Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Молчание не всегда золото


Молчание не всегда золото

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Christopher Cross & Oswald Cross
Место: кабинет Освальда Кросса
Время: 27.11.2012
Время суток: день.
Погодные условия: не важно, но вообще-то пасмурно.
О флештайме: после возвращение из Кейптауна прошло всего ничего. Кросс по настоянию друзей и коллег направляется к психологу. Спасатель скрипя сердце записывается на прием к доктору.

0

2

Кейптаун остался за спиной. Перелет оказался мирным, возвращение нужным и очень правильным, встреча утром, когда я вернулся в Сакраменто была горячей и нежной. вот только сны никуда не ушли, из за чего спать по ночам стало почти невозможно. Не то, чтобы за десять лет работы спасателем, я не повидал многого и разного, но это все было абсолютно не то. Кейптаун был адом на земле, в чем мы убедились находясь там, увидели своими глазами, что происходит там, когда выхода нет и выбора просто нет, нужно выживать любой ценой.
- Крис, когда ты последний раз нормально спал? - интересуется Арчи присаживаясь на подлокотник кресла, в котором я в очередной раз задремал.
- Ночью. - бурчу, открыв один глаз и смотря на мужчину.
- Понятно. вот. позвони. И пойди. я знаю твое упрямство, Кросс, но мне нужен психически здоровый член команды, а не не выспавшийся спасатель, который может допустить ошибку.

Я не мог поверить в то, что я это сделал. мало того, что позвонил, так записался, и к тому же приехал сегодня днем сюда и не на мотоцикле, как привык, а на автомобиле, словно боялся не справится с управлением. Оставив машину на стоянке, я потоптался у входа, выкурил сигарету, посмотрел на окно кабинета, вздохнул и направился в здание. Отступать было некуда, да и не за чем. Арчи был прав, мне нужно с кем-то обсудить то, что было и случилось. Нужно было в первую очередь мне, и Мире. Нельзя ее больше мучить моими кошмарами.
Молодая девушка просит подождать, и я сажусь в кресло и немного нервно постукиваю пальцами по подлокотнику. Идея уже не кажется такой гениальной и верной, но уйти, когда до кабинета всего то метров пять кажется не верным. Наконец-то, получаю возможность зайти в кабинет, и войдя в него киваю врачу.
- Добрый день, - улыбаюсь максимально вежливо и уверенно, и опускаюсь на удобный диван. Ну что же, начнем копания в моей памяти и психике.

0

3

Совмещая сразу две работы, которые пусть и не отличаются по направлению, так или иначе начинаешь сравнивать какая из них тебе ближе по душе, хотя такого Освальд за собой не замечал. Скорее, ему было плевать что ближе, главным оставалось совсем иное – его все устраивало, и в университете и в госпитале. Тут уж ничего не попишешь, и остается смириться. В этом городе он уже больше десяти лет, но ему все равно приходится открывать новые вещи, глядя на людей которые приходят к нему или же проходят мимо на улицах. Все они разные, со своими проблемами, но у этих людей гораздо больше общего, чем они думают. Достаточно лишь узнать, и появляется ощущение, будто знаешь кого-то всю свою жизнь, однако не всегда все гладко как хотелось бы изначально. Ему же нравится думать, что знает всех и каждого, знает их проблемы, тайны и переживания, груз которых отображается в манере говорить, одеваться, даже движениях. Заметно все, что пытаются скрыть, надо только развить внимательность настолько, чтобы открыть в себе это зрение, в котором нет ничего особенного или сверхъестественного. Есть же такие люди, право слово. Кросс никогда себя к ним не относил, пусть и умудрялся в силу своей профессии подмечать некоторые вещи. Как же, психологам ведь положено по статусу знать «что, зачем и почему» во всех траекториях и трактовках, даже постановке вопроса как такового. Пуаро Агаты Кристи тут не поможет, равно как и Шерлок Холмс – только собственные силы и, всенепременно, опыт, полученный при контактах с различными людьми, проходящими приемы по необходимости или собственному желанию.
Сегодняшний день не начинался как-то по-особенному, не начинался по-другому. Все как обычно и все как всегда, учитывая звонок секретаря, которая говорила о том, что сегодня кто-то новенький записался на прием к психологу, а это значило, что надо заняться делом и подготовиться к начальной беседе, все же как бы там ни было, а за один сеанс любой уважающий себя психолог справиться не может – невозможно ведь. Алгоритм выстраивается медленно в сонной голове, не радует даже терпкий горьковатый вкус утреннего кофе, а об остальном и говорить-то не хочется. Это наживное, оно всегда преследует нарастая снежным комом а потом обрушивающееся на сонную голову владельца, что в данном случае и происходило с Кроссом, вскоре едущем на маршрутке, как ни странно нужной, через два часа после пробуждения. Десятиминутная прогулка от остановки до офиса в госпитале и снисходительное приветствие с девушкой в приемной. Все, как и положено, так что кабинет встречает: во-первых, пустотой, а во-вторых, духотой. Помещение отапливается хорошо, но как всегда секретарь забыла, или просто из вредности, открыть окно, чтобы застоявшийся воздух сменился свежим, так что приходится высунуть голову из кабинета и высказать это женщине, которая благополучно читает какой-то очередной журнал.
- В следующий раз, будь любезна, - начинает спокойно, и якобы доброжелательно, Освальд, - Открой окно до того как я приду, а не так чтобы я сам это делал. За что тебе вообще платят, скажи на милость?
Пожалуй, так с ней мог позволить общаться сугубо Рональд, которому это сходило с рук из-за характера, которому секретарь ничего не могла противопоставить, хоть и пыталась постоянно чем-то насолить. В итоге это превращалось в игру с поддавками, когда лишь изредка Кросс подыгрывал, но все же оставался таким же снисходительно-спокойным, с иронией глядя на всю ситуацию в целом.
Где-то там, за закрытой дверью, слышались ворчания приглушенные звуками машин, а там и время пролетело где-то около часа. Психолог ждал очередного клиента, о котором его предупредили с утра и, надо сказать, дождался где-то днем. Время? Да на него мужчина и вовсе не обращал внимания, продолжая отстукивать по дереву стола какой-то ритм в четверку, перечитывая личные карты каждого клиента, что должны были прийти сегодня, а вечером еще и группа амбулаторных пациентов. Да, к своей работе он относится со всей серьезностью, так что сразу пригласил через секретаря новенького. Надо же иметь совесть, а не заставлять ждать.
- И вам доброго дня, г-н Кросс, -  едва улыбнулся в ответ психолог, кивнув головой все в тот же знак приветствия, - присаживайтесь, пожалуйста.
Очередной кивок на диван и ожидание в несколько секунд, когда однофамилец устроится на предмете интерьера, чтобы приступить, собственно, к своим обязанностям.
- Итак, начнем, пожалуй, с самого начала. Что вас привело?

+1

4

Работа спасателем подразумевает знакомство с множеством людей. Как правило это их лица стираются из памяти почти сразу после спасения. Иногда, некоторые задерживаются на пару часов, всплывают перед внутренним взором когда отдыхаешь на базе. Есть и те, которые не стереть из памяти никогда. Как правило, это лица тех кого не удалось спасти. Это сложно объяснить постороннему, но это факт. Иногда спасатель просто не может заставить себя забыть лицо того, для кого он был последним, кто видел. До Кейптауна таких было единицы. Мне везло на то, что мало кто умирал на моих руках. Я не знаю, чем объяснить это везение, но я ему был рад, потому что уже не раз видел, как парни, старше или немного младше меня, перегорали на работе, потому что выходило у них иначе, и потому что сны не давали покоя. Сны это тоже нормально. потому что в них мы переживаем что-то, проживаем, вновь, боремся со своими страхами и отчаянием. Но не всегда. Когда сны становятся кошмарами, единственное желание это проснуться и не видеть ничего схожего вновь. По крайней мере так было у меня. Я не хотел вновь и вновь переживать Кейптаун, вновь чувствовать сухой воздух в легких, вновь ощущать бессилие, страх, смерть. Это тоже ложно объяснить кому-то другому, постороннему, кто не видел ситуацию изнутри, но и этим становится невыносимо сложно и трудно.
И тут наступают сомнения. Сомнения того, что кто-то извне сможет понять всю сложность и одновременно простоту этого мира, всю тяжесть и его легкость одновременно. Все, что скрыто за фасадом, если найти потайную дверь внутрь. Арчи, и почему я тебя послушался? Сидел бы сейчас спокойно дома, попивал бы кофе и смотрел бы какую нибудь образовательную программу по телевизору. Или погулял бы с Мирой по городу, подождал бы ее у редакции, подышал бы воздухом Сакраменто и понял бы сам, что все хорошо. Но нет, ты решил,что мне нужен специалист. Да еще как назло мой однофамилец. Внимательно смотрю на собеседница, словно решил изучить его на всякий пожарный, и отбарабанив короткую, трехтактную, мелодию пальцами на колене, мота головой. Идея не кажется такой уж прекрасной.
- Я бы сказал не что, а кто, доктор. - улыбаюсь ему спокойно и понимаю, что поступаю банально - ухожу от темы разговора. Но мне так даже проще. Все, что не касается событий поездке, не является потенциальной опасностью для моих мыслей и моих воспоминаний. Этакая попытка защитить то, что по сути и не очень дорого, но что трогать совершенно не хотелось бы, потому что будет больно. Но эта боль чувствуется на основе инстинктов, следовательно сто процентной уверенности нету в том, что она будет, но не хочется рисковать. - Мой начальник решил, что мне нужно вас посетить. Он считает... - хотел было сказать что-то из разряда "Арчи считает, что штатный психолог не справится", но понимаю, что это не так. Я же даже не пытался к нему обратится. И вообще психологи и я два вида человека, которые не совместимы. Я у них всего-то пару раз за год оказываюсь, чисто для проформы и справки о том, что я способен работать и дальше. - так вот, он считает, что мне нужна помощь. - наконец-то выдаю я и выдыхаю. Кажется, пока я говорил все, я даже не дышал.

+2

5

Знать людей не так уж сложно, да и простым делом это тоже не назовешь, учитывая хотя бы количество граней личности, черт оной и особенностей, каждую из которых запомнить просто нереально, никакого времени не хватит, даже если в запасе будет опыт всего мира и его же время. Бесполезное занятие, время на которое тратят лишь те, кто просто увлечен психологией без всякой подготовки, преследующий какую-то свою цель явно направленную не в то русло. С такими персонажами Освальд сталкивался не один раз даже на своей кафедре, когда посещал университет по необходимости вести лекционный курс у студентов последних курсов, ведь все же занятия клинической психологии не для каждого, а для более углубленного восприятия специальности, на которую поступают студенты-подростки. Необходимо иметь базу, которую им преподают в совершенстве, если верить словам преподавателей кафедры психологии университета. Люди там такие же, как и везде, впрочем, индивиды везде одни и те же. Даже этот мужчина является не больше чем частью толпы, в которой нет никаких оттенков кроме серого, градаций которого великое множество. Ничего странного нет в этой ситуации, просто все, так как должно быть с самого начала, без всякой надежды на какое-либо разнообразие. Да, если так подумать, то он может себе его устраивать, но иногда готов Рональд признать факт в роде: «если ты пессимистично настроенный реалист, то не пытайся быть оптимистом – еще больше запутаешься». Тем не менее, каждый раз наступая на эти грабли, забываешь об обещании, данном себе же по этому поводу, забываешь, что надо бы меняться не понарошку, а по-настоящему, без лукавости к кому бы то ни было. Очередная аксиома этого мира, которая нарушается запросто, без оглядки и сожалений, хотя у каждого по-своему, ведь недаром говорят: «сколько людей – столько мнений». С какой-то стороны, возможно, это и так, но каждый раз вспоминаешь, что люди руководствуются в основном своими инстинктами и потребностями, просто кто-то больше, а кто-то – меньше. Занятная концепция.
Забывая или не забывая, вспоминая или нет, что-то еще или, наоборот, ничего. Освальд внимательно выслушивает клиента-пациента, подмечая некоторые детали, что могут напрямую высказать причину посещения специалиста без всяких лишних слов. Вот, например, под глазами мешки от недосыпа, а на лбу глубокая складка, когда не хочешь вспоминать о чем-то недавно или давно произошедшем, но не дающем возможность забыть об этом чем-то. Всего лишь ночные кошмары, сотканные из неприятных воспоминаний, не редкое явление с которым приходят к Кроссу люди, их, пожалуй, около половины и этого не мало, если брать статистику таких за год и по всему округу. Обычно даже встречаются записи о супервизиях подобных случаев, но Освальд еще не нуждается в стороннем наблюдателе, по своему разумению. Возможно, что так оно в принципе и есть, но это лишь возможно, которое находится в категории не таких уж определенных вариантов, коих не существует вовсе. Даже абсолют здесь не поможет, так что остается или уповать на лучшее или разбираться собственными силами. Конечно, вариант выбран заранее и продвигается не столь бесплодно, но раз уж основная тема беседы отодвинута в сторонку, то лучше начать подбираться с тыла, с побочного ответвления, упомянутого секундой ранее. Было бы все же не так уж и плохо узнать другую сторону этого визита, так что оставалось только продолжать. Задавать вопросы, получать ответы, строить картину на выводах и снова по кругу, пока вся мозаика не станет единым обзором на ситуацию. Со всех сторон и концов.
- И то и другое является причиной, - снисходительно мягко отвечает психолог, глядя на клиента, ожидая продолжения и отвечая далее: - Видимо, ваш начальник знает что-то такое, что вы пытаетесь закопать глубоко в себе, но это продолжает накапливаться в подсознании, - и снова улыбка, под аккомпанемент внимательного взгляда, который многие знакомые трактуют как тяжелый. - Как вы относитесь к своему начальнику?
Стандартная процедура в какой-то момент уже не кажется такой стандартной, просто пропадет это ощущение и, кажется, что все сузилось до этого кабинета, в котором идет сеанс «терапии», как любят изъясняться некоторые «старички», которые привыкли ходить сюда и рассказывать как прошли те несколько дней между визитами к доктору. Сам же Освальд мог только с сарказмом усмехнуться, едко отшутившись по поводу «терапии», но в целом те были правы, пусть сам специалист и считал это просто «беседой по душам». Не больше и не меньше, а просто очередное времяпрепровождение за любимой работой, которая, казалось бы, никогда и не надоест, разве что только от персонала госпиталя, который иногда выдает финты покруче клиентов. Это на самом деле забавно. Очень.

+1

6

Уйти от ответа кажется так просто и легко. И это правда приносит облегчение. словно тема перестает мучить сама по себе, потому что от нее отошли, обещали не трогать. Это как еж, который чувствуя опасность выставляется наружу иголки и причиняет боль каждому кто рискнул коснуться. А когда опасность миновала, можно и расслабиться, вернуться в нормальное состояние. Так и сейчас - война перестала выпускать иголки в сознания, и отступила в тень других тем, словно давая им первенство до того, как на город опустится ночь и придет время сна. Потом выползая из тени подсознания, она вцепится в мозг и будет крутится и крутится в нем вновь, пока очередной кошмар не нагонит, пока очередная ночь не пройдет без сна. Это почти привычная история, которая не была бы такой страшной, если бы почти не сводила бы с ума. Ну почти не считается, как любят говорить люди, поэтому при соблюдение условности "почти" можно жить, и даже не плохо, если приспособиться. Вот только я не привык жить в пол силы, поэтому эта условность давит сильнее всего на свете, сильнее запретов, сильнее проблем, или выбора совести.
Уйти от темы, значит подкинуть другую на растерзание специалисту. Но эта, другая, куда легче поддается препарированию ненавязчивыми вопросами. Усмехаюсь от ощущения хождения по кругу, словно бы проверяем друг друга. Ненавязчивая беседа, чтобы понять на что способен тот, кто сидит на против. И ведь оба, и я и врач, сидим в практически открытой позе. По крайней мере, я сознательно не закрываюсь настолько, чтобы показаться невежественным. Я все таки пришел за помощь. Слушаю с легкой улыбкой, даже киваю. Точно. Уж кто-кто, а Круз точно знает, когда нужно выдать выговор за нарушение дисциплины, а когда нужно такое дело поощрить. правда бывает и такое, что выговор и поощрение выдается в двух фразах, но в конце концов он ответственен за каждого из нас в команде. Этакий большой папа всем нам большим детям, которым нужен кто-то, кто сможет направить и указать куда двигаться. Но при всем этом, мы достаточно самостоятельные, чтобы принимать все решения сами и решать что лучше и как. Просто в сильной команде всегда должен быть один лидер, который и ответственен за все в критической ситуации.
- К Арчи? - немного удивлен таким вопросом, поэтому откидываю голову на спинку дивана, прикрыв на мгновение глаза. Но это все лишь для того, чтобы сформулировать лаконичный ответ на вопрос. - Я ему доверяю, док. - выпрямляюсь и внимательно смотрю на врача. - мой начальник это тот человек, которому можно доверить свою жизнь в опасной ситуации и позволить прикрыть спину когда это надо. У нас работа такая, доверять тому, кто с тобой рядом, потому что один не справишься. Просто каждый, кто идет в спасатели должен быть командным игроком. По другому просто не выжить. - максимально искренний ответ, который я могу дать на вопрос. Я доверяю, верю, иногда бешусь и злюсь, но прогоняя ситуацию, понимаю, что он в конечном итоге оказывается прав.
А Кросс искусно плетет паутину, вновь задавая легкие вопросы, на которые почти не сложно отвечать. Опять играем в кто кого поймает, и ведь не сложно понять, что опять на крючок попадусь я, но кажется, я даже не против такого исхода событий.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Молчание не всегда золото