичом по башке, и я ничего о себе не помню?!
- Джон! - снова шикнула Меган, начиная краснеть.
- Вот девушка, - Уэйт обратился к новоприбывшей. - Скажите, вам интересно, что я вчера заблудился в госпитале, по ошибке зашел в онкологическое отделение и понял, что у меня не стоит на лысых телок?   

+4

4

Отчасти это напоминание посещение школьного психолога: кабинет, стулья, правда, там еще был стол и не было толпы других людей. Психолог тогда советовал ей раскрыть душу, излить ему все переживания. Убеждал ее, что она тяжело переживает самоубийство отца, мол, получила детскую психологическую травму, и ее поведение – не что иное, как защитная реакция. Тогда Картер искренне не понимала, с хрена ли их всех в этой школе интересует, получила она травму или нет? К слову, Ник не испытывала никаких переживаний и, видимо, в этом заключался весь смысл приставаний.
Теперь внимание с нее было переключено на бесовского вида пьянчугу с трехдневной щетиной и стремными штанами, сидящего рядом с Ник. Вообще, может, он и не пьянчуга, но эта роль ему бы так шла, так шла…
Он начал говорить, а Ник начала вертеться на стуле, пытаясь положить одну ногу на другую так, чтобы лодыжка правой покоилась на колене левой, что получилось у нее плохо. Стул задвигался, противно заскрипел, одна из женщин сделала такое страдальческое выражение лица, и Ник пришлось вслушаться в беседу.
- Вот девушка, - Иоанн поглядел в ее сторону, Ник оглянулась – да нет, за ней мужик сидит, - Скажите, вам интересно, что я вчера заблудился в госпитале, по ошибке зашел в онкологическое отделение и понял, что у меня не стоит на лысых телок?
- Нет, - удивленно ответила Картер, что за глупые вопросы? Кстати, один из них сейчас адресован докторше, – а можно мне быренько рассказать о себе и уйти?
- Ник, я не смогу тебе помочь, если ты сама этого не захочешь, - вот это женщина, как она только еще не чокнулась в окружении этих психопатов и Ник Картер? – Ты хочешь, чтобы я тебе помогла?
- О, Док, это будет заебись! Я вам дам пачку визиток, а вы раздадите по друзьям-соседям, чтоб знали, кому звонить, да? Да? – а? че теперь? Сама помощь предложила, а как дошло до дела – наложила в штаны кучу? Никому нельзя доверять в этом гадком мире…
- Смешно, Ник. Поделишься с нами своей проблемой? я же сказала, дам пачку визиток…
- Меня зовут Ник – это как «дебил» только букв меньше -  я боюсь, что за мной следят секретные агенты и превышаю допустимую скорость вождения. Когда у меня забирают права – я катаюсь без них, и не испытываю угрызений совести. Мой отец был суицидником и, наверное, мне должно было передаться что-то такое по генам. А, и когда чищу апельсин и сок брызгает в глаза, мне хочется убивать. Я буду жить, доктор? А он? – она кивнула на Иоанна, - мне будет обидно, если он меня переживет.
Ответы на вопросы ее мало интересовали – ей хватило и одного только присутствия здесь, хотя в это же время она могла кататься по Сакраменто и зарабатывать деньги. На выходных друзья соберутся отдыхать на озере: палатки, шашлыки, музыка, анекдоты, алкоголь, а Ник им что? А Ник вместо денег предложит компостирование мозгов, ведь этому она научилась во время бесполезного просиживания в госпитале.
- Ник…Ник, ты слышишь меня? – палатка и шашлыки унеслись куда-то вдаль, и вернулась суровая реальность: доктор, стулья, кабинет, Иоанн…, - ты не хочешь рассказать нам про аварию?
- Сначала пусть он, - снова кивнула в сторону соседа, - про кирпичи расскажет.
На самом деле, она умела общаться с людьми и нормально и делала это довольно часто, но дядя сам виноват. Он еще со школьных времен знал, что девчонке не нравятся все эти серьезные душевные разговоры о тяжестях жизни и, тем не менее, это нисколько ему не помешало запихнуть ее в сей кабинет.
- А нам принесут чаю? Я не смогу раскрепоститься, если чаю не попью, можно черного, можно и зеленого, а толстый смотрит на меня как-то гадко, эй ты! – грозный оклик на всю комнату в стиле «Ща я как оторвусь от стула, ща как наваляю со своим метр семьдесят», - не смотри так на меня, понял?
- Довольно, Ник, - упрекнула девушку доктор, а Картер показала толстому двумя пальцами на свои глаза, а затем перевела на него. I’m watching you…

+3

5

И что самое интересное в этих сеансах: по идее, на них тебе дают возможность выговориться и вывернуть всем наизнанку твою душу. Ну, вот пришел бы прошлый Джон туда и сказал бы: знаете, я убиваю людей, мне стыдно да, а хотя что это я, нихера мне не стыдно и все вы умрете как только выйдете отсюда, потому что это страшная тайна, вот. И ему бы стало легче, и минус целая куча даунов на земле. Ну чем не красота?
Но это была какая-то идиотская терапия. Во-первых, ему не дали договорить его гневную речь, хотя говорить ему особо было нечего. Разве что про то, что еда в больнице - сблев больного дизентерией кота, но это же ниибаццо полезно, поэтому жриии, Джон, жриии, а Меган скоро сломает ему ребро, у него неудобный стул, ему хочется курить и почему он вчера не сбежал из госпиталя с Билли, как тот и предлагал? И вообще - кто такой святой Патрик?!
Во-вторых... Что было во-вторых Уэйт додумать не успел, потому что бабенка рядом начала что-то тараторить и для него теперь стало делом чести понять, что именно она "бла-бла-бла". Фильтруя ее базар внутри головы, Джон выловил главное:
- ...испытываю... ...наверное... ...что-то... ...мне... ...обидно... - а когда она внезапно замолчала, Уэйт захлопал в ладоши. Ну, так же они все должны делать? Правда, скоро понял, что его здесь никто не поддержит и хмуро скуксился, снова скрещивая руки на груди.
- Ник…Ник, ты слышишь меня? Ты не хочешь рассказать нам про аварию?
- А давайте поиграем в игру? - подал голос Джон, но эта женщина-метеор его перебила и как ни странно, оказалось, что обращается она прямо к нему. Правда, не успел.
- А нам принесут чаю? Я не смогу раскрепоститься, если чаю не попью, можно черного, можно и зеленого, а толстый смотрит на меня как-то гадко, эй ты! Не смотри так на меня, понял?
- Довольно, Ник,
- и тут настала очередь Джона говорить!
- Называется "угадай, кто среди нас маньяк", - подождав, пока "Ник, Ник" - как называла ее докторша, и собственно, сама докторша, закончат, с энтузиазмом продолжил Уэйт. - Итак, - помолчав пару секунд и выдержав нужную интригу, Джон загадочно улыбнулся. - Кто среди нас маньяк? Дам подсказку: он очень хочет курить и убивать. Еще у него на голове повязка, вот как у меня, справа от него сидит миссис Джонсон, которая хочет секса в свои... - Джон наклонился к старушке. - Простите, сколько вам, я забыл?
- Восемьдесят четыре.
- Которая хочет секса в свои восемьдесят четыре, а слева, - какая-то ебанутая макака, которая по ходу сидит на ЛСД, - Эм... Ну и хватит вам подсказок. Угадывайте. А мне можно пока покурить? - вытаскивая пачку сигарет из рукава футболки, Уэйт медленно сполз по спинке стула и достал одну, ловя на себе гневный взгляд врачихи.
- Джон, прекратите. Вы не уважаете тех, кто здесь находится.
- Да хули их уважать, - чиркнул зажигалкой Джон, который простой, как цент. Зато честный.
- Выйдите отсюда, пожалуйста, - строго сказал психолог, а Меган приготовилась от души дать своему подопечному по яйцам. - И вернитесь, когда подумаете над своим поведением.
Ну а Уэйт? Уэйт был счастлив, он же типа добился, чего хотел. 
- Ой, подождите, - уже было поднявшись со стула, вспомнил Джон. - Я щас уйду, только спрошу: а почему вы ко мне на "вы", а к ней, - кивнул на Ник. - На "ты"? Это потому что я черный старый?

Отредактировано John Wait (2012-11-24 03:30:43)

+3

6

- А давайте поиграем в игру?ах ты ж сволочь, в жизни ты куда более высокий…Где маска, где велосипед? Ребята, это же Джон Крамер, вы чего, он же убьет всех нас! – главное: представить, что ты произнесла это вслух и успокоиться. Кто паникует? Я не паникую. А если все здесь будут немножко умирать, то это будет всего лишь совпадением, каковых много в природе.
- Называется "угадай, кто среди нас маньяк", - а ведь она говорила!
- Кто за то, чтобы мочить гада подручными средствами? – воскликнула Картер, поднимая руку вверх и подмигивая толстому. Толстый, кидала, отвернулся с вымученным лицом и устремил взгляд куда-то вдаль, а даль эта располагалась на вырезе кофточки доктора. И вот как с этим бороться? Свою кофту снять вообще?
Стало понятно, давно уже стало, давно уже понятно, что этот вот самый Джон просто изводит доктора и всех собравшихся и ему это сходит с рук, а на весь этот балаган ее записал дядя. А Ник злопамятна. И мстительна. И крайне креативна.
- Да хули их уважать.
- Да ну, бля? Может, выйдем, разберемся? – хмыкнула Ник, еще раз – хмыкнула Ник-Метр-В-Кепке-Росту-И-Два-Неадекватности, скрестив руки на груди и ухмыляясь так, словно внутри нее томится от скуки Ума Турман в желтом спортивном костюме и самурайским мечом в кармашке. А что? Она в такси работает уже тучу ху…много времени, месяцев шесть – таких субъектов вохить доводилось, что Кингу и не снилось. Ларри, разумеется. Стивен и не такого навидался, параноик чертов.
- Выйдите отсюда, пожалуйста…
- Эй, а я? – Ник повернулась к доктору-предательнице. Че за дела? Почему ей тут нужно сидеть, а этого взяли и отпустили отдыхать, расслабляться, ручишки распускать в туалете, ходить на лысых телок смотреть, ну и вы поняли концепцию вопроса…Нет уж, она тогда тоже найдет чем себя занять в этот унылый сентябрьский денек. Ведь в мире столько всего интересного, столько возможностей провести время увлекательно: телевизор, чипсы, диван! Или вот, к примеру, другой вариант: телевизор, пиво, диван!
- Это потому что я старый?
- Венками за километр отдает, - поддакнула Картер, закивав головой и наморщив нос. Кажется, скоро здесь кого-то будут бить. Возможно, даже ногами. Возможно, даже по лицу, а своим лицом Ник гордится – оно вызывает у людей доверие.
Сколько они здесь уже сидят? Пять минут? Десять? Пятнадцать? Сколько им вообще тут нужно сидеть? Почему до сих пор нет чая? Почему рыжая плачет, а бабуля хлопает в ладоши?
- Я прошу всех успокоиться, и мы продолжим, - зычно прикрикнула доктор и, казалось, всеобщее веселье пошло на спад. Но мы-то с вами знаем…
- Так как все сказали о своих проблемах, давайте сделаем следующий шаг, который научит нас быть более открытыми и человечными. Разорвем круг, разделимся по парам, и каждый из вас должен попытаться довериться собеседнику.
Ник плотно зажмурила глаза, посчитала три секунды и открыла, но увы! Всё осталось прежним: те же психи, та же доктор, та же комната, та же фигня с компостированием мозгов. Психотерапевт сказала, кому с кем сидеть напротив и играть в «Анализируй это» и…вы не поверите, маньяк достался ей!
- Ну же, Джон, Ник, - улыбнулась доктор, похлопав девушку по плечу, мол, че сидим-молчим? – попробуйте немного поговорить и не ругаться, - узурпатор отошла проверять остальные пары. Чем она руководствовалась? Могла бы уже посадить маньяка вместе с бабкой – они, кажись, неплохо спелись. А Ник подсела бы к толстяку – тот нуждался в проведении консультации о вреде взглядов на черепную коробку.
- Ну, слушай. Играя в покер, Томми так хорошо блефовал, что о его смерти догадались только через час ахахахахха, - когда Картер смеется – это всегда громко, не вовремя и печально. Продолжая смеяться, шатенка шлепнула ладонью по плечу Джона, - смешно же, ну!

+2

7

- Венками за километр отдает, - бить женщину или не бить? Вот в чем вопрос. Бить, наверное, но не у всех на глазах. Ладно, он потом договорится как-нибудь с тем моджахедом, который каждый раз пытается стать предметом интерьера в палате, когда туда заходит Джон. Уэйт, наверное, в каком-нибудь посольстве работал. А этого человека, по всей видимости, не хотят отправлять домой или наоборот очень хотят, потому что у него просроченная виза, вот он и ходит за Джоном, чтобы тот ему помог. Тут сразу и люди в черном нашли свое логическое объяснение. Ай да Америка, ай да охрана, ох любят они своих граждан, просто вах, слющай!
- Я прошу всех успокоиться, и мы продолжим, - а это значило, что его простили и милостиво позволили остаться. Упомянув про себя падшую женщину, Джон понял, что ему придется сесть обратно и затушить сигарету, которую он не успел как следует прикурить. С другой стороны - никто тут не умирает от рака легких, а ему пока ничего не сказали...
- Так как все сказали о своих проблемах, давайте сделаем следующий шаг, который научит нас быть более открытыми и человечными. Разорвем круг, разделимся по парам, и каждый из вас должен попытаться довериться собеседнику.
Оу щи. Ну, он уже догадывался, какому собеседнику ему придется доверяться. А ведь здесь сидит женщина, умирающая от СПИДа, это так нетолерантно!
Уэйт мееееедленно приземлил свою задницу на место, Меган с гневными молниями в глазах по-быстрому отобрала у него сигарету и затушила об ближайшую тумбочку, в которой вестимо хранились трупы. То-то пахнет здесь как-то... Ах да, у того жирного чувака проблемы с пищеварением, что это он.
- Ну же, Джон, Ник, попробуйте немного поговорить и не ругаться, - чтоб тебе жизнь медом не казалась, козел, - забыла добавить добрая докторша, но Джон прямо спиной чувствовал, как мысли Меган крутятся вокруг этой фразы.
- Слушайте, а она меня ничем не заразит? - глядя на Ник, через плечо шепотом спросил у медсестры Уэйт.
- Джон, я вас умоляю... - шепотом ответила Мег.
- Ну не знаю там, будет не айс, если я у вас в больнице подхвачу бешенство от ваших же пациентов. У вас рейтинги упадут, потому что я же буду жаловаться в надлежащие инстанции, вы понимаете это, Меган?
- Бешенство не передается воздушно-капельным путем, - успокоила его медсестра. - Вперед, Джон, навстречу здоровой физической и психологической жизни.
Лаааадненько.
Уэйт посмотрел на медсестру, вспомнил моджахеда, снова посмотрел на медсестру. Я делаю это только ради вас, доктор Рид.  Сложил ладони в молитвенном жесте, приставил кончики пальцев к губам и с самым трагичным видом, таким, что дорогой сердцу Гамлет пошел бы вешаться на ближайшем суку за недостатком таланта, повернулся к своей собеседнице.
- Ты сидишь на стерои... - решил сразу уточнить Джонни, но снова не успел.
- Ну, слушай. Играя в покер, Томми так хорошо блефовал, что о его смерти догадались только через час ахахахахха, - бам по плечу, - смешно же, ну!
Как вам рассказать те метаморфозы, которые произошли с лицом Джона Уэйта после этой щютки юмора? Ну, если бы на свете был конкурс на самое высокомерно-каменное еб... лицо, то он там точно бы победил.
Джон медленно убрал руки от лица, тихо шмыгнул, подумал-подумал и голосом Си3ПиО произнес:
- Познакомься, это Меган, - указал большим пальцем за свою спину. - Она мой секретарь и обычно отвечает всем, когда меня нет на месте. Меган, фас! - медсестричка шутку не оценила и видимо плоский юмор все-таки передавался по воздуху. Что безмерно опечалило и без того унылого Джона. Проблему срочно, немедленно нужно было решать.
- А есть тут у кого-нибудь деньги?! - выкрикнул герой нашего времени, обращаясь ко всей аудитории сразу. Обнимающиеся и обливающиеся слезами парочки тут же заткнулись и отпрянули друг от друга. - Давайте сходим в стриптиз? Ахах, шутка, - никто не оценил, ок. - Ладно. Я хочу кофе купить, а то чувствую, мы его никогда не получим. А потом все возьмемся за руки и будем петь индийские мантры для отсечения привязанностей.
Докторша смотрела на него снисходительно, ну вот как на... душевнобольного.
- Джон, сначала поговорите с Ник. Потом у нас будет перерыв. И кофе с чаем, - ну ничего себе стимул! Конечно, конечно, он поговорит с Ник!
- Лады, - улыбнулся Уэйт, снова разворачиваясь к девушке. - Погода классная, да? Правда, мне не разрешают выходить на улицу уже третий день, но я думаю, что классная. Умеешь делать спока? - Джон сложил по два пальца и показал Ник спока. - Меня Билли научил. Ему около восьми лет, но детей я ненавижу, меня вчера порывало устроить геноцид в столовой, куда внезапно приперлись все мамочки с детьми. Я ничего о себе не помню, но помню всех президентов Америки по алфавиту и что если ты СЛУЧАЙНО нажмешь одновременно Alt и F4, то закроется Скайрим и нихххера не сохранится. А на третьем этаже реанимация. Как ты думаешь, насколько глупо делать реанимацию на третьем этаже? Вот умирает у тебя человек, потому что ему акула половину телу отгрызла, а тебе его тащить еще на третий этаж. Хотя наверное, реанимация уже будет не нужна, - Джон озадачился на данный топик и замолчал, что означало для Ник зеленый свет.

Отредактировано John Wait (2012-11-25 03:23:38)

+2

8

[mymp3]http://dl.dropbox.com/u/104176086/Hollywood%20Undead%20-%20Bullet.mp3|0_о[/mymp3]

Направляясь в госпиталь в поисках кабинета, в которых проводят сеансы групповой психотерапии, Ник ожидала увидеть что-то похожее на сцены из кинофильмов о психиатрических лечебницах: кто-то бьется головой о стену, кто-то кукарекает или пытается копировать крики дельфинов, кто-то выжидает подходящий момент и неожиданно снимает штаны и показывает фокус с мельницей.
Крики, визги, ковыряние в носу, вытирание пальца о куртку соседа, если тот вовремя не заметил, плевки в стороны и прочие упражнения на меткость. Ничего этого не было. Так, по мелочи: кто-то всплакнул, кто-то шмыгнул носом, кто-то закурил.
Иоанн не засмеялся, вопреки ожиданиям Ник – его лицом можно было обманывать детекторы лжи и делать по его макету высококачественные кирпичи. Очень несчастный человек, даже вон тетка внушительного вида от него отходить не хочет. А ведь сейчас Ник будет делиться очень личным, а вдруг Меган может оказаться шпионом сверхсекретной организации по поиску и ликвидации бывших уличных гонщиков?
  - Меган, фас! это уж ни в какие рамки не лезет, бородатый ты человек…
- Я знаю приемы бушидо, понял? – она откинулась на спинку стула и выставила вперед руки в какой-то угрожающей позе, подсмотренной в фильмах с Брюсом Ли. Или Уиллисом. Кто их, Брюсов, разберет?
А Джон разошелся. Больше всего внимание Ник привлек спок, ведь его она делать не умела – с пальцами были какие-то проблемы и мизинец с безымянным никак не хотели ладить. Дядя сказал, зато средний у нее красивый и рабочий – аж гордость испытал. Когда речь была окончена, ей полагалось посочувствовать, разделить проблему с собеседником, выказать свое понимание и прочее. Наверное. А если сделать это быстро, то она успеет выпить чашку, ага, размечталась – стаканчик максимум, чая до того, как кто-то услышит чарующую болтовню Никиного желудка, оскорбленного наплевательским отношением хозяйки к чувствам крайне важного органа.
- Друг, у тебя большие проблемы с головой, а жизнь – унылое говно. Твоя боль – моя боль, - она подалась вперед и фамильярно потрепала Джона ладонью по щеке, а затем громко крикнула, оглядываясь, - эй, Док, мы закончили – теперь нам можно свалить?
Док, которую Картер выискивала взглядом, была почти что за спиной девушки, и с ответом не медлила:
- Так не пойдет. Давай, Ник, надо раскрыться, - шатенка растерянно осмотрела себя и вновь перевела взгляд на доктора:
- То есть, кофту таки придется снимать? – доктор Рид была неумолима – и даже щенячьи глазки, которым она научилась у Сэма Винчестера, не смогли повлиять на ее решение. Картер снова повернулась к партнеру.
- Ладно, с говном я переборщила – ты простишь меня? Я могу угостить тебя яичницей с беконом, когда тебя вылечат. Ну, или для начала – выпустят, - щенячьи глазки, дубль два, - это типа моя очередь излить душу? Эээ…я раньше участвовала в уличных гонках, пока не сломала руку, а теперь я вожу такси. До сих пор скорблю по своему петуху Эдгару – ты бы ему понравился. Я не верю в Бога, НЛО, Биг Фута, Санта-Клауса, Зубную Фею, Пикачу, любовь и демократию.
Да, следовало признать, что при лучшем рассмотрении маньяк оказался очень даже ничего – под белой футболкой знаете какой торс угадывался? Ух. А руки и так видны были – может, он качался до того, как попал сюда? А может, как подруги не было, обеими руками справлялся с одиночеством – всякие тренировки хороши, а в здоровом теле – здоровый дух! Ник вон тоже в хорошей форме – они бы совместились. Картер свою хорошую форму начала развивать еще когда в школе была: нарвалась, ударила первой, и бежать. Или нарвалась, ударила первой, получила пиздюлей и уже потом бежать. Так что спринтер из нее тоже хороший получился. У нее вообще было много достоинств.
- Я умею на мостик становиться, смотри! – она встала со стула, сделала шаг в сторону, занесла руки вверх над головой и начала прогибаться назад, потихоньку опускаясь вниз, пока ладонями не уперлась в пол.
- Зацени, че я могу, - весело говорила шатенка в то время, как лицо ее начало краснеть от напряжения, а затем и вовсе ноги разъехались в стороны, и человек-катастрофа рухнула на пол, ударившись спиной и головой.
- Гадкий потолок, - спустя секунды две молчания, - смотреть противно, - и повернула голову в сторону. Теперь она могла наблюдать за шевелящимися ногами, уииии!

+2

9

- Друг, у тебя большие проблемы с головой, а жизнь – унылое говно. Твоя боль – моя боль, - стоит начать с того, что эта женщина, простигосподи, ни с хуя собачьего назвала его другом. А потом - унылым говном! Да еще и за щечку потрепала! Логики Джон не проследил, но промолчал, уже зная, что пути женских мыслей неисповедимы. А если эта женщина еще и к психотерапевту ходит, то вообще выносите стулья.
Впрочем, Уэйт все еще был заинтересован в вопросах сухой науки и думал про реанимацию. А потом вспомнил, что на третьем реабилитация, а реанимация на первом, как положено, к ней даже пандус есть, кареты скорой туда задом подъезжают стык в стык, чтоб всяких обстрелянных криминальных авторитетов загружали и пресса ничего не видела. У Джона еще мысль была покататься на этом пандусе вниз на инвалидной коляске, но Меган доходчиво объяснила неразумному пациенту, что "окстись, богатырь", говоря литературным языком. 
- То есть, кофту таки придется снимать? - а? Что? Стриптиз все-таки будет? Как-то внезапно филологические заморочки, начинающиеся на "реа" и заканчивающиеся на "ция" моментом вылетели из головы. Ненуачо, он мужчина в самом расцвете сил, она - женщина предбальзаковского возраста, пуркуа бы и не па?
- Кто такой Пикачу? - после ее "раскрытия" разочарованно спросил Джон. Нет, он правда ждал чего-то в стиле "You сan leave your hat on", если вы понимаете, о чем я. А тут новая порция бессмысленного пиздежа. Ничего не изменилось, вся его жизнь - одна большая нелепая ошибка, вокруг одни расстройства, и вообще как так жить можно?!
- Я умею на мостик становиться, смотри!
- Ладно, я потом погуглю, - хорошо быть большим, ребенок без слов отдает тебе свой ноутбук и прячется за тумбочкой, лишь бы бородатый дядька его не трогал. Ну Уэйт-то не знал, что в прошлой жизни им детей на ночь пугали, что с него взять?
И тут ему показалось, что нихрена у нее не получится. Но с видом самого независимого жюри Джон продолжил наблюдать, пафосно закинув ногу на ногу. Вот сейчас она упадет, или ее позвоночник переломится на две части, она ударится головой, и поедет в отделение к Джоньке, палата рядом. Будут сидеть и перестукиваться через стену, зато не скучно.
- Зацени, че я могу, - ну надо же! Мостик во всем его великолепии! И Уэйту даже обидно как-то стало - он ей всего лишь спока, а она ему - вон, целый мостик!.. Что-то такое ребяческое скользнуло в его чувствах - обидка и желание показаться круче, чем он есть на самом деле. Поэтому...
- А я... - поднимаясь со стула и подтягивая модно завернутые штанцы, начал было Джон, но тут злой рок сыграл свою шутку - скользкие полы, каблуки, все дела... В общем, паук на роликах или типа того. Наблюдая за тем, как ноги его новой знакомой разъезжаются во все стороны света, Уэйт вдруг расхохотался на всю Ивановскую и захлопал в ладоши.
- Сто баллов! - откомментировал он, а теперь пришла его очередь показывать классные штуки. И сделать это нужно было быстро, потому что он хотел встать на руки, а у него сотрясение мозга и Меган бы обосралась от страха и злости. А еще одного, страдающего пищеНЕпереварением, они бы не пережили.
- А вот че я могу, - Джон подтянул штаны на коленях, потер ладони друг о друга, выдохнул и со звучным "Опля!" оказался на руках, балансируя вверху ногами.
- Джон! Немедленно обратно! - завизжала Меган, срываясь со своего места.
На ручках Уэйт почапал от злостной нарушительницы кайфа к стене, но тут случилось страшное - как всегда в таких случаях задралась футболка, слетела на лицо, а благодарной (или не-благодарной) публике предстали взору все его достоинства - шрамы там, ну, остальные шрамы, ах да, и еще шрамы, конечно же. Голова стала наливаться кровью, а посему голове Ник, которая оказалась близко, Уэйт тихо произнес:
- Мне кажется, что у меня сейчас табло лопнет. Лучше отойди, если не хочешь, чтобы я тебя заляпал, - но тут подоспела Мег, и с гневными вскриками на непонятном среднестатическому американцу языке схватилась за Джоновы ноженьки и принялась опускать того на землю.
- У вас кровь капает, Джон, боже! - она все мотала головой, восклицала, носилась вокруг его несчастного глобуса и че-то там копошилась руками на месте, где были наложены швы.
А Уэйт, оказавшийся на полу рядом с Ник, скрестил ноги по-турецки и обратился к своей подруге по раскрытиям:
- Можно я буду называть тебя Катя? Я вчера порно смотрел, там была Саша Грей, правда, но ты мне ее чем-то напоминаешь и поэтому можно я буду называть тебя Катя?
- Думаю, нам нужен перерыв, а Джону перевязка, - объявила Меган, с чем согласилась доктор Хаус, а Уэйт вдруг понял, что за их тандемом в этой комнате смотрят все. Даже стулья. Вот они особенно.

+2

10

Этот неловкий момент, когда ты хочешь чем-нибудь похвастаться, а с тебя ржут-заливаются аки лошадь Пржевальского. Зато аплодисменты были. Ник редко аплодировали – она даже несколько раз ходила в караоке-бар, но там начали хлопать только тогда, когда она после пятой песни ушла со сцены и отдала микрофон. Зато она танцует круто! Нет, реально круто! В танцах главное что? Надеть штаны, которые еле на бедрах держатся, и топ, который только грудь и прикрывает. И показать всем голый красивый живот – мужики любят смотреть на живот, еще как любят. Хорошо, что Ник только через два месяца 27 исполнится – тогда бы уже было несолидно так делать, как говорит Мартин.
- А вот че я могу, - Ник резко взметнулась вверх и этого усилия хватило, чтобы оторвать верхнюю часть тела от пола и удобно расположиться на заднице, подобрав колени и усесться в позе султана. Марокканского. Хер его знает, есть ли в Марокко еще султаны, но звучит хорошо.
Опля!огоооо…Открыв рот, шатенка заворожено следила за перемещениями на руках, испытывая где-то в груди или животе дикую зависть. Или ей просто кушать хотелось. Но зависть была дикой – сама Ник так не умела, из всех упражнений только мостик и смогла осилить.
Отойти? Шутки что ли. Она крови не боится – даже при сдаче анализов никогда слезу не пускала. Однажды пустила и заявила медсестре, что теперь они все станут зомби, и что начнется это всё с нее.
- Не могу, ты же раздеваешься, - голос был крайне удивленный, то ж были только разговоры про стриптиз, а теперь он начался – ноги не поднимутся уйти. А потом началось самое веселье – Меган схватила Джона за ноги, и это уже попахивало переизданием Камасутры, если бы всё не закончилось бабахом. Хотя нет бабах – это у Ник с ее мостиком, а тут всё плавно и мягко – это вам стойка, а не хухры-мухры.
- Можно я буду называть тебя Катя? а пальцем в глаз?
- Нуууу…, - завидев, что там вытворяет Меган позади спортсмена, и услышав про кровь, - уууу, ради меня еще никто швы не рвал! – умиленно протянула Картер, всплеснув руками и улыбаясь во все свои тридцать семь, - сегодня можно.
- Думаю, нам нужен перерыв, а Джону перевязка…
- Жраааааать! – продекламировала новоявленная Катя, а в миру всё та же Ник Картер, хлопая в ладоши и неуклюже поднимаясь с пола. Вот теперь-то она отомстит за все беды и горести, и отомстит она…автомату, стоящему в коридоре! Да! Точно!
Кинувшись было к двери, она вдруг замерла, секунду обдумывала действия, а затем повернула голову и уже на ходу продолжила:
- Ты сиди, а я кофе принесу, - не может ведь она бросить своего нового друга в беде, ведь у него такой торс, такой торс, и голова зашитая, он не может, его надо перевязать…, - тебе какой? – спросила Ник и скрылась за дверью прежде, чем Джон успел ответить.
- Кто не успел – тот опоздал, - логично рассуждала шатенка, пока шла по коридору. Ебжежтвою! Она ведь деньги оставила в сумке, а сумку в машине, а машину оставила за десять метров от входа в больницу, а перерыв будет короткий, а как же Джон без кофе, ну? Еще обидится и уйдет к бабульке, а ведь она так и не успела рассказать ему о могучем Пикачу…
Такой пробежки этот госпиталь не видывал еще с тех времен, как три года назад мистер Питерс узнал у врача, что его жена сифилисом заразилась. Вот шуму тогда было…В сводку новостей попали, и в некролог местной газеты!
Возвращаясь обратно, уже с сумкой – а та была небольшая, черная, через плечо – и пытаясь отдышаться, Ник подошла к автомату с напитками и разными вредными вкусняшками, благо, за это время вся очередь как испарилась. Подходила она к двери, держа в руках два больших стаканчика и Сникерс, а рыжая телка – Ник ее сразу невзлюбила – зашла внутрь и даже не удосужилась дверь придержать.
Всегда об этом мечтала, - подумала Ник и с ноги открыла чертову дверь, и гневно воскликнула, - эй, курица, блять! Еще раз у меня перед носом дверь закроешь и я тебе…о, Джон, я принесла кофе, Джон!
Кажется, Меган пересадила своего подопечного обратно на стул, чтоб было удобнее заниматься перевязкой. Кем надо быть, чтобы искренне хотеть копаться в чьей-то голове? Без обид, доктор Рид. Картер подошла к их козырным мега-стульям и уселась на полу всё в той же позе марокканского султана.
- Айда на наш пол, Джонни! – кивнула ему Ник, и поставила стаканы на пол, и положила рядом сумку, - я купила Сникерс. Не знаю, любишь ли ты Сникерс…Ты любишь Сникерс? Хочешь, будем кусать с двух сторон, и я отдам тебе последний орешек? – хлопнула себя ладонью по колену и рассмеялась, - не ссы, я два купила, - и выудила второй Сникерс из недр сумки. Вопреки мужскому представлению, в сумке Ник можно было легко найти все лежащие там вещи. А хотя бы потому что там были только кошелек, презерватив двухмесячной давности и пачка жевательных резинок трехмесячной давности. Надо бы предложить и засечь двадцать минут. Авось про срок годности и правду сказали.
- Себе я взяла зеленый чай, и он действительно зеленый, совсем как блевотина дяди Джеймса на позапрошлое Рождество. Он тогда киви переел, друзья подарили ему ящик настоящей русской водки, а водка с киви, как мы поняли, идет плохо. Ты любишь киви, Джонни?

+2

11

- Сегодня можно, - пф, как будто при других обстоятельствах она бы отказалась. Джон конечно не думал, что ему девки штабелями под ноги кидались, но все-таки у него была борода и харизма, а это уже что-то, согласитесь. А с другой стороны: "Джон, мы дадим вам миллион долларов, если вы еще раз посетите собрание" - "Нет, спасибо" - "Джон, на землю летит метеорит и спасти ее вы можете только посетив собрание еще раз" - "Нет, спасибо" - "Джон, либо я нажимаю на курок, либо вы посещаете собрание еще раз" - "Нет, спасибо".
- Классно, - в свою очередь улыбнулся Джон в свои двадцать девять и еще один шатающийся.
И в воздухе запахло перерывом. Докторша поползла за телефоном, Меган попросила Джона сесть на стулочку обратно, Ник убежала за кофе, хотя Уэйт не успел ей сказать, что он вообще-то ненавидит кофе и лучше чай, а все остальные посетители Клуба Анонимных Неудачников рассредоточились по своим эмо-углам, беседуя о своем, о женском.
Джон еще раз оглядел комнату и решился в очередной раз попытать судьбу - ему срочно надо было ширнуться никотином, иначе следующие 20 минут он за себя не отвечает. И что бы вы думали? Всем оказалось похер. Док вообще ушла куда-то в свой мир, отградилась от своих дегенератов-пациентов экраном айфона и по ее лицу было видно, что играет она в Энгри Бердс, и понятно было, кого она представляет себе в роли птичек.
- Меган, я хочу читать рэп, - вдруг вспомнил Джон, затягиваясь. Старая повязка лежала у него на коленке в качестве импровизированной пепельницы, а медсестра продолжала что-то химичить с его головой.
- Читайте, Джон, - спокойно отозвалась она. Действительно, это же было так просто: берешь! И творишь хуйню!
- Эй ты, жертва Макдональдса, как тебя там, я забыл, - кивнул Уэйт на жирдяя. Ему показалось, что тот отлично сойдет за бит на заднем плане.
- Фред, - вздохнуло существо, пораженное холестерином.
- Фред, ты мне поможешь? Мы ведь должны друг другу помогать, да, Док? - от докторши Джону досталось ноль внимания, фунт презрения. Наверное, представляла его голову, когда взрывала птичку - это всегда, сколько Уэйт себя помнил (а помнил он себя три дня, ни больше, ни меньше) доставляло людям большую радость. - Хочешь я тебя петь научу? - спросил великий Паваротти.
- Нет.
- Короче, смотри, - стряхнув пепел на коленку, Джон принялся объяснять. - Мелодия такая, ну типа: тууу-ту-ду-ту-ту-ту-тууу, и так далее. Вы, кстати, все можете присоединиться. Давайте, поехали, - Уэйт принялся отбивать такт ногой и ритмично двигать головой аки голубь. - Айм гонна файт 'эм олл, э сэвэн нэйшн арми куднт холд ми бэааак, - не стоит забывать, что певческие данные у Уэйта отсутствовали напрочь, ну и разумеется, никто ему не подпевал. Все просто смотрели на него, как на дибила, коим он, в общем-то, на данный момент времени и являлся. - Зейа гонна рип ит офф, тэкин' зеа тайм райт бихан' ма бэааак, - соло, короче! Главное, что сам Джон был счастлив и накурен.
- Эн' айм токин' ту масэлф эт найт бикос ай кент фогееет...
- Эй, курица, блять! Еще раз у меня перед носом дверь закроешь и я тебе…о, Джон, я принесла кофе, Джон!
- О, а мы тут поем, спасибо, - радостно заявил Джон, который являлся единственным солистом в этом комнате. - Ты опоздала на мой триумф, больше не повторю. - Хотя...
- Айда на наш пол, Джонни!
- Да, мой генерал, - Уэйт опустился на пол рядом с Ник, разумеется, задел коленкой с повязкой стаканчик с кофе, выматерился, еле успевая его поймать, - спокойно, без паники! - обжегся, снова выматерился, испачкался в кофе, опять выматерился и поставил стакан подальше от себя.
- Ты любишь Сникерс? Хочешь, будем кусать с двух сторон, и я отдам тебе последний орешек?
- Я не люб...
- Не ссы, я два купила.
- ...лю орешки, - но Сникерс Джон затырил, да.
- Себе я взяла зеленый чай, и он действительно зеленый, совсем как блевотина дяди Джеймса на позапрошлое Рождество. Он тогда киви переел, друзья подарили ему ящик настоящей русской водки, а водка с киви, как мы поняли, идет плохо. Ты любишь киви, Джонни?
- Не знаю, но мне кажется, что нет, - поднимая ненавистный уже стаканчик с пола, ответил Уэйт. - Сигаретку? - предложил он в свою очередь, протягивая Ник пачку и дуя на кофе. А потом задумался вот о чем: деньги. - Скок с меня? А то мои финансы здесь поют дабстеп, но у меня такое чувство, что дома у меня дохренища денег, - язык мой - враг мой. - Не люблю, когда я кому-то что-то должен. Даже... - сделал глоток. - Ебани очи, что это за дерьмо?!

+2

12

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!

- Ты опоздала на мой триумф, - плохая, плохая Ник! За этот проступок тебя ждут унизительные посиделки на диване, пытка последним концертом AC\DC и надругательство при помощи заливания пива в рот в больших количествах! - больше не повторю.
- Ты мне врешь – по глазам твоим зеленым вижу, что врешь, - проворчала Картер. Врать – нехорошо, так ей повторял школьный психолог постоянно. Почему сразу вру? - вопрошала тогда девочка в недоумении, искренне не понимая, почему отныне замечательное воображение и необыкновенная фантазия принимаются за ложь. А как же – выражать свои чувства всеми путями и дорогами? Сраные лицемеры…
Джон и его бесхитростные манипуляции со стаканчиком со стороны выглядели очень захватывающе. Это как в кино Три Дэ: кресла не совсем удобные, переносица чешется, в глазах рябит, но ты сидишь и не жалуешься – это же Три Дэ, охуенно круто! Так вот, как в кино сидела Ник: наблюдала за Джоном, потом за рукой и стаканчиком, потом за матерящимся Джоном, и снова за стаканчиком. А еще на колене Джона лежала повязка, которой выпала честь стать цитаделью зла и хранилищем пепла, честь, коей не удостаивались другие повязки. Ник, не теряя времени, схватила ее с колена, скомкала вдвое и с криком « - Фаер ин зэ хол!» швырнула ее в образовавшуюся маленькую толпу, целясь скорее в рыжую курицу. Повязка развернулась, и маленький импровизированный салют попал четко в цель. Или на цель. Это уже, товарищи, неважно.
- Хэд шот! – тихо прокомментировала таксистка, возвращаясь взглядом к своему новому другу, - сектор клиар, флоулесс виктори, как говорит Мартин.
Знаете, совсем недавно она бы ему – Джону, а не Мартину – всыпала по первое число и помог бы ей в этом какой-нибудь ломик или кирпич…они его любят…но вот он перестал быть идиотом и оказался очень даже ничего. А Ник любит веселых людей, у нее вообще друзей много, а вот денег мало. И возможно это даже как-то взаимосвязано…можно было бы продавать друзей на органы. Разделить на три группы: пьющие, курящие и здоровые. На полученные деньги находить новых друзей и по старой схеме. А там недалеко и до малого бизнеса, а потом всё, что хочешь: фэйм, вилла, Габриэль Батистута…

[mymp3]http://dl.dropbox.com/u/104176086/RUDN-Est_-druzey.mp3|...[/mymp3]

- Сигаретку? – то ли дело здесь и сейчас, когда тебя окружает кучка свихнувшихся лузеров и ты чувствуешь себя главной, но ты же нормальная – так, немного сумасбродная, но с каких пор это стало диагнозом или клеймом? – и даже находишь тут кого-то с подобным мышлением. И ты либо соревнуешься с ним за ветку лидерства, либо делишься Сникерсом, а он с тобой – сигареткой. Вот так всегда: ты человеку вкусняшку, а он тебе…
- Бэ-ло-мор? – прочитала Ник надпись на пачке. Мама учила всегда проверять, какие сигареты тебе люди предлагают. А вдруг там марихуана? А вдруг там марихуана со стрихнином? Шутка. Не было у нее мамы, ведь она отдала Никушу папаше и свалила. Но предложенную сигаретку таксистка всё-таки замутила…
- Скок с меня?я и не запрыгивала же…, - что за наезды, чувак?
- Ебани очи, что это за дерьмо?!
- Это кнопку добавления сахара заело, - виновато произнесла шатенка и отпила глоток из своего стаканчика, - хорошо, что я чай раньше заказала – а то и мне бы пришлось дерьмо пить.
И пусть только кто-то посмеет сказать, что у женщин нет логики, да, Тайлер, читающий наши посты и захлебывающийся в экстатическом восторге? Нам эти предрассудки ни к чему, ведь мы – поколение двадцать первого века, высоких технологий, деградации, поклонения тощим девицам и мужским узким джинсам.
- С тебя десять долларов или футболка, - заметила Ник, кивая, мол, настало время расплаты, уважаемый, и тут уже глазами красивыми да сигаретами отстреляться не получиться, - а если футболка стоит больше десяти долларов, то я тебе могу еще дать…, - она полезла рукой в сумку и вытащила оттуда презерватив, сунув его Джону, - это презерватив, его используют специально, чтобы такие, как мы, не смогли проникнуть в этот мир.

+2

13

- С тебя десять долларов или футболка, - о как. А десять долларов за дерьмо - это много или нормально? Или она наоборот занижает цены? А каков курс? А куда деньги деваются? А зачем слону хвост? А откуда пыль берется?
- Да не стоит она десяти дол... - отставляя отраву подальше от себя, начал Джон. Как бы в больнице плохо не кормили, но это было еще хуже. Он вообще даже не знал, на самом деле, его ли это футболка. Он же вообще ниче не знал, если быть честными. И Ник как раз находилась в положении выигрышном, если бы Уэйт не был так ахуенен, брутален и бородат - три вещи, которые всегда помогали ему управлять умами жалких людишек. Память памятью, а опыт не пропьешь.
- А если футболка стоит больше десяти долларов, то я тебе могу еще дать… - Джон проследил за ее рукой. Еще денег? Купила кофе, да еще и денег дает? Может, устроиться к ней на работу? - это презерватив, его используют специально, чтобы такие, как мы, не смогли проникнуть в этот мир, - о, ну это существенно меняет дело, конечно же. И вообще - что за намеки? Джон обернулся посмотреть - не обернулась ли она, чтоб посмотреть не обернулся ли он - на Меган и выгнул бровь: мол, это так надо? Так общаются в цивилизованном обществе? Обмен, натуральное хозяйство и все дела?
Медсестра в свою очередь о чем-то задумалась и мечтательно разглядывала потолок, хрустя пальцами, и это был повод, чтобы подложить ей свинью... Джон забрал у Ник презерватив - мужиком он был хозяйственным, и кто знает, когда этим хозяйством придется воспользоваться: жизнь штука непредсказуемая.
- А там было что-нибудь не сладкое и с градусами? - стягивая через голову футболку спросил Уэйт. А что делать? Стриптиз ему, видимо, обломился, так хоть тихо сам с собой... Ну да ладно.
- Я думаю, мы все достаточно отдохнули, - о нееееет! - Давайте займем свои места и продолжим занятие. Джон, оденьтесь, Ник, это ты курила? Ник, Ник... - покачала головой врачиха, убирая в карман телефон. - Меган, откройте окна, пусть проветривается. Ну, давайте продолжим? - ласковая улыбка своим пациентам-дибилам и ответные улыбки от расходящихся по своим местам и вытирающим сопли пациентов-дибилов Доку, за исключением Уэйта. Улыбается ли Катя - Джону узнать было недосуг, ибо он поднялся, с ноги запустил в докторшу стакан с горячим нечто, называемым кофе, вся масса как смола покрыла лицо врачихи, и вот, она уже орет и корчится в агонии, прижимая руки к ожоговым пузырям на щеках, все орут, Меган срывается с места, чтобы ей помочь, вбегают санитары с транквилизаторами, Уэйт отбивается как может, кто-то не очень ловкий уже истекает кровью на полу...
Ну, это он так сделал бы, в реальности же Джонни снова выгнул бровь, оставаясь на месте и с футболкой на шее на манер шарфа обратился к докторше:
- Э, я еще на съел свой Сникерс вообще-то! - и повернулся к Ник, махнув на врачей. - Пей, пей, только чаем не обожгись, - с интонациями заботливого старшего брата уверил брюнетку Уэйт.
- Нет, Джон, Ник, так не пойдет, - начала было опять заливать психологию в массы Док.
- КУДА в этой больнице нам надо уйти, чтобы нормально попить кофе?! - рявкнул на голову контуженный Джон и докторша замолчала. Вместо нее на смену пришла Меган, которая, судя по ее лицу, находилась в миге от того, чтобы все-таки дать своему подопечному по колоколам.
- Джон, немедленно на место! И оденьте футболку обратно, что за стриптиз?
- А то что?
- Я привяжу вас к кровати и поставлю вам клизму, - Меган резко подняла руки Джона и моментом натянула футболку обратно. Он даже не успел понять, что произошло, мигнул пару раз по-птичиь глазами и вдруг заулыбался.
- Ух ты, ух ты, ух ты!
- И катетер, - глядя на него исподлобья, добавила медсестра.
- Что, прямо туда?
- Прямо туда, - кивнула Меган, поднимая Уэйта на ноги.
Кто-то ко мне неровно дышит, - подумал Джон, а потом вдруг посмотрел вперед себя и увидел две стены. Когда его успели поставить в угол?
- Меган! Чзнх происходит вообще?
- Постойте там, вам полезно, - отозвалась сестричка, возвращаясь к Ник.
- Сядьте на стул, юная леди, - послышался голос докторши.
- В углу? - крикнул Джон.
- В углу, - Меган.
- Ник, на стул, - врачиха.
- Ок, я в углу, - Джон.
- Вы в углу, - Меган.
- Ник! - врачиха.
- Апчхуй! - жирный.
- Ебануться, я в углу, - Джон.

+3

14

- А там было что-нибудь не сладкое и с градусами? – а вот Ник как раз стриптиз не обломился, более того – даже уговаривать не нужно было, несчастный дерьмо-кофе и вот результат. Правильно Мартин говорил – ко всему должен быть практичный коммерческий подход, главное – подойти правильно и с нужной стороны.
- Это же госпиталь, ну, - в тоне «Элементарно, Уотсон!», - но я знаю в этом городе все места, где есть. Я вообще тут всё знаю, это на случай, если ты со своей амнезией не местный, - хотя девушка очень сомневалась, что этого Джона выпустят отсюда в ближайшие двадцать четыре часа, а потом она вряд ли вспомнит что и как. Вы же не думаете, что она еще раз придет на этот сеанс по доброй воле? Ага, щас! Первый раз дяде еще удалось сыграть на любопытстве, мол, а как они там – все шизики, да? А теперь Ник уже знает и, как говорится, похохотали и баиньки.
Подозревается, что доктор Рид на самом деле не была увлечена своим мобильным телефоном – о нет, она ждала подходящего момента, чтобы обломать своих пациентов, которые вот-вот нашли общий язык. Разве не об этом она мечтала? Разве не этого хотела? Что же случилось? Это зависть? Ревность? Ненависть к раздевающимся мужчинам? Разве это проблемы Ник?
Джон, оденьтесь, - эй, это уже моя футболка – сделка совершена! - Ник, это ты курила? Ник, Ник...
Картер посмотрела на свою руку – ты глянь, и вправду она! Ну, коль кофе Джон пить не захотел – чем не пепельница, а? Таксистка засунула в стаканчик с темной жидкостью окурок и он, тихо зашипев, умолк навеки. Вот такая вот печальная история о несбыточных мечтах и прерванных удовольствиях.
- Пей, пей, только чаем не обожгись, - и Ник принялась пить чай, который, разумеется, трудно было назвать чаем. Вот в их доме было обычно упаковки три чая, а Мартин так тот еще молоко ее тырил, чтобы добавлять себе в чашку. Еще у них была чудо-кастрюля. В ней всегда была еда, вкусная и свежая. Ник, конечно, было невдомек, что кастрюль у них было больше, просто они одинаковые, а Мартин часто переставлял их в холодильнике. А что Ник? Она себе пошла, открыла, посмотрела – о, вкусняшка! – набрала полную тарелку и пошла в спальню хомячить. Правда, случались моменты просветления. В эти моменты из духовки вынималась любимая сковородка, и Картер демонстрировала чудеса готовки: яичница с беконом. Или просто яичница, но с беконом было куда вкуснее.
- КУДА в этой больнице нам надо уйти, чтобы нормально попить кофе?!
- А когда тебя выпустят отсюда? – так, невзначай, поинтересовалась Картер, очень шустро прикончив половину чая. Нет, ну вы только представьте – как весело и увлекательно можно провести время с психом. Ну, а может и не таким уж психом, но таким же неадекватным человеком. То-то же.
Дальше пошел разговор: фразы летали туда-сюда, содержание менялось с одних страшных слов на другие, Джон начал как-то очень странно улыбаться и Ник прониклась к человеку жалостью. До чего же грозная баба за ним хвостиком бегает! Клизмы ставит. Катете…Катето…Катета..
- Что, прямо туда?
- Прямо туда.

- Куда туда? А? Эй! – происходило что-то страшное, Джон даже встал. Покинул их тайное место, атмосфера священных посиделок была нарушена вторжением захватчиков, ее нового друга взяли в плен. Но Ник не сдастся! Она будет бороться до конца!
- Держи от меня подальше свои загребущие руки! – воскликнула Картер, когда Меган, позорно поставив опозоренного Джона в позорный угол, вернулась прямо к тому месту, откуда она его вытащила. Картер подобрала с пола сумку и, в одной руке держа стаканчик с остатками чая, а в другой – свой Сникерс, уселась на свой стул, развалившись как мужик, по всем правилам: ноги раздвинуты черти сколько друг от друга, вытянуты как можно дальше, задницей сползла на самый край, а спиной привалилась…не поверите, к спинке.
- Ник, ты же не такая, какой пытаешься казаться, - поучительно начала Док, ответом ей было…аж ничего. Шатенка начала громко отхлебывать чай с серьезной миной и видом внимательного слушателя, - мы с мистером Картером обсуждали твои проблемы, - еще громче, еще больше шума!ты просто хочешь, чтобы все считали, будто ты психически нездоро…О, Меган, прошу вас…, - красноречивый кивок, но таксистка была проворнее круче и сексуальнее. Девушка резко вскочила со стула по направлению от Меган и крикнула, выставив перед собой руку со Сникерсом:
- Только попробуй, и я подам на тебя в суд за домогательства и материальный ущерб, оборву тебя до нитки, и ты будешь делить место с бомжами возле центрального парка! – она повернула голову к другу в углу, - Джон, Джон, они хотят меня убить!
- Ник, сядь, пожалуйста, обратно и веди себя как нормальный человек, - а ведь можно таки позавидовать терпению этой женщины – она держалась воистину безупречно, - занятие будет скоро закончено.
Бросая на Меган косые взгляды, Ник вернулась куда было велено и, распечатав обертку, принялась с аппетитом поедать купленный батончик.
- О, я вспомнила, еще я отрывала лапки жукам и волосы куклам соседских девочек. Потому что они были красивее, а я страшно завидовала. Мы поговорим об этом?

Отредактировано Nick Carter (2012-11-29 04:31:59)

+2

15

А пока новоиспеченная (прикольное слово, да?) подруга дней его суровых боролась с системой здравоохраненияи пыталась отстоять свою честь, Джон стоял и рассматривал стены. Желтые такие, только не кричаще желтые, и не постельно желтые, а такие... желтые-желтые... И что-то это все ему не нравилось... Желтый цвет, психи, углы, желтый цвет, психи...
- Меган, я хочу в туалет, - жалобно проскулил Уэйт, продолжая стоять мордой к стене. Нет, он два часа назад там был, и никогда не жаловался на функции своего организма, просто этот долбанный желтый цвет... И вообще - у кого-то время детское, а Джонни спать пора, сначала таблетки, конечно, потом покурить, и спать, и видеть сны, и посылать нахуй всех посетителей, и опять спать, и есть, и играть в Скайрим, и опять таблетки.
Они проводят на мне опыты, - мысль осветила несомненно гениальную голову Уэйта. Точно тебе говорю, - сказал он сам себе. И теперь заява восьмилетнего Билли о том, что Джона похитили инопланетяне, а потом вернули на землю не казалась такой уж и абсурдной.
Блять, нет, я схожу с ума вместе с ними, - Уэйт выдохнул и приложил руку к лицу в знаменитом жесте всех тех, кому лень говорить "я не с ними". Оно и понятно - психи, Большой Брат Меган, таблетки, сотрясение мозга, закрытые пространства, скрытая клаустрофобия и снова психи. Как тут сохранить трезвость ума и суждений?
- О, я вспомнила, еще я отрывала лапки жукам и волосы куклам соседских девочек. Потому что они были красивее, а я страшно завидовала. Мы поговорим об этом?
- Меган! - снова пискнул Джон, поняв, что в прошлый раз его не расслышали или сделали вид, что не расслышали. Обидно, знаете ли. - Ну я правда хочу в туалет.
- А в туалет тебя не хочет, - потроллила его медсестра. Вот сука, явно от меня научилась! Ну смотри, вот выйду я отсюда, я заявлю свои авторские права! Я тебя по судам затаскаю, сволочь! - мысленно Джон рвал и метал, но внешне так и остался стоять в своем эмо-уголке.
- Джон, не сгибайте спину, она вам ничего не сделала. Выпрямитесь, - нет, ну такого нахальства Уэйт терпеть не намерен был. Он протянул руку назад, все еще стоя к публике спиной и показал стерве средний палец, что в простонародье означало "я презираю тебя, ущербная".
А в это время Док подняла бровь и посмотрела на Ник сквозь линзы своих очков. Она явно не так хотела закончить собрание, где душераздирающие подробности жизни этих несчастных человечков шли в первом акте программы. После перерыва на всех нормальных сеансах она проводила психологические тесты, заканчивающиеся обнимашками. А потом эти люди присылали ей открытки с благодарностями и восторженными речами. Клиентуру она набивала себе, скоро ж на пенсию. И если бы не эти два уебана - Чип и Дейл наших дней, блять - все бы прошло как по маслу.
Докторша оглядела свою группу и ласково улыбнулась.
- Конечно, Ник, мы поговорим об этом. Подойди ко мне после собрания, запущенный случай, - она, типа, увидела, как эта девушка ведет себя в обществе и контачит с другими людьми, а теперь ей нужно было подсадить Ник на индивидуальные занятия - они стоят дороже, - а сейчас я предлагаю всем закрыть глаза и расслабиться.
- Че? - отозвался из своего угла Джон, который плохо себе представлял "расслабиться" стоя. Не, он по стенке стечет, конечно, но тогда весь его авторитет полетит в тартарары.
- Представьте себе свой энергетический столб.
- Ээ... - Джону даже неловко как-то стало, не о том столбе подумал. Хотя...
- А теперь обнимите его.
- Знаете...
- Да, Джон, и вы тоже, - мягко отозвалась врачиха. Уэйт опустил голову вниз, посмотрел себе на ноги, потом поднял голову обратно и закатил глаза. Окееей. - Джон? Вы обняли свой столб?
- Обнял, Док, - со скепсисом шикнул Уэйт. - Уй, у меня тут столько энергии, что я не выдержу и скоро поделюсь ей с этим замечательным углом.
- Вы сливаетесь с этим столбом, - тем временем продолжила докторша. Господь, ты издеваешься, да? - Все ваше тело постепенно становится легким и воздушным...
- Але, я все еще тут и все еще стою в углу! - оборачиваться Уэйт не хотел. Если он увидит, что Ник поддалась на этот бред, то разочаруется во всем человечестве и мироздании соответственно. А это новая депрессия, новые терапии, новые психи... Нет, спасибо. - И все еще хочу в туалет!
- Вы парите над миром, как перышко.
- И тут меня сбивает самолет.
Но перебить докторшу было не так уж и просто.
- И вы летите туда, куда вам хочется. Представьте себе это место.
Что странно: Джон закрыл глаза и представил: север Тамриэля, провинция Скайрим. Норвегия, короче. И тут тролли такие выходят, они горами раньше были, а потом горы затрещали, и оказалось, что это тролли. Как собаки они стряхнули с себя пыль и снег и преданно присели на колено. Мы ждем ваших приказов,...
- Босс! - кто-то выбил с ноги дверь. По крайней мере, Джону так послышалось. И тут же начался какой-то кипиш, на который Уэйт не смог не обернуться, прикрывая свой столб руками как футболисты на пенальти.
И знаете что он тут увидел? Чудеса! Через пару каких-то моментов все люди, включая Ник и Меган валялись прижатые к полу с заломанными за спину руками, и на каждом сидел бугай весом под два центнера.
- Всем заткнуться! - Уэйт удивленно поднял брови. Ладно, молчать. - Вы в порядке, босс? Мы вас потеряли, - он все еще стоял в позе Путина, скромненький такой, в углу, чувствовал разливающееся по телу тепло (нет, это не то о чем вы подумали) от этой радостной картины и удивлялся, как ребенок.
- Босс? - спросил тот, что держал докторшу. - Босс, вам можно говорить, - поняв свою ошибку, добавил шкаф. Да, мафиозные кадры не отличались выдающимся умом. 
- Ээ... - он все-таки заставил себя отнять руки от достоинства и пошарил глазами по полу, выискивая Катерину. - Вот эту отпустите, она мне ничего не сделала, - Меган вывернула голову и попыталась рыпнуться, но ее грубо ткнули мордой обратно в пол и что-то тихо так хрустнуло.
- Ааааа! - заорала медсестра, и Уэйт почувствовал страшное. - Моя рука, боже, моя рукааа!
- Отпустите вот этой вот, - Джон указал пальцем на Мег, так обычно указывают на понравившийся кусок мяса в витрине магазина, - женщине руку, пожалуйста, - вежливо попросил Уэйт и аккуратненько, переступая через тела, прошел к выходу, справедливо полагая, что сеанс окончен. - Катя? - позвал мафиози, который не знал, что он на самом деле мафиози. - Кать!
- Босс, какие будут приказы?
- Ну... - Джон засунул руки в карманы, снова осмотрел место происшествия, потом передумал, вытащил левую и вытянул ее, как то делал дедушка Ленин. - Разрешаю мочить козлов! Кать, пойдем.

- Мне кажется, что после этого меня скоро выпишут, - докуривая на улице сигарету, озадачился Джон. Он ведь даже не знал, кого за это на до оспасибить, да и знать не хотел. Чего хорошего в той жизни было, если его кирпичами по башке бьют?
- А дай свой адрес, - вдруг пришла мысль в голову Уэйта, когда он тушил окурок носком ботинка. - Я просто обязан знать, где живет девушка, которая подарила мне презерватив, - не найдя поблизости бумажки, он протянул Ник свою растатуированную руку.
Варианта два: а) пиши тут, б) обнимашки? Или все сразу и можно без хлеба?

+4

16

Теперь уж стало откровенно и вопиюще скучно. Над Джоном никто не смилостивился, и он продолжал стоять в углу, понурив голову, аки провинившийся мальчик. В ее футболке, товарищи! Ник то и дело бросала сочувственные взгляды на его затылок, искренне жалея, что они не телепаты. У нее ведь еще столько анекдотов в запасе, вот бы похихикали сейчас, пока доктор Рид что-то там рассказывает. Подойти к ней после собрания – доооооо. Разбежалась. А работать кто будет? Возить уважаемых горожан и получать с них зелененькие денежки? Ей ведь нужно и машину на ходу поддерживать, и яиц домой прикупить, и детей покормить. И пусть детей у нее не было, слава всем святым, но суть дела менее важной от этого не становится.
Честно говоря, когда речь зашла о столбах, Ник Картер – внимательно слушая и разумея – задремала. Голова почему-то опускалась всё ниже, столбы-столбы-столбы, рот приоткрылся, и оттуда раздалось сопение, столбы-столбы-столбы, а в следующую секунду, как ей показалось, она уже лежала на полу, уткнувшись подбородком в прохладный освежающий пол, придержанная чьей-то заботливой рукой.
- Слушайте, я могу отогнать машинуоооооо, - рука вдавила девушку в пол, хотя казалось бы – куда уж дальше-то, Виталий?
- Вот эту отпустите, она мне ничего не сделала, - и отпустили ЕЕ! О чудо! Боссом оказался не кто иной как ее новоявленный друг. Ведь знала же, с кем дружбу водить в этой шайке душевнобольных! Вот она – женская интуиция и направленная рука доктора Рид! Кстати, о руках: чья-то сейчас рядом хрустнула, и принадлежала она не Ник. Поднимаясь с пола и отряхивая одежду, Картер гордо вскинула голову и сказала, наклонившись затем к психотерапевту:
- Вот к чему приводит оккультизм – явились ваши столбы…
- Катя?да я хоть всю неделю Катей буду, черт возьми, лишь бы руки не ломали. Она выпрямилась и повернулась на зов, - Кать!
- Да, мой генерал! – Джон сказал «пойдем», а кто она такая, эта Ник Картер, чтобы спорить с человеком, которого куча здоровенных мужиков зовут «Босс» и мнутся перед ним, как девочки перед симпатичным учителем физкультуры?
Вместе с сумкой и недоеденным Сникерсом, извалянным в пыли на полу, но заботливо подобранным – Ник за чистый город! – и диким энтузиазмом таксистка направилась вслед за мужчиной.
- Мне кажется, что после этого меня скоро выпишут, - уже на улице продолжилась беседа. Может, рассказать еще парочку анекдотов? А то что же это они так, как не родные, стоят себе да стоят?
- Или посадят, - пожала плечами Ник, - там всем было больно. Но ты, наверное, какой-то шишка. Или тренер олимпийской сборной по боксу. А впрочем неважно.
- А дай свой адрес, - хо-хо, это после того, что она видела? Конечно, записывай…, - Я просто обязан знать, где живет девушка, которая подарила мне презерватив, - и руку такой ей сует. Ник посмотрела, подумала несколько секунд.
- Да, да, ты крут, - кивнула она и повесила на руку свою сумку, - погоди минутку.
Развернулась и помчалась к машине – десять метров, помним? – на ходу поворачивая голову и выкрикивая «Жди, жди!», повернула ключ, открыла дверцу и исчезла – только ноги болтающиеся и видели. Возвращалась она уже с черным маркером, и не спрашивайте, откуда он взялся в машине – это долгая и грязная история, помахивая им перед носом друга.
- Если всё-таки посадят – ты можешь писать мне письма, - сказала она, записывая адрес. Думал, можно предложить в шутку и ниче не будет? Ха! – А если придешь в гости, то бери с собой порнушку, - пауза, - нашему управляющему будет приятно, он это дело любит. Маркер, правда, неделю точно смыть с руки не сможешь. Но ты не расстраивайся, - она так прям в лицо заглядывала, чтобы удостовериться, что Джон не расстроился, - хочешь, я себе тоже напишу? Не свой адрес, конечно, на кой он мне, - сказала и давай хохотать. А потом написала себе на левой руке «Джон - прелесть» и показала, хвастливо задирая нос.
- Мне пора работать, ты и правда прелесть, рада знакомству, не запачкай мою футболку и не убейся, - улыбнулась, помахала рукой и направилась к машине. Через метр громко чертыхнулась, подбежала к Джону, забрала свою сумку, и вот тогда-то шествие к машине продолжилось как надо.

The End

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Фрейд бы плакал