Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Холодным зимним вечером судьбу свою встречала


Холодным зимним вечером судьбу свою встречала

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Участники: Emma Roze, Tony Morgan  (в эпизодах Stella Roze)
Место: дом Тони, Сакраменто (штат Калифорния) -> объездная дорога на Рино (штат Техас) -> госпиталь им. святого Патрика, Сакраменто (штат Калифорния)
Погодные условия: холод, сильный ветер (Сакраменто); холод, сильный ветер и снегопад, приближение снежной бури (дорога на Рино);
О флештайме: 9 декабря.
Из дневника Эммы: Двадцатого ноября я не собиралась уходить от Тони, а терпеливо ждала его дома. Просто после полицеского участка мне нужно было немного остыть... И вот. Прошло столько дней. Все "наладилось". Но свое обещание я не забыла. И сегодня намереваюсь его исполнить.

Внешний вид героев
Эмма Роуз

http://cs323819.userapi.com/v323819583/3cea/FNtexGRxmuQ.jpg

Тони Морган

http://s018.radikal.ru/i526/1212/a6/f5b9e53aa381.jpg

Стелла Роуз

http://s3.uploads.ru/BcO0T.jpg

Примерное изображение ситуации на дороге

http://s3.uploads.ru/t/8iSNE.jpg

Отредактировано Emma Roze (2012-12-09 21:06:42)

+2

2

... Каждое утро я шумно собирала вещи. Металась по спальне, не слушая причитания Тони, хватала одежду и прочие нужные штуки и упаковывала их в чемодан. Все, что могло понадобиться. Мне. Одной. Что, ничего не понятно? Сейчас расскажу.
Дело в том, что двадцатого ноября я преспокойно (насколько это было возможно в данной ситуации) поехала после полицейского участка к Тони домой, где вплоть до позднего вечера терпеливо его ждала. Он приехал хмурый и даже мое скромное "та-даааам" ни капельки его не развеселило. Что заложило в мой мозг еще одну гнусную мыслишку, что у них со Стелз что-то произошло. Ну а так как мозг был женский, то содержание этой мыслишки было одно - ИНТРИЖКА. У этих двоих по-любому был какой-то романчик, пока мы с Тони были в размолвке. А теперь кто-то кому-то погрозился мне рассказать... и... вот она, расплата. Именно поэтому Стелла говорила, что ему наплевать на меня. И Тони отказался называть ту, с кем изменял. Или еще что. Им было обидно? Дааа. А мне? Когда снова врут в лицо или даже с вызовом молчат? Когда у мужчины моего (пока еще вроде моего) и собственной сестры (которая без тени сомнения предложила отказаться от родства) какие-то секреты?
Но я на них не злилась. Вроде. Что в прошлом - то в прошлом. В конце концов, куда уж мне, толстой страшной дуре, у которой в сиськах полно молока, тягаться с длинноногой красавицей-блондинкой? Видимо, сие моя ошибка. Надо было во время беременности меньше жрать, ходить на йогу какую или каждую ночь приносить на блюдечке с баклажановой каемочкой котлеты и минет. Но обойдется. Не для этого я ротик тренировала.
Поэтому все время с двадцатого ноября вплоть до восьмого декабря я показывала Тони, как его люблю и со всеми его хрустящими таракашками. Готовила разнообразные завтраки, вставала раньше, чтобы навести на лице красоту. И сделать более-менее опрятную прическу. Выбирала только лучшие ночнушки из имеющихся огромных "занавесок". Перед уходом на работу лично заматывала на мужской шее шарф. Каждый вечер целовала его в щечку перед тем, как он скрывался в кабинете. Каждую ночь ложилась позже, вылизывая квартиру. Пчелка Эмма проснулась и пришла в действие. Теперь, наверное, от заботы было тошно. И третьего декабря я поняла, что все не то. Обещала ведь им тогда - рот на замок. Через неделю хер сыщите. А ведь неделя прошла. И еще одна тоже. Надо выполнять все свои обещания. И вот тогда началось. Утром четвертого декабря и все последующие - шумные собирания вещей. Один чемодан постоянно находился возле дверей, а второй в спальне. Но только...вот волшебство!.. я ложилась спать, видела семь снов, просыпалась и - сумки пусты. Все мои вещи в шкафах. А Тони ведет себя, как ни в чем не бывало. Только с утра смотрит как-то...по-особенному.
8 декабря
Мой мужчина знал, что я собралась уезжать одна. И что ни один довод не заставит передумать. А на хитрость или силу он идти боялся, в чем, собственно, был прав. Я и не отрицала, что отказываюсь рожать в Сакраменто. Теперь. Но дело даже не в этом.  Я не говорила, куда именно хочу уехать. Знала, что он меня найдет. Что, если я ему понадоблюсь, он обыщет всю клинику, пойдет за помощью в полицию или перевернет с ног на голову криминальный мир. Потому и молчала. В голове был план. Мне хотелось уехать на недельку куда-нибудь, отдохнуть, привести в порядок мысли, чтобы не было обид, особенно на сестру. А потом бы он приехал, чтобы забрать меня, как принц, мы вернулись бы...и сразу в клинику, чтобы не было сюрпризов. Лечь и ожидать, пока малыши захотят появиться на свет. Это было, что называется, "идеальное преступление". Утро. Снова суета. Вновь вещи летят в чемоданы, а у меня улыбка до ушей. Я же не ухожу и не бросаю, просто еду в маленький отпуск. Подхожу к мужчине и целую его в подбородок: -Все будет хорошо, правда, я обещаю. Так будет лучше. Это совсем не надолго. Мне надо расслабиться, сбросить груз неприятностей. Я скоро вернусь. Знаю, что у него в душе сейчас происходило. Я тебе не верю, но в глубине души верю, хотя вроде сомневаюсь, но верю, хоть и не верю. Как-то так у Тони было. Но и поделать с собой ничего не могла.
... Наступила ночь.

+3

3

Каждый вечер Тони тихонько разбирал вещи из сумки Эммы, которые она с завидной упрямостью собирает каждое утро. Зачем? Возможно, она пытается сдержать слово, которое дала тогда, в полицейском участке. Тогда Морган распрощался со Стэллой, поблагодарив ее, за то, что она написала отказ от возбуждения уголовного дела. Вернулся травматолог домой, все как всегда один, закупив по дороге себе пива, и с грустным осознанием, что вновь из-за глупых обстоятельств остался один. Но оказалось все не так, она ждала его дама, и вроде радостно встретила на пороге, но лишь получила абсолютно равнодушный взгляд.
«Ура-ура-ура! Ты тут…спасибо, что решила остаться, я очень этому рад».
Как прошли все эти дни? Да никак, работа, дом, Тони старался задерживаться дольше на работе, чтобы хоть как-то сгладить все это, пережить неровности в отношениях. Эмма же провоцировала его, соблазняла, это было похоже на змия, который соблазнил Еву сожрать запретный плод. Красивая, да, как всегда яркая, беременная, и восхитительная, но запретная…либо просто травматолог боялся к ней прикоснуться, старался не замечать, уходить, либо нарочно делал вид, что работал. Больше всего по его шкале настроения, била сумка с вещами, которую Эмма постоянно наполняла своими вещами. Только Тони приходил домой, как в глаза ему попадалась эта чертова сумка, с вещами, кажется со всеми. И пока она спала разбирал ее, аккуратно и тихо, чтобы Роуз не проснулась. И так уже постоянно, день за днем.
«Потрясающее упрямство!».
Конечно, она готовила, убирала, и была самой настоящей хозяйкой, что не могло не радовать мужчину, но вечные переживания и опасения, что она с минуты на минуту, опять вызовет такси и свалит, потом не вернется. Каждый день он осматривал детские кроватки, которые собрал, проводя ладонью по лакированной поверхности дерева. Стресс, нервы на пределе, и вновь собранная сумка, Эмма красавица предлагает вкусняшки. Ужин, милые разговоры ни о чем, у нее планы, как всегда позитивные, хорошие, Тони лишь кивает головой, натянув на лицо улыбку.
«Как скажешь, все будет так, как ты захочешь. Ты только захоти. Ты только пожелай, ты только мне скажи».
Но молчание, она ничего не говорила.

8 декабря.

Очередная  собранная сумка, и уже никаких сил не было разбирать ее, снова уйдет, снова уйдет…
«Ну что же не так все и плохо, хотя нет все ужасно. Ладно не в первый раз, выкручусь. Позвоню Шерон, пусть она мне напомнит, как надо взять яйца в руки и жить дальше».
Морган задумался, представляя себе другой мир, в другой реальности и в другой категории возраста. Они решились на разговор, что было конечно хорошей идеей, но плохо Тони понимал все происходящее. Не он понимал, что все, финиш, абзац, точка, но не понимал, зачем она пыталась быть хозяйкой, зачем приводила себя в порядок. Ну да ладно оставим анализ этой ситуации.
- Хорошо, - кивнул Тони, улыбаясь, стараясь мягко произносить слова. – Конечно, я все понимаю, да так будет лучше.
Не многословно, да и говорить не о чем, и так понятно, хотя черт возьми было не понятно, за что? Ничего плохого ей не делал, даже пальцем не трогал, хотя очень нуждался в сексе. Причины были не ясными. Ну да ладно…
«Она не вернется, хоть и обещала, но и обещания не было. А! я сейчас просто сойду с ума».
Всю ночь он пролежал не смыкая глаз, чтобы услышать как она будет уходить, а может просто не мог заснуть, оставаясь опять один.
- Я тебя люблю, - прошептал он тихо-тихо, одними губами, с силой закрывая глаза.

…наступило утро.

+2

4

9 декабря

... Сегодня утром я должна была уехать. Потому что обещала себе и им тоже. Потому что нельзя так просто разбрасываться задиранием носов и прочими фразами уровня "ты уж больше не герой, не хотим играть с тобой". Я столько раз нарушала данные самой себе слова, что теперь просто не могла отступиться. Не знаю, что думал в тот момент Тони. Но вид у него был отсутствующий. Наверное, потому что он спал. А я сидела на краешке кровати и поглаживала живот, думая о том, хватит ли мне денег и все ли упаковала. Этой ночью мужчина вновь разобрал мои вещи, поэтому, встав в шесть утра, пришлось все чемоданы комплектовать обратно. С тихими матюками. Причем литературными. Ну...в стиле Маяковского, так скажем.
Прошло целых пять минут. Все это время часы задумчиво и чересчур громко тикали в такт мыслям. Я, как зачарованная, нежно погладила плечо Тони и, стараясь наклониться не так шумно, прикоснулась к нему губами. Мужчина что-то заворчал во сне, заставляя вздрогнуть, а затем, закусив до боли губы, замереть. Но он не проснулся. Просто повезло. Ничего. Все еще у нас будет. И свадьба, и детки здоровые, и я без психов. Все когда-нибудь... нет, все очень скоро... будет. Уверена.
Встала и взяла в руки сумку, посмотрела через плечо на родную спальню. Это всего лишь неделя. Так много и так мало. А потом все по-прежнему. Главное, привести себя в порядок. Молча прошла на кухню, взяв оттуда сверток с пищей "на всякий случай". Бросила задумчивый взгляд на холодильник...
Как только за моей спиной закрылась дверь квартиры, время, казалось бы, остановилось. На улице было ужасно темно и холодно, в доме светились от силы три-четыре окна. Тротуары пусты, а по дороге мчались одинокие экипажи такси. Какой-то из них мой. Одинокий фонарь уныло мигал желтым, отражаясь грустью на моем пуховичке. Безумно хотелось бросить все и вернуться назад, чтобы уснуть и вновь проснуться, скажем, в начале ноября или вообще летом, чтобы все было мило и радужно. Но нет. Не получалось. Я должна расслабиться искуственно. Всего за неделю.
Передо мной резко затормозил автомобиль и добрый пухленький дядечка с проседью в бороде открыл для меня дверь. Да. Я впервые села в такси не назад. Потому что там - плохое место. Оно для раздумий. А мне нужно проветриться. Односложные фразы, разговор о том, что это будет дороговато, покорный кивок головой и - в путь.
... По карте надо было проехать всего-ничего. Но в действительности это довольно солидное расстояние. Особенно если не на самолете, куда меня ни за что не пустили бы, на таком-то сроке. Приходилось так. Я задумчиво грызла холодные пирожки, наблюдая за тем, как за окном сменяются пейзажи - высотки ушли на смену коттеджам, асфальт газонам... Сегодня обещали похолодание в Калифорнии, особенно на севере, но кого это волнует, когда покидаешь штат? Да-да, не ослышались, я уезжаю из Калифорнии. Таков был сон, приснившийся мне не так давно. Таково обещание. Все так, как и должно. За исключением одного: сильнейшей силы беспокойство за Тони. Нет, на произвол судьбы его никто не оставил. Более того, с утра меня посетила предательская идея, что он не станет меня искать. Опять зальет глаза виски и уйдет в себя, а затем к какой-нибудь сочувствующей дамочке. Я не хотела, чтобы так было. Потому и боялась. Хоть и готова была верить, что он на подобное больше не решится. Никогда-никогда. Наивная женская душа.
Темнота начала рассеиваться, уступая серости неба. Один за одним тухли огоньки ночных гирлянд. Ветер пригибал тоненькие деревья к земле, заставляя кланяться покидающим город. Листья печальным хороводом срывались и кружили, улетая вверх. Птицы покидали свои гнезда, отчаянно рыдая над погодой. Машина озадаченно шумела, а таксист напряженно сопел. Я прикрыла глаза, представляя, как Тони встает и идет на кухню, чтобы найти меня и горячие бутерброды. Но там лишь записка на холодильнике: Завтрак в микроволновке, разогрей. Да, я уехала, не волнуйся только. Старшая медсестра знает, где я буду, ровно через неделю она тебе скажет мое местонахождение - приедешь и заберешь непутевую невесту. Все будет хорошо. Мне просто нужно развеяться. Люблю тебя и жду уже через неделю! Да. Только один человек на тот момент знал, куда я собралась. Старшая медсестра. Которая, наверное, недолюбливала меня из-за "скороспелости". Но все равно поддерживала. И обещала держать оборону ровно семь дней, по истечении которых позвонить Тони и сообщить, что я отправилась в Рино, штат Техас. Да, это только кажется, что по соседству. Да. Далековато. Ну а что? В медсестре я почему-то была уверена. Мужчине вряд ли удастся ее просто так заболтать, разве что свежую сплетню подкинет. Зачем именно так поступила? Если б я в записке написала, куда еду, то уже через час автомобиль такси был бы окружен полицией и криминальными авторитетами, всеми, вместе взятыми, а меня бы вытащили на руках под гопак толпы и вручили бы злому Тони. Ужас.
... Солнце нехотя взбиралось на горизонт. Сакраменто остался за спиной. Погода стала портиться еще больше.

+3

5

Вот не стоило засыпать, потому что утро настало, черт бы его побрало, на кровати никого не было, да и вобще в квартире была тишина. Тони бросил сонными глазами в сторону где всегда валялась чертова сумка, но ее не было. Мужчина встал с постели, уже предчувствуя что день начался плохо, так и было. Никого, зашел в ванну, на балкон, на кухню, только на холодильнике приличных размеров листок, с быстрым почерком девушки.
«Она ушла, она опять ушла. Как мне это уже надоело».
- Разогрей завтрак! – скривился Морган, изображая Эмму, понизив голос. – нахрен мне твой завтрак нужен! Забрать тебя через неделю? Нет уж, все! Хватит! Сама заберешься, если надо будет. И поверь мне, никого я спрашивать не буду. Все ушла? Не оборачивайся!
И психанул, сильно так, психанул, разорвал записку, выкидывая в мусорку. Спокойно уже достал из холодильника пиво, и ушел в спальню. Сидел за компьютером, просматривая фильмы, снаружи на его лице было умиротворение, зато внутри там, где должна по религии быть душа, там происходил настоящий ураган, тот самый, который в очередной раз убивал Тони. Разные мысли блуждали от мысли, хочется быть с ней, до забей и живи полной жизнью.
«Надо позвонить Дэмиэну, нечего ему шить платье, которое не пригодится. Как я ненавижу эту жизнь».
- Ты не любишь, ты лжешь! Если любят, то не уходят, а ты уже столько раз уходила, что я устал, я просто устал от твоей беготни.
Он глотал пиво, бутылка заканчивалась, он доставал новую. Звонили с работы, ему вправили немного мозги, и бросив свои замашки начинающего алкоголика, отправился в душ. Стоя под холодными каплями воды, он снова задумался, хотя честно и прогонял мысли, которые так навязчиво лезли в его голову. Самоуничтожение, женоненавистничество…из крайности в крайность.
«Опять, я не успел женится на ней, а ладно, если она не хочет, то насильно мил не будешь. В госпитале столько медсестер, готовые на все…Да, кстати, надо забежать в курилку, зацепить кого-нибудь, и нормальненько так отдохнуть в ординаторской».
И тут же совесть начала бубнить, ворчать и все такое в этом духе, но зачем она если он плохого за этот месяц ничего не сделал, а его бросили как щенка, нет, даже щенка выкидывают на улицу, а тут…тут…даже пример подобрать сложно. Очередная боль, ноющая пульсирующая боль, опять пережить, опять учится ходить, снова…
Уже переодевшись, он вышел в коридор, там стояли им же собранные кроватки, хорошо, что он не успел еще собрать столик. Посмотрел, погладил древесину, и решил продать, что толку будут стоять, только распугают потенциальных девушек, а многие любят одиноких папаш, может, попадется которая сразу даст, как только услышит про детей. На край уже полезли совсем уже ужасные мысли, что она убежала, что дети совсем не от Тони. Вот так родит негров или китайцев. Ну эта мысль не такая уничтожающая, как мысль, непонимания. Травматолог действительно не понимал, что вообще произошло и почему она убежала и тогда и сейчас.
Выскакивая из подъезда, он со всей дури ударил стену кулаком, психанул, снова, не сдержался. И через минут двадцать был уже на месте, на своем рабочем месте, приняв пару посетителей, отправился в курилку. В курилке же никого не было кроме худосочного мужика из терапии. Да, день совсем не удался, бывает. Рука болела, и Моргану пришлось самому себя лечить, сильный ушиб, перевязал, и держал лед.
«Разбудите меня, когда этот день закончится, ну на крайний случай разбудите, когда уже придет та самая бледная с косой, и это не Юлия Тимошенко, да, я про другую же, ну».

+1

6

За окном бескрайние просторы, травушка, по стойке "смирно" вытягивающаяся к небу, отказывалась радовать своим ярко-зеленым цветом. Она бледнела и так и норовила упасть, как и мое настроение. Прочь от этого места, где столько дурацких мыслей. Правда, в голову начинала крутиться другая мысль - а может, надо было просто обсудить это с Тони и тупо переехать с ним в другое место? А не делать этот отпуск? Не сказать, что я не верила в его верность, просто... уж слишком хорошо изучила. А потому червячки продолжали грызть душу, а мозг тихо ненавидел Сакраменто.
Добрый водитель гнал так быстро, как только мог, вплоть до тех пор, пока не пошел мелкий дождик. Я хотела набрать номер травматолога, чтобы спросить, как он, выспался или нет, что покушал и прочее, но... почему-то не стала. Захотелось плакать и в туалет. Пришлось останавливаться посреди ближайших кустиков. Спасибо дяденьке за рулем. Спас фактически тормозами мой мочевой пузырь. Пирожки кончились, а это означало лишь одно - настроение НАХЕР ПРОПАЛО, ВСЕ ХАНА, МЫ ВСЕ УМРЕМ! Хотя, может быть, и не так категорично. Сакраменто далеко позади, север Калифорнии, вот он.
Мы ехали, и я думала, почему меня бросать - это законно и логично, все нормально, никаких дурацких угрызений, а когда я уезжаю всего на неделю - то истерия-паника и совесть заедает до костей? Почему так все несправедливо? И почему так душит этот дурацкий вязаный шарф? И почему снова хочется писать? Земля вся промерзшая насквозь, здесь даже иней виден, а организм все туда же!
Какое-то время я дремала, но время тянулось ужасно медленно, вот девять утра, вот половина десятого, десять... Дальше, казалось, все вообще замерло и не хотело двигаться. Кроме дороги, которая бескрайним полотном простиралась вплоть до горизонта, в самые тучи, на север. Здесь погода становилась совсем уж невыносимо мрачная. Я сдержала обещание. Все хорошо. Меня ждал Рино, город, где много аттракционов и игровых автоматов, вкусняшек и киношек, милого сердцу отдыха. Расслабиться так, чтобы вернуться с ощущением счастья в сердце. Вместе с любимым человеком. Разве не чудесно? Только червячки в душе услужливо подсказывали за Стелз: "Он сказал, никто ничего не докажет. Вот такая любовь." И сразу становилось тоскливо, будто я не нужна ему и ей. Да, собственно, так и было, видимо. Почему-то думалось, что если бы я уехала в Майами на месяц или на год на Аляску, все равно бы не искали. А, может, ищут сейчас? Может, именно в этот момент он пытает матушку медсестру?
Мы выехали на шоссе, которое нас вывело бы напрямик к Рино. Но там был ремонт, и рабочие развернули такси обратно, направив по какой-то другой дороге, узкой и неровной. Это уже Техас или еще нет? Не знаю, но, поглядев в окно, я не удержалась от оха - там, прямо на обочине, лежали вполне натуральные и не очень маленькие сугробики. И от этого еще больше захотелось в туалет. Водитель остановил машину и куда-то вышел, но уже через мгновение завалился обратно и сказал, что там жуткий холод, ветер и вообще как-то не по себе. Я с любопытством высунула нос наружу и вновь охнула. На небе клубились тучи, причем чрезвычайно красивого цвета - голубые с белым, мягкие, как подушки на кровати, ажурные, как кружева на снежинках. Мужчина за рулем, его звали Энтони (забава, да?), сказал, что приближается что-то нехорошее и нужно скорее ехать куда-либо. Точнее, назад или вперед. Я попросила его постоять минуты две, а сама вылезла из машины и, присев, захватила в ладошку немного снега. Задумчиво посмотрела на него и подбросила вверх с визгом -"уииии!"  Проделала так пару раз, пока ветер окончательно не заморозил мои уши, и вернулась в машину. Попросив ехать вперед. Я доверилась Тони. Главное, чтобы он доверился мне.

+3

7

Кабинет, время от времени заходили пациенты. Было скучно, а время для Тони и вовсе перестало двигаться, как забавно было смотреть на непонимающие взгляды медсестер, особенно той старшей. Она прекрасно была осведомлена куда отправляется Роуз, но была удивлена, что травматолог не является к ней и не задает вопросы, лишь вновь ходит словно кого-то похоронил. Задавались глупые вопросы, которые бесили, например: что случилось? Почему ты такой грустный?
«Веселится должен! Хотя другой бы стал веселиться, его баба умотала на целую неделю, вечеринки, бухло, шлюхи! Интересно, а ей такой нужен? Хотя я сам хотел девочек, ну да хотел…хочу…столько времени держался…».
Казалось, что вся клиника была нанятой Эммой, чтобы медсестры следили за Морганом,  даже в туалете, чувствовалась слежка, чтобы случись что, Роуз узнавала в тот же час. Ну сейчас пусть хоть названивают, противозаконного, или что-то похожее на измену он не делал, так что было спокойнее, а заигрывать со стажерками он еще успеет, до тридцати лет обязательно, да.
Придя уже немного в форму, Тони уже более в приподнятом настроении ходил в курилку, смеялись, общались, молодые стажерки бегали перед глазами, но останавливать свой взгляд на них было практически самоубийством, да это и было самоубийство, поэтому он делал вид, что не интересуется. Тем более в жизни такой ужас происходит, что здравому человеку и вовсе будет сложно разобраться во всем этом.
«А что у меня на ужин? А на ужин у меня будет еда быстрого приготовления, ну или заказать китайскую еду, запивая эту гадость пивом, а потом все утро просидеть на унитазе, чудесные ощущения».
Никому в госпитале он не рассказывал, что его опять кинули, опять его бросили, ну да, теперь уже пример со щенком подходил куда больше. Травматолог снова подсел на кофе, и сигареты, последнее он выкуривал очень много. Очередная курилка, и тут же к нему подошла старшая медсестра, почти прижав парня к стенке, сверлила его своими темными глазами.
- И ты не интересуешься где она? – задала вопрос она.
Морган помотал головой, осознавая, что раз Эмма не звонит, значит она счастлива, и возможно его общение ей будет неприятно, ведь все же не зря она от него ушла. Еще раз она повторила вопрос.
- Зачем мне ее искать? Она ушла, уехала, улетела, это ее желание, и зачем я буду снова надоедать ей своей рожей, от которой она между прочим и ушла. И вообще отойди женщина, я хочу нормально покурить, подумать, и закончить свою смену.
Она говорила про какой-то другой штат, про какую-то погоду, и вообще что-то истерила, кажется, у нее начиналась паника, травматолог закатил глаза и тяжело выдохнул.
- Да приди ты в себя! Она любит тебя, и носит под сердцем твоих детей! Они как раз сейчас в опасности, там говорят, погода что-то разбушевалась.
«Конечно, Эмма самая умная женщина из всех, да, да, сама умная, проверила и погоду, и все сделала, чтобы за ней было приятно ехать, чтобы не было неприятного осадка от ее поступка».
- Говори, куда она уехала, - проговорил Тони, снимая белый халат.

+1

8

В какой-то очередной миг стало плевать, что будет дальше. Мне казалось, что однажды расставшись, никогда не доверишься человеку вновь. Возможно, в нашем случае это было правдой. Мы не простили друг друга до конца, затаив обиды глубоко в сердце. Мы смотрели в глаза напротив и видели ту боль, что они нам причинили. Мы не могли забыть. Хотя, баклажан свидетель, старались.
Водитель что-то бубнил и показывал пальцем вверх. Пришлось очнуться от раздумий и вновь на полном ходу открыть окно. Ветер ворвался внутрь с бешеной силой, сорвав бумажный листочек с приборной панели и закружив его в неистовом вальсе. Тучи на небе разразились мелким снегом. Но его было так много, что, казалось бы, вот-вот сейчас он превратится в красивую белую стену. Территория Техаса. Время уже приближается к одиннадцати. А в пути мы фактически с половины седьмого! Ничего себе, да? Самое забавное, что если бы сейчас перед нами появился бы знак Сайлент-Хилла, мы бы его даже не заметили и проехали бы в город. И нас убили бы. Мило? Вооот. Я с позволения водителя нажала на кнопку радиоприемника, откуда послышалось вначале странное шкворчание, а затем вполне радостный голос ведущего сообщил, что в разы увеличилось количество аварий на соседней нам трассе (не той, которую ремонтируют). Западная часть штата уже утопает в сугробах. Почему-то вспомнился Вася, который утверждал, что наш снег - ничто по сравнению с русским. И все мы глупцы, раз так боимся. Это придало уверенности в себе, мы с Энтони вдоволь нашутились по поводу нас как незадачливых путешественников и отправились дальше, свернув на еще одну дорогу, кажется, даже уже предыдушей. Удивительно, как это может резко отличаться погода в двух штатах? Они бочком друг к другу, как соседи, совсем рядом...но... в Сакраменто, когда я уезжала, была темень и мелкий дождь, а тут... полноценная зима. Прям со снежинками. Тысячами беленьких снежинок. Почему-то разом поверилось в близость Рождества и Санту и веселых эльфов. Мечталось, что уже сейчас мимо пролетят сани, а олень Рудольф весело мигнет носом. Но ничего этого не было, лишь небо еще сильнее заволокло тучами, серыми, как безжизненный асфальт.
... Уже было около полудня, когда... ничего не изменилось. Сугробы стали намного больше, да на дороге появилось больше не понять откуда следов заносов. Ну...может быть. Вот мужик из радио утверждал, что внезапная смена погоды не к добру. И что вот-вот будет какое-то там предупреждение. Официальное. Ну не штормовое же ж? Я ехала и игралась в собственном телефоне, в какого-то песика вроде, за ним надо было ухаживать, кормить-мыть-гулять и так далее. А попутно поддерживала разговор с водителем, который, кажется, хоть и был добр, но запросил надбавку за "плохие погодные условия и определенный риск в работе". Ну что же. Будем действовать по принципу "да подавись". Внезапно мне по глазам резануло, и я автоматически подняла взгляд - нас заносило. Сильно. На встречку и даже, возможно, дальше. Что сделала ваша приличная Эмма? Сматюгнулась и, спрятав живот руками, завизжала, заставив водителя, конечно же, по полной выкрутить руль. Свист ветра, визг тормозов, мой неистовый крик... все оборвалось в один миг. Небольшой толчок, почти мягкая остановка. Можно умирать?
Я открыла левый глаз и огляделась. Все хорошо. Мы лишь стоим посреди белых снегов. В куче этого белого дерьма неба. Энтони уже копался где-то снаружи, а я застегнула сильнее куртку, ожидая его вердикта. Водительская дверь была открыта, а потому ветер гулял по машине, как хотел. Пришлось даже капюшон нацепить. Мужчина вернулся на свое место и сложил руки на руль.
-Не заводится. Я позвонил другу, он приедет и выдернет нас из сугроба, а потом отвезет в ближайший городок. Ох уж этот Техас. Ты за него не расплатишься, - сочувствующе пожал плечами он и закрыл (аллилуйя!) дверь. Я в растерянности похлопала глазками и уже сама выскочила наружу.
... Ветер в харю, а я шпарю. Пытаюсь найти дорогу, по которой мы ехали.

+3

9

Почему-то он не хотел ехать к ней, хотел показать ей, какого когда тебя бросают, что чувствуется тебе. Либо просто ему надоело быть ручной собачкой, захочется взять, возьми, потискай, надоест пнешь. Хотелось ее проучить, что у Тони есть свое самолюбие и своя гордыня.
«Пусть делает что хочет. Надоело бегать за ней. Отдохнуть ей надо было, конечно в другом штате».
Действительно, а кто ей мешал пожить какое-то время на съемной квартире, или на крайний случай, квартира Моргана принадлежит ей, и она имеет полное право распорядится ею в свое удовольствие. Одним словом травматолог ее логики не понял, поэтому не мог преодолеть себя и поехать за ней. Неделя еще не прошла, Эмме же нужно подумать, вот пускай думает.
«А если она с другим, ведь она так намекала на близость, так намекала…Тогда я как всегда буду лохом, который любит эту девушку, и наверное я никогда не смогу отказаться от нее».
В своем кабинете с полной инструкцией на столе, он сидел, и раздумывал, конечно проще было позвонить, но не хотел, в нем что-то сломалось. На его столе стояли маленькие песочные часы, сувенир, и парень постоянно их переворачивал, и заворожено смотрел на утекающий песок. Он считал, все происходящее, каким-то недоразумением, каким-то ужасом, несправедливым ужасом. Когда вроде все нормально, а оказывается не все.
«Если бы можно было прожить жизнь сначала…я бы прожил свои двадцать шесть лет по-другому…».
Тони подошел к окну всматривался в сумеречную площадку для автомобилей, видел, как народ входил и выходил из здания. Вот парень странный, вот парочка выходила, походу тот русский врач со своей подружкой. Морган завидовал им белой завистью, они столько времени не могут поженится из-за обстоятельств, но всегда вместе, всегда, никто не бросает друг друга, даже если и были порознь, все равно не смогли быть с другими, потому что у них любовь самая настоящая.
«Да, у них любовь, а что у нас? У нас ничего, только одни уходы с сумками, замечательная жизнь, всегда хотел жить с девушкой, и оставаться периодично один. Да просто цель всей жизни».
Многие ему говорили, плюнь, забей, не бегай, все равно ничего путного у вас не выйдет. Они были в чем-то правы, но пока в его сердце осталось немного того чувства, он не сможет жить без нее, но вот этой привязанности, то есть названной любви осталось настолько мало, и она закончится, если еще разок его оставят. Тогда точно это будет самый последний раз, потому что уже сейчас особого желания мозолить Роуз глаза не было никакого желания. Зачем соглашаться быть с человеком которого не любишь, и мотать обоим нервы?
«Уничтожь меня в последний раз, забудь счастливые моменты, и помни лишь плохие. Ну же сделай это, освободи себя от груза по имени Тони Морган. Ты хотела исчезнуть, это твой шанс. Я переживу, я переживу…».
Травматолог продолжал стоять возле окна, всматриваясь в людей, и столько мыслей пробегала, он сравнивал себя с каждым прохожим, но не мог сравнить себя со стариком, который попал к нему и теперь лежит в одной из палат его отделения. Вроде ничего такого кроме больной ноги, которую он постоянно и периодично ломает, но больше Моргана удивляет его жена, которая постоянно за ним ухаживает, и у них все еще до сих пор сильные чувства друг к другу. Тони был благодарен Эмме, что та тоже ухаживала за ним, когда тот был в больнице, но до старости до такой глубокой старости…нет…она не сможет, если месяц не продержалась просто быть с ним, когда он не ругается, когда он не шугает ее по всей квартире, когда не налетает на нее, чтобы трахнуть. Слишком спокойно, золотой середины у них в отношениях не будет…никогда…
- Ты еще здесь? – недовольный голос старшей медсестры. – Раньше бы ты пулей метнулся на ее поиски.
Травматолог повернулся к девушке, и посмотрел на нее, внимательно изучая, и расскажет ли она Роуз, или сообщит что он выехал, чтобы он снова попал впросак.
- Знаешь, ты уже не тот Тони, которого я знала.
Парень ухмыльнулся, качая головой.
- Поверь, лучше бы тебе не знать того Тони, который был, а мне лучше не знать этого неудачника, который отражается у меня в зеркале. Я выезжаю, - проговорил он, лениво одевая куртку. – Можешь ей сообщить, чтобы она успела поменять маршрут, хотя думаю после нескольких скитаний я все равно ее не найду, и вернусь ни с чем.
На этом Морган вышел из кабинета, доставая ключи от машины, шел медленно, неторопливо.

+1

10

Скользко, мерзко и отнюдь не весело. Вот так проходит мой недельный отпуск в Техасе. Словно даже природа думает, что нет у женщины права на отдых, взмыленной, уставшей, возможно обманутой... И я шла, стараясь не грохнуться в снег, пряча лицо от больно бьющих снежинок. Небо продолжало сереть с той же быстротой, с какой белела земля. Все это напоминало репетицию конца света, и я, до этого всего несколько раз бывавшая в этом штате (да и то, преимущественно, очень давно), была в мягкой степени шока. Ну и снова, конечно же, захотелось сесть и поплакать, но как представлю, что будет на таком холоде с моими слезинками - так ужас берет. И все равно шла, пытаясь разглядеть дорогу. Бороться за любовь, становясь той, которую они так хотят перед собой видеть. Ведь натуральная их никогда до конца не устраивала. Бороться ради любви, сохраняя здоровье детей, а следовательно, и свое. Ведь они не виноваты, что их мама не видит других способов отдохнуть и измениться. У людей в голове может все произойти в один миг, хоп - и они уже другие. Мне же нужна смена обстановки, причем кардинальная. Коснувшись дерева, получила снег за шиворот, ибо капюшон было бесполезно натягивать на голову - ветер сдувал при каждой попытке сделать движение. Жизнь хомяка - первопричина и последствия. Так можно было бы озаглавить книгу памяти меня. И чтоб обязательно у каждого была своя строчка для записей. Типа "она была дурной овцой и блаблабла". Или же "упокой, Господи, душу ее идиотскую". Судорожно сглотнув слюну, продолжала идти дальше. Но либо заблудилась окончательно, либо одно из двух. Потому как к дороге, само собой, надо было выходить хоть по каким-то следам, а от нашей машины они шли через канаву, через которую я бы ни за что не добралась. Все-таки, далеко нас унесло. Хорошо хоть, что затормозили до того, как врезались в дерево или огроменныый сугробище. Иначе ничего не спасло бы мой живот. Вот интересно, как удалось Энтони затормозить?
...Время приближалось к полудню. Руки окончательно закоченели, теперь даже карманы их не спасали - пальцы уверенно отказывались сгибаться. Раскрасневшиеся щеки были облеплены мокрыми от оледенения сосульками волос, шлепавших по лицу. В ноги будто поместили вату, а по пояснице било наковальней да со всего размаху. Я вымученно охала, стараясь сразу же поймат ртом улетающие клубы теплого воздуха. Кажется, зря я беременная на такую морозюгу вышла. Надо было в машине сидеть. И ждать этого пресловутого друга. Но почему-то догадывалась, что он не приедет. Потому что сегодня день такой... день подлости природы. Она издевалась надо мной, над Энтони, над машиной да и вообще... над Техасом. Даже пирожки не захотели остаться в моей дурацком организме, а потому свободно излили свое горе за ближайшим кустиком. Но... дорога была видна где-то вдалеке и кажется, может быть, я не уверена, но мимо проехало на буксире МОЕ ТАКСИ! А что, если это действительно оно? Что делать? Я теперь замерзну и умру? Вдруг тот друг все-таки приехал и забрал Энтони и его развалюху? А тот даже не понадеялся содрать с меня денег? От этого предполагаемого открытия я все-таки расплакалась, а почему бы и нет, если дети все равно спокойны? Только живот ноет и так и тянет к земле, будто хочет рухнуть и полежать отдельно от меня. Спину сводило в немыслимых по болевым шокам зигзагам. Нет, и раньше подобное было, только не так сильно. Долбаный мороз!! Бесит, бесит, бесит! Мне страшно и холодно, всю задувает снегом, чудесный отдых! Все, спасибо, верните в Калифорнию и желателно на пляж. Ноги отказывались держать такую большую тушу и постоянно подгибались. Я нашла ближайшее деревце и прижалась к нему спиной, возмущенно охнув. Руками стала поглаживать себя по животу и почему-то именно левому боку. Состояние ухудшилось. Впрочем, как и погода. Хотя, казалось, куда уж больше?

+2

11

Машина выехала из парковки госпиталя, и казалось, что все это будет розыгрышем, тупым розыгрышем, Эмма окажется у себя на съемной квартире, спокойно попивающей свой чай. Но Тони упрямо ехал по маршруту, который дала Старшая медсестра, и Морган следовал, выезжая на возможную шутку, но чтобы потом не говорили, что он ничего не сделал чтобы вернуть ее. Делал он как раз много, только что толку, ну да ну пожили месяц, потом ей захотелось отдохнуть, поискать приключений на свою задницу, и уехала. Только сделала очень глупо, родила бы и хоть езжай на край света, а не подвергай их жизнь в опасности, когда рожать не сегодня-завтра.
Стало очень  темно, фонари не спасали, снежно, Тони уже начал беспокоится, что просмотрит, недоглядит, и проклинал все на свете. Снова нервы были на пределе. Хотел оказаться дома, в спокойной обстановке, играть в игрушку на компьютере, и ни о чем не думать, не беспокоится.
«Мотать нервы мне, первое место, выдайте ей кто-нибудь медаль и статуэтку за вклад в развитие общества. Все привезу ее, поставлю перед выбором, либо все кончено, и она может умотать далеко и надолго, либо останется и будет делать вид хотя бы что она примерная жена и мать. Даже можно и не женится, раз ее это так пугает. А если она захочет уйти, то пусть, я даже преследовать ее не буду, чтобы увидеть детей, пусть делает что хочет, но играть со мной тоже не стоит. Я живой человек, и мне тоже надоедает быть ручной собачкой».
Его бесило состояния, что им играют, что никогда не интересуются, что хочет он, о чем мечтает, Тони всегда внимательно слушал про ее мечты, про цели, всегда был внимателен к ней, старался ей угодить во всем, особенно в этот месяц. Не ожидая, совсем не ожидая, что ей вдруг захочется отдохнуть. От чего? От его опеки? Так сразу сказала бы, и все чем ходить вокруг да около.
«Видимо надоела ей эта ваниль, да и мне самому она уже тоже поднадоела, все в топку нежного и заботливого Тони, пусть будет тот самый Морган, которому всегда плевать на всех, кроме себя. Мне бы научится не переживать из-за кого-то, просто плюнуть, и жить заново».
Оправдывал свои действия тем, заботой о Роуз, а сам проклинал ее внутри ненавидел за ее поступки, за действия. Травматолог понимал, что его визит к ней может разрушить ее планы отдохнуть от дурацкой заботы и опеки Моргана, ну что теперь делать? Ну покажется, он посмотрит, что все в порядке, спросит, хочет ли она еще быть с ним, и получив отрицательный ответ едет к себе, снова сжигать свою жизнь, как было до встречи с Эммой. Почему именно он получит отрицательный ответ? Да потому что лучше думать о плохом, потому что хорошего случается очень мало и крайне редко, так еще если она хочет быть с ним, то это значит никаких отпусков или отдыха пока не родит. Да и вообще можно раз сто повторится, она повела себя крайне глупо подвергнув свою жизнь и жизнь детей опасности.
Стараясь не превышать скорость, травматолог ехал по крайней правой полосе, смотря набочину, в надежде найти хоть одну человеческую душу, плутал минут тридцать, пока не показалась объездная дорога, где надписи говорили, что это в Рино, то самое Рино, про которое говорила медсестра. Моргана обрадовала эта новость, и он бы продолжил путь дальше, да только ему приспичило отлить, и поставив машину на ручник, не заглушая мотор, Тони выбежал к ближайшим кустам, и вот уже приготовившись к опустошению своего мочевого пузыря, как увидел не вдалеке у дерева кого-то скрюченного. Он так и не сделав свое дело привел себя в порядок и подошел, ближе, погода настолько ухудшилась, ветер поднялся, а снег валил словно здесь был северный полюс.
- С вами все в порядке?  - громко спросил парень, но как только на него подняли голову и он увидел родное лицо девушки. – Эмма?

+1

12

До меня вообще начало много чего доходить. Например, то, где зимуют раки. Ну очевидно же, у себя дома! Или тоже, когда эти самые раки свистят на горе? Опять все понятно - после дождичка в четверг! Эти потрясающие сами по себе мысли стали приходить много позже после того, как руки отказались даже застегнуть капюшон. Они попросту почти не работали, и я уже представляла, каково им будет в тепле. Тело вновь на какое-то время превратилось в пульсирующую точку боли, позволяя мне выругаться в свое удовольствие. Сквозь зубы. Чтобы мальчики не услышали. Такой подставы от этого мира я не ожидала. Нет, серьезно. Я уже взмокла вся, превратилась в Эмму в собственном соку, не позволяя себе грохнуться в снег. Надоело ощущать себя тухлой креветкой. Хотелось вернуться к жизни хоть каким-нибудь своеобразным образом, быть милой и активной, я скучала по той девочке, какой была когда-то. Она была потрясающая, пусть порой чересчур агрессивная и наивная в душе, но все же... идеальная я. А та, что сейчас... запуганная, спрятавшаяся в собственной раковине несчастий, она не могла быть мной. Унылая говняшка Роуз.
...Снег, снег заметал все раны. Я была та же - прежняя, любящая, открытая миру. Только этого никто не хотел оценить. Потому что не верили. Я знала, что единожды обидевшись на человека, ты никогда не доверишься ему так, как раньше. Знала по собственному опыту и просто... просто знала. Но я старалась. А люди нет. Точнее, да, но не все. Вот Элла да. Наверное, в эту же секунду осозналось и то, чего не хватало нам с Тони для полного всепрощения. Так называемого большого задушевного разговора. Нет. Были мелкие. Типа как прошел тот летний вечер или почему мне страшно оставаться в его квартире. Но никогда не было большого. Когда высказывается все, что накипело. Когда выдаются все тайны. Когда ты открываешься человеку настолько, что словно голый душой перед ним стоишь. А ведь это неповторимые ощущения. Главное, чтобы тебя приняли таким, а не прогнали. Важно, чтобы высказанное ушло в землю, а не отравило жизнь. Новый приступ боли побудил меня заскулить на небо тихим "ахтыжептвоюматьсколькоможноснегмнеслать". Но и это не самое страшное. Куда обиднее было замерзнуть. Умереть от холода в снегах в пяти метрах и одной канаве от дороги, по которой все равно не видно, едет ли кто! Ветер мешал в этом деле, путая волосы и занося снег еще дальше.
...Не знаю, сколько прошло времени. Достать мобильник и посмотреть на часы было абсолютно невозможно. Да и позвонить кому-нибудь тоже - какая тут связь? Вновь перед глазами стоял Тони, такой спокойный и уверенный в себе. Хотелось коснуться его рукой, погладить по щеке и сказать, что нахер мне сдались все эти отпуски по такой-то погоде да еще и без него. С трудом разлепляю губы, чтобы сказать призраку своего любимого: -Эй, ну не дуй губки, я так люблю тебя, сердечко мое, душа моя, счастье мое... Возможно, сквозь сотни километров он это услышит, и на сердце станет отчего-то беспокойнее. Ведь он, надеюсь, все-таки хоть сколько-нибудь волнуется за меня? Грудь свело от недостатка воздуха, пришлось задышать учащеннее, как запыхавшемуся слону. Поясницу вновь ударило наковальней, от чего моя рожа побледнело в сто крат. Но призрак Тони почему-то не исчез, а даже, кажется, стал еще натуральнее. Потому что снег медленно падал на его плечи, а ветер лохматил волосы. Наверное, я просто слабею. Это скоро пройдет, но.. -Эмма?  Боже, он еще и говорящий! Я разлилась в облегченном рыдании, слезы срывало на ветру куда-то в сторону, замерзающие капельки разбивались о невозмутимое дерево. А если он настоящий? Да нет, быть не может, матушка медсестра не могла сдаться так быстро! Если только... не осознала раньше меня, что отпуск без любимого совсем не отпуск. И уж лучше в метели, но вдвоем, чем под пледом и с кофе, но в одиночестве. Мудрая женщина. -Ты со мной? - спросила с какой-то прямо неземной по отрешенности улыбкой, прежде чем ноги победно отказались держать такую тушу. И я, поддавшись очередной волне боли, неловко рухнула в объятия фантому. Ну или все же человеку. Главное, что и тот, и другой - один мой Тони.

Отредактировано Emma Roze (2012-12-02 17:48:02)

+3

13

Да это была она, и кажется она бредила, было видно что на ее лице был пот, Морган подумал, самое плохое, что может быть сейчас, именно в данный момент времени. Конечно же схватки, пусть даже это было не известно точно на сто процентов, но все равно видно было.
«Ох, малыши, как вы не очень вовремя решили показаться этому миру, могли бы не торопиться, здесь все равно ничего интересного нет. Да-да, правда, я сам не хотел бы вылезать из матери,, там намного лучше».
Определенно ее бред, и она подумала, что увидела призрака, ну как тогда сам Морган, на больничной кровати после операции. Вся злость прошла, и лишь только он вглядывался в ее лицо, которое кривилось от боли.
- Да, я знаю, что ты меня любишь, - сказал Тони, ощупывая ее пульс. – да, все твое и душа и счастье и сердце, все твое.
Травматолог уже хотел было повести ее к машине, чтобы поехать в госпиталь, обратно в  Сакраменто, чтобы не терять времени. Он же все таки ортопед, а не гинеколог, и понятия не имел как и что делать. Ее вопрос, на который он лишь поднял бровь и скучным взглядом посмотрел, и этот ребенок готовится стать матерью? Сама чистой воды дите, глупое, и не логичное.
- Нет! Я приехал за тобой! – немного в грубоватой форме ответил мужчина, хватая ее в полете, она чуть не упала.
Взяв на руки, Тони шел к машине, так еще и ветер дул в лицо, мешая идти, но наконец он добрался, усадив ее на сиденье спереди, наклонив спинку, чтобы ей было удобно, и была полулежа. Ну не знал он что надо делать в таких ситуациях, он же думал, что она будет рожать в больнице, а не на трассе посередине хрен знает чего. Все кажется было готово к тому чтобы уже поворачивать и ехать обратно в Сакраменто, в госпиталь, рожать. Руки у Тони тряслись. Он боялся, ему было страшно.
- Ничего, ты, это потерпи, скоро будешь ты в теплой клинике, - пытался нагнать позитива, но какой к черту позитив, когда машина резко тронулась и заглохла. – вот черт!
И они остались без транспорта, хотя травматолог пару раз выходил на улицу, смотреть что случилось, но оказалось, что закончился бензин, и теперь все было гораздо плохо. Морган сел обратно в салон, свыкаясь с мыслью, это, это просто ужасно, что так просто не должно быть.
- Мы не сможем никуда поехать, бензин закончился, глупо, я знаю, знаю, что надо было заправится больше, но я не знал, что придется так далеко ехать, - сказал он, виновато смотря на бледную девушку.
Травматолог не знал что делать в таких ситуациях, и начал набирать скорую, в надежде, что они отправят машину, что хотя бы в специализированном медицинском транспорте Эмма родит, а не в грязном внедорожнике Моргана, а ее боли начали усиливаться, это стало понятно по ее лицу. Тони опустил голову и разочарованно вздохнул.
- Прости, я не знаю, что мне делать…Я не был готов к  их появлению в такой обстановке.

+2

14

Кажется, он мне что-то отвечал. Призрак Тони. Но я не слышала ничего, во-первых, потому что ветром заложило мои уши уже давно и вполне себе намертво, а во-вторых, потому что почти позволила себе отключиться. Каким-то уголком сознания я все еще была здесь, в этом мире, но все превратилось в большую кашу - боль, страх, цвет, шум. Перед глазами плыл бело-синий туман, а в голове неслись одной дорогой, туда, вперед, мои глупые мысли. Я не хочу умирать. Нет. Не хочу. Не здесь и не сейчас. Я летела в воздухе против ветра, вся закоченевшая, как маленький Кай на приеме у снежной королевы. Потерявшаяся лодочка в замерзшем океане жизни. Что происходило? Как я перемещалась? Загадка, непонятная разуму. Окончательно отключившемуся разуму. И лишь на губах все та же отрешенная улыбка.
...Тепло. Обволакивает полностью, любовно предоставляя свои объятия заблудшим душам. Но в себя я прихожу от боли, которую оно мне причиняет, разогревая замерзшие пальцы. Они от этого болят, возвращение к жизни - всегда болезненно. Снова тупая боль в пояснице скрючивает, заставляя морщиться и охать, сильнее и громче. Хватаясь за первую попавшуюся твердую поверхность - теплую стену автомобиля. Стоп. Где я? Открываю глаза и обвожу мутным взглядом то, куда волею судьбы попала. Здесь нет ветра. И снега нет. Только стрекотание несговорчивого двигателя, который не хочет работать. И ругань Тони. Который был то ли зол, то ли напуган. Он выбегал на улицу, и новые порывы сильно холодного воздуха заставляли вздрагивать и вымученно стонать. Хорошо еще я полулежала, насколько позволяло сиденье.
...Тишина. Только она знает, что мы скрываем в своих мыслях за молчанием. Страх или ненависть, страсть или любовь. Только я сейчас думала лишь об одном - чтобы это все побыстрее закончилось. Ну не была я готова ко всему этому, всего лишь хотела отдохнуть, неужели так много просила? А нет. На тебе. Снежную бурю в чужом штате да, кажется, роды. Хотя нет, тьфу-тьфу, о чем это я, это просто ложные схватки, конечно же, Тесс говорила о таких! Через секунду пройдет. Вот еще через секунду. Ну или через эту. Ах ты ж... -Аааа, мать твою, пресвятые адские псы, шозанах?! Уф, уф, - разогнуло меня на сиденье. Теперь вроде должна быть большая передышка. Ну или же все мне врали в лицо. Одно из двух.
И действительно, стало легче. Я дрожащей рукой отерла пот со лба. Это ведь мелочи. Вроде еще воды должны отойти, но я читала, что это безболезненно. Вот тогда придет пиздец и можно будет орать от ужаса. Вот и Тони в машину вернулся. Ну, каков наш диагноз, доктор Хаус?
- Мы не сможем никуда поехать, бензин закончился, глупо, я знаю, знаю, что надо было заправится больше, но я не знал, что придется так далеко ехать, - о. Мой. Бог. Приехали. Я потерянно и совсем уж испуганно икнула и затихла, обдумывая свои дальнейшие планы. Больными от привыкания к теплу пальцами достала из пуховичка телефон, -Все будет хорошо, не волнуйся, - заверила его дрогнувшим голоском. А сама стала набирать номер сестры и наговаривать на диктофон "прощальную" просьбу, -...Не прощаюсь, - договорила в завершение ей я и нажала на отбой.
... Новая волна боли была даже сильнее предыдущей. Мы стояли посреди дороги и ведь ни один гад не проехал мимо! Пустынная дорога уходила вперед, предлагая нам отдаться во власть отчаяния. Чем, собственно, мы и воспользовались.
- Прости, я не знаю, что мне делать…Я не был готов к  их появлению в такой обстановке, - я лишь часто-часто дышала, стараясь уменьшить неприятные ощущения. Боже ты мой. Дети, неужели вы серьезно хотите вылупляться именно сегодня? Приложила руку к низу живота и тихонько закусила губу, стараясь успокоиться. Когда, наконец, вновь отошло и я смогла рассуждать , то выбрала путь "отвлечения" от проблемы путем командования. Потянулась и схватила за руку Тони, прижав ее к своему животу, самому центру и стала быстро-быстро говорить, -Спокойно, мы справимся, ты только будь сильным, слышишь? Хотя бы ты не поддавайся панике, двум истерикам тут не место, а я уже схожу с ума от страха. Я точно рожаю? А, нет еще, воды не отошли, у нас куча времени. Может, это просто ложное все, ерунда, приедем домой и все пройдет. А дня через три поедем в больницу, правда же? - жалобный взгляд в потолок, -Мы не останемся здесь, Стелла вызовет подмогу, я ей звонила, ты слышал, наверное, она не  бросит, пусть даже и ненавидит меня сейчас всей душой, - в голову закралось тошнотворное ощущение ужаса, -Не хочу тут, не буду, нет, не здесь! - я стала задыхаться и плакать, -Не молчи, рассказывай мне истории, анекдоты, страшилки, пой, в конце концов! Я-ааааа!! - и новый приступ адовой колотушки внутри организма, будто детки по очереди дергают за органы. Я откинулась на сиденье и согнулась, не переставая рыдать и на автомате вытирать мокрое лицо.

+2

15

«Это определено не мой день».
все шло не так как надо, с утра, узнать, что твоя возлюбленная ушла, собрав вещи при том на последнем месяце беременности, да и вообще ей приспичило рожать именно сегодня, и именно в этот чертовый день. у Тони началась самая настоящая истерика. Машина отказывалась заводиться, а в салоне его девушка рожает, ну может и не совсем рожает, но мучается от схваток. Что делать мужчине в этом деле? Правильно стоять в коридоре, возле палаты и ждать, слушая визги и стоны всех рожающих в этот момент, ну или слушать муки своей девушки. Точно не принимать роды сам, в машине, абсолютно не знающий что делать в этот момент. Вот этого он и боялся последний месяц, это что его невеста начнет рожать, при нем, а у него начнется паника, хотя поздно она уже началась.
- Ты меня успокаиваешь, словно это у меня тут роды начались, и это я мучаюсь от боли, - с улыбкой проговорил Тони.
Эмма начала звонить, Морган лишь сидел молча, и включил сильнее печку в салоне, чтобы Роуз не замерзла, и скорее согрелась. Ведь все может отразиться на детях. А это было бы нежелательно. Сейчас он не будет ничего говорить ей про ее сумасшествие. Все потом, когда родит, тогда и отчитает по всей строгости, как мужчина, как главный в доме. Сейчас ему была отведена роль на подпевке, то есть поддерживать ее, и делать все, что она скажет. Тони был готов к этому, всегда, правда, иногда не правильно это показывал, да и не показывал порой, но это не важно, он же здесь, он ее не оставил.
«А если бы я ослушался ту медсестру? Эмма бы умерла в таком холоде. Я бы не простил себе этого».
Сейчас было уже лучше, что они вместе, и выкарабкаются, если надо будет он ее понесет на руках до ближайшей больницы, или хотя бы магазина, чтобы вызвать помощь, но дороги не было видно, можно было надеяться на навигатор, да только, можно ли в такую погоду и доверится ему в слепую? Конечно нет. Поэтому они были в машине, и смотрели друг другу в глаза, молчали. После его слов извинений, Эмма взяла его за руку и прижала к своему животу, и как-то странно посмотрела на травматолога.
«Только не говори, что я должен принимать у тебя роды. Ты же знаешь, что мои руки не приспособлены для этого, они умеют только кости вправлять, да гипс накладывать, с повязками».
Но нет, там внутри было неспокойно, он это почувствовал своей ладонью, ну еще бы, малыши готовятся к выходу, показать себя, и помучат перед этим мать. Тони немного был осведомлен об этом в институте, и даже побыл на родах первые пять секунд, потом ему стало плохо и он выбежал, чтобы блевануть в ближайший цветок, и выкурить за один вечер пачку сигарет. А теперь ему придется преодолеть свой страх и помочь своей девушке. Решил позвонить матери, но у нее как всегда было недоступно.
«Она что круглосуточно сексом занимается со своим студентом? Или сменила номер, чтобы ее не мучили. Как всегда, когда ты мне нужна, тебя нет рядом, а как только не сдалась, приедет и начнет мозги выносить извилину за извилиной».
Тони наклонился к Эмме, которая полулежала и свернутая почти калачиком, он поцеловал ее в мокрый висок, поглаживая волосы, и додумавшись, снял с себя куртку, накрыл девушку.
- Ноги наверное у тебя замерзли да? – с какой-то заботой спросил Морган. А дальше решил перейти к ее просьбе и конечно к ответам на ее слова. – Да, правда, все так. Стэлла приедет, обязательно что-нибудь придумает, она твоя сестра, и никогда не оставит тебя, никогда.
Снова ее тело пронзила боль, и она с такой силой вцепилась в его руку, что травматологу было больно, да, но он не показал этого, лишь улыбался, стараясь ее поддержать, не давая поводов для беспокойства.
- Знаешь, я тут присмотрел небольшой домик, в сорока минутах езды до госпиталя, ну если с пробками выйдет наверное час, полтора, - завел левый разговор врач, все так же поглаживая ее по волосам. – и стоит не дорого, и вместительный, думаю, мы там уместимся, и даже я построю будку для сторожевого пса, заведем добермана или ротвейлера. На заднем дворике у нас будет бассейн, и качели для детей. А вечером, мы будем сидеть перед камином и смотреть на теплый огонек. Терпи…терпи, скоро пройдет.
Тони протянул ей свою руку, чтобы она вцепилась еще сильнее, чтобы ей было хоть за что-то цепляться.

+1

16

Дети, плача, рассказывают миру свои беды. Я же сейчас поступала именно так, делясь со Вселенной несчастьем. Помоги дожить. Вытерпеть. Достойно. Спаси и защити от всех этих неприятностей, на которые я сама себя и твоя природа меня обрекла. Выручи моих детей из бездны страданий, которым они подвергаются, появляясь на свет.
Эти и другие слова буквально вылетали из моей головы тихим шепотом, а то и вовсе бессвязным бредом. Не исключено, что находясь на морозе, меня напрочь застудило. И вообще все это какая-нибудь "здравствуй, деточка, белая горячечка". Потому что реальность казалась призрачным счастьем, а мои надуманные ужасы превращались в материальные вещи. Вот за окошком прошел Пирамидоголовый, волоча за собой тесак. Эй, любимый, ты куда, постой? Я помню все. И это сон. Вот угрожающе кивает головой собачка на приборной панельке, я знаю, из ее глаз сейчас польются кровавые слезы.
...Мир вернулся на свою орбиту, только когда головы коснулся мягкий поцелуй, а на плечи упало что-то тяжелое, но очень мягкое. Крышка гроба? А, нет, куртка. Ну ладно. Глаза застилал этот чертов пот, который у меня не было сил смахнуть. Я грузно дышала, пытаясь справиться с собой. Вот. Отошло. Все хорошо. Можно расслабиться.
- Ноги наверное у тебя замерзли да? Да, правда, все так. Стэлла приедет, обязательно что-нибудь придумает, она твоя сестра, и никогда не оставит тебя, никогда, - я только кивнула, зная, что он прав. Конечно, Элка придет за мной, не бросит. За ней прилетит друг-волшебник в голубом вертолете... иииии...
Вновь темнота и боль. Кажется, я уже начинаю терять сознание всякий раз, когда приближаются эти схватки. Наверняка ложные. Иначе бы я чувствовала себя по-другому...как-нибудь. Они учащаются? Нет. Нет, не учащаются. Пока периодичность та же. Волноваться рано. Если только не случится что-нибудь ужасное.
Тони начал говорить про домик, где-то в часе езды от госпиталя... и то, что он уже все присмотрел и он вполне нам подходит. И песик, и качельки, и бассейн... и это было так мило и чудесно, что я отвлеклась и даже уточнила: -А беседка?
Я цеплялась за его руку, как утопающий за последнюю соломинку. Терзала себя за свои же решения. Мерзла посреди автомобиля, тряслась, пытаясь согреться, пока... между ног не разлилось приятное тепло, правда, чересчур мокрое. Я густо покраснела и скинула с себя куртку, -Милый...тут такой конфуз... я это... описалааааась, - новая волна, сильнее всех остальных вместе взятых, меня выдирало изнутри наружу, плакать нет сил, можно только беспомощно орать, -Боже, прибейте меня, хочу сдохнуууууууть!!! Может, кто-нибудь все-таки сжалится и добьет? А? -А, может, это не воды отошли совсем? Ну все-таки?
...Но время шло и шло, а Стелз не было, Тони медленно и вполне тактично впадал в панику. А ему не следовало бы, ведь мне осталось не так уж и много, и, если помощь не придет, то принимать роды придется ему. Он же читал что-нибудь по этому поводу, как будущий папочка, верно? Утешьте меня. Ну. Давай, Тони, вытаскивай из бардачка полотенца и горячую воду, что-то там еще. И, главное, будь сильным. Я уже отчаялась и вновь зарыдала белугой, пока были силы. -Я не справлюсь, я не смогу! Паникапаникапаника. Может, надо куда-то бежать? Или уже дышать по-особому? А сколько у меня времени? Эх, надо было копить деньги на эти долбаные курсы! ААААААААА БОЛЬНО! Дети, тихо, пожалуйста. Помощь уже едет. Наверное.

+3

17

Почему-то все происходит именно тогда, когда меньше всего этого ожидаешь. Разве Стелла могла предугадать, что будет в следующие несколько часов??
Она спокойно сидела за своим рабочим столом и безмолвно перебирала кипы бумаг. Столько работы накопилось. Откуда?? Еще вчера поздно вечером она уходила с мыслью, что разгребла практически все завалы в документации, но уже сегодня вновь нужно было решить множество новых проблем. И так снова и снова... Бесконечный круговорот бумаг.
Телефон. Он довольно странно молчал уже долгое время. И если бы не важный звонок по работе, который срочно нужно было сделать девушке, кто знает, сколько бы он еще провалялся в дамской сумочке выключенным. От чего? Этот факт остается неразгаданным.
После стандартного приветствия, аппарат оповестил о новом голосовом сообщении. В трубке послышался голос сестры. Она набрала ее номер и у них состоялся короткий, но продуктивный разговор. Эмма рожала на заснеженной безлюдной трассе в сломанной машине Тони Моргана! Будь это кто-либо другой - девушка бы удивилась. Но это была ее сестра, чья задница вечно находила себе приключения.
Сейчас стоит немного упомянуть о состоянии блондинки. А как вы считаете? в каком она была расположении духа?? Во-первых, нужно было срочно добираться до трассы на которой застряла ее сестра. Как? А это беременную лягушку-путешественницу уже не волновало. Спаси ее и все тут! А ничего, что даже на самом сверхскоростном автомобиле она будут там не раньше, чем часа через 4??
Девушка начала нервно вращать в руке телефон. Нужно было хорошенько все обдумать. Если там надвигалась буря - вряд ли даже вертолет туда отправится! Что за человек эта Эмма! Ну нельзя же было куда-нибудь поближе отправиться, конечно...
Стеллс встала и накинула свою дубленку. Сидеть больше не было времени, нужно было действовать и без промедлений. С собой она так же прихватила сумку, одеяло (которое осталось еще со времен веселых ночей с Кэрриганом) и бутылку виски. Если уж им будет настолько холодно, то это верный способ согреться. По крайней мере она точно не помешает. Аптечка была в машине. Выходя на улицу через кухню, она прихватила с собой еще какие-то пирожки и хлебцы. Мало ли, сколько им еще предстоит торчать на том морозе.
Она уже выбегала из клуба, цокая каблуками по дорожке. Скользко, холодно, ветер. Она уже проклинала все на свете! Тащиться в такую даль! Но ничего не поделаешь. Сколько бы она сейчас не ругалась, все равно помчится сломя голову, несмотря ни на что, на помощь сестре. И племянничкам, конечно. Правда, спасать травматолога она бы не стала. Оставила бы его там, пусть заправляет бак хоть своей мочой - ей все равно. Вот только Эмма и шага не сделает без него. И поэтому придется терпеть, чтобы не задушить его по дороге.
Еще минут пять ушло на то, чтобы прогреть автомобиль. А если бы не такое чудо прогресса, как автоматический завод - пришлось бы ждать и все двадцать, при таком-то морозе!
Спасатели откажутся лететь в такую погоду. Им хоть наводнение - в бурю полеты запрещены. Придется нанимать простой вертолет. Правда, придется заплатить немало... Да черт с деньгами! Лишь бы скорее добраться...
Путь до аэропорта был не близок. По пути девушка успела заехать на заправку и набрать несколько канистр бензина. Было бы глупо попасть в такую же дебильную ситуацию, как и...в голову полезли только ругательства, вместо имени. Огни посадочной трассы показались раньше всего. Затем показалась и парковка. Ехать дальше было нельзя. Блондинка нехотя выбралась из теплой машины навстречу морозному ветру, сбивающему с ног. В одной руке был баул с одеялом, аптечкой и всем остальным, а в другой руке канистра с бензином. Можно было сначала сходить и договориться на счет вертолета, а затем уж вернуться, но времени катастрофически не хватало. Поэтому она рискнула. Если откажут - вернется и со всей скоростью помчит на машине. А если согласятся - сразу будет готова лететь, все нужное будет при себе.
Она бежала - было скользко, холодно и тяжело. Она пожалела тысячу раз, что нацепила каблуки! Люди оборачивались на нее, но ей было по-барабану. Она уже увидела цель - небольшой вертолет. Он был заведен. Подбежав к нему, она увидела его владельца.
- Мне срочно нужно в Рино! Цена не имеет значения, главное вылететь прямо сейчас! - мужчина вперил на нее свой удивленный взгляд, а немного подумав огласил свою сумму. Теперь настал черед удивляться Стелле. - Сколько?? У тебя что, обивка из крокодиловой кожи?? - а сама уже подавала ему сумки и залезала в кабину. Она сказала пилоту лететь кратчайшим путем до трассы, номер которой ей назвала Эмма, а затем двигаться над дорогой. Уже спустя несколько минут они взмыли в воздух, а сердце девушки застучало быстрее. Пока она находилась в спешке, паника никак не могла ее догнать. Но сейчас от Стеллы мало что зависело и мандраж овладел ей.

+3

18

Каждая ее боль, Тони чувствовал, или пытался представить что это такое, и как можно терпеть. По рассказам в курилке, да и по знанию анатомии, при родах кости таза расширяются, то есть это все равно что медленно ломать кости, ну или почти так. Ее скривленное от боли лицо, как хотел помочь ей, но не мог, не знал чем. Он даже книги не покупал, прекрасно зная, что все равно их не прочитает.
А Роуз становило все хуже, но были перерывы, и это были наверное самые радостные минуты из всей этой глупой ситуации. Морган удивленно бросил взгляд на девушку, которую так волновала беседка, и улыбнувшись, кивнул головой.
- Конечно, и беседка, и все что захочешь, по выходным, соберемся всей семьей, да и твоих пригласим, Дженифер, Дэниэля, Стэллу, мы будем жарить барбекю.
Утопическое будущее, что все эти люди соберутся за одним большим столом. Миссия не выполнима, но помогло отвлечь от мысли о боли. Но она продолжала сжимать руку парня при каждой новой волне боли, ему было все равно, потому что он беспокоился о ней. Тони видел что она дрожит от холода, и не мог ничего поделать, печка работала по максимуму, но не помогала девушке. Через некоторое время, Эмма испуганно посмотрела на себя, покраснев.
- Описалась? Как? – не понимал парень, лишь через минуту понял, что это вовсе не то, это отошли воды.
«Вот теперь самое время паниковать!».
И действительно отошли воды, а значит, что через энное количество времени дети станут вылезать наружу. Хотя нет. Они уже начинают вылезать. Так и хотелось ей сказать, ну подожди, ты что не видишь, что не время, или перестань тут рожать, мы не в больнице. Было бы глупо такое произносить, но случаи были.
- Так! Никто убивать тебя не станет, - серьезно ответил травматолог. – Надо проверить, мне наши гинекологи говорили про воды, что нужно определить их цвет, но как это сделать теперь?
Парень расстегнул штаны девушки, роясь параллельно в бардачке, ища хоть что-то полотенце, ткань чистую ен нашел, но нашел салфетки, засунул ей в трусы, уже попутно набирал номер врача.
- Селин, привет, да, это я, - начал он наиграно спокойно, на самом же деле его просто трясло от страха и всего этого ужаса. – тут такое дело, кажется у Эммы воды отошли, просто тут сомнение, либо это воды либо непроизвольное мочеиспускание.
В ответ пошли такие ответы, от которых травматологу даже плохо стало.
- Воды отошли — это когда объем жидкости около полстакана и больше. Жидкость может течь струйкой при каждом движении. При отхождении вод даже меняется размер живота. Бывает так, что отошли воды не из пузыря, а из "кармана". Пузырь может расслоиться. Выделений немного – 1-2 столовые ложки, и они быстро прекращаются. Если отошли воды, это значит, что уже начались роды. Даже если схваток еще нет. Сначала надо посмотреть, какого воды цвета. Если прозрачные, то особых причин пороть горячку нет. Если зеленоватые или темные, надо действовать быстро. Темные воды означают, что в них попал первородный кал — меконий. Если воды с меконием, то он может попасть в легкие малыша. Это может привести к кислородному голоданию. В этом случае не теряя времени вызвать скорую и ехать в роддом. В случае, если воды прозрачные, время еще есть, но счет уже идет на часы. Есть еще час-полтора. Со своим малюткой должна будет встретиться часов через 12. Самое позднее 18. Чем это еще может грозить ребенку? Отхождение вод может привести инфекции плода. Так что никаких ванн и никакого секса.
От этого у любого молодого отца может челюсть отвалится, если конечно он не врач, но Тони врач, но к этому он отношения не имел, у него узкая специализация, не построенная на женском организме. Поэтому он лишь, посмотрел на Роуз, лежащую вся в поту, и вытер ее мокрый пот ладонью, пока ее снова отпустило.
- Селин, твою мать, какой к черту секс? Ладно, спасибо за информацию.
И снова вернувшись к своей девушке, вытащил салфетку из ее трусов, та была мокрая и без цвета, а значит все не так уж плохо. Это придавало оптимизма, но не факт, что двенадцать часов у них есть в запасе, ведь каждые роды по времени уникальны, может пойти что-то не так, и оба выпрыгнут из чрева матери минут за пять. Ее слезы, ее причитания…Тони наклонился к ней взял ее ладошку, и поцеловал в горячую щечку.
- Послушай, ты сильная, ты сможешь, ты справишься. В конце концов ты Роуз и будущая Морган, ты и вынашивала девять месяцев, и не уверен, что готова отступить, когда вот-вот совсем скоро ты их увидишь, услышишь их крик, и подержишь на руках, пока их не отвезут на обследования, и ты отдыхать будешь в тепле и уюте. Я знаю, это точно будет, я тебе обещаю.
А самому уже страшно до жути, они одни среди этой снежной пустыни, где все замело, но вроде снегопад утих, а значит и подмога вскоре должна примчатся, он на это надеялся, и верил, что все будет хорошо.

Отредактировано Tony Morgan (2012-12-05 11:44:07)

+1

19

Господи. Это все-таки были воды. Я откинула голову назад и прикрыла на секунду глаза, переводя дух. Если только удастся выбраться живой из всей этой передряги и если-таки настанет тот пресвятой момент, когда я перестану кормить детей грудью - нажрусь в хламину. Приду и лягу под коврик детской. Потому что это та анестезия, которой сейчас уж очень не хватает. Официант! Два литра спирта в почки царице! Тьфу ты. О чем это я... ах да. Полегчало. Надеюсь, хотя бы минут на десять.
Тони что-то чрезвычайно радостно щебетал в телефон. Ну и пусть себе плывет, нам не нужен самосвал... Вот блин. Опять. Усиленно пытаюсь вдуматься в его речь. Воды...воды... ах море, море, море, мо аморе мо. Ой. Мужчина постепенно и плавно так бледнел, руки его тряслись, а я понимала, что нихера вот он роды не примет. Все самой, все самой... Ну и ладно. Что я, не баба, что ли? Приду в хату и хобот слону оторву. А потом еще и потушу его же силой своего дыхания.
- Селин, твою мать, какой к черту секс? Ладно, спасибо за информацию.
Он вновь повернулся ко мне, такой весь потерянный, как голодный хомячок. Я ободряюще улыбнулась, но так как лишена была сил, а еще, кажется, и заболевала, то как-то глупо улыбнулась и совсем уж не в тему ответила:
-Как какой секс, милый? Ты же только что залез мне в трусыыы, - непонимающий ничерта взгляд и салфетка, напрочь пропитанная водой. Вот тебе и на. Теперь я знаю, кто будет спонсировать мир, когда тот лишится воды. Рожающие женщины.
Когда наступила следующая волна боли, Тони честно пытался смягчить ее поцелуями, за что чуть не получил локтем в глаз. Случайно. Хотя было бы весело, если бы схлопотал. На работе бы: "Эй, Морган, это кто тебя так?"  А он в ответ: "Да невеста рожала. Чтоб ее".
Я ужасно хотела родить. Просто чтобы прикоснуться к детям, вдохнуть их запах, поглядеть на их моськи... мама говорила, что у младенцев очень хитрые моськи. Вот это я хотела проверить. Я мечтала уже понять, каково это, держать на руках своих детей, а не носить их внутри. Буду ли я любить их также? Или еще сильнее?
Тони что-то говорил о тепле и уюте. Меня знобило и выворачивало от этой обстановки. Я хотела убежать из машины, упасть в снег, сделать снежного человека, но... ах черт. Я же рожаю, что-то совсем задумалась, даже и забыть почти успела. АААА МАТЕРЬ БОЖЬЯ ОПЯТЬ!!! Новая волна боли, примерно такая, как и предыдущие (за что спасибо тому, кто их делает), накрыла с головой. Я лишь застонала и попыталась отвернуться, больно было сознавать, что любимый человек видит тебя такой слабой. Вот если бы он пришел в палату, когда уже все наладилось бы... Но это все равно я виновата. Как ни крути. Убежала, спряталась в утро. Надеясь на отдых. Последний перед родами. Аа, все, можно смело забыть про сон и еду. Здрасте, дети, я скучала. Вы хоть скоро вылупитесь? А то мне надоело уже с собой разговаривать, в перерывах между схватками. Боже ты мой. Хватит дергать за легкие, мне нечем дышать!! Ааа, это не вы? А кто? Боже, как в туалет-то хочется! Или это вы так рождаетесь? Аааррггхх.. Пирожки наверх по пирожкам взбираются..
-Вопрос на засыпку, кому завещать мою любимую кружку с песиком?
Я уже готова была к как таковой смерти. И уж совсем не ждала, наверное, что Стелз примчится за своей непутевой сестрой. Я даже не была уверена, что она мне поверила. И, тем более, что ей кто-нибудь вообще согласится помочь. Америка - это такая страна, где всем глубоко фиолетово, где ты рожаешь, с кем и в каких условиях. Да и кто ты такая, между прочим, тоже. И здесь я родилась. И тут живу. И тут же сдохну, вот прям сейчас, аааААааааАААА!!

+3

20

Время тянулось очень долго. Весь их полет занял около получаса, но каждая минута казалась за пять. Девушка металась от окна к окну, чтобы не проглядеть машину. И как только она заметила их на горизонте - заверещала в ухо пилоту. Тот, кажется, выругался себе под нос и приземлился на ближайшем расчищенном отрезке трассы. Он очень долго продолжал повторять, что это недопустимо, и если полиция это все увидит - ему грозит огромный штраф. После слов блондинки, что она гарантирует покрыть все материальные вопросы - мужчина немного успокоился.
Вертолет еще даже не успел коснуться земли, а девушка уже выскакивала из кабины. Конечно, это не увенчалось особым успехом, и она, не удержав равновесие, упала на колени. Быстро встав и отряхнувшись она что есть силы побежала на своих каблуках к машине травматолога. Пилот приземлился на безопасном расстоянии, поэтому автомобиль находился довольно далеко. Бежать пришлось минуты 3-5. Но это было ничем, по сравнению с тем, какой путь ей пришлось проделать, чтобы добраться до сюда.
Она лишь сейчас подумала о том, что нужно было взять с собой акушера, или хотя бы медсестру. Но эта была лишняя трата времени, ведь госпиталь находился в тругой стороне города. Поэтому девушка быстро выкинула эту мысль из головы.
Машина уже была рядом. Еще пара шагов - и она сможет открыть дверь, убедиться, что все в порядке, забрать сестру и увезти скорее в клинику. Она увидела ее через лобовое стекло: свернувшись в клубок, точно котенок, она дрожала, держась за живот. А Тони бережно вытирал ей пот со лба и шептал ей что-то на ухо. Сколько бы ненависти не было в ней к этому мужчине, но даже она не смогла не отметить, как бережно и заботливо он смотрел на ее сестру.
- К черту все эти сентиментальности. От этого он не перестал быть чудовищем, и я не простила всех его поступков.
Она открыла водительскую дверь. Взгляд сразу был обращен на сестру. А уж потом она одарила презрительным взором и Моргана.
- Нужно выбираться. Эмма, на сколько все плохо? Ты можешь идти? Вертолет в нескольких метрах отсюда. - но, даже не дожидаясь ответа, девушка все поняла по их глазам. Все было серьезнее некуда - Значит бери ее на руки. И давайте живее. Дети долго ждать не станут! Нужно как можно скорее добраться до стерильного помещения.
Они, наконец, зашевелились. Тони обошел автомобиль и взял Эмму на руки. Видели бы вы ее страдательное лицо! Все внутри у блондинки перевернулось. Все обиды были позабыты. И как только она могла тогда сказать, что ни за что больше не станет ей помогать?? Ведь это была откровенная ложь. Стоило малышке только слово сказать - и Элла понеслась сломя голову, не зная куда и не зная зачем. А самое главное, что и Эмма не потеряла надежду, что сестра придет на помощь. Она могла позвонить кому угодно, но набрала именно ее. Даже после всех ссор они остаются дорогими друг другу людьми. Это заставило блондинку подойти и поцеловать девушку в мокрый и горячий лоб.
- Все будет хорошо, дорогая. Мы успеем и встретим мальчиков как положено.
Весь путь до вертолета она держалась рядом, постоянно поглядывая на сестру, как она корчилась от боли и цеплялась за руки Моргана. А он терпел и лишь шептал ей утешающие слова. Мило? Может быть. Вот только запас всех сантиментов у девушки подходил к концу и это не производило на нее никакого впечатления.
Они дошли до места. Эмма удобно, на сколько это было возможно, расположилась в просторном кресле. А Стелла взяла в руки канистру с бензином и протянула травматологу.
- Держи. Спасибо, за то, что не дала тебе замерзнуть, скажешь как-нибудь в другой раз. Дальше мы справимся без тебя. - она всем своим видом показывала, что травматологу лучше вернуться в свой автомобиль и ехать с миром. Здесь он был лишним.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Холодным зимним вечером судьбу свою встречала