vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Что за хрень ты такая?


Что за хрень ты такая?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s1.hostingkartinok.com/uploads/images/2012/12/1ec5c5b9380928438d79a7632ad50723.gif
Участники: Кайла Совентрин (Бауэр) & Галахад Хэйтем
Место: квартира Кайлы, издательство Хэйтема
Время: год назад
Время суток: в основном поздний вечер
Погодные условия: достаточно тепло
О флештайме:
— Ты всегда такой зануда?
— А ты всегда такая зараза?

Нет лучше способа устранить конкурента, как заручиться поддержкой весьма одаренного союзника, который пойдет на все, лишь бы доставить своему отцу как можно больше неприятностей. Однако сначала надо найти способ привлечь к себе внимание Кайлы.

+2

2

Галахад никогда ничего не просил и предпочитал принимать дорогие подарки без своего участия в процессе их создания, но сейчас мужчина понимал, что доброй души, добровольно подписавшейся на помощь злому издателю не найдётся, и ему всё придется делать самому. "Как обычно", - презрительно искривил губы в улыбке он, подхватывая самый шикарный букет, который он когда-либо покупал женщине... Ах, постойте: он слишком редко дарил цветы, чтобы так свободно говорить об этом. Бросив ещё один недовольный взгляд на цветы, Гэл поморщился и убрал портмоне в карман. Он вышел на улицу и возвел глаза к небу, мысленно спрашивая у господа, за что ему такая кара, неужели нельзя было решить всё более простым способом, не прибегая к запрещенным приемам? Тем более, у Хэйтема не было ни малейшего желания идти и соблазнять какую-то девицу, которая наверняка избалована деньгами и мужским вниманием. Зная себя, Галахад подозревал, что сбежит от неё слишком быстро, ведь он уже нарисовал в своей голове определённый образ и не верил, что может ошибиться. Обладая непробиваемой самоуверенностью, Гэл слишком не любил проигрывать или сдаваться, а тут всякое может случиться - непредвиденных обстоятельств никто не отменял.
Дверь автомобиля хлопнула; цветы мужчина отшвырнул на пассажирское сидение - с презрением и недовольством, которые так явно отражались в его глазах. Нет, он определённо изменял своим принципам и шел вопреки желаниям, но дело превыше всего, для Галахада это догма, и если уж желаемого не удалось добиться мирным путем... Если не удалось мирным - на войне, как говорится, все средства хороши, правда, сейчас Хэйтем чувствовал себя никудышним полководцем, ведь ему априори претила мысль о том, что придется "окучивать"  какую-то девицу, которая наверняка одним своим ласковым, но до крайности презрительным «фи» выведет его из себя. Издатель вполне мог похвастаться чрезвычайной терпеливостью и выдержкой, но когда дело касалось скандальных, рафинированных дамочек – он терял самообладание с фантастической скоростью и из обходительного мужчины в один момент превращался в разъяренного демона. Однако, всё же он предпочитал злиться, впиваясь пальцами в руль – никогда не поднимет руку на женщину, никогда, хотя на его пути попадались такие экземпляры, которые буквально требовали порки ремнем.
Въезжая на улицу, на которой, собственно, и находился дом, в котором жила «жертва», Гэл не мог скрыть удивления – что за чёрт? Ему даже выйти не захочется – побоится замарать дорогие туфли, неужели папочка настолько не любит свою дочь, что позволяет ей жить в таком районе? Несколько минут Хэйтем колебался – он здорово опасался оставлять здесь автомобиль, ведь в голову закрадывались смутные подозрения о не слишком порядочных людях, которые только и ждут момента, чтобы увести его любимый Астон Мартин и разобрать на запчасти. Мужчина любовно погладил руль и нежно улыбнулся; пожалуй, автомобиль он любил лишь самую малость меньше работы, хотя ещё неизвестно, как Гэл расставил приоритеты и с чем расстался бы неохотней, но не об этом сейчас разговор. Мужчина бросил мимолётный взгляд в зеркало и машинально провел рукой по коротким волосам. Теперь взгляд коснулся злочастного букета.
- Черти бы вас в Ад забрали… – ворчал издатель, выбираясь из автомобиля и борясь со жгучим желанием зашвырнуть цветы в ближайший мусорный бак. Кто бы знал, сколько силы воли ему потребовалось, чтобы не сделать этого! И лишь мысль о том, что он сам вершит свою судьбу, несколько остудила пыл Галахада, позволяя ему принять тот равнодушно-холодный вид, которым Гэл всегда отличался на фоне других людей. Слишком холодный, как сказочный Кай, и глаза – как две льдинки. Хэйтем старался не обращать внимания на то, как отвратительно хлюпает под ногами, лишь слегка поморщился, подумав о том, что после этого странного визита в не менее странный район ему придется все вещи сдавать в химчистку. Похлопав себя по карманам, Хэйт вдруг осознал, что сигареты у него закончились ещё после похода в цветочный магазин – он тогда выкурил две подряд, и то только потому, что они были последними, а мужчина даже и не обратил внимания. Что же, расслабиться он, похоже, сможет только после того, как навестит мадемуазель Бауэр… Оставалось надеяться лишь на то, что образ, заботливо нарисованный воображением издателя, не соответствует реальности и на пороге его встретит очаровательная молодая женщина, общаться с которой будет само удовольствие… Ну и квартира у неё наверняка получше, чем можно было бы судить, посмотрев на улицу, на которой стоит дом. Но сегодня был день разбитых надежд, и даже если этим самым надеждам и суждено было осуществиться, то в совершенно другую сторону.
Уж лучше бы воображение Галахада не обманывало.
Войдя в подъезд, он сразу же столкнулся с каким-то странным созданием, которое смутно напоминало человека и ещё более смутно – женщину, которая решила вынести мусор, причем крайне нежелательно, чтобы мусор этот оказался на безукоризненном костюме Хэйтема…
- С грацией медведя в посудной лавке… – невольно вырвалось у Галахада, когда он машинально отскочил, чтобы не напороться на эту странную девицу, которую даже рассматривать не было ни малейшего желания, - Вы под ноги себе смотрите? Осторожней! – возмутился Хэйтем, с педантичным видом оправляя воротник рубашки и поднимая холодный взгляд на незнакомку.

+2

3

У меня давно так не болели глаза. Сидение за компьютером восемь часов подряд не делали мне чести, но я хотела закончить немедленно. Я любила работать с мышкой, но где-то ближе к вечеру мне надоело слушать ее короткие щелчки, поэтому она теперь валялась где-то на противоположном от меня конце стола. И я жалобно на нее посматривала. Мне следует купить очки, если я и дальше буду возиться с поручениями Микаэля по несколько часов в сутки. Но тогда я точно стану похожа на него. Порой я почти уверена, что именно этого он от меня и добивается. Я свернула пару вкладок с его онлайн-выступлениями на местных телеканалах, после чего выгнула спину, подобно кошке. Теперь я знала, что мне нравится печатная версия того, что он делает. С ним интересно говорить, но возможность следить за ходом его мыслей на бумаге, меня радовала ничуть не меньше. Я встала и прошлась до кухоньки, разминая ноги и чувствуя, как они ноют с непривычки. Кружек не оказалось в верхнем ящике, я, кажется, успела расстроиться, а затем сообразила и вернулась к своему рабочему столу. Надо же, все шесть дожидались меня на столе, будучи полупустыми. Я оценила масштабность правящего в комнате хаоса только сейчас. Меня все устроило бы, если бы я так не хотела выпить чашку очередного крепкого кофе. Стиснув зубы, я собрала все, что могло уместиться в первую ходку. По два бокала в каждой руке, несколько фантиков от шоколадок, корка хлеба, огромное количество ложек. Все это влезло как раз внутрь. Оставив первую партию в мойке, я пошла за второй. Сначала отложила все одну сторону, а затем оттянутой на ладонь майкой смахнула крошки на пол. Мыть всю посуду я не собиралась. Мне достаточно одной прозрачной с кокосом кружки. Я засыпала в нее содержимое пакетика 3-в-1 и нажала на кнопку электрического чайника. На это раз, пробежавшись взглядом по своему рабочему месту, я осталась довольна. Вот бы еще разобрать свои скомканные в углу вещи, однако на сегодня подвигов достаточно. Услышав знакомый щелчок, я залила кружку до кроев кипятком, а затем отправила бесполезный пакетик в урну под раковиной и захлопнула дверцу. Послышался шум. Я навострила ушки. Не трудно было догадаться, что это мусор рассыпался. Видимо, я утрамбовала его не достаточно сильно. Присев на корточки, я открыла дверцу, и все вывалилось к моим ногам.
- Вот черт! – Похоже, я перестаралась, и этого мини-бунта с побегом в мусорном ведре уже нельзя было избежать. Я нашла еще один пакет и разделила гору на две части, после чего завязала их на несколько узлов и отнесла к входной двери. Мне пришлось вернуться и надеть на себя легкую ветровку. Мне не хотелось болеть. В таком состоянии я становлюсь еще хуже. И у меня не было уверенность, что Микаэль вынесет меня такую со всем этим своим терпением.
Я не стала шнуровать ботинки, просто запрятала их внутрь под язычки. Проверив наличие пачки сигарет и зажигался, я вроде как дала сама себе добро на вынос мусора. Дверь я не стала закрывать на ключ. У меня нечего воровать. Из техники только ноут и камера, которую я старательно прячу вместе с исходниками. Она довольна старая. Я ей как-то долбанула человека, теперь затвор западает. Но мы понимали друг друга с полуслова. Не за что с ней не расстанусь. Оказавшись на лестничной клетке, я была даже рада, что заставила свою ленивую задницу выйти. На улице, наверное, сейчас хорошо. Я потом еще вернусь закрыть дом, чтобы совершить прогулку до лавки с продуктами.
Мне пришлось изловчиться, чтобы не выронить мусор под ноги вошедшего господина. Я хорошо его могла разглядеть. Дорогой костюм, огромный букет цветов, который может понравиться разве что тупорылой курице с голубыми глазами, интересные черты лица и взгляд дикого койота. От всего этого меня воротило со страшной силой. Я стала Совентрин, чтобы избегать вот таких вот людей, живущих на полную катушку так, словно их душой уже владеют в аду, и им это по вкусу.
Надо было раньше думать, прежде чем останавливаться в таком районе. Вы уже по уши в грязи.  – Я недовольно фыркнула, меняя положение рук, теперь уже вцепившись в свои пакеты. Ненавижу вот так сталкиваться с людьми, которые обращают на меня внимание, а не молча опускают глаза вниз и делают вид, что меня вообще не существует. Я отступила назад, поравнявшись возле стены. – Новый дворник? Знатный у вас веник. - Если мое джентльменство поможет скорее избавиться от этого самоуверенного идиота, то этот вечер прожит не зря. Лифта у нас не было, и мне таки доставило удовольствие лицезреть картинку, как он с недовольством начал подниматься вверх по ступенькам. Похоже, барин к такому не привык. Я мысленно попытался сравнить черты его лица со всеми жильцами, может он чьей-нибудь сын. Теперь вот вымаливает у своей мамочки прощение за грехи. Нет, вроде нет. Я помню. А может он самый настоящий извращенец. Как знать. К черту, не мое дело.
Я постояла на улице еще несколько минут. Поняв, что курить больше не хочется, я подумала, что дома все же отсидеться будет лучше всего. Я почти забыла об инциденте, пока не натолкнулась на тот самый испортивший мне настроение образец, шныряющий возле моей двери. Мое лицо, наверное, стало круглым как арбуз. По крайней мере, я чувствовала, как раздулась от злости. Чего этому придурку здесь надо? Я постаралась вернуть себе равнодушие побыстрее, пока меня не уличили во владении этой квартиркой. Вроде он не знает, кто тут хозяйка, иначе бы подарок мне вручили немедля. Я заняла выжидающую позицию. Достала пачку сигарет, вынула одну и закурила. Через пару затяжек мне уже надоело смотреть, как кто-то барабанит в мою дверь, и я заговорила. – Что не оценила вашей романтичности суженная? – Еще одна затяжка. – А может она или он (в последнее я больше поверила, ведь меня так легко спутать с мальчишкой-подростком), там не одни? Хотите, помогу выломать дверь?
Я сузила глаза с таким видом, как будто в случае чего умею избавляться от трупов.

Отредактировано Kayla Soventrine (2012-12-19 19:58:31)

+1

4

- Увы и ах, женщина, которой я несу "веник", как Вы выразились, местом своего обитания выбрала именно этот район... - высокомерно подметил Галахад, позволив себе ироничную улыбку. Он оценивающе осмотрел то самое подобие мадемуазель, на которое умудрился наткнуться, и решил, что это самое ужасное происшествие за весь день. Однако, он так и не познакомился с мисс Бауэр, и как знать, не окажется ли она последней каплей в чашу терпения для Хэйтема. Он гордо оправил воротник своей рубашки (уже который раз за последний час), демонстративно коснулся лепестков очаровательных цветов, о букете которых мечтает практически каждая представительница слабого пола, и направился к лифту, где мужчину ждало очередное разочарование. Мысленно он уже сотню раз отказался от своей затеи и знатно обругал ту самую Бауэр, которая ну никак не могла подобрать себе более достойного жилья, чем в одном доме с крайне странными личностями и без лифта. И в ужасном районе. Грязном, паршивом, бандитском районе, черт возьми! Мельком обернувшись, краем глаза Хэйт заметил, что та сама девица... Это ведь была девица, верно? Судя по голосу - да, хотя он бы не ручался, не проверив, а проверять желания не было ни малейшего. В общем, он заметил, как то самое создание, как он сразу обрек сие недоразумение, ехидно щурится. Он еле сдержался, чтобы не сказать ещё чего-то не слишком лицеприятного, но решил, что с такой язвой лучше не пререкаться - себе дороже, а Гэл хотел как можно скорее убраться из этого отвратительного места и вновь очутиться дома, ну или в издательстве - куда черти понесут, хотя мужчина уже перестал им доверять.
Но и на этом беды не закончились. Хэйтем, конечно, был априори настроен на плохой день, и теперь с превеликим удовольствием сваливал свои неудачи именно на него, отказываясь понимать, что сам частично сделал его таковым. Правда, издатель уже начинал терять терпение, когда уже в десятый раз барабанил по треклятой двери в ожидании ответа. Поймал себя на мысли, что неплохо было бы предупредить мисс Бауэр о своем визите, но он решил, что та честь, которой он удостоил девушку, уже значит слишком много и она попросту не могла оказаться вне дома, не имела права! Такой гость обивает порог и обругивает всё на свете, а она смеет не открывать дверь! Стоит ли говорить, что хорошему настроению это не способствовало и Галахад был крайне раздражен сложившейся ситуацией? Впрочем, "раздражен" - слишком мягко сказано, он был в бешенстве и уже начинал метать молнии одним взглядом, мысленно грозя отсутствующей паршивке выбить дверь ко всем чертям. Нет, он уже понимал, что его жертвы дома нет, но его гневу нужно было найти выход, поэтому и обычно спокойный и хладнокровный мужчина с чувством пнул дверь ногой, здраво рассудив, что его дорогим фирменным туфлям это не навредит после встречи с уличной грязью, которой Гэл так брезговал.
Услышав позади себя насмешливый голос, Хэйтем медленно обернулся, окатив "создание" волной презрения так, что той впору было захлебнуться, но хоть бы хны! Губы мужчины сжались в тонкую линию, ноздри трепетали, а желваки играли, на лбу вздулась вена - это всё было призвано показать, насколько Галахад сейчас зол. И даже то, как судорожно он сжимал измученный и слегка потрепанный уже букет, говорило именно об этом. Тем не менее, Гэл быстро взял себя в руки и вновь принял то самое равнодушное выражение лица, которое делал просто идеально. Глаза вновь превратились в две льдинки. Ему не требовались комментарии этой странной девицы, и уж точно Гэл ни в коем случае не жаждал её помощи, но зато у незнакомки были сигареты, а Хэйт тут же вспомнил, что своих у него нет. Вся его суть требовала немедленного релакса, и если уж мужчина не может позволить себе дорогой ресторан и компанию очаровательной спутницы - пусть это будет несколько глубоких затяжек. Но для этого нужно было попросить сигарету, а на такой подвиг издатель пока не был готов. Он шумно выдохнул, пытаясь не разгневаться вновь - уже ругал себя за нечаянную вспышку, но что сделано, то сделано.
- Поделишься сигаретой? - произнес он на удивление ровно и спокойно, заломив бровь. Казалось, его совершенно не обходит то, что произошло как пять минут назад, так и добрых двадцать, когда сие недоразумение налетело на него с пакетами мусора в руках. Он вновь стал собой - спокойным и уравновешенным мужчиной, которого не касается ничего вокруг, помимо собственных интересов. А покурить как раз входило в этот круг, так что пришлось вновь быть пусть относительно, но вежливым, как ни прискорбно. Он не ответил на очередной выпад, а после и на второй - было совершенно не до того. Мужчина сделал несколько неспешных шагов по направлению к незнакомке и усмехнулся со смесью едва уловимой иронии, словно говоря "ты меня явно недооцениваешь". Кто же знал, что в этой девушке и кроется хозяйка квартиры, на которую он возлагал столько надежд? Знай он это - бежал бы без оглядки, хотя нет, не так - в голубых глазах уже зажегся огонек заинтересованности, разгадать который могли лишь самые близкие люди, коих было раз два и обчелся.

Отредактировано Galahad Hatem (2012-12-21 20:22:21)

+1

5

Удачных знакомств в моей жизни не бывает. Точнее я привязываюсь только к тем, кто первое время хочет от меня избавиться, утопив в колодце. Собственно они и сейчас подумывают, как отделаться от меня, только вкладывают в это действие иное, более мягкое значение. Я думала о Микаэле, продолжая пребывать в этом сумасшествии. Это чья-то злая шутка! Ясно же, что мужчина просто ошибся. Судя по цветам, он ожидает увидеть какую-нибудь нереальную барышню, что по достоинству сможет оценить его старания. Я же не знаю, как называется половина из этих цветных отростков. Я продолжала думать о нем. Это навевало мне довольно сложные воспоминания о том, как мы с ним познакомились. Сейчас я умела под это дело улыбаться. Думать о нем иногда, это, видимо, и был мой механизм защиты.
Мне пришлось знатно потрудиться, чтобы всякое упоминание о Кайле Бауэр исчезло из сети интернета. Там остались мои детские фотографии, на которых меня нельзя теперь узнать. Некоторые из них наглядно демонстрировали, какой счастливой я умею быть рядом со своими родителями. Я не просто не могу смотреть на эти кусочки застывшего прошлого, я их ненавижу. И все же меня нашли. Однако нашли не как Совентрин, и это меня вводило в ступор. Так что же ему может понадобиться от девушки, что заживо была похоронена моими же стараниями? Самый простой способ, это взять и напрямую спросить, но тогда я лишу себе удовольствия наблюдать, как пыжится этот индюк, продолжая совершать над собой усилие. Если ему так противна Бауэр, то, что говорить про меня, разбитую ненавистью к себе, женщину? И тогда я решила, что молчать самое верное. Я, конечно же, могла дождаться, когда ему надоест ждать, а потом преспокойненько вернуться обратно в свое логово кощея, вот только мой головной мозг разрушало желание выяснить, что все это может значить. Неужели моего отца так достало мое одиночество, что он решил начать подсылать ко мне достойную партию. Наверное, он умолчал благополучно тот факт, что их ждет в пещере не принцесса, которую нужно спасать, а настоящее чудовище. Мне стоило бы рассказать, кто я такая, хотя бы ради той славной картинке, где мой отец получает по носу этим самым букетом. Клянусь, такими эпичными фотками я бы обклеила всю свою квартиру, включая и потолок.
- Держите. – Я сунула ему открытую пачку, а затем соизволила дать прикурить. Я продолжала смотреть прямо перед собой, представляя, что было бы, не прояви я столько усердия с выносом мусора. – Так кто же вам все-таки нужен, я здесь всех знаю.
Я не хвасталась, просто заручалась аргументами в пользу пазла, который выстраивался в моем голове. Я была уверенна, что мужчина не ответит мне искренно. Он точно не знает, кто я. Однако он каким-то неведанным образом раздобыл мой адрес. Пришел с цветами, потому что ждал дочку миллионера. Мой отец здесь не причем, иначе бы незнакомец знал, на кого ему предстоит нарваться. Он даже не пробовал разместить на своем лице фальшивую улыбку, когда меня заметил. На фетешиста и извращенца он тоже не похож. Просто так в чужую дверь не стал бы ломиться. Жильцов в доме не так много. Половина старики и старушки. Никого, кто бы мог приглянуться такому сорту мужчин, у нас точно не было. И снова тупик. У меня даже голова заболела. Чертовщина какая-то, да и только!
Докурив свою сигарету, я потушила ее об оконную раму. Мне надоел весь этот фарс. Я без всякой муки совести оставила мужчину курить одного и направилась к своей квартире. На секунду я замерла, добиваемая его раздражением, что чувствовалось через ветровку подобно сотне иголок в спину. Мне не составило труда открыть дверь. Я и не думала, что вроде бы банальное желание войти домой, сможет так сильно преобразить его лицо. Я даже представила, что меня со всей дури ударяют по коленкам, заставляя упасть. Нет, я ничего общего не желаю иметь с этим скользким типом. И мне нисколько его не жаль. Это только в сказках все красивое.
- Цветы предназначаются, видимо, мне. Как жаль, что мусор я уже вынесла. Но вы по запаху найдите урну за домом и сделайте мне одолжение. Уходите, тут вам ловить совершенно нечего.
Я была самим отчуждением, пропитанным ядом и безумием. Сомнение на секунду сделало его интересным в моих глазах, но затем это все превратилось в нечто привычное. Меня видят как пустое место. Меня не желают слышать. Никакой речи о прикосновении не идет. Когда-то я сама последовала за одним человеком, теперь же я не знаю благо ли это для меня или сущее мучение. Я не думала, что мои слова произведут на образец с цветами такое сильное впечатление. Я пропустила то, как быстро он поравнялся со мной. Он ненавидел меня. Об этом трезвонили его глаза. Глаза, как у койота. Так ли сильно ему нужна была Бауэр, чтобы теперь так силиться над собой, чтобы продолжать пребывать в моем обществе?

+1

6

Ему стоило смириться с тем, что этот день был неудачным. Обычно Галахад предпочитал не обращать особого внимания на раздражающие факторы, коих было предостаточно, но чаша его терпения за сегодня была переполнена, и гнев, казалось бы, так и сочился, стоило мужчине открыть рот. Обычно сдержанный и хладнокровный, сейчас Гэл здорово походил на разъярённого демона, который готов растерзать любого, кто его потревожит. И это бесило ещё больше. Хэйтем ненвидел окружающих, ненавидел этот чёртов букет, который мешался в руках и не позволял Галахаду почувствовать себя свободным, его раздражало отсутствие сигарет и эта странного вида девица, которой палец в рот не клади. Он привык к повиновению или хотя бы молчаливому уважению и не мог вытерпеть, когда кто-то начинал целенаправленно портить настроение Хэйту. Мужчина сунул букет подмышку и презрительно искривил губы, однако, это презрение относилось не к "барышне", милостиво согласившейся поделиться куревом. Скорее, к самому себе. За отступление от собственных принципов. И вот если бы не эта чертовка Бауэр, день мог бы наладиться, но теперь он полетел ко всем чертям. Хэйт решил, что сегодняшний вечер проведёт в компании отменного висти и своего автомобиля, и не говорите, что совместить это сложно - Галахад знал, как успеть и там, и там.
Он повертел в пальцах сигарету и качнул головой, усмехнувшись. Мужчина ругал себя за настойчивость, ведь наверняка были окольные пути, но нет же, ему понадобилось искать Кайлу! Понадобилось тащиться сюда, в этот отвратительный район и не менее отвратительный дом, где обитают весьма странные личности... Внезапно он вновь поднял взгляд на незнакомку - оценивающий, вопросительный, на толику насмешливый. У Гэла не было причин срывать свою злость на ней - к счастью или к сожалению. Издатель медлил, не спеша отвечать на заданный вопрос. Он медлил, сжимая губами сигарету и делая глубокую затяжку. Господи, ну неужели могло быть что-то ещё, расслабляющее настолько сильно? Знакомый запах табака придавал Галахаду уверенности; мужчина выкурил сигарету буквально в несколько затяжек и потянулся за второй, взглядом спросив разрешения. Его могли считать грубым, холодным и подбирайте эпитеты сами, но он старался никогда не переходить границ. У него не было должного родительского воспитания, и Хэйтем этого стыдился, компенсируя этот недостаток собственными знаниями и умениями. Сколько книг за всю свою жизнь он прочёл, в то время как некоторые не брали в руки ничего тяжелее, чем бульварную газетенку? А он любил книги, в своём роде презирая электронные носители оных, но понимая, что без этого сейчас никуда. Гэлу нравился тихий шорох страниц, призванный абстрагировать читателя от реальности и погрузить в свой мир, в любом случае волшебный и непривычный, о чём бы там ни писалось. Он гордился своей коллекцией, насчитывающей более двух сотен коллекционных изданий. Гордился тем, что предпочитает книги телевидению и прочей чепухе. Жалел, что мода на книги прошла, и лишь некоторые понимают их истинную ценность.
В какой-то момент мужчина осознал, что слишком сильно погрузился в свои мысли и молчит дольше, чем того требуют правила приличия. Он стряхнул пепел. Ещё затяжка.
- Женщина, - коротко бросил он, - Мне нужна женщина. - Галахад никогда не был слишком разговорчивым и в свои планы предпочитал посвящать только себя, как бы нелепо это ни звучало. Тем не менее, это было так. Он зябко поёжился, будто промёрз до нитки. Скверно.
"Добрый самаритянин" в лице незнакомки уже предпочитал компанию молча сочащегося желчью Гэла своей квартире, куда, очевидно, и направлялась девушка. Он не обернулся, чтобы посмотреть, куда именно она пошла, но чувствовал спиной, что создание мешкает, не спешит, и... Дьявольщина, Гэл ведь действительно мог спросить об этой чертовке, которой не оказалось дома именно сегодня, но он не желал. Хэйт слышал, как щёлкнул замок, но оборачиваться вновь не спешил. Что-то ему подсказывало, что добром это не кончится, и стоило паршивке открыть рот...
Хэйтем неспешно и невозмутимо затушил сигарету тем же образом, каким сделала это девушка, а после резко развернулся на каблуках, смерив чертовку до крайности выразительным взглядом голодного Василиска. Увы, мисс Бауэр в камень не превратилась и не рассыпалась в пепел, как на это надеялся издатель. Стоит ли говорить, что у него не было ни малейшего желания дарить ей цветы? Более того, лицо мужчины удивлённо вытянулось, как бы Гэл ни пытался сохранить равнодушие. Чёрт возьми, и это, это Бауэр?! Он привык верить своим глазам, но сейчас искренне надеялся, что они лгут.
В два широких шага он приодолел разделяющий их с девушкой метр и схватил последнюю за руку, чуть выше локтя.
- Позабавилась? - сквозь зубы процедил он. Рывок - и девушка уже прижата к грязной стене. Гэл нависал над ней, вжимая в стену хрупкую, скрытую ветровкой фигурку. Казалось, хотел раздавить. Да, сейчас он её ненавидел. Не только за то, что не оправдала его ожиданий - ещё больше Галахад не любил, когда над ним насмехались. Никогда не делайте этого, если не хотите нажить врага в его лице. Хэйт даже не заметил, что цветы уткнулись девушке в живот и практически сломались, - это наверняка не слишком комфортно, но ему было плевать.
- Я не люблю, когда надо мной насмехаются... - прошелестело над её ухом, когда мужчина склонился, чтобы сказать это. Он был пропитан желчью, ядом и чем-то ещё, что сложно было уловить. И он был зол.

офф

Прости, это ужаснейший бред и прости, что так долго, я обещаю наверстать упущенное.

+1

7

Я хотела, чтобы остаток вечера прошел в каком-нибудь сумеречном беспамятстве перед теликом, где показывает от силы пять каналов. С чашкой мюслей и пакетом ледяного молока я бы с важным видом щелкала по кнопкам пульта, не желая понимать, что вообще происходит с моим миром в рамках той жизни, что у меня есть. Важным дополнением стал бы огромный плед, из которого можно соорудить на ногах некое подобие рыбьего хвоста или кокона. Главное, чтобы было тепло и суетливо на фоне с помощью реплик фальшивых влюбленных из какого-нибудь сериала. Можно быть одноклеточной и продолжать радоваться тому, что у тебя есть. Я же совсем недавно осознала, что хочу большего. Что-то из научной области знаний, что-то невообразимое и недоступное мне не под какими предлогом. Мысли об этом заставляли меня сердиться, в то время когда важно было ничего не чувствовать.
Втягивая застоявшийся в подъезде воздух одними губами, я еще не понимала, что на этот раз мои издевки обернуться прижатием к холодной стене. Она была весьма радушна на объятия, так резко я в нее втесалась. Неожиданность, который не побрезгал воспользоваться мужчина, только усугубила мое положение. Отчасти мне было больно по моей же вине. Я забыла как дышать в тот же миг, пока не почувствовала напряжение в легких. Выдохнуть собравшийся в них воздух оказалось непосильной задачей, разъедающей стенки головного мозга, как будто раковая опухоль проникла до первичных моих инстинктов. У меня не было не единого шанса стянуть с себя нависшее тело. Я просто хотела дышать, но противные цветы больно впивались в грудную клетку. Я была уверена, что после такого на коже останутся красные вмятины.
В школе я не была задирой. Если меня тогда и пинали, то я жутко терялась до возможности забиться в угол и прорыдать так основательно. Я всегда проигрывала по весу. Достаточно на меня дунуть, чтобы сбить мой вестибулярный аппарат и нейтрализовать меня. Однако я никогда не переживала по этому поводу. Найти способ отомстить обидчику, не применяя к нему силу, было своего рода особой интеллектуальной игрой. Вот только наградой были не очки, а банально самоудовлетворение. Совесть меня никогда не мучила. Она вовремя умела отходить на второй план, уступая место моей гордости. А вот ее у меня очень много. Я могла бы игнорировать Микаэля до скончания веков, не смотря на то, что это относится к разделу моего личного мазохизма. И это работало бы, знай я в свое время наверняка, что ему так же тошно, как и мне. Но об этом уже поздно думать.
- Убери от меня свои руки! Иначе я размозжу твою голову о дверную ручку!
Надо же я выпалила предупреждение вместо того, чтобы сразу действовать. Очевидность моих слов, как и скрытая в них угроза были не так уж и свойственны мне. Я была готова поклясться, что во всем этом можно проследить колоссальное влияние на меня одного человека. Как не вовремя, черт возьми, я стала поддаваться ручной дрессировке. Сейчас я надкусывала себе губы, пробуя сосредоточиться на той мысли, что если он надавит сильнее, то, скорее всего, я с легкостью смогу увидеть содержимое своей грудной клетки. Ничего нового я там не найду, однако я все еще не хотела почувствовать, как бьется мое сердце вне меня. Это было похоже на то мерзкое ощущение, что я испытывала год назад. Может из-за этого я сейчас виду себя так глупо?
- Забавно, ты не любишь, когда над тобой насмехаются… Можно подумать, я сама просто обожаю, когда меня хватают и тычут в меня, чем не попадя.
Я слышала его слова даже ближе, чем мне хотелось. Последние звучали как будто у меня в голове. Я несколько секунд назад начала просчитывать все возможные варианты моего отступления. У меня был шанс, ведь едва ли мужчина надеется получить столько быстрый отпор. Одного мне недоставало: связки ключей, которыми я могла воспользоваться, чтобы сделать последующий удар более весомым и звучным. И все же я медлила, по сути, позволяя продолжать меня удерживаться в той же позиции. Это могло возбуждать, будь тон нашей беседы в ином русле. Наверное, я стукнулась сильнее, чем хотелось бы, раз теперь думаю о таких вещах. Но мне нравилась эта его злость ко мне, которую он не мог удержать внутри себя по ряду невыясненных мною причин. Мужчина оказался куда более настоящим, как нежели половина моих знакомых, с которыми у меня довольно сносные отношения.
- И все же, что тебе от меня нужно? Ты явно не на свидание меня звать пришел, тогда к чему весь этот цирк с цветами и прижатием к стенке?
Мне и правда было интересно. Только этим я могла и объяснить свое желание оставаться в беспомощном положении. Если мне не понравится его ответ, но едва ли меня что-то остановит от попытки воплотить в жизнь свою угрозу.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Что за хрень ты такая?