Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хабиб и Глюпый Женщин


Хабиб и Глюпый Женщин

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Ник и Хабиб.
Место: квартира Митчелла.
Погодные условия: + 10 снаружи, + 25 внутри.
О флештайме: мы знакомимся, че.

Внешний вид Ник

+ в трусах, тапках в виде пушистых зайцев, и черной футболке Митчелла. Надпись спереди гласит "Я имел Монику Беллуччи"
http://s2.uploads.ru/iXCs5.jpg

Внешний вид Хабиба

+ волосы длинные, само собой в чалме и с ятаганом.
http://s2.uploads.ru/liNDs.jpg

+3

2

- Сам ты носок с песок пустыня внутри, - зловеще отозвался Хабиб на завуалированное оскорблениями предложение приехать на чай к Митчеллу. Этот вредный американец, толстеющий на еде из МакДональдса - упаси аллах проговориться Заре, что в МакДональдсе невкусно - пригласил Хабиба к себе в гости. Митчелл недавно узнал, что Хабиб женился (матка боска!) и решил бухнуть. А заодно познакомить со своей сестрицей, которая перебралась в Митчеллов клоповник.
Хабиб на завуалированное хамство ответил обещанием отрезать оба уха Митчеллу, а еще кое-что небольшое, но от этого не менее ценное. А потом попрощался со своей дражайшей супругой - хвала небесам, эта громкая женщина, мать алмаза его души, и ее муж, наконец смотались домой, дав дочери указания насчет Хабиба, если он не будет слушаться. Мама Зары, имя которой начиналось на "В" пригрозила, что если что, приедет собственноручно закапывать труп пакистанца, если тот обидит ее доченьку. Хабиб, который только подобными делами на жизнь и кольца и зарабатывал, посмотрел на женщину с нескрываемым удивлением и уважением.
- Вах, вот это жэнщин, вот это страсть! - сказал Хабиб и схлопотал сковородой в голову, а сковорода сопровождалась криками Зары:
- Это моя мать, чурбан ты неотесанный!
В общем, попрощавшись с дражайшей супругой, пообещав купить ей рахата, лукума и других вкусностей, Хабиб наконец отбыл в обитель Митчелла.
Старый Седан он припарковал у подъезда, захватил с собой ятаган, чтобы резать уши всем, кто попадется ему на пути, а потом связать Заре ожерелье, и пошел наверх - Митч же не мог купить квартиру на первом этаже, он купил на двенадцатом, а лифт не работал.
- Штоб дни твои были такими же насыщэными, как дни вэрблюда, тянущэго ношу по пустыня, - выметрился Хабиб, прочитав объявление на лифте, и отправился пешком наверх.
И пришел таки через три с половиной минуты. Ногой вежливо постучал в дверь, оставив на ней царапины от шипованных ботинок, а когда Митч впустил его в квартиру, тихенько вполз и улегся под вешалкой:
- Я тут и умэрэть, - сообщил он.
А потом ему навстречу пришли ноги. Аллах всемогущий, Зара убила бы Хабиба, если бы заметила, что он пялится, но годы воздержания даже Зара не купирует. По крайней мере, не сразу.

Отредактировано Habib (2012-12-17 04:23:13)

+2

3

Деля одно помещение с холостым и симпатичным сводным братом – о чем бы вы подумали в первую очередь? Вот-вот: инцест – это кровосмесительная связь, а ведь они с Митчеллом – родственники чисто по документации.
Зима в их квартире – заценили, да? – не ощущалась совершенно, спасибо золотым рукам брата и установленным обогревателям. Ник даже позволяла себе щеголять в трусишках, хвастливо показывая гладкие ножки без малейшего следа волосяного покрова – мучения в салоне того стоили, и даже колено, совершенно случайно попавшее в нос мастерицы из салона, не испортило впечатления от красоты сей неописуемой. Ник привезла с собой много вещей, но особое удовольствие ей доставляло ношение футболок и штанов Митчелла. Он, конечно, сначала пытался протестовать, но глупо же, согласитесь, спорить с женщиной, которой_уже_позволил поселиться в своем холостяцком жилище. С условием, что Ник будет учиться готовить.
И пусть вас не смущает запах пригорелых котлет из давно выключенной духовки – Ник уже приняла душ и снова была чистенькой и приятно пахнущей. А еще подстриженной под каре. Ссоры с близкими  людьми странно на нее влияют: то стрижку сделает новую, то…новую стрижку сделает.
А потом раздался стук. Скорее, это был грохот, но разве кого-то здесь волнуют тонкости восприятия какой-то себе бабы, живущей тут с разрешения великодушного владельца? То-то же.
Митчелл пошел открывать, как-то странно подмигнув – сначала таксистка подумала, что его хватил эпилептический удар – а Ник пошла за ним, потому что гости в этой квартирке бывали нечасто, а ей ведь скучно, ну вы понимаете.
Она увидела мужика. Ну, то есть, Ник каждый день видит мужиков, это нормально, вот только выглядел он как-то странно, а еще у него были волосы длинные – длиннее, чем у новой Ник! а вот раньше они бы еще посоревновались, да – и чалма на голове. И слишком уж чудаковатый он был, валяясь где-то в уголке, под собранием зимних курток и прекрасного восхитительного пальтишка.
- У тебя один друг и тот – бомж? – уже начиная веселиться от увиденного, поинтересовалась брюнетка, разглядывая посетителя Митчеллбурга. А потом так – бочком, бочком подпрыгнула ближе, наклонилась, прицелилась и ткнула локтем в нос. Как брат учил. И чрезвычайно гордая собой, метнулась за спину ничего не толстого хохочущего брата, чтобы потом осторожно выглянуть и проверить местоположение бомжа.
- Ник, это мой коллега – суровый пакистанский шаурма с мясом и костями внутри, сокращенно – Хабиб, - проговорил наконец наемник, - Хабиб, познакомься с моей сестрой Ник.

Отредактировано Nick Donato (2012-12-17 04:52:15)

+1

4

- У тебя один друг и тот – бомж?
- То, что ты иметь ноги, - отдышавшись, сообщил Хабиб, - Вовсе нэ значить, что ты можешь меня оскор…блить!
Он кое-как поднялся, уцепившись за куртку, висевшую на такой тоненькой петельке на крючке. Хабиб весил не двадцать килограмм, а все девяносто, так что можно представить, что произошло. А произошло вот что – петелька не выдержала веса пакистанца и оторвалась. С нечеловеческим криком Хабиб ударился рожей в стену, превратился в пекинеса и сполз на пол, пересчитывая канареек в глазах.
Митчелл как раз заканчивал говорить:
- Хабиб, познакомься с моей сестрой Ник.
- Почэму ее звать как мужык? – спросил Хабиб, потирая голову и рассматривая ноги сей нимфы – он хоть и женат, но смотреть-то никто не запрещает? Впрочем, если бы Зара увидела взгляды Хабиба, она оторвала бы Хабибу голову и еще кое-что, а Ник бы и вовсе раздавила своим интеллектом и сарказмом… а потом села сверху. Потому что что-что, а попа у новоявленной миссис Хабиб была то, что надо.
- Я нэ прынести водка, - сокрушенно покачал головой Хабиб, пока белозадый сын пустыни ака Митчелл помогал другу встать. Митч сочувственно кивнул, сказал, что раз так, то у Хабиба сегодня день трезвенности, и провел его в свою единственную, до жути захламленную комнату. Прибавились еще шмотки непонятного назначения, Хабиб взял со столика какую-то хрень, похожую на ту штуку, что боксеры себе в рот суют, и спросил одно слово:
- Нахрэн?
- Не на хрен, - поучительно отозвался Митч, - А между пальцев, когда они, – кивок на сестру, - ногти на ногах красят.
- Святой Аллах, - перекрестился Хабиб и штуку положил на место. И стал думать.
- А ты нэ говорить, што у тэбя есть сестра, - изрек он, будто читал Коран – так же мелодично и нараспев. Митчл приподнял брови, мол, и что? Ник тихарилась где-то за спиной, и что-то Хабибу подсказывало, что ее за спину пускать нельзя. Опасная женщина. Хотя ноги красивые и длинные.

+2

5

Ник Картер была человеком, пропагандирующим свободу женского слова, пусть даже оно бывает таким переоцененным в важности своей, зато позволяло скрасить жалкое существование в пределах гостиной, кухни и спальни. И так как свое слово она уже начала говорить, то осталось показать себя радушной хозяйкой – это ведь друг Митчелла, пусть и с ножом. Вон, в кухонном столе тоже нож лежит – Картер им картошку сегодня так разделывала, что самураи провозгласили бы ее своим талисманом.
- То, что ты иметь ноги, - красивые и стройные, а ты, мой шароварный друг, завидуй молча! - Вовсе нэ значить, что ты можешь меня оскор…, - Ник раскрыла глаза еще больше и жестом показала Хабибу, чтоб тот продолжал, не стеснялся, - блить!
- Тач даун! – рука, сжатая в кулак, взвилась вверх, словно замах для отправления жертвы в апперкот. Умница, мама тобой, безусловно, очень гордится…
Пока наш чудо-мальчик пакистанской национальности громил вешалку у входной двери, Ник мысленно прикинула, сколько будет стоить Митчеллу компенсировать убытки, нанесенные за каких-то пять минут, и которых в будущем, что-то подсказывало таксистке, будет еще немало.
- Почэму ее звать как мужык?
- А пачэму твоя волос – длынный как бабский? – вот мы осмелели, скрестили руки на груди, даже немного так потопали одной ногой – традиционный ритуал женщины в доме. Хабиб встал, Ник и Митчелл и так стояли, а потом все дружно зашагали в сторону комнаты, где обычно почивал хозяин квартиры. Как истинный джентльмен, он предложил своей сестре забросить ее несчастную сумку с вещами в эту комнату. Потом минута нежности закончилась, и он отправил ее спать на диван со словами «Ты не особо вертись – там пружинка есть, она тут некоторых девственности лишала».
- А ты нэ говорить, што у тэбя есть сестра, - так, по дороге, чтобы как-то прервать неловкое молчание.
- О, это долгая история, - махнула рукой брюнетка, и может кто подумал, что она не собирается ее рассказывать, правда? – Митч приехал с визитом в дагестанский детдом, привез кучу корзинок со сладостями и фруктами и увидел меня. Я впервые видела, чтобы человек с такой скоростью упаковывал девушку в чемодан, но Митч сказал, что мы с ним – родственники, у нас даже родинки на правых ягодицах похожи, и теперь ты хочешь узнать – действительно ли мы стояли и разглядывали задницы друг дружки, так вот – нет, я вру.
Наемник, приходящийся ей сводным братом, надо сказать, очень быстро привык к болтливости новоявленной родственницы. Он больше не утруждал себя прикосновениями ладони к лицу, и даже не закатывал глаза вверх, его даже забавляло то, с каким энтузиазмом Ник Картер проповедует бред среди жителей, словно тот мессия.
- Хабиб женат, - шепотом сообщил Митчелл, покосившись на сестру, когда они зашли в комнату, посмотрели на расстеленную кровать и пошли в гостиную, к дивану. Картер ответила ему тем же и добавила:
- И че? Я не соболезную малознакомым людям. Хабиб, - она повернулась к пакистанцу, рассевшись на диване в излюбленной позе султана, и прислонилась спиной к спинке, уж простите за тавтологию, - так чем вы с Митчеллом занимаетесь? Я смотрю, у тебя красивый такой инструмент за поясом висит, ты, наверное, дома по ночам упражняешься перед зеркалом? Можешь признаться, тут все свои, сегодня прослушка в доме отключена, - и с опаской огляделась по сторонам. Нет, это уже не в шутку, это фобия всамделишная.

+2

6

- Тач даун!
- Сам ты даун, - обиженно ответил Хабиб, посветив немного ятаганом, так, для острастки внимания. Однако на бабу с мужским именем огромный ятаганище впечатления не произвел, и пакистанец вроде как даже обиделся – что за неуважение такое к его самому лучшему другу? А вы думали, лучший друг – это Митч? Ха-ха, когда они оказались запертыми в морге заброшенной больницы, Митчелл убежал через окно – худой и верткий – и Хабибу пришлось убивать этих негров ятаганом. А пакистанец, как любой нацмен, к другим нацменам относился плохо, очень плохо. Лучшие друзья всегда остаются с тобой – вот что понял Хабиб, пока с воинственным кличем гнался за Митчем по лесам и долам. Разумеется, не догнал, еще бы, Митч-то был на машине, а Хабиб – на своих ногах.
- А пачэму твоя волос – длынный как бабский?
- А вот и нэ смэшно, - отрезал Хабиб, вешая курточку с порванной петелькой обратно, точнее, пытаясь повесить, а она все падала и падала, мерзкая дрянь!Оо
– Митч приехал с визитом в дагестанский детдом, - тем временем говорила Ник, пока Хабиба с почестями (ну ему так хотелось думать) препроводили в комнату. Пакистанец чуть чалком не подавился от удивления:
- Так ты этот…как называть? Мэцэнат?
Откуда он знает такое умное слово? Все просто, Зара любит разгадывать кроссворды, а Хабиб – сидеть у ее ног и чистить ятаган от  засохшей крови.
- Знаешь, своя болтовня ты напоминать мне адын жэнщин, - сказал Хабиб, когда словесный понос иссяк, - Она – мой жон.
- Хабиб женат.
- Спасибо, - царственно отозвался Хабиб на реплику Митча и подумал, что Зара и Ник и правда похожи. А ведь у Зары была еще сестра, и третьей Зары на голову Хабиба уже просто будет слишком. Мотать отсюда надо, - грустно подумал Хабиб, повернулся к двери и был остановлен властной рукой митчелла. Друг усадил пакистанца на диван, поулыбался. Ник тоже.
- Вы што, хотеть мэня съесть? – спросил Хабиб, прикидывая, успеет ли достать ятаган. Митч, ты был мне как брат, я любил тебя.
- так чем вы с Митчеллом занимаетесь?
- Ну мы…э…
-  Я смотрю, у тебя красивый такой инструмент за поясом висит, ты, наверное, дома по ночам упражняешься перед зеркалом?
Хабиб приосанился, он еще пока не понял, что это шутка. Все же девушки к его ногам штабелями падают, а ведь это он еще в одежде!
- Прости, Суся, - снисходительно сообщил Хабиб, - Я жэнат. Мы с Митчэм убиваем людей.
А чего тянуть? Митчелл-то небось уже сказал, нет?

+2

7

- Знаешь, своя болтовня ты напоминать мне адын жэнщин, - наверное, когда зародыши мужского пола, беззаботно шевелящиеся в материнской утробе, получают свою первую порцию мозгов – природа изначально закладывает в их головы ошибочное мнение, что одной женщине будет приятно, если сравнить ее с другой. Особенно, если продемонстрировать свою наблюдательность вслух. Ник не любила, когда ее с кем-то сравнивают. Даже со знаменитостями. Даже с красивыми. Это величайшее оскорбление, которое только можно нанести, и даже отказ от приготовленной ею еды не сравнится, - Она – мой жон.
Внимание, Ник думает. Глубокий мыслительный процесс очень заметно отражается на ее лице, в эти минуты ей кажется, что со стороны она похожа на Сократа или Платона, не хватает только туники и сандалий. Ей предстояло совершить подвиг – и отгадать семантическое значение той языковой единицы, которая вывалилась из уст пакистанца и шлепнулась на беспечное бытие Ник Картер, которая жила себе и не подозревала, с чем ей доведется столкнуться числа этак 17 декабря месяца. 
- Эээ…, - она округлила глаза, переглядываясь с Митчеллом и выбирая между вариантом культурным и вариантом не очень, а потом развела руками, нахмурилась и озабоченно произнесла, - же не манж па сис жур? - А че? У нас на ваше «жон» - всегда найдется свое «жур», и не надо тут парлевурить.
- Вы што, хотеть мэня съесть? – пффффф, не хватало еще, вон на плите супчик вкуснейший стоит, а тут какой-то пакистанец, с волосами длинными и в чалме, под которой небось и вши водятся, али какая еще живность.
Вообще-то Ник Картер любила зверушек – у нее даже когда-то жил петух Эдгар, которого она собственноручно выходила, откормила и позволила умереть своей смертью, а не как его братья – в братской могиле на птицекомбинате.
- Спи спокойно, мой длинноволосый друг, - Ник похлопала мужчину по плечу и ободряюще подмигнула, - сегодня твоя печень погибнет от зеленого змия, а не от рук бледнолицей владыки дивана с коварной пружинкой!
Засранец, которого однажды дядя повелел называть сводным братом, первым делом на следующее утро слащаво поинтересовался, хорошо ли ей спалось? Так вот, тогда ей спалось совсем нехорошо, и вовсе не из-за пружинки, а потому что кто-то был слишком уверен в своей переносимости алкоголя и мастерстве смешивания разных напитков в одном желудке. Этот кто-то глушил стаканы, словно гопник семки, с каждым разом всё громче стуча дном об стол при опускании. А потом кто-то попытался встать со стула и пойти домой. Митчелл, который не брат, а который лучший друг – попросил Митчелла, который брат, передать отвратительно ужравшейся сестре, что она должна ему денег, штаны, и один кроссовок «Пума».
- Мы с Митчэм убиваем людей, - Ник воодушевилась. Она принялась возбужденно жестикулировать, показывая, как она прицеливается, а потом спускает курок и тра-та-та-та-та, а потом перезарядить, и еще раз тра-та-та, а потом гранатку бросить, туда, где побольше народу собралось. Всё это, разумеется, подкреплялось текстом – красивой литературной речью, а не словесным поносом, между прочим.
- А потом мои такие говорят: - Кавер ми! – еще немного, и у нее загорелись бы глаза, честное слово, а такое зрелище вам даже Тарантино не будет показывать, - и я такая со слонобойкой забираюсь по этим камням, то есть ящикам…или камням, уже не помню, и сажусь, жду. А они из этого прохода полезут, как мухи, говно учуявшие, один за другим, и я их – пятерых! – всех точно в голову положила. А вообще я не люблю второй Даст, мне первый больше, но он мне тогда приелся и…, - прошло немного времени, и вот Ник уже вспоминает о том, что она как бы ведет диалог, ага. По лицу Митчелла, который корчил Хабибу какие-то недоступные ее пониманию гримасы, и показывал как он – простигосподи – одним кулаком протыкает другую ладонь и как-то совсем уж не смешно стало.
- Или вы не об этом? – она уставилась сначала на брата, потом на его друга, а потом снова на брата, и снова на друга, о, вода закипела в чайничке, и снова на брата. А давайте на секунду представим, что Митчелл и Хабиб действительно убивают людей, и вот эти вот приемы, которым он ее учит, ему помогают в работе, а ножей у них много, не потому что Митчелл любит ручную резьбу по дереву, а он этими самыми ножами кому-то глотку любит после завтрака раскроить. Не то что бы Ник Картер, с кучей знакомых нечистой деятельности, не могла поверить, что ее названный родственник – плохой дядька, но бляяяяяя…
- А ну – отопри каморку! – сурово пробасила таксистка, решительно поднимаясь с дивана и становясь в позу «руки в боки». Каморка была неким загадочным местом, которое всегда было заперто на ключ, Митчелл говорил, что ключ потерялся и, конечно же, врал, а наша хозяюшка обрыскала все углы и нычки в поисках искомого. Митчелл приподнял брови и послал ей снисходительный взгляд, мол, глупая женщина, сиди и знай свое место.
- Отопри каморку, - повторила Ник, прищурившись, - я знаю, что ключ у тебя. Я эту квартиру вдоль и поперек осмотрела, каждый сантиметр. Ты его что – в трусах прячешь? – ах, этот прекрасный двухсекундный момент немого молчания, глаза в глаза, и каждый из них, понимает, что – я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь.
Первым шевельнулся Митчелл. Он только и успел, что выставить вперед руку и произнести «Это не твое де…», как Картер в два шага оказалась рядом, запрыгнула на него, цепляясь ногами, одной рукой ухватилась за его шею, а второй полезла в карман митчелловых штанов. Тот, больно дернув за волосы, попятился назад, споткнулся об ногу Хабиба и рухнул на спину вместе с сестрой. Ник пустила в ход самое мощное женское оружие – ногти, зубы, и коленом по яйцам, и успела обшарить второй карман. Через десять секунд она взвилась вверх, с победным видом размахивая ключом, и помчалась в сторону каморки, дверь в которую была расположена в спальне.
- Ты че – совсем ебнутая? – прорычал Митчелл, поднимаясь с пола, но не сразу разогнувшись.
- Пошел нахуй! – любезно огрызнулась Картер, распахнув дверь каморки и разглядывая залежи огнестрельного оружия. И это вовсе не сундуки с сокровищами и порнушкой, как она надеялась еще каких-то пару дней назад. А когда вернулась в комнату, то Митчелл уже восседал на ее месте и покрутил пальцем у виска, что-то пробормотав напарнику.
- Я…, - так, спокойно, сжать кулаки, - я…, - чуть все волосы не выдрал, сукина дочь, дерешься как баба, три тысячи чертей тебе в румяный зад! – я всё Клео расскажу!

+2

8

- же не манж па сис жур?
- Митч, она шо - больной? - спросил Хабиб у Митчелла с непередаваемым акцентом. Когда он вернулся с работы (ему пришлось убивать какого-то русского) и принес за собой бутылку чего-то мутно-белого, мама Зары оживилась. Она проронила какое-то странное слово, то ли "сагоном", то ли "могосан", то ли "самогон" и шикнула на Хабиба, чтобы тот не вздумал отдать бутылку Григору, Заре, или этой толпе похожих-на-кавказцев братьев Зары, которые восклицают: "Нэт, ана нэ танцует!".
Через пару часов, когда Зара и ее сестра ушли по магазинам - Хабибу пришлось пожертвовать своей кредиткой! - Григор улегся спать, а братья темным скопищем назгулов последовали за своими обожаемыми сестричками, мама Зары таки откупорила бутылку. Повела над горлышком носом и любовно сказала: "Хорошая!". Пили они долго, Хабиб был никакой уже после второго стакана, а Вийорика, знай себе, пила и в ус не дула. Спела какую-то национальную песню, рассказала, как Зара писалась в штанишки до семи лет, потом посетовала, что младшенький-то до сих пор не женат, Хабиб, ты ж нормальный мужик найди ему невесту. Так вот, перед тем, как окончательно свалиться на стол, захрапеть, быть разбуженным Зарой, которая поливала его кипятком, так вот, перед этим Хабиб научился говорить фразу про "ты шо, больной?" с акцентом мамы Зары, именно так, как надо ее произносить, с семантическими и смысловыми ударениями, чтобы сразу все стало понятно.
И сейчас Хабиб испытал такое блаженство, что просто ни в сказке сказать, ни пером описать. Что значит мастерство, да?
- сегодня твоя печень погибнет от зеленого змия
- А што, есць? - обрадовался Хабиб и покосился на Митча, мол, белозадая твоя морда, что врешь, что выпить нечего?
А потом Митч начинает корчить рожи и показывать, что он сделает с Хабибом за его слова. Хабибу, конечно, смешно, потому что ты меня поймай, империалистическое чудовище, а потом уж поговорим, а Ник прыгает туда-сюда и рассказывает какую-то хрень, в которой без поллитра не разберешься.
- А потом мои такие говорят: - Кавер ми!
- Нам обычно говорить - Финиш хим! - любезно поделился своим опытом Хабибулька, почесал где-то под чалмой, увидел, что Митчелл демонстрирует совсем уж пошлые картинки, и даже прикрикнул:
- Успокойся, эээ! Хватит насиловать мэня в мэчтах!
Это что ж, Митчелл - педик? Они же сжигали их на кострах, тыкали в них палками, чтобы не вылезли, а теперь вот сам?
митчелл купил никуле стринги
но шутки ради сам надел
а через месяц в этих стрингах
он целовал уже витька

Рукалицо же, Хабиб достал из-за пояса ятаган. Прости, друг.
А Ник, как оказалось, девка боевая. Хабиб даже от радости в ладоши хлопнул и, сложив ладошки ковшиком, помолился Аллаху за то, что она сама прибьет брата, и не придется убивать друга - это ж не по Корану.
- Какой каморка? - удивленно отозвался пакистанец на слова ник, а потом до него дошло, что этот американский пес прячет оружие в доме. Ой, мудааааак, кто ж так делает? Вот если бы Хабиб дома прятал оружие, Зара засунула бы это оружие ему прямо в  загорелую задницу и еще посмеялась бы, проталкивая дальше.
Так что дураков так учат, Хабиб только проследил за Ник, которая бегала по дому, заглядывала в каморки, а потом принялась угрожать.
- Кто такой Клэо? - спросил у митча Хабиб, но друг был не настроен отвечать, и Хабиб предложил, - А давай я ее..ну Финиш хим?
Неплохая идея. Зато не растреплет. И еще два уха для ожерелья для Зары.

Отредактировано Habib (2012-12-18 13:59:06)

+4

9

- Кто такой Клэо? – Митчелл промолчал, оставив этот вопрос без ответа, а Ник так вообще тяжко дышала – побеждена, но не покорена! – но с гордым видом прошла в комнату и вытащила вилку электрического чайника из розетки. Тот, бедняга, уже пыхтел, свистел, выпускал пар и всеми способами пытался привлечь к себе внимание. Это всегда так. Как правильно однажды подметил в своем бессмертном произведении Джером К. Джером – они, чайники то бишь, только и ждут, пока ты отвернешься, чтобы зашипеть и набукситься, зато пока ты стоишь и наблюдаешь за ним – партизан-мастер 80-го левела! Ник отправила чайник в кухню, а надобно сказать, что гостиная от кухни дверью не разделялась, поэтому на вот это похабное «А давай я ее..ну Финиш хим?», она выскочила уже со сковородкой в руках. Черной, чугунной, массивной…
- Только попробуй меня пальцем коснуться! – воскликнула таксистка, размахивая сковородкой и ожидая нападения с двух сторон. Но Митчелл был угрюм, аки река, та самая, которая Угрюм, поэтому женщина отложила свое оружие и уставилась на брата. Тот бросил на напарника взгляд, который очевидцы могли трактовать как «Ну, какого хера, Хабиб?». В конце концов, он хлопнул себя ладонями по коленям, поднялся с дивана и сказал:
- Да ну вас…обоих. Я пошел за водкой. Если один из вас убьет другого – уберите за собой, - и пошел в сторону вешалки, чтобы надеть куртку и натянуть обувь. Ник скользнула вслед за мужчиной и, прислонившись боком в двери, протяжно завыла:
- Брааааат. Ну, браааат…, - открою вам маленький секрет: на Митчелла не действуют женские слезы. Хотите от него чего-то добиться – облекайте слова в жалобные стоны – действует!
- Чего тебе? – Картер стреляет глазами, хлопает ресницами, корчит гримасы, но хмурость с лица Митчелла никуда не девается. Возможно, стоит попросить прощения за то, что грызнула его за плечо? Да, определенно, стоит…
- Купи пироженку, - Митчелл насупился еще больше и уже открыл дверь, чтобы выйти как можно раньше, иначе кому-то сейчас снова придется отправиться на…
- Ну, купи, купи, купи, купиииии, - соседи не раз видели картину: Митчелл пытается выйти из квартиры, а повисшая на нем темноволосая баба затрудняет его попытки. Смирившись с тем, что нужно пообещать, наемник обещает: пироженки, еще пироженки, водку он и сам догадается купить, а, что еще, пиво, какое нахрен пиво, да будь ты нормальной бабой и выпей с мужиками водки, ладно, не ной, куплю, бля!
К Хабибу Картер вернулась, уже натянув штаны. Свои, да. Негоже перед едва знакомым мужиком ягодицами сверкать, пусть даже и на ней длинная футболка брата. Штаны были бежевые, когда-то чистые, а теперь на них красовался след от…утюга. Да, тяжело приходится красивой девушке без помощи любимого управляющего.
- Ну че, - она с разбегу плюхнулась на свой любимый кусок дивана, раскинув ноги, словно руки, и зыркнула на пакистанца, - в картишки на раздевание? Только, чур – эта твоя острая штука не считается! – быстренько окинула противника оценивающим взглядом, наклонилась вниз, засунула руку под диван и достала оттуда носки, которые благополучно и надела.
- Умеешь играть? Нет? Оооо, я тебя научу…

Офф

Зара попросила передать тебе привет 0о

Когда входная дверь открылась, и Митчелл прошел в комнату с двумя пакетами, то увидел сестру без носков и тапков и Хабиба – лишь в чалме и какой-то тряпке поверх причинного места. А кто у нас тут королева карточных игр во всем бульваре Сансет, а?
- Я купил пива и водки, - сообщил он, выкладывая содержимое из пакетов, но Ник даже не пошевелилась, и в сторону его не посмотрела – на кону стояла чалма. Он снимет ее с головы, даже пусть бы Ник действительно пришлось отыметь Монику Беллуччи!
- …и пироженки.
- Неужто вернулся! О, как я по тебе скучала! – карты на стол, Картер с дивана – да брату на шею, обнимашки полным ходом, лобызания в щеку – ну и что, что он людей убивает, зато ведь пироженки принес, не забыл!

Отредактировано Nick Donato (2012-12-22 06:08:31)

+2

10

- Я с тобой больше нэ играть, - сообщил Хабиб, прикидывая, как бы ему теперь натянуть штаны и не спалиться перед Митчеллом. Если учесть, что Митчелл – вот от, стоит себе и в ус не дует, разглядывает загорелое и стройное тело Хабиба с завистью, то не спалиться не выйдет. «Если Зара узнать, что я голый рядом другой жэнщин, от Сакрамэнто ничего не остаться», - размышлял Хабиб, пока натягивал штаны – хвала Аллаху, вернулся белозадый сын Америки с водкой и игру можно прекратить.
Сейчас они все тут напьются и забудут, что вообще было до водки.
Пока Ник выдирала из рук Митча пироженки – идиот, мороженое дитям, бабе цветы, - Хабиб уже полностью укомплектовался, повесил ятаган обратно на пояс и приготовился вкушать беленькую – конечно, с водкой Пакистана американская не сравнится, но сейчас – напиться и забыться.
Тремя часами позже.
- И он мнэ такой – я тэбэ сэрдце сожгу. А я ему – што ты курить, брат?
Полторы бутылки они прикончили. В основном – они с Митчеллом, хотя и Ник перепадало.
- А мне тут анекдот рассказали, - сказал захмелевший Митчелл, - «Маманя, я вашу дочку того… фью-фью… свистеть научил!».
За анекдотом последовало конское ржание – и Хабибу, и Митчеллу было очень смешно, ник, по всей видимости, не очень, она поулыбалась с кислой миной и хряпнула еще водки.
-   Чо такой тухлый? – дружески спросил пакистанец, подливая еще беленькой. А потом его телефон зазвонил. Жена!
- Всэм цыц! – громко сказал Хабиб, - Цвэток моя пустыня звонить. Алё, милый?
- Бухаешь там, сволочь?!
Зара была в хорошем настроении. Хабиб даже заулыбался – вот ведь радость какая, жена довольна и он рад. И тут сзади раздался истошный крик:
- Хабиб презервативы!
Шутка, достойная пятого класса среднеобразовательной школу Пакистана. И тем не менее, Зара не оценила:
- Презервативы? Суся, и за шо мне такое наказание? Домой можешь не возвращаться!
- Очэнь смэшно, Митч, - укоризненно сказал Хабиб, уложив трубку обратно куда-то в чалму, - Теперь я жить у вас. Два день точно, пока Зар не успокоится.
Он подмигнул оторопевшей Ник и сказал:
- Чур, кровать мой!

+4

11

- Я с тобой больше нэ играть, - обиженно (так надеялась Катя) произнес Хабиб, когда Митчелл вернулся, а у Хабиба снимать-то уже практически нечего с тельца, да?
- Сто семьдесят восьмой, - многозначительно подмигивая, сообщила Картер, поглядывая на напарника брата, - сто семьдесят восьмой раз я слышу эту фразу.
Да вам хоть известно, со скольки лет Катя училась карточным играм и сколько друзей покрывали ее благим неискушенным матом? Да Кате самой неизвестно! Вот кого она надеялась однажды подловить и усадить за игрища – Гвидо Монтанелли. Любимый мрачный сосед – мужик так мужик – никому она еще так не радовалась при одном только виде, а ведь он ей в отцы годится! По правде говоря, будь Гвидо ее отцом – Кате только на радость было бы. Хороший мужик, да.
В свое время на каждой вечеринке наступает момент, когда в запасе остаются только шутки, которыми убивают людей. Нет, серьезно – вот сидишь ты, доедаешь пироженку, слушаешь окончание одной истории, и тут бах! Митчелл рассказывает анекдот, а твой рот даже в раздумьях – открываться в зевке или ну его…
Что нам говорят о приличиях? Их следует соблюдать. Катя соблюдает приличия редко, но он ведь брат – хоть и сводный – нельзя его обижать, после того как природа ему выдала сто тыщ подсрачников. Поэтому Картер улыбнулась, от души так улыбнулась, сверкнув голливудской улыбкой на все тридцать два, едва отполированные каких-то полдня назад.
Потом Хабиб говорил по телефону. Ну надо же – подумала Катя – мы знаем, что такое высокие технологии. Странно еще, что на мобильном нет миниатюрной чалмы. Они бы вместе неплохо смотрелись: Хабиб и его маленький дружок.
В это время Митчелл крикнул про презервативы, громко и настойчиво, а потом зевнул несколько раз – сука темноволосая, а ведь Картер держалась! – и заявив, что ему пора считать барашков, отправился в спальню.
И знаете, что случилось потом? Случилось то, что в их и без того тесной квартирке появился еще один дармоед непонятной национальности, а ведь Митчелл сказал, что живет не в общежитии, ну! Когда-то Катя жила целых две недели в хибарке, где водилось полно пьяных мужиков, и нет, друзья мои, речь пойдет не о борделе. Просто некий Вейдер был человеком товарищеским и любящим компанию, а Кате пришлось тогда ночевать и дневать сутки напролет. Так вот – превращать в подобное квартиру брата она не позволит, и горе тому пакистанцу, который задумал это гадкое дело!
- Чур, кровать мой! – Катя бросила на Хабиба задумчивый взгляд, потом встала, прошла в конец комнаты, где находилась куча барахла – Митчелл любовно называл это «сокровищницей» - и просунула туда руку. Потому вторую. Потом начала ворошить драгоценную кучу и с каждым движением ей казалось, что еще несколько мгновений – и бездна нахрен не нужных вещей и одежды поглотит ее. Наконец, она нашла искомое и, выудив из залежей барахла кочергу, вернулась обратно к излюбленному месту на диване и демонстративно показала ее Хабибу.
- Вот, познакомься, Хабиб – это мистер Софт. Мы обращаемся к нему за помощью, когда в нашем храме прихожане проповедуют иную веру, - она сдвинула брови и усмехнулась, - кровать Митчелла, а диван мой. Ты можешь спать в ванной или на полу, или на полу возле Митчелла, или в ванной возле тараканов – видишь, какой у тебя огромный выбор?

+2

12

- Зачэм ты грозить мнэ кочэрга?
Хабиб знает слово "кочерга", прикидываете? Он однажды приехал на дело, а за ним подъехал и Митчелл с этой самой кочергой, и когда Хабиб пораженно спросил, что, мол, это за штука такая, Митч расхохотался и злобненько так сообщил, что этим они будут вершить правосудие.
Потом, пока Хабиб разогревал кочергу на зажигалке, а Митчел мордовал парня, который задолжал Донатовцам деньги, пакистанец успел проклясть адский инструмент трижды. На английском, на иврите и урду. И помолиться Аллаху. А вы пробовали разогреть докрасна длинную кочергу?
А потом, когда Хабиб наблюдал, ЧТО делает с кочергой и парнем Митчелл (ну не со всем парнем, а с одной его частью), он подумал, что и у американцев, оказывается, были ритуальные убийства ритуальными предметами. Вот в Пакистане убийцы иногда убивали верблюда, вспарывали ему брюхо и запихивали туда человека - а потом зашивали брюхо обратно и выбрасывали в каньон. Хабиб, конечно, считал это ужасной необразованностью - и верлюдиков было жалко, поэтому в такой забаве не участвовал. Но это ж ритуальное!
А Ник грозилась сейчас неподготовленной кочергой, и Хабибу стало смешно. Разогреть ее она все равно не успеет.
- Если бы ты знать, гдэ она побываль, ты бы нэ держать ее так готовно!
Пора записаться на курсы английского, подумал Хабиб, пока занимал свое местечко на диване. А то этот акцент меня с ума сведет. Хотя, с другой стороны, Хабиб - он как айсберг, ему плевать. Вот людей жалко, поди, не понимают, что он хочет сказать, сердешный.
- Знаешь, Суся,  - доверительно сообщил ошалевшей от такой наглости Ник пакистанец, - Тут еще есть место для тэбя. Если только ты не храпэть и не будэшь ко мне приставать. Я жэнатый чэловек все же.
Он любил Зару, он очень любил Зару, и очень не любил спать на полу. Потому что на полу сквозняк, там болезного Хабиба продувает, он кашляет, чихает и отрубает носы направо-налево. Отрубать нос Ник или Митчеллу не хочется - они все же хорошие, Митч вообще считается другом суровой чалмы - это так иногда Хабиба женушка называет.
- Ты как хочэш, а я спать, - сообщил Хабиб и закрыл глаза. А отворачиваться не стал - у Ник в руках кочерга, а за ночь вполне реально ее нагреть.

+2

13

Откуда берутся эти глупые люди и их такие же вопросы? Зачем, зачем? Чтобы отвадить от дурного поведения и грешных поступков, и указать правильный путь в этом святилище вездесущих носков и пельменей.
- Если бы ты знать, гдэ она побываль, ты бы нэ держать ее так готовно!
- А я умею руки мыть – хочешь, покажу, как это делается? – огрызнулась Картер, но кочергу убрала, на самом деле – просто выкинула по ту сторону дивана. Она умеет уговаривать мужчину в полном расцвете сил и множеством других способов.
Кто будет храпеть? Она что ли? Ник Богоподобная Женщина Которой Такой Больше Нет Картер? Да она даже после дикой  пьянки будет спать безо всяких хрипов и лишних звуков, и не какому-то пакистанцу ей тут сейчас фыркать. А он, между прочим, был очень щедрый мужчина: разрешил ей примоститься где-то в уголке дивана, который брат отдал ей в свободное пользование, а че – она ведь девочка тоненькая, аки спичка, влезет, еще и буквой G согнется и хватит даже места для ноги Митчелла, если тот вздумает присоединиться.
- Ты как хочэш, - это вопрос? - а я спать, - а это уже утверждение. Спасибо, мисс Пампкин, ваши уроки мне очень пригодились в жизни.
Митчелл ушел спать, Хабиб лег спать, на часах еще и шести вечера нет, а все мужчины в этой квартире улеглись отдавать дань Морфею, оставив единственную и такую прекрасную женщину без внимания. Это обидно, я вам скажу.
Ник не двинулась с места, а спокойно вытащила мобильный и набрала номер, который использовала всегда при ситуациях наподобие этой. Несколько гудков, недовольное бормотание, которое было прервано деловитым и достаточно громким для человека, который глаза закрыл, но уснуть не успел:
- Моника, привет. Я нашла тебе отличное тело – здоров, как бык! Печень, конечно, не первой свежести, но всё остальное…поверь мне, за его органы драться будут. Национальность? Пакистанец, - сбросила вызов и, сложив руки на груди, спокойно уставилась на Хабиба и принялась ждать.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хабиб и Глюпый Женщин