Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » По дымоходам не только Санта лазит. Окровавленное Рождество.


По дымоходам не только Санта лазит. Окровавленное Рождество.

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Я даже не посмотрела на девушку которая вставила свои пять копеек после моих слов. Очень хорошо, что видно то, что мне плевать. Тони разошелся тоже с разговором. Опять за этот свой долг и за свою совесть. Странная вообще штука – эта совесть. И пользоваться ею крайне опасно бывает порой. Так что не проще ли закинуть её куда-то на задний план, закрыть в ящике и позволить припадать пылью.  И мне опять же совершенно плевать на то видел ли он какой-то смысл в том моем звонке и что он думал о ране Лиама. И ясное дело я не собиралась ничего объяснять. Я делала всё именно так, как нужно было делать мне, как нужно было мне на тот или иной момент. И неужели так сложно понять, что никто, ни один человек не откажется от того, чтоб иметь у себя на счету должника. Человека, который придет на помощь, когда более никого не будет нужного под боком. Он придумал этот долг и сам же обязал себя прийти на тот звонок. Не так ли? Та, именно так. Так что он не видит всего то очевидного. Именно того, что лежит перед самым носом. На поверхности.
Эмма пошла за одеждой, я взяла в руки тряпку и пока Тони перетаскивал Лиама на диван. Вытираю кровь. Кровь-кровь-кровь, сегодня её слишком много. Да и мне бы самой не помешало бы смыть её с себя. Этим двоим придется хорошенько вычистить комнату после нашего ухода. Мебель да и пол. Мы самые нежеланные гости в этот вечер. С этим даже поспорить невозможно. Вытираю этот стол, мою в ванной тряпку, выкручиваю, бросаю на пол. Затем мою руки, умываюсь. Мне немного досталось тоже. Лиаму естественно гораздо больше моего. Я убийца. Новый статус. И я не чувствую ровным счетом ничего. Ни паники, ни отчаянья, ни терзаний совести. Я ничего не чувствую..НИЧЕГО. Это страшно, да? По-вашему это страшно? И вы вероятно считаете меня опасной, слишком опасной для общества. Но поверьте мне не принесло ни грамма удовольствия то, что я убила человека. Никакого взрыва адреналина, никакого наслаждения.  Вот если бы это было иначе – тогда следовало бы беспокоится, а не сейчас. Выхожу из ванной сажусь в кресло и просто смотрю. Смотрю на Билла, который сейчас где-то не здесь. Вспоминаю о пакете с героином, который лежит в машине. Я бы могла спуститься вниз, сделать себе укол и тоже быть где-то не здесь. Но вместо этого я сижу здесь и просто жду, пока он придет в себя. Да, тони. Ты прав, если бы Лиам умер – я бы прошло ушла. Ибо вы бы вызвали полицию, а мне нельзя попадаться полиции. Ирландцу будет плевать на всё то, что происходит здесь. Так не лучше было бы то, чтоб я просто ушла и затерялась. В этот раз затерялась слишком. Потерялась бы от всех и от себя самой. И не бегала на побегушках у таких, как он, как Билл. Не искала бы снова Николаса. Я бы не выходила на старых знакомых. Я бы даже тенью не была. Я была бы абсолютным ничем. Я бы смогла. Это на самом деле совершенно не сложно. Тони тоже не покидал комнату. Эмма принесла одежду, я помогла Моргану переодеть Лиама. Девушка ушла в спальню к детям, а мы втроем, я, Лиам и Тони, остались сидеть здесь. Час. Два, три. Ровно до рассвета. Мне не в первый раз ночами не спать. И вот наконец-то проснулся Ирландец. Я киваю на его слова и поднимаюсь. Больше я не обмолвилась в этом доме ни единым словом. Как окончила тогда речь, так и умолкла. Я не вижу смысла что-то говорить. Тони, мне кажется это поняла, хотя бы что-то понял, и не задавал лишних вопросов. Лиам попрощался за двоих и мы ушли. Салон в ужасном состоянии и требует чистки, но это такая мелочь. Садимся в машину, отъезжаем от Морганов. Я слушаю, что мне следует сделать. Просто доставить палец. Он достает из бардачка какую-то коробочку, не знаю из-под чего она, да и не волнуем меня это…и достает героин. Дальше нужно было бы просто видеть мой взгляд на то, что делает Лиам. Он высыпает пакет с героином в эту долбанную коробку, укладывает наверх палец и закрывает её. Он вообще понимает сколько он дури на ветер пускает? Он хоть понимает на сколько времени этого пакета могло бы хватить? Да видимо нихрена он не понимает. Лицо у меня, если сказать охреневшее – это просто ничего не сказать. Он останавливается немного поодаль от дома доставки и отдает мне запакованный палец. Я выхожу из машины, дохожу до входной двери, оставляю посылку на пороге, звоню и убираюсь прочь. Все это время лицо опущено вниз, так как я не знаю какие здесь есть внешние камеры наблюдения. Отойдя на определенное расстояние прячусь и жду, пока заберут доставленное. И только когда палец оказывается в руках у хозяина дома , возвращаюсь к Лиаму.
- Готово, - закрываю за собой дверь. Я хочу спать. Правда. Я действительно устала за эту ночь. Мне кажется или я и правда заслужила немного отдыха? Самую малость. Откидываюсь на сидении, всё продолжаю пялиться на Билла.

+1

22

Было сложно и, в некотором роде, неприятно вести машину, но Лиам справлялся. Вплоть до того момента, когда они приехали к дому главы колумбийской мафии, более известном как председатель местного яхт-клуба. Всё, что сейчас нужно – чтобы послание дошло. И Флэнаган знал, как сделать, чтоб мессэдж был очень внушительным. Три символа в одном месте должны будут рассказать латиносам, как обстоят дела в той шахматной партии, которую они пожелали разыграть. С гроссмейстером.
«Да, с гроссмейстером» - ирландец про себя самодовольно усмехнулся.
Стандартная коробка из-под сигар, обычная для той кубинской партии, из которой был этот подарок. Для редко пробующего сигары Лиама это было излишество, поэтому основная масса лежат в более подобающей качеству полированной шкатулке в его кабинете дома.
Так вот – три символа. Первое – это высыпанный под молчаливым гневным взглядом Рут герыч в коробку. Поле деятельности колумбийцев, их территория. Дальше – на нем аккуратно укладывается окровавленный палец с перстнем. Билл поморщился, вспоминая, как этот перстень чуть не дробил ему скулы. Ну вот пусть это и означает возмездие. И напоследок – рядом укладывается декоративный трехлистный зеленый лист клевера, каких несколько лежат в его портмоне. Лиам склонен к символизму, да.
Ну, вот и мессэдж. Ваше возмездие на вашей территории. Ирландец.
Рут возвращается и говорит, что все сделано. Впрочем, Флэнаган и сам видел из окна в необходимой отдаленности от дома, что посылка доставлена. Ну вот и славно, теперь точно домой. Домой, домой. Зная натуру колумбийцев и то, как с этими уродами поступает местная русская мафия, ирландец был уверен – он поступает правильно и теперь бояться точно нечего.
…Он не был у себя всего 14 часов, но устал так, словно прошло много дней. С хрустом отлипнув от засохшей крови на сиденье, он вышел из машины и молча, словно забыв о спутнице, побрел к двери в дом. Было настолько херово и мутно на душе и в голове, что не хватило сил даже на то, чтоб рявкнуть на рычащего Чега, до их приезда резвящегося с автоматом для полива газона во дворе. Билл просто глянул на него исподлобья и прошел мимо. Ничего не понявший пёс склонил голову и удивился. Но Лиам уже пропал за стеклянной дверью в дом, стаскивая с себя чужой свитер и майку и кидая их на диван. По дороге к лестнице он уже расстегнул джинсы и шагами по лестнице вылез из них и в трусах продолжил свой трудный подъем наверх. Трусы остались на полу уже на пороге ванной…
Теплая вода начала стекать по телу, оставляя на полу душевой кабины красные разводы, голова гудела от монотонного шума воды. Но и успокаивалась от ее мягкости и тепла. Ирландец разлепил веки и подумал, что он что-то забыл. Услышав легкий шелест открывшейся сзади двери, он улыбнулся и вспомнил, что он мог забыть внизу. Тонкие, пусть и грубоватые, но по-своему нежные руки обвили его сзади, и грудь Рут прижалось к его спине. Лиам снова закрыл глаза, качнулся вперед и уткнулся лбом в стену душевой, таким образом, опираясь еще и на лоб. Взяв одной рукой ладонь девушки, он подносит её к губам и нежно целует. Он чувствует, как ее щека и мокрые волосы прижимаются к его спине и как подрагивают её собственные ноги.
Простояв так еще некоторое время, понимая, что стекающая теперь кровь – это их общая, она сливается, стекая с их тел, и единым потоком уходит в темноту, как уже давно вместе нырнули в одну темноту они вместе. Голову Лиама обволакивает какое-то опьянение и он перемещает девушку оттуда к себе лицом и прижимает ее между собой и стеной. Пара секунд взгляда в её глаза – и его губы мягко, но настойчиво укладываются на её лицо, покрывая его и останавливаясь на нижней губе, поглощая её своим поцелуем. Когда он пытается приподнять её бедра, Лиаму больно, но терпимо и у него получается войти в девушку, опустив её после этого на ноги… Да, стоя таким образом не очень удобно и выглядит нелепо, но глаза ирландца закрыты, а он сосредоточен на ощущениях и на поцелуе с девушкой, который не прекращается.
…Чистый, но потрепанный Билл, чистая, но потрепанная, пусть и чуть менее, Рутти – они молчаливы и выходят из ванной, чтоб просто упасть под одеяло, сделать это вместе. Сделать это под музыку осознания Лиама, что сегодня и сейчас он любит её. А сегодня и сейчас – это в равной степени как бесконечно мало, так и вечно.
Ирландец засыпает, осознавая все то приятное и неприятное, чем уже наполнена его жизнь. Во многом – благодаря, и так же во-многом – по вине этой девушки. Он засыпает, чувствуя ее тело рядом, вплетенную в его тело маленькую фигурку Элис…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » По дымоходам не только Санта лазит. Окровавленное Рождество.