Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » This is how you remind me of what I really am


This is how you remind me of what I really am

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Ксандр и Бри
Место: Сакраменто, 23 декабря, 2012 года, канун Рождества, сочельник, квартира Ксандра, хавчик Бриши.
Погодные условия: зима, ёптить, суровая сакраментовская зима! на градуснике +6, срывается мелкий снежок.
О флештайме: а Ксан вернулся домой, слегка потрёпанный и с сотрясением, но вернулся, да. Бри так рада этому, что решает братца удивить...

+2

2

по домашнему

Ключ повернулся в замочной скважине дважды.
- Ксан? – приоткрываю дверь и шепчу, просовывая блондинистую голову в небольшую щель, пытаясь отпихнуть Робби, норовившего как можно скорее прорваться в квартиру.
- Ксаня? – пес выиграл, теперь ниже красуется и его любопытная моська. Картина маслом – я и мой пес-идиот.
В ответ тишина. Отлично, значит, мои источники не подвели, и Романо действительно пребудет в Сакраменто вечером. Облегченно выдыхаю и, широко распахнув дверь, снимаю Робина с поводка. Четвероногий с радостным лаем кинулся вглубь квартиры, он определенно узнал это место, так как уже был здесь ранее. Пес водит носом по паркету, оббежал вокруг кухни и даже в зал заглянул. А потом вернулся ко мне в холл и уселся на пятую точку, огорченно фыркнув.
- Нет его еще, не приехал, - я неуклюже пытаюсь закрыть дверь ногой, пока мои руки заняты бумажными пакетами с едой, продуктами и прочим барахлом. А блохастый и ухом не повел, чтобы мне помочь, вот нахал! Вы это видели? Сидит себе спокойно, голову на бок склонил и равнодушно наблюдает за страданиями своей нерадивой хозяйки.
- Мяса сегодня не получишь, - прохожу мимо пса, выглядывая из-за бумажных пакетов, а тот, почуяв, что останется без парной говядины на ужин, резко подорвался с места и прошествовал на кухню вместе со мной, то и дело прижимаясь мордой к ноге.
- Ну ты и подлиза, - сняв куртку, я вынимаю из пакета свежие овощи и улыбаюсь сама себе.
У меня в запасе целый день. На то, чтобы превратить квартиру нашего жгучего итальянца в подобие праздничной хижины рождественского эльфа. Я так скучала. Сколько мы не виделись? Неделю? Месяц? Два? Кажется, для меня это время одиночества превратилось в целую вечность. Сложно перестроиться по одному лишь взмаху волшебной палочки. Ксан избаловал меня. Избаловал своим вниманием, чуткостью, заботой. Я чувствую, что нужна ему, собственно, как и он мне, и чувства эти в сто крат сильнее физического влечения. Что-то во мне изменилось. Мне грустно, если он долго не звонит или просто молчит в трубку телефона. Мне грустно, если я не могу пихнуть его локтем в бок и заорать "Не, ну ты прикинь!". Мне грустно готовить пасту в одиночестве. Да Господи, я даже скучаю по тем ванильным вечерам, когда мы секретничаем друг с другом, иногда я пускаю слезу, а потом он кормит меня мороженным с карамелью. Моим любимым. Большой ложкой. А потом я сворачиваюсь в комочек, пока он смотрит матч или еще какую программу, но спать идти напрочь отказываюсь.

- Иди, ложись, ты уже засыпаешь.
- Неа.
- Бри!
- Ну что? Я посижу тут с тобой еще немножечко.

И тут я сладко зеваю, обвиваюсь вокруг его руки и медленно засыпаю под шум телевизора. Этот момент дарит мне чувство неадекватного покоя и спокойствия, словно мир сузился до стен этой квартирки. И пусть за ее пределами хоть война разразиться – я буду мирно дремать на диване, прижимая к себе его руку.
Шум закипающей в кастрюле воды вытащил меня из пучины мыслей. Я обвожу взглядом кухню, пса, сопящего на полу, а уже потом поднимаюсь на ноги. Я не спала всю ночь, ворочалась с боку на бок. Сознание мое рисовало жуткие картины о небольшом отпуске Романо, я не хотела об этом думать и уж тем более представлять себе невообразимый кошмар. Мне, как и любой женщине, свойственно накручивать, преувеличивать, думать о том, чего на самом деле нет. И все же мне следует выкинуть эту чепуху из головы. Он сказал, что все будет нормально. И я верю ему.
Холодильник забит до отказа, на плите доходят до готовности пара блюд, я в джинсах и майке, по домашнему, но мне плевать. Я хочу встретить своего брата как полагается, с борщом, водкой и отменной закуской. Он же привезет мне сувенир? Ох, ладно, к черту сувениры, лишь бы целый вернулся. Это лучший подарочек мне на Рождество.
Пришлось достать прошлогоднюю елку, плевать, что искусственную и не под два метра, зато небольшую и пушистую. Я старалась развесить игрушки равномерно, прицепила гирлянду и даже мишуру, представляете? Дома я елку не наряжала, да и зачем? Рождество всегда проходит мимо меня. Сегодня я заведомо знаю, что останусь здесь ночевать, а наряженная в моем большом и пустом доме елка будет радовать разве что пустые стены. Даже Робин одобрительно гавкнул вслед моим удаляющимся мыслям.
Телевизор служит мне фоном, я не особо вслушиваюсь в диалоги участников какого-то наигранного теле-шоу, я просто сижу на диване, поджав под себя ноги. На часах уже почти шесть вечера и я прикончила целую пачку песочного печенья. Пекла его не я, но все равно вкусно. Мне лень поднять зад, чтобы налить себе молока, поэтому я сижу в кромешной темноте, и только свет от телевизора освещает мое задумчивое лицо. Четвероногий совсем обнаглел и прыгнул на диван, стараясь как можно скорее устроить зад, чтобы не прогнали.
- Ах ты лис паршивый! – воскликнула я от неожиданности, а пес, воспользовавшись секундным переполохом, выхватил у меня из рук печенье.
- Сейчас как дам по сраке! – цитирую Ксаню, он всегда так говорит, когда я стаскиваю со стола еду, еще не превратившуюся в полноценное блюдо.

- Ксаня, я буду завтра поздно.
- Сейчас как дам по сраке!

- Ксаня, я хочу переспать с Джейсоном Стетхемом, давай его похитим?
- Сейчас как дам по сраке! Положи этот журнал!

Неоспоримый аргумент.
На моих губах играет теплая, немного грустная улыбка, как знак  ностальгии, и я не сразу замечаю звук, разрезающий спокойствие квартиры. Все тот же ключ, все та же замочная скважина. Приехал! Приехал же! Я резко вскакиваю с дивана и несусь в холл наперегонки с Робби, но мои беленькие носочки скользят и я чудом не впечатываюсь в противоположную стену. Паршивец опередил меня, я поднажала, набрала чуть-чуть больше скорости и каааааак ба-бах! Впечаталась прямо в братца, широко раскинув руки для объятий.
- Ну наконец-то! – радостный клич, я прижимаюсь к Романо всем телом, вдыхаю знакомый и такой родной запах, по которому дико скучала.
- А ты чего такой...Такой «красивый»? – отстраняясь, мои глаза удивленно округляются, с неподдельным беспокойством разглядывая потрепанного Ксаню.

+3

3

Прощание с семейством Моро, объятья, слёзы расставанья, и ты обещаешь старику, который тебе почти что как отец, что скоро вернёшься и вы вновь увидитесь и не один раз. Потому что больше ничто не препятствует тебе появляться на родине, свободно прогуливаться сицилийскими улочками, дышать морским солоноватым воздухом с ароматом апельсинов. Но сейчас ты уезжаешь домой, в Америку. Твой путь обратно в Сакраменто был слишком тяжёлым, почти непроходимым, но никто не должен знать, главное – ты справился, ты держишь в руке билет домой…
***
Ещё находясь в аэропорте Сакраменто, ты включаешь свой мобильный. И сколько пропущенных вызовов? Ты их не считаешь, только делаешь пару звонков, пару важных звонков: Джону, говоришь ему, что вернулся и проблема уже улажена; Бри, чтобы сказать, что ты уже прилетел обратно, и она может больше мысленно не хоронить пустой гроб. Ты уже сейчас чувствуешь, что вернулся другим. Стоишь на улице, вдыхаешь морозный воздух и прикрываешь глаза, чуть запрокидывая голову назад лицом к небу, и на твоих губах играет улыбка.
Останавливаешь такси и осторожно усаживаешься в салом автомобиля. Рёбра ещё болят, и движения твои всё ещё чуть более аккуратны, чем обычно, чтобы не потревожить резкими движениями только затянувшиеся раны. Говоришь адрес своей квартиры и откидываешься на спинку сидения, уставившись в окно и проносящийся за ним вечерний город. А улицы Сакраменто всё те же, ничто не изменилось, как будто ты и не уезжал никуда, те же люди, те же дома… Всё что могло измениться, произошло в тебе самом. Все изменения, которые произошли не увидеть глазами, их можно только почувствовать и ты ощущаешь себя другим. Можно ли постареть за почти два месяца отсутствия дома? Уезжая из Палермо, вчера ты случайно заметил, что у твоего отражения в зеркале появились седые волосы на висках. Представляешь, как Бри будет забавляться и подшучивать над тобой, когда заметит седину и губы снова растягиваются в улыбке. Такие тёплые приятные чувства появляются в груди, когда ты думаешь об этой девушке. Семья – это всё что у вас есть, забери деньги, влияние, и что останется? Вы всё друг у друга, и ты благодарен ей за то, что воспоминания о ней вернули тебя с того света. Она ещё не знает, что спасла тебе жизнь, да и не узнает об этом вовсе, потому что ты не хочешь вспоминать о том, что творилось на Сицилии. Но ведь это Бри… Может так статься, что она выпытает всё, что захочет узнать, потому что только она владеет этими тайными ключиками от твоей души, и ей всегда было под силу настроить тебя на откровенный разговор. Она хранит множество твоих тайн, а ты в свою очередь хранишь её секреты, большинство из которых весьма опасны, как и твои собственные. Доверие – это то, чего вам обоим не хватало, и то, что вы обрели, встретив друг друга.

- Бри, почему не спишь?
- Не могу уснуть…
- Давай приготовим пиццу и посмотрим телек?
- С пепперони! Курицы всё равно нет, я её уже съела…

Понимание, вам не нужно было разговаривать, что бы понять, что что-то не так. Главное, что вы чувствуете поддержку друг друга, без слов понимаете, когда нужны друг другу и всегда готовы придти на помощь. Не это ли люди называют семьёй?
***
Такси остановилось у дома и расплатившись с водителем ты покидаешь салон машины. Сжимая небольшую дорожную сумку в одной руке и большой пакет с подарками в другой, ты потихоньку поднимаешься на второй этаж. Достаёшь ключи и  открываешь двери, вместе с собой впуская в квартиру холодный воздух. Внезапно слышится лай собаки, и ты понимаешь, что Бри притащила в квартиру Робби. Этого здоровенного пса, который так любит грызть твои найковские кроссовки…
- Ох, чёрт… - вздыхаешь, слыша, как несётся это блохастое чудовище, - Робби, нет… Робби, фу! – но поздно, собака прыгает на тебя вне себя от радости и ты роняешь пакет вместе с дорожной сумкой на пол. – Ах, ты ж, шельма… - приговариваешь, склонившись над собакой и поглаживая его по голове.
- Ну наконец-то! – последовал радостный вскрик Бриджет из другого конца коридора, и быстро перебирая ногами, скользя носками по паркету она уже бежит тебе на встречу.
- Эй, кого я вижу! Вот это сюрприз! – улыбаешься и раскидываешь руки в стороны готовый её обнять, только вот Бри скорость не сбавляет и твои глаза непроизвольно раскрываются шире в предчувствии очень болезненного столкновения. – Ох.. – глухо вздыхаешь, чувствуя, что вот-вот твои рёбра опять сломаются в тех же местах, так и не успев срастись, - Осторожней, не так сильно… - предупреждаешь и осторожно обнимаешь девушку в ответ. – Я тоже по тебе скучал, катастрофа, – целуешь её в лоб и отпихиваешь ногой Робби.
- Не лезь туда. Там нет для тебя ничего интересного. Только подарки для твоей хозяйки, - да, ты накупил ей много всяких безделушек, сувениров из Сицилии: браслеты из натуральных камней ручной работы, розарий для молитвы или просто, как красивый аксессуар к одежде, - она когда-то просила и себе такой же, как у тебя, - шарф из тонкого полупрозрачного шелка, который тебе помогала выбирать Катерина, был красивого нежного персикового оттенка… Всё это было разложено по коробочкам и ютилось в том самом большом пакете, в который совал свой мокрый нос любопытный Робби.
- А ты чего такой...Такой «красивый»?
- Оу… - вздыхаешь и наигранно улыбаешься, - Долго рассказывать, но гипс с пальцев должны снять через два-три дня, а это… - пальцем обводишь в воздухе круг напротив своего лица, - Должно меня украшать, да. Я же мужчина… - на верхнем веке был аккуратный тонкий шрам, этот разрез делал хирург, когда спасал твой левый глаз, ну и кровоподтёки ещё не совсем рассосались, напоминая о себе еле заметными бледными мелкими пятнами под глазом зеленовато-фиолетового цвета.
- Ударился об косяк… - нагло врёшь, отпуская Бри из объятий и поднимая с пола пакет, - Несколько раз ударился, да, я неуклюжий, ты же знаешь, - улыбаешься и протягиваешь подарки девушке, - Держи, пока Робби себе всё не присвоил, и ты проверяла мои кроссовки? Если он с ними опять что-нибудь сделал, ты должна будешь мне новую пару… - идёшь вдоль коридора в гостиную, - Как же я устал от этих перелётов и как же я хочу есть… - принюхиваешься и удивлённо вскидываешь брови, - А чем это так вкусно пахнет?

+1

4

- Эй, кого я вижу! Вот это сюрприз!
Ну а ты кого ожидал увидеть? Опру? Или думаешь, что я буду отсиживаться дома после длительной разлуки? Ну уж нет! Я и так провожу большую часть своих серых будней в одиночестве (пес не в счет). Мне не хватает нашего общения, наших шуток, твоего раскатистого смеха в стенах моего дома или твоей квартиры. Даже пожаловаться некому на то, какая жизнь все-таки сука бессердечная.
- Осторожней, не так сильно... - сдавленно проговорил итальянец, а я лишь удивилась про себя. А как же "Эй, Бри, опять каши мало ела? Покажи бицуху!"
- Мне хотелось порадовать тебя перед Рождеством, - шепчу я, нехотя отстраняясь от своего названного братца. – И я поцарапала руку, пока наряжала елку. Вот, смотри, - вытягиваю руку, гордо демонстрируя ссадину.
- Я тоже по тебе скучал, катастрофа, - и вот, наконец, я получаю свой заслуженный поцелуй и прикрываю глаза, позволяя своим губам расплыться в довольной улыбке.
Краем глаза я наблюдаю за тем, как Робин сует в нос в Романовские сумки, которые, наверное, следует разобрать. Сколько всего предстоит перестирать и перегладить. Пожалуй, я задержусь здесь чуть дольше, чем планировала раньше. А что в пакетах?
- Не лезь туда. Там нет для тебя ничего интересного. Только подарки для твоей хозяйки.
- Подарки? Ты привез мне подарки? Да? Да? - в глазах загорается огонек любопытства и радости, я прихлопываю в ладоши, чувствуя, что сейчас лопну от нетерпения. Словно ребенок перед Рождеством.
- Долго рассказывать, но гипс с пальцев должны снять через два-три дня, а это... - внимательно слежу за нехитрым жестом руки Ксана, - Должно меня украшать, да. Я же мужчина…
Нет, Вы слышали? Мужчина он. И поэтому должен ходить весь в синяках? Я молча оглядываю телесный ущерб, мысленно пытаясь воссоздать в голове примерную картину происходящего в Сицилии. По нему что, каток проехал? Или, что хуже, местная мафия? Что случилось, мать вашу?!
- Ударился об косяк... - ложь!
- Да что ты говоришь, - Романо вздумал нагнуться за пакетом, но я успела его перехватить, кладя ладошки на уже согревшиеся щеки.
- А если я принесу свой детектор лжи? - лукаво прищуриваясь, разглядываю побитую мордочку. С этим нужно что-то делать. На первый взгляд ссадины заживают, но кто знает.
Покачав головой, я позволила Ксану вручить мне пакет с подарками. Только этот пакет и спас его от дальнейших расспросов, ей Богу. Не хочет говорить сейчас – расскажет потом. Я не я, если не смогу расколоть нашего жгучего итальянца. Сердце сжалось в маленький колючий комочек, я постаралась отмахнуться от этого чувства, как от назойливой мухи. Не сейчас, Бри, не сейчас. Дай ему отдохнуть с дороги, накорми, а потом...
- Держи, пока Робби себе всё не присвоил, - сжимая в ручках вожделенную добычу, я приподнялась на цыпочки и звонко чмокнула Ксана в щеку. - И ты проверяла мои кроссовки?
Вот он, извеченный вопрос. Я закатываю глаза и смеюсь, следую вслед за братцем вглубь квартиры.
- Ну конечно, - сую носик в подарочный пакет, - я попрятала твои кроссовки в шкаф. Нечего разбрасывать! Робби тонко намекал тебе именно на это, я уверена. Кстати, ты в курсе, что я выгребла из твоей квартиры три мешка мусора? О, красота какая!
На свет божий появился шарф, я прильнула к нему щекой, чтобы оценить мягкость ткани. Уляля, неужели Ксанечкин сам выбирал? Если да, то с завтрашнего дня я буду звать его дамским угодником.
- Как же я устал от этих перелётов и как же я хочу есть... - ага, Романо, я читаю твои мысли даже на расстоянии. - А чем это так вкусно пахнет?
- Увидишь, иди руки мой, - перебирая дивные браслеты, скомандовала я и отправилась на кухню. Робин же последовал за вожаком стаи, то и дело прижимаясь к его ноге. Ты гляди, вот паразит, тоже соскучиться успел.


Ложки-вилки-ножи-тарелки. Привычная схема для меня, не требующая ни малейших физических затрат. Накрыть на стол? Как два пальца об асфальт.
- Сегодня в меню мясное рагу, - вещаю я, спиной ощущая присутствие Романо на кухне, - лазанья и минестроне. Ах, да, и еще булочки с виноградом и фруктами на десерт, - разворачиваюсь, держа половник в одной руке, а второй упираясь о столешницу. – Еще есть этот, как его...Ну...Борщ! Ты все уши мне про него прожужжал – пришлось готовить, - я скромно улыбнулась, стараясь не подавать виду, что это пиздец как вкусно.
Когда большинство твоих друзей родом из солнечной Италии, волей неволей начинаешь приспосабливаться, учитывая вкусы и желания не только своей персоны. Видите, какая я хорошая? А некоторые говорят, что я слишком много смотрю телеканал Кухня ТВ. Ну не глупости ли? Зато сколько полезного можно узнать! Ну, разве что кроме борща. Об этом блюде я наслышана от Ксани после его путешествия в забугорную Россию, прости Господи.
- Подожди, горячо же, - я тепло улыбаюсь, пристраивая свой зад на удобный стул и, по привычке, подбираю под себя правую ногу.
У стола уже нарисовался хитрожопый пес, Робин облизывался и выжидающе глядел то на меня, то на Романо, в надежде, что ему все таки обломится кусочек почти праздничного ужина.
- Давай, давай, иди отсюда, - шутливо прогоняю непослушного пса, но после переключаю внимание на мужчину, усердно делающего омномномном. – Вкусно?
Я подпираю щеку ладошкой и любуюсь, как Романо с аппетитом уплетает приготовленные мной харчи. Мне-то есть совершенно не хочется, натрескалась печенья, вот и результат. Какое счастье, что рядом нет маменьки, способной дать мне по рукам.
- Слушай, - я взяла со стола салфетку и принялась теребить ее в руках, потупив взгляд на ровную поверхность стола. – Присмотришь за Робином? Мне нужно уехать на несколько дней из города.
И, возможно, из страны.

+1

5

Снимаешь куртку и кидаешь её на диван, скользя медленным взглядом по стенам собственной квартиры, которую ты сейчас с трудом можешь узнать. Да, Бри постаралась, чтобы привести её в порядок, даже к Рождеству украсила… ёлка? Она не верит в твою встречу с «косяком» и смотрит с сомнением в глазах, прячешь взгляд переводя его на стену, даёшь понять, что не хочешь об этом говорить.
Затем улыбаешься и чувствуешь, как на душе теплеет. Понимаешь, как сильно тебе не хватало этого ощущения дома, внимания и заботы, которое дарила она.
- Да, ты молодец, стало так красиво и празднично. Спасибо, - даришь ей тепло своей улыбки, когда чувства искренние и в глазах блестит тот самый живой огонёк обозначающий, что ты счастлив.
- Почему твой Робби вообще на что-то намекает в моей квартире? – спрашиваешь наигранно серьёзно, - Здесь только один хозяин – это я, и я делаю, что хочу со своими кроссовками, - сказал, как отрезал и подозрительно глянул на собаку сидящую перед тобой на задних лапах и смотрящая на тебя с поистине вселенским обожанием. – И чё ты на меня уставился, а? – пёс махнул хвостом, почуяв, что речь идёт о нём любимом, и довольно гавкнул. – Робби, фу, - бросаешь и идёшь на кухню, откуда доносится этот божественный аромат борща, а пёс следом за тобой семеня трусцой рядом, будто хвостик.


- Рагу? Да что ты?.. - брови от приятного удивления поползли вверх, от умопомрачительных запахов заурчало в желудке, и ты уже сто раз успеваешь подавиться слюной, пока Бри рассказывает тебе всё меню по пунктам. – Борщ? Ты серьёзно? – смотришь на сестру взглядом а-ля «гадом буду, не забуду» доброты такой сердечной. – Я тебя обожаю, ты же знаешь, да? Если не знаешь, то знай, ты лучшая! Это же всамделишний самый настоящий русский борщ… Боже!!! – отодвигаешь в сторонку рагу и лазанью, двигаешь к себе тарелку с борщом и окунаешь ложку в банку со сметаной. – Я тогда в России подсел на него, вот это вещь, а! – и с глазами голодного негра из далёкой Африки принимаешься за уничтожение всего, что перед тобой в тарелке.
- На хрен «горячо», - протестующее и с полным ртом в ответ на предостережение Бри, усевшейся напротив, - Зато вкусно, а ты чего не ешь? Опять диета? – щуришься и суёшь очередную ложку борща себе в рот, - Слушай, бросай ты это дело, ты и так шикарная на все стопятцот процентов, куда ещё лучше-то? – правильно, своей сестрой ты гордишься, такой красавицы днём с огнём не сыскать, и в связи с этим кавалеров у неё, как собак нерезаных… На заднем дворе загородного дома уже места свободного нет трупы закапывать… Придётся скоро хоронить по двое в одну яму, да… Горестно думаешь и щедро откусываешь кусок от булки.
- Спрашиваешь ещё, конечно вкусно! – хотел было добавить, что в больнице так не кормили, но вовремя затыкаешься, принявшись за рагу.
- За Робином? Куда уехать? – покусанная булка укладывается тобой обратно на тарелку и ты вытираешь губы салфеткой, сметая крошки. В ореховых глазах проснулось подозрение, и ты сверлишь Бри взглядом, пытаясь по выражению её лица, по глазам понять что за хрень твориться и стоит ли начинать беспокоиться…
- Твоя срака не покинет стен этой квартиры, пока ты мне популярно не объяснишь, куда ты намылилась, - коротко и предельно ясно, тоном не терпящим возражений. – У тебя проблемы? Что-то случилось? Ты только скажи, я всё решу… - а что не подлежит решению ты спалишь, взорвёшь, закопаешь, но никто не смеет обижать самого близкого тебе человека, а уж тем более вынуждать Бри покинуть город в срочном порядке…

- Отпусти, я не хочу здесь больше находиться, Бри… Слышишь? Я купил билеты, идёт посадка на мой рейс, отпусти… - мы стоим посреди зала ожидания в аэропорту Сакраменто и Бри крепко держит меня за локоть двумя руками.
- С ума сошёл? Ты вообще головой своей думал или только задницей?! Не пущу я тебя в эту проклятущую Италию! – уверенность в её голосе и решимость во взгляде, когда она это говорила.
- И как ты меня остановишь? Это даже не смешно… - я решил тогда, покончить со всем раз и навсегда и плевать, что к возвращению на Сицилию был абсолютно не готов… я решил, хоть и по пьяни…
- Тебя убьют же, наверняка убьют… - её глаза блестят от слёз и она прижимается к моей груди, а я невольно обнимаю её за плечи… - Не надо так, это не выход. Я помогу тебе, только будь рядом, не уезжай… - её тихая мольба и в моём нетрезвом сознании чётко зреет понимание того, что я кому-то ещё нужен. Нужен ей…
- Хорошо, - сдаюсь и обнимаю её крепче, - Не сейчас, но позже ты должна будешь меня отпустить…


Это всё ещё свежо в памяти, она для тебя слишком много значит... Она наверняка даже сама не догадывается о том, насколько тебе дорога и как много делала и всё ещё делает для тебя, даже не зная об этом...

+1

6

Здесь только один хозяин – это я, и я разбрасываю свои кроссовки, где хочу. Про себя я передразниваю братца, скрещивая руки на груди. Ну не разбивать же его детские иллюзии, в самом деле? Пусть думает, что это он у нас тут хозяин, а я буду мило  улыбаться и по тихому ныкать его "найки" в шкаф.
Борщ? Ты серьёзно? - утвердительно киваю головой, все еще не понимая страсти Ксана к блюдам этой сомнительной кухни.
Ну, право же, чего он нашел в этом борще? Такое чувство, что у русских закончилась фантазия, и они тупо свалили в кастрюлю с водой все, что под руку попалось. По мне так стандартный грибной суп-пюре с гренками и базиликом куда лучше. Может, в России просто не выращивают базилик и не умеют делать чесночные гренки?
Я тебя обожаю, ты же знаешь, да? Если не знаешь, то знай, ты лучшая! Это же всамделишний самый настоящий русский борщ… Боже!!!
С видом царя Алексеича, Романо отодвигает блюда истинной итальянской кухни, коими я и хотела его порадовать изначально (борщ же оказался в меню совершенно случайно) и с вожделением пододвигает к себе тарелку бордовой солянки. Ну, надо же, неужели угадала?
- Бог ты мой, Романо, да я тебе целую кастрюлю этого добра наварила, все в холодильнике, - развожу руками и улыбаюсь, искренно радуясь, что сумела угодить. - Можешь безбедно жить еще неделю, а потом придется снова пополнять твои запасы. Вдруг умрешь с голоду? Кстати, к Рождеству, я хочу испечь миндальный пирог.
- На хрен «горячо», - омномномном, кушай-кушай, поправляйся.
- Ты как с голодного севера, - подпираю щечку ладошкой, любуясь тем, как борща в тарелке становится все меньше и меньше. - Тебя совсем не кормили в этой твоей Италии?
Терпеть не могу Италию. Как только туда летит кто-нибудь из моих близких, дело заканчивается либо смертью, либо еще каким пиздецом. Вот и Романо сидит передо мной весь такой "красивый", а во всем кто виноват? Италия! Знала же, что нечего его было пускать в эту проклятущую обитель зла. Мое любопытство так и не дает мне покоя. Кто же так разукрасил братца? Наверное, был серьезный повод?
- Зато вкусно, а ты чего не ешь? Опять диета? - голос итальянца вытаскивает меня из пучины мыслей, я встрепенулась, словно намокший под дождем воробушек.
- Диета? - переспрашиваю, округляя глаза, а затем заливаюсь звонким смехом. - Ну что ты, какие диеты, - легко отмахиваюсь, - я умяла целую пачку того печенья в зеленой упаковке, что стояло в верхнем шкафчике. Ради Бога, скажи, что ему еще нет и полугода, - на губах снова улыбка, а я принимаюсь отламывать кусочки ароматной булки.
- Слушай, бросай ты это дело, ты и так шикарная на все стопятцот процентов, куда ещё лучше-то? - с набитым ртом вещает Ксан, на что я снова смеюсь, чуть не подавившись мягкой булкой.
- Ну, скажешь тоже, - отрицательно качаю головой в знак полнейшего не согласия. Была бы шикарная - уже была бы замужем и растила светловолосую малышку. Хотя...Буратино, ты сам себе враг.
Ловлю себя на мысли, что нет картины важнее и приятнее, чем вид мужчины, поглощающего еду, которую ты готовила своими собственными руками какие-то пару часов назад. Я смотрю на нашего горячего итальянца с плохоскрываемым обожанием, а рука тянется к бокалу холодного чая с лимоном.
- За Робином? Куда уехать? - булка отправилась обратно на стол, а я нервно сглотнула и поставила стакан с чаем на место. Этого-то я и боялась.  - Твоя срака не покинет стен этой квартиры, пока ты мне популярно не объяснишь, куда ты намылилась.
Я постаралась выглядеть беспечно. Честное слово! Но напряжение в глазах выдавало меня с потрохами. Я никогда не умела (да и не хотела) врать Ксану, тем более в канун семейных праздников. Но как сказать, что я намылилась в Ниццу? Снова поднять тему об Анне и увидеть печаль на лице Романо? Он и так достаточно настрадался, пусть то настроение, которое я пыталась создать в его квартире с самого утра, не покидает брата как можно дольше. В этот раз я не буду эгоисткой.
- У тебя проблемы? Что-то случилось? Ты только скажи, я всё решу…
Очень вовремя на кухне нарисовался Робби, вернее, сначала я заприметила два уха, довольную рыжую морду, а затем и хвост в дверях. Интересно, что же он делал, пока мы тут мирно кушали да беседовали?
- Что ты за человек такой, а? - я широко улыбаюсь, расслабленно поглаживая пса по голове, который уже успел пихнуть свою моську на мое колено. - Сразу же о плохом думаешь, - склоняю голову на бок и устремляю теплый взгляд на Ксана. - У меня все в порядке и нет, я ничего не натворила во время твоего отсутствия, - ехидно улыбаюсь, прокручивая в голове приятные события прошлой недели. За них ведь можно и по жопе получить!
- Я бы хотела навестить родителей в ЛА, - добавляю чуть тише и серьезнее, опуская взгляд на прибалдевшего Робина.
Разумеется, Ксан знает о моих нелегких взаимоотношениях с родителями. Он знает, что они отвернулись от меня после того, как я смылась из города вместе с Ричем и, тем не менее, грозится на каждое Рождество, что притащит меня в ЛА за волосы. Мириться.
- Не волнуйся, это всего на пару дней, - я кинулась успокаивать Романо, мягко положив свою ладонь поверх его руки. - А ты это, кушай, а то остынет.
Немного погрустнев, я поднимаюсь на ноги и отворачиваюсь к подоконнику. Может, и правда стоит помириться с родителями? Позвонить маме, познакомить ее с Ксаном, чтобы она, наконец, успокоилась и поняла, что я в Сакраменто в полнейшей безопасности.
- Давай, доедай живее, и пойдем, прогуляемся, - отгоняя противные мысли в сторону, я пытаюсь воодушевиться духом приближающегося Рождества. - На улице снег выпал, а Робби еще не ходил в туалет по-маленькому. Хотя на твоем месте я бы побеспокоилась за кроссовки.
И, весело хихикнув, я вприпрыжку умчалась к большому гардеробу, чтобы Ксан не успел дать мне по сраке. Встаю на цыпочки и понимаю, что роста не хватает, чтобы дотянуться до верхней полки. Пришлось пододвинуть стул и балансировать в воздухе, дабы не шлепнуться на пол. Четвероногий же уселся на пол и с интересом наблюдал за манипуляциями своей хозяйки.
Так, что тут у нас? Шарф, шапка, ага, то, что надо. Романо пора привыкнуть, что в Сакраменто похолодало, нежели в заморской Италии. Без шапки я его на улицу не пущу! Под руку попалась белая шапка с помпоном, еще в прошлом году оставленная мною здесь (зачем захламлять свой шкаф, если есть шкаф брата?) и серая шапка-ушанка с мехом, видимо, привезенная Романо как сувенир. Схватив под руку еще и теплый шарф, я поняла, что спускаться мне стремно и крикнула на всю квартиру:
- Ксааааан, - кричу я, стараясь не смотреть вниз и держась обеими ручками за полку шкафа, - сними меня отсюда, - да, я высоты боюсь, а Вы что подумали?

+1

7

- Какой такой я человек? – обиженно косишься на сестру, ибо понимаешь ли, ты за неё тут волнуешься, переживаешь, а она ещё и недовольная. – А разве можно думать о хорошем, слыша такое? У меня уже скоро нервный тик начнётся на каждое твоё «мне надо уехать». – Вот, что правда, то правда. Ибо как показывает практика, после таких вот слов из уст Бри следует сразу же ожидать чего-то плохого.
- Ты и не натворила? – переспрашиваешь, подозрительно щурясь в сторону сестрицы, - Вот, почему мне в это не верится? – вопрос оставшийся без ответа, потому что был скорее риторическим, - Родителей? – задумываешься на секунду, пытаясь рассмотреть в ней какие-либо признаки обмана, но она не смотрит в глаза, поэтому уличить во лжи становится труднее. – Это хорошо. Я давно говорил тебе, что пора бы уже с ними помириться. Я рад, что ты наконец-то пришла к правильному решению, - говоришь, а думаешь совсем о другом… Как бы отлучится на пару минут и позвонить Филу, который быстренько расскажет тебе, чем твоя сестра тут занималась в твоё отсутствие. Но пока улизнуть не получится, ты потерпишь, ибо спалиться на такой явной слежке не охота, а Бри если узнает, однозначно будет негодовать.
- Пара дней – не неделя, хотя можно и на неделю, если к родителям. Ты же их давно не видела, соскучилась, - делаешь паузу, снова беря в руку булку и накалывая на вилку кусочки мяса из рагу. – Хочешь я с тобой поеду? – такая себе проверка, согласится, аль нет. Ведь ты не навязываешься, нет, просто смотришь на реакцию, наблюдаешь за тем, как она себя поведёт. – Робби оставим… Агате, например, - вспоминаешь первого человека, который приходит в голову. – Джона сейчас нет в городе, а то можно было бы ему пса отвезти, они друг другу понравятся. – Говоришь с  долей сомнения в голосе, абсолютно не веря в собственные же слова.
- Да я наелся уже, спасибо. Всё было очень вкусно, - улыбаешься сестре и отодвигаешь к центру стола тарелки с яствами. – Ты готовишь всё лучше и лучше, вот же какая хозяйка достанется кому-то, - шутишь и задорно подмигиваешь ей, поднимаясь со стула.
- Куда ты хочешь пойти? – руки уже потянулись к грязным тарелкам, дабы убрать их в посудомоечную машину. Как же хорошо, что и твою квартиру коснулась цивилизация. Загрузил в эту чудо технику всё, что необходимо было помыть, нажал на пару кнопок и вуаля! Всю самую грязную работу сделали за тебя, а ты в это время можешь заниматься чем угодно, например… Опереться сракой о столешницу кухонной стенки и скрестив руки на груди играть в «гляделки» с Робби. Очень полезное занятие.
- Ты его не выгуливала? Ну, Бри! – возмущённо выкрикиваешь в след блондинке ускакавшей по направлению к большому гардеробу, - Это же мне его выгуливать придётся, если ты его мне оставишь. А у меня работа сама знаешь какая. Он мне всю квартиру засрёт, пока меня дома не будет, - после последних слов Робби обиженно тяфкнул и умчался за своей хозяйкой, покинув Романо в гордом одиночестве. – Ну и ладно, - бурчишь себе под нос и, оттолкнувшись от стола, идёшь всё к той же гардеробной, которая сманила всех домочадцев.
- Хорошо, я озадачу Билла, будет с Робином гулять, если буду занят, - а что? Ты босс, а приказы босса самодурством не считаются, нет. – Но чтобы была на связи и звонила мне каждый день, - пришло время условий, умолкаешь на секунду и тут же добавляешь к уже сказанному, - Утром и вечером, чтоб звонила. Ясно? – спрашиваешь и с интересом смотришь на Бри взобравшуюся на стул. Насколько память не изменяет, сестра высоты боялась жутко, только вот чего её чёрт потянул на этот стул? Ах, вот оно что… Из гардероба ловкими ручками Бриши были извлечены две шапки, одна из которых явно предназначалась тебе. Это которая меховая, шапка-ушанка привезённая тобой из всё той же России.
- Не кричи, - смеёшься, прислонившись плечом к дверному косяку, - Тут я, слежу за тем, чтобы ты себе ничего не сломала, – отвечаешь сестре, но с места не сдвигаешься, - А самой себя снять, слабо? – и ехидненько так улыбаешься, весело щурясь и не сводя взгляда с Бри. – Ладно, без паники! – команда не разводить кипиш была отдана и ты всё же подходишь. Взяв её за талию, спускаешь со стула на пол.
- Всё, давай одеваться тогда и по быстрому на улицу, пока Робби мне тут где-нибудь в углу лужу не оставил или чего похуже… - натягиваешь на себя куртку, шапку перчатки и обуваешь ботинки. – Вперёд! Робби, мать твою, не прыгай на меня! – уворачиваешься от бесконечно радостного пса, которого Бри уже посадила на поводок. Пропускаешь девушку с собакой вперёд и закрываешь за собой двери.
- Кстати, на улице снег сыпет, и уже порядочные такие сугробы, я представляю, что будет на Рождество, - говоришь, спускаясь по ступенькам на первый этаж. – Засыплет все дороги, что не проедешь. Я, наверное, на Рождество дома буду, на работе делать будет нехрен, - логично же? Да. – Ты, кстати, когда от родителей вернёшься? «Пару дней» не особо как-то определённо звучит. Я бы тебя встретил на машине, чтобы на такси домой не ехала, м? – выходишь на улицу, где вас встречает холодная, но щадящая сакраментовская зима. Ёжишься и вжимаешь шею в плечи, пряча подбородок под шарфом.
- Красота, - вырывается, когда непроизвольно любуешься заснеженной улицей, белой-белой от снега, слегка мерцающего в лунном сиянии. Смотришь на Робби, который во всю рвётся вперёд, натягивая за собой поводок. – Пошли в парк, а то этому, - киваешь на собаку, - погонять невтерпёж. Того и гляди тебя утащит за собой, - весело посмеиваешься, поворачивая вместе с сестрой в сторону городского парка. Благо, что тот в центре и недалеко от дома, в котором твоя квартира. Пешком за минут десять можно дойти спокойно.
- Тебе не холодно? – останавливаешься, придержав Бри за локоть, и поправляешь ей край шапки, которая сбилась на бок благодаря нетерпеливому Робину, то и дело дёргающего её со всей силы вперёд. – Может, давай я возьму поводок, м?

+1

8

- А разве можно думать о хорошем, слыша такое? У меня уже скоро нервный тик начнётся на каждое твоё «мне надо уехать».
Ну вот, снова чувствую себя пристыженной школьницей. Отвожу взгляд в пол, стараюсь не смотреть на Ксана, а про себя матерюсь на трех языках. Вопрос поставлен не верно. Что я за человек такой? Кем нужно быть, чтобы постоянно создавать проблемы близким людям? Ох, Саня, если бы ты только знал. О том, как я боюсь. О том, как посыпаюсь утром и попадаю в свой личный ад. Почему я молчу об этом? Почему хочу казаться беспечной? Ведь он же не слепой, он все видит. Как на мне висят джинсы и свитера, как корректор не справляется с темными кругами под глазами. Как я боязливо оглядываюсь, выбегая в супермаркет поздним вечером. Как не выхожу из дому сутками и почти ничего не ем кроме какой-то дряни. А теперь, Бри, подумай. Каково ему видеть твое безумство и оставаться бездейственным? Каково осознавать, что он не может помочь тебе? Да, твой верный братец сможет уберечь тебя от бандитов, оплатит лучших врачей, если ты вдруг заболеешь, потратится на ремонт в ванной, и купит новую плазму в гостиную. Даже если ты его об этом не попросишь. Он просто сделает и все. Не будет спрашивать твоего разрешения. Зачем? Он имеет полное право распоряжаться твоей жизнью, потому что он единственный, кто никогда не предаст и не отпустит. Он никогда не причинит тебе боль. По крайней мере, осознанно. А ты, глупая, так и не научилась не беспокоиться о нем. Глупая, глупая Бриджет. Ксан может спасти тебя от чего угодно, только не от самой себя.
- Родителей? – переспрашивает Романо, а я все так же пялюсь в пол и утвердительно киваю. Только бы не спалил! – Это хорошо. Я давно говорил тебе, что пора бы уже с ними помириться. Я рад, что ты наконец-то пришла к правильному решению, - фух, не спалил, хвала небесам.
- Угу, - отрешенно киваю в ответ, все так же боясь посмотреть брату в глаза. Иначе вычислит в обмане и надает по сраке. – Спасибо.
Хочешь я с тобой поеду? – опачки. А это уже где-то на полке с нежданами завалялось.
Я резко подняла голову и испуганно уставилась на Саню. Э, нет, братец, ты со мной никуда не поедешь, сиди дома и залечивай свои боевые раны.
- Хочу, - я натягиваю неестественную улыбку на мордочку. - Но лучше не стоит. Останься здесь, с Робби, я не доверю его никому кроме тебя, - разглядываю потолок, стены, о, да, это так интересно. - К тому же ты знаешь о дурном характере моей матушки.
Тут я не смогла сдержать улыбки и даже рассмеялась. Сабрина ван дер Берг – настоящее проклятье, сущий Дьявол во плоти. Что тут еще добавить?
- А вот папе ты бы понравился, - и это чистая правда, дамы и господа. – Ничего не планируй на День Благодарения, - я ехидно прищурилась, намекая брату на возможный семейный ужин. Если бы до того времени я помирилась с родителями, разумеется.
- Да я наелся уже, спасибо. Всё было очень вкусно, - судя по довольной улыбке чеширского котика, Романо и правда остался доволен моей стряпней, а я даже немного покраснела.
- Рада, что угодила, - заправляю прядь волос за ухо. Бог мой, вот же скромница нашлась. Кому скажи – не поверят.
Ты готовишь всё лучше и лучше, вот же какая хозяйка достанется кому-то.
- Никому не достанется, умрет в обнимку с тобой, псом и борщом, - шутка. Хотя лицо мое довольно серьезно, я уже вижу кастрюлю с борщом на своем смертном одре.
- Куда ты хочешь пойти? – и вот так Ксан неожиданно для меня переводит тему и не спеша встает из-за стола. Ему мешает наетый животик, ведь так?
- Куда тарелки бля взял! Положи на место! – злюсь и подскакиваю к Романо, пытаюсь выхватить из его рук грязную посуду, но не тут-то было. Ишь какие мы проворные стали!
- Не мужское это дело, укладывать грязные тарелки в посудомойку, Сань, - разочарованно качаю головой, складывая ручки на груди. – И хватит пялиться на Робби, он опять тебя обыграет и ты начнешь комплексовать, - подшучиваю, вытирая со стола.
- Ты его не выгуливала? Ну, Бри! – возмущается себе некий итальянец, а я тем временем только смеюсь, вытирая руки о полотенце.
- Сюрприиииз, - словил неждан, товарищ Романо? - Там страшно и холодно, мне было лень, а по телеку показывали "Анатомию страсти".
- Это же мне его выгуливать придётся, если ты его мне оставишь. А у меня работа сама знаешь какая. Он мне всю квартиру засрёт, пока меня дома не будет.
- Бла-бла-бла-бла, - кричу откуда-то из холла Ксану в знак того, что от его болтовни ничего не изменится. Для себя я все решила, а двум моим любимчикам придется какое-то время пожить вместе, хотят они того или нет.
Но чтобы была на связи и звонила мне каждый день.
- Ага, - с интересом роюсь в первой коробке и чихаю.
- Утром и вечером, чтоб звонила. Ясно?
- Да хорошо, хорошо, - ворчу я с верхней полки, куда полностью погрузилась с головой, лишь бы только брат отвязался. И да, обещание все-таки придется сдержать.
Находясь в прострации где-то между нижней полкой и полом, я пыталась вспомнить, откуда же у меня появилась боязнь высоты. Ни черта не помню. Может, после горок в парке аттракционов? Или после того, как проклятый Руссо пытался скинуть меня с восемнадцатого этажа?
- Не кричи, - вот и Саня, нарисовался в дверном проеме, стоит себе довольный, сестру снимать не торопится. Что за беспредел то ё моё? - Тут я, слежу за тем, чтобы ты себе ничего не сломала.
- Если сейчас же не снимешь, то сломаю, - прижимаю к груди пару теплых шапок и все еще стараюсь не смотреть вниз. – Притом и себе, и тебе!
- А самой себя снять, слабо?
- А самому себе борщ сварить слабо? – передразниваю манеру разговора Сани и так же ехидно прищуриваюсь в надежде на то, что он наконец-то тронется с места и вернет мою тушку на землю обетованную. Ну, или просто на паркет.
К счастью, через мгновение сильные Романовские руки плавно спустили меня на пол, я замерла в момент икс, а потом блаженно выдохнула. В безопасности. И тут же, пользуясь моментом, натянула на уши Ксана шапку-ушанку для примерки.
- Если в России ты разгуливай именно так, то где толпы фанатов и поклонниц? – издеваюсь, ага. Но совсем чуточку.
- Всё, давай одеваться тогда и по быстрому на улицу, пока Робби мне тут где-нибудь в углу лужу не оставил или чего похуже.
- Не уходи от темы, - фыркнула я и потянулась за легкой курткой, а после вооружилась шапкой и теплыми ботиночками, чтобы ноги не замерзли. – Куртку застегни, - режим заботливой мамочки детектед. – И шапку натяни, все уши отморозишь, женщины любить не будут.
Вперёд! Робби, мать твою, не прыгай на меня! – смеюсь, когда нетерпеливый малыш Робин, взбудораженный идеей вечерней прогулки, прыгает от радости на Саню, цепляясь за него своими когтистыми лапами.
- Так тебе и надо, Романо, - наспех чмокаю Ксана в щеку и ловко застегиваю поводок на изворотливом Робби. – Нет, ты видел? Как уж на сковородке! – недовольно ворчу, протискиваясь в подъезд. – Спокойнее, мальчик, сейчас ты сходишь в туалет, ну, не тяни так сильно, тут ж ступеньки, мать твою, Саняяяя!

*******

- Кстати, на улице снег сыпет, и уже порядочные такие сугробы, я представляю, что будет на Рождество, - а вот и Саня, спускается следом и наверняка смеется себе в кулачок над тем, как Робин тащит меня вниз пролет за пролетом. – Засыплет все дороги, что не проедешь.
- Думаешь? – отвечаю немного запыхавшись, - обратно вернусь самолетом.
Молодец, Бри, хоть в чем-то не соврала.
Ты, кстати, когда от родителей вернёшься? «Пару дней» не особо как-то определённо звучит, - интересно, а все итальянцы такие неугомонные и любопытные, или только мой?
- Эээ, - тяну время с ответом, поправляя съехавшую от беготни шапку. – Ты думаешь, я выдержу в обществе своих родителей больше пары дней? – усмехаюсь и перевожу тему совершенно в другое русло.
- Я бы тебя встретил на машине, чтобы на такси домой не ехала, м?
Ох, в этом весь Ксан. Дверь подъезда распахнулась, а я остановилась на месте секунд на пять, позволяя морозному воздуху окутать только что вырвавшееся из тепла тело.
- Встретишь у аэропорта? Вряд ли обратно я поеду на машине, - тепло улыбаюсь, стараясь удержать пса на поводке, но все тщетно.
Я оглядываюсь по сторонам, когда мы вышли на тротуарную дорожку. Странно, но в это время мигали только огни из окон высоток, большинство горожан грели задницы в тепле и уюте, проводили время с семьей и готовились к праздникам. Редкие прохожие в обнимку с пакетами или оберточной бумагой пробегали мимо нас. Я смотрела на этих людей без зависти, ведь у нас своя семья и свое собственное Рождество. К черту остальных. Я повесила на елку сладостей, игрушек, имбирных пряников. Вечером сделаю какао, зароюсь в пледик, уткнусь Ксану в плечо под какую-нибудь рождественскую комедию. В ногах, у дивана, будет сопеть сытый и довольный Робби, а я вновь подумаю о том, что в жизни моей еще не было момента, лучше этого. С моим личным вредным итальянцем.
- Пошли в парк, а то этому погонять невтерпёж. Того и гляди тебя утащит за собой, - улыбаюсь на слова Ксана, пока где-то внутри меня начинает тлеть теплый маленький комочек счастья.
Хочется сказать какую-то совершенно обыкновенную глупость. В стиле «Ты дурак», «Я люблю тебя» или «Куда ты дел те трусы со Спанч-Бобом? Я бы сделала из них себе шорты». Ранний снег искрится на свету фонарей, краем глаза я поглядываю на Саню и тихонечко превращаюсь в ванильку.
- Тебе не холодно? – рука брата по-прежнему мягко касается моего локтя, я машинально притормаживаю, сбавляя ход, а мой четвероногий питомец недовольно оборачивается.
- Нет, не холодно, - улыбаюсь Романо во все свои тридцать два, одаривая его теплым взглядом. – А тебе? Вон, нос краснеть начинает, - по-дурацки хихикаю и пальцами свободной руки дотрагиваюсь до кончика Саниного носа. Русский Санта Клаус с Рождественской открытки.
Может, давай я возьму поводок, м? – его руки бережно поправляют в очередной раз съехавшую на бок шапку.
- Давай его просто отпустим, пусть побегает, - я подозвала пса к себе и спустила его с поводка, на что этот нахал тут же убежал куда-то вперед, улегся спиной на снег и принялся елозить свою тушку прямо по белоснежному сугробу.
- Робби, фу! Это же неприлично! – недовольно кричу я, но четвероногий меня уже не слышал. Мне ничего не осталось, как махнуть рукой и снова устремить свой взор на брата. – Слушай, - как-то слишком робко начала я, приближаясь к Романо почти вплотную, чтобы меня могли слышать только его ушки. – Насчет всего этого... - возвращаясь к теме о побитом, но все равно вернувшемся, блудном сыне Сакраменто, - можешь ничего не объяснять. Мне не важно, что произошло во время твоего отсутствия. Просто не делай так больше, хорошо?
Просьба сорвалась с моих губ неожиданно для меня самой. Я впервые проявила чудеса такта и не стала лезть не в свое дело, поймав себя на мысли, что подробности мне совершенно не нужно. Я всего лишь хочу, чтобы мой брат больше не возвращался домой в подобном состоянии. Он же послушает меня? Пока любопытствующий взгляд скользил по лицу Романо, до моего слуха донесся до боли знакомый лай, а затем и визг. Я резко развернула голову по направлению к источнику шума, а сердце уже почуяло приближение беды. Сомнений нет, это Робби.
- Ксан... - не своим голосом произнесла я, пытаясь разглядеть в темноте фигуру своего пса и подбежавшую к нему здоровую лохматую дворнягу. – Ксан!
Срываюсь с места, придерживая рукой шапку. Господи, сердце кровью обливается! Я слышу, как Робби начинает визжать, будто его ножом режут, а в темноте нихера не видно. Только бы успеть, только бы успеть. А когда я успею – порву голыми руками эту дворнягу! Но не успели мы примчаться к месту развернувшихся событий, как в игру вступила еще одна персона. Огромный черный доберман пулей подлетел к дворняге и, схватив ее за шкиряк, буквально отбросил в сторону. От страха и неожиданности я затормозила, судорожно хватаясь за руку Ксана.
- Сделай что-нибудь, - чуть не плачу я, пока дворняга давал деру к своему невесть откуда нарисовавшемуся хозяину. А раньше не мог появиться, придурок?
Я испугалась, что доберман сейчас вцепится зубами в шею моего малыша, поэтому снова припустилась вперед, переполняемая желанием защитить своего четвероногого. Но опасения оказались ложными. Доберман лишь обнюхал шокированного Робина и сиганул в кусты, когда запыхавшиеся мы подбежали к месту дворовой драмы.
- Робин! – я плюхнулась прямо на задницу рядом с псом и принялась оглядывать его на момент повреждений. Второго раненого бойца за день я не переживу. Но сегодня мне везет – на моей собаке нет ни царапинки. Лишь небольшой шок. Робби ошалело крутит головой по сторонам и пытается лизнуть меня в руку. Тут я не выдерживаю и пускаю слезу, ибо страх потери был так близок. Боже мой, я бы с ума сошла, если бы с ним что-то случилось? Мое! Мое! Обнимаю пса, прижимаю его к себе и плевать, что я сижу на голом снегу своей прекрасной пятой точкой. Эмоции захлестнули меня с головой. Я глажу шерсть Робби и пытаюсь утереть непослушную слезу.
- Я так испугалась, - шепчу ему, словно мой хвостатый дружок научился понимать человеческую речь. – Так испугалась.
И тут до меня доходит. Хозяин. Неадекватная дворняга без поводка. Смекаете? Меня берет такая злость, о, да, Вы бы знали. Я резко вскакиваю на ноги, а лицо у меня такое, будто бы я сейчас голыми руками порву этого мудака.
- Слушай сюда, - толкаю мужика, который все еще терялся в непонятках, в грудь, отчего он пошатнулся и отступил назад. – Какого хера то? Есть такое изобретение, поводок, называется, - выплевываю каждое слово ему в лицо с такой ненавистью, которая уже давно не будоражило мое сердце. – Слышал, не? – второй раз толкаю мужика прямо в грудь, на этот раз сильнее. И, если бы не Ксан, я бы наверняка начистила личико этому идиоту.
В негодовании отстраняюсь назад, а взгляд мой выловил морду все того же добермана в кустах. Учуяв, что его зону наблюдения спалили, он с шумом отскочил и ринулся куда-то вперед, даже не удостоив нас прощального взгляда. И что это было? Почему он накинулся на подлую дворнягу, но не тронул Робби? Негласные собачьи законы? Черт, все в точности так же, как и в мафии.
И тут силы покидают меня. Я снова плюхаюсь задом на снег, на этот раз уже не рядом с Робином, но плевать.

+1

9

- Нет, не холодно. А тебе? Вон, нос краснеть начинает, - она улыбается тебе и касается пальцем твоего носа. Щуришь глаза и уворачиваешься от её пальчика, приоткрывая губы и делая вид, что хочешь укусить за него.
- Пусть краснеет, зима же. Откушу, - смеёшься, когда она одёргивает руку и пинаешь ногой стоящий рядом сугроб. – Да, отпускай его. Людей вроде не особо много, пусть порезвится.
И тут настало время «икс», когда Робина понесло со всех лап в неопределённом направлении на манер «а похуй, лишь бы бежать и ни во что не врезаться!». А потом дошло и до кувыркания в снегу, а ведь потом своей мокрой тушкой будет к тебе на колени прыгать, когда домой вернётесь. Да что там колени, диван! Вот же самое обидное, весь диван будет в пятнах, о, да…
- Робби, фу! Это же неприлично!
- А по-моему, это уже бесполезно, - ну а что? Поздно уже руками махать, ибо Робби уже весь в снегу и счастливый с высунутым наружу языком уже опять ломанулся куда-то бежать.
Слушай, - ты поворачиваешься на её голос и внимательно смотришь ей в глаза:
- Да? – с неба начал срываться снег и белыми хлопьями падал вниз. Уличные фонари освещали падающие снежинки своим золотым светом, заставляя их мерцать в ночной темноте.
Насчет всего этого... – сначала не совсем понимаешь о чём речь, но потом по её неловкому взгляду догадываешься, что речь идёт о твоей последней поездке на Сицилию. - ...можешь ничего не объяснять. Мне не важно, что произошло во время твоего отсутствия. Просто не делай так больше, хорошо?
Её взгляд сквозит беспокойством, знала бы она что тебе пришлось там пережить, то наверняка убила бы тебя собственными руками. Ну, может и не руками, но пристрелила бы это, как пить дать.
- Я расскажу тебе всё обязательно, но позже, ладно? – пока воспоминания о том, как ты чудом не умер, слишком свежи в памяти. Об этом трудно говорить сейчас, но может быть, потом, когда пройдёт достаточно времени, ты расскажешь ей, как воспоминания о ней вернули тебе жажду к жизни. – Обещаю, больше такого не будет, - улыбаешься и подавляешь в себе желание коснуться рукой её щеки. Прячешь руки в карманы куртки и коротко киваешь в знак согласия. Но сможешь ли сдержать это своё обещание? Может случиться… Нет, не так. Всегда были, есть и будут вещи, которые ты не можешь контролировать, даже если будешь отчаянно следовать своему обещанию, что-то, какая-то необъяснимая злая сила может снова толкнуть тебя на тропу опасности, с которой ты можешь уже не вернуться. Ведь не всегда тебе будет так везти? Ты проклят, Романо. Твою душу уже давно ждёт ад и ничто тебя не спасёт, когда наступит время уходить. И всё, что обещаешь сейчас, всего на всего ложь во благо. Чтобы не переживала в эти дни относительно безоблачной жизни, которые сейчас у вас есть.
Забавная штука, от затянувшегося молчания вас обоих спас Робби, правда, лай его вещал ситуацию с паршивым исходом.
- Ксан! – испуганный крик сестры и вы оба бежите вперёд к месту, где развернулась собачья драка. На бегу вытаскиваешь из кармана сотовый и кидаешь в сторону прыгающей возле Робина дворняги. Благо меткий и попадаешь в бок, но пёс, тряхнув головой лишь с ещё большей злобой набросился на собаку Бри, который в свою очередь уже начал жалобно скулить. Всё же в нынешнем состоянии для тебя бег на длинные дистанции стали нечто вроде своеобразной пыткой. Рёбра снова болят, дышать тяжело, но не останавливаться же? Иначе дворняга загрызёт Робби к чертям, но, стоп… Откуда-то появившийся доберман отогнал от нашего Робина дворового пса, да при чём так резво и напористо, мол «пошёл нах, говноед! моя площадка, малышей обижать не дам!», потом громко фыркнув в сторону ретировавшегося пса, обернулся к жертве «челюстей», обнюхал его и мастерски скрылся в кустах, сделав своё доброе дело и не попросив печенек взамен. Прям настоящий хороший парень.
Подбежав и отдышавшись, подбираешь валяющийся рядом в снегу свой телефон. А затем высматриваешь, куда там поскакала та дворняга, чтобы пристрелить её к ебеням.
- Сделай что-нибудь, - чуть ли не ревёт Бриджет, обнимая натерпевшегося Робина.
- Да, щас сделаю, дай только прицелиться и будет тебе трофей на память, - говоришь доставая из-за пояса пистолет, но, бля-я-я… Дворняга оказался не такой уж и беспризорный. Хозяин у него есть понимаешь ли!
- А нет, облом, не выйдет пристрелить, иначе придётся и свидетеля убирать, - имеешь в виду того самого хозяина и возвращаешь пистолет на прежнее место. – Ты совсем охуел? У нас тут собака-солнышко, а ты своего недоумка без поводка выгуливаешь. – Кричишь мужчине, который уже поспешил посадить свою собаку на поводок. – В следующий раз я с него шкуру живьём спущу и тебя пристрелю заодно. Намёк понял?
Мужик и так уже пересрал видно, но Бри решила его совсем запугать, чтобы бедняга перестал спать по ночам.
- Слушай сюда. Какого хера то? Есть такое изобретение, поводок, называется. Слышал, не? – берёшь её за талию двумя руками и оттаскиваешь от мужчины, ибо она уже пихать его в грудь начала, не ровен час вцепится ему в лицо и выцарапает глаза. Она такая, она может, а тебе потом трупы прятать.
- Эй-эй-эй, тише, - успокаиваешь девушку, становясь между ней и хозяином «дворняги». – Что сказать надо? Слова забыл, бля, или что? – кидаешь в сторону мужчины, который сразу же чуть ли не по пояс кланяться начал, как те китайцы, и повторять заладил всё одно и то же:
- Так я не думал же. Вы простите, он вообще спокойный. Я не понимаю, что с ним такое случилось, - присматриваешься к мужику и тут «обана!» и правда китаец! Чуть было не заржав в голос, приглушённо хмыкаешь и махаешь рукой:
- Вали, давай пошурику. В следующий раз про поводок не забываем, окей? – в ответ абсолютное согласие и поспешное бегство куда подальше от разгневанных владельцев «собаки-солнышка».
Потом смотришь на Бри, которая толи от усталости, толи от протеста, что ей не дали китайца на растерзание, уселась в снег.
- Ну, ты чего? – а в ответ тишина. Робби подполз на брюхе к девушке и положил морду на её колени. – Всё хорошо же. Чего расселась? Вон, видишь, на герое твоём ни царапины, так пару клочков шерсти выдрано. Новая отрастёт. – Садишься на корточки напротив сестры и пытаешься рассмотреть что-то в её глазах. – Сильно испугалась? – тяжёлый вздох и ты опускаешься на колени, чтобы притянуть к себе Бриджет. Обнимаешь её за плечи и прижимаешь к груди. – Эх, ты, глупышка, - говоришь ласково, касаясь губами её волос.  Робби будто в подтверждение разок так негромко тявкнул, не отрывая головы от ног Бри.
- Всё, вставай, отморозишь сраку, потом будешь сопливая ходить, - говоришь, после чего поднимаешься на ноги, при этом взяв её за руку и потянув за собой. – Нагулялись, братцы кролики, а теперь по домам. Хватит на сегодня приключений, – и надев на Робина поводок, поворачиваешься в сторону дома: - Обратно я его поведу.

Отредактировано Ksandr Romano (2013-02-23 02:27:05)

+1

10

Почему люди такие свиньи? Вот ума не приложу. Ладно, было бы что прикладывать, но все же. Когда дело доходит до моей безграничной любви к животным, я становлюсь настолько уязвимой, что, порой, убивая кого-то, я думаю – а вдруг у него котик дома один? Что тогда? Знаете, я часто задумывалась над тем, ну, вот, что возьму и помру когда-нибудь от шальной пули, а малыш Робин будет долго и нудно скулить дома в одиночестве и по-прежнему грызть найденные туфли. Рано или поздно мое бездыханное тело найдут, Аня с Ксаней поплачут, а о Робине кто позаботится? Надеюсь, что брат, иначе плохо мое дело.
И я бы выцарапала этому мудаку глаза, если бы хоть что-то случилось с моей собакой. Все слышали? Вот так, у меня полно свидетелей. Представить себе не могу, что бы делала, если бы моего четвероногого не стало. Кто бы будил меня с утра своим зловонным дыханием прямо в мордочку? Кто бы гадил в Санины найки и тырил печенье со стола? А, еще он постоянно опрокидывает упаковку с ватными палочками и растаскивает их по всей квартире. Странный фетиш, не правда ли? Нам не понять, разумеется, а меня время от времени дико напрягает покупать до двадцати упаковок чертовых палочек за раз. И все же я люблю Робина, сколько бы ни ругалась на него, сколько бы ни грозилась придушить его или оставить без собачьего печенья и молока перед сном. Да, иногда я специально разогреваю ему миску молока (до комнатной температуры, разумеется) перед сном, как бы я баловала своего будущего ребенка. Что ж, года идут, а материнские инстинкты проецировать не на кого, уж извините.
Ты совсем охуел? У нас тут собака-солнышко, а ты своего недоумка без поводка выгуливаешь.
Чисто Романо. От его ругани на душе светлее, жаль пистолет не пригодился, я бы повесила у себя дома желаемый трофей. Но животных убивать нельзя, людей тоже. Хотя бы перед Рождеством.
- Эй-эй-эй, тише, - я тяжело дышу, уже готова плюнуть в рожу этому кретину, но брат бережно уводит меня от греха подальше и теперь мне ничего не остается, как кидать злобные взгляды на горе-хозяина из-за его спины.
- Так я не думал же. Вы простите, он вообще спокойный. Я не понимаю, что с ним такое случилось, - залепетал наш узкоглазый друг, что разозлило меня еще больше.
- Не думал? – подаю голос из-за Романовских широких плеч. – Че? А, ну, блять иди сюда, кретин кретинский, я сейчас тебе покажу, как думать надо! Мудак несчастный! Чтоб ты сдох! Да чтоб тебе в аду котел маленький достался!
Да, я грубиянка. Совершенно неприятный и резкий в общении человек. А если меня разозлить, то я превращаюсь в фурию за долю секунды. И вот сейчас, когда мои ручки уже тянутся придушить напуганного до чертиков мудака, со стороны меня можно совершенно не узнать. Вот я варю борщ на кухне днем, а вечером готова придушить собственными ручонками нерадивого хозяина бешеной дворняги.
- Вали, давай пошурику. В следующий раз про поводок не забываем, окей? – он еще не знает, с кем связался, правда, Сань?
Когда этот хер с горы свалил, эмоции захлестнули меня с головой. Я не то, чтобы психанула или расстроилась, я словно пережила то, чего так боялась. Господи, когда ты бежишь по снегу и думаешь, что уже ни чем не сможешь помочь своему маленькому пушистому другу… Да вырвите мне сердце прямо сейчас.
- Ну, ты чего? – родной голос откуда-то сверху, а я так подавлена, что не могу и слова из себя выдавить. Чертова дура, нахер себя накрутила то? Брат приехал, радоваться должна, скучала же. А ты? Эх, Бриджет, глупая ты курица. Только на суп тебя и пускать. – Всё хорошо же. Чего расселась?
Опять молчу, стараясь не расплакаться окончательно. Четвероногий, словно почуяв мою тревогу, жалобно заскулил и подполз к моей тощей фигурке уж как-то чересчур аккуратно и даже боязливо. Кладет морду, по привычке, на колено, правда, чаще это всего лишь уловка, чтобы получить очередную вкусность из моих рук. Но сейчас же вряд ли он будет думать о сладких пончиках или сочном стейке. Кто бы что ни говорил, а я свято верю в то, что у собак соображалка развита на отлично.
- Вон, видишь, на герое твоём ни царапины, так пару клочков шерсти выдрано. Новая отрастёт, - медленно киваю в ответ, чувствуя, как слезы собираются в уголках глаз.
Провожу пальчиками по месту рядом с загривком, где не хватает клочка рыжей шерсти и сердце опять сжимается в колючий комочек. Почти то же самое чувствовала я не так давно, встречая Ксана с дороги. Опять захотелось плакать, обнимашек и домой. Я не стала себя сдерживать и все-таки разревелась в голос, как и положено типичной женщине.
Сильно испугалась? – а вот и они, вот спасительные обнимашки!
Кроткий кивок и сдавленное «угу» в ответ. Я расслабилась и уткнулась Сане в плечо, желая больше ни о чем не думать, не беспокоится и вообще забыть об этом кошмаре к чертовой матери. Хватаюсь рукой за ворот его куртки и вытираю слезы ладошкой свободной руки. Дура, дважды дура, трижды дура.
Эх, ты, глупышка, - нотки его голоса дают мне понять, что он не злится на меня за мини-истерику, хотя я готова поспорить, ему было бы проще, если бы я не ревела сидя жопой на снегу, а пристрелила виновника происшествия.
- А что, глупышкам нельзя пугаться? – прерывисто дышу, вытирая остатки слез с личика и спрашиваю немного наивно. Мне совсем не хочется расстраиваться из-за того, чего нет, но в душе будто бы поселилось какое-то фантомное чувство страха потери.
- Всё, вставай, отморозишь сраку, потом будешь сопливая ходить, - я хлюпаю носом и искренне улыбаюсь, когда Романо помогает мне подняться и подбадривает, словно ничего и не случилось. Действительно, а ну нахер это все.
- Я и так уже сопливая, - снова хлюпаю носом и наклоняюсь, чтобы потрепать всклокоченного Робина по голове.
Нагулялись, братцы кролики, а теперь по домам. Хватит на сегодня приключений, - пес послушно уселся пятой точкой на снег, словно ждал, когда наш знойный итальянец оденет на него поводок.
- Что, резвости поубавилось? – насмешливо спросила я у своего питомца, на что он звонко гавкнул и высунул язык. Из его пасти сразу же повалил пар, а я подумала о том, что мне посчастливилось иметь рядом такого мужчину, как Ксан.
Я позволяю ему вести Робина, сама же беру Романо под руку и прислоняюсь головой к его плечу. Мне не хватает роста, ну и плевать. Буду карманной женщиной!
- Ничего, все равно этот хер рано или поздно умрет, - я произнесла фразу на полном серьезе и неожиданно для себя рассмеялась. Ну надо же, минуту назад сидела ревела, а теперь опять смеюсь и переполняюсь благодарностью и нежностью к нашему защитнику.
- Извини, что так вышло, - отчего-то на языке крутились одни извинения вместо задуманных планов на вечер. Мы шли не спеша, рука об руку, а я только и успевала разглядывать искрящиеся снежинки в свете фонарей.
Мне не хотелось обсуждать то, что произошло, наоборот, я желала отвлечься, поэтому на обратной дороге как всегда несла чушь, просила Саню поиграть со мной в города, хотя знала, что он выиграет, скользила на тротуарной дорожке и без конца теребила рукав Романовской куртки. Пока…
- Смотри!
Вдруг вскликнула я, когда наша троица уже подобралась к подъезду знакомой высотки. А все потому, что я обернулась, когда у меня шнурок на ботиночках развязался. Я выпрямила спину и увидела тощего, но крепкого добермана, именно того, который так рьяно бросился на вражескую дворнягу. Как ни странно, но пес, по всей видимости, следовал за нами всю дорогу до дома, а сейчас уселся на холодный асфальт, понимая, что его спалили.
- Сань, это же тот пес…Ну… - другие слова стали не нужны, когда и Романо обернулся. Мы обменялись взглядами, а я решила хоть как-то отблагодарить героя этого вечера. – Давай покормим его? В холодильнике еще должно быть мясо и Робби мог бы поделиться своей едой, я захватила, - тараторю без умолку и поправляю съехавшую на бок шапку.
- Эй, иди сюда, - я обратилась к доберману и уже пошла к нему навстречу, но пес резко вскочил на ноги и на всякий случай сделал несколько шагов назад.
Я остановилась и бросила недоумевающий взгляд на Ксана. Знаю, что беспризорные собаки крайне зашуганные и пугливые существа, но этот ведь не такой. Тогда чего боится? Я сделала аккуратный шаг вперед и держала руки на виду. Без понятия как надо себя вести, но отчего-то я доверяла этому бродяге. Знаю, что на меня он не кинется. Робби навострил ушки и устремил все свое внимание на неудачницу-хозяйку, которая вовсю пыталась склеить бездомного пса.
- Не хочешь идти с нами? – я обратилась к псу несколько разочарованно, когда он вновь уселся на асфальт. – Сань, он не хочет.
Понурив голову, я вернулась к брату и своей собаке, а подниматься в квартиру категорически не хотелось. Когда мы вновь подошли к подъезду, сердце снова сжалось в колючий комочек. Ну где в этом мире справедливость? Представляете, этого бродягу никто не кормит, не обнимает, не купает в ванночке каждый день и не греет молоко перед сном. Как это животное все еще существует? Разве оно может без человеческой ласки? Люди не могут, значит, животные и подавно. Я сглотнула комок, образовавшийся в горле, и снова загрустила, пока не заметила, что пес все-таки идет за нами…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » This is how you remind me of what I really am