vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » never let me go


never let me go

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Brooklyn Jordan
Место: Revolution St. 5, 66
Время: с 23.10 по 27.10
О флештайме:
Звучит соло, которое олицетворяет историю одной молодой девушки, которая пыталась постичь самостоятельную жизнь, набраться опыта и показать сестре и молодому человеку, что на кое-что все-таки способна. В общем, так она набралась и нагордилась, что в итоге все это закончилось вот чем…

http://s3.uploads.ru/3hXms.png

+2

2

Прошли всего лишь одни единственные сутки, никчемные, суматошные, состоящие из безумно длинных и таких одиноких двадцати четырех часов. Даже не смотря на то, что я провела их в кампании своей хорошей подруги, моей палочки-выручалочки Ник, чувство тоски и тревоги не покидало мою душу, и я чувствовала, чувствовала эту леденящее кожу чувство, как я дико по ним соскучилась, по Макс и Рендалу.
Знаете, это какое то необъяснимое чувство, словно я этих двоих не увижу еще долго, но не по их вине, а по своей собственной. Я настраивала себя на это, настраивала не брать трубку, ни в коем случае не писать первой и не сообщать о своем местонахождении. Спросите – зачем? Я и сама толком не знала, я словно объявила им обоим бойкот, тем, что не могут меня поделить, не могут договориться между собой, утягивая меня каждый в свою сторону. И мне казалось, что вот-вот меня разорвут, раздерут на маленькие кусочки, упиваясь собственной алчностью и эгоизмом, совершенно позабыв о том, что самая главная эгоистка в нашем странном и нестандартном треугольнике – это я.
Именно я, веселясь на квартире у Картер, ни на секунду не забывала о Макс. Я думала, переживала, и вновь и вновь обижалась на прямолинейность и нежелание уступить своей сестры. На ее равнодушный взгляд, на ее неумение слушать и понять, неужели я требую слишком много? И все мои попытки забыться были тщетны. Мы смеялись всю ночь, пиво лилось рекой, мы творили безумства, и пусть смех мой был громким, он был совершенно неискренним. Не было жизни в лукавом взгляде, а каждое мое действие, каждая моя шутка была насквозь пропитана горечью. Думаю, Ник это чувствовала, видела это, но упрямо не подавала виду. Мне перед ней стыдно, стыдно, что свою нехватку внимания, что свое отчаянное желание быть нужной я восполняю за счет нее. Такого быть не должно, это не правильно, это не красиво.
Наверное, именно тогда когда мой внутренний датчик стыда начал зашкаливать, я сделала для себя вывод, что пора прекращать пользоваться гостеприимством подруги и искать себе временное пристанище. Тут же, словно по волшебству, мне позвонил Этьен, ему нужна была какая то помощь, мужчина, осматривая новый объект, подвернул ногу, ну и я, не долго задумываясь, рванула из пристанища таксистки, желая хоть как то отвлечься, хоть чем-то забить свою безмозглую голову, кроме своих близких.
Поездка оказалась не такой уж бессмысленной, казалось, весь мир сейчас был на моей стороне. Как будто кто-то свыше поддерживал меня, был согласен с моим эгоистичным и глупым решением сбежать от чужого контроля, и этот кто-то меня благословил.
В моих руках ключик от старой квартиры француза, я лениво перебираю ногами, шагаю в сторону совершенно неизвестного мне района, все еще прокручивая в голове события вчерашнего дня.
Дубль один. Рендал делает Бруклин предложение. Мотор!
И вот я снова сижу в шоколаднице, мои руки в его теплых ладонях, вновь чувствую это тревожное волнение внизу живота, и слышу, как мои уста отчетливо громко говорят – да, я хочу.
А хочу ли я? Сейчас, шагая по осенним улицам Сакраменто, я сомневалась над каждым своим словом, над каждым своим поступком, да даже над всей своей жизнью в целом. А все ли я делаю правильно, все ли я делаю так, как нужно? Неправду говорят, что горе от ума, я упрямо считаю, что горе от его отсутствия, и я, человек, который совершенно не умел логически мыслить, сейчас пытался переосмыслить всю свою историю, пытаясь вновь по этапам построить свою биографию у себя в голове.
Дубль восемь. Рендал делает Бруклин предложение. Мотор!
Гляжу в его карие, с золотистым отливом глаза, молчу. Думаю, думаю о том, а что нас ждет после? Ну вот, чисто гипотетически, попытаемся на минутку представить, я и мой олень вместе, на веки вечные, в центре Сакраменто, на берегу залива.
Утро. Раннее пасмурное утро, я вновь недовольна тяжелым сопением мужчины себе на ухо, он всю ночь снова толкался и пытался отнять у меня одеяло.
Завтрак. Он отказывается есть мою кашу, перечисляет дела на день. Погладь, постирай, приготовь щи. Щи??
И я, словно белка в колесе, суматошно ношусь по квартире с утра до вечера, пытаясь угодить ему во всем, пытаясь быть идеальной хозяйкой, такой, какой не была никогда.
Дубль тридцать два. Рендал делает предложение Бруклин. Мотор!
- Нет, извини, мне кажется, мы еще не созрели для этого. – Виновато улыбаюсь, забирая свои ладошки и вновь возвращаясь к еде. Мой ответ озадачил мужчину, но он молча берет в руки вилку, с уже меньшим рвением принимаясь за свой салат. А дальше…
Дальше я возвращаюсь домой, ставлю золотистый и безумно красивый букет в резную вазу, ставлю ужин на плиту и дожидаюсь свою сестру. И мы вновь живем, я упиваюсь ее редким вниманием в свой адрес, слушаюсь беспрекословно, наслаждаясь тем, что я ей важна, что я ей нужна, что она не хочет меня никому отдавать.
Дубль… да к черту все! Я же не в каком-то ванильном фильме, верно? Это жизнь, вашу мать, реальная жизнь, где у меня не будет возможности переснять тот или иной момент, где приходится отвечать за каждый свой проступок, за каждую свою оплошность, за каждую ошибку. И хуже всего то, что отвечать приходиться перед самим собой.
Пропущенный от Рендала. Целенаправленно не беру трубку, возвращая телефон обратно, в задний карман брюк, отчаянно уговаривая себя не сдаваться. Ты же сильная девочка, верно? Ты ведь сможешь справиться и одна, да? Мне нужно время подумать, все переосмыслить, многое понять, созреть… В первую очередь созреть и осознать, моя жизнь не сказка, и уж если я сделала первую отчаянную попытку стать самостоятельной, я должна не пасть в грязь лицом, да?
Легкий скрежет ключа в замочной скважине, по спине пробежали мелкие мурашки волнения, кажется, это уже моя вторая сущность, нервный параноик, который отчаянно ищет свое место в жизни, свою роль, свое идеально для жизни состояние, и находит его здесь… В чужой квартире, в которой пахнет свежим ремонтом и папирусной бумагой. Пустота, такая же кромешная и холодная, что сейчас поглотила мою душу.

+5

3

Все же правильно говорят, когда злишься на человека, волей неволей начинаешь припоминать ему все, чем он однажды умудрился тебя обидеть. Случайно, или же осознанно, не важно, и сейчас я вспоминала ей все – каждый ее случайный проступок, каждое ее неверно сказанное слово, даже ту пощечину, о которой, казалось, я давным-давно забыла, но нет, этот шлепок, эта обида и разочарование в ее карих, шоколадных глазах, вновь и вновь проявлялись картинками в моих воспоминаниях.
И я вспоминала все, кулаками ударяя невидимый воздух, выкрикивая оскорбления в пустоту и упиваясь собственной безмозглостью, собственной ничтожностью перед этим миром, перед всем, что происходит в моей жизни. Я всего лишь пешка, без собственного мнения, без собственных мыслей, и я всегда и у всех иду на поводу.
Нет, ты пойдешь в этом платье, потому что мне оно нравится.
Смой этот дурацкий макияж, ты так похожа на гота.
Распусти волосы, спрячь свои огромные уши.
Ты опять была с ним? Ты что, с ним трахалась?
Переехать? Нет, я против.
Именно так она мне и ответила, преграждая мне любую возможность что-то сказать в ответ, не разрешая спорить, не желая даже слушать мои пререкания. Она ушла, а я молча смотрела в ее спину, чувствую как от напряжения белеют костяшки пальцев,  как ногти впиваются в нежную кожу, но я не ощущаю боли, нет, лишь обида и жгучая ярость. Но… но я молчала, с каждой секундой все больше и больше осознавая свою трусость, свой страх перед ней и желание во всем угодить. Я так дорожу ей, что готова наступить себе на горло, отказать себе в каких-то слабостях, так почему и она не может сделать то же самое в ответ?
И я крушила все вокруг, скидывала с полок маленькие статуэтки на пол, топтала их ногами, рвала свежие, совсем еще новенькие журналы. Разбила вазу, совершенно не задумываясь о том, что она не моя, и наверняка стоит кучу денег. Я пыталась хоть как то излить свою душу, выпустить негативные эмоции и наконец добиться того, чего мне не хватает уже очень и очень давно – спокойствия, душевного спокойствия и уверенности в том, что весь этот ворох проблем, в котором я по дикой случайности оказалась – все это лишь надуманное.
В тумане собственной злости я проверяю телефон, но нет, она не звонила, ни написала ни одной сраной смски, что меня дико злило. Неужели ей настолько все равно? Все равно где я, что со мной происходит, почему я не вернулась домой. Шли уже вторые сутки, если быть точной, сутки и тринадцать часов, и да, я считала, отчаянно считала все это время, что я находилась без своей сестры. И я скучала, искренне скучала и ждала, когда она вспомнит обо мне, на мгновение забудет про свою гордость и принципы, поймет, как мне важно ее одобрение и подойдет.
И я устало опускаюсь на диван, крохотный диван в гостинной, устало опуская руки себе на колени и поднимая глаза. Вокруг меня царил хаос, царства ненависти и злости. Бардак, не только в гостинной, но и в моей голове, где я уже двадцать один год не могу навести порядок, разложить все по полочкам и научится трезво мыслить. Нет, пелена эмоций каждый раз застилает мое сознание, и я не могу рассуждать, не могу знать, как будет правильно поступить, а как не очень. Я не умею ждать, не умею переключать свое внимание, я словно зажигалка, один щелчок, и я уже горю ярким пламенем, не в силах успокоиться. Еще щелчок, и я, спрятав красное от стыда лицо, упиваюсь жалостью к себе, ища взглядом у себя под ногами хоть один единственный правильный путь для решения всех проблем.
А может к черту, а? Плюнуть на условности и переехать жить к Рендалу? Ведь я знаю, что с ним мне тоже будет хорошо, будет комфортно, но я…
Я отчаянно дико боюсь перемен, даже если уверена, что они пойдут мне на пользу. И сейчас, сидя в чужой квартире, именно в чужой, где даже запахи были для меня незнакомыми, мне было страшно. Это не мой дом, и ни через час, ни через два в дверном замке не повернется ключ, никто не подойдет ко мне и не обнимет за плечи, желая успокоить и укрыть от своей паранойи. Никто, я совершенно одна, это и есть свобода? А хочу ли я ее таким путем?
И сейчас я первый раз задумалась о том, чтобы написать первой. Позвонить, сделать вид что ничего страшного не произошло.
Алло, привет, Этьен подарил нам квартиру, представляешь? Где я? А я уже там, тут очень красиво, много мебели и большой холодильник, ты приедешь?
И я смотрю на время, вновь проверяю список звонков, в надежде, что мой телефон глюкнул и просто не желает оповещать меня о твоих звонках. Но увы… И я снова откладываю телефон на диван, поднимаясь на ноги и отправляясь на кухню, тщательно обходя осколки. Мне нужно кофе, совершенно определенно. Горячий кофе.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » never let me go