В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Искусство ведения войны построено на обмане


Искусство ведения войны построено на обмане

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Christopher Cole и Richard Miller
Место: Ирак, окрестности города Эль-Фаллуджа.
Время: 1о ноября, 2оо4 год.
Время суток: поздний вечер, ночь, утро.
Погодные условия: жарко, солнце нещадно сжигает редкую растительность, под ночь начинается песчаная буря, сильный ветер, утром всё спокойно.
О флештайме: Война с Ираком весь мир поставит раком.
(Игорь Сиволоб)

Итак, американские войска начинают штурм осаженного города Эль-Фаллуджа. В рядах солдат можно встретить одного из наших героев - Ричарда Миллера, двадцати однолетнего молодого человека; в то же время, двадцати пяти летний Кристофер Коул, которого мафия Австралии отправила в Ирак за небольшой партией наркотиков, которая задерживалась на тот момент из-за боевых действий Америки, вследствие чего молодой человек и застрял в окружённом войсками городе и совершенно не ожидал внезапного штурма. Целью его становится выбраться из этого Ада с рюкзаком, наполненным героином и при том не попасть в руки американцам или моджахедам. Ричард Миллер носит форму солдата американской армии, а Кристофер Коул - моджахеда. Посмотрим, чем обернётся встреча профессионала своего дела и прохожего, случайно попавшего в эту передрягу.

Отредактировано Christopher Cole (2012-01-08 21:45:47)

0

2

Когда тебя, молодого солдата посыпают на другой континент, да еще проливать свою кровь, ты немного удивлен, и не совсем понимаешь зачем твоему правительству нужно было трогать этих людей, но ты прощаешься с девушкой, которая вроде даже обещает тебя ждать,хоть ты знаешь, что все это вранье, и всходишь на борт самолета, что должен доставить тебя до пункта назначения, а от туда уже на вертолетах на базу. У военных все просто и понятно. Есть приказ - значит нужно его исполнять, нет приказа - значит можно отдыхать. Но на войне не все так просто, приказы могут быть отданы со скоростью летящей пули, и ты должен сориентироваться быстрее, чем эта самая пуля тебя убьет. Все просто, все легко. И все понимают самую главную задачу - нужно выжить, любой ценой, любимы методом, но ты должен выжить, не пасть от вражеской пули, не стать очередным именем и фамилией в списке погибших. Ты обязан выжить и воевать. Все очень просто, как два пальца об асфальт, которого в этих краях плавиться на сорокаградусной жаре, а пот стекает быстрее, чем ты успеваешь стереть его со лба, и вся маскировка летит к чертям, потому что соленые потеки ее смывают. Тут все просто. Или ты или тебя, третьего не дано.
Приказ идти на штурм города приходит на рассвете. В приказе ясно дана цель - взять город., начало штурма в 12:00, в самое пекло, когда солнце стоит в зените, когда жарит так, словно ты на адской сковородке. Но приказы не оспаривают, потому что то не принято, это не правильно. Каждый собирает свое снаряжение. Риччи в том числе. Он снайпер, ему нужно двигаться в конце колоны, выбрать место по удобнее, а еще лучше по выше, и залечь на дно. В идеале, каждая пуля выпущенная ним, должна попасть в цель. Это просто, это он умеет. Смотреть на врага через прицел, это легко и просто. он уже знает как будет вести огонь. Выстрел, на смену позиции всего пол минуты, и снова выстрел. В среднем по одному врагу за минуту. Максимум две, но это рискованно, можно засветится и умереть. А он слишком молод для этово. Его прикрывает напарник, тоже снайпер, залег в другой точке. Они будут чередоваться. Это правильно, это хорошо.
Штурм начали как по расписанию, стрельба во врага, враг в тебя, ты уходишь от пули, все как всегда. В Голливуде любят снимать кино про войну, но это так отличается от фильма. Тут все по настоящему, и запах пороха и вкус крови. Тут все иначе. Тут все проще. В прицеле капитан, дает приказ сняться с локации и идти в город. Он идет, ему приказали. Рассредоточиться, встреча на базе, на следующий день. нужно зачистить город, такой приказ.
Тихое движение вперед. Солнце в спину, не удобно, лучше бы оно било в глаза, тень не выдавала бы приближения. Он заходит в один из домов, проверить, потому что показалось увидел движение в окне. Дом простой, низенький, обычный. Полутемный коридор. дальше дверь в спальню. Он ее толкает. Перед ним стоит малышка, на взгляд года три, максимум четыре. Он опускает оружие и достает из кармана сникерс. Да, такое найдется у военных, помогает взбодриться. протягивает малышке и жестами объясняет, что она должна вести себя тихо. Он любит детей, хоть и вырос в детском доме. Но это не до конца вымыло из него человечность. Девочка кивает и прячется под кровать. Парень выходит из спальни и идет дальше. Дом относительно чист, по крайней мере нету вооруженных экстремистов, можно уходить. В окне, на улице видит движение, мужчина, одет как местный, подозрительная траектория движения.
Риччи нагоняет его у очередного поворота.
- Стоять! Руки вверх! - почти командный голос. Мужчина одетый как маджахед поднимает медленно руки, - Медленно повернись, - Риччи знает что это глупо, Риччи знает, что поступает как идиот. Но он не способен застрелить безоружного человека. Он солдат. Он хороший солдат, но он еще и человек.

0

3

"А что будет, если два раза испугаться до полусмерти?"

   Жара. В рюкзаке томится свежая партия первосортного героина. С этой мыслью Кристофер Коул облизал пересохшие и потрескавшиеся губы и по привычке похлопал по карманам моджахедской одежды в поисках баклажки воды. Но это было бесполезно, потому что даже сам парень помнил, что умудрился выдуть её ещё утром. Недовольная гримаса показалась на молодом лице. Крис уже час шатался по обстреливаемым и бомбардируемым улицам Эль-Фаллуджа, пытаясь найти выход и не быть пойманным ни той, ни другой стороной. Во-первых, моджахеды могли расстрелять, даже не задумываясь, потому что еретик носил одежду борца-исламиста, да и вообще они довольно вспыльчивые ребята, учитывая тот факт, что парень не знал их языка и не мог с ними в случае встречи даже договориться, а махать руками было весьма черева-то последствиями, во-вторых, американцы могли легко взять его в плен, а там уж и до суда за наркодилерство недалеко, да и за измену Родине по голове не погладят, в-третьих, учитывая состояние Криса, молодой человек не дотянет не то чтобы до границы, но и до окраины города, где его ждёт машина. Короче говоря, положение его было плачевным, учитывая ещё и вероятность простой смерти от шальной пули или, что хлеще, бомбы. Парень в изнеможении свалился на разгорячённую землю, оперевшись крепкой спиной о стену какого-то захолустного домика. Вся эта ситуации начала давным-давно изводить его, так что Коул театрально воздел руки к небу и, картинно закатив глаза, начал причитать одними губами так, чтобы его никто не услышал. Кроме Бога, разумеется. Да нет, он не молился. Он чёртовски скверно ругался и жаловался на чокнутого мафиози из Австралии, который сейчас либо с девкой трахается, либо алкоголь гложет, но Крис надеялся, что тот сейчас в жёсткой героиновой ломке. При этой мысли парень дьявольски улыбнулся, обнажив ряд безупречных белых зубов, как это делают Голливудские кинозвёзды. Но мимо внезапно просвистела пуля и вгрызлась в стену халупы. Улыбочка тотчас покинула лицо Кристофера, который с каким-то непониманием поглядывал на небольшое углубление в стене. «Два сантиметра и я труп», - непонятно отчего захихикал Крис и снова пошарился в своей одежде, вздохнув с неудовольствием. В конце концов, он сюда приехал не подыхать, а моджахедов в случае чего можно и подкупить героином. 

   С такой оптимистичной мыслью молодой человек поднялся с места, прямо-таки ползя вверх по стене, и отряхнул те лоскуты, что моджахеды называли одеждой. Коул упёр руки в бока и огляделся по сторонам. С виду его поведение каждый трезво мыслящий человек мог бы назвать ненормальным, ибо в военных обстоятельствах так неосмотрительно себя не ведут, стараются скрыться и вообще быть незаметным, но Кристофера, по-моему, это нисколько не беспокоило, потому что он двинулся через задворки города блуждать дальше, подвигаясь уже к окраине. И тем не менее прямая спина, слегка ленивая, вольготная походка, привычка держать подбородок высоко поднятым, а шаг иметь какой-то особенный, танцующий. Эта одежда, да и место тоже, едва ли шли ему, потому что ему более подошёл бы какой-нибудь светский приём, хороший костюм и рюмка конька или бокал шампанского. Но, тем не менее, это была настоящая война, где не до игр, бесед и прочей лабуды. Только вот попробуйте это объяснить ему, так спокойно шагающему по улочкам Фаллуджи. Казалось бы, что он совершенно не устал, но это не так, парень по привычке старался не выказать ни того, что у него была неудобная одежда, ни тяжести рюкзака с героином, ни жары, которая заставляла пот струиться маленькими ручейками по волевому подбородку и орошать взмокшую одежду. Как он сюда попал, этот молодой человек с американской внешностью, гладко выбритый?

   Всё предельно просто. Этот человек – помощник австралийского мафиози, поставки наркотиков которому задолжал иракский наркоторговец по причине боевых действий, проходящих в стране. Конечно, на это дело можно было бы отослать какого-нибудь менее значимого в синдикате человека, но вопрос был в довольно увесистом объёме героина лично для главы мафии да притом отличнейшего качества, плюс ко всему, как уже было сказано выше, мафиози не отличался широким форматом мышления, а потому совершенно спокойно пнул под зад Кристофера Коула, молодого парня, присланного к нему из Калифорнии для ведения дел в казино. Но кого волновал тот факт, что парнишка ничуть не увлекается оружием, шпионажем и вообще мало хочет играть в Итана Ханта в другом формате. Короче говоря, Коул добирается до границ Ирака со всеми удобствами, а там уже едет на дребезжащих машинах в сопровождении моджахедов. Весьма интересная поездочка, особенно если посчитать килограммы песка, что умудрился наглотать Кристофер, который только потом начал прикрывать лицо тканью. Однако получение героина, передача денег и другие формальности прошли без сучка и задоринки, но, когда встал вопрос о возвращении в Австралию, наркобарон пожал плечами и посоветовал ему отправиться в Фаллуджу, на окраину города, где можно найти оставленный для Криса автомобиль. Делать нечего: вокруг война, а светиться нельзя. Ему повезло, что он не задержался так долго у мафиози, потому что тех через несколько часов уже пристрелили американские военнослужащие, вступившие в перестрелку. Таким образом, Кристофер тащился целый день к окраине города, петляя по улицам и ускользая от военных, моджахедов и вообще людей.

   Парень опять прислонился к стене, закинув голову наверх и жмурясь от палящего солнца. Невыносимо жарко, так жарко, что ноги уже выскальзывают из неудобной обуви, но ступить ими на раскалённую пустынную землю нельзя. Кристофер отёр потное, успевшее загореть лицо платком, который засунул в карман, вновь похлопал по бокам и улыбнулся недовольной улыбкой, вздёрнув правую часть верхней губы, и прикрыл глаза, пытаясь получить хоть какую-то минуту спокойствия. Неспешно приоткрыл глаза, и внезапно зоркий молодой взгляд выхватил фигуру в американской форме, бесшумно двигающуюся в доме напротив. Кристофер спешно отодвигается от стены и продолжает движение, но уже слегка пригнувшись и прислонившись к стене дома. На лбу выступили крупные градины пота уже не от жары, а от волнения, чувства опасности. Зубы как-то автоматически сжались, чуть слышно скрипнув во рту. Да, положение было не шуточное, учитывая, что армия США неплохо вооружена и не намерена щадить врага. Вот поворот. Теперь, кажется, опасность миновала, потому что соперник остался за углом. Крис прибавил шага и привычно выпрямился. Но внезапный голос разбивает едва ли не радостное настроение Коула. Да, он пойман в ловушку, сейчас его либо убьют, либо уведут в плен, а оттуда прямым рейсом в тюрьму. Парень присвистнул про себя, на удивление восстанавливая дух и настроение до какого-то шуточного. Он что, дурак, не понимает, где находиться и что делает? Накурился, пьян? Ему вся жизнь – игра? Да вполне возможно, никогда не знаешь, что от него ожидать. Кристофер послушно поднял руки как и требовал то незримый враг и уже готовился мысленно припоминать всех своих бывших любовниц и подсчитывать деньги, воображать себе надпись на могильной плите, если она вообще будет. «Кристофер Ли Коул. Девятнадцатое, десятое, тысяча девятьсот семьдесят девятый, тире, десятое, одиннадцатое, две тысячи четвёртый год. Погиб в бою за героин,» - он хихикнул, - «Нет уж, тогда мне нужен памятник в честь борца за героин. Я же приношу людям радость. И счастье. Вместе в героином». Парень услышал следующую фразу и слегка удивился бесшабашности и церемонности американца, но решил не медлить и послушно повернулся, жмурясь от ослепительного солнца. Фигура, которая стояла перед ним была выше его и более развитой физически, по крайней мере, Крис увидел это по очертаниям тени соперника. Солнце всё ещё больно бьёт по голубым глазам, но парень уже разглядывает того, от кого на данный момент зависит его жизнь. От такой мысли ему захотелось захохотать, пусть даже перед смертью, напоследок огласив этот бренный мир слегка сумасшедшим смехом. Но Кристофер сдержался, навесив себе на лицо серьёзную и даже какую-то покорную мину. Его уже мало беспокоил героин за плечами. Хотя, нет, может быть, напоследок ему разрешат затянуться. Ну, в качестве анастезии от смерти. Смешно: «анестезия от смерти».

Отредактировано Christopher Cole (2012-01-09 01:13:26)

+1

4

На войне вообще все просто, по крайней мере делается все, что бы казалось простым. Есть враг, есть ты и есть приказ сверху этого врага уничтожить. И ты не должен думать, а кто он, а что он, а что сделал не так, почему есть приказ, кому это надо и надо ли вообще. Все просто, все почти просто. до тех пор, пока ты не включаешь мозги, не задумываешься о том, почему положили столько народа, закрываешь глаза на то, что в бомбардировках гибнут мирные люди, женщины дети. Ведь это никого не волнует. в новостях передадут что мирные жители погибли не на прасно, это необходимые жертвы и каждое имя не будет забыто. на деле, через час уже никто не помнит о том, что было там. На базе они опять будут подсчитывать скольких уложил каждый, а его и Майкла попросят не вмешиваться, ведь снайпер всегда знает точно, сколько людей полегло от него.
А Ричард уже не считает. запутался, запнулся и забыл сделать зазубрину, сколько их? Двадцать? А может все сорок? Кто их всех знает. Пули он не считает, магазины тоже. Что дают то и получает, почти идеальный солдат, почти идеальный стрелок, без промашек. Его пуля как минимум рана, как максимум смерть. И видит в прицеле он, как душа раскрывается на встречу свинцу, видит и не может оторвать взгляд. Это слишком затягивает, слишком пьянит, и ты отключаешь мозг, чтобы не сойти с ума, и твоя совесть глубоко в тебе спит непробудным сном, чтобы не услышать "вали".
Парень, именно он, поворачивается и почти кривит рот в усмешке. Жмуриться, солнце бьет ему в глаза. Ричард скользит по фигуре. Оружие нету, лишь рюкзак. Проводов тоже не видно, хотя в этой одежде, наверное, можно спрятать и не такое. Убивать за ничто? слишком глупо, слишком жестоко, нужно дать шанс, тем более парен вроде как из своих, хотя по загорелому лицу и не поймешь. Да и гладко выбрит, хотя не показатель, он встречал иракцев без бороды. Но ведь понял приказ, но пойди ослушайся командного голоса. Столько вопросов, и ни одного ответа. А медлить нельзя.
Надо проверить рюкзак.
Проскочила мысль и скрылась за горизонтам сознания. Мысленный кивок себе самому и слова слетаю с пересохших губ. Нет, ему не страшно умереть, просто тут слишком жарко.
- Назовись. Что в рюкзаке? - не по уставу. Ох не по уставу он действует. Но ведь его никто не видит сейчас, значит можно чуть чуть поиграть в жизнь и смерть, чуть чуть, совсем немного. может ему и не придется пускать пулю в молодого человека, у которого еще вся жизнь впереди, лишь бы только он не сглупил.
Ты же не хочешь умирать. Никто тут не хочет умирать, потому что смерть это страшно, я знаю, хотя и не боюсь. Наверное, не боюсь. Давай не глупи, пойди на контакт и тогда, возможно, я отпущу тебя и буду смотреть как ты убегаешь. Только прошу, не глупи, не надо...

0

5

Christopher Cole покинул форум. Флеш в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Искусство ведения войны построено на обмане