Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Бандитки


Бандитки

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Агата (Мария Альварес) и Венера (Сара Сандовал)
Место: Дикий Запад
Время: 1888 год
Погодные условия: все время ясно
О флештайме: по вынужденным обстоятельствам две девушки из разного сословия ступают на преступный путь. Каждая задумала ограбить один и тот же банк.

http://s2.uploads.ru/a5PJG.gif

Отредактировано Agata Tarantino (2012-12-26 18:18:38)

+4

2

-Ну давай же, оседлай его! - мужчина в шляпе, дорогом наряде кричит из толпы.
-Давай! - позитивный клич мужчины подхватывает и молодая девушка. Их было пятеро, вся компания с интересом наблюдала за девушкой, которая мастерски исполняла трюки на статном жеребце. Это была я - кареглазая, темноволосая бунтарка, а то что сейчас происходит - мой привычный образ жизни. Порой, я бы и рада его изменить, но в целом я довольна. Мое детство было совершенно счастливым, единственная дочь в семье, я купалась в лучах заботы и какой-никакой славы в Мексике. Быстрая, шустрая, дерзкая, не лишена чувства юмора, я всегда была позитивным человеком и радовалась жизни. Я умела святить, но только со временем поняла, что все, кто сейчас здесь стоят и наблюдают за моим шоу - все надели маски двуличия и фальши, ради денег моего папочки. Мой отец - Бернардо Сандовал, является главным предпринимателем в Мексике, он скупает землю, принадлежащую этому государству по праву, и перепродает за более высокую цену американцам. Вообще-то, он не всегда занимался столь грязной работой, сначала он помогал Мексике, был явным государственным деятелем, политиком, дипломатом, завоевал сердца  многих граждан, но потом власть и деньги сделали с ним свое дело. Как это обычно бывает, человек втягивается и хочет больше и больше, а его работа становится все более корыстнее, и уже, конечно, не во благо народа. Вы спросите, все ли меня устраивает? - Я отвечу нет! Нет и еще раз нет!!! Какой бы эгоистичной дамой я не была, я всегда любила наш славный народ, наши богатые земли и я не позволю разрушать жизнь горожан, поэтому в данный момент я пытаюсь не контактировать с отцом, он знает мое отношение к его дело, но игнорирует меня, считая маленькой, еще ничего не понимающей в жизни, девочкой.
Лошадь подо мной бьется в конвульсиях, я подпрягаю ее своими шипами на сапожках, заставляя жеребца стонать от ярости и боли, в какой-то момент перед моими глазами меркнет, а смех моих псевдодрузей уже не вызывает никакой радости, я тяну лошадь за уздечку, глажу ее спину.
-Довольно, хватит. - шепчу я то ли народу, то ли животному, но мои слова в конечном итоге сделали свое дело, лошадь успокоилась, я смогла спокойно спрыгнуть с нее и уйти в свою комнату.
-Эй! Сара, куда же ты? - из-за спины слышу недовольное ворчание компании.
-Идите по домам, я хочу побыть одна. - властно рычу я, не соизволя оглядеться на них, в спешке иду в свою комнату, громко шурша пышным платьем. Мне плохо, я чувствую, что моя жизнь не имеет никакого смысла, бледная, как поганка, я лежу на своей большой двуспальной кровати с балдахином, пытаюсь заснуть, но мои мысли берут надо мной вверх, и я чувствую себя ничтожеством. Я - дочь человека, который делает страну нищей, я - дочь человека, который уже давно не считается с мнением народа. До каких пор я буду умалчивать? Нужно предпринимать активные действия, и пусть я потеряю богатство и роскошь, я обрету спокойствие души и любовь коренных жителей. Я пытаюсь сделать мои абстрактные мысли более приземленными, хочу выработать точный, действенный план, встаю с кровати, сажусь за стол, достаю по старой традиции перо и желтоватый лист бумаги, начинаю рассуждать, но мои мысли прерывает слуга отца.
-Господин Сандовал ждет вас у себя, мисс. - сухой, противный голос прерывает меня от моих высоких мыслей, я молча киваю головой, выхожу из комнаты и гордо, с поднятым носом, вхожу в кабинет отца.
-Сара, сядь. - грубоватый, шершавый, немного хриплый голос заставляет меня строго подчиняться, и я сама того не замечая, уже сижу на кресле перед столом Бернардо.
-Какого черта ты нагрубила детям высокопоставленных чиновников и оставила их компанию? - он закурил толстую, вонючую сигару, едва ли не дымя мне в лицо, я откашлялась и решила говорить так, как есть на самом деле.
-Мне надоела эта фальшь, я не шут и не клоун, я не хочу их веселить, они и ноготка моего не стоят! - отец продолжал курить, будто не замечая моего повышенного тона.
-Твоя дерзость мне порядком надоела да и не девочка ты уже. Двадцать лет...И я подумал, а почему бы тебя не выдать замуж за моего хорошего знакомого - американца. Ему тридцать пять, он владеет плодородными землями на юге Штатов, плюс ко всему его земля полна золота. Он несколько раз видел тебя, был ослеплен твоей красотой, неделю назад он прислал мне письмо, в котором четко и прямо просил твоей руки, а вчера вечером я ответил ему от твоего имени. Через две недели будет свадьба, Сара. - я онемела от тихого ужаса, который молниеносно пронзил каждую клеточку моего тела. Нет, уж! Если бы мама была жива, она бы не заставила меня выходить замуж за человека из-за связей и денег, отец совсем не уважает мои интересы. Во мне кипела кровь, что-то щелкнуло внутри, я больше не под каким предлогом не хотела жить в этом доме. Я встала, сделала три шага назад, чтобы отец в случае чего не смог меня поймать, он прищурился, приказал сесть обратно, но я его уже не слушала, я кричала, топала ногами, но не плакала.
-Если бы тебя слышала мама!!! Посмотри в кого ты превратился, ужасный человек! - я беру ближайшую вазу и кидаю ее на пол, та разбивается в осколки, парочку впиваются в мою ногу, мда, я такая неуклюжая. Смотрю в красные от гнева глаза отца, понимаю, что пора брать ноги в руки и бежать! Я выбегаю из кабинета, забегаю в свою комнату, закрываю за собой дверь на ключ и быстренько впихиваю необходимые вещи в большой мешок. В дверь уже стуча слуги и охранники, в том числе мистер Сандовал. Я открываю окно - второй этаж, внизу козырек крыши, я аккуратно взбираюсь на него, не забывая свой мешочек через плечо, смотрю вниз - низко, можно и прыгнуть. Я прыгаю вниз, мягко падаю на землю, однако уже не в том состоянии, в котором была раньше. Грязная и мятая и бегу от особняка подальше, за мной  вдогонку гонятся мужики, ворота закрылись, я не успела выбежать, вот черт. Тогда я бегу к своему черному жеребцу, быстро взбираюсь на него и шечку на ушко.
-Если ты сейчас перепрыгнешь изгородь, я больше никогда не буду тебя бить, обещаю. - легонько провожу рукой  по спине лошади, понимаю, что один из охранников дергает меня за ногу, я брыкаюсь - лошадь вместо со мной.
-Давай же, ну! - кричу я, животное стартует с места и перепрыгивает через забор. Браво! Я все дальше и дальше от криков отца, вскоре все уже было тихо и смирно, но я так боялась, что за мной плетется хвост, что не останавливала лошадь еще полтора часа. Хватит! Я спрыгиваю с жеребца и падаю на землю. Так и лежу минут пятнадцать, теперь я обязана обдумать план дальнейших действий, ведь у меня ни денег...Хотя в мешке есть немного, это всего на пару дней, ни друзей, ни подруг.
Через пару дней моих скитаний, я снова оказалась в черте Мексики, хочу найти себе пристанище, но кроме многочисленных банков своего отца я ничего не могу найти. И тут меня вдруг осенило! А что, если красть деньги, чтобы раздавать их народу? Плюс и о себе не забывать... Я не теряя ни минуты, достаю из мешка  черное платье, криво рву его подол, делая отверстия для глаз и рта. Через пару минут такими действиями я сорудовала себя неплохой костюмчик для нападения, из того же мешка достала револьвер. Он всегда лежал у меня дома, в моей комнате, когда была маленькой девчонкой, попросила забрать себе, папа отдал, так как в нем не было патронов, но думаю, что для устрашения и такой пойдет, ведь никто не станет проверять.
Вечерело, часов пять, не меньше. Я оставила лошадь за банком, нацепила на нее свой мешок, чтобы тут же вскочить на животное и пуститься в путь. Мои руки немного дрожали, но ведь со мной никто ничего не сделает, разве что меня поймают, отдадут отцу, а тот женит меня на каком-то мужике.
Я медленно вхожу в банк, нацеливаю револьвер на кассира, я знала его, мистер Роберсон, очень добрый человек, мне стало так жаль его, как только я увидела испуг в его глазах.
-Мистер Роберсон, не бойтесь, просто отдайте все деньги, ладно? - мужчина нервно сглотнул и начал собирать деньги из кассы в пакет, в банке было еще пять человек, за всеми я тщательно наблюдала. Вроде бы совсем не страшно, все шло, как по маслу, как вдруг откуда ни возьмись в банк врывается человек в такой же черной маске как и я и с пистолетом.
-Какого черта? Убирайся! Я граблю этот банк! - я рычу, этот человек отвлекает меня, с каждой секундой я теряюсь все больше и больше.
-Уходи, иначе я выстрелю в тебя! - с кассира я направляю курок на еще одного грабителя. - Мистер Роберсон, нельзя ли побыстрее? Я спешу! - обращаюсь к кассиру. Секунды шли, грабитель не уходил, мне стало чертовски интересно, кто это. Я не побоялась и сняла с  незнакомца маску. Ого...Она тоже девушка!!! Красивая, черноволосая, решительная, чем-то похожа на меня. Я смотрю на нее и теряюсь, мне страшно, вот сейчас меня и поймают, я делаю три шага назад, хочу бежать.
-Дамы, посмотрите в окно - предупреждает мистер Роберсон, и я понимаю, что дела наши плохи и мне нужна помощь этой незнакомки.
-Деньги разделим поровну. - шепнула незнакомке. - Я - Сара и в моем револьвере нет патронов... - еще тише прошипела ей в ухо, понимая, что нам конец.

Отредактировано Venera Monrose (2012-12-26 15:15:33)

+3

3

Здравствуйте, меня зовут Мария. Мария Альварес. Я живу на ферме с отцом. Мы разводим скот, продаем его, на том и довольны. Но не так давно наши дела изменились. Бернардо Сандовал, самый богатый человек в округе, начал скупать земли. Он продавал их бледнолицым американцам, а те, кажется, собирались строить железную дорогу. Уже много наших знакомых и друзей были вынуждены переехать. Вынуждены? Ха. Их даже не спрашивали. Их заставили продать землю. Моему отцу тоже угрожали, но он у меня не из трусливой породы. Он Альварес! Сильный, смелый, любящий свое дело и своих лошадей.
- Прошу, отец, не сдавайся! - мы сидим на кухне, с держу в своих ладонях его морщинистые руки и слезно умоляю не продавать землю. На этой ферме выросла моя прабабушка, моя бабушка. Здесь умирала от туберкулеза моя мать. Здесь росла и хорошела я.
- Мария, дорогая Мария. Эти люди опасны - мой старик совсем сник. Недавно к нам снова приезжали люди Сандоваля и угрожали продать землю.
- Но они не могут! Это наш дом. Куда нам идти, отец? Я схожу к нему! Схожу к этому подонку мистеру Сандовалю и уговорю не забирать нашу землю - и я была полна решимости привести свои слова в исполнение. В моей крови текла напористость и упорство матери. После ее смерти, папа часто смотрел на меня по-особенному. Иногда застынет так на час, пока я занимаюсь лошадьми, и улыбается.
- О, Мария, это опасно. У мистера Бернардо скверный характер. Он и слушать тебя не станет. Где он, а где мы
- Я смогу, отец! - бросаю вызов и встаю на ноги. Папа не хочет выпускать моих рук и отпускать из дому. - Отец, прошу. Мы не трусы, чтоб сдаться - я прикладываю усилия, чтобы вырвать руки из его теплых ладоней. И перед уходом целую отца в щеку.
Конечно, Бернардо Сандовал не пустил меня и за ворота своего дома. Я стояла, смотрела на его дом и кипела от ярости. Я проклинала этого человека, все его золото и все земли, что он отнял. Но войти я не могла. Вскоре его люди начали подтрунивать надо мной, свистеть и проявлять задатки мужского шовинизма.
Я ушла. Но я не сдалась.

- Отец, что это? - держа в руках лист бумаги, спрашиваю я.
- Это документ на продажу нашей земли
- Но отец! - значит, все таки добрались... Мы собирали вещи, но если отец шел на юг, то я осталась в городе. У меня есть неоконченные дела. Прежде чем уйти из своего дома, из своего города, я добьюсь краха империи Сандовала.

Надев повязку на лицо, спрятав волосы под шляпой, а в руки взяв револьвер, я пошла в банк. Это не сложно, думалось мне. Я была достаточно убедительна и тверда. Меня слушают люди.
Захожу, а все уже готовы к моему приходу - держат руки над головой, складывают деньги. Неужели они знали, что я приду?
И тут я вижу соперницу! Мерзавку, которая опередила меня.
- Какого черта? Убирайся! Я граблю этот банк!
- Вот еще чего! -упираю руки в боки и срываю с ее лица повязку - Я первая его заприметила!
- Уходи, иначе я выстрелю в тебя!
- Ха-ха! Да ты тяжелее расчески ничего не держала - и в смехе направляю свой пистолет на дамочку. Нет уж. Пусть она убирается от сюда. В округе полно других банков.
- Дамы - попытка работника банка встрять в наш спор.
- Дамы - попытка номер два, но мы его не слышим в своей ругани.
- Дамы
- ЧТО?! - не выдерживаем и кричим в голос.
- Посмотрите в окно - с поднятыми руками, мужчина тычет пальцем в грязное стекло. И я вижу людей Сандовала.
- Деньги разделим поровну. - хм. Она мне предлагает сделку? Но я работаю одна!
- Я - Сара и в моем револьвере нет патронов... - действительно ничего тяжелее расчески в руках не держала, думаю я и, прикрыв глаза ладонью, мотаю головой.
- Я Мария. И нам надо поторопиться. Где у вас служебное помещение?

Через час мы сидели в церкви и делили добычу.
- А ты не дочь Бернардо Сандовала? - внезапно мой ум проясняется и в этой леди я узнаю наследницу того самого преступника, что разоряет страну. Зачем этой девице деньги? Я начинаю активно подгребать деньги в свою сторону.

+2

4

Я благодарна этой чертовке, без нее, наверное, лишних проблем на мою упругую задницу было бы куда больше, но! НО она помешала мне, факт остается фактом, не понимаю, кем она себя возомнила. Мы забавно скрывались от людей моего папаши, они стреляли по нашим пяткам, целились в спину и голову, моя бедная шляпа превратилась в сито, как мне теперь без нее жить! Других аксессуаров мне сейчас не достать, тем более эту шляпку мне привез отец из Америки, говорят, там здорово -  богатые и счастливые люди, раньше мне так хотелось попасть туда, жизнь в этой стране казалось мне сказкой, но теперь я знаю, как на самом деле они становятся богатыми и независимыми.  Во мне борется две противоположности - одна очень хочется оттяпать львиную долю похищенной денежки и купить много-много новых шляпок, вторая за справедливость! Хочет раздать большую половину этих денег бедному народу, а с завтрашнего дня начать ограблять и следующие банки до тех пор, пока отец сам не поймет, какой он нечестный и неблагородный.
В поисках убежища мы сунулись в церковь, я точно знала, нас там достать никто не сможет, хотя бы первое время, так как у моего отца с представителями духовенства был уговор - не вмешиваться в дела друг друга.
Я лежала на холодном деревянном полу и грызла, так несчастно сломавшийся ноготок.
- А ты не дочь Бернардо Сандовала? - чуть ли не поперхнувшись, я привстала на локти и пристально посмотрела на свою новую знакомую.
-Тебе по чем дело! - грубо ответила я и поправила локоны своих волос, но то одиночество, что моментально накрыло меня с головой, просто не давало покоя и я захотела выговориться, ме просто нужно было кому-то сказать, какой мой отец негодяй.
-Ладно... - недовольно протянула я, но уже улыбнулась Марии, так виновата и неуклюже...
-Я его дочь... И да, я краду деньги у собственного отца, но я не одобряю его политику, он забирает все в ущерб нашему мексиканскому народу...Я считаю, что это подло, грабить его банки - значит мстить ему своеобразным способом. - я заметила, что уж слишком разговорилась и поджала губы, недоверчиво посмотрев на красивую девушку, сидящую напротив меня.
Пока я болтала и болтала, Мария уже подгребла под себя большую часть денег. Что это она? Решила все себе, да? Так дело не пойдет!
-Эй, что ты делаешь! Какого черта, отдай обратно! Положи  в мешок! - скомандовала я, но кто я такая, чтобы она слушалась меня... И действительно, девушка продолжала свое незамысловатое действие, подложив под себя почти всю награбленную сумму.
-Воровка!!! закричала я, поднявшись к ней поближе и сгребая из-под нее деньги, но она тянула их к себе, а я не уступала, в итоге я разозлилась, обматюкалась в церкви и взяла ее за волосы.
-Нечестно! -я прокричала, будто она меня услышит и не будет больше настаивать на своем, потянула за ее темные длинные волосы, удивившись, что она делает тоже самое. Я вскрикнула от неожиданности и легкой боли, стукнула своей ногой по ее щиколотке, ударила в нос и получила в обратную.
Мои деньги! Мои!!! - процедила я, сердцебиение учащается, дышать становится труднее, кажется, мы и правда дерёмся друг с другом. Не знаю, назвать ли "это" серьезной дракой, но мои щеки горели и спину ломило, она была такой шустрой, я едва успевала отдавать ей отпор.

Отредактировано Venera Monrose (2013-01-14 16:52:15)

+1

5

- Тебе по чем дело! - резко ответила мне Сара и я только недовольно фыркнула в ее сторону, укрепляя подозрения, что этой девушке нельзя верить. Лучше скорее собрать деньги и уматывать. От этой мисс одни неприятности. Наверняка и люди, что появились на породистых жеребцах у банка, гоняться за ней.
Но потом Сара заговорила...
- Я его дочь...
- О. - я вздохнула и подняла голову на девушку лишь на несколько секунд. Впрочем, я уже не сильно удивлена. Но я по прежнему ей не верю. Ни единому слову. Как там говорится? Отец и дочь одна Сатана. Ну... не суть. Яблоко от яблони.
- Эй, что ты делаешь! Какого черта, отдай обратно! Положи  в мешок!
- Это не твои деньги, поэтому закрой рот. Я сумею ими распорядиться - и я собиралась отдать суму тем мексиканцам, которые лишились своего дома и теперь вынуждены прятаться по подвалам и складам.
- Воровка!!! - закричала на меня Сара, хватая деньги, вырывая у меня их из рук. Такой наглости я была поражена.
- Что?! От кого же слышу! От дочери Короля воров! - в знак протеста я пихнула девушку в плечо, чтоб убрать от ее рук подальше деньги. Но моя соперница оказалась более стойкой, а так и не скажешь по ее причесанным волосам и дорогому наряду. Пусть и грязному, кое-где порванному, но ее принадлежность к богатой семье бросается в глаза.
- Пошла вон! - уже визжу я, когда хамка вцепляется мне в волосы. Я отвечаю тем же, резко потянув ее локоны вниз. Мама Мия, как же больно. Она, ко всем мои проклятьям, пинает меня в лодыжку. Но и я реагирую незамедлительно, давай локтем ей в бок. Ну, точно синяк оставила.
И я уже не замечаю, как наша маленькая потасовка выливается в настоящую драку, с пощечинами и подлыми приемами, типа притвориться мертвой и вдарить как следует по ноге, когда та подходит проверить дышу ли я.
- Мерзавка! - не стыдясь того, что мы в церкви, мы продолжаем обзывать друг друга и рвать на части. И уже кубарем, вцепившись в глотки, катимся между рядов скамеек. Где-то под конец это канители, когда обе валяемся на дощатом полу, уставшие и "протрезвевшие", похоже понимаем, что натворили. Во всяком случае я готова остановиться.
- Все. Мир? - протягиваю руку, а сами ожидаем друг от друга подвоха. Но с меня хватит. Если я правильно поняла ее слова, она хочет отомстить своему отцу? Я хочу вернуть земли их хозяевам. Путь у нас один.
- Мы можем работать вместе. Только эти деньги все таки отдадим нуждающимся - киваю я на мешок с деньгами возле алтаря и поднимаюсь на ноги, помогая и моей, теперь уже соучастнице, обрести почву под ногами.

+1

6

Если посмотреть на нашу ярую борьбу со стороны, то можно расплакаться и не с горя, а со смеху. Мы, конечно, не настоящие бандитки, просто судьба нас сделала такими, поэтому о том, как драться, лично я  особого представления не имела, да - всегда была шустрой, участвовала в скачках и любила конкурсы, где нужно оседлать дикую лошадь, но! Я никогда не таскала за волосы другую девчонку, скажу честно, ощущения приятные, да-да, а она то и сама не промах, меня еще никто никогда не бил, папа такого бы не позволил, но сейчас я не под его покровительством, ныть никому не могу, разве что недоделанному псевдо жениху, что за чушь, как не прискорбно, но сейчас кроме это особы у меня никого и нет, хотя есть.. Деньги из-за которых мы собственно и ссоримся. Как только обе отдышались и могли вздохнуть с облегчением, я заговорила.
-Посмотри на мое платье, мой корсет... Как мне привести его в порядок теперь? А где новое достать? Ты была в своем уме, когда дергала за подол, ладно локти разбиты, на коленке кровь, но платье... - я говорила это искренне, не то что помешана на своей внешности и внешнем виде, просто правда обидно, очень...
- Все. Мир? - она протягивает руку, я же беру ее одной рукой за платье, но пока не тяну, а дерну лишь в том случае, если это ее очередной подвох, протягиваю вторую руку типо "мир", ага, что-то я ей не очень верю. Она вызывает у меня двоякое чувство - меня очень заинтересовала ее непосредственность и живость, такая простота - она притягивает, даже в этом обычном, я бы сказала, крестьянском платье, девушка выглядит не хуже меня. Вот уж шутки!
-Ми... Мир! - я отпускаю ее платье, понимая, что она говорит это слово совершенно серьезно.
- Мы можем работать вместе. Только эти деньги все таки отдадим нуждающимся - она толкнула отличную мысль, тем более, как я уже говорила, у меня нет никого кроме нее.
-Значит напарницы....Ну здорово, только ты иногда такая неуклюжая, как бы впросак не попасть из-за тебя. - я закатываю глаза, поднимаю их на Марию и ловлю на себе ее укоризненный взгляд.
-Ладно, ладно, признаю, я тоже не подарок.... -я виновато улыбаюсь ей и мы вместе потихоньку складываем деньги обратно в наш ОБЩИЙ, прошу заметить, мешок. Внезапно в церковь кто-то стучится, из крайней комнаты выходит проповедник, который, как мне кажется, все это время с интересом за нами наблюдал. Я испугалась, нужно бежать, но куда... Надеюсь, сюда никто не сможет зайти, слово отец все-таки держит или нет? - Я запуталась. С трепетом прислушивалась к каждому слову проповедника, прячась в углу рядом с Марией, но никто не зашел.
-Уходите отсюда, они снова вернуться, на этот раз уже зайдут. - сказал мужчина как-то странно улыбаясь нам, будто он автор всея этой нашей истории. Мы послушались совета духовника и уже через каких-то пять минут шли, как сказала моя напарница, к простым людям, я совсем не знала, где находится о, это священное место, просто плелась за девушкой все больше и больше доверяя ей.
-Мари, а ты когда-нибудь любила? - вдруг спросила я, не знаю, что это меня на романтику поперло, но путь длинный, а молчать - такая скукотища.
-Вот меня, например, замуж папан хотел выдать... За мужлана прям, да-да... Он вроде бы и красивый, но такой холодный и властный, не люблю и все, а не по любви я никогда не выйду! - тут я немного слукавила, если бы он был чуточку побогаче и еще покрасивше, я может быть, и послушалась папу... Через минут тридцать мы оказались в необычном для меня месте - много людей в оборванной, запачканной одежде, они смеялись, пели, ели, игрались, я все никак не могла понять, а чему они радуются, если у них денег нет?
-Отдавай деньги, расстаться с ними самой по доброй воле я не смогу... - грустно констатирую факт, затем кладу свою руку на плечо Мари.
-Оставь нам немного...Совсем капельку, может удастся купить новую шляпку...

+1

7

Из церкви нам пришлось уйти. Чтож, мы с Сарой не противились и не гундели, понимая ситуацию. Святому отцу не нужны проблемы, а я не хотела их ему доставлять. Этот человек мне нравился и не раз он ранее выручал меня с папой.
Схватив холщовый мешок с деньгами, я и Сара покинули место защиты. Шли по дороге, под палящим солнцем. Я ощущала жажду. И жажду мести так же. А еще очень скучала по отцу. Расстались мы с ним в ссоре и сейчас я чувствовала вину. А что если? ... Нет, думать об этом не надо. Запрещаю себе!
- Мари, а ты когда-нибудь любила? - спрашивает меня подруга по несчастью и я даже растерялась от такого вопроса. Сначала не хотела отвечать, только слушала Сару и усмехалась про себя. Любовь? Я не была романтичной особой. Все таки росла на ферме и моим окружением были не красавцы мужчины, прирученные жеребцы и быки.
- Вот меня, например, замуж папан хотел выдать... За мужлана прям, да-да... Он вроде бы и красивый, но такой холодный и властный, не люблю и все, а не по любви я никогда не выйду! - я еще раз убедилась, что мистер Сандовал ужасный человек. Хотя, мне папа говорил, что у богатых свои причуды. У них много денег и власти, и в этом они более свободны, чем крестьяне. Но у них зачастую нет права выбора...
- Жениться надо по любви. По другому это будет просто рабством - сделала я умозаключение - Нет, я никогда не любила. Но моя судьба ходит где-то рядом, я это чувствую - подалась я в вечные размышления и философию.
Чем ближе мы подходили к месту, куда теперь были загнанны мексиканцы, тем менее разговорчивыми становились. Я была сосредоточена и напряжена. А Сара... не знаю. Наверно думала о деньгах и об отце.
Наконец, добрались. и мне потребовалось несколько секунд, чтоб осмотреть помещение, куда мы пришли. Это было склад, даже скорее большой подвал на участке одного сеньора, который пустил к себе всех беженцев. Те, кого я знала и дорожила сейчас прятались в огромном зале, освященный керосиновыми лампами. И тем не менее, в этой тесноте, мексиканцы находили чем себя развлечь: маленькие дети играли в прятки и бегали вокруг горы мешков. Кто-то из взрослых делился хлебом, кто-то пел песни вокруг огня. Говорят, беда объединяет...
- Отдавай деньги, расстаться с ними самой по доброй воле я не смогу... - я посмотрела на Сару и по ее просьбе, забрала у девушки мешок и подошла к неумытому старику, что встречал нас.
- Оставь нам немного...Совсем капельку, может удастся купить новую шляпку...
- Нет - твердое "нет". - Вместо шляпки эти люди купят себе хлеба - да, я была непреклонна и занималась, может быть альтруизмом. Но моя рука уже протягивала мешок "старейшине".
- Вам это нужнее. Это деньги Сандовала. И на это мы не остановимся
Мужчина забирает деньги, заглядывает в мешок. Не знаю, обрадовало ли его это или огорчило, но он молча покачал головой и указал нам рукой вглубь помещения, приглашая присоединиться. Только начался ужин...

- Завтра по плану еще два банка - говорю я Саре, сидя на подстилке и перебирая в руках толстую плетеную веревку. Мы готовимся ко сну, многие уже легли, чтоб встать пораньше. - Надо отдохнуть - силы нам пригодятся. И удача... даже, наверно, больше.

+1

8

С каждой секундой Мари становилась мне все ближе и ближе, хоть я и понимала, что мы очень разные, это меня ни чуть не отталкивало, я бы даже сказала наоборот притягивало. Ее размышления по поводу свадьбы и настоящей любви импонировали мне, что-что, а все-таки мы девушки, а девушки все в какой-то степени одинаковые. Какая нормальная девушка не мечтала о принце или о красивой свадьбе? Вот и я отметила про себя все же некоторые наши общие черты.
- Вместо шляпки эти люди купят себе хлеба - Мари сказала свое твердое "нет", а на моих глазах едва ли слезы наворачивались.
-Как нет... Для меня шляпка - это как хлеб... - я вцепилась ей в руки, но моя напарница была неподкупной и непоколебимой.
-Пф.. Ладно, ладно... - забубнила себе под нос и с грустью посмотрела на Мари. Она отдала мешок в руки пожилому мужчине, он очень мудрый, да, в его руках деньги пойдут только в правильное русло.
- Вам это нужнее. Это деньги Сандовала. И на это мы не остановимся - я стою позади Марии и интенсивно киваю головой, мол даааа, деньги ваши, а мы неэгоистичные, храбрые борцы за справедливость и ни разу не пытались сами утащить друг от друга это магический мешочек, полный денег и несбывшихся шляпок, ой, несбывшихся надежд я хотела сказать.
Потом нас пригласили на ужин, могу сказать, что я чувствовала себя так неловко, у некоторых и приборов не было - ели руками, а я привыкла, что на моем столе лежат десятки вилок и ложек, а еще пару тройку ножек, а тут я беру ножку от курицы, пачкаюсь, жадно ем, почти как дикарка, а может я уже превратилась в нее... Мой внешний вид оставляет желать лучшего, благо сохранился мой корсет, все-таки по мне еще видно, что я выходец из богатой семьи, но самим богатым было бы уже смешно на меня смотреть.
- Завтра по плану еще два банка
-Да.... - лениво протягиваю я.
-Неет... - к нам подходит мужчина, которому мы отдавали деньги и садится рядом.
-Вы еще не готовы, вам нужна тренировка и я знаю, кто вам может помочь. - я поднимаю бровь и хватаю за руку Мари, но отказываться от помощи мы не хотели, конечно, мой папа придумает что-то более навороченное и тогда мы точно попадемся, Мари будет ждать тюрьма, а меня... Меня тоже тюрьма, только в другом амплуа.
Старейшина сказал что, куда, зачем и к кому идти, только еще неизвестно примет ли этот человек нас на обучение или нет, но я то думаю, мы его обязательно уломаем, он не устоит против нашего двойного шарма.
-Спасибо. - я поблагодарила мужчину и он удалился.
Надо отдохнуть - это точно, ложись... Мари спала в мешке, крепко сопела, а я сидела у костра и смотрела на звездное небо, часто украдкой смотрела на спящую подругу, будто охраняя ее сон, через часа полтора я все-таки легла рядом с ней, поправила одеяло, а сама заснула без него, но почему-то проснулась под одеялом, может во сне сама себя накрыла...

+1

9

Тренировка? Думаю про себя я, считая, что мы и так готовы. А что? Стрелять я умею, эрудирована и находчива, а что еще надо? Правда, в случае провала быть повешенной мне не нравилось. Наверно, старик прав, нужно набраться профессионализма. Только чему нас будут учить и сколько? Мы потеряем время пока Сандовал будет захватывать земли.
С этими противоречивыми мыслями я и уснула. Просыпалась, конечно, ночью. Мне снился кошмар: повесили меня. Все таки повесили. Отдышавшись и выпив воды, я вновь опустилась на свое спальное место. Рядом преклонила голову Сара, которая, как я помню, боролась со сном. Но Морфей ее одолел. Я заботливо накрыла ее одеялом, простудиться ведь, такие сквозняки! Та и ночи в Мексике холодные, не сравниться с полуденным палящим солнцем.
Разбудил меня шорох и возня. Как бы я не хотела продолжить наслаждаться сном, даже мне стало неуютно от того, что большая часть людей проснулись и занимались своими делами. Да, земледельцы вставали с рассветом и ложились с закатом. Я была знакома с этим, но, Господи, как устала.
Протираю глаза, смотрю в потолок. Ох. Плечо свело, но это мелочи, через две минуты колоть перестало и я села, оглядываясь.
- Эй, Сара, просыпайся - тереблю подругу за руку и сама начинаю приводить себя в должный вид. Девушка ворчит, не хочет подниматься, приходиться ее даже окатить водой, благо река не так далеко.
Смеюсь. Она такая забавная в своем мокром виде. И весь ее королевский шарм так же смыло.
- Нам надо идти - да и нас уже начали снаряжать в путь, словно намекая.
Мужчина этот, которого нам описали как строгого и принципиального учителя, жил особняком. И крайне не хотел брать таких балаболок в свои ученицы. Признаться, даже я не была готова к такому сопротивлению и беспристрастности с его стороны.
Но спустя час нам удалось его сломить.
- Хорошо. Только если начнете ныть... - пригрозил он нам и я поняла, мы попали в армию.
Было сложно. Мы отдавали столько сил. Он даже заставлял нас отжиматься! И к ночи мы падали без сил.
- К чему все это? - спрашиваю я, держась за перекладину и вися над бурной рекой. Кажется, заканчиваются силы. Мы с Сарой болтаем ногами, ненавистно глядя на мужчину.
- Я должна тебе кое-что сказать - выдавливаю из последних сил, пытаясь взглянуть на подругу по несчастью. Черт, руки скользят. Все. Больше не могу.
- Я не умею плавААААААААААть - мои пальцы разжались и я лечу вниз. Меня встречает остужающий поток воды. И, боги, только бы сделать глоток воды. Я чувствую себя закрученной торнадо, хотя и понятия не имею каково это - быть подхваченной стихией. Снова глоток и меня накрывает волной порога.

+1

10

Сколько я спала? Пару часов? Ужасно, ужасно устала, я не привыкла к такой жизни, хотя, признаться, я и раньше вставал ни свет ни заря, отец заставлял меня заниматься всякое ересью, например, играть на пианино, а я ведь ненавидела все музыкальные инструменты, вот не нравились мне эти спокойные, душераздирающие мелодии, такая фифа играет, фу, противно вспоминать. Больше всего мне нравилась стрельба из лука, это была моя стихия - бунтарка и все такое, хотя теперь я себя не чувствую революционеркой, Мари меня восхищает, вот кто готов идти против других ради лучшего для всех.
- Эй, Сара, просыпайся - всю ночь мне не спалось, вставать так не хотелось, меня даже не смущал тот факт, что все ходили туда-сюда, я чувствовала посторонний шум, но все еще валялась в " чудесной кровати"
-Еще немножко... Еще чуть-чуть... А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-й!!! - прохладная вода моментально заставила открыть глаза. Мокрые не расчёсанные волосы, платье уже давно не в том виде, в котором оно было раньше... Сначала я надулась, но услышав этот искренний смех, я не смогла устоять и также, как и Мари засмеялась.
Нам надо идти
-Да...Ты права... Ну почему сразу водой, а? Неужели нельзя было выбрать более гуманный способ? - бубню с улыбкой, собирая наши немногочисленные монатки.
Мы добрались до того мужчины, он оказался злым троллем.
-На кой черт вы мне нужны? - курил трубку и фыркал на нас.
-Мы хотим спасти весь мексиканский народ, ну пожаааалуйста! - я медленно наклоняюсь, показывая линию декольте, но в моем потрепанном платье это выглядит только смешно и никак иначе. Через часа два он согласился, но, естественно, не из-за нашего шарма, скорее из-за жалости к нам.
И что мы только не делали, дни тянулись так медленно, вставали ни свет ни заря, сразу приступали к занятиям, к концу дня мы не могли связать  и слова, мычали и как-то понимали друг друга. Могу сказать, что я очень породнилась с Мари, я поняла, что она моя единственная подруга, раньше у меня никогда такой не было.
В один из таких дней тренировок, он заставил нас висеть над рекой, я особо не волновалась, плавать умею, а вот Мари едва ли не дрожала, спросить что как и почему не было возможности, но перед тем, как она плюхнулась в воду, она успела сказать.
- Я не умею плавААААААААААть - в моих висках что-то стучало, я плохо ее расслышала, когда она плюхнулась в воду, я еще секунд восемь повисела, а потом я поняла - черт, она ведь не умеет плавать! Сама отпустила руки и упала в реку, течение было сильным, пришлось здорово постараться, чтобы найти подругу. Я ныряю снова и снова, панически перебираю своими ручками.
-МАРИ! М А Р И! - я кричу и сама захлебываюсь, вижу камень, пытаюсь за него зацепиться, ныряю еще раз - повезло, вытягиваю Мари  из-под воды, плыву к берегу.
Пробую пульс, вроде дышит, начинаю делать искусственное дыхание, как только девушка приходит в себя, я облегченно плюхаюсь рядом с ней.
-Жесть.... - тяжело дышу.
-Черт, Мари, сними этот чертов корсет с меня, он мешается... - переворачиваюсь на спину.

+1

11

Все кружится. Я с трудом понимаю где вода, а где можно сделать вдох. Воздуха мне! Кричу, но чаще набираю в рот воды. Все меняется так быстро. Меня уносит. И кажется вслед несется Сара.
- САРА! - выкрикиваю имя подруги, пропадая снова с ее глаз. Ах, эти пороги и камни, об которые я отбиваю себе ноги и руки. А потом я чувствую, как с силой меня тащат из воды. Сильная Сара умудряется держать меня и сама находиться на плаву.
Боги, дайте мне надышаться и я смогу, обещаю, смогу самостоятельно выбраться на берег. Но я делаю вздох, а это снова вода. Теряю сознание.
Чего стоило Саре вытащить меня? А чего стоило спасти меня от смерти? Я возвращаюсь в Мексику, где солнце режет мне глаза. Медленно перекатываюсь на живот, начиная кашлять от воды. На языке ужасный вкус, а в носу все щекочет и вместе с тем болит. Господи! Кто бы знал, что наглотаться воды так противно.
Смотрю на рядом свалившуюся подругу. Ей тоже пришлось тяжело, об этом говорит ее дыхание.
- Дыши, милая, дыши - поддерживаю ее, да и себя.
- Черт, Мари, сними этот чертов корсет с меня, он мешается - мне приходится разорвать шнуровку, так как пальцы не справились с узлом. Но зато Саре теперь стало заметно легче дышать.
Так мы и валяемся на берегу, все в песке и грязи. И не успели мы набраться сил и успокоиться, как свет солнца, который согревал наши спины, загораживает тень. Это был наш учитель на коне и во всем величие.
- Хватит - я почти молю, но мы уже готовы сдаться, лишь бы нас не мучили. - Все ваши эти... пытки ничему нас так и не научили. Мы думали, вы расскажете нам как устроены банки, где слабые места противников, научите лучше стрелять... - нет, правда, меня стрельбе учить не надо, но он ведь даже не пытался улучшить этот навык.
- Я научил вас главному...
- ЧЕМУ? - в голос с Сарой спрашиваю я.
- Доверию и взаимовыручке - с гордой улыбкой отвечает наш "сэн-сэй", топчась на коне.
Я переглядываюсь с подругой и понимаю, что да. Да, я буду помогать ей до конца. За общее дело. За дружбу.
С этого момента и начался наш путь к достижению цели. Мы были готовы грабить богатых и помогать бедным. И после парочки обчищенных банков, с которыми мы с Сарой справились на "ура", нас стали разыскивать за приличное вознаграждение. На каждом шагу висели плакаты и суммы с нулями, которые все росли.
- Теперь нас узнают на каждом шагу - шепчу я подруге, стоя под надписью "живыми или мертвыми". - Надо быть острожными перед следующим банком. Люди Сандовала теперь охраняют его денежки, как зеницу ока - но сегодня мы обманем и их.

офф

давай уже отойдем от сценария фильма и поимпровизируем
а то если отыгрывать все так же как в фильме, флеш затянется на месяцы)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Бандитки