Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет у ней подушки, нет и одеяла...


Нет у ней подушки, нет и одеяла...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Tyler Murphy, Estelle Rosier
Место: меняется
Погодные условия: холодно, слякотно, снега нет
Время: 30 ноября

0

2

look такой, плюс чемодан и кейс с ноутбуком

   Отчаяние, истеричной такой птицей, билось в грудной клетке, отдавая неприятными ощущениями в горло. Словно я проглотила огромный кусок уже задеревеневшего хлеба, и он застряв на пол-пути, теперь больно саднил и не давал нормально продохнуть. Желудок переодически стягивался в тугой узел, заставляя неприятные мурашки разбегаться по коже и напоминая таким образом мне об идиотичности моего нынешнего положения, а потом так же внезапно расползался в разные стороны, а я хмурилась, недовольная тем, что за весь день не сумела привыкнуть к этим тошнотворным ощущениям. А ещё усталость, дикая усталость навалилась на мои хрупкие точённые плечики и теперь, вцепившись в меня мёртвой хваткой, сжимала в своих объятьях и придавливала к земле. Наступали такие секунды, когда эти оковы усталости становились такими до мучения невыносимыми, что подступали слёзы и появлялось желание рухнуть на первую попавшуюся скамейку и отрубиться, чтобы не знать и не видеть ничего, что творится вокруг, отрубиться желательно на пару суток. Затем проснуться и узнать, что всё это было страшным сном.
   К тому же, мне было холодно. Климат, вроде бы, не очень-то уж сильно отличается от привычного мне австралийского, но сегодняшняя погода видимо отмечала мой приезд недружелюбной промозглостью и слякотью, так что мне чуть ли не до физической ломки не хватало тёплых и ласковых лучиков сиднейского солнца, по которым уже успела застрадать моя кожа. И ведь дёрнул же меня чёрт напялить на себя юбку! Ещё немного и, наверное, ноги мои примут очаровательный синюшный оттенок, как у того покойника. Если уже не приняли, мне, если честно, было страшно посмотреть, потому что судя по ощущениям им, всем моим конечностям, уже давно пора было окончательно отморозиться и покинуть меня, отвалившись. Не понимаю, что со мной происходит, вроде никогда не была столь чувствительна к изменениям в окружающей среде, но сейчас всё имело свой скрытый и глубокий смысл, любая мелочь. Наверное, чёртов перелёт на столько выбил меня из колеи, морально, что теперь нужно было заново собирать всю себя по кусочкам.
   Впрочем, сама виновата. Наивная душа, понадеялась, что сможет найти себя пристанище за пару часов, объездив пару-тройку сдающихся в аренду квартир. Вот только мысль о том, чтобы снять квартиру, мне пришлось оставить уже буквально на второй попытке, и начать искать себе хотя бы комнату, ибо я не могла от так сразу начать пускать свои сбережения на ветер - мне ещё нужно было устроиться здесь, найти себе работу, и уже потом только думать о том, как бы подобраться к роскоши. Но и с этим мне не везло! То цена меня не устривает, то район слишком смахивающий на криминальный, то соседи - просто "душки" (например однажды мне попалась женщина, которая сдаёт свою квартиру троим перекаченного вида амбалам, но в квартире есть ещё одна свободная комната, которую она с радостью согласится выделить мне, чтобы я за этими тремя оболтусами присматривала), то квартира, комнату в которой мне предлагают, оказывается "бракованной" ("там у нас унитаз часто засоряется, но это не беда, прочищать каждый вечер и всё в порядке, а ещё из раковины не вкусно пахнет, а таракана Гошу ты пожалуйста не трогай, он у нас пугливый").
   В итоге, терпению моему пришёл конец. Я исколесила половину города, но так и ничего не нашла, так что надежда, которая умирает последней, у меня сдохла уже давным-давно, да и к тому же, на проезд ушла кругленькая сумма. Один, разве что, плюс - я повидала сразу много улиц незнакомого мне места, и теперь наверняка мне будет проще ориентироваться, так как некоторые названия остались на слуху. Но вернёмся обратно ко мне, среднестатистической посредственной неудачнице, туда, где я сейчас нахожусь и отогреваю свою заледеневшие - по большей части от нервов - конечности.
   - Да твою ж мать! - видите, я снова нервничаю! А всё потому, что в мою сторону прилетела очередная шишка.
Когда мне прокатили с очередной комнатушкой и я вылетела на улицу, вся в разъярённых чувствах, мысленно осыпая ругательства на всё, что попадалось на моём пути (под "обстрел" попал даже невинный ребёнок, который спросил, не найдётся ли у меня несколько долларов ему на мороженное. я мысленно выругалась, но денюжку мальчугану всё же дала), то решив плюнуть на это грязное дело - в конце концов, время было уже позднее и это становилось невежливым, трезвонить по объявлениям, - я юркнула в ближайший кафетерий на другой стороне улицы. Когда переходила широченную дорогу, меня, кстати, чуть такси не сбило, но неудачникам везёт, как ни парадоксально, и я успела ретироваться с места потенциального проишествия. Сердце моё в тот момент описало невероятное пике, мысленно я попрощалась со всеми кого оставила позади, но слава Богу, теперь я здесь, в тёплом помещении. Стоило мне переступить порог, как тёплая дымка сразу заботливо приняла меня в свои объятья. Да, здесь было тепло, и пахло очень вкусно, на что желудок мой отозвался многозначительным звучным урчанием. За сегодня я побаловала его только парочкой хот-догов - дёшево и сердито, и встречается на каждом углу, но теперь ему хотелось чем-то более весомого. Вот только, кафетерий не самое подходящее для этого место, правда сладкое подходит на роль "обманки". На пару часов хватит.
   Проходя между столиками, я стянула с переносицы тёмные очки, которые в помещении были не к месту, и, к своему ужасу, заглянула в зеркальце маленькой складной пудренницы, что всегда была у меня под рукой. В глазах - усталость, в перемешку с долей заганной дикости, под глазами - тёмные круги, а макияж, перманентный и обычно освежающий, только отяжеляет веки. Ну да ладно, плевать - с таким вердиктом я убрала пудру обратно в камрман. Занимать столик я не хотела по одной простой причине: самые заманчивые места, в дальнем и немного даже темноватом углу, где я могла бы не привлекать к себе много внимания (хотя, уже и там привлекла, с катящимся за мной чемоданом-то), были заняты. Посему, чувствуя на себе короткие взгляды публики, в лице в основном молодёжи моего возраста, я проложила свой путь к автоматам со сладостями и напитками у дальней стены забегаловки.
   Первый, тот что со сладостями, оказался куда более мил, чем второй, поэтому в сумочке уже лежала выуженная оттуда шоколадка. А вот с кофе всё вышло не так гладко: автомат захватил монетку, но забыл о своей обязанности выдачи ароматного пойла. - Ну ты, эй! - я в очередной раз стукнула по нему кулаком, в надежде, что это приведёт технику в порядок и напомнит ему о том, что я как бы жду свой кофе, но тщетно.
   И знаете, что бесит больше всего? Они ведь смотрят, я знаю, все до единого. Сложно не смотреть, я бы сама пялилась на себя, будь я кем-нибудь из них, но ни один, чёрт возьми, ни одна наглая рожа не предложила помощи. Чёртов Сакраменто.

+2

3

До зимы оставалось всего каких-то шесть часов, а Тайлеру уже вся эта мерзкая погода осточертела. Слякоть, лужи, грязь и везде, куда ни глянешь, всё серо-серо-серо. Больше всего мерзляку-Тайлеру в последнее время не хватало солнечного света, и от этого настроение было отвратительным. Ну и тепла, конечно же... Пусть Сакраменто и так являлся городом с теплым климатом, где даже зимой температура падала ниже уровня нуля, однако парень уж очень привык к летнему теплу и предпочел бы жить вместе, где температура всегда в пределах 20-30 градусов.
   Он мог бы отсидеться дома в этот выходной, однако выполз искать себе на задницу приключения, попал под дождь, и теперь сидел в какой-то кафешке у окна, сох и прижимался к теплой батареи и думал о том, что даже здесь уютнее, чем у него дома. Может ну его, этот дом? Посидеть здесь до закрытия, как следует согреться, насладиться запахом булочек и свежезаваренным кофе. А то ведь, если домой идти, это надо встать, выйти на улицу, а потом пешком топать пару кварталов по лужам, видеть дорогие автомобили с кондиционером и понимать, что он - последний неудачник. Сестра ему сегодня авто одолжить не смогла, видите ли дела у неё. При мысли об этом Тай не удержался и фыркнул: какие у неё могут быть дела? По магазинам пройтись? Сделать маникюр или укладку? То же мне, дела... Ну соврала бы, что авто в ремонте, и взяла машину родителей. Так нет же...
   Внимание парня, а так же еще доброй половины посетителей заведения, привлекла симпатичного вида девушка. Казалось бы, ничего в ней обычного нет, дверь звякала с периодичностью в несколько минут, постоянно открываясь и закрываясь, но было странно увидеть в центре города человека с полным, явно тяжелым чемоданом. Вот у вокзала или у аэропорта да, никто бы не удивился, увидев девушку с чемоданом, но вот в самом обычном кафе. Переезжает? Вряд ли, тогда бы с чемоданом отправилась прямо в новую квартиру. Тогда что? Только приехала? А чего так далеко от аэропорта делает? Да и одета как-то очень легко,    Тай не мог не обратить внимания на короткую юбку и длинные, стройные ноги. Незнакомка выглядела напряженной, периодически оглядывала столики, и было видно, что ей неуютно ощущать на себе сразу такое количество взглядов. А смотрело на неё действительно много народу, особенно когда она начала шуметь и воевать с автоматом.
   Тайлер отвернулся, залпом допил свой кофе, оставил на столике деньги и поднялся на ноги. Он собирался с самым невозмутимым видом пройти мимо, выйти на улицу, закурить, а затем отправиться домой. Из его довольно богатого опыта было ясно, что помощь симпатичным незнакомкам совершенно не идет ему на пользу, ибо сначала они такие несчастные и бедные, так и хочется помочь, а потом уверенно размахивают битой и крушат квартиру. Или только ему так везло? Нет, хватит строить из себя помесь Капитана Америки с Суперменом.
   Он уже всунул руки в карманы, взглядом нацелился на дверь, но в тот момент, когда проходил мимо девушки и едва не задел её плечом… не удержался.
- Вам помочь? – он бегло смерил взглядом непослушный автомат, и обратил внимание на лицо незнакомки, которое до сих пор рассмотреть не успел. Девушка выглядела очень усталой и измученной, словно несколько дней не спала и еще Бог знает чем занималась.
- Выглядишь неважно, - с беззлобной улыбкой сообщил Тайлер, чьё второе имя видимо было Галантность.

+1

4

На самом деле, я привыкла. Обстоятельства всегда, сколько я себя помню, оборачиваются против меня, и на сколько бы не казалось это странным и невозможным - привыкнуть к тому, что вечно набиваешь себе синяки - на деле всё оказывалось куда проще. Ты обращаешь на это внимание лишь только по началу, и в основном это начало наступает где-то в подростковом периоде, ибо детям вообще пофигу на окружающие их факторы в том плане, что они и знать не знают, что такое удача и невезение, а вот тинейджеров, как правило, вечно преследует паранойя, что весь мир умышленно обернулся против них. Будучи четырнадцатилетней девчонкой, я часто задавалась горьким вопросом: ну почему именно?! Пеняла на злую судьбинушку и обижалась на неё же за то, что она де ко мне не справедливо относится и что я не заслужила всего того, что происходит со мной день изо дня. Знаете, по мелочи, но когда они происходят стабильно, то уже не могут не остаться не замеченными. Попасть под проливной дождь, уронить ключи в сточную канаву, споткнуться, заходя в транспорт с высокой нижней ступенькой, сесть на жвачку, вляпаться в глубокую лужу - пожалуйста, получите-распишитесь, практически каждодневно. Раньше меня очень это обижало, и как правило казалось, что весь мир видит, что я снова захлопнула дверь, а ключи оставила внутри на полочке возле зеркала, и потому теперь весь этот же мир смеётся надо мной и тычет в меня пальцем. Но как-то прошло переболело, и потому теперь я относилась ко всем неприятностям, с которыми продолжала сталкиваться с завидной удачей, более просто. Кроме того, я умела им улыбнуться и посмеяться над самой собой, ну вы понимаете.
   Вот только не сейчас. Наверное, лимит позитива и благоприятного настроя, которые обычно помогают мне держаться своё моральное состояние в более-менее постоянной норме, были не просто исчерпаны, а ушли далеко в минус, оставляя на своём месте только колючие иголки и тонны режущего негатива. Я не видела решительно ничего положительного в сложившейся ситуации, несмотря на то, что видение прекрасного даже в жопе всегда было моей фишкой, и, признаюсь, от беспомощности и от того, что я никак не могу выкрутиться, хотелось даже плакать. Хотя нет, вру: больше всего на свете сейчас, в эту самую секунду, мне хотелось провалиться сквозь землю, ибо на спине у меня уже кажется прожигались многочисленные дыры от столь же многочисленных взглядов, что не могли удержать "в узде" посетители кафе. Сколько уже раз, стоя здесь, у автомата, я прокляла саму себя за то, что вообще сорвалась из дома и теперь, вместо того чтобы проводить вечер за просмотром любимых фильмов о Гарри Поттере, я торчала здесь, голодная, замёрзшая, и без крыши над головой? Я со счёту сбилась, но больше полтинника - это как пить дать. Домой хочу! И готова принять за "дом" любую будку с обогревом, в которой можно замуроваться от внешнего мира и спокойно заштопать раны.
   Твой голос, раздавшийся совсем где-то рядом со мной, заставил вздрогнуть, так, словно на меня вылили ушат ледяной воды. Понадеявшаяся на более-менее тёплый приём австралийской девочки на простораз каменных джунглей, я за сегодня получила столько много недружелюбного настроя в мою сторону, что уже уверовала в том, что иначе быть просто не может. Словно запуганная огромным городом зверюшка, теперь я ожидала негатива и подвода ото всех и вся. Хотя, в голосе и не было, вроде как, угрожающих ноток, которые заставили бы меня насторожиться, всё равно, на рефлекторном уровне, я расценивала всех как людей, потенциально меня не переваривающих всем своим естеством.
   Несмотря на то, что провалиться хотелось сквозь землю и исчезнуть с глаз твоих долой, кем бы ты ни был, я всё же подняла на тебя глаза. Наверное, я рассчитывала увидеть искривленные в усмешке губы, и поэтому так искренне удивилась, что лицо твоё мягко и расслабленно.
  - Да, я не спала уже больше суток. - Невольно поделилась я, слова сорвались с языка раньше, чем я успела сообразить, что тебе это едва ли интересно, и о том, что это даже просто неприлично - вешать на прохожих свои мелкие проблемы. Ну или не мелкие, всё равно неприлично, да. - То есть, я хотела сказать, что со всеми бывает. - Я закусила губу. Что я несу, глупая? Нечто бессвязное и не внятное. И вместе с тем, боюсь, что ты засмеёшься надо мной, боялась оттолкнуть тебя от себя и того, что ты подумаешь, что я какая-нибудь ненормальная, которая не может сладить с собственным потоком слов. Потому что ты ведь первый за весь день, кто вообще заметил моё присутствие в городе и как-то обратил на меня внимание. - Мммм... - это стрёмно, да? просить помощи в использовании обычного автомата с кофе, такого, которые водят в каждом городе независимо от страны. Но тем не менее. - ...либо я чего-то не понимаю, либо у меня руки кривые, но этот автомат меня не слушается и я была бы рада, если бы ты научил меня, как с ним обращаться.

+1

5

Очевидная реакция на его слова - грубость, попытка огрызнуться и закрыться от человека, который так бесцеремонно и нагло рассуждает о внешности. Девушки этого не любят, желают, чтобы им, как бы они не выглядели, им говорили комплименты. Тайлер это прекрасно знал, пользовался, когда ему было выгодно, но сейчас просто не считал нужным. Слова вырвались помимо его воли, а комплимент был бы воспринят, как издевка.
   Какого же было его удивление, когда девушка, вместо того, чтобы огрызаться, начала оправдываться и жаловаться на тяжелую жизнь. Должно быть, её действительно всё достало, раз она готова жаловаться первому встречному. Тайлер удивленно вскинул брови и снова взглянул на чемодан. Картина происходящего потихоньку начала складываться у него в голове. Должно быть девушка уехала из дома, скорее всего она торопилась, не позаботилась заранее о ночлеге, и теперь не знала, куда ей идти и что делать. Тот факт, что незнакомка не выглядела дешево или вульгарно, лишь усиливал подозрения, что у неё всё действительно хреново. Ну а Тайлер... Разве мог он теперь, добрая душа, развернуться и уйти, оставить одинокого человека в беде? Иногда он сам себя проклинал, сетовал на идиотский характер, который не давал быть безразличным, не давал жить спокойно и идти по жизни, не смотря по сторонам. Обязательно ему нужно было кому-то помогать и кого-то спасать... Хотя эта незнакомка не имела, на первый взгляд, ничего общего с Никитой, а значит волноваться не стоило.
- Да, бывает, - пожал он плечами, наклоняясь и проверяя дырку, куда обычно падала сдача или деньги, если происходил какой-то сбой. Пусто. Насколько он знал, подобное происходило с автоматами крайне редко и то, что он "слопал" деньги именно этой несчастной девушки, не делало ему чести. Плохой-плохой автомат!
- Предлагаю забить на него, всё равно в автомате кофе вряд ли будет нормальным, и купить нормальный, в самом кафе. Он вкусный, - ему казалось, что и он несет какую-то чушь, но тяжело одновременно иметь самый добродушный вид, на какой способен, и говорить умные вещи. - Я плачу, - удивляясь собственной щедрости, сообщил Тайлер. Пусть у него жизнь была не самая прекрасная, но зато он имел стабильный заработок, место, где жилось комфортно и уютно, и если сравнивать его с этой девушкой, то он имел очень-очень многое.
Не дожидаясь ответа, он подхватил чемодан девушки и направился к столику в углу, где сидел до этого. Поставил его около кресла, уселся и махнул рукой полненькой и очень добродушной женщине-официантке.
- Тайлер, - представился он, а потом решил уточнить на всякий случай. - Как показывает опыт, я похож на маньяка, но ты не бойся, это совершенно-стопроцентно не так.

+1

6

Подсознательно, и на самом деле сама того не желая если задуматься, я не доверяла этим людям. В смысле, всем тем, кто живёт здесь, в Сакраменто. Мне это не нравилось, потому что по натуре своей я привыкла верить людям и видеть в них только хорошее, но сейчас ничего не могла с собой поделать: словно, так я была запрограммирована. В каждом молодом человеке я потенциально видела самолюблённого до одури нарцисса, который взрощен на папочкиных заботах, а теперь, кичясь своим высоким положением, клеит девочек направо и налево, поочереди приглашает их в свою койку и меняет быстрее, чем вы успеваете вспомнить своё имя. А в каждой барышне - всхоленную и взлелеянную напыщенную девочку-якобы-недотрогу, которая туда-сюда стреляет глазками в поисках своей новой жертвы (а она, жертва, обязательно должна быть как можно обоятельнее, как можно сексуальнее, и как можно богаче) и строит планы, как бы ей поудачне охмурить клюнувшего на неё прЫнца. Словом, этот город, столь огромный и переполненный амбициозной молодёжью готовой положить на алтарь своего успеха всё что угодно, я считала, где-то на подкорковом уровне, совершенно неконтролируемо, чуть ли не цитаделью разврата. В любых его проявлениях, а не только в том самом, о котором подумали вы, грязные извращенцы. Хотя, в принципе, и в этом тоже, да. Мне казалось, или даже, я была уверена в том, что это место меняет всяк сюда приезжающего, что отсюда нельзя уехать равно таким, каким ты был по приезде. И я слабо верила, что изменения эти могут быть преимущественно в лучшую сторону - скорее, наоборот. Впрочем, наверное, я просто слишком сильно загнала себя и свои мысли под давлением усталости, а на самом деле, возможно, всё было не так уж и плохо, возможно, просто мой мозг, размягчённый и уставший, немного обозлённый даже, теперь строит всякие домыслы и подбрасывал мне в сознание нелицеприятные картины того будущего, которое я себе выбрала, купив билет именно сюда. Возможно, это всего навсего проявление своеобразной "обиды", и поэтому всё воспринимается так в штыки, а на утро, когда злость поутихнет - если поутихнет, конечно - всё станет на круги своя и я смогу здраво оценить ситуацию.
   Ты можешь себе представить, в какой расплох ты меня застал и в какое замешательство поставил? Твои действия, которые со стороны для меня выглядели даже искренними (от чего ещё дальше загоняли меня в своём замешательстве), никак не вязались с тем представлением, которое я себе там сложила. Ума не приложу, как голова моя была ещё способна прокручивать такое количество мыслей одновременно, пытаясь сопоставлять и анализировать, но я была совершенно начисто огорошена и не знала, как мне воспринимать тебя. Хотя, если так подумать, я знала. Знала уже в тот момент, когда услышала твой голос: я хотела тебе верить. Вот так просто, чисто и наивно. Но разве может быть иначе? Ты единственный, кто сегодня проявил хоть какую-то человечность, первый кто заставил меня усомниться в верности моих предубеждений, а значит ты априори хоть на йоту, но лучше их всех. Мне хотелось тебе довериться, немного расслабиться в твоей компании, ведь капелька отдыха как физического так и морального мне сейчас не будет лишней, и сопротивляться этим желаниям было невомозожно.
   Выдохнув, я едва заметно кивнула тебе, соглашаясь на предложение, но ты уже вышагивал вперёд, по направлению к столикам, уволакивая за собой мой чемодан. Нетвёрдой походкой, на замёрзших и уставших ногах, я поплелась за тобой, периодически поглядывая на засидателей тех местечек, мимо которых мы с тобой проходили. Некоторые из них уже давно забили на меня и занимались своими делами: поедали пирожные, заглатывая их ароматным эспрессо, или же о чём-то оживлённо беседовали, а кто-то даже читал газётенку, кажется, пресловутую но не местную Таймс. Другие же всё ещё косились на меня, видимо, им было интересно, что будет дальше. Может быть, они строили у себя в голове картинки того, как я спотыкаюсь, лечу вниз, и распластываюсь по кафелю (кстати, мне казалось, что я балансирую буквально на грани от полёта). А третьи провожали тебя довольным взглядом, в основном это были мужчины. Видимо, они считали, что ты схватил рыбку на крючом. Вернее даже не рыбку, а овечку, на неё я пожалуй походила больше. И, клянусь, кто-то даже присвистнул в тот момент, когда я наконец-то плюхнулась напротив тебя.
   - Эстель. - Представилась я в ответ, чувствуя, как меня колотит мелкой дрожью. Нервы ни к чёрту, совсем расшатались за какие-то сутки! Надеюсь, ты не замечаешь того, как трясутся кончики выпавших из причёски волос. - Можно просто Иса. Приятно познакомиться. - Уголки моих губ приподнялись в улыбке. Уставшей, но вполне себе светлой и искренней. - На маньяков похожи больше половины здешних посетителей, и ты - не самый запущенный вариант. - Неуверенным голосом усмехнулась я, и заправила мешающуюся глазам прядку волос за ухо. - Ты хороший. - Ну всё, готовься. Надеюсь, ты на столько же адекватный, на сколько кажешься с виду, и сможешь спокойно принимать всё то, что я говорю, ибо на сегодняшний вечер я уже не совсем я, и за слова, которые выдаёт мой полусонный уже мозг ответственности не несу.
   - Что будем заказывать?
   Голос раздался прямо за моей спиной и я, вздрогнув, резко обернула голову. Разумеется, это была официантка, кто же ещё. Добродушного вида, как ни странно, мне казалось, в этом заведении одни пираньи водятся. Она ожидала ответа, а я поняла, что мне совершенно нечего сказать. Я не знала ни названий, ни расценок. Немного обмякнув в кресле, я посмотрела на тебя, в надежде, что ты сам сделаешь заказ.

+2

7

экспериментирую...) надеюсь, ты не против)

   Вот ради этого стоит жить... Вспоминаю те секунды, когда тяжелый чемодан неприятно оттягивает руку и в очередной раз убеждаюсь, что поступил правильно, остановившись и предложив помощь. Этот робкий, испуганный, но в то же время благодарный взгляд девушки, его было приятно ощущать, и я прямо почувствовал, как в груди булькает раздражение от того, что какой-то идиот додумался присвистнуть. Нет, с одной стороны я мог понять его: я ведь подошел к красивой девушке, перекинулся лишь парой фраз, и вот она уже идет за мной и садится рядом. Наводит на разнообразные, пошловатые мысли, однако они появились лишь в тот момент, как в кафе раздался тихий свист. Может это покажется странным, но для меня тот факт, что девушка, не смотря на замученный вид, кажется очень привлекательной, не играет никакой роли. Намного важнее то, что она кажется потерянной и несчастной, грустной, а главное такой доверчивой, что покорно идет за первым встречным человеком, который предложил ей помощь. Должно быть, она в ней очень нуждалась...
   Слышу её прозвище, и невольно губы растягиваются в широкой улыбке. Та ассоциация, которая возникает у меня в голове при слове "Иса" подходит разве что к её состоянию на данный момент, но никак не к натуре. Я был в этом уверен, хотя и знал Эстель всего пару минут. Иса - древнескандинавская руна, обозначающая лед и холод, застой, то состояние, когда человек не может пошевелится и стоит на одном месте. Когда я учился во Фриско, то увлекался рунами, однако сейчас помнил лишь одну - Иса. Наверное потому, что название одно из самых простых, и изображение простое - всего лишь вертикальная черта. Я твердо решил, что буду звать её Эстель и никак иначе, но откуда такая уверенность в том, что мы будем общаться и дальше?
   - Я запомню, - ухмыляюсь и стараюсь запомнить эту фразу слово в слово, чтобы потом, когда представится удобный случай, процитировать. В последнее время меня слишком часто принимали за маньяка. Бриться надо чаще, хо-хо.
   Эстель снова вздрогнула, на этот раз из-за официантки, и я невольно обозлился на добродушную старушку: разве обязательно заходить со спины и пугать? Этот испуганный, усталый взгляд, напряженная фигурка и безоговорочное доверие, фраза про то, что он хороший вызывали смешанные чувства, непонятные, мысли кружились в голове роем бешеных пчел, которых невозможно поймать, но из очевидных мыслей и чувств было желание защищать и оберегать. Если не он, то кто? Удивительно, как она, такая хрупкая, вообще добралась до Сакраменто.
   - Два кофе и яблочный штрудель, - произношу я, но даже не перевожу взгляд на официантку. Это стандартный заказ для любого кафе, так что сомнений нет, нам принесут именно то, что я заказал, а пока... - Ты не здешняя, да? Откуда приехала? - расслабленно откидываюсь на спинку кресла и держусь спокойно, словно мы - старые друзья, которые болтают о какой-то ерунде. - Если не секрет, - в конце концов добавляю, цепляясь пальцами за край стола. Очень хочется курить, я ведь так и не вышел на улицу, а теперь покинуть Эстель не могу. Сижу и терплю, хотя чувствую, что становлюсь более нервным, чем обычно.
   Заказ приносят почти сразу, женщина ставит на столик две чашки с кофе и небольшую тарелочку со штруделем. Приходится пододвинуть тарелку к девушке, чтобы она поняла, что это ей. Есть не хотелось, так что я решил ограничиться только чашкой кофе.

+2

8

Знаешь, на протяжении своей не очень пока что ещё состоятельной жизни, я уже успела глубого разочароваться в людях. Старалась этого не показывать и убеждать себя в том, что, возможно, ещё не всё потеряно для человечества, но тем не менее на глубине души я уже давно разуверовала в обыкновенные человеческие чувства. Доброта, понимание, сочувствие - всё это, кажется, осталось где-то в далёких прошлых веках, а в наши дни является лишь мифов. И несмотря на всю свою романтичность и мечтательность, в моменты, когда обстоятельство того требовала, я оставалась жёсткой реалисткой. Вот как сейчас, например. Признаюсь, я не верила, что такое возможно, и первые минуты знакомства с тобой всё пыталась разыскать какие-то тайные помыслы. Догадаться, додумать, какие-то потаённые мысли могли тебя подтолкнуть на столь радушное действие. Чем ты руководствовался, не решил ли воспользоваться мной тем или иным образом, приняв за заплутавшую и потерянную дурочку, которая сейчас поведётся за любым, кто ей мило улыбнётся и протянет ладошку. Собирая свои последние силы в кулачок, я пыталась "настроиться" на одну "волну" с тобой, чтобы какое-то десятое чувство подсказало мне, есть ли здесь какой-то подвох. Хотела проникнуться тобой, чтобы почувствовать твои истинные помыслы. Но всё это было развеяно по ветру в тот момент, когда я поплелась за тобой через весь зал, и вскоре, я уверена, аукнется проснувшейся совестью.
Сидя за столиком напротив тебя, я наконец могла тебя рассмотреть. Возможно, это не очень прилично, бегать глазами по собеседнику, но честное слово, у меня не было сил задумываться о каких-либо рамках. Пытливым взглядом я скользила по чертам твоего лица, пока ты делал свой небольшой заказ. Мысленно рисовала тебя на внутренней стороне своих век, обращая внимания даже на самые мелкие детали, будь то складочка возле уголка губ, или мелкая ссадинка неизвестного мне происхождения на щеке. Мне хотелось запомнить тебя. И даже если мы никогда больше не пересечёмся, ограничимся лишь этим актом милосердия в кафетерии, ты всё равно, сам о том не догадываясь, станешь неотъемлиемой частью биографии. Без тебя я бы погибла, на пережив и суток в этом городе. Не буквально, конечно, но в морально-психологическом плане - точно. Я была уже практически убита, когда ты заговорил со мной возле автомата. Брови, глаза, нос, губы.. На секунду дольше я задержалась на губах, но не подумай ничего плохого, это моя привычка. В новом для меня человеке - будь то новый товарищ, или же просто сидящей напротив меня в общественном транспорте зевака - я всегда обращаю внимание на две его черты: это губы и руки. Хотела, кстати, наконец оторвать свой глаз от твоего лица и переметнуть его дальше, но заказ ты уже сделал, и теперь заговорил со мной. Даже не представляя, сколько всего в моей голове пронеслось за эти считанные мгновения.
- Да, я только сегодня прилетела... хотя, мне кажется, что слоняюсь здесь уже целую вечность. - Губы дрогнули в лёгкой усмешке, а я, опустив наконец глаза, принялась теребить пальчиками правой руки лежающую на столике кипельно белую салфетку. Возможно, ты поинтересовался чисто из вежливости, возможно, тебе и впрямь была интересная моя история, но такие подробности меня не интересовали: в любом случаи, я испытвала "жажду" к общению. Слишком многое накопилось за сегодня и слишком долго на меня не обращали внимания. - Я из Австралии, из Сиднея. Это довольно далеко отсюда...
   Снова возникшая в поле зрения официантка оставила на столе всё то, что было заказано, и удаляется, и вот оно - я чувствую тот самый ожидаемый укор совести. Он побил мировой рекорд, заявившись столь рано, хотя, в общем-то, это вполне себе не беспочвенно. Смущённо улыбаюсь тебе, произношу слова благодарности, и, не имея больше силы воли чтобы противостоять этому манящему аромату, принимаюсь за еду. Осторожно и не спешно, по-крайней мере, стараюсь, чтобы не выглядеть совсем уж голодным волчонком.
   Вскоре со штруделем было покончено. Нам пришлось провести немного времени в молчании, по скольку я чувствовала себя весьма неловко, разговаривая, что говорится, с набитым ртом, но зато не могла удержаться и то и дело с любопытством поглядывала на тебя. - Спасибо - ещё раз, и, если честно, могу повторять до бесконечности. - Пожалуй, этот штрудель - лучшее, что случилось со мной за сегодня! - нет, в моём голосе нет мольбы или жалобы, скорее - неприкрытая насмешка над самой собой и факт принятия собственного поражения.

+1

9

Странно думать о еде в такой неподходящий момент, но у меня в голове всегда слишком много мыслей, так было всегда, с раннего детства, когда я читал под одеялом с фонариком, а потом не мог уснуть, потому что воображение рисовало красочные картинки моих удивительных путешествий. Я не верю в интуицию, по-моему это страшная человеческая глупость, придуманная древними бабками, и которая по абсурдности чуть-чуть не дотягивала до идеи существования Бога. Но тогда... случайность? То, что я назвал первое название, какое пришло в голову, а штрудель на деле оказался так хорош, что я понял это по одному только запаху. А то, что я зашел в это кафе, хотя привык всегда ходить в другое - тоже случайность? И то, что Истелла оказалась здесь... Два человека в огромном городе... Удивительно, но я был рад подобной встрече, этой случайности, по которой она бродила одинокая и потерянная, как в тумане, а потом встретила человека, готового помочь, в лице меня. Это сентиментальное, странное чувство заботы, откуда оно у меня? Почему просыпается всякий раз, когда вижу человека, попавшего в беду? Быть добрым и отзывчивым сейчас не в моде и не выгодно, но иногда стоит того. Как сейчас.
   - Я хотел там побывать, но всё не представлялось случая, - голос звучит спокойно и даже меланхолично, когда я разваливаюсь на диванчике, стараясь устроить удобнее. Мне кажется, с моей привычной помещать другие города, я никогда не попаду с Сидней. Какова вероятность, что я приду в аэропорт, возьму билет на ближайший рейс, и это окажется рейс именно в Австралию? Что-то подсказывало, что вероятность близка к нулю. А чтобы заранее запланировать поездку, забронировать гостиницу, всё узнать о городе... Нет, я так не умею.
   Девушка начинает есть, а я отворачиваюсь к окну, делаю вид, что мне интересно наблюдать за безликими прохожими, одетыми в скучные черные пальто и куртки. Они все куда-то спешили, шли, уставившись под ноги, и до меня вдруг дошло значение словосочетания "серая масса". Вот она, передо мной, безликая серая масса.
   Очень хотелось повернуть голову и понаблюдать за Истеллой, разглядеть её как следует, однако я помнил, что девушки не любят, когда за ними наблюдают во время еды. Вообще, забавные создания. Еще я замечал, что они нарочно едят меньше, чем им хочется, желая показать себя маленькими и хрупкими, эдакими синичками, у которых желудок размером с кулачок. В этом что-то было, согласен, но все-таки глупо из-за чужого мнения лишать себя удовольствия и необходимой пищи.
   Дико, просто невыносимо хотелось курить. В подобные моменты я чувствовал себя самым настоящим наркоманом, потому что навязчивая мысль о сигаретах не желала покидать сознание. Я сидел здесь около сорока минут, пока не решил выйти, и не наткнулся на Истеллу. Теперь мне было неудобно покидать её или просить выйти, когда она только начала согреваться... Прикрываю глаза и делаю глубокий вдох, затем еще один, пытаюсь отогнать от себя навязчивую мысль, стараюсь сосредоточиться на запахе еды и сжимаю под столом кулаки. В конце концов, из этого состояния меня выдергивают слова девушки.
   - А я думал, это я - лучшее, что случилось с тобой за сегодня, - не особо задумываясь над смыслом фразы, растягиваю губы в добродушной улыбке. Ну конечно, я шучу. Разве я могу быть лучше вкусного штруделя? Так, фигня на палочке... - Что ты собираешься делать? Уже темнеет, - в это время года темнело в принципе рано, однако, я был уверен в том, что, если прямо сейчас дать Истелле лечь на мягкую кровать, она заснет, когда голова коснется подушки. Не представляю, чтобы в таком состоянии можно было о чем-то думать. - У тебя есть деньги на номер в гостиницу? Или... - на секунду замираю, обдумывая мысль, которая только что пришла в голову, а затем решаю её озвучить: - Можешь переночевать у меня, если всё совсем плохо, - и почему я так уверен в том, что она откажется?

+1

10

Истелла *-* мне нравится)))
и у тебя очень здорово получается от первого лица (:

   Запах ароматного кофе, который все ещё оставался в моём распоряжении, напомнил мне о доме. По вечерам мы любили собираться с бабушкой Онор на нашей уютной небольшой кухонке, чтобы посекретничать, или обсудить как прошёл день, или поделиться тем, что накипело на душе. Она по обыкновению пила зелёный чай, считая, что от чёрного или от кофе потом не сможет заснуть всю ночь, а я, неисправимая кофеманка, могла пить кофе даже тогда, когда собиралась на боковую. На меня, кажется, оно уже и не действует вовсе, и не бодрит ни капли. Ещё к нам неизменно приходила кошка и мурлыкала под наши разговоры, и такие вечера в наше квартире наполнялись каким-то особым теплом и приятным духом.
   Вот и сейчас, этот запах, практически родной и такой любимый, обволакивает, заботливо ограждая меня от всего остального, кроме тебя, оставляя нас один на один. Лёгкий укол тоски остался почти незаметным, а потом я сумела наконец расслабиться. Тело, напряжённое весь день до сего момента, тут же отозвалось не вполне приятными ноющими ощущениями, но – вполне терпимо. А ещё ты… Сейчас мне не удавалось подобрать для тебя другого определения, кроме как «уютный». Либо потому, что от усталости мозг мой, мне кажется, размягчился до недопустимых пределов и теперь всё представлял мне в несколько искажённом свете, а может ты действительно такой и есть. Во всяком случаи, сейчас мне иного было и не нужно. Ты, кажется, чувствуешь себя вполне свободно в моей компании, так, словно мы знакомы уже несколько лет, и частично это восприятие перелетает и на меня. Ловлю себя на мысли, что перестала замечать этот гам вокруг, перестала чувствовать взгляды любопытных зевак, прожигающие спины, всё моё внимание нацелено только на тебя. Счёт времени тоже утонул в кофе, только тяжелые веки напоминают мне о всех моих сегодняшних приключениях и о том, сколько часов к ряду я уже не знала отдыха, как физического, так и морального.
   - Ты, конечно, ни в какое сравнение со штурделем! – рассмеялась я тебе в ответ, чувствуя, как на щеках выступает лёгкий жар. Я практически уже отогрелась и потому на бледной коже проступил заметный румянец. Ну и не будем греха таить, твоя заслуга в это тоже есть: я порой слишком застенчива, а ты слишком добр и радушен ко мне. – Спасибо, Тайлер, что не прошёл мимо. – Я посмотрела тебе в глаза, чуть склонив голову на бок, и сделала очередной глоток тёплого кофе.
   Мне не стоило, наверное, на столько расслабляться, и тогда твой вопрос не пришёлся бы таким тяжёлым, как обухом по голове. Удивительно, на сколько уставшая я могу забываться и отвлекаться от всего того, что происходило в последние часы. Не поверишь, но за последние минуты я напрочь забыла о том, что выйдя отсюда, мне некуда будет идти! И так неприятно возвращаться с небес на землю. Чувствую, как снова напрягаюсь, закусываю нижнюю губу, и теряюсь, что тебе ответить. Понимаю, что и так свалилась на твою голову как снег, которого не бывает в Сакраменто, и разумеется ни в коем разе не хочу нагружать тебя ещё больше. Но у меня абсолютно нет сил на то, чтобы подобрать какие-то неправдивые слова, голова не хочет соображать и придумывать подходящие увиливающие ответы, да и, в общем-то, врать я просто-напросто не умею.
   Всё сразу видно по моим глазам, и, наверное, мне даже озвучивать ничего не нужно. По замешательству и растерянности, что отразились на моём лице, как по открытой книге можно прочесть всё, на что я должна была ответить.
   Разумеется, гостиница – один из самых распространенных вариантов, и многие приезжие обращаются к гостиничному сервису, но я, наверное, была слишком прагматична и пуглива в таких вопросах. Опустив глаза, я попыталась оправдаться.
   - Ну, не то, чтобы всё плохо… - как бы плохо мне не было, я всегда буду бояться повесить свои проблемы на окружающих, и потому никогда не сознаюсь на прямую, даже если и без этого всё ясно, как божий день. – Я просто боюсь, что мне жильё найдётся не скоро – горько усмехнулась: за сегодня я успела убедиться, что найти что-то приемлемое и   подходящее не так то просто. – А найти такую гостиницу, в которой мне было бы по карману остановиться на неделю-другую пока что тоже не удалось. Наверно, поищу ещё, они ведь работают круглосуточно…  - поднимаю на тебя глаза, и на выдохе завершаю начатое - …мне не хочется быть тебе обузой, свалившейся на голову. Ты и так сидишь тут, время своё на меня тратишь.
   Нет, не пойми меня превратно. Я очень тебе благодарна, и за то, что ты сейчас здесь, и за предложение, но просто в моей голове не укладывается, как так. Наверное, за свои девятнадцать лет я слишком привыкла к тому, что обычно это я кто заботится о ком-то, а не тот, о ком приходится заботится и кого приходится брать под крыло. И наверное глупо сейчас так вести себя, ведь, по большому счёту, иначе мне придётся ночевать на улице, но, не пойми меня не правильно, я на самом деле чувствую себя странно и неловко.

+1

11

Вздыхаю и морщу нос, не люблю, когда люди слишком много извиняются или благодарят. Сразу себя чувствую неловко, словно сделал что-то только для благодарности. К тому же я так привык к тому, что, когда мне что-то делают хорошее, я автоматически зачисляю этот поступок в список моих долгов перед другими людьми. Это значит, что я больше не могу вести себя, как раньше, что за мной долг, который я обязательно отдам своим поступком. Ненавижу эти долги… Они грузом лежат на душе, постоянно маячат позади остальных мыслей, и делают слабее, потому что приходится себя контролировать, а я этого никогда не умел. Кажется, я подсознательно, зная, как это не приятно, старался оградить людей от этого неприятного чувства, хотя прекрасно знаю: не у всех так много тараканов, как у меня.
   - Не спасибничай, - мне бы хотелось, чтобы голос звучал так же спокойно, как раньше, но эмоции вырывается наружу и интонация выходит грубой, раздраженной.
   Удивительно, но со всей это вереницей мыслей в голове, я совсем забыл, что передо мной стоит чашка кофе. Протягиваю к ней руки, сжимаю в ладони, подношу к губам, но пока не пью, задумчиво разглядывая темно-коричневую жижицу. Если бы у меня было собственное кафе, плевать на выгоду и убытки, я бы заставлял работников наливать в нормальные кружки, а не в это… нечто, которое даже чашкой назвать сложно. Какой-то наперсток… В три глотка осушаю чашку, облизываюсь и возвращаю на стол. Как я и ожидал, девушка отказалась от моего предложения…
   - Если я начну тебя уговаривать, ты наверняка решишь, что я маньяк или какой-то насильник, который каждый день девушек к себе приглашает, - я решил рассуждать вслух, возможно это убедит Эстель в том, что такими предложениями не стоит пренебрегать. Вообще, как показывает опыт, все разводы/ссоры/катастрофы между людьми случаются только потому, что один человек говорит «я всё объясню», а второй хлопает дверью и уходят. Недоговоренность – самая большая людская беда. – И когда ты увидишь мою квартиру, то наверняка сама пожалеешь, что пришла… Однако, если проблема только в том, что ты боишься меня затруднить, то проблемы нет. Сегодня пятница, еще двое суток как спешить никуда не надо, к тому же ты интересная собеседница, - говорю и сам удивляюсь, как складно и спокойно выходит, так, словно стою перед многотысячной аудиторией и пытаюсь что-то внушить. Делаю паузу в несколько секунд, чтобы девушка успела осмыслить мои слова, а затем привожу еще один аргумент:
  - Я совершенно точно не настаиваю, но если ты откажешься, я встану и уйду в свой теплый дом, кафе скоро закроется, ночью будет еще холоднее, и тебе придется очень фигово, - чуть наклоняю голову и складываю руки на груди, не свожу взгляда с Эстель, стараясь убедить её своим уверенным видом. Почему-то мне было важно, чтобы девушка согласилась. С той секунды, как она приняла мою помощь и села за этот стол, я словно взвалил на себя груз ответственности за неё. Только вот странно, что груз этот совершенно не мешал. Даже наоборот… наконец-то делаю что-то полезное и действительно хорошее.

+1

12

прости, сумбур какой-то вышел :с

   Прекращай кочевряжаться уже, Эстель! Ведёшь себя, как неблагодарная свинья, право слово.
   Буквально кожей чувствую, как ты начинаешь раздражаться. Разумеется, тут же принимаю вину на себя, и невольно еложу на стуле, ощущая небольшой дискомфорт. Такой вот жизненный парадокс, логики которого я никогда не пойму: тут же садиться кому-либо на шею - это невежливо, но и отказываться от принятия помощи, которую тебе предлагают, вероятно, от чистого сердца, искренне желая проявить участие к происходящему в твоей жизни - не менее не вежливо. И где, спрашивается, справедливость, м?  На подкорковом уровне я уже осознаю, как буду чувствовать себя твоей должницей по гроб жизни, и даже если ты будешь убеждать меня в том, что всё это - сущий пустяк, я всё равно останусь при своём. Это не напрягает меня, вовсе нет - сейчас меня, кажется, ничего не может напрягать, кроме видимого отсутствия какой-либо крыши над головой - просто я понятия не имею, какой тебе от меня в хозяйстве может быть толк и чем я смогу искупить свой долг перед тобой. Хотя, о чём это я: в хозяйстве я, пожалуй, ещё как сгожусь, женская рука не никогда не бывает лишней в холостяцком пристанище.
   Анализирую информацию и пытаюсь извлечь из неё хоть что-то весомое и дельное для себя, чтобы сделать выводы, с таком скоростью, что мне кажется ещё чуть-чуть, и мозг мой взорвётся. Попутно слушаю тебя, кусаю губы, и ругаю себя за то, что тебе вообще приходится со мной вот так возиться и убеждать меня в чём-то. Глупая, блин, какая же я глупая, ну. В конце концов, никто такими предложениями не разбрасывается, и очередь из тех, кто готов приютить к себе бездомную девушку, за дверьми кафе не выстроилась. И нет, ты не похож на маньяка - не выдерживаю, и улыбаюсь когда эта фраза слетает с двоих губ. Второй раз за сегодня ты убеждаешь меня в том, что ты не такой, а я же в свою очередь ни на секунду в тебе не усомнилась.
   В тебе столько уверенности и напора, словно сейчас единственной целью твоей и смыслом твоего существования является убедить меня переночевать в твоей квартире. И это так... чертовски мило с твоей стороны, на самом деле. Чувствую, как по спине пробегается приятная прохладная дрожь, а в горле на мгновение-другое образуется комок, который я тут же сглатываю, не давая ему вылиться в слёзы: ты меня растрогал даже. И самое смешное, что ты абсолютно и бесповоротно прав! А я, наверное, выгляжу не лучшим образом со стороны, отрицая свои очевидные проблемы и уклоняясь от помощи, в которой очевидно нуждаюсь. Потеребив пальчиками края юбки, я сделала глубокий вдох, а затем такой же размеренный выдох.
  - Подожди, не уходи - не похоже, что ты готов сейчас взять и сорваться с места, и у меня не было нужды просить тебя не уходить, но тем не менее я вымолвила это так быстро, будто искренне боялась, что ты решишь вдруг претворить свои последние слова в жизнь. - Ох, нет, я не пожалею... - произношу я вместе с потоком выходящего из лёгких воздуха. Пожалею, увидев где ты живёшь? О чём ты, мне сейчас и в любом сарае будет комфортно, как в раю! - Буду очень рада переночевать у тебя, я абсолютно валюсь с ног. - Всё, я официально признаю своё поражение, все соки из меня выжаты, полный разгром и фиаско.
   Осознаю, как буду чувствовать себя обязанной перед тобой, и как буду метаться внутри себя, не зная чем отплатить тебе в ответ. Но, блин, это ведь на самом деле не может быть хуже, чем ночевать на улице, на холоде? Не может.

Отредактировано Estelle Rosier (2012-12-09 18:51:29)

+1

13

прости, вышло мало(

   Ну конечно, я не уйду... Куда же я уйду? Вздыхаю и чувствую, как губы сами собой растягиваются в улыбку. Я был уверен в том, что, если бы она отказалась, я бы предложил еще раз, потом еще, придумал был с десяток самых разных и лучших аргументов. Я бы даже начал уговаривать, потому что её взгляд говорит одно, а голос совсем другое. Пока не увижу, что точно не нужен, пока она не психанет и не уйдет решительным шагом. Вот тогда я успокоюсь, но еще буду вспоминать некоторое время и гадать, как же она устроилась. Не думаю, что это надолго, через пару дней безумный темп моей жизни сотрет всякие мысли о несчастной незнакомке...
   - Хорошо, - довольно киваю. Хочется сказать, что ей не стоит быть столь уверенной на счет моей квартиры, однако я решаю, что не стоит пугать Эстель раньше времени, а то она даже до квартиры дойдет, сбежит от меня.
    Прошу официантку принести счет, расплачиваюсь, как настоящий джентльмен, даже не взглянув на свою новую знакомую. Затем жду, пока она допьет свой кофе, и поднимаюсь на ноги. На самом деле, мне хочется бегом кинуться ко входу, вытащить пачку с сигаретами прямо у двери и наконец закурить. Не знаю, откуда во мне вдруг взялось столько силы воли, но я ничем не показываю своё состояние, держусь спокойно и непринужденно, расслабленно и не торопясь иду ко входу и иногда оглядываюсь на девушку. Ей наверняка не хочется выходить на холодную улицу, но осталось потерпеть совсем чуть-чуть, в моей квартире может и жутко, но точно сухо и тепло.
   Я знаю, что в присутствии посторонних людей стоит спрашивать, прежде чем закурить, но я никогда так не делаю. Иногда просто забываю, не обращаю внимания, а может просто слишком бесцеремонный. В любом случае, я все-таки достаю зажигалку с сигаретами, когда мы выходим на улицу. Холодно и противно, моросит мелкий дождь, и я морщусь, потому что такую погоду считаю самой отвратительной.
   - Будешь? – протягиваю ей сигареты, но почему-то уверен в том, что она не курит. – Сейчас сядем на такси, а то ехать далековато, и быстро приедем. Если у нас и бывают пробки, то точно не на тех улицах, на которых нам предстоит проехать, - произношу, чтобы не молчать, но и чтобы Эстель ничему не удивлялась.
   Сигареты действуют на меня успокаивающе, прямо чувствую, как расслабляюсь, и на душе становится спокойнее. От чего-то окидываю девушку внимательным взглядом с ног до головы.
– Если хочешь, можешь рассказать, зачем приехала. Мне интересно.

+1

14

Ну вот и всё. Белый флаг и подписанное соглашение.
   Буркаю неопределённое "спасибо" официантке - видимо, за приятное и соответствующее обслуживание, и бла бла бла - пока та предоставляет тебе счёт, а сама в этом время веду мысленно-моральную борьбу с собой. Мы ещё не вышли вновь на холодный вечерний воздух Сакраменто, в эту недружелюбную промозглость с моросящим противным дождём, а кожа моя, только-только наконец отогревшаяся, словно припоминая былые недавние ощущения от прогулки по нелётной погоде, уже покрылась мурашками, а тонкие светлые волоски приподнялись от корней, дополняя знакомый всем "гусиный" эффект. Мне не нравится эта непонятно откуда взявшаяся разнеженость, поэтому для собственного успокоения сбрасываю всё на длительный перелёт, акклиматизацию, и усталость. Это не хорошо, постоянно искать поводы и отговорки, поэтому даю самой себе слово избавиться от вновь приобретённой привычке перебрасывать на волю обстоятельств всё то, что будет происходить со мной здесь. А ещё даю себе мысленную установку постепенно перестать чувствовать себя чужой и попытаться подстроиться. Как хамелеон.
   Ноги отзываются неприятной, свинцовой и тяжёлой болью, когда я поднимаюсь из-за стола, чтобы хвостиком проследовать за тобой к выходу. Не забываю ухватиться за ручку своего чемодана - не хватало ещё и вещи свои потерять где-нибудь, и перекидываю через плечо длинный ремешок от чёрного кейса с ноутбуком. За время, пока мы с тобой сидели здесь, информация о том, что я - фактически только что приезжая, успела немного притупиться в моём сознании, отступая на задний план. Но сейчас снова выхватила себе главенствующую позицию, принимаясь третировать меня сильнее, чем прежде. Впереди - много непонятного, много нового, куча дней, огромный город, а я не имею ни малейшего представления о том, что всё это мне принесёт и во что выльется. Всё, что у меня есть на данный момент - это ты, стремительный шагом удаляющийся от меня в сторону выхода из кафе. На мгновение меня охватывает лёгкий страх, что я отстану и потеряю тебя, поэтому чуть ли не бегом бросаюсь за тобой, успеваю выскочить наружу прежде, чем входная дверь за тобой бы захлопнулась.
   На улице ещё куда более неприятно, чем я себе представляла. Кажется, за то время, что я была внутри тёплого кафе, температура воздуха снаружи успела понизиться на несколько градусов. Наверняка, это происки холодного дождя. Но тем не менее, ты не представляешь, как я рада наконец уйти оттуда. Несмотря на то, что в кафе я повстречалась с тобой, оно навсегда останется в моей памяти неприятным осадком - все эти безразличные лица, глумливые усмешки, провожающие взгляды. Я рада наконец избавиться от этого и глотнуть свежего воздуха.
   - Нет, спасибо, я не курю - мне кажется, мозг мой работает в замедленном темпе, и потому на анализ информации, поступающей извне, у меня уходит предельно много времени, в то время как по обыкновению занимает какие-то доли секунды, так, что мы и не замечаем всех этих аналитических процессов внутри себя. Но сейчас, я на столько погружена в свои ощущения и восприятие, что отвечаю тебе растеряно. На самом деле, наверное, сигарета бы мне сейчас не помешала. Никогда не верила в то, что курение успокаивает нервы, даже наоборот, как человек немного смыслящей в медицине, искренне считаю, что это тоже больше раздражает нервную систему, но тем не менее, порой бывают такие моменты, в которые даже я жалею о том, что не курю. Было дело, баловалась, но с кем не бывает? Но теперь, по большей части, предпочитаю бороться со всеми предубеждениями на тот счёт, что закури - и станет легче.
   Не менее растеряно выслушиваю всё, что ты говоришь. Попутно стараюсь укладывать это всё в моей голове так, чтоб оно там и осталось, ровно так, куда я всё это разместило, а не перетряслось и перемешалось друг с другом при малейшей же встряске, но кажется мне это абсолютно не удаётся. Я не соображаю, на какой улице мы находимся сейчас, и понятия не имею, куда нам предстоит ехать и какие дороги при этом пересечь, поэтому слова твои практически не отзываются эхом в моей голове. Разве что только приводят меня к решению не отлипать от окна всё время, что мы будем в пути, и забить ресурсы сегодняшней памяти буквально до отказа.
   Не отдавая себе отчёта, наблюдаю за тем, как ты вдыхаешь и выдыхаешь, размеренно, сигаретный дым. Сама тем временем набираю в лёгкие побольше воздуха, и пожимаю плечами: - Искать себя приехала.
   Боже, как пафосно прозвучало-то, да? Но, вот ирония, так и есть. Я чувствовала себя застывшей там, в Австралии, это угнетало и загоняло под плинтус. Нужно было вырваться из этой рутины, нужен был освежающий глоток, второе дыхание. Нужно было выбраться из этой рутины, что я, собственно, и попыталась сделать. Получилось или нет - судить нам не сейчас.
- Нужны были перемены. Вообще-то, давно нужны были - усмехаюсь, сама над собой - но решилась только сейчас.

Отредактировано Estelle Rosier (2012-12-12 00:17:12)

+1

15

Я безразлично поглядывал на прохожих в их совершенно идентичных черных куртках и пальто, вдыхал никотиновый дым, и дожидался ответа, пытаясь понять, правильны ли были мои догадки. После недолгих размышлений, ими была наполнена голова, пока девушка ела, я пришел к выводу, что она приехала в Сакраменто в поисках работы и новой жизни. Ну, знаете, как выпускники университетов выходят из ворот своего учебного заведения, перед ними огромная страна, множество штатов и городов, можно выбрать любой, уехать, куда вздумается, подальше от старых знакомых и жизни, которая не устраивает. Конечно, Австралия далеко от США, ведь эмигрируют же люди.
   Искать себя... Удивленно вскидываю брови и поворачиваю голову, теперь еще внимательнее вглядываясь в лицо Эстель. Отчаянным нужно быть человеком, чтобы всё бросить, и просто так уехать в незнакомую страну, где нет ни одного знакомого лица. Не просто отчаянным, даже храбрым до безрассудности. Я сам был из такой категории, однако сильно сомневаюсь в том, что мог бы просто взять и переехать, скажем, в ту же Австралию. Незнакомая страна, незнакомый город, незнакомые лица. Незнакомое, незнакомое, незнакомое и чужое, даже враждебное. Не удивительно, что Эстель выглядела потерянной. Теперь мне было легче представить, что испытывает эта девушка. Одновременно с пониманием пришло осознание того, что я её уважаю. Мне тоже уже давно нужно было отправиться куда-то, искать себя, но единственное, что я смог сделать: хлопнуть дверью и покинуть родительский дом, бастовать недели, а потом покорно поджать хвост и пойти на работу, которую подобрал отец. Унизительно до такой степени, что лучше не вспоминать и не думать об этом.
   И все-таки её ответ был какой-то слишком непонятный, словно ей не хотелось рассказывать, а ведь рассказать наверняка было что. Мне было дико любопытно, но пришлось совладать с этим чувством, и не совать свой прекрасный нос в чужие дела. Захочет, сама когда-нибудь расскажет. Если, конечно, они увидятся после того, как она покинет его квартиру.
   - Мерзко на улице, - морщусь и провожу ладонью по лицу, смахивая капли воды, а затем оглядываюсь в поисках желтого автомобиля. У меня не слишком много денег, но пешком идти долго и далеко, вряд ли Эстель выдержит подобный путь. можно сказать, что нам повезло, потому что дорога напротив кафе была довольно оживленной, и я почти сразу увидел свободное такси. Махнул рукой, чтобы авто остановилась, затем уверенно запихнул чемодан Эстель в багажник, и даже машину обошел, чтобы сесть с другой стороны, и девушке не пришлось лезть через всё широкое сиденье.
   Водитель прекрасно знал, где находится улица, которую я назвал, так что кивнул и тронулся с места. Дорога заняла примерно десять минут, всё это время мы ехали молча, занятые собственными мыслями. За этот короткий промежуток времени дождь усилился, и если до этого с неба летели лишь брызги, как от фонтана, то, когда машина остановилась, по крыше барабанили крупные и холодные капли самого настоящего ливня. Не люблю зиму в Сакраменто... Она здесь не настоящая, снега почти никогда не бывает из-за плюсовой температуры, зато холодно и идут мерзкие дожди, от которых портится настроение.
   Расплатившись с таксистом, я первым делом вытащил из багажника чемодан, но не отдал его девушке, и даже не стал ставить на пол, чтобы катить его на колесах. Было слишком мокро. В глубине души я, честное слово, удивлялся своей внимательности, потому что в обычное время вся полезная информация выветривалась из головы, и я напоминал полнейшего кретина.
   - Ну, пути назад уже нет, - растягиваю губы в улыбке, всё еще намекая на версию о маньяке. Не знаю почему, но подобные мысли здорово веселят и поднимают настроение. А может, я просто привык к ритму этого безумного города, где постоянно что-то случалось, и любая милая бабка-Божий-одуванчик могла оказаться серийным убийцей.
    Чемодан был не слишком тяжелый, так что, я не испытывая труда, поднялся по лестнице, постоянно озираясь на свою спутницу. Дверь была, как всегда открыта и держалась на стальной цепочке, которую я, просунув руку в щель, одним движением снял, а затем замер в на лестничной площадке, пропуская Эстель вперед. - Наверное, добро пожаловать, - дико хотелось увидеть её лицо, когда она сообразит, в какую дыру попала. Если не убедит с воплем, значит действительно очень храбрая. Или ненормальная.

+1

16

Ты прав, на улице действительно мерзко. Но я не придаю этому значения, не хочу даже заострять своё внимание на том, как неприятно моросят по лицу мелкие противные капли и как превращаются в мокрые сосульки прядки волос, выбившиеся из причёски. Я не отвечаю, просто киваю тебе в ответ, но не уверена, что ты заметил. Боже, как же я устала за сегодня, и это загоняет меня в угол, заставляя сжиматься в комочек и закрываться ото всех и вся, становиться молчаливой несмотря на то, что молчать - это не мой конёк в принципе. И, кажется, чем ближе подкрадывается ко мне та минута, когда, оказавшись в твоей обители, я наконец смогу расслабиться - тем сильнее сжимают мою грудную клетку свинцовые, тяжёлые путы обвивающей меня усталости. Это только только с виду я, наверное, кажусь такой уверенной в себе, бесстрашной и рискованной девушкой, но на самом деле, я - как избалованный разнеженный цветок, взрощенный в любви и заботе, а теперь отрезанный от прежних комфортных условий. Я никогда так не поступала с самой собой, и потому сейчас мне очень тяжело.
   В то время, как ты занимался поисками свободной машины, которая могла бы довести нас до дома, я озиралась вокруг, тщетно пытаясь запомнить местность и отложить в своей голове хотя бы какие-нибудь зацепки, которые в дальнейшем помогли бы мне узнать эту улочку. Но нет, всё в пустую. Куда бы я ни глянула, на какую бы вывеску не посмотрела, стоит мне отвести глаза в сторону - как тут же информация выветривается из памяти. Так бывает во снах, когда ты ничего не можешь запомнить, и всё вокруг, как ни фокусируйся, остаётся нечётким и размытым. Грёбанное чувство. Сон, из которого нельзя проснуться.
Чудом не осталась на улице, когда такси, наконец, распахнуло передо мной двери, предлагая забраться в комфортабельный салон. Таксист, наверное, глядя на такую потерянную и затуманенную меня, подумал, что я у тебя странная и что у меня не всё в порядке, но - плевать. Главное не отрубиться прямо здесь, на кожаном сиденье, иначе тебе придётся тащить меня до квартиры на руках, ибо разбудить меня, не спавшую прежде более суток, это, поверьте, дохлый номер.
   Честно, всю дорогу, что мы ехали, мне хотелось говорить с тобой. О чём не будь, не важно о чём, лишь бы только не было этой тишины. Подобная тишина всегда действует на меня удручающе, а ещё эти взгляды заинтересованно-любопытные взгляды, которые то и дело бросал на нас водитель через маленькое зеркало на лобовом стекле... Но, наверное, просто сил не хватало уже. Вместо разговоров я бездумно всматривалась в улицы, которые смазанными пятнами переносились перед глазами, и иногда поглядывала на тебя - сосредоточенного, и погруженного в собственные думы. Мне было любопытно, что занимает твою голову, но голосовые связки отказывались работать, и потому я просто снова отворачивалась к окну.
   Минут через пятнадцать я уже стояла на пороге твоей квартирки. Ты, вместе с моим чемоданом - позади меня, и, видимо, ожидающий моей реакции. Но, ей богу, как ты думаешь, какая у меня может быть реакция, после того, как я целый день думала, что ночевать мне придётся на вокзале? Я была бы рада даже собачьей конуре, лишь бы не на улице.
   Вообще, я привыкла анализировать всё происходящее сразу. Попади я сюда при других обстоятельствах, то тут же бы начала размышлять над тем, что вижу, составлять своё мнение, оценивать и прикидывать. Но сейчас я на столько была не способна ясно воспринимать информацию, что даже не могла сориентироваться, где тут у тебя что: в какой стороне кухня, в какой ванная комната, а в какой гостиная.
   - Вау - нет, это не "вау" восхищения и не "вау" разочарования. Обычные такое, чуть хриповатое и приглушённое "вау" человека, который счастлив, что у него есть ночлег. В такие моменты начинаешь осознавать ценность любой мелочи, отвечаю. - У меня будет крыша над головой.
   Втянув носом тёплый воздух квартиры, я размеренно выдохнула его, чтобы расслабиться, и, обернувшись к тебе, улыбнулась. Наверное теперь ты на веки вечные останешься героем в моих глазах и потому улыбаться тебе я не устану. - Познакомишь с квартирой, чтобы я не заблудилась?

0

17

Описание квартиры есть вот тут)

   Внимательно вглядываюсь в лицо Эстель, хотя мне и плохо видно с такого положения, однако даже так вижу: оно не искажено гримасой ужаса. Скорее, вообще ничего не выражает, и взгляд безразлично скользит по убранству прихожей. Мне иногда бывает словно входить в положение других людей, ставить себя на их место, и от того я частенько произвожу впечатление идиота. Вот и сейчас бестолково топчусь на месте, пытаясь сделать какие-то выводы из её реакции. Честное слово, я так привык к тому, что все ужасаются и говорят, мол, здесь не хватает женской руки, что даже злиться на буду. Можно злиться на одну и ту же вещь два раза, три, даже на пятый раз злость всё еще обжигает грудь, но вот на пятнадцатый... На пятнадцатый уже всё равно, и только знаешь, что всё в порядке, ничего не изменилось.
   Наконец прохожу в прихожую, ставлю чемодан и тщательно захлопываю дверь. Один раз, не захлопнулась, вторая раз, опять не захлопнулась, в третий раз пришлось приложить силу, и, кажется, упрямая гадина передумала снова распахиваться. Надо будет починить замок. Да, точно, когда-нибудь я его починю...
   В моей квартире только одна комната приспособлена для сна, и это - моя спальня. Кровать одна единственная, диван не раскладывается, и только сейчас до меня начало это доходить. За всё время я спал на узком диване лишь раз, и потом у меня болела спина, потому что полностью я не умещался, и пришлось скрутиться какой-то необыкновенной буквой зю. Ладно, черт с ним, одну ночь потерплю, а завтра обязательно что-нибудь придумаю. Кажется, мысль о раскладушке меня уже посещала, но точно я не помню, ибо поток мыслей в голове сегодня был несколько хаотичен.
   - Чувствуй себя как дома, - улыбаюсь и проношу чемодан девушки в спальную комнату, ставлю рядом с кроватью. - Тут не слишком много комнат, так что, не беспокойся, не заблудишься, - я прошелся по всем комнатам, показывая их, и внимательно следя за лицом Эстель, которая от усталости, должно быть, ничего не соображала. Квартира у меня была не ахти какая, не сравнить с шикарном домом, в котором я вырос, однако я ужасно гордился тем, что это жилье моё личное, и что я сам на него заработал. Ну конечно же, она съемная, но всё равно заработал я на неё сам. Здесь было много места, пространства и воздуха, хотя некоторые называли мою квартиру пустой и неуютной. Ремонт не делался уже довольно давно, и самым новым предметом мебели была чистенькая, белоснежная раковина, купленная всего месяц назад. Смотрю на неё, и так и хочется сказать Никите спасибо за то, что битой разломала старую раковину. Она была ужасна.
   Спальня была последней комнатой, в которую я завел Эстель. - Вот тут ты будешь спать. Сама же белье перестелешь, да? Сейчас я тебе его выдам, - вытаскиваю из шкафа новый комплект белья, идеально чистый, я им ни разу не пользовался. Сестра меня вечно жалеет, дарит всякие вещи, чтобы я обустроился и ни в чем не нуждался. Немножко унизительно, так что я благодарно принимаю подарки, а потом складываю их на дальнюю полку, не пользуюсь. В этот раз один из подарков пришелся как раз кстати.
   С грустью гляжу на окно: интересно, Эстель часто будет дома? Смогу я вылазить на пожарную лестницу, чтобы покурить? Это был мой особый, очень любимый ритуал, с которым было бы грустно расставаться. И да, я уже решил, что пока девушка не найдет себе другое жилище, отсюда я её не пущу. Куда она пойдет? Даже странно представить...
   - Ну, не буду тебе мешать. Если душ захочешь принять... Ну, ты запомнила, да? - если честно, то я испытываю чувство неловкости за свою квартиру, потому что несчастное, уставшее сознание с гораздо большим удовольствием я бы привел в родительский дом, к которому приложили руки именитые архитекторы и дизайнеры. Иду на кухню, чтобы сделать себе чашку крепкого кофе и закурить. Сна ни в одном глазу, а Эстель наверняка заснет, как только ляжет.

+1

18

Знаешь, ты слишком переживал, как я восприму твоё жилище и не испугаюсь ли того, куда загремела, но, будь у меня сейчас силы, я бы обязательно рассказала тебе, что все твои тревоги напрасны. И даже больше: мне очень пришлось по вкусу это место. Наверное, многие дамочки, с более завышенными ожиданиями чем у меня и пафосными замашками, начали бы стенать на то, что у тебя здесь не прибрано, мебель находится в бог знает каком состоянии, и вообще не понятно как ты здесь живёшь, но тебе "посчастливилось" (если можно так сказать) подобрать не ту особу, что с претензией на голубую кровь, а меня. Честно, я бы испугалась гораздо больше, если бы попала в шикарную квартиру, где соблюдён фэн-шуй и каждая мелочь содержится в идеальном порядке. Плохо, наверное, девушке быть такой, как я, но я далеко не педантична и к беспорядку отношусь с лёгкостью. Нет, не в том плане, что я предпочитаю целенаправленно засирать любое свободное пространство или ни за что палец о палец не ударю, чтобы навести мало-мальскую чистоту, а в том, что я ни за что не стану замарачиваться из-за того, что во-он та кружка стоит не на своём месте, а во-он так книга в шкафу слишком пыльная, более пыльная чем все остальные. Я люблю простор души, чтобы можно было чувствовать себя спокойно, а не скованно, словно в царском паласе.
   Несмотря на свою усталость, я чувствовала себя виноватой перед тобой: судя по всему, ты выделил мне своё кровное место в твоей спальне, самое очаровательно и комфортабельное местечко во всей квартире. Как же ты будешь ютиться на этом узком диване, что стоит в гостиной, всю ночь? Мне бы было в пору, я бы с лёгкостью на нём разместилась без ущерба для спокойного сна. На самом деле, в таком состоянии я могла бы заснуть где угодно, только дайте мне точку опоры. Но - сил пререкаться с тобой и спорить, убеждая тебя не покидать своё гнёздышко ради меня, у меня откровенно не было. Я решила поговорить с  об этом завтра, равно как и о том, чтобы попросить тебя дать мне немного времени найти себе своё собственное пристанище.
   Собрав остатки своей мужественности в кулак, я не позволила себе брякнуться спать лишь только стоило мне заправить постель, и приняла душ. Рыться в чемодане в поисках одеяния для сна у меня не было желания, поэтому я облачилась в первую попавшуюся кофту. Главное - что чистая, и свежая, без остатков того отчаяния, что принёс мне сегодняшний день.
Аккуратно и неслышно подойдя к кухне, я ненадолго застыла, всматриваясь в твой силуэт. Всё-таки, ты странный. Не каждый бы смог поступить так, как поступил ты. Впрочем, я тоже странная: какая ещё идиотка сорвалась бы с дома так, как это сделала я? Кажется, мы стоим друг друга, и, возможно, даже подружимся, если ты дашь мне на это шанс.
   - Доброй ночи, Тайлер.
   Улыбнувшись тебе, хоть ты этого и не видел, потому что стоял лицом к окну, такой же лёгкой поступью как прежде, я отошла в твою-на сегодня мою комнату и забралась под одеяло. Блаженная нега тут же разлилась по телу, напряжение, сковывающее уставшие мыщцы, начало постепенно уступать, и всё, что я успела сделать, прежде чем забыться сном, уткнувшись носом в уголок одеяла, это поставить будильник завтра на утро, чтобы успеть приготовить завтрак прежде, чем ты проснёшься.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет у ней подушки, нет и одеяла...