vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Merry Christmas, darling...


Merry Christmas, darling...

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s2.uploads.ru/t/XhSBK.gif

Участники:
Gabriel Livano, Damien Goodman
Место:
25 декабря, вечер.
Сакраменто <---> Вашингтон
Погодные условия:
Холодно и ветрено <-> Ясно и очень снежно
О флештайме:

I've just one wish
On this Christmas Eve
I wish I were with you

В Рождество близким людям хочется быть рядом даже когда их разделяют шесть часов в самолете и три часа разницы во времени. Но разве не для таких целей был придуман Skype?
P.S.: А подслушивать, все же, нехорошо...

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-16 22:17:12)

+2

2

Несколько дней в Вашингтоне - как сказка. Заснеженные улицы, которые не часто увидишь в теплой Калифорнии, да что там - практически никогда. Я всегда старался уезжать из Сакраменто в Рождество, поскольку сугробы и пляж - вещи не особенно совместимые, да и наряжать в праздничные гирлянды пальму не хотелось. Я с детства хотел, чтобы мои зимние праздники были украшены мириадами снежинок, непрестанно падающих с неба. Белоснежные кристаллы, кружащиеся в воздухе, превращали меня и брата в маленьких детей, которые могли часами нарезать круги по заднему двору дома, забрасывая друг друга снегом, после чего обязательно падали в снег, делали снежных ангелов и через несколько минут получали традиционный нагоняй от сестры и матери. За то, что без шапок, за то, что промокли до нитки. А отец лишь смеялся, поглядывая из окна на сходящих с ума детей.
Так проходило и это утро - мы с Кэмероном в который раз вываляли друг друга в снегу, после чего с хитрыми лицами сидели у камина и попивали эгг-ног, пока мама и сестра как пчелки кружили на кухне в попытках приготовить рождественский ужин, отбиваясь от периодических попыток Кэма украсть что-нибудь со стола. А я... Я был просто счастлив. Я не мог представить себе ничего лучше, чем провести этот день вместе с людьми, которых безумно любил, но не видел месяцами. Елка, установленная в углу гостиной, переливалась огнями целый день, потому что, не желая терять это ощущение праздника, мы с Кэмом то и дело задергивали шторы, создавая ощущение постоянной ночи. Мы могли себе это позволить. Младшие дети, нашей работой в этот день было носиться по дому и мешать всем спокойно жить, несмотря на то, что оба уже давно выросли из возраста, в котором можно было безнаказанно шалить. И целый день я не расставался с телефоном, отправляя Габриэлю смс-ки, делясь с ним очередными фразочками Кэма, казавшимися мне забавными. Я хотел бы, чтобы сейчас он был рядом со мной, чтобы почувствовать все то семейное тепло, которое я  пытался описать в своих коротких сообщениях и мимолетных разговорах, которые после первой же минуты прерывались братом, постоянно вырывавшим из моих рук телефон. Оставалась только надежда на скайп-разговор, о котором мы договорились еще утром.

Задание было четким и понятным - помогать сестре накрывать на стол, но как только родители покинули дом, чтобы лично поздравить соседей с праздником, мы все трое тут же разбежались по разным комнатам. Брианна, как и предполагалось, хлопотала вокруг стола и даже если бы мы полезли к ней с помощью, она тут же выпроводила бы нас с братом вон - это была ее территория и лишние руки ей только мешали. Кэмерон... не знаю, наверное затевал какую-то свою очередную шутку, за которую обязательно выхватит звонкий подзатыльник от отца. Вот они - нерушимые с годами семейные традиции. Если часы на стене были исправными, до назначенного ужина оставался еще приблизительно час. и это время было только моим. Точнее моим и Габриэля. Я весь день ждал момента, когда наконец смогу увидеть его. Поплотнее прикрыв двери в свою комнату, я наконец-то подобрался к потрепанному ноутбуку и включил его. Я нервно щелкал пальцами, словно от этого система загружалась бы быстрее. Наконец увидев перед собой заставку, я защелкал мышкой, включая скайп. Я знал, что Габриэль уже ждет моего звонка - он, в отличие от меня, практически никогда не опаздывал. Кажется, программа загружалась целую вечность, а после того как я нажал на кнопку вызова и того дольше. Я уже подумал было выйти в другую комнату и с боем отвоевать у Кэма его компьютер, но на экране появилось лицо Габи и я забыл об этой затее в ту же секунду.
- Габи, - восторженно взвизгнул я и даже подскочил на стуле от радости. Как же я по нему скучал, несмотря на то, что прошло всего два дня с момента моего отъезда, - Я так рад тебя видеть! - и губы непроизвольно растянулись в глуповатой счастливой улыбке. Хотя бы посредством техники, через невидимые нити всемирной паутины я мог видеть его в этот вечер.

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-17 02:34:36)

+1

3

Неделя. Десять дней. Две недели. Это небольшой срок, вроде бы, в течение этого времени человек даже может обходиться  без пищи, но как обойтись без того, что составляет твою жизнь, каждый твой день, каждую ночь, являясь во снах? Как хотя бы не думать о человеке, который тебе так нужен, но так далеко, сорок восемь минут из каждого часа, выделя лишь по двенадцать на прочие оставшиеся мелочи? Конечно, я давно знал о планах Дэми провести рождественские и, возможно, новогодние каникулы с родителями в Вашингтоне, но, чем меньше времени оставалось до дня его отлёта, тем больше, даже огромнее становилось моё волнение - подобно снежному кому, что мчится с вершины горы и обрушивается лавиной. Я не знал как смогу снова его отпустить от себя, как пережить эту разлуку, ведь если летом я был совершенно уверен в безответности собственных чувств к Гудмэну, то последнее время стал замечать в его взгляде, да и в поведение в целом, что-то ранее мне незнакомое, что-то тёплое и ещё более притягательное, нежели прежде. Я не знал как стоит расценивать эти перемены, да и стоит ли вообще об этом думать, тем самым давая себе призрачную надежду?
      Прошло только два дня, а мои мысли уже напоминали толстый дневник депрессивного подростка, ежечасно выписывающего на бумагу основные тезисы, сформировавшиеся в его мозгу, однако в моём случае всё было слишком однотипно. Телефон всегда был при мне - и днём, и ночью, и когда я возился в офисе с документами, и когда принимал душ - я с нетерпением ждал новых sms-ок от Дэми и радовался каждой из них как ребёнок - первому пушистому снегу. Он, видимо, пытался создать ощущение, что мы где-то совсем недалеко друг от друга, посвящая меня во все, даже казалось бы, незначительные, но столь интересуюшие меня, детали долгожданного и уютного отдыха в кругу семьи. Я знал, что он был там счастлив, я очень был счастлив за него сам, но безумно тосковал, о чём даже, не сдержавшись, пару раз сообщил в sms-переписке, надеясь что это не должно было вызвать подозрений и выглядело весьма логично и мило. Я в мельчайших деталях знал о том, что уже произошло в их доме утром, а так же то, что запланировно на вечер, порой мне и правда даже казалось, что я сижу в гостиной Гудмэнов вместе с ними, но, оглядываясь по сторонам, находил вокруг лишь свою пустую комнату.
    Почти все мои товарищи, даже сосед по квартире в общежитии, этот день намеревались провести с родными, разъехавшись кто куда и, тем самым, предоставив мне полнейшую свободу действий. Я бы вполне мог пойти на какое-то подобие вечеринки, засесть с парнями в баре или завалиться в одну из квартир на этаже в кампусе, где ещё теплилась жизнь, но я сидел и гипнотизировал верхний правый уголок на экране ноутбука, выжидая обозначенного часа видео-звонка с Дэми, попутно пытаясь составлять какие-то графики и вести подсчёты. Конечно, потом мне придётся всё перепроверять и, скорее всего переделывать заново, но сейчас это занятие меня хотя бы немного отвлекало.
      - Дээээми! - я не мог не улыбаться при виде его онлайн-изображения на экране - такого добродушного, по-детски наивного и довольного - Как тебе всё же удалось выбраться? Как Кэм оставил тебя в покое, а Бри без присмотра? - затараторил я, расспрашивая о его домашних так, словно сам попрощался с ними буквально полчаса назад - Я тоже очень рад тебя видеть! Такое чувство, что ты уехал давным-давно, а не пару дней назад. - я картинно состроил гримасу, пытаясь свести всё к шутке - У вас там правда снег, да? и холодно?

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-21 15:32:35)

+1

4

Как же я скучал по нему, по голосу, по улыбке. Рядом Габриэлем я всегда испытывал то чувство защищенности и спокойствия, которое раньше дарила мне лишь семья. Вот и сейчас, в рамке монитора, он выглядел настолько домашним и родным, что хотелось просто оказаться рядом, положить голову на плечо и заснуть. Тихо и мирно. И видеть сон, где маленькие эльфы, сидя на облаке, крутят ручку маленькой мельницы, из которой на землю сыпется снег. Да, почему-то я был уверен, что мне не будут сниться кошмары, только что-то светлое, сказочное и по-детски глупое. Я еще я знал, что мне не захочется просыпаться и это не пугало. В эту минуту, глядя в родные глаза друга, я просто чувствовал, что какое-то тепло разливается под кожей и понимал - именно этот подарок самый дорогой, скорее даже бесценный. Этот момент невозможно было, перевязав яркой ленточкой, положить под елку. Его можно было только запомнить, записать куда-то на подкорку памяти, чтобы потом прокручивать в голове снова и снова. "All I want for Christmas is you"? Да, пожалуй именно сейчас я как никогда понимал и пропускал сквозь себя каждое слово этой песни. Я едва заметно тряхнул головой, пытаясь отогнать от себя все эти навязчивые мысли, как делал уже сотни раз. Это не помогало - они возвращались буквально через пару минут, но хотя бы на протяжении этого времени я мог вести себя, как мне казалось, не так глупо и странно.
- Здесь просто удивительно. У нас весь двор в снеговиках - я сейчас сброшу тебе на мейл фотографии. Предупреждаю заранее - я там ужасно выгляжу, как и на всех снимках, которые делаются в Вашингтоне. Так что просто смотри на снег, - усмехнулся я, подключая отобранную у брата камеру к ноутбуку. Все мои фотографии, сделанные в этом городе, были произведениями Кэмерона, а он любил подловить меня где-нибудь с глупым лицом, растрепанными волосами и вообще в самом дурацком виде, в котором только можно было представить человека. Так и на сегодняшних фотографиях я был раскрасневшимся, в снегу с ног до головы и с глупой улыбкой на лице. Их стоило бы спрятать в секретную папку на компьютере и поставить какой-нибудь хитрый пароль, но мне хотелось поделиться с Габи тем настроением, которое разрывало меня на мелкие кусочки в тот момент. Нажав на кнопку "Отправить" я отослал Габи этот кусочек сегодняшнего счастья и вернулся к разговору.
- А к компьютеру мне пришлось пробиваться с боем, но оно того стоило, - засмеялся я, отвечая на первый вопрос Габи, - На самом деле даже нашему семейству нужно иногда отдохнуть друг от друга, иначе можно просто сойти с ума. Проводить целые сутки с ними - это настоящее испытание на выносливость. Жаль, что ты не поехал со мной, - вздохнул я и грустно улыбнулся, - Они так хотели с тобой познакомиться. Мама даже связала для тебя шарф, правда он будет совершенно бесполезен в Калифорнии. К тому же ты хоть немного отвлек бы на себя внимание, что дало бы мне хоть немного покоя в этом рождественском безумии, - женская половина семейки Гудмэнов затискала бы тебя до смерти. Все, теперь ты точно к нам никогда не приедешь - я напугал тебя своими родственниками, - рассмеялся я стараясь скрыть смущение. Мне действительно хотелось, чтобы Габи познакомился с моей семьей. Они бы приняли его с распростертыми объятиями, они уже считали его родным потому что он был самым близким для меня человеком в Сакраменто, и я не уставал им об этом рассказывать, - Надеюсь, твое Рождество будет лучше чем то, которое могло бы быть здесь. Ты уже определился со своими планами на вечер?

+1

5

После свадьбы Морганов, которую мы с Дэми каким-то чудом всё же умудрились пережить, наши отношения претерпели некие изменения, которые не замечать было весьма трудно. Безусловно, они оставались исключительно дружескими, но от Гудмэна теперь исходило какое-то невероятное тепло, которого мне всегда не хватало, какими бы доверительными, искренними и нежными не были наши отношения. Иными словами - если раньше он был словно скован, то теперь позволял себе более открыто проявлять некоторые свои эмоции, чем невероятно меня радовал и удивлял одновременно. Раньше, особенно в самые первые недели, или даже месяцы, нашего общения, уже перешедшего границы банальных "привет-как дела-пока", Дэмиэн казался мне слишком сдержанным и настолько самодостаточным и самоуверенным, что не смел показывать своих истинных чувств, пряча их за правилами хорошего тона. Уже позже я понял настоящую причину этой скрытности и, видимо, чем больше Гудмэн меня узнавал, чем больше уверялся в моей надёжности и искренности по отношению к нему, тем больше доверялся, словно открывая дверцу за дверцей, что нас разделяли, держали на расстоянии.
           Сейчас я боялся лишний раз моргнуть, дабы не пропустить что-то важное, будь то жест, взгляд, улыбка или то, как Дэми поправляет тонкими пальцами взъерошеные волосы, всматриваясь в экран, в моё изображение в нём. Мне даже и говорить ничего не хотелось - лишь слушать, слушать и смотреть на него, следить за движением губ, словно пытаясь читать по ним, рассматривать между делом и краем глаза интерьер его комнаты, который, наверняка, от и до, вплоть до мельчайших деталей, был продуман им самим. Он был счастлив, не нужно быть семи пядей во лбу, что бы уже с первого взгляда понять это. Наверное, я выглядел как умолишённый, что пару минут назад, когда с радостной улыбкой, чуть склонив голову набок, рязглядывал Гудмэна, что сейчас, в нетерпении открывая свой почтый ящик, желая как можно скорее уидеть фотографии Дэми с его сегодняшней прогулки с Кэмероном и лепки снеговиков. Мне никогда не приходилось видеть столько снега что называется "живьём", а потому мне было сложно представить действительно ли такое занятие, как ваяние снежных существ из снежных шаров, выстраиваемых как пирамидка, из ледяной крупинчатой субстанции может быть столь увлекательным, но, судя по довольному краснощёкому лицу Дэми на каждой фотографии - это было действительно так.
      - Да брось! Ты очень даже хорошо вышел на всех фотографиях! Похоже, это и правда здорово! Хотелось бы мне быть в тот момент с вами... - конечно же, я сделал всё с точностью до наоборот и, вместо того, что бы разглядываь заснеженный двор, испещрённый следами и снеговиков, как просил Дэмиэн - с интересом рассматривал столь непривычного мне друга; на фото он был каким-то "домашним", что ли, не позировал, не пытался встать в более удачную позу, а потому кадры были живыми и по настоящему искреними, такими естественными.
       - Нет, не напугал! - я задорно рассмеялся, представляя как мама и сестра Дэми уделяют мне хотя бы в половину внимания от того, сколько обычно доставалось от них самому другу - Я бы очень хотел с ними познакомиться, ты же знаешь! Я их уже давно заочно люблю, хоть они и до сих пор, наверно, с трудом верят в моё существование! - мне почему-то вспомнились слова Гудмэна о том, как все и каждый из его семейства считали меня плодом его воображения, из-за чего я никак не мог понять что же именно друг рассказывал им обо мне, раз у людей сложилось такое впечатление. Наверняка, пытался выствить меня в лучшем свете, ему это очень свойственно - не замечать каких-то недостатков в других, но с ужасом относиться к каждой мелочи в себе, что его не устраивает. - Надеюсь, когда-нибудь мы всё же познакомимся с ними лично... В этот раз я просто не мог поехать с Дэми, я бы стал им всем обузой, даже несмотря на их гостеприимство и радушие, всё же я был им чужим человеком, да и Дэми нужно было побыть с родными, а так бы он разрывался на два фронта - проводил бы много времени со мной из чувства долга, уделял семье меньше времни - а мне в последнюю очередь хотелось им мешать, ведь они итак редко видятся.
     Если бы он только понимал, какую глупость сейчас сказал! Если бы только понимал... Не зная, как реагировать на ситуацию, что говорить и что думать, я опустил глаза на клавиатуру и, закусив губу, попытался взять себя в руки, не давая тем самым негодованию взять надо мной верх. Мне кажется, для меня сейчас не было бы большего счастья, чем провести Рождество с Дэми и его семьёй, которая и мне, благодаря его рассказам, стала уже почи родной, ведь я столько всего о них знал! Кроме того, испытывая огромную благодарность и уважение за то, что они воспитали и приняли Дэмиэна именно таким, я просто не мог относиться к ним иначе! Если честно, у меня не было совершенно никаких планов на вечер - большя часть товарищей разъехались кто куда, а поступившие мне предложения присоединиться к той или иной компании совершенно не вдохновляли, так что я просто намеревался закончить возиться с документами и посмотреть по телевизору какую-нибудь праздничную программу или и вовсе лечь спать, что бы скоротать время до утра. Настроения для веселья не было совершенно.
       - Я пока не определился куда именно пойду... - стараясь говорить как можно дружелюбнее, я улыбнулся другу, поднимая на него глаза - А у вас будет семейный ужин? Или ждёте гостей?

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-24 05:01:25)

+1

6

- Пока планировалось, что мы будем только семьей, хотя судя по количеству еды, которую наготовили наши женщины - мы способны пригласить на праздник целый полк солдат, - рассмеялся я. Действительно, моя мама не терпела, если хотя бы пара миллиметров стола не была заставлена вкусностями в праздники, - Самое ужасное в том, что она не отпустит нас с Бри домой, пока мы не прикончим все то, что она наготовила всего лишь на один вечер. А я чувствую, что это растянется дня на три - не меньше. Так что вернусь я с большими щеками, как у хомяка, и снова буду худеть, - на протяжении этого совершенно бессмысленного, как по мне, рассказа, я улыбался, не сводя взгляда с Габи. Мне так хотелось сейчас протянуть руку и дотронуться до него. Все-таки, интернет, как и телефон, - ужасное изобретение. Кажется, что человек совсем рядышком, ты слышишь его голос, видишь его, между вами всего лишь тонкий монитор, а на самом деле гораздо больше - сотни и даже тысячи километров. И от этого больно, и сердце словно сжимает чья-то холодная рука. Но этого нельзя показывать, чтобы не расстраивать его своей грустью. В этот праздник нужно быть веселым, чтобы никто и на секундочку и не подумал, что тебе хочется заплакать. Поэтому мне хотелось удостовериться, что вечер Габи будет хорошим и нескучным, чтобы я спокойно себя чувствовал. Мне до сих пор было неудобно за то, что я оставил его в Рождество, - Только скажи мне, что ты не будешь один в этот вечер?
Дверь за спиной тихонько скрипнула. Я не успел и обернуться, как услышал быстро брошенную фразу брата: "Прикрой меня", и звук падающего на кровать тела.
- Кэм, паршивец, сейчас же верни печенье! - послышался громкий голос Брианны и я понял что имел ввиду этот монстр, с невинным видом развалившийся на моих подушках. Я устало выдохнул и, пожав плечами, шепнул Габи как можно тише, чтобы Кэм не расслышал:
- Извини, традиционные семейные разборки, - я прочистил горло и, развернувшись спиной к монитору, крикнул в ответ на возмущение сестры, - Бри, он сидит у меня уже полчаса. Ты, наверное, сама куда-то поставила и забыла. У нас никакого печенья нет.
- Тебе верю, а вот ему не очень, - все еще взволнованно ответила сестра, - Наверное и правда где-то оставила, - эти слова прозвучали уже тише и через несколько секунд единственным звуком, проникающим в открытые двери комнаты был негромкий звон расставляемой на столе посуды.
- И куда в тебя влазит? - строгий голос совсем не сочетался с той улыбкой, которая появилась на моем лице, пока я наблюдал, как Кэм выуживает из-под кровати спрятанный туда поднос со сладостями. Подумать только, всего несколько лет назад этот монстр засыпал у меня на руках. А сейчас он выше и крупнее меня, но все равно своим не по годам низким голосом, просит прикрыть его перед сестрой за очередную шалость, как в детстве.
- Эй, вот не надо тут разбора полетов. Я расту. Знаешь, если бы ты в моем возрасте не пытался похудеть не был бы сейчас меньше меня, - попытался съязвить Кэм. У него никогда не получалось. Как бы он ни пытался. На его добродушном лице всегда была улыбка, - Как всегда спасибо, Бэмби, - хитро усмехнулся Кэм и нагнулся, чтобы обнять меня.
- Не называй меня так, - попытался протестовать я, но вдруг обнаружил, что Кэм не шевелится, стиснув меня в объятиях. Черт! Ругаться вслух я не привык, но ведь в мыслях можно. Я понял, что так резко заставило Кэмерона впасть в ступор. Высвободившись из его рук и развернувшись к монитору, я посмотрел на Габи, - Кстати, Габи, это мой брат. Кэм, это Габриэль. Неудобно получилось.
- Охренеть, он настоящий, - выдохнул Кэм. Я хотел было отвесить ему легкий подзатыльник за то, что позволил себе ругаться, но его шок был гораздо короче, чем мои раздумья о том, уместно ли будет, пусть и шутливо, но все же бить брата при Габриэле. - Одолжишь десять баксов?
- Зачем? - я удивленно посмотрел на брата, но поскольку мне хотелось поскорее его выпроводить, я лишь махнул рукой в сторону коридора, - Бумажник в куртке.
- Я только что проиграл спор, - усмехнулся Гудмэн-самый-младший, - А все из-за тебя, - он в упор посмотрел на Габриэля на какое-то мгновение, но тут же расплывшись в улыбке схватил свое драгоценное печенье и исчез за дверью.
- Извини его, он просто немножко... взбалмошный. И всегда говорит то, что думает, - я старался скрыть смущение от этой неловкой сцены, но мне казалось, что мои щеки сейчас горят ярче, чем гирлянды на новогодней ёлке.

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-25 00:38:23)

+1

7

Я не мог сказать Дэми о своих настоящих планах на этот вечер; мало того, что это его огорчило бы, так он бы ещё и винил себя за то, что нас разделяет расстояние и именно потому я один. Конечно, его вины ни капли в этом не было, дело всё в моём настроении и нежелании сегодня веселиться, но разве Гудмэна можно было переспорить и убедить в этом? Конечно же нет. - Не переживай и не позволяй ненужным мыслям портить твой праздник, Дэми. - я улыбнулся другу, в очередной раз поражаясь его стремлению к миру во всём мире - Всё будет хорошо. Я просто закончу с документами, позвоню Этьену, что бы поздравить их с Шерон с Рождеством, да устрою себе домашний вечер перед телевизором. Чем не отдых? Чем не тихий домашний праздник? Я хотел было добавить что-то ещё, но заметил, как за спиной Дэмиэна что-то промелькнуло и исчезло за пределами экрана моего ноутбука, на что друг незамедлительно отреагировал, отвечая на довольно громкий и крайне недовольный голос Брианны.
      Было весьма интересно ощутить себя наблюдателем милых забав Дэмиэна с младшим братом, когда оба, словно маленькие мальчишки, прикрывали друг друга перед старшей сестрой. Я как будто находился с ними в одной комнате, несмотря на то, что на самом деле нас разделяли тысячи километров, или и вовсе подглядывал в замочную скважину, за чем и был пойман Кэмероном.  Обнимая Дэми перед тем, как выйти из комнаты, Гудмэн младший ненароком глянул на монитор компьютера, где и увидел моё изображение, отчего даже замер, не смея шелохнуться и смотря на меня во все глаза, не моргая и тщательно разглядывая. Я же, в свою очередь, сам выглядел не лучше, уставившись на него и не зная как реагировать - словно столкнувшись нос к носу с приведением, ожидая когда Дэми подключится к нашим гляделкам и нарушит повисшую в воздухе паузу молчания и смущения.
- Охренеть, он настоящий. - кажется, Кэм тоже ощутил себя встретившимся с приведением, отчего я не смог сдержать сперва улыбку, а через пару секунд и задорный смех - Даааа, вот тайна и раскрыта! Я не воображаемый друг Дэми, а весьма даже настоящий! - для пущей убедительности я кивнул головой, пару раз поморгал, а под конец помахал ему рукой - Я тоже рад знакомству, Кэмерон! Я, кстати, именно таким тебя и представлял - совсем непохожим на брата и очень общительным... я бы и дальше продолжил с ним болтать, но, заметив алеющие щёки Дэмиэна и чуть утихший голос, решил не мешать выпроваживанию Кэма из комнаты, в конце-концов, мне очень хотелось остаться с другом "наедине", если видео-звонок по скайпу можно было так назвать, что бы хоть немного ещё поболтать с ним, пока Брианна не начала созывать всех к ужину. И всё же какими они были разными - старший более вдумчивым, стеснительным и самокритичным, а младший - просто сорви-голова, которому ничего не стоит сболтнуть первое, что придёт на ум. А чего стоят те футболки, которые Кэм так любит дарить брату, доводя того до полуобморочного состояния? Я не понимал, как два столь полярно отличных друг от друга человека могли находить общие темы, но этим двоим, это я знал, было довольно комфортно друг с другом. Рядом с Кэмероном и Дэмиэн вновь превращался в ребёнка, хотя в Сакраменто так старался казаться взрослым и самодостаточным, отчего мне лишь только сильнее хотелось его оберегать и защищать от всего мира, даже если тот решит ополчиться против Гудмэна.
         - Дэм, ты чего? - я с нежностью смотрел на друга, совершенно не понимая что его заставило так смущаться и краснеть передо мной - Всё же отлично! Я наконец познакомился с твоим братом, он собственными глазами меня увидел и больше не будет подкалывать тебя тем, что я плод твоего воображения. Кстати, а что за спор он проиграл, да ещё и из-за меня?

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-26 02:39:03)

+1

8

Несмотря на всю неловкость ситуации, я был где-то в глубине души рад, что они, наконец, увидели друг друга в живую. Хотя это и громко сказано из-за наличия между ними монитора, но все же. Я усмехнулся, вспомнив о пари, которое брат и сестра заключили еще летом, - Насколько я помню, Бри верила, что ты существуешь и они поспорили действительно ли это так. Сумма небольшая, как ты уже понял, но важен сам факт. А Кэм страшно не любит проигрывать, - я со смехом покачал головой. Кэмерон действительно любил побеждать, даже в мелочах. И поэтому готов был до конца отстаивать свою правоту, - Так что я подозреваю, что пока ты не появишься перед ними "во плоти", он будет бороться за свою точку зрения с пеной у рта. Он способен придумать теорию о том, что ты - тщательно проработанная голограмма, - рассмеялся я, чувствуя себя немного свободнее после исчезновения Кэма за дверью. Я любил его, но он всегда заставлял меня чувствовать себя неловко из-за своей неуемной энергии. Иногда я даже думал, что вся жизнерадостность в нашей семье досталась брату - он был эдакой спичкой, зажигавшей всех, кто был рядом в радиусе километра. Мне даже боязно представить что было бы, если бы он остался жить со мной. Я и так не понимал, как родители умудрились еще не сойти с ума, проводя с ним 365 дней в году. Он заставлял меня чувствовать себя не в своей тарелке и заливаться румянцем. Ужасный человек в общем.
- Но если он сейчас скажет Бри о том, что видел тебя - она тут же примчится с допросом, - задумчиво протянул я, - Так что даже не знаю что лучше: брат, который молчит об этой ситуации и еще некоторое время строит теории вселенского заговора, или сестра, которая взорвет твой мозг блиц-опросом. Я, пожалуй, выбрал бы первое...
- Поздно, - послышался из-за спины громкий голос и Брианна подплыла ко мне, - Представляешь, иногда твой брат может быть честным, - она ласково растрепала мои волосы, чем вызвала легкую вспышку негодования, и обернулась к монитору, - Не бойтесь, я ненадолго. Просто хотела убедиться. И, как бы мне этого не хотелось, никаких викторин вроде "как вы познакомились" и тому подобное. Просто рада была увидеть, - не дав никому вставить и слова, она обаятельно улыбнулась и, наклонившись к моему уху, едва различимо прошептала, - А он красивый. Не буду вам мешать, мальчики, - после чего удалилась, оставив меня наедине с компьютером и надеждой, что Габи не услышал ее последних слов. После того, что выкинул Кэмерон мне казалось, что невозможно покраснеть еще больше. Как оказалось - я ошибался.
- Похоже, теперь Кэмерону придется окончательно смириться со своим поражением, - я улыбнулся Габриэлю. На самом деле сейчас это заботило меня меньше всего. Просто Габриэль понемногу приближался не только ко мне, но и к моей семье. С каждым шагом нашего сближения, которое длилось на протяжении уже достаточно долгого времени (даже слишком долгого, если быть откровенным), он занимал все больше и больше места в моих мыслях. Самым сложным в этой ситуации было то, что я одновременно хотел этого и боялся, и не мог окончательно определиться какое же чувство сильнее. Я боялся, что это станет очередной болезненной вспышкой безответной любви на карте поражений Дэми Гудмэна. Хотя, какая вспышка? То чувство, которое накрывало меня медленно, словно ласковые волны моря, нельзя было назвать секундным порывом. Я шел к нему постепенно, с каждым словом, с каждой встречей все больше осознавая - то, что я чувствую слишком серьезно и слишком реально. И вот он страх, который всегда, как гремящее цепями привидение из далекого прошлого, появляется в самый напряженный момент, чтобы после одного крохотного шага вперед отбросить назад на километры. Боязнь увязнуть в человеке настолько сильно, что уже не сможешь отдалиться, даже если тебя оттолкнут. Страх быть отвергнутым и плакать по ночам. Страх перед болью, отчаянием, одиночеством. Страх потерять то прекрасное и светлое, что уже есть, погнавшись за чем-то большим.
Но я старался держать на лице улыбку и не выпускать наружу ту бурю, которая сейчас разрушала меня изнутри.

Отредактировано Damien Goodman (2012-12-26 18:53:02)

+1

9

Сам по себе факт, что ты стал объектом спора, в большинстве случаев не предполагает гордости собственной персоной, но сейчас мне было даже приятно - осознавать, что два незнакомых мне лично человека так заинтересованы моим существованием... Это было более чем странно, но я и не ожидал иного - вся семья Гудмэнов была крайне изобретательной и, в хорошем смысле этого слова, нестандартной, объединяя в себе столь разных людей. Взять хотя бы того же Дэми, который каким-то непонятным образом умудрился так прочно засесть в моих мыслях, постепенно преодолевая путь от товарища до самого прекрасного человека на земле, которым я не уставал восхищаться. Так и сейчас, стараясь не смотреть в монитор слишком пристально и внимательно, а в идеале желая и вовсе придумать какую-то причину, что бы выйти из комнаты и не смущать бедного Дэми при появившейся Бри, а у меня не было сомнений, что причиной его пунцового румянца был именно я и то, что мы именно таким образом познакомились с половиной его родственников, но я продолжал сидеть на месте, глупо улыбаясь и понимая, что мне весьма приятно и интересно, хоть и волнительно, в окружении Кэмерона с Брианной, которыми друг так старательно пытался меня запугать. С одной стороны, мне и самому было немного неловко, что знакомство случилось именно посредством скайпа, а не в живую, однако последнего ждать пришлось бы, возможно, весьма долго, а мне уже не терпелось показаться на глаза Кэму (почему-то в Бри я был уверен), что бы маленький пакостник прекратил подтрунивать над братом.
         - Здравствуй, Брианна. - как-то даже смущённо пролепетал я, не понимая своего состояния. Передо мной была всего лишь сестра Дэми, но меня словно охватило оцепенение. Я не боялся её расспросов, она совершенно не показалась мне грозной, устрашающей или суровой, совсем наоборот - Бри доброжелательно улыбнулась и склонилась к брату, шепча ему что-то на ухо. Я не особо разобрал слов, но прекрасно понял - говорила она обо мне, потому как как Дэмиэн сделался красным, как рак, а девушка, ещё более открыто улыбнувшись, быстро вышла из комнаты. Это напоминало знакомство с родителями своего возлюбленного - по крайней мере в сериалах и молодёжных фильмах все обязательно волновались, смущались и боялись произвести плохое впечатление, что и понятно, но каковы были причины моих переживаний? Брианна знала обо мне исключительно как о хорошем друге своего брата, да все так считали, кроме, разве что, новоиспечённого семейства Морганов, которые в день своей свадьбы не упускали ни единого, даже самого малюсенького шанса, вогнать нас в краску своими намёками и шутками. Если я негодовал потому, что их правда колола мне глаза и я не хотел выпускать её наружу, доводить до всеобщего сведения, то Дэмиэну, я полагаю, было просто неприятно оказываться раз за разом в это впутанным.
          - И я нисколько не совру, если скажу, что рад этому. Наконец-то он больше не будет отпускать свои шуточки в твой адрес насчёт меня. Или, наверное, я слишком наивен, да? Он ведь не перестанет?.. - я улыбался, глядя на розовощёкого Гудмэна, словно тот только пришёл домой с мороза. - Дэми, я боюсь, что не понравился им, что не понравился Брианне... - и снова я совершенно не слукавил, хотя и не был уверен в правильности своего решения - поделиться с другом этими переживаниями. И что тогда делать? Хорошо, что я додумался не озвучить вслух хотя бы последнюю свою мысль, иначе бы точно выглядел так глупо, что не передать словами. Сейчас мне очень не хватало Дэмиэна рядом. Да, пускай визуально мы были максимум в полуметре друг от друга, видели и слышали друг друга, но я чувствовал, что он далеко. Именно территориально, слишком-слишком далеко.
         - А ты Новый Год встретишь в Вашингтоне?..

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-26 17:19:01)

+1

10

Когда этот вечер только начинался, я свято надеялся, что он не станет сумасшедшим. К моему огорчению (или к счастью) я ошибся - моя семья умудрилась превратить простой скайп-разговор в событие вселенского масштаба. Наверное, Габи было неуютно, что мои родные ходят посмотреть на него как на редкий музейный экспонат. Поэтому я надеялся, что родители придут уже после того как наш разговор закончится или им, в отличие от их детей, хватит такта не входить в комнату чтобы в очередной раз поставить меня в неловкое положение.
- Даже если он перестанет подкалывать меня по поводу тебя, поверь, Кэм без труда найдет новую тему. Он настоящий генератор всевозможного бреда. Из мелочи может раздуть такую бурю, что она будет преследовать тебя до гробовой доски. Монстрик с языком без костей, вот он кто, - рассмеялся я, покачав головой. Действительно, если моя фантазия всегда была направлена в мирное русло, то воображение Кэмерона было настроено исключительно на разрушение.
- Я не монстрик! - послышался из-за закрытой двери протестующий голос.
- К тому же еще и монстрик, промышляющий подслушиванием чужих разговоров, - спокойно, но достаточно громко произнес я, обращаясь скорее к шпиону и бросая в дверь первую попавшуюся под руку подушку, благо они были в великом множестве разбросаны по полу после нашествия брата на комнату, - и созданием проблем.
- Иди сюда, Кэм! Не мешай брату и сделай хоть что-то полезное, - позвала Бри. Судя по звуку удаляющихся от двери шагов, Кэмерон не решился спорить с сестрой - наверное, единственным человеком в этом мире, который мог приструнить его хоть на короткое время.
- Ну хотя бы она на нашей стороне, - слово "наше" резко прорезало воздух, но я понадеялся, что на Габи оно не подействовало так как на меня. Оно было приятным, но немного инородным, наверное потому что "нами" я всегда считал свою семью. Было странно осознавать, что Габриэль так быстро присоединился к ним по степени важности в моей жизни. Но если бы меня спросили, когда это все началось, я бы, наверное, не смог назвать точной даты. Потому что ее не было. Просто с его появлением я нашел смысл просыпаться по утрам не только потому что так нужно.
- Не смей так говорить! - ответил я, пораженный, что такая мысль пришла в голову Габи. Как по мне, было абсолютно очевидно, что Кэмерон только обрадовался изображению Габриэля на экране, пусть это и стоило ему моих денег, а Бри... Свое мнение она достаточно ясно выразила словами, нашептанными мне на ухо, - Сестре ты точно понравился, можешь мне поверить. Если бы это было не так, она просто молча закрыла бы ноутбук и утащила меня в гостиную. Она считает, что видит людей насквозь. А сейчас она даже пытается дать нам время поговорить пока не вернутся родители. К тому же они слышали о тебе столько хорошего, что просто не могут думать плохо. Они доверяют моему выбору друзей, поэтому безоглядно любят тех, кто мне дорог. А ты для меня очень важен, - мне так хотелось убедить Габриэля в том, что он неправ, что я на мгновение перестал следить за тем что говорю. Моя семья уже давно относилась к Габи как к родному, пусть никогда и не встречались с ним, а для меня их мнение было важнее, чем чье бы то ни было, - Надеюсь, я тебя хоть немного, но убедил.
- А Новый год... Пока не знаю, если честно. - я пожал плечами. Это действительно был сложный выбор для меня, поскольку варианты были, причем каждый сам по себе довольно заманчивый, - Родители, конечно, хотят чтобы я остался, но боюсь компании Кэмерона так долго я не выдержу. Брианна хочет встретить Новый год с друзьями в Нью-Йорке и зовет с собой. Я там почти никого не знаю, но парад на Таймс Сквер и круглосуточные прогулки по городу - это все же весомый аргумент в пользу этого варианта. И еще я могу вернуться домой, чтобы встретить 2013 год в своей квартире, благо ёлку я нарядил еще до отъезда. А ты? Пойдешь ночью на площадь? Там вроде бы планировалось праздничное шоу.

+1

11

- И, всё же, вы совсем не похожи. Ни с Бри, ни с Кэмероном, даже удивительно. Ты от них совершенно отличен! Мне хотелось добавить ещё много эпитетов, которые, на мой взгляд, охарактеризовывали Дэми и выделяли его на фоне брата и сестры, но я решил, что это будет крайне неуместно. - Ладно, убедил! Надеюсь, у нас ещё будет возможность поговорить с ними и я ещё смогу проявить себя, если не буду так смущаться, как сейчас... - я робко улыбнулся, глядя на недовольного моей фразой друга - Но вот уж с кем, а с родителями мне хотелось бы познакомиться явно не по интернету. Надеюсь, ты не против?..
       Я даже не удивился и, уж тем более, не обиделся, не услышав о себе от друга, когда он перечислял возможные варианты празднования Нового Года. Последнее время я только и делал, что пытался спокойнее реагировать на то, что в его жизни мне уготовано место хорошего, пускай даже лучшего, но друга, не более; учился не высматривать каких-либо подтекстов в его словах, не ждать, ни в коем случае не ждать, что Дэмиэн предпочтёт меня своим друзьям, знакомым, я не знаю как ещё можно назвать тех людей, с которыми ему будет весело и комфортно, так что остановимся на слове "знакомые". Я сейчас не упоминаю о семье, это совсем другое, это нельзя ни с чем и ни с кем сравнивать, при любых обстоятельствах и взимоотношениях с ними есть и будет кровная связь, от этого не убежать, не спрятаться, не отказаться. Сейчас мне просто стало грустно, ну, может быть, чуточку обидно - в конце концов кого я обманываю? - но показывать этого было ни в коем случае нельзя. Дэми в тот момент словно вернул меня с небес на землю, как раз тогда, когда я намеревался рассказать, со всей искренностью и переживаниями, как скучаю по нему, как мне его не хватает и, о да, что я был бы рад встретить Новый Год с ним, если Дэми всё же надумает вернуться к празднику в Сакраменто. Хорошо, что я не успел этого произнести, хорошо, что Гудмэн меня одёрнул и уберёг от очередного неловкого для обоих момента. На самом деле, порой я был очень ему признателен за едва ощутимые нотки некого безразличия в голосе, благодаря чему я думал дважды, прежде чем что-то сказать, но сложно постоянно молчать о том, что занимает твои мысли почти полностью, хочется выговориться, словно проболтаться ненароком, хотя бы о самом малом и, казалось бы, незначительном.
     Сейчас ко мне снова вернулось то гадкое чувство, что я испытывал уже много раз но, пожалуй, наиболее едко оно поедало меня в нашей кофейне, когда в сентябре Дэми решил выяснить подробности моей несуществующей личной жизни, а я и не знал, как мне оправдаться, как уйти от темы. Меня словно душило, качало, как при шторме, и раскаленным прутом жгло куда-то под ребра, предварительно прорвав там дыру. Будто в грудь положили огненную змею. Грустно. Больно, в конце концов. В такие моменты я не знал как понимать Дэмиэна, ведь ещё пару минут назад от него веяло таким теплом, нежностью, что будь я рядом, мне бы стоило огромных, буквально титанических усилий, что бы сдержаться и не заключить его в свои объятия, но сейчас же он казался таким отстранённым и безразличным...
       - Да... - прозвучало явно неуверенно, но я очень надеялся, что хотя бы грусть и горечь в моём голосе не были ощутимы, а что бы подстраховаться, я изо всех сил старался не персекаться взглядом с Дэми - Конечно. - добавил я уже погромче - Конечно пойду.

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-26 23:04:53)

+2

12

- У тебя нет причин смущаться. Ни сейчас, ни потом. Но я абсолютно поддерживаю идею, что с моими родителями тебе стоит познакомиться лично, - кивнул я, соглашаясь с Габи. "Знакомиться с родителями" звучит-то как. Отчего-то эта фраза наталкивала на воспоминания о романтических комедиях, где влюбленные приезжают в старый типично-американский коттедж, где их ждут родители, выступающие против их любви. Мои родные никогда не были теми, кто стал бы разыгрывать подобные сцены. А с друзьями, тем более близкими, и того проще - Мэтью и Кристин с радостью принимали тех, кто был добр ко мне. Даже если это был бы розовый динозавр, они обняли бы его и усадили за праздничный стол. А Габриэль все же был человеком, причем самым близким и важным в данный период моей жизни. Родные знали о нем практически все, что знал я, потому что наши телефонные разговоры сводились в итоге к теме "А вот мы с Габи..." и они терпеливо выслушивали все мои длинные монологи, - Так что, когда они вернутся, я забаррикадирую двери, чтобы у них не было возможности войти. Но в следующий раз, когда я буду собираться сюда, я покупаю тебе билет. И отказ не принимается, - я улыбался, глядя на друга. Зачастую мне легко было говорить с ним, но не сейчас. Потому что только уехав я позволил себе, наконец, заняться усиленным самокопанием и то, что я находил не добавляло мне оптимизма. Но даже когда мрачные мысли одолевали меня, я старался не показывать их другу, несмотря на наш договор о предельной честности - есть такие вещи, о которых проще промолчать, чтобы не портить жизнь ни себе, ни другим.
- Ты просто обязан сходить. Алексис будет выступать, а мы долго работали над ее костюмом. И, поверь мне, это стоит увидеть. Она восхитительно будет смотреться, - я был рад перепрыгнуть на эту тему, потому что она была предельно отдалена от всего, что меня грызло. Я никогда не был свидетелем новогодней ночи в Сакраменто, но был абсолютно уверен в том, что это должно выглядеть просто восхитительно. Наверняка, не так как в Нью-Йорке или Вашингтоне, но явно на высоком уровне. И пальмы - совсем не помеха тому, чтобы с шиком отпраздновать наступление Нового года.
Я услышал шум в коридоре и голос отца: "Мы вернулись! Занимайте места согласно купленным билетам - я голоден как волк. Эти походы по соседям..." Далее был шепот и смех, после чего я услышал слова, доносящиеся прямо из-за двери,
- А не зайти ли мне к Дэмиэну? - голос заговорщицкий и хитрый, что заставило меня закрыть рукой лицо в принятии факта, что катастрофа неминуема. Вот Кэмерон, что за болтливое существо. Я был абсолютно уверен, что отца надоумил именно он. Выйду из комнаты - задушу.
- Не смущай ребенка, Мэтью. Дэми, милый, не спеши - это мы рано пришли и у тебя есть время. Так что можешь спокойно попрощаться и присоединяйся к нам, - ласковый голос мамы был просто королевским подарком в данный момент. Под протесты папы, Кристин уводила его подальше от двери. Мысленно я записал в список того, что обязательно нужно сделать пункт "поблагодарить маму за спасение от очередной неловкой сцены".
- Кажется, мама спасла наш план "живого знакомства" и мне не придется в третий раз за вечер краснеть за своих родственников. Но пока я не слышу, что кто-то кричит мое имя, я с тобой, - улыбнулся я. Мне так хотелось бы, чтобы ты сейчас был здесь. Это невозможно и я давно не верю в Санта Клауса, но пусть меня не зовут еще хотя бы несколько минут - каждая из них будет прекрасным рождественским подарком. Пусть нас сейчас завалит снегом и линии электропередач оборвутся сами. Я не хочу уходить сейчас...

+2

13

Поведение, или даже состояние, Дэмиэна менялось подобно погоде в Санкт-Петербурге - каждые пять минут; более того, с ним происходило что-то странное - я слишком хорошо сумел узнать Гудмэна, что бы понимать его настроение, а сейчас я и вовсе был уверен - он что-то недоговаривал и скрывал от меня, что противоречило нашей договорённости о предельном откровении друг с дргом, которое я и сам уже нарушил - ведь я не признался, что был до безумия влюблён в него, потому как понимал - это положило бы конец любым нашим отношениям. Сам факт того, что вскоре мне предстоит знакомство с родителями Дэмиэна, да ещё и при личном моём присутствии в их доме - меня смущал и радовал одновременно. Я считал необходимым показаться им на глаза, что бы внушить уверенность, что при любых обстоятельствах есть кому позаботиться об их сыне, уж я то Дэми не оставлю и всегда буду рядом, если он не будет против, конечно; почему-то мне хотелось сказать им об этом лично, что бы не слышал даже  Дэмиэн, потому как он и без того знал, по крайней мере я очень на то надеялся, что он может всегда рассчитывать на мою поддержку и помощь, но всё же хотя бы на пару минут мне хотелось поговорить с Кристин и Мэтью наедине. Во-первых, моё смущение и робость итак не будут знать границ, а краснеющий Дэми  будет заставлять меня волноваться ещё больше, только теперь уже за него самого, и сбивать с мыслей; во-вторых, они уже столько всего, наверняка, знали обо мне, но знали исключительно со слов сына, который едва ли может быть объективным, говоря о своих хороших друзьях, что сложившееся обо мне мнение могло быть, хотя бы отчасти, но ошибочным. Мне очень хотелось понравиться Гудмэнам, хотелось, что бы нашу дружбу они не просто приняли, но и одобряли, поскольку вверяют мне самое дорогое что у них, да и у меня тоже, есть - Дэмиэна. Вообще же на данный момент, а впрочем уже весьма давно, он был неотъемлимой частью моей жизни, обязательной её составляющей как в целом, так и каждого дня в частности и я ни чуть не сомневался в том, что никто и никогда не будет мне более необходим, чем Дэмиэн Гудмэн. Вообще же, наша будущая поездка, от которой пока нас отделяли долгие месяцы, ассоциировалась у меня с приездом с целью просить руки возлюбленного у родителей и благословения на будущую свадьбу - настолько серьёзно звучали наши голоса, когда тема касалась именно нашего знакомства. От пришедших в голову мыслей я смущённо улыбнулся другу - Думаю, следующим летом я мог бы ненадолго поехать с тобой в Вашингтон... К тому моменту Кэмерон уже вполне свыкнется с мыслью, что я реально существую, а Брианна сложит воедино твои рассказы обо мне с тем, что она увидела собственными глазами, в полноценное и, я очень надеюсь, неплохое мнение обо мне...
             Ты просто обязан сходить... - слова друга пронеслись ураганом у меня в голове, снова руша тщательно выстраиваемые в ровные рядки мысли и факты, а осознание его твёрдой уверенности в том, что будущий год он встретит где угодно, но не в Сакраменто, снова немного огорчили, но, так как я давно готовил себя к этому, не подать вида было уже довольно не сложно, разве что лёгкая нескрываемая в голосе грусть могла меня выдать - Думаю, она будет растроена, что ты не увидишь её выступление лично... А я и подавно буду расстроен, что Новый Год мы встретим не то что просто порознь, но и в тысячах километров друг от друга... Судя по погрустневшему лицу Дэми, а так же по постепенно доносившимся до меня новым голосам, я понял - вот и главные герои нашего разговора, а если точнее, родители Дэмиэна, прибывшие к ужину, которые вот-вот отнимут его у меня. Изнутри меня съедала такая невероятная тоска, будто мы прощались навсегда или уходили на войну и надежды на будущую встречу попросту не было. Будь моя воля - я бы не отпускал Дэми от себя, да и сам не отходил бы ни на шаг, но сейчас, возможно, у нас оставались считанные минуты, что бы побыть вдвоём, и я не хотел думать о грустном.

Отредактировано Gabriel Livano (2012-12-28 03:32:19)

+1

14

- Дэм, ты идешь?
Нет на свете ни Бога, ни Санта Клауса! Прощание было для меня самым ужасающим моментом. Мне столько всего хотелось сказать, столько передать, но наружу, подкрепленное горьким вздохом, вырвалось только: Мне пора идти. Я позвоню тебе завтра. И... С Рождеством, конечно. И еще... я очень по тебе скучаю.
Ну не дурак? Я не мог смотреть ему в глаза, потому что знал - я не смогу оторваться от монитора еще ближайшие 10 минут, 20, да целую вечность. Так было проще. Я привык к тому, что Габриэль первым выключает скайп, поэтому просто надавил на крышку ноутбука.
- Что между вами происходит в конце концов? – вопрос подействовал на меня как выплеснутое в лицо ведро холодной воды. Бри стояла в дверях комнаты, скрестив руки на груди. Присев на диван, она поманила меня рукой.
- А что происходит? Мы друзья, - запинаясь, ответил я, испуганно глядя на сестру и пытаясь понять, чем вызван этот вопрос. Я опасливо присел рядом с ней.
- Даже самые близкие друзья не способны так много значить для человека. Ты рядом с ним сутками при том, что люди зачастую надоедают тебе максимум через месяц. Ты неприлично быстро летишь к телефону, когда он звонит, и гипнотизируешь трубку как злейшего врага, когда этого не случается. Ты запираешься в комнате, когда разговариваешь с ним, словно пытаешься уберечь от чужих взглядов какой-то ваш личный мир, - она не уговаривала и не спорила. Бри говорила спокойно, словно рассказывала сказку на ночь.
- Вот именно, - подал голос Кэмерон и, закрыв двери в комнату, приземлился на стул спиной к ноутбуку в обнимку с очередной, украденной на кухне, тарелкой с печеньем. Он редко соглашался с сестрой, а это значило, что для них этот разговор был столь важным, что они в кои-то веки объединились, - а еще после каждого разговора с ним ты улыбаешься как идиот.
- Это ничего не значит, - я покачал головой, хотя прекрасно понимал, что они более чем правы. Они видели все со стороны, но не знали, что я не мог заснуть без sms с пожеланием спокойной ночи, что я улыбаюсь нашей с Габи общей фотографии, каждый раз, проходя мимо каминной полки, и еще куча неуловимых для чужих глаз мелочей, которые заставляют меня думать о нем каждую минуту. Они не знали, что именно в этот день я хотел бы гулять с ним по улицам Вашингтона, вернуться домой, держа в своей замерзшей ладони его теплую руку, сидеть у камина и краснеть, когда мои родные будут рассказывать ему истории из моего детства. Это было глупо, но так хотелось…
- Ты сам-то в это веришь, наивность моя голубоглазая? – сестра, как всегда, била правильным вопросом в самую точку и, увидев, что я опустил голову, тупо рассматривая свои колени, она поняла, что нащупала тот самый момент моей неуверенности в том, в чем я сам себя убеждал уже довольно долго. Она крепко прижала меня к себе, успокаивающе поглаживая рукой по голове. Я прикрыл глаза. Мне было тепло и уютно как в детстве, несмотря на то, что я боялся ее дальнейших слов и действий. А Бри продолжала, - Милый, не забывай, что я знаю тебя уже двадцать лет. Я научилась понимать, о чем ты думаешь, еще до того как мысль придет в твою голову. И я вижу по твоим глазам, когда ты чувствуешь к человеку что-то, гораздо большее, чем просто дружбу. Не я ли сидела рядом с тобой, когда ты в очередной раз отбивался ото всех и пытался в гордом королевском одиночестве бороться со своими чувствами? Я не позволю тебе снова улыбаться на людях, а потом тихонько плакать в подушку, слышишь? Ты ведь даже не подозреваешь, что мне от этого гораздо больнее, чем тебе.
- Ты просто не понимаешь, - я не знал, как объяснить это разумно, поэтому просто пытался облечь в слова то, что вертелось в голове, - Я должен контролировать свои эмоции. Он нужен мне, но я не хочу ничего испортить, добавляя в нашу дружбу совершенно ненужные оттенки. Неужели два парня, будучи геями, не могут быть просто друзьями?
- Они и могут. Но не вы, - отметила Бри, - Как бы ты ни отбивался - на меня ваши странные отношения уже давно не производят впечатления чисто дружеских. А теперь найди мне более вескую причину. Скажи мне, что с ним не так, если ты всеми силами пытаешься задушить все то, что чувствуешь?
- В этом и проблема. В нем есть все, чего я искал. Как будто каждая частичка его была скопирована из моего мозга и воссоздана в живом человеке. Он – лучшее, что было в моей жизни… Он слишком идеален. Таких не бывает, - я обессиленно посмотрел на сестру, одним взглядом умоляя просто не мучить меня.
- А кто сказал тебе, что ты не достоин идеального? – ободряюще улыбнувшись, произнесла Бри и взъерошила мне волосы.
- Это он достоин лучшего. Не такого безумца как я, с тысячами причуд и странностей, - я выбрасывал последние козыри, - Все стало слишком сложно со временем.
- Ты сам все усложняешь на ровном месте, как, впрочем, и всегда, - покачал головой Кэмерон, - Мне кажется, он не убьет тебя, если ты скажешь ему…
- Скажу что? «Габи, я люблю тебя, давай забьем на всю нашу дружбу и поженимся в июне»? – не выдержав, выпалил я и тут же осекся, прижав ладонь к губам. Боже, я только что сказал это. Лицо Брианны озарила улыбка размером с Канаду, а Кэм, ухмыляясь, начал грызть очередного пряничного человечка. Я выдохнул. Им бы в ФБР работать, в тандеме.
- Кстати, шикарный текст, - произнес брат, отвлекаясь от печенья и прерывая молчание, в котором на несколько секунд оказалась комната, - могу облегчить твою участь и напечатать это на очередной футболке. Тебе останется только надеть ее и появиться на пороге его дома.
- На самом деле, я подумывал о том, чтобы не видеться с ним некоторое время…
- Раздолбать все, чтобы после тебя там десять лет ни черта не росло? Вполне в твоем стиле – сбегать еще до того как наметится минимальная опасность, - Бри в очередной раз позволила себе напомнить мне о том, что она знает меня порой даже лучше, чем я сам. И это было правдой: даже в Рождество я бежал не только к родным, я бежал от него, но в который раз не мог выдержать и секунды, чтобы не поделиться ею с Габриэлем, - Милый, вам нужно просто поговорить. Ты же рассказывал, что вы договорились быть предельно честными и в этот момент нарушаешь свой собственный закон. Знаю, что тебе страшно. Ты всегда боишься сближаться с людьми, но, если ты не заметил, он уже стал частью твоей жизни.  Боишься, что тебе сделают больно, но я сомневаюсь, что он способен тебя обидеть. Он не произвел на меня впечатления человека, который заставит тебя плакать. Но даже если все пройдет так, что у тебя не будет иного выхода, кроме как жечь мосты – ты знаешь, мы всегда рядом. Но чтобы узнать это, тебе нужно просто вылезти из своего бомбоубежища и позволить себе быть честным. Я уверена, что человек, которого ты любишь, имеет право знать о том, что ты чувствуешь, - вот опять. Теперь каждый раз, когда это слово, такое непривычное, но такое правдивое, вспыхивало в моей голове, все то, что я проживал в течение месяцев, ощущалось реальнее, больше, ярче. Как говорят, нужно произнести что-то вслух, чтобы это стало реальным?
- Я обдумаю все. Обязательно, - слабо улыбнувшись, произнес я, - Но давайте закроем эту тему хотя бы на сегодня. Сомневаюсь, что родителям доставит большое удовольствие созерцать мое задумчивое лицо. И… спасибо.
- Нам даже не пришлось тебя пытать, -  разочарованно вздохнул Кэм. Они даже не понимали насколько сильно мне нужен был этот разговор, несмотря на то, что я боялся его как огня. Я смотрел на них с благодарностью. Сейчас рядом со мной были все те люди, которых я любил больше всего на свете. Нет, был еще один человек… Но до него шесть часов перелета...
- Кстати, - угрожающе протянул Кэм, - Если ты не поговоришь с ним до Дня Святого Валентина, то я лично приеду, сгребу тебя в охапку, выряжу в ту самую футболку с «поженимся в июне» и отвезу к нему, перевязав ленточкой. И даже не думай, что я шучу, - подытожил он под заливистый смех сестры.
Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул отец.
- Это все, конечно, безумно умилительно, но если вы просидите здесь еще несколько минут, ваша мать найдет где-то дробовик и убьет вас во имя своей остывшей индюшки, - хохотнул он. Нам ничего не оставалось, как повиноваться. Последним из комнаты выходил Кэм и мне послышался щелчок закрывающегося ноутбука. Хотя нет, наверное, все-таки, показалось.

+1

15

Если бы я мог дать тебе что-то в этой жизни,
я бы дал тебе возможность увидеть себя моими глазами.
И может тогда бы ты поняла, что значишь для меня. (ц)
       

    И всё же мои ожидания оправдались куда быстрее, чем я думал, потому как я сам отмерял для нас с Дэми в этот всё же чуть больше времени для общения в этот волшебный, как принято считать, Рождественский вечер. Разница во времен, соскучвшиеся родители, накрытый к ужину стол - это не требовало ни бъяснений, ни отлагательств. - До завтра. Я буду ждать. Кажется, улыбка вышла слишком грустной, передающей мои истинные чувства и, как бы я не хотел огорчать Дэми, я решл не пытаься натянуть в этот момент на себя маску довольного жизнью Габриэля, решив остаться собой настоящим - И я очень скучаю по тебе, Дэм. Но скоро мы уже увидимся.. в январе.. Передавай привет и пожелания счастливого Рождества своей семье. Я уверен, ваш вечер будет отличным! Хоть я и говорил всё искренне и от чистого сердца, это самое сердце готово было разлететься на куски, желая оказаться рядом с его полноправным обладателем - Дэмиэном.
     Первые пару секунд я с трудом понимал что же произошло - нажать кнопку для завершения разговора я не успел, однако экран стал чёрным, словно Гудмэн накинул на него кусок чёрной материи, но голоса не исчезли. Я отчёливо слышал, как приоткрылась дверь, голос Брианны и смушённый, переполненный нотками волнения, голос своего Дэми. Я знал, что Бри особо не церемонится никогда, если что-то её интересует и спрашивает в лоб, как сейчас и сделала, более того, я и сам уже готов был сегодня отбиваться от её расспросов, но, видимо, все они были предназначены для Дэмиэна. Дыхание перехватило, а в груди сердце как будто замерло, образуя пустоту. Я не смел даже шелохнуться, словно любое моё движение может оказаться замеченным, а я застуканным на месте преступления, потому как иначе то, что я сейчас делал, и не назвать. Постепенно я понимал, что просто-напросто подслушиваю чужой разговор, который для меня уж точно не предназначался. Хотя с Гудмэном у нас  и была договорённость о полнейшем откровении, было очевидно, что мы оба не договаривали что-то, я о своих чувствах к нему, а он .. а он о чём-то своём, совершенно мне непонятном, серьёзном для него, чем не хотел делиться. И я не требовал от него каких-то откровений, прекрасно понимая, что у каждого человека есть то, о чём проще молчать, чем пытаться это объяснить, понимал потому, что сам находился в подобной ситуации.
          - Я должен контролировать свои эмоции. Он нужен мне, но я не хочу ничего испортить, добавляя в нашу дружбу совершенно ненужные оттенки. Неужели два парня, будучи геями, не могут быть просто друзьями? Контролировать свои эмоции. Контролировать свои эмоции?! Это ещё что такое?. Я категорически отказывался понимать смысл этих слов, потому как уже прорисовывал себе совершенно нереальную картину. Неужели у Дэмиэна были ко мне какие-то чувства, переступающие порог дружеских? - Это он достоин лучшего. Не такого безумца как я, с тысячами причуд и странностей. Я чуть было одним движением не скинул ноутбук со стола со злости и негодования, но каким-то чудом сдержался - это было бы услышано семейством Гудмэнов, а я не хотел, что бы они знали о моём "присутствии". Я прекрасно понимал, что должен опустить крышку ноута, что не должен подслушивать, не должен знать всего того, что уже обсуждалось и бужет обсуждаемо, но для меня это было важно, можно было даже сказать, что это могло решить мою судьбу, устроть мою жизнь, развернув меня на правильный курс.. Нет, всё же я никак не мог поверить в то, что небезразличен Дэми не только как близкий друг, просто не мог. Мне казалось, всё это время я смотрел на него настолько влюблёнными глазами, что не заметить моего отношения было просто невозможно, но, как оказалось - очень даже возможно. Он продолжал относиться ко мне лишь как к другу, а потому я уже почти отказался от своей мечты, смирился даже. - Скажу что? «Габи, я люблю тебя, давай забьем на всю нашу дружбу и поженимся в июне»? В один миг я подскочил на ноги, оказываясь у стены и прислоняясь к ней, словно ища подержки, ища своё спасение. Кулаки сжаты и напряжены, как и всё тело, как и мой разум, напрочь отказывающийся понимать происходящее. Он любит меня. Любит. От подступившей к голове, к вискам крови я перестал что-либо слышать вокруг себя, мне вообще казалось, что ещё мгновение и я просто упаду, будучи не в силах держаться на ногах. Это было огромным потрясением но и, в тот же миг, ещё большим счастьем. Самым главным в жизни. - Дэмиэн. Мой Дэмиэн. Какой же ты глупый. Упираясь лбом в стену, я невнятно и очень тихо, что бы ни в коем случае не быть услышанным, шептал то, что так хотел произнести вслух - Мой.
          Уж теперь то я точно не отступлюсь, не упущу своё счастье. Мысли роились в голове как суматошные пчёлы, отказываясь выстраиваться хоть в каком-то порядке, но всё это сейчас было не важно. Важным было лишь то, что что мои чувства к нему были взаимны, то, что Дэм наконец-то решился признаться в этом смому себе, вместо того, что бы отрицать и отказываться от них. Теперь мне оставалось лишь дождаться его возвращения в Сакраменто и никогда, никогда не сметь даже заикнуться о том, что я был невольным свидетелем этого разговора - подумал я, резко опуская крышку ноута.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Merry Christmas, darling...