В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все дело в мгновении. Оно определяет жизнь.


Все дело в мгновении. Оно определяет жизнь.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Кадзуя Мишима и Амариллис дэ Вега
Дата: 25 декабря 2012 года, любимый праздник всех американцев - Рождество.
Время: поздний вечер, а там, как пойдёт.
Место: г. Сакраменто.
Погодные условия: зима в Калифорнии, температура -5°С, на тротуарах лежит снег, местами на дорогах тонкий лёд.
О флештайме: чтобы жилось не скучно, делай глупости! И тогда жить тебе будет весело, правда, есть вариант, что недолго... Знакомство Кадзуи и Мари на дорогах города обещает быть захватывающим: зелёный свет светофора, мотоциклы, скорость и адреналин... чего ещё не хватает для полного счастья? И лёд на дороге, как-то изначально не вписывался во всю эту непринуждённую картину спонтанных уличных гонок.

http://s3.uploads.ru/TdEws.png

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-28 22:10:03)

+1

2

Внешний вид, только без каблуков.

Поздний вечер, все празднуют Рождество. А мы не как все, мы работаем до последнего! Потому что пьяных мужиков навеселе в шею не выгонишь, пока они последнюю каплю пива в баре не выпьют. И это хорошо ещё, если их только пиво интересует… Вот к примеру сегодня, Стив (старый завсегдатай бара «Уродливый Койот») нажрался в зюзю и стал к Мари приставать… Рождество видите ли, подари ему поцелуй под омелой. Ну, она ему и подарила, холодный душ из шланга, чтобы протрезвел, гад такой, и руки свои не распускал! Потом правда, получила девушка выговор от начальства, плавно перетекающий в громкий смех и подбадривающие подмигивания. Вот, никогда она не понимала своего босса, смысл отчитывать, если потом сам же со всей этой ситуации ухохатываешься? Одним словом – мужчины…
Мари хмыкнула, поджав нижнюю губу, и вышла из бара на улицу, застегнув под самый подбородок замок куртки и от холода вжимая голову в плечи. Да, вот тебе и Рождество, ещё вчера была нулевая температура, а сегодня на голову сыплет снег. Хотя, снег ей нравился… Она вытянула перед собой ладонь и несколько минут просто наблюдала за тем, как снежинки падают на её поверхность и тут же тают от тепла. Нужно ехать домой, если она ещё собиралась встречать Рождество с друзьями. Переодеться, взять подарки и по-быстрому на такси ехать к другу на квартиру, где собирается вся их небольшая компания… Мари поворачивает ключ в дверном замке, сегодня её очередь закрывать бар, вот так не повезло. Оглядывается по сторонам, обнимая себя руками и ёжась от холода. Затем пару раз потопав ботинками на месте и не заметив никаких «подозрительных» личностей, она мелкими шажками идёт к своему любимому и дорогому (на самом деле, не дешёвому) мотоциклу. Сметает с сиденья снег, натягивает на руки перчатки, а на голову шлем, пряча под ним длинные каштановые волосы. Теперь со стороны и не скажешь, что перед тобой девушка, в этом своём обмундировании Мари была весьма похожа на молодого паренька. Как говорит охранник бара Джонни «Ты слишком худощавая, тебя не кормят что ли?». Девушка на такие слова, конечно, обижалась, но вида не подавала, как-то там отшучивалась, улыбалась и уходила заниматься делом. Не многие знают, что она на самом деле питается не ахти как, да и дома бывает редко. Работает на двух работах, правда, на второй совсем недавно, и пока всё ещё стажируется, но не суть! Зато деньги там обещают хорошие, всё таки эскорт сопровождение, хотя девушка всё ещё сомневается на этот счёт, а стоит ли гнаться за деньгами выбирая такую работу? Но вот наставница её утверждает, что Веге в будущем цены не будет с её-то данными. Правда, по Мари сейчас и не скажешь, что она шикарно выглядит в вечернем платье, пацан на мотоцикле и всё тут…
Она горестно вздыхает и заводит двигатель своего железного коня. Если поднажать и прибавить скорости, то ещё успеет на вечеринку… Выезжает на дорогу и тут на тебе! Красный свет… Вот всегда так, когда куда-то спешишь, всё против тебя и твоих планов. Мари притормаживает на светофоре и боковым зрением замечает, как рядом с ней останавливается ещё один мотоцикл, красный дукати…
«Супер-байк…» проносится в голове и она оценивающе осматривает железного зверя сквозь затемнённое стекло шлема. Негромко фыркнув, она отвернулась и принялась выжидающе всматриваться в светофор. Загорелся жёлтый и её чёрный кавасаки взревел, а Мари наклонилась вперёд, прижимаясь к поверхности мотоцикла. Она двинулась с места за секунду до того, как светофор показал зелёный свет. Дорога была пустынной и просто сама напрашивалась на весёлую езду… «Попробуй догони…» задорно подумала и, весело улыбнувшись, прибавила скорости.

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-26 14:02:20)

+2

3

Рождество…. Для японцев рождество хоть и является очень популярным праздником, но этот праздник является не официальным, как для того же народа, так и для правительства. А те, кто воспитан в старых традициях, и вовсе серьёзно к этому празднику не относятся. Накануне японского нового года обычно проводится «бонэнкай», или по-другому проводы старого года. Предприниматели закрывают свои производства и устраивают, для своих сотрудников пышные корпоративны в ресторанах и других заведениях, где есть алкоголь. В Америке, «земле обетованной», этому празднику уделяют гораздо большее внимание и значимость. Вот и сейчас, вся башня Мишима увешана разноцветными гирляндами, праздничными украшениями, в банкетный зал установлена огромная сияющая всеми цветами радуги, к зданию то и дело подъезжают машины доставки из различных ресторанов, всё так торжественно и красиво. Сотрудники корпорации в экстазе, абсолютно все дамы пришли в вечерних платьях, одно краше другого, мужчины как заправские джентльмены были во фраках. Так и сям бегали дети, разнося всё в хлам, а некоторые из них доедали уже …цатое ведро сладостей.
Кадзуя…. Уже второй час стоял около ёлки с бокалом в руке, одетый в шикарный костюм, нацепив идиотскую улыбку, и встречал высокопоставленных гостей, коим посчастливилось в эту ночь оказаться в городе. Жутко надоело всё это, ладно бы, если бы это была рабочая обстановка, другой разговор, но тут…. Ну что поделать, как говорится в политике компании «Мы отдаём дань уважение стране, в которой находимся». Самому Кадзуе это праздник был чужд, ведь в его семье его никогда не праздновали, и проникнуться «духом рождества» ну ни как не получалось. Наконец-то наступила заветная минута, когда Мишиме нужно было сказать речь, с этой целью он привлёк внимание к себе лёгким постукиванием по хрустальному бокалу ножом. Встав на небольшой постамент, он медленно оглядел зал и наконец, изрёк.
- Дорогие мои коллеги, сегодня мы собрались здесь, в этот чудесный праздник..., - далее следует поздравления, разъяснения того, чего компания добилась за эти годы, кто, в чём отличился, личная благодарность заслуженным сотрудникам, планы на будущее, кем бы корпорация была, если бы не её верные сотрудники, и так далее и тому подобное. Закончилась речь бурными овациями и аплодисментами, после чего гости, и сотрудники продолжили «веселиться», слабо замечая, что происходит вокруг. Кадзуя же, пользуясь моментом, медленными шагами, потихоньку, удалился из банкетного зала. Сделав сие, он пошёл быстрее к лифту, спустился вниз, и уже чуть ли не выбежал на улицу, поймал первое попавшееся такси и как говорится у молодёжи «смылся». Вторым пунктом побега было выключение телефона, что собственно и было сделано и только после этого, Мишима чуть распустил успевший чуток его придушить галстук. Конечно, можно было, и остаться, но вы бы остались там, где вам не комфортно? В большинстве случаев, нет. Тем более, свою роль гостеприимного хозяина молодой человек выполнил, а значит, не уронил достоинства, а дальше, ну что же….
«Тело» отдыхает, а «голова» продолжает работать.
Приехав домой и дав таксисту щедрых чаевых, Кадзуя быстренько переоделся в утеплённую байкерскую одежду, вскочил на свой мотоцикл, одел шлем и стартанув со шлейфом помчался прочь из дома. После такой скукотищи, устроенной заботливым конгломератом, даже такому спокойному человеку как Кадзуя хотелось размяться, а сегодня как никогда ещё хотелось просто насладиться чувством свободы. Катаясь по морозным улицам города, не особо замечая холода, молодой человек выехал на красный сигнал светофора на коем уже стоял ещё один мотоцикл, чёрный кавасаки. На нём сидел парень, по возрасту его трудно было определить, но он казался довольно юным. Кадзуя не вглядывался в юношу, до тех пор пока на сигнал жёлтого цвета, не услышал, как взревел мотоцикл паренька и рванул с места. Рёв заставил Мишиму обернуться, только для того, что бы увидеть, что парня и след простыл.
- Значит так, да? – пронеслось в голове Кадзуи и он, крутанув ручку газа, прижавшись к мотоциклу, рванул вперёд. Чем его так задел юный нахал, он и сам не понимал, точнее, не вдавался в подробности. Мальчики, есть мальчики….
- У него фора, но у меня больше мощность, а значит, на прямой дороге я могу его догнать, ну а что бы утереть ему нос…., - с этими мыслями Кадзуя нажал на маленькую кнопку рядом с гашеткой газа и тут же в камеры сгорания топлива стал подаваться прямой впрыск закиси азота, баллончик которого был спрятан под сидением. Дукати взревел, из турбин появилось пламя, скорость многократно увеличилась, как и обороты, и он стал стремительно настигать «обидчика». Единственное, что беспокоило молодого человека, так это дорога, ведь погода «не лётная», а значит случиться, может что угодно, поэтому закись была вырублена преждевременно. Догнав и поравнявшись с парнем, Кадзуя чуть ближе двинулся по направлению к мотоциклу своего соперника, встав параллельно ему, и, применив усилие, пальцем левой руки дотянулся до шлема юнца, и укоризненно постучал пару раз по нему. После этого Мишима стремительно отдалился от чёрного кавасаки и стал потихоньку обгонять его, не на полной мощности.

+2

4

Её улыбка была спрятана за шлемом, но Мари на самом деле веселилась от души. Ничто её так не успокаивало и не доставляло большей радости, как гонки на мотоциклах. Ощущение скорости, стремительное движение вперёд, рычащий мотор байка, чувство, когда ты и мотоцикл становитесь одним целым, он твоё продолжение и вместе вы почти парите, вот-вот и вы сможете взлететь… Людям всегда хотелось летать, хотелось ощущать что-то такое, что было им не доступно в силу своей ограниченной физиологии. Она могла быть быстрее всех, свободнее всех, когда сидела на своём железном коне. Девушка мчалась вдаль, стараясь догнать горизонт, и перегнать свою тень… Эту её любовь к скорости не разделяли родители, не понимало большинство друзей. Но она находила таких же рисковых ребят на стихийных мотогонках, где частенько принимала участие, дабы подзаработать, деньги лишними не бывают. Правда, соревновалась она преимущественно с такими же мотоциклами, как у неё, среднего класса, ибо и дураку понятно, что кавасаки всё же уступает намного более технически оснащённому дукати.
Секунды на старте, когда она рванула вперёд, дали ей небольшую фору. Мари улыбалась широко-широко, думая, что оставила парня позади, а гонщик-любитель даже толком и не знает возможностей своего байка, чтобы её догнать. Но она ошибалась, и мотоциклист оказался не таким уж и любителем.
«Что за чёрт?», она смотрит в зеркало бокового вида и видит, как дукати с огненным хвостом позади стремительно её догоняет. «Вот, жук!» - возмутилась девушка и повернула ручку газа снова, прибавляя скорость. «Закись азота, да? Так не честно!» в её глазах появились гневные искорки, и упорство наравне с азартом, заставило её позабыть об осторожности, переключив внимание с дороги на соперника. А дукати тем временем поравнялось с её кавасаки, и подозрительно начало сближаться с Мари. Девушка периодически настороженно косилась всё это время, гадая о том, что неужто парень решил её столкнуть с дороги? Да ну, не может этого быть, что она наткнулась на такого мудака, который не гнушается подрезать своих соперников и отправлять их на обочину в стремительном полёте. Пока она думала и гадала в чём тут дело, приблизившийся мотоциклист наглым и бесцеремонным образом постучал пальцем по её шлему! «Нет, вы такое видели?! Вот, наглёж!». Задыхаясь от негодования, Мари отпустила левую ручку мотоцикла и резко оттолкнула руку парня. Тот же в свою очередь поспешно отступил и начал её обгонять.
«Эй! Куда?! Ну, погоди!» мысленно угрожала она и, позабыв про все меры предосторожности, установила скорость до предела, ибо что ни говори, а девушка она упрямая. Вот загорелось ей теперь, во что бы то ни стало обогнать этого забияку и показать ему, кто тут настоящий гонщик…
Но как бывает очень часто, эмоции людей играют с ними злые шутки. Ты погружаешься в свои чувства и переживания, увлекаешься спонтанными идеями, и всё остальное уходит на второй план. В данном случае, на второй план ушли меры безопасности и осмотрительность, здравый разум Мари был полностью заглушён жаждой одержать победу. Девушка не заметила поблёскивавшего впереди небольшого островка изо льда и на полной скорости неслась прямо ему на встречу. Когда колёса её мотоцикла коснулись скользкой поверхности, было уже поздно. Всё происходило почти мгновенно, но ей казалось, что она была участницей какого-то замедленного кино, и наблюдала за происходящим со стороны…
Мотоцикл повело в бок и Мари лихорадочно вцепившись руками в рукояти попыталась его выровнять. Резко сбавила скорость, и отчаянно постаралась удержать баланс, но заднее колесо всё ещё скользило и кренило байк набок. Первое, чему учится гонщик, это падать, как любой каскадёр из фильмов. Нужно уметь группироваться и спрыгивать так, чтобы получить минимальные повреждения при падении. Она знала как, но ситуация была достаточно внезапной, чтобы не успеть… Её жизнь висела на волоске, не сделай ты всё правильно и быть беде. Она что есть силы, попыталась перенести свой вес (слишком маленький) на другую сторону мотоцикла и накренить его так, чтобы было удобней спрыгнуть. Это были даже не минуты, секунды, когда её нога коленом прижимается к асфальту и тот счёсывает ткань джинс и оголившуюся кожу, мотоцикл падает и она успевает лишь отпустить руки и оттолкнуться от него куда-то в бок… Железный конь кубарем летит вперёд, при каждом ударе об асфальт пуская кучу искр, пока не остановился куском искорёженного метала, потеряв скорость. Девушка в свою очередь так же беспорядочно перекатывалась по асфальту, пока не настигла обочины и не впечаталась в неё всем телом, хорошо приложившись о бордюр головой. И это благо, что на ней был шлем, иначе дело было бы совсем плохо. Теперь она лежала на спине, неуклюже раскинув руки в стороны, и даже не шевелилась, потому что от сильного удара, потеряла сознание…

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-27 14:36:57)

+2

5

- Упорству этого паренька можно позавидовать, хоть оно и граничит с безумием, - пронеслось в голове Кадзуи когда он получил ответ сдачи от нахала.
Поняв, что парень не собирается уступать, а наоборот, пытается пересилить Мишиму, не смотря ни на что, последний так же решает не уступать и продолжает эту безумную гонку. И если, как показалось Кадзуи, его соперник забыл про острожность, то сам он прекрасно понимал, что сейчас не стоит ехать на полную катушку, ибо может случиться и авария. В чём же выражалась его осторожность? Да просто в том, что дукати был гораздо более мощным мотоциклом, чем кавасаки, и сейчас поравнявшись и двигаясь с одинаковой скоростью, мог легко «вырвать» его. Здесь даже опыта большого не надо было. Это всё равно, что поставить сейчас Кадзуин дукати против дрэгстера, дукати будет нервно курить в тамбуре и покончит жизнь самоуничтожением от позора. Плюс, осталось немного закиси, включив которую можно было бы смело, не напрягаясь показать нахалу средний палец, всё дальше и дальше удаляясь от него, с победоносным выкриком типа «Ешь мою пыль!».
Кадзуя чуть придавил гашетку и стал потихоньку вырывать вперёд, его взгляд был устремлён исключительно на дорогу, разглядывая каждый её сантиметр, дабы не дай господь, поймать гололёд. Как в воду глядел…. Небольшой участок предательски блеснул, и Кадзуя, наклонив байк в сторону, ловко проехал мимо, а вот его соперник….. Соперник его поймал лёд, и сейчас его уже стало заносить! Заметив это, глаза Кадзуи расширились, адреналин ударил прямо в сердце, но останавливаться было нельзя, ибо если так случится, что гонщик выровняет байк или накренит его в сторону Мишимы, то пиши пропало. Всё что он мог сейчас это наблюдать за развитием событий в боковое зеркало и ехать вперёд, мысленно поддерживая парня.
- Равновесие! Равновесие! Выравнивай, давай же! Чёрт! – ругательство пришло на ум в тот момент, когда Мишима увидел, что попытки выровнять мотоцикл завершились провалом и мотоциклист уже пытался правильно накренить мотоцикл для того, что бы спрыгнуть наиболее удачно. Это так же фактически не удалось, и вот уже парнишка летит через всю трассу, не говоря уже о его мотоцикле.
- Чёрт! – вырвалось у Кадзуи, и он, сделав передний «стопи» при торможении, наклонил мотоцикл так, что бы развернуть его почти на сто восемьдесят градусов на переднем колесе. Газанув, он подлетел к месту аварии и чуть ли не на ходу спрыгнул со своего байка, так спешил на помощь. На ходу сняв шлем и отбросив его в сторону, он поднёсся к лежащему на асфальте человеку, чуть проскользив на коленях.
- Парень, ты живой?! Отвечай! – не получив ответа, Кадзуя снял свою перчатку, и коснулся пальцами шеи юноши, нащупывая пульс.
- Пульс есть, стабильный, живой, – пробормотал парень, убрав пальцы с шеи пострадавшего.
Вторым делом он попытался снять с него шлем, дабы осмотреть повреждения головы и когда у него это получилось, удивлению не было предела, вперемешку с шоком.
- Твою мать! – только и мог сказать Мишима когда перед его взором из под шлема показалось красивое личико молодой девушки, вместо ожидаемого мужского. Кадзуя от шока прикусил себе палей правой руки, не отрывая своего взгляда от девушки, придерживая её за голову второй рукой, дабы она не лежала на асфальте. Кое-как придя в себя, ибо сейчас как никогда нужна была собранность, парень поспешил освободиться от куртки, сложив её на четыре, или меньше частей, что бы подложить под голову незнакомке. После этого Кадзуя принялся внимательно осматривать девушку на наличие открытых переломов, которых, к счастью не было обнаружено. Её колено оставляло желать лучшего, всё было в крови, но она останавливалась, значит, порваны были только капиллярные сосуды, ни артерии, ни вены задеты не были. При таком морозе долго лежать на холодном асфальте нельзя, но и передвигать её самостоятельно было рискованно, вдруг были повреждены внутренние органы или у неё внутренние переломы, и решение нужно было принимать быстро.
- Звонить в скорую бесполезно, будут задавать вопросы, вызовут полицию, и они уж точно будут задавать вопросы. Что? Когда? Где? Зачем? Звать сразу полицию….. Что за идиотизм?! Решим проблему радикальнее…. – приняв решение Кадзуя включил телефон и быстро набрал номер.
- Джонсон? Мне нужны две бригады чистильщиков…. Да мне наплевать что сейчас праздник и люди на отдыхе, хочешь работы лишиться или хочешь премию к новому году?! Первая бригада на карете скорой помощи с врачом, вторая с грузовиком и подъемным краном, мою диспозицию отследишь по сигналу. Живо!! – Мишима чуть ли не прорычал последние слова. Его всегда бесило неуважительное отношение некоторых людей к своей работе, причём столь высокооплачиваемой. После звонка всё его внимание было приковано к девушке. Повезло хотя бы с тем, что свидетелей аварии не было, а значит можно уйти незамеченными. Жаль было, что на мотоциклах нет отделения для аптечки, сейчас бы очень пригодился так называемый «горячий лёд». А самое обидное, что ничего вокруг нет, ни магазина, ни домиков, ничего, эдак, куда их занесло. Пришлось самому Кадзуе ложиться на асфальт и согревать своим теплом лежащую леди. Всё были прилично и только в целях спасение дамы, что бы она ещё и обморожение не получила. Так продолжалось минут двадцать. Наконец-то прибыли спецназовцы конгломерата, доктор тут же принялся осматривать пациентку, а Кадзуя, поднявшись на ноги и взяв у одного из солдат тёплую камуфляжную куртку, быстро одел её и принялся командовать.
- Разбитый мотоцикл собрать и увезти на склад в порт, соберите всё, до мельчайшего осколка. Мой мотоцикл отправить в поместье.Есть, сэр! - Что с девушкой? – в конце он поинтересовался у врача.
- Жизни её ничто не угрожает, но я рекомендую госпитализацию, - сказано – сделано.
Погрузившись в машину, вся дружная компания помчалась с мигалками, в ближайшую больницу. Повезло тому, кто оказался в этот вечер на дежурстве, такого явно никто не ожидал, что ворвутся люди вместе с вырубленной девушкой и начнут требовать госпитализации данной особы.
- Но извольте! – попытался возразить дежурный врач.
- Нет уж, это Вы извольте. Девушка попала в аварию, могут быть повреждения внутренних органов и переломы, немедленно отправьте её на обследование, выделите самую лучшую платную палату. Нужна операция? Нет проблем, док. Вы главное, делайте свою работу, а я не поскуплюсь, - Кадзуя говорил настойчиво, чуть ли не прижав доктора к стенке.
- Подождите в отделении для ожидания, - коротко ответил врач, почуяв, что если он будет сотрудничать без возражений, то неплохо на этом заработает. Девушку тут же переместили на носилки и увезли на обследование, доктор корпорации так же проследовал за ней, а вот Мишима покорно остался ждать. Хотя бы время появилось, что бы переодеться обратно в свою куртку.

Отредактировано Kazuya Mishima (2012-12-27 02:49:06)

+3

6

Мрак и темнота окутали её полностью, погрузив в зыбкую давящую мглу, из которой не выбраться. И эта мгла затягивает, ухватившись в тебя своими цепкими когтистыми лапами, и тянет в пропасть, и всё что ты можешь – это только падать вниз с широко раскрытыми глазами…
***
Её везут вдоль больничного коридора, над ней одна за другой проносятся широкие потолочные лампы, но их свет не слепит, когда бегущий рядом врач приоткрывает по очереди каждое веко Мари и светит в глаза маленьким фонариком.
- Зрачки реагируют на свет, но очень слабо. Мы имеем дело с сотрясением мозга, нужно сделать рентген, чтобы отсеять травму черепа, - начал инструктаж высокий рыжеволосый хирург-травматолог, обращаясь к собравшимся коллегам и медсёстрам. – Пульс сильный, цвет лица в пределах нормы, дыхание ровное… - врач сделал паузу, Мари завезли в отделение диагностики, где собирались совершить тщательное обследование, - …внутреннее кровотечение исключаем. Сделать ещё рентген скелета, у неё, кажется, левое запястье сломано… - команды были розданы, и вокруг девушки началась уже не такая сумбурная суета, как до этого. Никаких видимых или не видимых угроз для жизни не обнаружилось, и в помещении только и слышалось тихое перешёптывание о том, какая Вега везучая. Да, уж, тут не поспоришь, повезло, так повезло.
Через некоторое время хирург уже рассматривал рентгеновские снимки, на которых было чётко видно, что череп не повреждён (и, слава богу!), на запястье таки перелом и следует наложить гипс, а вот, правое плечо нужно вправить, потому что был вывихнут плечевой сустав.
- И как же это её так угораздило? – озвучивал мысли в слух врач, во время того, как вправлял Мари плечо и накладывал гипс. – Хорошенькая авария и сдаётся мне, что полиция о ней ни слухом, ни духом… - добавил более тихо, укрыв девушку пледом до подбородка. – Отвезите её в реанимационное отделение, в отдельную палату, – сказал, снимая на ходу перчатки и халат, покидая отделение диагностики и возвращаясь в приёмную. Где, как и предполагалось, ожидал вердикта молодой человек, привёзший Мари в больницу.
- Пациентка вне опасности, - сообщил он Кадзуе, - Лёгкое сотрясение мозга, перелом кисти, вывих плеча, множество незначительных синяков и ссадин, но у девушки крепкий организм и она быстро пойдёт на поправку, – врач сощурился, смотря на парня напротив с каким-то подозрением, и после короткой паузы продолжил, - А вы ей кем приходитесь? Знаете кого-нибудь из её родственников? – но и невооружённым взглядом было видно, что на родственников эти двое были мало похожи, Мари выдавали её испанские корни. – Если нет, то нам нужно будет обратиться в полицию, чтобы найти её родных и известить их о том, что девушка сейчас в больнице.
***
Новый внешний вид.

Мари лежала в палате с зашторенными окнами, в комнате царил лёгкий полумрак, который создавался специально, дабы не причинять дискомфорта больной слишком ярким солнечным светом. Постепенно она начала приходить в себя, а вместе с тем её стала одолевать ужасная головная боль. Всё тело нестерпимо болезненно ныло, и было тяжело сделать хоть какое-то незначительно движение.
- А-а-ай… - протянула Мари сиплым голосом и с горем пополам, терпя боль в плече, подняла правую руку к голове. Ладонью коснулась лба и, щурясь, приоткрыла сначала один, а потом и второй глаз. Всё перед ней почему-то расплывалось забавными узорами, предметы потеряли свои чёткие очертания и были лишь размытыми пятнами на белом фоне стен. – Моя голова… - ещё один тихий стон и слабой рукой она снимает с себя какие-то проводки, по её мнению абсолютно ей не нужные, после чего послышался протяжный писк от аппарата стоящего справа и, судя по всему, следящего за её сердцебиением. В коридоре послышалась возня, но Мари была решительно настроена на то, чтобы убраться из этого места и чем скорее, тем лучше. Отлежаться она и дома сможет, а вот на больницу, лекарства и прочие радости жизни у неё на данный момент нет денег. Да, и дома у неё хомяк!
Ноги девушки коснулись пола как раз в тот момент, когда в палату вбежала медсестра, за ней ещё несколько людей в белых халатах и все дружно они начали снова укладывать Мари на кровать против её воли.
- Да, отпустите же меня! – она брыкнулась и ударила санитара гипсом по челюсти, - Я в порядке, не надо меня тут держать! У меня хомяк дома, ждёт меня! И если он умрёт второй раз, я себе этого не прощу! – сопротивлялась девушка, а между тем медсестра подумав, что у больной галлюцинации (это ж как так хомяк может второй раз умереть?), решила вколоть девушке успокоительное.
- Двадцать кубиков диазепама, - и пока санитары держали Мари, женщина сделала ей укол.
- Какого чёрта вы творите?! – вскрикнула Вега вне себя от возмущения, - Я в норме! Не надо в меня это колоть! – но препарат уже был введён и по телу девушки начала расползаться приятная слабость. Перестав сопротивляться, она упала на подушки и медленно проговорила, - Я его найду… найду этого жука на дукати… и оторву… ему… - фразу Мари так и не закончила, так как веки её сомкнулись и она провалилась в сон.

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-27 20:07:49)

+3

7

Пока врачи суетились вокруг девушки, Кадзуя сидел в отделении для ожидания, на жёсткой кушетке, неподвижно. Его взор был устремлён на когда-то зелёный, но уже выцветший ковёр, глаза были его полны различных дум, и было видно невооружённым взглядом его искреннее беспокойство. «Конвой» из солдат конгломерата покорно ожидал своего начальника внизу в машине, и никто из них и не подумывал о том, что бы заговорить с ним по поводу того, что они хотят домой, потому что никто не хочет терять такую работу. Наёмники конгломерата профессиональные солдаты удачи, но ни в одной кампании они не получали таких денег как в «Дзайбацу Мишима», плюс ко всему, их радовало то, что к ним не относятся как к «пушечному мясу», как оно обычно бывает.
Кадзуя тем временем был погружён в свои собственные мысли, всё так же продолжая пялиться на ковёр, словно там было что-то такое, что просто завораживает и гипнотизирует.
- Вот идиот, какого чёрта тебя понесло в этот детский спор «кто первый»? Всё это напоминает гонку пестиков к одной единственной тычинке…. Заправский инстинкт быть всегда и во всём первым, и когда я стал таким безрассудным? Она ведь могла и погибнуть, я бы был виноват, - мысли его были прерваны врачом, который вошёл в комнату ожидания, и вывел своими словами парня из прострации.
Кадзуя обратил на него взор, внимательно слушая, и внутренне, не показывая это, радовался, что всё обошлось малой кровью. Следующие слова доктора заставили его внутренне напрячься, хоть он и был готов к тому, что эти вопросы, так или иначе будут заданы, он всё ещё не мог решить, как поступить с любознательным доктором. Его экономическое образование говорило ему то, что миром правят деньги, что каждый имеет свою цену, и всё можно купить, главное, уметь договариваться. Юридическое образование говорило о том, что законы всегда можно использовать себе во благо и в каждом из них есть лазейка, что бы повернуть ситуацию к себе лицом, к сопернику задом. Алекс учил тому, что каждого человека можно читать как книгу, и, найдя в нём самые слабые качества, черты, недостатки, надавить на них, и заставить этого человека делать то, что угодно твоей воле.
- Ты можешь достичь добрым словом и пистолетом большего, чем просто добрым словом; так говорил всем известный и легендарный гангстер Аль Капоне, - почему то пронеслось в голове молодого человека, и его рот исказился в лёгкой усмешке на все вопросы доктора.
Достав из кармана телефон, он быстро набрал номер, не «снимая» ухмылки.
- Джонсон, поднимись вместе с Питерсоном в отделение для ожидания, - прошло всего три минуты, как в кабинет зашли двое крепких парней в чёрных похоронных костюмах.
Кадзуя поднялся с дивана, медленно прошёлся к двери и закрыл её на щеколду, боковым зрением наблюдая, как доктор теряет выдержку и начинает обливаться потом. Затем Мишима так же медленно прошёлся к окошку и задёрнул жалюзи, на сей раз боковым зрением он заметил, как на лицах его людей появилась улыбка.
- Доктор…. – изрёк юноша неким тихим и в тоже время таинственным голосом, не оборачиваясь лицом к доктору, который уже нервничал наглядно. Его глаза бегали по кабинету, возможно в поисках наиболее удачного пути для побега, но куда тут можно было убежать? Кадзуя обернулся к доктору и уставился пронизывающим взором в его глаза.
- Вы знаете доктор, я человек дела, и так получилось, что моя знакомая попала в неприятную ситуацию, а Вы желаете ещё и усложнить ей жизнь? По моему, Вы, как врач, давший клятву Гиппократу, должны спасать жизни, а не калечить их. Я понимаю, что правила есть правила, и за нарушение этих правил бывает, ну, назовём это наказанием. В связи с этим, я хочу предложить Вам сделку, - Мишима стал монотонно ходить вокруг доктора, тем самым ещё больше нагнетая обстановку.
- Питерсон, - коротко обратился юноша к одному из мужчин в костюме, когда остановился около него, протянув руку с раскрытой ладонью. В ладони тут же появилась внушительных размеров «котлета» из официальной валюты США. Кадзуя небрежно кинул её на столик для кофе, что стоял почти около дивана, и посмотрел на доктора.
- Вы, сейчас закрываете глаза и представляете, а затем и поверите в то, что совсем не обязательно звонить в полицию, раз уж Я прихожусь двоюродным братом девушки, а значит, являюсь членом её семьи. Поверив в это, Вы доктор, получите гораздо больше, нежели эта пачка денег, и больница Ваша выйдет на новый уровень. Вы не ослышались, именно Вы получите и Ваша больница. Считать умеете? Вот и славно. Но если Вы не согласны…, - тут Кадзуя остановился около всё того же кофейного столика и слегка наклонившись взял со стола керамическую чашку для кофе своей правой рукой.
- Тогда с Вами побеседуют вот эти вот джентльмены, и поверьте, то, что они могут с Вами сделать, это цветочки по сравнению с тем, что могу сделать с Вами я. В скелете взрослого человека двести шесть костей, - с этими словами Кадзуя принялся сжимать керамическую кружку своими пальцами. Спустя мгновение послышался лёгкий треск, после, кружка покрылась забавными узорами из трещин, ещё мгновение и вот она уже разлетелась на несколько осколков. В сей момент, у доктора, как ему показалось, случился инфаркт.
- Представьте, что это был Ваш череп. Поверьте, если Вы возьмётесь и нарушите свои обещания, то, как говорили мудрецы, «Нужно найти слабости противника и заставить его страдать», - юноша продолжал говорить всё тем же спокойным, пугающим до дрожи голосом.
- Эм-м…. Да, сэр, я Вас прекрасно понял…. Что ж, спонсорская помощь всегда приветствуется, особенно от членов семьи пациентов, спасибо, спасибо…, - дрожащими руками доктор взял пачку денег, запихнул её в карман, и поспешил удалиться. Парни пропустили его, и док чуть ли не порхая как бабочка, вылетел из кабинета.
- Кажется я только что обосрался….. Гангстеры, они все гангстеры…. Мафия! Но умирать из-за какой-то девки я не собираюсь! – мыслил сам про себя доктор, продолжая убегать.
В кабинете для ожидания же напротив, царил смех, так взорвались им солдаты удачи, да и сам Кадзуя улыбался. Страх, воистину одно из самых, как бы так сказать, увлекательных чувств контроля. Сильный страх уничтожает волю, точнее питается ею, тем самым заставляя действовать так, как нужно тому, кто этот страх вселяет.
Парни удалились, а Кадзуя остался ожидать результатов обследования девушки. Через какое-то время в кабинет вошла медсестра, и обратилась к стоящему около доски с правилами поведения парню.
- Сэр? – начала она разговор, тихим голоском, смотря на «разбитую кружку» что валялась на полу.
- Да? Как она? – поинтересовался Мишима.
- Она пришла в сознание и повела себя довольно агрессивно, нам пришлось вколоть ей успокоительное. Кричала что у неё хомяк дома не кормленный, ждёт её, и сказала, что найдёт некоего жука на дукати и оторвёт ему что то, - доложила она всё как есть.
Кадзуя впал в ступор, кто был тем жуком на дукати, он прекрасно знал, но причём тут, чёрт побери, хомяк?
- Я могу её видеть? – поинтересовался юноша.
- Да, сэр, прошу проследовать за мной. Но только не долго, ей отдых нужен, - медсестра пошла в палату, Кадзуя проследовал за ней.
Войдя в палату, он увидел лежащую на кровати девушку, она спала, словно ангел. Возможно, ей снилось, что-то особенное, красивое и желанное. Встав около кровати, Мишима какое-то время наблюдал за её сном, после взял её за руку.
- Прости меня, это я виноват…., - сказав это, он отпустил её руку, и подошёл к шкафу, где была развешена её одежда. Покопавшись в её куртке, парень нашёл то, что искал, её водительское удостоверение.
- Амариллис дэ Вега, двадцать один год, и самое главное, вот он адрес, - Мишима сам для себя не заметил, что озвучил свои мысли вслух. Позвонив по телефону, он приказал Джонсону отправиться по данному адресу и войти в дом, для того, что бы накормить хомяка, да и в целом оценить обстановку, может там ещё что-то нужно, например, купить еды или чего-то ещё. Сделав это, Мишима ещё раз взглянул на девушку, убирая её права обратно в её куртку, тяжело выдохнул и направился обратно в комнату для ожидания, решив для себя, что ночевать сегодня он, будет здесь. Зайдя внутрь, Мишима расположился на жёстком диванчике и, закрыв глаза, попытался заснуть.

Отредактировано Kazuya Mishima (2012-12-27 21:38:58)

+2

8

Ей снилась зима. Красивая белая-белая зима, с крупными хлопьями снега, падающими с неба. Она была в парке, одна, стояла посреди заснеженной дорожки и любовалась паутиной веток голых деревьев. Она запрокинула голову назад, придерживая рукой вязанную цветастую шапку, и покрутилась несколько раз на месте, улыбаясь небу, радуясь солнцу. Снежинки опускались на её лицо и Мари задорно морщила носик от щекотки, которую вызывал тающий на коже снег. Ей совсем не было холодно, её согревало что-то большее, чем простая зимняя одежда. Её грело счастье и любовь к этому миру, к каждой его частичке, к снежинке, к деревьям, к золотистому солнцу над головой. И ей так хотелось крикнуть что есть силы, мол «Вот она я! И я люблю этот мир, потому что он прекрасен! Потому что нет и не будет никогда другого такого дня, ни в одной вселенной!». Мари оторвала взгляд от неба и посмотрела вперёд, туда, где стоял высокий молодой человек в кашемировом чёрном пальто. Она не видела его лица, оно было всё каким-то размытым и не чётким, но почему-то ей хотелось ему улыбнуться. И её румяное от колючего мороза личико озарилось лучезарной улыбкой. Мари помахала ему рукой в белой перчатке и громко крикнула:
- Попробуй, догони! – её звонкий заливистый смех нарушил монотонную тишину парка. И мужчина, смеясь в ответ, кинулся её догонять. Она убегала прочь, не переставая улыбаться, а белый блестящий на солнце снег хрустел под её ногами. – Не догонишь! А вот, и не догонишь! – дразнилась она, убегая всё дальше и дальше, оставляя мужчину позади…
***
- М-м-м… - тихий голос проснувшейся Мари раздался в пустой больничной палате. Веки всё ещё были словно налитые свинцом от недавней дозы успокоительного. Медленно она повернула голову и коснулась щекой подушки. Дыхание было ровное, и состояние скорее походило на полудрёму, ей всё ещё казалось, что она видит сон. Только теперь это уже не зимний парк, а больница, с её стерильно-белыми стенами и навязчивым запахом медикаментов. Она раскрыла глаза шире и глянула на зашторенное окно. Перед глазами уже не так двоилось, как ещё пару часов назад, но вот, желания куда-то убегать у неё заметно поубавилось. Скорее всего, остаточное действие диазепама.
Дверь в палату открылась и в комнату вошла женщина лет сорока в униформе медперсонала.
- О, вижу, вы уже проснулись, - сказала медсестра, подойдя к девушке, и взяла её за руку, чтобы замерить пульс. 
- Да… - слабо ответила Мари, даже не попытавшись повернуть голову и посмотреть на женщину. – У меня всё тело болит… - пожаловалась и наморщила носик, недовольно хмурясь.
- А вы как хотели? – добродушно улыбнулась медсестра, - Попасть в аварию, чудом остаться в живых и чтобы при этом ничего не болело? Нет, деточка, такого не бывает. Но потерпи немного, скоро я принесу тебе обезболивающее.
- Было бы неплохо, - отозвалась девушка и прикрыла глаза, головная боль снова дала о себе знать, - У меня ужасно болит голова, это пройдёт?
- Конечно, пройдёт. У вас сотрясение мозга, от этого и боли. Но скоро всё должно придти в норму. За вами тут присматривает всё отделение, - поделилась женщина и поправила край одеяла, которым была укрыта Мари. – Столько хороших врачей, так что не переживайте. Всё будет хорошо.
Если бы Мари была сейчас в состоянии вскакивать сидя на кровати от удивления, то она непременно бы это сделала. Но, увы, сейчас ей пришлось ограничиваться весьма скудным набором эмоций, которые проявились разве что в чуть шире обычного распахнутых глазах.
- Что значит «всё отделение»? – удивлённо переспросила девушка, уставившись на женщину напротив. – Я же не президент, чтобы со мной так возились… Шутки у вас, однако… - она улыбнулась с сомнением в глазах и зевнула.
- Да какие уж тут шутки! Ваш брат всю больницу на уши поставил, так за вас переживает, - медсестра всплеснула руками и восхищённо улыбнулась, - Никуда не уходит, так и сидит в комнате для ожидания. У вас, наверное, очень дружная семья?
Пока Мари слушала этот рассказ про несказанно любящего её и ужасно переживающего брата, её брови от удивления ползли всё выше и выше.
- Подождите… - выпалила на одном дыхании, полностью проигнорировав вопрос о дружной семье. – Какой такой брат? Нет у меня никаких братьев… - затем в её глазах промелькнула тень какой-то догадки и она усмехнулась, - Тут, наверное, какая-то ошибка. Возможно, фамилию попутали? Да, скорее всего, у вас просто какая-то путаница в документах. Вы проверьте, пожалуйста, – посоветовала Мари, всё ещё удивляясь такой оплошности со стороны больничной регистратуры.
- Как нет брата? Не может этого быть… - медсестра растеряно глянула на девушку и нахмурила брови. – Ладно, сейчас мы с этим разберёмся… - озадаченно произнесла, после чего поспешно удалилась в сторону комнаты, где сидел Кадзуя.
- Ну, дают… Брат… - улыбнулась Мари и плотнее укуталась в одеяло, натянув его себе по самый подбородок.
***
- Молодой человек, - женщина, которая только что разговаривала с Мари, подошла к Кадзуе, - Ваша сестра проснулась, вы можете её навестить. Но вот что странно… - женщина запнулась и посмотрела на мужчину с подозрением в глазах, - …она утверждает, что брата у неё никакого нет, и что произошла какая-то путаница… Я сообщу об этом врачу. Возможно, её травма оказалась сильнее, чем мы предполагали, и у девушки частичная потеря памяти. Поэтому будьте готовы к тому, что она вас может не узнать…

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-28 02:11:25)

+1

9

Вы пробовали спать на жёстком неудобном диване, да ещё и по размеру вам не подходящему? С Кадзуей такое не впервой, но даже для него это было уже слишком! Поначалу было вроде бы ничего, но стоило перевернуться, как подушки с дивана вместе с парнем выпадали, так и желая скинуть его на пол. Так что приходилось лежать чётко на спине и стараться лишний раз не переворачиваться на бок. Мишима в такой позиции и лежал, долгое время, с сигаретой в зубах. Сигареты впрочем, сменяли друг друга, каждые полчаса, примерно. Не обращая внимания на протесты медсестёр, которые периодически заглядывали и высказывали своё негодование, Кадзуя не прекратил курить внутри здания, а вскоре «сёстры милосердия» и вовсе сдались. Дело было уже далеко за полночь, когда Мишима наконец-то провалился в сон, лёжа на спине, скрестив свои руки на груди. Час спустя зазвонил телефон, парень чуть было не подпрыгнул от неожиданности, кое-как нашёл телефон в заднем кармане и ответил на звонок.
- Алло? – пробормотал юноша сквозь сон.
- Шеф, это Джонсон. Как вы и приказывали, мы были на объекте, всё отлично. Животное спасено от голодной смерти, холодильник забит едой, вроде ничего не забыли, - проговорил солдат удачи.
- Молодец. Скажи, не узнавал ли ты что-нибудь про мотоцикл девушки? – поинтересовался невзначай Мишима, потирая глаза свободной от телефона рукой.
- Эта груда металлолома? Шеф, вторая группа собрала все части, которые только смогла найти, и мне доложили, что восстановлению данный агрегат не подлежит. По крайней мере, надо быть гением, что бы его восстановить, ибо он похож на туалетную бумагу после использования, - последнюю фразу наёмник произнёс чуть ли не со смехом.
- Ладно, отбой, и спасибо, - сказал Мишима и вырубил телефон. Привстав с дивана, он полностью выпрямился и потянулся. Была уже глубокая ночь, и спать оставалось всё меньше, но сон перебили, и поэтому надо было себя чем-то «ухойдокать». Накинув на себя куртку, Кадзуя вышел из больницы и огляделся на улице. Пройдя пару кварталов, он наткнулся на старый добрый МакДональдс, при виде этого заведения живот предательски заурчал. Вообще, Мишима был приверженцем здоровой пищи приготовленной как минимум в ресторане, но иногда можно было, и поесть такой вот «гадости». Впрочем, это тоже было не в новинку, когда-то давно, он ел всё, что только мог найти. Зайдя в заведение, Кадзуя прикупил парочку гамбургеров, картошки и старой доброй колы. Картошка была уничтожена ещё до подхода до больницы, а вот гамбургеры пали смертью храбрых всё в том же кабинете для ожидания, как и кола. Наевшись от души, юноша завалился обратно на диван, и, закрыв глаза, вновь стал пытаться уснуть. Сон пришёл тихо и незаметно….
Сегодня ночью, ему ничего не снилось, парень спал как убитый, в такой же позиции, как и заснул. Обычно, ему что-нибудь, да могло бы присниться, особенно из прошлого, как будто переживания юности вновь и вновь разгорались внутри него самого, не давая покоя. Но сегодня, был тот редкий случай, когда сны не явились к нему.
Утро пришло так же быстро, как и сон наступил, и, открыв глаза, вновь довольно стремительно, Кадзуя уставился в потолок. По телу пробежалась волна усталости и онемения, некоторых частей спины и вовсе не чувствовалось, затекли. Кое-как усевшись на диван, Мишима потянулся от души, и зевнул так же от души, после чего встал на ноги и ещё раз потянулся. Мысли в голову не лезли, а тело ныло, и так было понятно, что ночка была не из лёгких. Обычно, после подобных ночей, Кадзуя устаёт морально, но на сей раз, он устал физически. Пройдя в туалет, он умылся, прополоскал рот, ведь зубной пасты и щётки у него не было, а так хотя бы какое-то освежение дыхания. Впрочем, последнее было устранено позже, жевательной резинкой из автомата на выходе из больницы, после чего Кадзуя снова оказался в комнате для ожидания, сидя на диване и смотря в потолок. В сонной пелене перед глазами постепенно материализовалась медсестра, вошедшая в кабинет и начавшая рассказывать о том, что девушка пришла в сознание, то есть проснулась. Слушая внимательно то, что говорила медсестра, Кадзуя окончательно проснулся, и изобразил некое подобие лица, которое уж точно не котировалось для игры в азартные игры, скажем, покер.
- Доктор, ты полный кретин…. Надо же делиться со всеми, что бы, они не задавали вопросов, а теперь что? Придётся придумывать какую-то отмазку и быстро, - пронеслось голове парня, ещё и с некультурными выражениями в сторону того же доктора, и что он с ним сделает, если тот попадётся Мишиме в тёмном переулке.
- О-о-о, право же не стоит беспокоиться! Дело в том, что мы с… Э-э-э…, - тут Кадзуя запнулся, потому что напрочь забыл имя девушки, настолько оно было необычное, чем вызвал ещё один подозрительный взгляд в свою сторону.
- Ама…. Эми…. Аяма…. Господи Вседержитель, да как же её зовут?! – парень лихорадочно перебирал в своей голове все возможные имена, но ни как не мог вспомнить.
- ….так вот мы с…. Моей сестрой давно не виделись, а тут ещё и поссорились накануне, и, в общем, много чего лишнего сказали друг другу…. Думаю, она просто всё ещё злится на меня, ведь из-за меня её хомяк умер…. В первый раз…, - поняв, что несёт полную чушь, Кадзуя остановился и попытался принять настолько серьёзный вид, насколько только мог.
- Вот это ты дурак, Мишима – корил парень сам себя.
Медсестра с укором посмотрела на юнца, оценила его с ног до головы, после чего покачала головой.
- Молодые люди, вы бы завязывали жить так, как вы живёте, и брались бы за ум. Бросайте то, что вы там обычно курите, пьёте да колите, и найдите себе другую цель в жизни, - дав наставление, медсестра вышла из кабинета.
- Таким идиотом я себя ещё никогда не ощущал, надеюсь, это первый, и последний раз, Мишима, - дав самому себе мысленно отцовского леща, парень поспешил к виновнице торжества. Пока он шёл, Кадзуя представлял, какое сейчас может быть шоу, но взять так просто и удалиться, было бы минимум не вежливо. Добравшись до палаты, Мишима аккуратно повернул ручку двери и, словно ожидая удара по голове чем-то тяжёлым, зашёл внутрь. Приятной новостью для него было то, что девушка спокойно лежала в кровати, спрятавшись под одеяло.
- Ну привет, виновница торжества. Как ты себя чувствуешь? – Кадзуя спросил мотогонщицу довольно добродушным и в то же время дружелюбным голосом, не забыв при этом, одновременно плотно закрыть двери палаты за своей спиной.

+1

10

Странное дело, у неё было столько планов на это Рождество, столько надежд, предвкушений задорного веселья в кругу друзей… И всё это было разрушено одним, лишь одним мгновением. Когда она предалась азарту и эмоциям, когда не увидела на дороге лёд, когда отвернулась, чтобы посмотреть на второго мотоциклиста. Один миг, и ты уже лежишь на больничной кровати, похожая на жертву ураганного бедствия, и чувствуешь себя примерно также. И неужели её никто не ищет? Никто не звонил на её мобильный телефон? Никто не пытался её хотя бы таким образом поздравить с Рождеством? Мари подтянула одеяло ещё выше, пряча в нём лицо так, что видны были только блестящие от слёз глаза. Это даже немного забавно, что её с кем-то попутали и выделили ей такую шикарную отдельную палату. Вот крику-то будет, когда обнаружится, что она занимает чьё-то чужое место… По щеке скатилась первая слеза тут же впитываясь в поверхность одеяла, оставляя на нём мокрый след. И домой её не пускают, спрашивается почему? Она точно также тихо-мирно  могла бы лежать на своей любимой мягкой кровати, в своей любимой квартире, с обожаемым хомяком под боком.
- Поличка, миленький… - шмыгнув носом, тихо проговорила Мари, - …потерпи, ночью я отсюда свалю. Ни дня больше тут не задержусь… - сказала, как отрезала, и слегка кивнула головой, когда дверь в её палату открылась и в комнату вошёл неизвестный ей мужчина.
- Ну привет, виновница торжества. Как ты себя чувствуешь?
Мари некоторое время просто таращилась на незнакомца, потом, сообразив, что щёки всё ещё мокрые от слёз (а плакать на людях она позволяла себе крайне в редких случаях), наспех утёрла слёзы более-менее здоровой рукой.
- Э… привет, - ответила девушка, всё ещё не понимая, что этот человек делает в её палате. – А я вас не знаю, вы номером палаты не ошиблись? – переспрашивает и мимо воли окидывает мужчину беглым взглядом с головы до ног. Уж что-то в нём показалось ей до боли знакомым, поэтому она нахмурила брови и сосредоточенно пыталась вспомнить, где раньше могла его видеть. Ну, парень, как парень, высокий брюнет, каких полон город, правда, симпатичный, вот только его одежда слегка сбивала с толку. На нём была чисто байкерская экипировка.
- Хм, - девушка насупилась и помрачнела. Перед её глазами всплыли картинки минувшего вечера и той самой злополучной гонки. А ведь она уже видела эту одежду… Тот парень на дукати, на нём была точно такая же куртка и штаны. И тут Вегу осенило! Глаза широко распахнулись, а брови поползли вверх.
- Это же ты! – она села на кровати и ткнула в парня указательным пальцем, - Это ты тот самый жук, который мне по шлему стучал! – в карих глазах полыхала жажда мести, мысленно она уже разбивала ему о голову стоящую на прикроватной тумбочке аппаратуру, которая усиленно начала пищать. И не мудрено, от злости у Веги подскочило давление. Раздражённая назойливым писком, она лихорадочно стала нажимать на все кнопки прибора подряд, пока он в конце-концов не умолк.
- Чёртово устройство, поналепили проводков… - она в который раз сдёрнула с себя все провода и кинула их на пол. – Из-за тебя я чуть было Богу душу не отдала! Ты чем думал вообще? Забавно было меня дразнить? – выкрикнула Мари, затем резко встала с кровати и тут же покачнулась, потому что перед глазами всё поплыло. Однако ей всё-таки удалось устоять на ногах, вовремя оперевшись здоровой рукой о кровать.
- Что ты тут забыл? – гневно бросила Мари, - Хочешь услышать это от меня? Окей, ты победил, хотя толку в этих гонках, моему кавасаки ничего не светило… Если бы я знала, что ты не профан… - в её глазах мелькнула тень беспокойства и она немного взволнованно посмотрела на парня, - А где мой мотоцикл? Я здесь, ты здесь, а мой байк где? – что-то подсказывало ей, что судьба кавасаки была весьма печальной. Она же так на нём летела, там наверняка его не слабо помяло… - В смысле он не в больнице, конечно же, - поправила девушка саму себя, - Но где он сейчас стоит? На парковке? – она с такой надеждой глядела на молодого человека, которого ещё недавно так рьяно обвиняла во всём, что с ней произошло. Мотоцикл самое ценное, что у неё было. Он был её отдушиной, а так же с помощью него она зарабатывала приличные деньги, участвуя в гонках. «Только не говори, что ему гайки… Только не это…»

+1

11

Кадзуя как стоял и стоял около двери платы, подпирая её своей спиной, пока девушка судорожно пыталась вспомнить его или хотя бы узнать. А его она узнает точно, ведь это он был причиной её аварии, а такое так просто не забывается. Хотя, как сказать, был причиной, тут они оба были виноваты, но в данной ситуации лучше было бы принять всё на себя парню, нежели девушке. Ведь мало того, что она попала в такую вот ситуацию, так ещё и была расстроена, плакала, хотя и пыталась это скрыть. Как бы она не старалась, Кадзуя всё прекрасно видел, а именно её мокрые щёчки от слезинок. Это заставило его сердце сжаться в комок, и этот самый комок подступил к горлу, словно пытался вырваться наружу, сдавливая дыхательные пути. Ему было жалко её до глубины души, и прекрасно понимая, что он является причиной её состояния, и сейчас, когда она вспомнит его и обрушит на парня гнев праведный, наказание яростное, он всё стерпит и примет как есть.
- Сапфирами слезинки из глаз…. – Кадзуя вспомнил небольшой отрывок из литературы, поэта, а точнее барда кой написал его, к сожалению, он не вспомнил. Книга, по мнению Мишимы называлась «Меч Предназначения», хотя, какая сейчас была разница, ведь девушка наконец то вспомнила его.
Когда она ткнула на него пальцем, в её глазах прочиталось явное желание всё-таки огреть парня чем-то тяжёлым по голове, и желательно несколько раз. Однако, невольно, Кадзуя улыбнулся на её высказывание, точнее на то, как она его назвала жуком на дукати. Сам же он физически напрягся и был готов применить все приёмы уворотов, которым его только научили, дабы избежать тяжёлых физических повреждений не совместимых с жизнью.
Девушка принялась обвинять юношу в том, что случилось, и была абсолютно права. Кадзуя опустил голову, признавая свою вину, сейчас казалось, что он похож на провинившегося ребёнка коего отчитывают за то, что он натворил, хотя он и не полностью был согласен совсем что она говорит. Поднял он голову только тогда и чуть дёрнулся в её сторону, когда девушка подскочила, и чуть было не упала, но вовремя удержалась. Но вот последние её слова, когда она сказала, что он якобы тут ради того, что бы поглумиться над ней и потребовать признания поражения, вызвали в Кадзуе недоумение, и его правая бровь невольно поползла вверх.
- Что за ребячество? Я здесь, потому что хочу исправить то, что натворил! – мысль была прервана телефонным звонком, на который Кадзуя поспешил ответить.
- Мишима, слушаю. Да, подтверждаю перевод денежной суммы на счёт больницы с данными реквизитами, – после сказанного юноша быстренько убрал телефон в карман и продолжил выслушивать обвинения в свою сторону, какой он плохой и зачем он так поступил. А действительно, зачем он так поступил, ведь обычно он так никогда не делал и не обращал внимания ни на один подобный, если так можно сказать, спор. Быть может, ему показалось это забавным, а быть может и просто захотелось покататься, Мишима и сам не знал, точнее не понимал, что подвигло его на это поступок.
- Постучал по шлему…. Я вовсе не собирался дразнить тебя, я хотел этим сказать, что головой надо думать, а не иным местом, когда гоняешься в такую погоду. Хотел, а сам поступил так же, - мысленно продолжая себя корить, Кадзуя уже было хотел вставить свою лепту в этот разговор, как вдруг девушка изменилась в лице и спросила его про её мотоцикл. И тут надо было подумать, как лучше сообщить ей, что мотоцикл её мягко выражаясь ремонту не подлежит.
- Послушай, присядь, пожалуйста, и не кричи, в твоём состоянии это не приемлемо, - голос парня был спокоен и дружелюбен, не смотря на все обвинения в его адрес. И он, понимая, что сейчас, возможно, получит по голове, медленно подошёл к ней и взяв за руки, легонько усадил на кровать, сам же после этого отошёл на приемлемое расстояние.
- Говорю как есть, я не хотел тебя дразнить, но получилось, так как получилось, тут уж ничего не исправишь. Если бы я знал, что гоняюсь с девушкой, или точнее девушка решила меня так обойти, я бы и пальцем не пошевелил, что бы сделать так, как я сделал. Но ты была в этой экипировке очень похожа на какого-то юнца, коего я просто хотел поставить на место, дабы он не гонял в такую погоду и не задирал нос, - тут Мишима прервался и подошёл к окну, раздвинув пальцами жалюзи, и посмотрел на улицу. Около больницы всё так же и стоял фургон конгломерата, кто сидел за рулём, не было видно, но это и не важно было. Кадзуя обернулся к девушке и посмотрел в её глаза.
- Я здесь не за тем, что мне хотелось поглумиться над тобой, и не потому что хотел получить признание твоего поражения, а за тем, что хочу исправить то, что натворил и в чём виноват. Второй раз играть в эти детские игры я не намерен, - тут Кадзуя в ответ ткнул в неё пальцем, но не с укором, а с таким выражением лица, кое показывает, что надо логически мыслить, а не придаваться своим эмоциям.
- Поверь, если бы я был законченным подонком, я бы просто тебя бросил там умирать на холоде, и всё. Столкновения нет, следов удара о другое транспортное средство нет, другой краски нет на твоём байке, шлейф от торможения доказал бы, что ты сама ушла кювет. И самое главное, свидетелей нет. Дело закрыто, - тут Мишима остановил свою тираду, она была ни к чему, но что поделаешь, он был слишком честен, что бы говорить то, что думает, и думать, что говорит.
- Прости, вырвалось…. Я просто хотел сказать, что виноват, и хочу помочь. Не переживай, ты мне ничего не должна за эту помощь. И да…. Я, убедил, доктора одного, что ты моя двоюродная сестра, что бы они, не звонили в полицию и не сообщали о случившемся. Думаю, тебе не хочется ещё и с полицейскими общаться? Палата чисто твоя, тут есть всё что нужно, кормить будут по улучшенной программе, всё отделение будет с тобою нянчиться, поэтому прошу, останься здесь и не убегай, - Кадзуя отошёл от окна и направился в сторону маленького холодильника, кой стоял около небольшого столика для кофе, над которым висел плазменный телевизор. Открыл его и достал баночку «Irn Bru», открыл и сделал глоток.
- Признаюсь сразу, что я покопался у тебя в карманах куртки и узнал твой адрес. Мои люди побывали у тебя дома, поэтому, можешь не переживать, твой хомячок от голода не умрёт, во второй раз. Они периодически будут наведываться и следить за тем, что бы он жил в неге, роскоши и заботе, - сделав небольшой глоток снова, Кадзуя тяжело вздохнул и наконец-то ответил ей на вопрос про то, что случилось с мотоциклом.
- Что касается мотоцикла…. Чего тут можно сказать. Мотоцикл восстановлению не подлежит, он превратился в груду металлолома. Останки его находятся на моём складе в порту. Все, что можно было собрать, мои люди собрали, но починить его уже не получится, - о разбитом байке Кадзуя говорил с большим сочувствием, будто бы он разбил свой собственный.

+1

12

Вот так вот, изливала свой гнев Мари, а парень стоящий напротив вместо того, чтобы оскорбиться и крикнуть что-нибудь в ответ, стоял и виновато потупил взгляд в пол. После такой реакции ей даже не по себе немного стало.
- «Странный…», подумала Вега и потёрла кончик носа костяшкой указательного пальца. Вздохнула, хотела было что-то ещё такое красноречивое сказать, но у незнакомца зазвонил телефон и он, конечно, же на него ответил. Мари пожала плечом и развела руками в стороны, мол «разговаривайте, я вас подожду…».
- «Мишима? Что за имя такое? Или это фамилия?» озадачилась девушка и с любопытством поглядывала на молодого человека с необычным именем. – «Перевод денег на счёт больницы? Что за фигня вообще?» Мари с досадой одёрнула свой больничный халатик и пошлёпала по полу босыми ногами, одновременно с этим недовольно надувая губки. Замечалась за ней такая черта, вести себя иногда как ребёнок. Она по-своему была немного наивной, но многим это в ней даже нравилось, потому что добавляло девушке некоторую непосредственность. Хотя с другой стороны, именно из-за этой своей неугомонной непосредственности и порой детского энтузиазма, она часто вляпывалась в какие-нибудь не совсем приятные истории. Вот, например, совсем уж неприятная история со стихийной гонкой на городском шоссе. Мари нахмурилась, ибо прекрасно понимала, что и её вина здесь тоже есть. Зачем, спрашивается, она ввязывалась в гонку, если прекрасно понимала, что в результате всё равно проиграет? Надеялась, что мотоциклист любитель? Какие шансы были на то, что он абсолютно не знал о способностях своего байка? Да один на тысячу! Только мы же головой не думаем, нам нужно сначала сделать, а потом разгребать последствия и искать виновных.
- Почему это в моём состоянии кричать неприемлемо? – Мари нахмурилась и вздёрнула подбородок. – И это я ещё не кричала! – пригрозила она парню и настороженно на него уставилась, потому что он почему-то стал к ней приближаться и протянул в её сторону руки. – Эй, ты что задумал? – она сделала шаг назад, но её уже взяли за руки и усадили на кровать. – Ты даже не в моём вкусе! – испуганно выпалила Вега и выставила перед собой руку в гипсе. Хотя на самом деле всё было в точности наоборот, но в данной ситуации, она действительно банально испугалась, - Учти, я буду сопротивляться! – а это она могла, да, и даже наплевав на боль, она бы попыталась оставить на нём пару-тройку синяков и шишек. Но молодой человек тут же отошёл на безопасное для обоих людей расстояние и начал ей что-то объяснять.
- Стоп! – слушая парня, она внезапно для себя поняла, что тот как-то пренебрежительно обставил ситуацию, говоря «вот, если бы я знал, что это была девушка», - Да, девушка и что? Ты из тех, кто считает, что место женщины на кухне? Я езжу на мотоцикле не хуже любого парня! – буркнула обиженным голосом Мари и сверкнула карими глазами, которые вот-вот были готовы метать молнии. – То, что произошло вчера вечером, было случайностью, всего-то на всего. Если бы у нас были мотоциклы одинаковых моделей и возможностей, я бы тебя обогнала в два счёта! Так что не нужно тут зазнаваться…
- Допустим, - ответила девушка, - Допустим, что ты тут не для того, чтобы добиться от меня признаний моего поражения. Тогда, что ты тут делаешь? Решил меня навестить? Ты меня даже не знаешь, зачем оно тебе? – а вот это было уже интересным. Мари не понимала, зачем этот человек пришёл сейчас, ведь для успокоения совести или души, достаточно было позвонить в больницу и спросить - жива ли она. Не обязательно же было присутствовать лично, называться её братом, ставить на уши всё отделение… Хотя, признаться Мари это было приятно, что-что, а «плохим» она его назвать уже не могла. Потому что плохой человек не делал бы того, что делает сейчас этот парень…
- Я поняла, - она вздохнула и ответила уже более спокойно, - Но я не могу тут остаться. У меня в квартире маленькое домашнее животное, которое если его не накормить помрёт голодной смертью. – Она не стала объяснять, потому что парню вряд ли было бы интересна биография её хомячка Поли. Молодой человек сделал паузу и пошёл к холодильнику.
- «Пить ему, значит, захотелось…», подумала Вега и коротко улыбнулась в спину незнакомца.
- Ой, и мне водички можно? – попросила Мари, поднимая ноги с пола на кровать, и укрываясь по пояс одеялом. – Ну, раз уж ты мне с кровати вставать запретил… - она сказала это, как будто нечто само собой разумеющееся, мол «усадил меня, теперь неси попить». Она уже не хмурилась и не злилась, потому что всё вроде бы предельно ясно. Виноваты оба, а поскольку делить им в принципе нечего, и он повёл себя как достойный человек, то решено было сменить гнев на милость.
- Подожди… - она удивлённо приподняла правую бровь, - Ты что сделал? Кто был в моей квартире? – она себе это слабо представляла, как какие-то дядьки в грязных ботинках шастают по её квартире и нежно подсыпают зерно в кормушку её Польки. – То есть в моём доме побывали твои ребята? Я в шоке… - она даже не знала, как ей сейчас реагировать. То ли накричать и послать куда подальше нахала такого, то ли спасибо сказать. Вот уж, что ни говори, а удивлять он её не переставал ни на минуту.
И тут настал момент истины! Он наконец-то решил поведать ей судьбу её мотоцикла. И после услышанного Мари несколько минут просто молчала, не веря своим ушам и сокрушаясь такой ужасной потере.
- Мой мотоцикл? – тихо произнесла она, наконец обретя дар речи, - Мой байк превратился в груду металлолома? Хосподи-и-и-и… - всхлипнула девушка и закрыла лицо руками, хотя той рукой, что была сейчас в гипсе, закрывать лицо пряча слёзы было не очень удобно. – Мой мотоцикл, какой ужа-а-а-ас… Я на него два года копила-а-а-а… - нараспев сокрушалась Мари, глотая слёзы и шмыгая носом. И вот как жить? Пашешь-пашешь, как вол, на двух (даже на трёх) работах, и тут бац! жизнь повернулась к тебе задом… И отобрала самое ценное, что у тебя было.

Отредактировано Amaryllis de Vega (2012-12-30 21:35:16)

+1

13

Какое-то время Кадзуя просто наблюдал за девушкой, следя своим взором за каждым её движением. Она выглядела очень мило, даже слишком мило. Эти шажки, надутые губки, одергивание своего больничного халатика…. Прямо как маленькая девочка. Не хватает только пары косичек и медвежонка в руках, и образ будет завершён. Нет, вы не подумайте, Мишима не представлял её в какой-то эротической игре, хоть она и была ему симпатична и была в его вкусе, а именно в отношении старшего брата и маленькой сестрёнки. Невольно пришла на ум картинка, как маленькая девочка тянет ручку к большому дяде и говорит «Я пальчик поранила, подуй, пожалуйста…». Всё это заставляло юношу мысленно улыбаться, он не знал, почему он улыбается, но знал одно точно, ему нравилось, как она себя ведёт. Даже когда девушка принялась высказывать своё мнение о том, что она не кухарка, и могла бы его побить, его мысленная улыбка не исчезла.
- Нет, я не считаю, что место женщины на кухне и понимаю, что при равных «железных конях», ты могла бы меня побить. Я с  тобой даже и не спорю! Просто, меня учили, что девушки очень хрупки, и их надо беречь, как зеницу ока, - начал, было, он оправдываться, но понимая ситуацию с тем, что девушка это не из простых и себя в обиду не даст, эдакая байкерша-валькирия, прекратил это делать.
- С тем же, научно доказано, что женщины гораздо выносливее, вы лучше нас переносите невзгоды и травмы, даже яды и токсины. А мы всего лишь физически сильнее вас, и то, только тогда, когда совершаем героические поступки с именами любимых женщин на устах, - сейчас Мишима звучал как заправский биолог, хотя таковым он никогда не являлся. Вообще, в отношениях с женщинами у него всегда были проблемы, если так можно выразиться, ну не умел он ни флиртовать, ни комплиментами сорить, потому что…. Да потому что не было у него никаких любовных отношений! Да и к чему это? Сейчас, это не важно.
Девушка тем временем полностью уселась на кровать, и укрылась одеялом, рассказав так же, о том, что она в шоке от того, что в её квартиру вошли люди Мишимы.
- Слава Богу, решила всё-таки остаться, - пронеслось в его голове, и мысленно он вздохнул спокойно. Кадзуя открыл холодильник, взял баночку прохладного «Irn Bru», подошёл к даме, открыл баночку и протянул ей. Как только баночка оказалась у неё в руках, парень присел на стул около её кровати, уперевшись своей спиной в его спинку.
- Прости…. Да, они побывали. Не переживай, они ничего не взяли и уж точно не наследили. Просто покормили хомяка да холодильник едой забили. Они давно на меня работают, Джонсон тот вообще, почти десять лет, так что за них я ручаюсь, - словно отчёт рассказал юноша.
Тут дверь слегка распахнулась, и в комнату просочился тот самый доктор, которого Кадзуя не так давно «убеждал» в том, что именно Мишима есть двоюродный брат девушки.
- Добр…., - закончить доктор не сумел, потому что он увидел сидящего рядом с пациенткой Кадзую и тут же побледнел.
- Простите, я зайду в другой раз, х-х-хотел толь-ко сказ-зать что мы очень ценим Вашу щ-щ-щедрость, - кое-как сказав это простое изречение, доктор поспешил раствориться в воздухе.
Не придав этому значения, Кадзуя снова обратил своё внимание полностью на девушку, которая уже убивалась по поводу своего мотоцикла. Для неё это было действительно важно, и, похоже, что мотоцикл был для неё святым, её отдушиной, её храмом, сравнивать можно было бесконечно. Слушая внимательно её, Кадзуя отвёл взгляд, он снова почувствовал себя виноватым, хотя, в мгновение его взгляд переменился, ведь в его голове уже стал созревать поистине гениальный план. Почему гениальный? Да потому что всё гениальное – просто!
- Скажи, а ты хорошо себя вела в этом году? – ни с того ни с сего поинтересовался он у девушки. После вопроса, он открыл тумбочку и нашёл там то, что искал, несколько листов бумаги и карандаш.
- Сейчас рождество, время чудес и волшебства. Может, напишешь письмо Санта Клаусу? И я не издеваюсь! Вдруг он посчитает, что ты была очень хорошей девочкой и выполнит твоё желание? Так что давай, пиши, - Кадзуя говорил со всей серьёзностью, его голос ни разу не дрогнул, и протянул ей канцелярские принадлежности он так же со всей серьёзностью. Тут парень понял ещё кое-какую вещь и поспешил её исправить, с этой целью он приподнялся и сделал поклон, как делают японцы по старой традиции.
- Моё имя Кадзуя Мишима, и я рад нашему знакомству, - представился юноша.

+1

14

От рыданий её отвлёк внезапно нарисовавшийся в дверном проёме палаты хирург. Врач странно и смешно заикался, перекинулся парой фраз с молодым человеком и также внезапно исчез, плотно прикрыв за собой двери. Мари утёрла слёзы и недовольно фыркнула. За последние сутки она ревела уже дважды, что было совсем на неё не похоже. Кажется, ударившись головой о бордюр, она действительно себе что-то там повредила, оставалась надежда на то, что она быстро придёт в норму и перестанет себя вести, как слабохарактерная плакса.
Девушка открыла бутылку с водой и сделала пару небольших глотков. Мысли её были сейчас где-то далеко. Нужно было думать, как жить и что делать дальше. Рождество она уже «встретила», впереди ещё был Новый год. И очевидным было лишь одно – Мари не намерена проторчать в больнице и всю ночь с тридцать первого декабря на первое января.
От планирования побега её отвлёк вопрос незнакомца.
- В смысле? – ей трудно было ответить на данный вопрос, учитывая тот факт, что тихоней она никогда не была. Да и специфика её работы предполагала, что девушка должна обладать сильным волевым характером, мягко сказать, «немного» с уклоном в минус. – Ну, в этом году я никого не убила, - отшутилась она, и про маленькое хобби красть чужие бумажники ради развлечения, естественно промолчала. – А что такое? – она с некоторым любопытством и непониманием в глазах посмотрела на парня.
- Письмо… кому? – Вега глянула на него с сомнением, очевидно думая, «а всё ли в порядке у Мишимы с головой?» - Кхм… - она кашлянула и снова пристально на него взглянула. – Мне вообще-то двадцать один год и в Санту я не верю с… да я никогда в него не верила. – Вдаваться в подробности и рассказывать о своём несчастливом детстве и детдоме, в который она попала в трёхлетнем возрасте, она не стала. – Не издеваешься? – переспросила Мари и хмыкнула, - А ты в курсе вообще, что все Санты грязные извращенцы, которые так и видят, как усадить к себе на колени несовершеннолетних глупых девочек? – наводящий такой вопрос и приподнятые обе брови в ожидании ответа. – Ладно, шучу-шучу! – девушка звонко и заливисто рассмеялась, после чего тут же поморщилась и ухватилась рукой за голову. Да, видимо смеяться ей тоже ещё рановато.
- Окей, напишу, раз ты настаиваешь, - с лёгкой полуулыбкой ответила она и приняла из рук молодого человека бумагу с карандашом. Но ещё до того, как она принялась за письмо, незнакомец наконец-то представился и перестал быть незнакомцем.
- Кадзуя, - повторила Мари следом за ним, - Это что-то японское? Но ты же не японец? По крайней мере, на него ты совсем не похож… - мило улыбнувшись, она провела рукой по белому листу бумаги и задумчиво на него посмотрела. Она чувствовала себя сейчас по-настоящему глупо… Писать письмо Санте? Ерунда какая… Мари нахмурила брови, постучала карандашом по бумаге и тяжело вздохнула. Ну, вот что ей писать? «Привет дорогой Санта! Тебе пишет Мари, которой не хватает мозгов, поэтому подари мне лишние двести-триста грамм, если не жалко?». Она иронично улыбнулась и позавидовала этому парню, его искренней простоте и добродушию. Такого действительно сейчас днём с огнём не отыщешь, поэтому и остаётся только удивляться такому живому исключению из правил. Ещё один короткий вздох, сколько так не сиди не медитируй, а писать-то что-то надо… Что хочешь в подарок мотоцикл? Зачем, если за пару лет ты купишь в точности такой же, а может, ещё лучше, ведь стажировка в службе эскорт сопровождения скоро закончится, и там ей начнут давать реальные задания и платить реальные хорошие деньги… Так что, мотоцикл не вариант… И она задумалась о том, чего бы она такого хотела, и чего ей никак не удаётся получить?
«Хочу быть счастливой и любимой…» - написала она карандашом. Затем поморщилась, чувствуя огромное смущение, и раздражённо зачеркнула написанное, отлаживая испорченное письмо в сторону.
- Знаешь, спасибо тебе за поддержку, - начала говорить она, не глядя Кадзуе в глаза, - но это действительно всё глупо. На самом деле, мотоцикл не такая уж большая проблема, просто… Просто я немного сейчас выбита из колеи, разом навалилось всё… От этого и слёзы. Я справлюсь со всем, уж поверь. – Она наконец-то подняла на него свои карие глаза и мило улыбнулась. – У меня всё будет хорошо и тебе не нужно что-то выдумывать, чтобы поднять мне настроение. Я больше не злюсь на тебя, ты ничего мне не должен и не обязан меня развлекать. У тебя же наверняка дела есть? Я не хочу доставлять какие бы то ни было неприятности. Спасибо тебе за то, что позаботился обо мне. За то, что не оставил на дороге и привёз в больницу. За то, что поставил всё отделение на уши и определил меня в отдельную палату. Ты и так сделал слишком много для меня, и я тебе очень благодарна. И ты можешь идти домой со спокойной душой, хорошо? – она была сейчас абсолютно серьёзна, голос звучал ровно и спокойно, Мари говорила искренне.

+1

15

Кадзуя выслушав её повествования по поводу Санты извращенца, лишь пожал плечами, слегка улыбнувшись в ответ на подобное видение милого доброго старика в красном костюме.
- Никогда об этом не думал даже, честно, что Санта Клаус поможет быть настолько развратен, - юноша негромко рассмеялся, почему-то представив этого милого старикана в костюме для БДСМ. Ужас, просто ужас.
- Знаешь, - начал парень уже более серьёзно, - В нашем мире и так полно разного рода негатива и в обыденности, очень сложно увидеть что-то хорошее, милое, доброе и вечное. Дети видят всё с доброй стороны, если растут в неге и заботе, верят в чудеса и сказки, а мы, взрослые, воодушевлённые этой детской верой эти сказки превращаем в быль, - Мишима посмотрел в сторону, с какой-то грусть в глазах. Он никогда никому не рассказывал о том, что в его детстве никогда не было ни волшебства, ни веры в него, потому что госпожа Судьба его на тот момент не любила совсем.
- Все, что я могу это шаг за шагом противостоять Судьбе, и бросить вызов безжалостным звёздам, - мысль эта вернула Кадзую в реальность, собственно как и то, что надо было разъяснить кое-что по поводу письма.
- Я имел в виду то, что немного веры в детскую мечту, может превратить её в реальность, а быть может и исполнить заветную мечту, - сказав это, юноша принялся наблюдать за тем, как девушка пыталась написать это самое письмо. Она долго думала, пыталась прикинуть, что же она хочет от доброго дедушки, и вот наконец-то появилась первая строчка, но затем, такое хорошее начало было прервано и отброшено в сторону. Кадзуя вздохнул, но в принципе для него и для его плана этого было достаточно. Возможно, любимой он и не мог её сделать, в силу своих собственных комплексов, кои впрочем, есть у каждого, но вот сделать чуточку счастливее, он был вполне способен. Тем более, милая девчушка, хоть может она и не признавала это, нуждалась в опеке. Парень внимательно посмотрел на неё, изучая её лицо, красивые манящие глаза, миленький носик, привлекательная улыбка. Ну, кто, как ни она, заслуживает того, что бы быть счастливой? Она заслуживает, ещё как заслуживает!
- Что ж, я тебя понимаю, - как то с грустью произнёс юноша, уходить, если честно, ему совсем не хотелось. Но девушка была права, даже если «Тело» корпорации отдыхает, то «Голове», необходимо работать и в праздничные дни.
- Ты права, мне нужно идти, дела не ждут, - тут парень наклонился к ней и посмотрел в его прекрасные карие глаза, - Ты не доставляешь мне ни каких неприятностей, наоборот, мне очень приятно о тебе заботиться. Не спрашивай почему, для этого не нужна какая либо причина. Мой дед говорит так «Защищать означает никогда не предавать». Если говорить по-американски, это переводится как «Не бросай ближнего своего в беде» – Кадзуя прервался и слегка улыбнулся, не уводя своего взгляда от девушки.
- Я пойду, только ты обещай мне, что не сбежишь отсюда в первую же ночь, ладно? Это всё что я прошу, больше ничего. Ведь, не так уж и много? – с этими словами Мишима поднялся со стула, его рука исчезла в недрах его куртки, что извлечь на свет маленькую карточку. Её мужчина положил аккуратно на тумбочку рядом с кроватью девушки, словно подчёркивая её значимость. На карточке, как оказалось, это была визитка, было написано «Первый заместитель генерального директора корпорации «Дзайбацу Мишима» Кадзуя Мишима» и естественно норме телефона.
- Это моя визитка, с личным номером телефона, если тебе что-нибудь понадобится, что угодно, звони, не стесняйся. Просто поболтать, или если что-то нужно будет, или может, увидеться захочешь, или кому башню проломить надо будет, всё что угодно, - с этими словами Кадзуя сделал ещё один лёгкий поклон и направился к выходу из палаты, но тут остановился и повернул голову вправо, смотря на девушку краем глаза.
- Мне сказали, что я лишь на половину японец, можно сказать японец с американской внешностью. Но японец с американской внешностью и американским именем не может быть членом династии, поэтому меня зовут так, как зовут, - тут он сделал попытку улыбнуться краем губ, но это плохо получилось, - Надеюсь, до скорых встреч, - произнеся последние слова он вышел из палаты и направился к фургону конгломерата, кой так и ждал его около больницы.
По пути, пока он шёл, Кадзуя достал из кармана, уже который раз, свой телефон и немного порывшись в записной книжке, наконец-то нашёл нужный номер и набрал его.
- Алло, приёмная господина Габриэля Дэл Торхио? Могу ли я быть с ним соединён? Мишима, Кадзуя. … …. … Господин Дэл Торхио! Да, да, Кадзуя. Всё замечательно и прекрасно! Как Вы? Слава Богу. Нет, нет, что Вы всё просто идеально, даже слишком! Я Вам звоню не только поздравить с Рождеством и наступающим Новым Годом, но и с огромной просьбой. Как Вы догадались? Вы меня очень обяжете. Что Вы я не могу принять как дар! Если Вы настаиваете в честь праздника…. То отказаться – это грех на душу взять, тем более такого уважаемого господина! Спасибо, спасибо и Вас с Рождеством и наступающим Новым Годом. Обязательно передам привет господину Хейхачи. Ждём Вас на рыбалку в новом году! До свидания, - закончив разговор, Кадзуя остановился и слегка рассмеялся, смотря на телефон.
- Опьяняющее ощущение, - сказав свои мысли вслух, Мишима запрыгнул в фургон, и машина тронулась, уезжая всё дальше и дальше от больницы в сторону центра города.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Все дело в мгновении. Оно определяет жизнь.