vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Wherever you go, I'll be with you.


Wherever you go, I'll be with you.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Hannah Maddox & Oliver James
Место:
Ой, где они только не побывают..ddd
Погодные условия:
Тепло. Ясно. А там по ходу дела посмотрим.
О флештайме:
Новое дело двух идиотов, которые хотели тихо мирно поработать, но как всегда, им придеться выступать в роли Шерлока и Ватсона.

+1

2

The Cure – Just Say Yes
It could all be a waste of time
Just say oui! Si! Sim!
Da! Ja! Yow! Igen! Kylla!
Just say yes!

После тридцати многое начинаешь воспринимать иначе. Например, перестаешь ныть из-за понедельников, поскольку прекрасно знаешь – остальные будние дни немногим проще. Ложишься раньше, несмотря на изнывающую рядом красотку, потому что на следующий день «собрание, заседание, клиенты, работа, и вообще ты устал как собака». Не с таким усердием перелистываешь ежедневную газетную рубрику с некрологами. А в кафетерии соглашаешься на невнятные, но полезные салаты. Впрочем, с последним я палку перегнул. Черта с два я откажусь от хорошего бифштекса и пиццы.
Изменились и отношения  с работой. Года два назад я осознал – специалиста лучше меня все равно в этой богадельне не найти. Не то, чтобы я считал своих коллег непроходимыми тупицами. Просто их ограниченность хорошо подчеркивала мои ум и обаяние. Ну, еще сексуальность, да. К чему я это? Короче, запомните – я подарок. Незаменимый дар окружающим меня людям, который ценили практически все. Кроме Ханны, естественно. Иногда мне казалось, что она биоробот  с грудью и была послана сюда, дабы захватить мир и печеньки из моего кабинета. Наверное, я переборщил с просмотром научной фантастики. Часто с интересом оглядывал спину Ханны в поисках торчавших проводов. Именно за этим, а не для того, чтобы попалить ее задницу, как утверждала сама Мэддокс.
Вот и сейчас я откинулся на спинку стула и вытянул шею, ища подтверждение собственной гениальной теории, ибо Ханна снова со мной не соглашалась. Кажется, это забито на ее микрочипах – отвечать «нет» на любое мое предложение. Всё же было элементарно – наш клиент попросту свихнулся. Его несвязный бред про сумку только идиот принял бы за чистую монету. Однако Мэддокс с привычной для нее горячностью решила докопаться до сути проблемы. Я чуть не поперхнулся, стоило ей вызваться на поиски сумаря. Нам платили не за розыск чужих вещей. В любом случае, я этого так не оставил бы. Опуская весь мой скептицизм, клиент пришел ко мне и, следовательно, если бы и впрямь нашлась какая-либо сумка, я обязан увидеть ее содержимое первым. Поэтому вместо «Ханна, ты свихнулась?», произнес:
- Отлично. Я помогу мисс Мэддокс в столь опасной затее, - понятия не имею, чего там опасного. Ну, если не брать во внимание, что наш клиент замочил, предположительно, парочку человек. Со всеми случается.
Скорее всего, Ханна не пребывала в восторге от моей идеи. Подумаешь. Парься я всякий раз, когда она дулась и делала вид, будто ненавидит меня, то не вылезал бы из кабинета психотерапевта.
Мы вышли в коридор, и меня прорвало.
- Значит, решила поиграть в добровольца и покопаться в чужом белье? Не то, чтобы я был против. Но лучше бы ты не тратила время напрасно и копалась в моем.
Ауч, иск за сексуальные домогательства грозил бы мне прямо сейчас, не будь я таким крутым, остроумным юристом. И сексуальным, точно.
- Однако, в любом случае, я великодушно согласен составить тебе компанию в любом начинании. Даже в поисках несуществующей вещи. Ханна, ты же понимаешь, что у этого шизика, скорее всего, благополучно поехала крыша? Нет никакой сумки. Может, единственное, что мы отыщем – труп под кроватью и парочку старых номеров Плэйбоя.
Несмотря на мои разумные доводы, Мэддокс, кажется, всё для себя решила. Пришлось смириться. Спорить в таких случаях бесполезно. Глупо же бежать навстречу несущемуся на тебя поезду и кричать «Я раздавлю тебя, букашка».
Мы загрузились в автомобиль Мэддокс. Для этого мне пришлось знатно потрудиться – в салоне тесновато. О чем я не преминул упомянуть:
- Ты уверенна, что это корыто поедет? Потому что, по-моему, тебя обманули и всучили детскую машинку из парка аттракционов.
Я немного преуменьшал размеры средства передвижения Ханны. Однако мне нравилось, как выражение лица Мэддокс под названием «я расчленю тебя, Джеймс» сменялось широкой улыбкой, стоило Ханне придумать достойную колкость в ответ. Наверное, я становился сентиментальным.

***

Будь я за рулем, мы добрались бы быстрее. Точно говорю. Однако Ханну подобный расклад не устраивал. Она, по-моему, была немного не в духе. Даже не представляю, почему. Только когда я попросил притормозить у макдональдса, потому что «ужас как хочу сожрать бургер», в ответ получил бурчание и «обойдешься».
Вскоре мы остановились у небольшого коттеджа. Наш псих неплохо устроился. Дверь была запечатана. Я слегка надорвал пленку и, воровато оглядываясь по сторонам, пробормотал:
- Надо быстрее тут закругляться. Думаю, копы не будут в восторге, если обнаружат нас здесь.
С полицейскими общение почти никогда не проходило гладко. Они сажали. Я частенько помогал тем, кого они сажали. Связь же уловима, да?

+2

3

— У меня и правда есть чувства к тебе.
— Правда?
— Да. Я чувствую, что ты действуешь мне на нервы.

Итак, очередной день, который обещал быть не спокойным. Да я уже как-то и забыла, какого это приходить на рабочее место и просто работать, а не слушать все колкости и не пристойные предложения от Джеймса. После того раза, как я тонко намекнула, что иск за сексуальные домогательства не заставит себя ждать, если он не прекратит доставать меня, он сдерживался ровно день. Его не было ни видно, ни слышно и мне почти показалось, что жизнь удалась, но, не тут то было. На следующий день, после долгих хмурых изучающих взглядов, я снова услышала весьма не интересное мне предложение. Ну и что делать в таких случаях? Судиться с юристом, кстати, очень дуратское дело. Никому бы не советовала это делать. Вот и сама не делаю, тем более с Оливером. К сожаление для меня, он действительно хорошо работает. Любому даст фору. Вот почему он не может просто работать и не доставать меня?
Очередное дело. В начале меня вызвали как посредника. После недолгой медиации, все пришли к выводу, что никакой сделки не будет. Вину подозреваемого пока доказать на сто процентов нельзя, но все косвенные улики говорят за себя. Моя интуиция молчала ровно до того момента, пока мужчина не начал судорожно просить принести его сумку. Сказал, что там есть что-то важное. По его взгляду было видно, что он боится. Старается это скрыть, но не слишком удачно. Естественно Джеймс выдвинул одну из своих гениальных идей про порнушку и трупы. Ладно, такое предложение будет только впереди. Но он всегда предлагает какую-нибудь дуратскую идею с извращениями и трупами. Порой мне кажется, согласись я тогда с ним уехать из клуба, и мой труп нашли бы на следующий день не в самом приглядном виде. Так, что я старюсь отгонять от себя Оли и странные картинки, что рисует мое воображение. Хоты, иногда так и хочется сделать его без вести пропавшим. Как ни странно, мы недолго спорили, и Оли согласился почти сразу же, как я изъявила желание ехать. Естественно, гадость с моей стороны была уже готова.
- ...Но лучше бы ты не тратила время напрасно и копалась в моем.
- Ох, нет, спасибо. Не хотелось бы испачкаться, а то мало ли, где оно побывало. Зная тебя, просто стирки ему будет маловато. Полная дезинфекция, как минимум. - вообще на данный момент я не в особом настроении для споров и колкостей и отвечаю скорее просто машинально. Со мной такое бывает, когда я сосредотачиваюсь на одном деле, стараюсь, что бы ничего, и никто меня не отвлекал, дабы не упустить какую-нибудь деталь. Могу забросить абсолютно все дела и даже забыть про мамин день рождения. Очень часто из-за этого получаю нагоняи, но все хорошо знающие меня люди, уже привыкли. А вот  Оли все не иметься. С удовольствием бы поработала одна и за сумкой бы сама сгоняла, но Джеймс не был  собой, если бы снова не потащил свою тощую задницу за мной.
  Уже больше месяца я ходила на курсы по вождению и даже сдала на права. Долго не хотела, отнекивалась и придумывала кучу причин, почему мне не стоит туда идти, но Майлз не был бы великим помощником, если не решал все за меня. Точнее, он умел грамотно разводить людей. В этом ему не было равных. Вот и пришлось сдаться. Веду машину не важно, стараюсь делать это аккуратно, но на наших улицах, где каждый второй гонщик, сделать это крайне сложно. Как всегда, пропускаю колкость Оли мимо ушей. Хотя нет, не пропускаю, он получает от меня очередной удар в плече. Продолжит в том же духе, снова получить по лицу. Правда, мне начинает казаться, что это его уже не волнует, и он получает кайф от всего. Говорю же, извращенец.

***

Пока мы ехали, мысленно я обматерила всех, кого могла. Да, ругаюсь матом только про себя, ни одного скверного слова вслух. Я же хорошая девочка. Ну, может, только днем. В любом случае, водить старалась максимально аккуратно, что не особо нравилось ни Джеймсу, ни другим водителям. Наконец-то доехав до места, я  была, откровенно говоря, счастлива.
Домина оказался очень даже не плохим. Он больше подходил для какого-нибудь гангстера, а не для работника среднего звена, коим пытался нам представиться мужик. А еще есть вероятность, что я много смотрю телек по вечерам. Надо заканчивать с сериалами, однозначно.
Дверь была опечатана, но это не помешало  Оли сорвать ленту. Видимо, мне многое не известно о моем компаньоне, ибо он начала очень профессионально оглядываться по сторонам.
- Надо быстрее тут закругляться. Думаю, копы не будут в восторге, если обнаружат нас здесь. - не могла с ним не согласиться. Копы вообще не очень любят юристов,  они считают, мы мешаем правосудию.  Некоторые может так и делают. Не могу не согласиться, что в этом есть доля смысла, но слышать такое и в свой адрес не очень приятно. В любом случае, не хотелось бы попасть в лапы полицейским, поэтому я быстро захожу в дом и жду, пока то же самое сделает Джеймс.
- Он сказал, что сумка находиться наверху, в его спальне. - сама не понимаю, почему шепчу. Наверное, обстановка на это навевает. В доме не было никого, по крайней мере, дня три, но он уже кажется пустынным и заброшенным.
Все оформление комнат радовало. Да, сдерживать себя, и не заглянуть в каждый уголок, было крайне сложно, поэтому, когда была возможность, я осматривала, что могла. Оливер естественно был этим недоволен, но кто его мнение вообще спрашивает? Мог и не ехать. Сумки в нужном месте не было. Точнее, мне обещали, что она будет на кровати, но та оказалась в шкафу.
- Мы получили, что хотели, можем и ехать обратно.

+2

4

TV On The Radio – Wolf Like Me
We could jet in a stolen car
but i bet we wouldnt get too far
before the transformation takes
and bloodlust tanks and
crave gets slaked

О, это прекрасное чувство, когда ты вламываешься в чужой дом. Походит на те ощущения, что ребенок испытывает в рождественское утро, проснувшись пораньше и вскрывая все подарки. Правда, у меня подобный праздник был в последний раз… хм, дайте подумать… точно, никогда. Поэтому я судил лишь по тем фильмам, кои крутили перед торжеством. В семейных комедиях все ребятишки звонко смеялись и азартно потирали пухлые щеки. Именно этим хотелось заняться мне. А еще заглянуть в каждый угол дома и узнать, какие грязные секреты хранил хозяин. Но я сдержался. Мы здесь не для этого. Дотошные соседи могли заметить двух странных людей, околачивавшихся около запечатанной двери. Сталкиваться с копами я не желал. Нет, естественно, мне бы удалось отвертеться от ответственности. Только пришлось затратить лишнее время. А я не любил упускать драгоценные секунды впустую. В моей жизни слишком много интересного и заслуживавшего моего внимания.
По этой причине я несколько остудил пыл Ханны. Точнее попытался.
- Может, сразу пойдешь в ванную и проверишь, каким шампунем он пользовался? Нам же как раз нечем заняться. А я пока закажу пиццу и посмотрю его огромный плазменный телик, - да-да, некоторые детали мне удалось разглядеть. Совершенно случайно. – Кстати, откуда  у менеджера среднего звена деньги на столь шикарные вещи? Если он не продавал почку и не мухлевал с налогами, то я даже боюсь предположить.
Происходящее лишь больше запутывалось и напрягало. Зря мы пошли за этой сумкой. Что вообще такого важного могло понадобиться человеку, которому, скорее всего, предстояло пару лет гнить за решеткой? Сухари, план побега, плакат с голой женщиной?
В любом случае, я не против поскорее свалить. Нам пришлось потратить пару минут на поиски, пока Ханна не додумалась влезть в чужой шкаф. И кто теперь у нас в роли грабителя.
- Отлично, идем. Надеюсь, это того стоило. Либо же ты окажешься у меня в должницах.
Сделал шаг по направлению к двери и застыл. Отчетливо услышал шорохи, раздававшиеся где-то на первом этаже. Мы в этом доме не одни. Интересно, это пришли за нами, или же еще один любитель вламываться в чужие жилища. Проверять я не собирался. Перехватил Ханну за руку и притянул к себе. Похоже, она намеревалась возмутиться. Поэтому я попросту приложил ладонь к ее рту и издал предупредительное:
- Шшшш.
Многозначительный кивок. Шум стал отчетливее. Осторожные шаги совсем рядом. Притом, принадлежали они явно не одному человеку, и неизвестные уже поднимались по лестнице. Необходимо действовать.  Развернул Ханну. Немного промазал (естественно, не специально) – хотел подтолкнуть ее легким толчком по плечу, но угодил по заднице. С любым случается же. Возмутиться она опять не успела. Теперь у меня нашлось оправдание, дабы остановить ее крики. Всё. Мы в относительной безопасности. Надолго ли? Смотрел на Мэддокс. Она на меня. У нас даже не осталось возможности обменяться репликами. Неизвестные зашли в спальню. До нас донеслись обрывки фраз.
- …сумка…
- …посмотри в шкафу, там…
Я старательно напрягался, чтобы узнать больше. Но эти идиоты переговаривались слишком тихо. Приблизился к двери. Немного лучше.
- В шкафу нет. Может, она не в спальне?
Правильно. Не в спальне. Она с нами. А вы можете уходить. Спасибо за визит. До свидания. Но незадачливые взломщики не намеревались сдаваться.
- Ты видел припаркованную неподалеку машину? По-моему, у него другая.
Дьявол. Мысленно вспомнил все знакомые мне ругательства. Отступил. Поскользнулся. Уцепился за ближайшее полотенце и повалил его вместе с вешалкой. Кажется, теперь наши дела совсем плохи.
В следующую секунду незнакомцы ломились в ванную. От встречи с ними нас пока спасал хлипкий замок. Единственный путь отсюда – окно. Глупая идея, знаю. Я мало походил на человека-паука. Ханна тем более. Но, если и умирать, то по своей вине, а не от заточки в почку.
- Ханна, за мной. Смотри, там навес над входом. Попадешь на него и без труда спустишься. Главное, не промахнуться. Поняла? Да не смотри ты так на меня. Вперед!
Для убедительности выкинул сумку. Она за ней пришла, значит, и прыгнет вслед за ней. Дверь же понемногу поддавалась под напором незнакомцев. Благо, Мэддокс сдалась. Я с опаской наблюдал за ее полетом. Мой черед. Спасибо скалолазанию. Для меня подобный маневр особо сложным не показался. Наоборот. Я даже ощутил некий азарт. Опасность, приключения, ветер в рожу, преследователи за спиной. И я, такой крутой юрист в идеально отглаженном костюме, исполняю трюки, коим Джеймс Бонд позавидовал бы. Ну, не хрена ж себе среда выдалась.
- Ты в порядке?
Впрочем, неважно. Всё потом. В одну руку сумку. В другой сжал ладонь Ханны. И бегом к игрушечному автомобилю Мэддокс. За руль уселся сам. Хорошо, на препирательства времени не оставалось.
- Понесли-и-и-и-ись.
Газанул и рванул. Стоило нам отъехать, рассмеялся.
- Видала, как мы их уделали? Еще немного, и нам бы пришла крышка. Думаю, даже твоя очаровательная мордашка нас не спасла бы. Руки-ноги целы? Ничего не сломала? Потому что, в противном случае, в больницу все равно не повезу. Хочешь, можем поехать ко мне домой? Я приготовлю кофе, расположу тебя на кровати и великодушно соглашусь полежать рядом. 
В крови все еще бурлил адреналин. Я пытался сконцентрироваться на дороге. Получалось с трудом. Постоянно отвлекался и проверял, не видно ли наших преследователей. Нет, они отстали.
- После пережитого мы просто обязаны узнать, что в этой идиотской сумке. Прямо сейчас. Ханна, давай ее сюда. Открывай.

+2

5

PinkTrouble
I'm trouble - yeah trouble now
I'm trouble y'all, I disturb my own town


- Отлично, идем. Надеюсь, это того стоило. Либо же ты окажешься у меня в должницах.
- О, продолжай мечтать, Джеймс. - собираюсь ответить еще, что-нибудь колкое, но Оливер не дает. Неожиданно он хватает меня за руку и притягивает к себе. Тоже нашел время. Вообще, раньше он не был замечен в рукопрекладстве. К моему телу во всяком случае. Не знала, что другая сторона закона его так возбуждает. Намереваюсь начать отчитывать его, как маленького ребенка, но и тут он не дает мне даже начать, шикая на меня и затыкая рот рукой. Неслыханная наглость.  Неожиданно  слышу внизу шаги и шепот. Либо у Оливера слух, как у летучей мыши, либо я проявила неслыханную тормознутость сейчас. В любом случае, понимания того, что лучше куда-нибудь спрятаться, пришло ко мне почти так же быстро, как и Оли. Правда, он все сделал куда быстрее.
Не успела ничего понять, как меня развернули и подтолкнули в сторону ванны. Первым желанием было плюнуть на поднимающихся людей и врезать Джеймсу. Только он мог спасать положение и при этом распускать руки. Ну, ничего, об этом мы еще поговорим. Если это не наемные убийцы, которые пришли облегчить жизнь людям, избавившись от Оливера, то я этим сама займусь.
Ситуация накалилась, когда неизвестные стали искать сумку. Да, до последнего времени надежда, что они пришли за чем-то другим, не умирала во мне. Папа всегда говорил, что мое любопытство и желание помочь всем до добра не доведет. Но тогда, под всеми, он имел в виду, себя. Всегда считал, что бездомные животные, которых я приношу домой, переносят заболевания, которые убьют именно его. В словах отца, конечно, есть доля правды, но что вы хотите от семилетнего ребенка? Сейчас же его слова приобретали более буквальный смысл. И почему я никогда никого не слушаю?
Как-то гадалка сказал, что меня погубит высокий, темный и скрытный мужчина. Она явно забыла сообщить, что он еще будет редкостным дебилом. Никогда не верила в предсказания, но когда Оли очень грациозно свалился с жутким шумом, поняла, что вселенная пыталась предостеречь меня. Дура. И почему я никогда никого не слушаю? Ах да, я это уже спрашивала. Самый очевидный ответ,  потому, что баран упертый.
- Серьезно? - сдерживать себя и сидеть тихо уже нет смысла. Незнакомцы вовсю уже пытались снять дверь с петель, но у них это плохо получалось.
- ... Да не смотри ты так на меня. Вперед![/ u] - запомнить на будущее, держаться как можно дальше от Джеймса. Не знаю, на что он рассчитывал, выкинув сумку в окно, но явно на то, что я прыгну за ней. Черт и ведь оказался прав. Мне не особо хотелось попадаться в руки тем, кто почти высадили дверь. Правда, прыгать на каблуках неизвестно куда хотелось меньше. Но кто меня вообще спрашивал? Скрепя зубами, снимаю туфли и прыгаю. Естественно, в итоге я приземлилась на задницу и порвала юбку. Мне точно нужен запасной комплект одежды.
Все остальное происходит очень быстро. Я не тормоз, ну почти. Ладно, временами может редкостный слоупок. В экстренных ситуациях, правда, работаю на ура. Четко, быстро и эффективно. Сейчас почему-то торможу по крупному. Сама ситуация мне кажется жутко наигранной и будто из какого-нибудь фильма. Все это естественно только на руку Оливеру. Он легко запихивает меня на пассажирское сидение, а сам садиться за руль. Уже когда мы поехали, до меня начинает доходить, что снотворное пить днем, дабы не слышать Джеймса, плохая затея. Но я-то надеялась вырубиться пораньше, а не во время беготни не понятно от кого.
  Оливер, что-то активно бубнит, а я понимаю, что меня рубит конкретно. Просыпаюсь на отдельных моментах. Джеймс слишком возбужден, что бы заметить неладное. Отчаянно борюсь со сном, но против таблеток не попрешь. Вообще, не сторонница всех этих искусственных снов, но прошлую ночь из-за нового дела не смогла сомкнуть глаз. Это какое-то новое средство и оно работает не сразу. Предполагалось, что когда оно подействует, мое бренное тело будет уже дома направляться к кровати. Но у вселенной как всегда были свои планы на это.
[u] - После пережитого мы просто обязаны узнать, что в этой идиотской сумке. Прямо сейчас. Ханна, давай ее сюда. Открывай.

- Да, сейчас. - пытаюсь поднять руку, но тело не слушается. Оно стало как ватным. Мне даже думать сложно.
- Я сейчас отойду на недолго. - язык заплетается и не уверена, что Джеймс хоть, что-то понял, но я уже нахожусь в стане грез. Чувствую, как куда-то падаю, но не понимаю, куда. Еще мгновение, и все застилает беспробудная мгла.

***

  Просыпаюсь слишком резко, аж вскакиваю. Меня будто бы кто-то выдергивает из сна. Видать, резкий рывок сильно напугал Оли. Первое, что вижу, это его оленьи глаза и то, как он крутит руль. Делает он это не шибко хорошо. Нас занесло, и мы тут же врезались в дерево. Прощай машинка, я почти буду по тебе скучать.
- Серьезно? - все еще смотрю перед собой, не особо проснувшись. Не понимаю, где мы находимся, да и разглядеть, что-то в наступившей темноте крайне сложно. - Ну и куда ты нас завез? - где-то впереди маячат огни и это единственное, что видно на многие мили. Протираю глаза и подтягиваюсь. Тело приятно хрустит. - Где мы и сколько времени? Мы уже давно должны были приехать в полицейский участком.
Взгляд у Оливера, все еще ошеломленный. Начинаю подозревать, что замешано тут не только мое резкое пробуждение. Пытаюсь найти сумку. Ну не зря же мы за ней ехали. Вижу ее на заднем видении, причем открытую. Из нее что-то торчит, но разглядеть, что именно, не получается. Тяну руку к находке, но натыкаюсь на предостерегающий взгляд Джеймса. Да, что не так с этим парнем?
Хватаю сумку. Залезаю в нее. Поднимаю взгляд и с минуту смотрю перед собой. Закрываю сумку. Кладу ее на заднее сиденье.
- Как понимаю, у нас проблемы. - и это еще мягко сказано. Не каждый день мне приходиться ездить за чьей-то головой в сумке.

+1

6

New Order – Hey Now What You Doing
Hey now what you doing
Don't go down the road to ruin
Look back at where you came from
Count to ten before you go wrong

Должно быть, со стороны происходящее напоминало профессионально поставленную сцену боевика. Мы же подобно главным героям спокойно уворачивались от пуль, виртуозно удирали от преследователей и выходили сухими из воды. По крайней мере, на данный момент находились в относительной безопасности. Только я ни на минуту не позволял себе забыть о реальности всех событий. Опыт прожитых лет подсказывал: удача – стерва переменчивая, сейчас она на нашей стороне, а через час могла благополучно отвернуться и продемонстрировать задницу. Поэтому я до сих пор продолжал поглядывать, не видно ли тех громил.
Следовало отправиться в ближайший полицейский участок. Пусть мне не хотелось иметь дело со служителями закона. Но опасность грозила не только мне. Теперь под удар попала и Ханна. А если совсем честно, то именно по ее вине мы влипли. Не будь она столь увлечена игрой в добрую самаритянку, не пришлось бы нам прыгать по крышам и нестись с недопустимой в городе скоростью. И я намеревался напомнить ей об этом. Правда, позже.
Она что-то пробормотала. Я не слушал. Увлекся собственными размышлениями и ждал, пока Мэддокс достала бы сумку. Минута, две, три. Ханна явно не спешил выполнять мою просьбу. Напрягся. Неужели она затеяла очередной спор. Очень вовремя, учитывая тот факт, что мы чуть не погибли. Повернулся к ней и застал мирно сопевшую Мэддокс.  Во сне она казалась спокойнее. Интересно, долго ли продержится в таком состоянии? Серьезно, мне нравилась молчаливая Ханна.
Поехал медленнее. Пошарил рукой по заднему сиденью и извлек желаемое. Вот она – то, ради чего мы отправились в дом нашего менеджера среднего звена. На смену всем остальным эмоциям пришел азарт. Что там? Деньги, ценные бумаги, седьмая часть «Звездных войн»? Зачем обычная спортивная сумка могла понадобиться кому-то помимо нашего клиента?
Дернул замок. Молния легко поддалась. Заглянул внутрь и охренел. Я даже забыл, что находился за рулем. Вспомнил, когда услышал настойчивые гудки проезжавших мимо машин. Попытался выровнять автомобиль, дабы не попасть в аварию. Выходило с трудом. Руки дрожали. Наверное, мне почудилось. Это всё от нервов. Еще раз наклонился и проверил содержимое сумки. Нет, ошибки быть не могло. Там хранилась голова. Обычная человеческая голова. Предположительно, она принадлежала мужчине. Всё. Разглядывать подробности мне не особо хотелось.
Мы рисковали ради чужой башки. Идиоты.
Рулить я продолжал на автомате. Лихорадочно соображал, как поступить дальше. В полиции нас могли еще и обвинить во всем. Даром, что мы юристы. У нас голова с собой. Вряд ли мы вызвали бы доверие. И я просто ехал куда-то. Подальше от города.
Пару раз мобильный напомнил о себе настойчивым звоном. Молча открыл окно и выкинул телефон. Впервые в жизни я остался без средства связи. Обычно не выпускал сотовый из рук. Со мной постоянно пытались поговорить клиенты или коллеги. Следом полетел некстати зазвонивший мобильный Ханны. Так лучше.
Плевать. Катитесь все к черту. У меня тут чужая неопознанная башка. Сообразил, что продолжал держать сумку на коленях. Спешно отбросил ее назад. И всё равно мне чудилось, что застывшие глаза пялились на меня, а рот шевелился. Привидится же от испуга.
Пока избавлялся от беспокоившего меня предмета, окончательно перестал следить за дорогой. Нас занесло. Несмотря на мои усилия по предотвращению аварии, мы врезались в ближайшее дерево. Хреново. Зато Ханна проснулась.
- Доехали.
Я даже шутить не желал. Уставился в одну точку перед собой.
- Не знаю.
И я не врал. Понятия не имел, сколько времени и где мы. Нежданное открытие меня изрядно выбило из колее. Я многое повидал в этом мире. Но вот части тела перевозить не доводилось.
Любопытная Ханна полезла за сумкой.
- Не надо.
Однако меня, по привычке, слушать она не стала. Далее очередная немая сцена. Теперь мы вместе пялились в одну точку. Тишина длилась несколько долгих секунд. Вопрос Ханны вернул меня из забытья.
- Проблемы? Ну, да. Если считать башку на заднем сиденье проблемой, то мы в огромной заднице. Мэддокс, в следующий раз, когда ты решишь поехать за вещами наших клиентов, клянусь, я привяжу тебя к стулу и запру в кабинете. И это совсем не будет походить на элемент ролевых игр. Ясно?
Ступор прошел. Сейчас я злился. На Ханну, на себя, на нашего незадачливого клиента, того парня, чья голова путешествовала отныне с нами. Весь мир объединился против меня и давил на воспаленные нервы.
- Нет смысла сидеть здесь и ждать воссоединения Oasis. Идем. Этот поезд дальше не едет. И, кстати, я выкинул твой телефон, дабы он не разбудил тебя.
Я заботливый. Вылез и дождался Мэддокс. Огляделся по сторонам. Темнота везде. Но с видом знатока махнул куда-то вправо и изрек:
- Туда.
Шагать с головой еще хуже, нежели ехать. Я кидал нервные взоры на сумку и мечтал поскорее избавиться от нее. О, кстати, а это идея.
- Нам надо добраться до города. Избавиться от этого. И сделать вид, что ничего не было. Мы никуда не ездили, и ты провела день и ночь в моей квартире. Не смотри ты так. Соврем, будто играли в скрабл. На раздевание.
Впереди показались огни. При ближайшем рассмотрении удалось разглядеть, что они принадлежали небольшому придорожному стриптиз-клубу. Шикарно. Первое везение за прошедшие пару часов.
- Нам надо туда. Узнать…эм…где мы. Да. Именно для этого.
И выпить. Срочно.

+1

7

Kesha - Blah Blah Blah
Not in the back of my
Car-ar-ar
If you keep talking that
Blah blah blah blah blah


Оливер начинает истирить. Когда он это делает, из его рта вылетает куча слов. И сегодняшняя тирада не была исключением. Смотрю на него, как на дебила. Прекрасно понимаю, что идея идти за сумкой была моя. Но кто же знал, что все может так обернутся? Я-то надеялась быстренько зайти домой, забрать нужную вещь и свалить обратно в полицейский участок. Желанная вещь помогла бы поторговаться с клиентом. Все элементарно и просто, удивительно, что Джеймс не понимал моего подхода. Он один из самых известных разводил в юриспруденции. Достанет клиенту все, что угодно, но взамен тот должен будет ему по гроб жизни. Не удивительно, что некоторые стараются обходить Оли стороной. Но вот за что мне так повезло, до сих пор понять не могу.
- Не начинай истерику. - сон быстро прошел и это радует. Вялость сейчас совсем не нужна мне.
- ... И, кстати, я выкинул твой телефон, дабы он не разбудил тебя.
- Ты сделал что? -  будто не веря его словам, тянусь в сумку за телефоном. Там его не оказывается. Такой поворот событий начинает меня злить. Терпеть не могу, когда лезут в мои вещи. Не сдерживаюсь и тут же бью кулаком по плечу Оливера. - Не смей никогда больше трогать мои вещи? - хочется двинуть еще сильнее, но кажется, Джеймс даже не заметил первого удара. Похоже, его больше волнует голова в сумке. А еще орал, что смотрит много фильмов ужасов.
- Не смотри ты так. Соврем, будто играли в скрабл. На раздевание. - в ответ лишь закатываю глаза. По-моему он вообще с головой не дружит. Пыталась как-то доказать это, но психолог ушел из кабинета Оливера чуть ли не рыдая. Пыталась узнать причину, но тот говорил, что это врачебная тайна и он не может рассказать. Деньги за сеанс мужчина, кстати, тоже не вернул. Вот так и верь людям.
- Нам надо туда. Узнать…эм…где мы. Да. Именно для этого.
- Так, нет. Мы туда не пойдем. - мои протесты естественно никто не слышит. Джеймс бодрым шагом идет к заведению. Пытаюсь его притормозить, но ему хоть бы что. Тогда решаюсь призвать к его голосу разуму. Знаю, что пустая затея, но вдруг повезет.
- Ты понимаешь, что нам надо завить об этом в полицию? - трясу сумку. Ее кстати Оли не взял. Конечно, это же идеальный план, оставить отрубленную голову на заднем сидении. Мне же штрафов за парковку мало. Пусть еще до кучи будет повестка в суд за обезглавливания людей. Всегда мечтала оказаться в зале суда по ту сторону закона. Познакомьтесь с Оливером Джеймсом и все ваши тайные мечты станут явью.
- Так, стой. Да стой же ты. - свободной рукой хватаю его и останавливаю. Получается с трудом. Еще бы, впереди ведь ждут полуголые девушки, море выпивки и частичное отсутствие освещения. Обитель разврата, созданная специально для Джеймса. - Для начала нам надо спрятать сумку. Думаешь, на входе в такое заведения нас не будут осматривать? Так, как ты гений, выкинул наши мобильники, нам придется позвонить оттуда. И дожидаться полицию в это прекрасном, легальном месте. - меня прям распирает от счастья. - Когда приедут копы, мы им доложим все. И это не обсуждается. - не собираюсь спорить с ним, поэтому добрым шагом иду в сторону от дороги. Повезло, что тут есть небольшой лесок. Углубляюсь как можно дальше. Временами мне кажется, что я потерялась, но сзади слышаться шаги Оли. А еще иногда он мне, что-то говорит, но естественно слушаю его через слово. Почти в каждом его предложение нытье о том, что идти дальше не стоит и лучше вернутся назад. А я блин не в курсе, что это опасная затея. Гуляю сейчас развлечения ради. Боже, Оли, ты такая неженка.
Наконец-то нахожу то, ради чего залезла так далеко. Огромный и густой куст. Листья прикрывают его до земли. Отлично. Идеально подходит, что бы спрятать нашу горе находку. Аккуратно, что бы не упала, кладу сумку на ветки, которые расположены посередине. Убеждаюсь, что голова не упадет, иду в обратном направлении. Джеймс немного тормозит и не сразу понимает, что нужно развернутся. Опять куча вопросов. Отвечаю , что все под контролем и выхожу на дорогу.
Единственная хорошая новость за все это время, клуб находится не очень далеко. Мы тратим всего минут десять, что бы дойти до него. Плохие новости начинаются дальше, на входе, когда бугай не пропускает меня. Джеймс пытается сказать, что-то в мою защиту. Это не помогает. Оказывается, эти клубы известны тем, что в них могут прийти абсолютно любые девушки. Ну, почти. В общем, бабы попадают внутрь только как стриптизерши, а не как клиенты. Так и хочется провалиться сквозь землю и плюнуть на всю эту идею. Самодовольная улыбка Оливера меня на это подталкивает.
И нужно было именно в этот момент проехать машине. И вот надо было мне разглядеть в ней смутно знакомые рожи. Да, это были наши преследователи. Мне удалось их разглядеть, когда мы бежали к машине, а они высовывались из окна. Не знаю, увидели они нас сейчас хорошо или стали просто присматриваться, но их машина остановилась. Не теряя времени, пихаю Оливера на вход, говоря, что ничего страшного, и я зайду сюда, как положено. Он явно ошарашен, но увидеть мне это не удается. Стараясь как можно спокойнее и не привлекая к себе внимания, идти к черному выходу, где стоит толпа полуголых девчонок. Вот те на. И как мне соперничать с двадцатилетними разукрашенными малолетками?
  Подтянула юбку, что бы та была покороче. Расстегнула пуговицы на блузке. Распустила волосы. Ну, с богом.
- Так девушки, разошлись. Нечего тут толпиться. - видимо, здесь так не принято. На удивление, девушки расходятся. Все, кроме одной. Ну, должен же быть у маленьких непонятливых существ лидер. Она злобно смотрит на меня. Наверное, думает, что это ей поможет. Ха, не на ту напала. У меня два брата и злобно сверлить противника я умею лучше, чем кто-либо. По всей видимости, до нее доходит, что просто злобно щурит глазки в этот раз не прокатит и девушка подает голос.
- Слыш, вали отсюда, пока я тебе не накостыляла. - ну и говор. Вообще, мне действительно захотелось сделать так, как она сказала. Во-первых, не хочу влезать в драку. Не уверена, что выйду из нее победителем. Уж слишком злобное стоит передо мной создание. Во-вторых, не очень хочется потом слушать подколы Оливера и его попытки догадаться, как мне удалось войти. Уже почти решаюсь отступать, но тут же вспоминаю о двух мужиках. Так, пути назад нет, только вперед. Бужу свою внутреннюю сучку.
- Может, лучше ты свалишь, время-то уже детское. - она на меня замахнулась. Представляете, подняла свою руку и попыталась попасть по лицу. В этот момент я была благодарна своим братьям за все те годы третирования, когда они пытались развить у меня быструю реакцию. Видели бы они меня сейчас, порадовались. Быстро перехватываю руку задиры и заламываю ее за спину. Ногой бью с обратной стороны колена, заставляя ее осесть на землю. Та пытается отбиваться второй рукой и должна признать, у нее почти получилось. Но и тут удача на моей стороне. Хватаю вторую руку и тоже заламываю ее.
- Девочка, лучше не связывайся со мной. Сделай себе одолжение и вали домой. - мой голос уж слишком злобный. Пугается даже охранник. Отпускаю девушку и та покорно сваливает, забирая с собой часть подружек. Мне кажется, что сердце сейчас выскочит из груди. Но это было круто. Реально круто. В стиле Лары Крофт или Сары Уолкер. Так, все же надо меньше смотреть телек. Продолжаю спектакль. Подхожу к верзиле на входе практически вплотную. Мне не приходится ничего говорить. Он кидает всего лишь один оценивающий взгляд и пропускает меня.
- Как понимаю, охрана тебе не нужна.
- Правильно понимаешь.
На входе меня тут же хватает какая-то девчонка. Собираюсь уже начать отбиваться от нее, но тут слышу, что она мне орет. Музыка слишком громкая и что-либо услышать сложно, но мне удается. Вопрос она явно задает не в первый раз, но ее это не раздражает. Она продолжает улыбаться и снова спрашивает.
- Костюм с собой?
- Какой костюм?
- Для выступления конечно. - оправдываю свой цвет волос на все сто.
- О. Нет. Я тут первый раз и не очень знаю правила. - это кстати правда. Девушка видимо решает так же и затаскивает меня в гримерку, где дает что-то смутно напоминающее одежду. Или точнее малую часть одежды. Сразу говорю, одеваться во все это нет желание, но возможно, так будет легче спрятаться в толпе. Ага, как же, размечталась. Как только я переоделась, меня вытаскивают за руку. Та же девушка орет, что на выступление у меня ровно одна песня, а потом я обязана подсесть к какому-нибудь клиенту. Если этого не сделаю, меня выгонят. Все чаевые могу забрать себе, но мне нужно раскручивать клиентов на выпивку. Чем больше будет заказов в бар, тем больше шанс, что меня пустят сюда в следующий раз без ожидания в очереди. Заманчивая перспектива, ничего не скажешь.

Lene Nystrom It's your duty
So what you're waiting for?
Shake it shake it shake it shake it


Вообще всегда считала, что в стрип клуба играет более спокойная и мелодичная музыка. Я явно многого не знала. Играла очень заводная песенка. В глаза нещадно бил свет.  Первые секунды стою и пытаюсь заслониться от яркого освещения. Видимо, стоять здесь непростительная роскошь. Недовольные выражения так и начинают появляться на лицах окружающих. Один из охранников начинает подходить к сцене. Скрепя зубами и представляю, что я нахожусь где-то далеко, начинаю покачивать бедрами. Не в такт музыки, но этого хватает, что бы по залу пошли довольные завывания и выкрики в стиле "детка, не останавливайся". Пытаюсь вспомнить все знакомые мне движения и попасть под ритм.
Выхожу на середину, покачивая всем телом. Поднимаю руки верх, а затем спускаю их медленно вниз, ладонями видя по печам и груди. Музыка начинает ускоряться. Резко стучу правой ногой. Звук от удара каблука о пол раздается по всему залу. Наклоняюсь в бок и веду плечами из стороны в сторону. Затем приседаю и, не поднимаясь полностью, трясу задницей. Только после этого странного движения, выпятив свою пятую точку, поднимаюсь, прогибаясь в спине. Расставляю ноги на ширине плеч. По очереди поднимаю руки на плечи. Затем поднимаю то, одно, то другое, будто по моей верхней части тела прошла волна. Опускаю руки чуть ниже живота, положив одну на другую, и снова виляю бедрами из стороны в сторону. Резко разворачиваюсь к залу спиной. Правой рукой шлепаю себя по ягодице и разворачиваюсь в пол оборота, притворно прикрывая рот рукой и изображая удивление. Снова разворачиваюсь полностью спиной. Я бы и дальше предпочла выделывать не пойми, что, но по злобному взгляду охранника понимаю без слов, надо раздеваться. Какое счастье, что под жалким подобием топа находится не менее развратный лифчик. Все лучше, чем ничего. Просовываю руки между пуговицами и одним движением расстегиваю недорубашку. К счастью, она поддается легко. Не разворачиваясь, все еще танцую под так музыки. Слегка прогибаясь всем телом, снимаю с себя уже не нужную вещь и поворачиваюсь к публике лицом.
По ощущением, прошло часа три, но я-то знаю, что заканчивается только первый куплет. У меня еще минуты две и просто так никто стоять мне не даст. Спасение приходит в шесте. Подхожу к нему и хватаюсь двумя руками. Честно скажу, никогда этого раньше не делала. Все мои познания в стриптизе оканчивались просмотром фильмов и желанием на пару с Кейт записаться на стрип пластику. Но этому никогда не дано осуществиться было. До сегодняшнего дня. Поворачиваюсь спиной к железяке и скатываюсь по нему вниз. Затем так же плавно поднимаюсь вверх. Кручу головой из стороны в сторону. Резко прижимаюсь к шесту всем телом и плавно выгибаюсь под музыку. По всей видимости, все это действие захватило меня. Юбка кажется уже чем-то лишним. Ловко спускаю ее вниз и скидываю ногой куда-то в зал. Кручусь вокруг шеста. Приседаю и поднимаюсь, выгибая спину.
К счастью, музыка заканчивается. Мое дебютирование тоже приходит к концу. Все тот же нереально веселый охранник кивком головой дает мне понять, что бы я шла работать в зал. Ой, да, пожалуйста. Спускаюсь кстати со сцены очень медленно. Мне не очень хочется подсаживаться на колени к какому-нибудь толстосуму. Боюсь, что малюсенькие шорты не спасут меня абсолютно не от чего. Взгляд выхватывает Джеймса. Вот не знаю, радоваться или не стоит. Уж как-то странно он поглядывает в мою сторону. Стараюсь улыбаться как можно призывнее и иду прямиком к нему. Взглядом вижу, как мой на любимейший охранник подходит к девушке, которая некоторое время просто стояла у клиента. Этому заведению явно надо пересмотреть свои порядки.
Обхожу сидящего Оливера вокруг, проводя по его груди рукой. Становлюсь у него за спиной и опускаюсь к его уху, продолжая плавно двигаться. Со стороны очень надеюсь, что это выглядит как кокетство. На деле, готова уже свернуть шею Оли.
- Ты же понимаешь, что как только мы выберемся отсюда, я сверну тебе шею? - к подтверждению своих слов, чуть дергаю голову Оли назад. Снова обхожу стул и встаю напротив юриста. Наклоняюсь к нему как можно ниже. - Ну так, что, у тебя есть план действий? - сажусь к нему на колени и начинаю танцевать уже на них. Мне явно понадобиться много мыла и очень твердая мочалка. -  И, кстати, наши друзья тоже здесь. Видела их, когда мы стояли на входе. Так, что если твой план был, как можно дольше прятаться здесь, он с треском провалился. - продолжая тереться об брюки Джеймса, мысленно молюсь, что бы он был евнухом или геем. А лучше и тем и другим.

Отредактировано Hannah Maddox (2012-12-24 20:01:41)

+1

8

David Bowie – Let's Dance
Let's sway
You could look into my eyes
Let's sway
Under the moonlight, this serious moonlight

Трудный день. Столько стресса, волнений, погонь. Естественно, я нуждался в лекарстве. Думаю, несколько обнаженных женских тел могли бы утолить мою печаль. Жаль, Ханна не изменила своему любимому правилу – спорь с Оливером всегда и везде. Поэтому вместо того чтобы пялиться на девиц, мы пререкались. Клянусь, если эта женщина когда-нибудь в чем-то со мной согласится, я съем свой галстук. Правда, у меня его и нет.
- Зачем нам полиция?
Искренне недоумевал. Неужели моя напарница по несчастью не догоняла, что бравые служители правопорядка с удовольствием попробовали повесить всё на нас. Естественно, выпутаться нам в итоге удалось бы – не зря же я считался отличным юристом, а Ханна.. ну, у нее ноги красивые. Однако на эту канитель ушло бы множество свободного времени. Лично у меня его не наблюдалось. Легче вовсе избавиться от сумки. Сделать вид, будто мы ничего не видели и не слышали. А если бы вновь объявились наши преследователи, у меня были люди, которые решили данную проблему - множество моих клиентов оставались весьма благодарны.
- Хорошо, мы спрячем голову, - кивнул. Очередное упоминание о служителях правопорядка пропустил мимо ушей. Хотя позвонить из стрипклуба нам действительно надо – вызвать такси или техников, дабы реанимировали автомобиль Мэддокс. Я-то знал точно – ни с какими копами мы связываться не станем. Этот спор проигрывать не собирался.
Далее по расписанию шла длительная прогулка по лесу. Сразу скажу, я не любитель природы, а полноценное дитя города. Вся эта романтика с палатками, байками у костра либо же охотой не для меня. Поэтому сейчас я не пребывал в восторге от нашей ходьбы. Наоборот, злился - мы впустую тратили время.
- Ханна, ты наверняка решила завести меня в чащу, чтобы убить либо изнасиловать. Для первого ты слишком жалостлива, а я обаятелен. А для второго мы могли притормозить у ближайших кустов. Честно, я бы не сопротивлялся. Так что давай повернем, пока не поздно.
Конечно, она меня не слушала. С настойчивостью и грацией танка продвигалась вперед. Я плелся следом. Зато мне никто не мешал разглядывать задницу Мэддокс, затянутую в тесную юбку. Подобные надо запретить на законодательном уровне – невозможно же сосредоточиться. Пусть мы и не в офисе.
Наконец, наш поход завершился. Обратно я шагал бодрее и у входа в клуб расплылся в широкой улыбке. Правда, нас сразу же обломали – охранник не собирался пускать Ханну.
- Эй, она со мной.
Бесполезно. Нахмурился. И куда теперь. Пешком далеко не ушли бы. Но я не успел произнести ни слова. Мэддокс пихнула меня к двери и спешно направилась куда-то в сторону. Надо же, сколько в ней решимости взялось, когда понадобилось обмануть фейс-контроль. Понятия не имел, что она намеревалась предпринять и как боролась бы с другими девицами, желавшими подзаработать. Однако притормаживать Ханну я не стал. Желание увидеть голых дамочек сильнее любопытства.
Меня провели к столику поближе к сцене. Я сам попросил. Уселся и заказал виски. Забыл, что мы здесь не просто так, а с определенной целью – найти телефон. Только спешить же нам некуда, верно? Лениво оглядывался по сторонам. Пока ничего особенного. Видимо, основное действо еще не началось. Минуты тянулись подобно жвачке. К тому же, я несколько обеспокоился тем, что Ханна до сих пор не появилась. Скорее всего, ее не пустили,  и она ожидала меня снаружи. Естественно, я намеревался сходить и проверить. Ну, после того, когда допью и посмотрю на выступление  хотя бы одной достойной дамочки.
Музыка ненадолго смолкла, дабы смениться на более зажигательную мелодию. Откинулся на спинку стула – представление начиналось. Предвкушение сменилось удивлением, стоило на сцену выйти Ханне. Какого черта. Конечно, я считал ее сексуальной и пару раз представлял Мэддокс в роли стриптизерши. Но в моих фантазиях мы оставались наедине, а не с толпой мужиков с жадным взором. Острая потребность схватить Ханну за руку и утащить со сцены. Правда, идея вскоре угасла. Мэддокс начала двигаться, и я моментально забыл обо всех тех людях вокруг.
А она отлично танцевала. Я даже заподозрил – не занималась ли Ханна подобным ранее. Мало ли, кем ей приходилось подрабатывать во время учебы в университете.
Издал ободряющее:
- Давай, детка.
Мое предложение встретили радостным улюлюканьем. Мне всё больше нравилось происходящее. Я и забыл, почему мы оказались здесь. Песня заняла непростительно мало времени. И вот уже Ханна крутилась вокруг меня. Евнухом я не являлся, поэтому держать себя  в руках становилось сложнее.
- Свернешь шею. Да, отлично.
Отвечал на автомате. Меня занимала единственная мысль – на Ханне мало одежды. Настолько, что я мог разглядеть практически всё. Ее, кстати, видимо, не предупредили, что верх просвечивался при подобном освещении. Я тоже не спешил упоминать об этом.
- Какие друзья? Нет у меня друзей. А еще разок вот так можешь повернуться, пожалуйста?
Кого она там видела. Зачем. Да пусть они катятся к черту. Кажется, я несколько утратил ощущение реальности. Пока случайно мой взгляд не наткнулся на двух амбалов, пялившихся на нас. Их лица неандертальцев не омрачало подобие мысли. И, по-моему, они немного злились. По крайней мере, взирали на меня враждебно. Я помнил их – тяжело забыть тех, из-за кого приходится прыгать в окно и надеяться, что перелом ноги не так уж страшен. Срань господня. Нас убить хотят, а я тут рассиживаюсь. Инстинкт самосохранения во мне всегда превалировал над всем остальным. Поэтому от неожиданности я скинул Мэддокс с колен. Ей подобное обращение похоже по нраву не пришлось. Да и охранник странно на нас покосился. Оставалось надеяться, что он решил, будто я перевозбудился, поэтому и вел себя как дерганный идиот.
Практически скатился со стула на пол, к Мэддокс, наклонился ближе и прошептал:
- Чтобы я сейчас не сделал, это для того, дабы нас не прикончили в ближайшей подворотне. Кстати, тебе идут эти шорты и отсутствие нижнего белья.
Вложил портмоне в руки Ханны, резко поднялся и возмущенно воскликнул:
- Эта проститутка утащила мои деньги! Вы кого мне подсунули? Я требую полицию и моего адвоката, - самого себя, то есть.
Вокруг нас поднялась суматоха. Охранник попытался увести  Мэддокс. Но я знал - ей явно не поздоровится. Перехватил ее за руку и потянул на себя.
- Нет, я хочу лично сдать воровку стражам правопорядка и убедиться, что ее наказали,  а не отпустили на все четыре стороны.
Шикарно. События развивались по плану. Стоило упомянуть о копах, наши преследователи замешкались и держались подальше. Я ненадолго расслабился. Ладно, хотела Ханна вызвать полицейских, она их получит. И я старался особо не представлять, как мы будем оправдываться и объяснять, зачем вызвали их на самом деле. Однако нам решил помешать менеджер сего заведения. Поначалу я не сообразил, чего он желал. Горячился и повторял словно мантру:
- Где копы? Я соглашусь беседовать лишь с ними.
Но этот хлыщ в отглаженном костюме похоже не собирался поднимать шумиху. При помощи охранника он старательно теснил меня и Ханну к служебным помещениям и упрашивал:
- Зачем же нам полиция. Решим всё мирно. Мы готовы возместить моральный ущерб и наказать девушку по всей строгости. Она вообще у нас не работает. Случайно попала. Больше такого не повторится.
Будто я без него не в курсе.
Активно сопротивлялся. Только тяжело бороться с охранником под два метра ростом. Обреченно огляделся по сторонам. Наши преследователи замерли неподалеку и с любопытством взирали в нашу сторону. Черт. Стоит нам выйти на улицу, и всё. Мы с Ханной покойники.
Между тем, нас вывели из душного зала в тесный коридор. Требовалось быстро найти решение всех наших проблем. С одной стороны, нас ожидали амбалы с оружием. С другой – охранник недобро косился на Мэддокс. Видимо, здесь жестко поступали с теми, кто обворовывал клиентов. Я притормозил и почти спокойным тоном произнес:
- Окей. Копы и впрямь ни к чему. Думаю, я забуду о неприятном инциденте и запишусь в ваши постоянные посетители на определенных условиях. Выпивка за счет заведения, и мне бы хотелось пообщаться с дамой наедине. Пора ей узнать, что красть нехорошо. Я красноречиво сжал руку в кулак и постарался выглядеть угрожающе. Охранник и менеджер переглянулись. На их лицах читалось неприкрытое «Чертов извращенец». Менеджер неуверенно кивнул и ответил:
- Хорошо, вы можете поговорить в моем кабинете.
Нас провели в довольно просторное помещение. Огромный кожаный диван, развешанные на стенах фотографии голых женщин, подобие медвежьей шкуры – всё здесь указывало на то, что у владельца помещения проблемы с дизайном. Неважно. Я уже вжился в роль капризного клиента и, повелительно махнув рукой, сказал:
- Оставьте нас.
Теперь мы были одни.
- Ханна, придется выбираться уже привычным образом – через окно. И…эм.. держи, - стянул пиджак и протянул ей. Хотя всё внутри меня протестовало. – Мне-то, конечно, нравится твое просвечивающееся подобие одежды. Но, боюсь, в таком виде ты дойдешь ровно до первого дальнобойщика.

+1

9

Sugababe Get Sexy
Silly boys
Глупые парни,
You can look but you can't touch

   Надо взять на заметку. Не стоит пытаться говорить на серьезные темы с парнем, когда крутишься вокруг него практически без одежды. Нет, если хочешь добиться от него, что-то типа новой машины, платья или согласие на приезд мамы, то способ самый лучший, но если вам угрожает опасность, лучше одеть на себя скафандр. Или гидрокостюм.  В общем, все, что угодно, главное, что бы одето было по максимуму. К сожалению, в данный момент в моей распоряжении не было ни единой тряпки, а то, что было на мне, сложно назвать одеждой. По всей видимости, Оливера такой расклад устраивал. Меня вот не особо. Особенно, когда наши преследователи вошли в клуб и более того, явно заметили нас. К счастью, тормозная жидкость отошла от мозга Джеймса и он начал реагировать. Не совсем так, как хотелось, но все лучше, чем ничего.
  Признаюсь, меня и раньше кидали на пол. Иногда в пылу гнева, иногда при приступе страсти, но с колен меня скидывали впервые. Не то, что бы это возмущало, но даже в сложившейся ситуации было малоприятно. Отчитывать Оли я не собиралась. Не тот случай, не подходящее место, да и не вовремя. Дальнейшее развитие событий больше напоминало дешевый ситком, чем реальную жизнь.
  После моего шикарного падения на пол, последовали удивленные взгляды в нашу сторону. Инстинктивно повернула голову в сторону «полюбившегося» охранника. На его лице играла самодовольная улыбка. Не знаю, чего он хотел, да и узнавать как-то не собиралась. Искренне надеялась, что у Оливера есть план. К счастью, он был, но мне он, мягко говоря, пришелся не по вкусу.
  - … Я требую полицию и моего адвоката. – смотрю на Джеймса, как на идиота.
- Серьезно, лучше ничего придумать не смог? – к счастью, из-за громкой музыки и поднявшейся суматохи, меня никто не услышал.  Мой друг неудачник продолжил свой странный спектакль.
   Меня тут же начали дергать в разные стороны. Я даже встать не успела, а рядом оказался вечно глазеющий на меня охранник. С ухмылкой на лице он потянул меня за руку. К счастью, Оли оказался проворнее.  Одним резким движением он притянул меня к себе, немного отгораживая от других. Не поверите, но я была благодарная ему. Даже не беря во внимания тот факт, что в этой странной ситуации мы оказались по его вине.
  Самое интересное началось позже.  Джеймс недолго припирался с охраной и некоторыми посетителями, что орали на жуткое обслуживание и поддерживали юриста в том, что ворующих проституток надо сажать. Даже жен, ибо те вообще обнаглели, дерут как самая дорогая и элитная шлюха, а удовольствие как от встречи с аллигатором.  Эту реплику я не совсем поняла, да и времени не было. К нам подошел менеджер сего заведения. И тут наши проблемы могли стать еще крупнее.
  Мужчину я узнала сразу. Несколько лет назад, когда еще работала юристом,  городские власти приперли его к стене в обвинения в проституции и совращению малолетник, продажи сексуальных рабынь и распространению наркотиков.  Таких клубов, как эти, у него было много, сюда брали практически всех и не поверяли паспорт. Слишком много работало несовершеннолетних. И, конечно же, местную мафию это устраивало. В один из клубов был заслан человек, который собрал все нужные доказательства.  Добраться, правда, они смогли только до Олега Гавриленко, менеджера этого заведения. Мне довелось вести дело против него.  Его тогда посадили на несколько лет, ибо собранных доказательств оказалось слишком мало.  Доказать, что он был причастен к продаже людей и использованию в своих клубах несовершеннолетних не получилось. И вот теперь, судя по всему, Олег снова вернулся к своему делу. Если он меня узнает, двоя гонящихся за нами амбалов, будут наименьшей из наших проблем. Пока мужчины спорили, как с нами поступить, я старательно прикрывала лицо, в надежде, что это воспримут, как жест отчаяния и нежелания попадаться на глаза из-за содеянного.
  Препирания длились не долго. Джеймс стал орать, что сам со мной разберется. В курсе я, как он хочет со мной разобраться, но здесь ему в помощь его фантазия и правая рука.  По всей видимости, такой поворот событий устраивал всех и нас спровадили в кабинет Олега. Сразу узнавалось его пристанище, все выглядело точно так же, как и в его старом месте обитания.  Ему явно давно надо было сменить дизайнера или пустить одну из стриптизерш навести здесь лоску. Смотрелось куда лучше, чем сейчас.
  Как только закрылась дверь, я тут же приникла к ней. Отчетливо послышался щелчок замка и приглушенный голос менеджера.
- Следи за ними внимательно и не выпускай от туда ни при каких условиях. У меня есть еще дела, а позже я вернусь. Эта сука должна мне три года жизни. – мои надежды рухнули, мужчина меня узнал.
- Что ты там говорил про окно? – Джеймс галантно накрыл меня своим пиджаком, естественно, не забыв при этом произнести колкость. Оставаться в этой одежде, даже накрытой свершу чем-то плотнее полупрозрачной ткани, я не собиралась. Повернувшись лицом к кабинету, стала изучать его. Если память мне не изменяет, в шкафу должны висеть платья. Однотипные и совершенно обычные. Именно они помогали Гавриленко не сесть из-за несовершеннолетних работниц. Он успевал вовремя одевать их в платья. Когда приходила полиция, он лишь качал головой и говорил, что проводит нравоучительную беседу с одной из нежелательных гостей. Конечно, ему никто не верил, но доказать обратное никто не мог. Знал бы он, что сейчас его хитрость поможет мне, стал бы рвать на себе остатки волос.
- Спасибо, обойдусь. – снимаю с себя пиджак Джеймса и отдаю ему. Разворачиваюсь к шкафу и бодрой походкой направляюсь к интересующей меня вещи. Раздвигая створки деревянного спасителя, сразу же вижу искомое. Ровными рядами висят платья всех размеров. Хотя больше они напоминают сарафаны, но сейчас не подходящее время для рассуждений о моде.  Для удобства одежда развешена по размерам, я хватаю свой и тут же одеваю его.  Ткань приятно облегает тело. Это уж куда лучше, чем шорты и подобие топа. Сарафан завязывается на шее и по идеи носится без бюстгальтера, так, что я с радостью освобождаюсь от доставшего предмета одежды. Снимаю его и кидаю его куда-то в сторону. К сожалению, об Оливере я вспоминаю только, когда оборачиваюсь. Видимо, он уже слишком часто находится рядом со мной. Мой мозг уже не воспринимает его как самостоятельную личность, скорее, как приложению ко мне. Он как ненавистная родинка, вроде бы хочется удалить, но все руки не доходят, да и так к ней привык, что не чувствуешь, будто она мешает.
- Вот теперь можно и в окно. – лишаю Оливера возможности, вставить очередную реплику и направляюсь к окну. К нашему великому счастью, оно и так полуоткрыто и решеток на нем нет. Первый этаж, позади лес, все будто специально устроено  для нашего побега. Я вылезаю первая, за мной Джеймс. Погони сзади не слышно, но мы все равно торопимся. Решаю, что лучше расскажу об Олеге позже, поэтому стараюсь игнорировать юриста по максимому.
  Идти приходится приличное время. Уже не раз появлялось желание, завалится в ближайший куст и остаться там, но желание оказаться под горячим душем сильнее. Мы стараемся идти по лесу, хоть рядом и находится дорога, но сейчас выходить на нее не разумно. Амбалы и работники клуба наверняка прочесывают его. Быть пойманными после побега не очень привлекательная перспектива.
  Впереди виднеются огни. Мы ускоряемся. Как только лес становится реже, мы выходим к мотелю. Во всяком случае, так гласит вывеска. На деле же дом выглядит как огромный сарай, который забросили лет десять назад. Выбора у нас нет. Неподалеку виднеется дверь. По шуму и свету идущего из щелей, было не трудно догадаться, что нам нужно именно туда.
Ох, лучше бы мы пошли дальше.
Как только дверь открылась, стало понятно, что это бар, а не сам мотель.  Внутри сидели одни мужики. Девушек было от силы три-четыре, и то, большая половина разносила алкоголь и так пьяным  увальням. Тишина, повисшая, после нашего захода, начинала угнетать, но никто не собирался ее нарушать. Мы с Джеймсом тоже были в ступоре и лишь беспомощно переглядывались.
- Ох, ты ж мужик, какую бабу себе отхватил. Видать очень дорогая шлюха. Поделишься потом? – уж лучше бы он молчал. В баре напряглись все. Краем глаза я заметила, как Оливер стиснул челюсть.  Я не видела его рук, но почему-то была уверена, что они сжаты в кулаки. Мне кажется, или он действительно готов влезть в драку? По самодовольному лицу мужика, было заметно, что он именно этого и добивался. Ну да, какой же бар без драки? Единственное, с чем он просчитался,  так это со мной. В мои планы не уходить от сюда с полумертвым Оли. Давайте будем реалистами, может Джеймс и мастак ранить словами, но кулаками он пользуется куда хуже. Уверена, что в моем послужном списке потасовок было куда больше, чем у него.  В моем мозгу тут же возникает идея, как увернутся от нежелательных разбирательств.
Теперь довольная ухмылка играет на моем лице.  Той рукой, что ближе всего находится к Оливеру, я шлепаю его по заднице. Причем специально делаю так, что бы шлепок был слышан отчетливо. В наступившей тишине это не так уж и сложно сделать. Затем поворачиваюсь к мужику и говорю немного развязно, будто секретничаю с подружкой о ночи, проведенной с незнакомцем.
- Эй, парень, ты все не правильно понял. Это не он меня снял, а я его. Ты посмотри на него… - махаю рукой в сторону Оливера. – Разве такой как он, смог бы снять такую как я? – презрительно морщусь, будто это самая отвратительная вещь на свете. На самом деле не очень далеко от истины. – Выбор у меня был не большой, сам понимаешь, у вас тут больше по девочкам. Знай, если он не справится, я  приду за тобой. – Заговорщицки подмигиваю парню. Сердце так и бухает в груди. Я удивлена, что голос не подвел меня и мне удалось сказать все это с нужной интонацией. Тишину прорезает смех мужика и за ним начинает ржать весь зал.
- Хорошо девочка, приму это во внимание. – к счастью, он больше не удостаивает нас вниманием. Зато я вижу, что в нашу сторону смотрит бармен, явно ожидающий, что мы подойдем к нему. Киваю Джеймсу, что бы тот шел за мной и направляюсь к стойке.
  Этот день все больше и больше удивляет меня.
- Вам нужен номер? – мужчина сохраняет нейтральное лицо. Мне это удается с большим трудом. Так и хочется улыбнуться и обнять его. Вообще, я надеялась, что Артур оставил свое темное прошлое и начал двигаться в будущее, занялся чем-то легальным. Надежда умирает последней.
- Да. – мужчина взял ключи и повел нас по обветшалой лестнице наверх. Столько всего хотелось спросить, но приходится держать себя в руках, нас могут услышать.
Артур был осведомителем в деле Олега. Именно он помог человеку из полиции спокойно влиться в ряды мафии. В молодости мужчина был далеко не законопослушным гражданином, но время и старость сделали свое. Он хотел исправить старые ошибки, конечно, не без выгоды для себя. За помощь в расследовании с него снимали все обвинения в старых правонарушениях. Все дела на Артура были закрыты и сосланы в архив. Во время судебных разбирательств мне удалось плотно пообщаться с ним. Он оказался очень умным и начитанным. С ним было приятно вести беседу, да и за то время, что мы были знакомы, он успел мне помочь. Бескорыстно. Но я все равно отплатила. Именно благодаря моему письму судье, Артуру решили не предъявлять вообще никаких обвинений. С условиями, естественно, если мужчина вернется к старой жизни, его будут судить по всей строгости. С тех пор он залег на дно и больше я его не видела.  До сегодняшнего дня.
  Мы сохраняли молчания ровно до того момента, как мужчина проводил нас до самой дальней комнаты. Войдя в нее и закрыв дверь, я тут же кинулась обнимать Артура. Наконец-то он улыбнулся и обнял меня в ответ.
- Боже, Артур, что ты тут делаешь?
- Меня больше интересует, что ты тут делаешь с этим дрыщем? – надо же, опять забыла про Джеймса.
- Артур, это Оливер Джеймс. Мы с ними вместе работаем, а сейчас попали в небольшую передрягу. – тут же поворачиваюсь к Оли. – Оливер, это Артур Дойл, да, как тот самый Дойл. Я тебе потом объясню все. – если живы останемся. 
В ответ Артур лишь кивает Джеймсу, и все его внимание снова обращено ко мне.
- Рассказывай, что там у тебя снова случилось. – не знаю почему, но я оборачиваюсь к Оливеру. Я не жду его одобрения, для рассказа или, что-то в этом роде. Скорее, мне хочется убедиться, что его голова еще не взорвалась от избытка информации и слишком большого количества происшествий. Он привык отсиживать свою тощую задницу в офисе или зале суда. Кстати, у него реально костлявая задница. Надо будет загнать потом в спортзал.
Вкратце рассказываю все, что с нами произошло. Дойл не перебивает, просто качает на некоторых моментах головой, а потом задает вопрос, который несколько удивляет меня.
- Как говоришь, зовут клиента? – не знаю, зачем ему его имя, но отвечаю.
- Джеферсон Картер.
- Джей Ки? – этот вопрос еще больше озадачивает меня и в ответ на сей раз я просто киваю. Похоже, до Оливера, что-то дошло, ибо он вздохнул как-то слишком судорожно. Да и понимающие перегляди между ним и Артуром не уже начинали, не нравится.
- Да вы в крупной заднице, дорогие мои. – иногда мне хочется двинуть людям, которые не могут сразу все рассказать, а говорят загадками.
- Может быть мне кто-нибудь объяснит, в чем дело.
- Милая, Джеферсон мужчина лет под сорок, со шрамом на правом запястье?
- Да. – теперь настораживаюсь еще больше.
- Джей Ки серийный убийца. В молодости он был самым разыскиваемым человеком в стране.  Он славился своей ненавистью к мужчинам. Всегда убивал их по разному, но на память оставлял сувенир в виде их голов. В детстве его мать убил и изнасиловал их отец. Мальцу бы тоже досталось, но ему «повезло». Не знаю, что там случилось, но в итоге Картера старшего нашли обезглавленным. Его сын сидел в ближайших кустах сжимаю голову папы. Парнишку тогда долго лечили, но  безрезультатно.  У него крышу снесло, когда одна из его девчонок пришла из дома избитая. Ее отец опять надрался и побил бедную. Джей пришел к ней домой и отрубил тому голову. С тех пор куролесил по стране. Его ловили и сажали, но как знаю, он сбежал. И те двоя не просто так появились. Он никогда не работает в одиночку. Скорее всего, это  была ловушка для вас. Самое хреновое, что  ваши злоключения еще не закончились. Ваш парень сбежал несколько часов из-под охраны. Скорее всего, новые ловушки уже поджидают вас.
Вот теперь мне действительно стало не по себе. Не то, что бы до этого все было солнечно и радужно, но именно сейчас вся ситуация приобрела именно критический оборот. Тут же идея  с полицией показалась не такой хорошей. Если он сбежал, значит, у него есть помощники в отделе. Появись мы там и Джеймс потеряет свою прелестную бестолковую голову.
   Все прибывают в задумчивости. Никто не разрушает зловещую тишину. Да, на удивление, даже Оливер молчит в тщетных попытках сделать умное лицо. На выручку приходит Артур.
- Я знаю, что вам делать. Есть вероятность, что идея не понравится, но другого выхода я не вижу.
- Это лучше, чем ничего.
- Ходили слухи, что его поймали из-за дружбы с одной женщиной. Госпожой Александер.  Она была ему как сестра. Вроде бы женщину пытались привлечь к судебному разбирательству, но это оказалось сложнее, чем все думали. – повисла тишина. Мне не очень было понятно, почему Артур тянет с продолжением рассказа. И так ясно, что нам надо найти эту женщину. Пока не понятно, для чего именно, но по всей видимости, она это наш ключик для спасения.
- Вам нужно найти ее. Обычно в это время года она бывает в городе проездом. Женщина привычки, поэтому останавливается всегда в одном месте. Найти ее будет легко, а вот поговорить не очень. Если вам это удастся, возможно, каким-то чудом вы узнаете, где спрятался Джеферсон. Играя на опережение, многого можно добиться. – только я понимаю, что он не все еще сказал?
- Боже, Артур, не тяни, какие сложности могут быть в общение с ней? Подошлем Оливера с его якобы безграничной сексуальностью, большим кошельком и профессиональным умением спаивать женщин и она наша.
Мужчина скептически оглядел Джеймса. – Она его и близко не подпустит. – все еще продолжаю смотреть непонимающе. Артур тяжело вздыхает и говорит, наконец, все.
- Ханна, Госпожа это не титул… - тут-то до меня все и доходит.
- Черт, нет. – мужчина облегченно вдохнул, что ему все-таки не пришлось все разжёвывать. А вот мне было не до смеха. – И что же ты придумал?
- У нас тут недавно оставалась Госпожа Катрин. Совершенно случайно оставила некоторые свои вещи и документы. – ага, как же, случайно. – Под видом Госпожи Катрин и ее клиента вы проникнете в отель, там найдете Госпожу Александр, а дальше, бог вам в помощь. – идея мне нравится так себе, но это все лучше, чем ничего.
  - Переодеваться придется? – в ответ получаю утвердительный кивок.
  Артур уводит Оливера в другую комнату. Ему тоже придется сменить свой костюм. Старый друг сказал, что клиенты стараются не показывать своего финансового положения. Вообще, чаще всего они одеваются целиком и полностью в латексный костюм, но Джеймсу почему-то эта идея пришлась не по душе. Никто не стал с ним спорить и юриста просто отвели в другую комнату, переодеться в нечто не менее странное.
  Мне  Дойл принес как раз таки штаны из латекса, черный корсет, причем настоящий, который утягивает так, что дышать не можешь. Сверху он тоже обделан латексом. К довершению к этому ужасу мне вручили еще и сапоги. Удивительно, но все моего размера.  От Артура не ускользнул тот факт, что на мне платье девочек Олега. Он пообещал сжечь его, как только мы уедем.
  Нижнюю часть одежды мне удается легко одеть, а вот с корсетом приходится помучиться. Самой мне его не зашнуровать, а никого поблизости, что бы помочь, нет.  Дойл стоит за дверью и орет, что не зайдет, пока я не оденусь полностью. В ответ  отвечаю, что он видел уже девушек и в более голом виде, да и я практически одета. Но эти аргументы все равно не действуют на мужчину. Продолжая свои тщетные попытки, изловчится и зашнуровать саму себя, не сразу замечаю, как в комнату зашел Оливер. Не знаю, как долго он стоит тут, но по его виду можно сказать, что чувствует себя он немного не в своей тарелке. На нем кожаная жилетка и штаны.  Еще и странный парик сверху. Его волосы теперь куда длиннее, чем положено. Вид у него, как у сбежавшей из тюрьмы рок звезды. После сегодняшних забегов Джеймс выглядит немного потрепанный. Если описать его внешний вид двумя словами, этот стиль можно назвать бомж стайл. Зато полностью передает всю сущностью юриста. Не то, что бы он бомж, но так и хочется лишить его всего и отправить куда подальше. Только у меня одной такое желание?
- Поможешь? – к счастью, просить дважды не приходится. Быстрыми и ловкими движениями, Оливер зашнуровывает корсет как профессионал. Видимо, огромная практика в этом у него есть. Так и хочется подколоть, но из-за двери слышится немного раздраженный голос Артура. Он явно устал ждать.
- Ну, вы там все?
- Да, можешь входить. – Дойл заходит. В руках у него черный парик и косметичка. Трачу еще минут десять на одевание черного короткостриженого парика. Еще столько же, что бы накрасится, как дорого оплачиваемая БДМС -  проститутка. Черные глаза, как у енота, среди них пользуются большой популярность.
Теперь меня вообще не узнать. С Оливером посложнее, но ему и не нужно будет никуда выходить из номера. Пока я буду отвлекать Госпожу Александр, он тихо, мирно будет обшаривать ее номер.
Артур дает последние наставления. Рассказывает о том, как мне следует себя вести. Я должна быть жесткой, не терпеть препираний, смотреть на всех свысока. Говорить мало и только по делу. Не показывать, что нервничаю. Не улыбаться, максимум, ухмылка. Всегда сохранять нейтральное лицо и по минимуму обращать внимание на то, что происходит вокруг. В принципе, не так уж и сложно. Дойл так же дает инструкции Джеймс и тут я понимаю, провальность нашей миссии.  Ему придётся все время молчать, смотреть себе под ноги и беспрекословно выполнять любой из моих приказов. А теперь, мне предстоит не просить его, а только приказывать. Миссия невыполнима, товарищи.
Напоследок мужчина одевает на юриста ошейник, цепь от которого прикрепляет к моему корсету внизу спины. Оли явно это не нравится, но кто его спрашивает. Ходить так не очень удобно. Цепь очень даже длинная, но выглядит все это как-то дико. Хотя не могу не позлорадствовать.
Одним быстрым движением он достает из заднего кармана какую-то палку. Резко скидывает руку вверх и та удлиняется. От неожиданности я аж отпрыгиваю. Название этой штуковины Артур и сам не знает, но говорит,  большинство Госпожей носят ее с собой и наказывают ею не послушных клиентов. Мне она тоже понадобится. Не для того, что бы избить Джеймса, а для более правдоподобного завершения образа. Беру ее и засовываю в сапог. Теперь можно отправляться в путь.
Хозяин странного заведения сказал, что нам лучше выйти с главного входа. Клиенты внизу после моего заявления уж очень оживились и теперь так и жаждут занять место Оли. Лучше, что бы они видели, как мы уйдем.
Выйти тихо не получается. Проходя мимо одного столика, не сразу замечаю мужика, что по приходу встретил нас с «распростертыми» руками. Он шлепает меня по заднице и орет в спину. – Смотрю, ты переоделась и приготовилась. Оставь малышка все свои игрушки для хлюпиков, вроде него, сегодня с тобой будет настоящий мужчина. – видимо, для подтверждения своих слов, он поднимается. Все еще стою к нему спиной, но скрип отодвигающего стула, вновь наступившей тишине, слышен отчетливо.
Мне хочется сбежать. Очень. Уже откровенно надоели все эти взгляды. Никому не позволяю обращаться с собой, как с мясом, а за сегодняшний день это, наверное, сделал каждый второй. Ярость во мне начинает кипеть. Не пытаюсь ее усмирить, как обычно. Вспоминаются слова Арутра, что я должна быть жесткой и бескомпромиссной. Ну или как он там сказал? Что ж, посмотрим, не прошли ли даром уроки боевых искусств даром.
Резко заворачиваюсь лицом к мужчине, попутно доставая из сапога гнут, что дал мне Дойл. Вскидываю руку, что бы удлинить его и, не давая себе времени на раздумья, размахиваюсь и что есть силы бью ею по лицу обидчику. Не знаю, получился ли удар сильным, но он хватается за лицо. Следующий мой удар кнутом приходится мужчине между ног. Затем бью его коленом по лицу. От последнего удара он падает на пол. Не знаю, были ли все удары достаточно сильными или просто все вокруг были ошарашены таким исходом события, но теперь все притихли в явном страхе. Гнев отступил и ему на смену пришло смятение. Слова Артура все его крутились в моей голове. Практика юриста помогла сохранить стойкий покерфейс.
- Еще раз так сделаешь и я устрою тебе перелом твоей любимой мягкой ткани. – стараюсь, что бы мой голос звучал по металлически угрожающим. Не особо понимаю, что это значит, но звучит красиво. Разворачиваюсь к двери и спокойным шагом выхожу на улицу. Ни один мускул не выдал моего волнения. Когда я вижу машину, стараюсь не испустить вдох облегчения. Наконец-то мы выбрались из этого злачного места. Не знаю, что ждет нас дальше, но надеюсь, что это было самое худшее.

Отредактировано Hannah Maddox (2013-01-11 22:27:09)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Wherever you go, I'll be with you.